Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:04 

Следуй за белым кроликом (с).
Облака, зайцы, люди.
Начало: yferf31071991.diary.ru/p212832668.htm
1.: yferf31071991.diary.ru/p212844350.htm
2.: yferf31071991.diary.ru/p212868670.htm
3.: yferf31071991.diary.ru/p212899484.htm
4.: yferf31071991.diary.ru/p213043103.htm

Ничего не изменилось. Король и девочка удивленно оглядывали двор, но улитки по-прежнему маршировали, облачко скользило, а косой стоял на площадке, напряженно вытягиваясь.
- И что это было? - нахмурился король.
- Проверка, - ответил заяц.
- Чего же? - повёл бровью ваше высочество.
- Того, насколько крепко вы срослись со своими ролями.
- О чём ты, косой? - грустно спросила девочка.
- Ну как же. Вы ожидали, что что-то случится. И ты стала грустной и серьёзной, а король напряжённо-добрым. И...
- Заяц, - горько усмехнулся король, - я тебе уже говорил сегодня: "Ты слишком самонадеянный". Это не хорошо и не плохо, меня только огорчает то, что других ты видишь глупыми и ничего не разумеющими.
- Но сегодня мы ни до чего не договорились! - воскликнул серо-белый.
- Возможно, в твоей голове и нет... - вздохнула наездница.
- Т.е. я опять не понимаю, в чём ты меня упрекаешь, - как-то весь сник косой.
- Элигод упрекает тебя в том, что сама в себе пока не изжила, - тихо пояснил король. - Она говорит тебе: "Заяц, не только ты видишь за масками кого-то другого. Грустного ли, серьёзного ли. Поэтому заведомо странно пытаться вывести другого на чистую воду, считая, будто только ты знаешь правду. Это как говорить волку, притворяющемуся зайцем серым: "Ты волк, дружище!" Но я утверждаю, что и Элигод подобное не чуждо. В противном случае, она бы сюда не явилась.
- Это ещё почему? - уточнила девочка.
- Потому что ты судишь по поступкам, наклеивая на каждый этикеточку "хорошо" / "плохо". Когда "плохо" становится так много, что твоя лодка начинает тонуть, ты отправляешься спасать человека. Или мир - от этого человека. Забывая о том, что это лишь твой взгляд, что он направлен - выражаясь словами зайца - на маску.
- С каких это пор поступки здравомыслящего человека мы прикрываем этим словом? - возмутилась Элигод.
- А с каких нами завладел сюжет? - тихо спросил король.
- Нет, ну вы-то, может, и понимаете друг друга, а я-то нет! - встрял заяц. - Можно как-то попроще говорить?
- Боюсь, что нет, - ответил король. - Впрочем, я попытаюсь.
Я король, живу в замке, управляю жизнью своего народа. Могу завоевать кого-нибудь, могу очаровать принцессу. Всё это сюжет, сложенный из совокупности моих действий. Ты можешь думать, что считаешь: воевать плохо. Тогда организованный мной поход будешь видеть исключительно в чёрном цвете. Но что действительно стоит за этим походом, ты не знаешь. Равно как и как лично я отношусь к войнам, к жизни и смерти и прочее. Судишь прежде, чем знаешь, - то, о чём я (и не только я) пытаюсь тебе сказать. Но, впрочем, пора заканчивать душеспасительные беседы.
- Стража! - зарычал король. Появились ратники, прошли сквозь невидимую стену - будто и не было её никогда - и арестовали девочку. К зайцу никто не прибли зился, к облачку тоже. Улитки продолжали маршировать.

***
- Облачко, ты умеешь говорить? - спросил заяц, тяжело вздохнув, когда площадь опустела. Облачко, как и предполагал косой, не ответило ни слова.
- Вот видишь... - промычал серо-белый. - А я не знаю уж, что мне и делать.
- Ты понимаешь, о чём они говорят? - спросил он немного погодя.
Облачко не пошевелилось.
- Вот и я тоже... Знаешь, мне иногда кажется, что они не очень-то правы. Т.е. я ведь не возьмусь отрицать; разумеется, я слишком самоуверенный, и очень узко мыслю, и вообще. Но они же не просто указывают мне на это, они колются! Как же это объяснить, облачко... Ну вот я, например, обращаюсь к тебе: облачко. Я не имею в виду ничего при этом, кроме констатации: ты ведь и правда оно. Но у этой констатации чёткие границы: ты ещё облачко, но уже не тучка. Так и тут. "Ты глупый, заяц. Точка", - вот что слышу я. Ни намёка на чувство, зато крепкое ограничение. Как же оно так?
Косой вновь вздохнул, но облачко как замерло, так и не шевелилось.
- Да ладно. О чём это я, в самом деле? - натянуто улыбнулся косой. - Давай полетаем? Спустишься?
И облачко вдруг начало снижаться.

@темы: картинки у меня в голове

02:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Я довольно давно не считаю, что кто-то может быть рад или не рад меня видеть.
Частью потому, что никто ничего мне не должен, частью потому, что я сама не вижу в себе ничего интересного.
Я могу выслушать, могу что-то сказать, могу поехать с кем-нибудь куда-нибудь - но в моей системе координат это как приготовить поесть или спать уложить; всякий это может, но во всяком есть что-то кроме (что-то, чем он может поделиться, чем может порадовать, согреть), а во мне, на первый взгляд, одни дыры.
Эту штуку внутри себя я называю кризисом доверия (или эгоизмом в высшем его проявлении).
И только-только начинаю догадываться, как можно было бы из оного выйти.

Мне очень странно бывает, когда вдруг как будто оказывается по-другому.
Иногда мне представляется, что это по ошибке, что это иллюзия, от которой я вскоре очнусь, - и далее по тексту.
Иногда мне ничего не представляется (не успевает). Я иду и доверяю. Поначалу в ответ, а потом и просто так.

Приезжает Хельта - и время принимается течь в каком-то ином направлении)
Оказывается, что идти через мост по бордюру - довольно специфично, потому что ветер норовит сдуть прямо на трассу, и нужно включать координацию почти на полную мощность.
Или что во дворце творчества юных помпезно, но красиво (и хороший туалет))
Или что продавцы в магазинах моют персики просто так (хотя, если бы не, ты бы купил у них воду; очень радостно, когда случается подобное).
Или что можно приехать в Петергоф чуть больше, чем на час, а ощутить, будто на полдня, по крайней мере.
В этом месте я сделаю ремарку про Петергоф.

Обычно я называю этот город городом дорог (или даже дорогой как таковой).
При этом добавляя, что более чуткого пространства я не знаю.
Однако же из песни слов не выкинешь.
И стоит понимать, что то, что сейчас Старый Петергоф (та половина, которая ближе к заливу, точно, но вполне вероятно, что и вторая; формально они разделены ж/д), - т.е. сравнительно небольшой участок, усыпанный советскими новостройками, - выросло на руинах ВОВ.
Как пишут, Старый Петергоф был величественнее Нового, однако от него осталось ни-че-го.
В сочетании с той самой невероятной чуткостью.
... Так бывает.

Петергоф высылает нам автобус, и мы оказываемся в Автово в момент, когда поезда в центр уже не едут.
Мне хочется подсократить наш путь, но я только примерно знаю, как, поэтому мы сначала оказываемся в усыпанном предприятиями районе (с гордым таким ветряком, отмеряющим шаги ветра), а потом - совершенно неожиданно для меня - врезаемся в ж/д. Меня по ряду причин мучит совесть, но не поворачивать же :)
... На ж/д ночью славно. Где-то скользят рабочие, где-то пробегают поезда, но чаще ты оказываешься наедине с мирно спящими составами. Что по-своему атмосферно и красиво.
Мы неминуемо приближаемся к Балтийскому вокзалу (с которого ночью непонятно, как выходить, потому что он закрыт же ж), как вдруг нам навстречу попадаются железнодорожники (судя по их внешнему виду, начальники оных). Они подсказывают нам, в какую сторону можно пойти, дабы выбраться из этого тупика. И мы выбираемся.
И это настолько невообразимо (для меня в тот момент) и радостно, что попробуй словами передай :)
(Т.е. я ведь очень боюсь замкнутых пространств, особенно растянутых в пространстве. И в какой-то момент теряю в них надежду на то, что в принципе когда-нибудь выберусь. А тут вдруг раз - и очередная дорога в никуда выводит в живой_город!! Это прямо счастье))

По пути забираемся почти на крышу какого-то заброшенного здания.
С неё, с одной стороны, открывается отличный вид на окрестности, а с другой, ещё сильнее ощущается эта заброшенность, ветхость, мертвенность всего вокруг.
Здорово!)

Стыдно за свои страхи очень.
Легко ощущать себя рыбой в воде в городе; но стоит выпасть из привычной среды в неизвестность, в ничего_не_гарантировано, как все неверия и малодушия как на ладони.
Жуткая картина.
Не менее жуткая, чем заброшки уже в городской черте днем ли, ночью ли.
Я не умею чувствовать блокаду, однако больные это места очень.

Я могу продолжить рассказывать про внешнее, но не буду, потому что не в нем дело.
И не в том, какие чувства я испытывала в той или иной связи.
Приезжала Хельта - и это было важно и радостно.
А прочее пусть побудет за скобками. Покамест.

Про петербургские рассветы.

@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, тяпкой в душу

02:24 

Следуй за белым кроликом (с).
3 года я проработала на кафедре немецкого языка - и вот трудовая снова у меня на руках.
Это, скорее, грустно, чем радостно - но, как и в случае с защитой, это своего рода завершенная глава, в которой нужно найти смелость поставить точку.

Да, обидно, наверное, в каком-то смысле.
По крайней мере, несколько дней назад Оля говорила мне, что это ненормально, когда про своё увольнение узнаешь от сотрудницы отдела кадров.
Я удивлялась (я была уверена в том, что это нормально), мне становилось хуже, и хуже, и хуже, потому что я привыкла прожевывать боль внутри себя.
А тут, вроде как, приходилось вытаскивать её наружу при другом человеке, но не плакать, а улыбаться.

... Важно просто понимать, что так функционирует система.
Когда-то ты работал на неё, потом был в жёсткой оппозиции, а последние года полтора-два - в параллельном измерении.
Ты учил студентов немецкому, а радовался, когда удавалось что-то сказать о любви.
Ты был с кем-то строг, с кем-то мягок, но ничто не воодушевляло тебя так, как честность; которую они сами в себе нащупывали; с которой стучались, потому что не боялись тебе доверять.
Ты не позиционировал себя как человека, который в какой-то области знает чуть больше; да что уж - ты не стремился никого ничему научить (разве только провести, если была в том потребность); но вы все просто шли рядом, и у вас одинаково ярко загорались глаза, когда что-то вдруг получалось.

А ещё ты тихо обходил десятой дорогой все заседания кафедры, курсы повышения квалификации, выяснения отношений.
Но последние всё-таки существовали (пусть и в параллельной реальности) и наступили тебе на хвост, пока ты раздумывал, в какую сторону теперь прыгать.
... Рано или поздно это должно было случиться.
Ибо ничто так не разрушает систему как отсутствие оной в параллельной реальности.
Но какой же системе это полюбится)

"Carpe diem" - то, о чём я забыла рассказать своим студентам.
Я очень надеюсь, что они теперь сами с этим разберутся и будут и впредь стремиться становиться хорошими людьми, что тот корабль, который мы мы с ними совместно вели, не потонет ни в разочарованиях, ни в беспечности, ни в равнодушии, ни в страхах, но будет гордо идти через самые опасные бури.
Пусть на него приземлится отважный капитан!..
А я полечу дальше.
Посмотрим, куда выведет меня мой путь.
Но как бы там ни было, я продолжаю его с благодарностью и улыбкой.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

01:30 

Следуй за белым кроликом (с).
Суть ночи сказок для меня не в читаемых сказках, но в переплетениях разных пластов реальности, которые - в свою очередь - образуют новую реальность.
Она создаётся на твоих глазах - и бесстрашие, с которым она это делает, восхищает.

... Мы уезжали из Ясенево на автобусе.
Его довольно долго не было, и за это время на остановку пришла девушка.
Они с Хельтой разговорились - и вот уже Юля спонтанно едет с нами.
В это не верится поначалу (мы ведь на ночь в лес, а она просто возвращалась из Битцевского лесопарка к себе домой днем в субботу), но Юля не боится ни незнакомых людей, ни их планов, и ведь и правда не поворачивает!..

Из подобного рода историй сплетаются эти 2 дня.
Настолько крепко сплетаются, что ночью в воскресенье я понимаю, что потерялась во времени)
Точнее даже, выпала из него напрочь.
Иными словами, то, что свершалось, свершилось.


А свершалась дорога.
Та самая, что начинает случаться в поезде, в котором отправляешься в горный поход (когда и очень страшно, и предчувствуются трудности и опасности, но в то же время радостно и свободно, и ты ходишь на остановках собирать бересту, а потом почему-то разговариваешь с мужчиной, который набивается к тебе в попутчики, а потом находишь ответ на вопрос, не дающий покоя, и т.п.); та самая, что почти синоним автостопа.
Эта дорога не про удачи/неудачи, не про чёткие планы/полнейшее отсутствие оных, но про едва уловимый баланс между полюсами. Про "не знаю, что меня ждёт, но полностью ему доверяю" [не доверяюсь - доверяю]. Про движение вопреки (которое, конечно, не вопреки - но нам зачастую понятнее такая метафора, ибо мы слишком привыкли к комфорту в любых его проявлениях).

... Мы долго блуждаем в поисках места для стоянки.
Не попасть в лес там, где мы собирались в него попасть.
А там, где не собирались, - бурелом и болота.
Командный дух тускнеет; где-то рождается усталость, где-то почти протест.
Но самоотверженность Хельты, кажется, горы способна свернуть.
И мы не сдаёмся и находим место для стоянки.

Быстро ставятся палатки, разводится костёр, варятся супы.
Постепенно доходят те, кто шёл самостоятельно, а поляна меж тем превращается в сказочное ущелье.
Вокруг много-много фонариков и свеч и других украшений, развешенных / поставленных бережно, с любовью - и вот уже пространство становится ближе; стираются границы между лесом и нами.
Рождаются уютные дорожные разговоры, трещат дрова, разгорается закат.

Уже ночью начинается непосредственно ночь сказок.
И поначалу она тоже как будто не вполне оформленная, этакими разношерстными мазками (как когда художник только делает набросок, и ещё один штрих, и ещё), но в какой-то момент у неё появляются более определённые, ясные черты, и уже не страшно, и очень, очень крутые вещи рассказывают те, кто сидит в кругу.


Под утро мы отправляемся радоваться рассвету призывать дождь :), провожать уезжающих, гулять по окрестностям и натыкаемся на заброшки. Моя мятежная сущность не может не подговорить тех, кто идёт впереди, свернуть к вышке.
И мы сворачиваем, и обнаруживаем не очень надёжную, но визуально достаточно крепкую деревянную лестницу, ведущую в небеса на нижнюю платформу.
Мне кажется, что я по ней не заберусь (а если даже заберусь, то не спущусь), но надо же проверить как не попытаться.
Оказывается, что это не страшно - после подъёма по вертикальной лестнице на Котлине.
Разница в том, как падать будешь.
С вертикальной - спиной вниз (что совсем, совсем не радует)).
С наклонной - в другую сторону.

Но выше нижней платформы добровольно лезть я не соглашусь (там подрезана лестница, и подняться мне, может, и можно, а спуститься совсем никак), поэтому очень радуюсь, когда мы добираемся до заброшенного пятиэтажного дома, на крыше которого можно дышать полной грудью, любоваться лесом внизу и на уровне глаз и радоваться местным берёзкам и ёлочкам. Как они тут оказались, почему?.. Этакий глоток света)


А там и до озера недалеко.
И можно пройти по каркасу моста, остановиться у кромки и любоваться далью, и слушать, как капли стучат по воде, и молчать... А потом Хельта начинает бродить по балкам, и ты с грустью осознаёшь, что пора.
Я честно не боюсь высоты, как ни пытаюсь :), но перспектива идти по узкой балке очень сильно меня не радует.
Делаешь шаг - и накрывает ужасом. Не тем, конечно, с которым встречаешься на середине какого-нибудь бревна (хождение по бревнам - процесс динамический; там каждый новый шаг не равен предыдущему, т.к. брёвна редко бывают устойчивыми), но всё-таки с довольно хорошо ощутимым. Который про "а давай не пойдём здесь? тут ответственность, тут ты можешь упасть... к чему эти нервы?", про ноги, которые дрожат, про настройку внутри, благодаря которой удаётся преодолеть страх и сделать шаг. И с одной стороны, это всё очень не радует (а что же на брёвнах-то будет при таком раскладе?..), но с другой, преодолеть такого рода страх, по ощущениям, как лопнуть шарик. Чувствуешь себя при этом живым)

... Я сейчас опять малодушно отражаю внешнюю сторону. Тогда как для меня эти 2 дня были про что угодно, только не про неё) Но как передать интонацию, если не умеешь образовывать звук?..

После своих угольных приключений я отправилась на озеро за водой для мытья посуды.
И, вроде, никуда больше не собиралась изначально, но решила свернуть (в ту сторону, в которую мы гуляли утром).
Затем, впрочем, передумала и решила повернуть к лагерю, после того как проедет встречная машина.
Меня довольно сложно удивить, но того, что эта машина остановится рядом со мной, и из неё выйдет Хельта, я определённо не ожидала))
... Ребята, которые пришли в лагерь вскоре после нас, рассказывали про тачку (или телегу?), которую мы якобы везли. Не знаю, что там была за телега, но это была интересная интерпретация :)


Уже вечером Дима вёз нас сквозь странные развязки и пробки, по мостам и мимо мороженщиков.
И привёз-таки к той станции, на которой расположен мой московский дом.
И в этом, конечно, нет ничего странного; но в то же время столько растерянности появляется внутри.
Это почти как уезжать из Москвы в Питер, так и не доехав до Красногорска, однако проезжая мимо оного на ночном автобусе.
Неловко, нелепо, совестно.

... Очень разные настроения, интонации, состояния души.
Очень разные одни_и_те_же_люди в различные моменты времени.
И очень много благодарности и любви внутри.
За такое чудесное чудеснживое волшебство.

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

21:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Очень странный сегодня день.
Приходишь домой рано утром, включаешь свет в коридоре - и лампочка вдруг взрывается, рассыпаясь на множество осколков.
"Хорошо, - думаешь ты. - Подремлю часик, потом верну в квартиру свет" [ибо пробки, конечно, вышибло, и электричества нет нигде))].
Засыпаешь - и снится тебе сон во сне во сне.
Жутковатая штука, суть которой заключается в следующем.

Ты смотришь фильм про себя в своей комнате, просыпающегося. Веришь в то, что этот фильм - реальность, но в какой-то момент (вскоре после того, наверное, как ловишь уличную крысу у себя на диване голыми руками) осознаёшь, что это сон. Т.е. прямо - по физическим ощущениям - просыпаешься, делаешь выводы о состоянии собственной души, понимаешь, в какую сторону нужно меняться. Но осознаёшь ты это, пребывая в другом цикле этого же самого сна. Т.е. да, ты осознал - но опять крыса, опять соседка меняет лампочку в коридоре, опять поначалу ты во всё это веришь.
"Да что ж такое? - думаешь ты про себя. - Как мне из этого замкнутого круга выбраться?"
[Будильник, кстати, не помогает; ты его выключаешь и проваливаешься во всё это великолепие опять].
... Ты бултыхаешься в этом пограничном состоянии до того момента, пока в рамках сна не осознаёшь наличия у себя (не в пространстве сна! а в принципе) в голове некоторых глупых страхов, не понимаешь, что бояться там нечего (ну нет ничего страшного, например, в коротком замыкании для человека, который самостоятельно менял коротящую розетку), и не преодолеваешь - там же, в пространстве сна - этого всего.
Только после этого ты, наконец, просыпаешься на самом деле - не совсем тем, кем засыпал.

На защите ты единственный без презентации и подготовки.
Защищающиеся все такие серьёзные - а ты смотришь на комиссию и понимаешь, что зря они так нервничают.
Т.е. члены комиссии и вопросы задают, и придраться к чему-то могут - но это такая не очень искусная игра.
- Ну что, как? - спрашивают у меня в перерыве мои коллеги.
- Да никак, - отвечаю. - Во-первых, я не готовилась, а во-вторых, я не помню половину замечаний рецензента (т.е. не знаю, на что мне предстоит отвечать).
В итоге я на него же нападаю в процессе; считается, что так делать категорически нельзя, но я не могу согласиться с тем, что гибель и уничтожение - это одно и то же (понятно, что он этого не имеет в виду, и вообще его комментарий про другое, однако я не могу закрыть на это глаза).

- Что же ты не сказала, что у тебя нет презентации? - спрашивают мои коллеги же после защиты. - Мы бы могли тебе в перерыве её сделать. Это занимает меньше, чем 30 минут.
- [Да я бы сама могла её сделать за те же 20-30 минут]. А зачем она? Какой в ней смысл?
- Ну... это такая необходимая формальность. А так никакого.
- Ну вот поэтому у меня её и нет.

В итоге мне почему-то ставят 5 (и почему-то это вновь никого не удивляет, кроме меня).
- Тебе сразу нужно было сказать, что ты читаешь немецкий готический шрифт! Это же так круто!.. - восклицает Аня.
[Про него упомянула моя научница, и мне было совсем непонятно, зачем].
- [Русскую скоропись 17-18 вв. разбирать намного сложнее, нежели готический шрифт. Но ни в том, ни в другом занятии ничего выдающегося нет], - ответила бы я, но не ответила.
- И вообще. Если Егор [мой рецензент] так хорошо отозвался о твоей работе, она действительно крутая. Ты же столько ранее неизвестных текстов в научный оборот ввела!
- [О да. Круче не придумаешь просто. Да причём же тут это всё?.. Вы так говорите, будто вся эта игра имеет какое-то значение. Вам словно бы действительно важно, 5 вам поставят или 4, защититесь ли вы удачно или нет. Но вот меня спросили на защите, какова цель моей работы. И мне пришлось себя удерживать, чтобы не ответить: нет никакой цели. Мне нужно закончить начатое [обучение в аспирантуре], и вот я его завершаю. "Уточнить датировку памятника; изучить его языковые особенности", - сколько же в этом лицемерия!..]. Не знаю - не знаю. Егор вообще хочет статью в соавторстве написать. А я не хочу ничего писать. Правда, статья-то у меня есть ваковская, но её нужно доработать, и он готов этим заняться. Это нормально?
- Конечно. Это и называется соавторство.
- [Да? Но я же ничего для этого не делаю. Я не против того, чтобы он написал статью по моей теме. Только я-то причём?] Ну ладно.

... Прохожу через рынок, и взгляд цепляется за сказки Толкина.
- Ок, - решаю я. - Поздравлять себя совершенно не с чем, но эта та редкая книга, о существовании которой я не знала раньше, но мимо которой я не пройду. В конце концов... сегодня я закончила аспирантуру)
Что ж. Пусть так))

@темы: а - так, околофилологическое, распорядок жизни в коммуналке, сонная лощина

16:16 

Следуй за белым кроликом (с).
И ещё шаг в сторону.
В последнее время моё психологическое состояние крайне нестабильно, потому что я довольно остро переживаю свою неправильность.
Не в смысле "что-то со мной не так", но в смысле "я опять сказала, подумала, почувствовала, сделала что-то не то".

Когда я одна, я, в целом, обычно могу нащупать баланс.
Т.е. да, мне категорически не нравится то, что я делаю, но часто я могу объяснить и зачем, и почему пытаюсь что-то делать.
Тем самым, градус эмоционального напряжения удаётся понизить, и в общем, всё это оказывается не самоуничижением, но пониманием того, в какую сторону над собой целесообразна работать.

Когда я не одна, начинается веселье)
Потому что любое взаимодействие (в т.ч. и на мой взгляд) - это своего рода обмен сущностями.
И если я ловлю осуждение, или недовольство собой, или ещё что-нибудь такого порядка, я начинаю не любить себя на порядок сильнее.
Казалось бы, причём тут себя.
Притом, что ты снова не справился с собой (и, соответственно, транслировал что-то не то).
И вот теперь снова. И снова.

Всякий раз ты опаздываешь.
Видишь уже результат действия ли, слова ли, мысли (и они, конечно, тебя не радуют; и ты начинаешь бояться делать что бы то ни было, но бездействие - тоже действие)).
И никак не можешь повернуть колесо в обратную сторону.
Никак не можешь перегнать то самое время :)
Ибо перегонять его - занятие в корне своём бессмыленное.

Контрпример, дабы пояснить.
Мы пришли с папой в Пушкинский, его разозлил мой иномирный взгляд (так мне показалось, по крайней мере), и он спросил, не на 3-м ли я месяце.
Я ответила, что нет, он сказал что-то ещё в этом духе, и мы пошли на выставку.
... Мне не всё равно. Когда я слышу такого рода вещи от людей, которых я люблю, у меня внутри кое-что рушится.
Я не показываю этого никак, потому что а) да, они правы; я действительно не худенькая девочка б) я вижу, что это говорит не мой папа и, в общем-то, понимаю, чего хочет добиться тот, кто инициирует его это произнести в) если я на один маленький миг позволю этому вторгнуться, побродить по руинам моей башни, я перестану отвечать за себя; я и обидеться могу, и начать думать злое, и дать сдачи, и просто сосредоточиться сугубо на своих переживаниях, вместо того чтобы воспринимать выставку.
Я выбираю выстоять в этой волне, испытать весь спектр не очень весёлых эмоций и ни на секунду не перестать быть верной своей любви.

Это контрпример, потому что, чтобы так мочь, нужно мочь.
Когда по тем или иным причинам не можешь (ну... в случае с папой, там никаких эмоций никакого другого человека нет; это просто высказывание, цель которого - причинить боль; твоя задача - эту самую боль прожить внутри себя, а затем отпустить, ни в коем случае не перенеся попутно на другого; когда же у другого болит, очень трудно не поддаться соблазну испытать боль; одно дело - мысленно поддерживать человека, и совсем другое - заболеть самому (обычно это называют словом сочувствие); проблема в том, что толку от сочувствия нет никакого, ведь теперь тебе нужно прежде разобраться со своей болью, иначе взаимодействие будет состоять во взаимном причинении боли), начинается тот самый порочный круг, который рано или поздно доходит до ступени самоуничижения.
С неё взаимодействовать с людьми уже определённо нельзя (это то самоей сосредоточение на себе, которое есть зло почти в чистом виде).
И нужны, например, угли.

О хорошем напишу завтра.
Если доеду до Питера защищусь :)
Шучу. Нет тут такой логической связки.
Доброго вам дня)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

02:53 

Следуй за белым кроликом (с).
Я очень хочу рассказать вам про ночь сказок, но прежде расскажу про угли, по которым я не ходила 2 года, а сегодня решила вспомнить былое.

В принципе, хождение по углям считается духовной практикой.
Это довольно безопасное занятие (обычно почти никто не обжигается; но многое зависит от настроя того, кто идёт), тем не менее, зачастую оно представляется обыденному сознанию (в котором мы пребываем большую часть жизни) чем-то страшным, немыслимым и прочее.
Собственно, в осознанном преодолении этого страха, в твердом шагании по раскаленной поверхности и заключается практика.
Но ничего не бывает просто так)
Стоит понимать, что, как бы здорово и хорошо всё ни прошло, что-то внутри сгорит.
По мне, это скорее плюс, нежели минус, но иногда проходит ни один год, прежде чем ты оказываешься готовым с этим согласиться.
И это сильная душевная боль.

Но так бывает обычно (если вообще что-то бывает обычно).
Сегодня я отправлялась шагать по углям как на плаху.
Я хотела обжечься (частью потому что мне нужно было кое-что внутри себя сжечь, частью потому что мне нужно было выяснить, что там внутри со страхами, сознанием душевным состояним и пр.); точнее, я знала, что мне этого не миновать.
Особенно ясно я это поняла, когда не смогла взять уголёк в руки.
Т.е. взять-то я взяла - но обрела ожог на пальце (а уж это и правда немыслимое что-то).

Ну, собственно.
На той ноге, которой не повезло сделать первый шаг, у меня сейчас несколько пузыриков.
Я, кажется, вскрикнула тогда - было очень неожиданно остро больно.
И мне, конечно, не хотелось возвращаться на угли.
Но я вернулась.
И не ушла от кострища до тех пор, пока не убедилась в том, что могу преодолевать этот страх и ступать на угли твердо.
*Это ужасно, если честно. Почти как заставлять себя возвращаться на бревно, с которого только что чуть не упал (только тут-то ты упал как раз). Но в то же время очень важно. Потому что как второй шанс. Этакое прощение самого себя. Как "я даю тебе право на ошибку, даже если ошибка эта стоит для меня очень много. И я осознаю, что ты можешь ошибиться и во второй раз"*.

... Босиком потом ходить больно.
Не босиком ещё больнее почему-то, но боль довольно скоро переходит в сильный жар, и тебе даже перестаёт хотеться опустить ногу в холодную воду.
В общем, ничего страшного, с физической точки зрения)

С нефизической - сгорает, да.
То, что ты хотел предать огню, и наверняка ещё что-то впридачу.
И психическое состояние как на ладони.
*Как с этим великолепием куда-то далеко ехать, большой вопрос. Впрочем, как не ехать - ещё больший*.

Будем думать.

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так

02:59 

Следуй за белым кроликом (с).
В Эрмитаже мне очень не хватает итальянской живописи.
Т.е. она там представлена, конечно, но как-то (с моей точки зрения) грустно.
Этакое белое пятно.
И оно сегодня внезапно совершенно заполнилось у меня картинами с выставки "Венеция Ренессанса" в Пушкинском.

Выставка прекрасная.
Мало того, что она визуально очень красивая, - она невероятно живая.
Т.е. практически каждая картина там говорит; не просто когда её спрашивают, но в принципе.
Так что в какой-то момент ты чётко ощущаешь себя в храме; очень хочется упасть на колени (потому что такой силы эмоции) - вместо этого про себя читаешь "Отче наш".

Дело не в религиозных сюжетах, хотя они, безусловно, играют немаловажную роль во всём этом.
Дело в мощи, которая исходит от этих полотен.
В том, что стоишь напротив "Саломеи" Тициана, а внутри всё прочищается.
Ты любишь, чувствуешь, что любишь и что никогда не переставал, - и становится легче.
И глубже, и увереннее.

На первый взгляд, странно, что это происходит именно там.
Саломея с головой Иоанна Крестителя в исполнении Тициана, конечно, очень напоминает Мадонну.
Мягкие цвета, нежные линии, композиция.
Но при этом... скорее, ощущаешь любовь Иоанна Крестителя к ней.
Ничего не требующую, всепрощающую, словно бы отражающуюся в облаке за окном.
Т.е. я, кстати, не могу сказать, что сама Саломея непричастна любви.
Но в её любви меньше мудрости.

... И вот я говорю Саломея - любовь, любовь - Саломея.
Но именно это и хочу сказать)
В картине Тициана не содержится осуждения.
Она очень надличностная и всепрощающая.
Она... успокаивает (как успокаивает мама ребёнка, разбуженного кошмаром).
Как успокаивают другие полотна Тициана, представленные на выставке.

"Портрет Алессандро Фарнезе" - воплощенные добродетель, тишина, милосердие.
На тебя смотрит человек, умеющий читать души. Но он не пугается прочитанного, а приветливо улыбается. И цветок внутри распускается от этой улыбки.
"Святой Иоанн Милостивый" - воплощенная мудрость. Та, что про благоговение и трогательность. Та, что про тихий восторг и трепет.
И очень, очень много света.

Больше только попытался показать Тинторетто на картине "Крещение Христа" (она словно сшита из нематериального света).
Тинторетто экспрессивен))
Его полотна яркие (особенно в чувственном плане) и какие-то... глобальные что ли. С претензией на глобальность)
Но это не всегда вызывает диссонанс)

"Крещение Христа", например, невероятно светлое)
Торжественное что ли - но и хочется торжествовать и петь гимны.
Пожалуй, хочется громкости.
"Христос и грешница" очень милое (в хорошем смысле) полотно)
Оно про танец, непосредственность, прямоту и свет, являющийся маяком.
Нимбы над головами апостолов сияют, словно созвездия в вечернем небе.
Тем притягательнее фигура грешницы.
Она естественная очень а этом празднике.
И я бы сказала, что экспрессия Тинторетто достигает своего пика на картине "Пирам и Фисба" - но здесь она, скорее, очень на своём месте.
Здесь она про круг кармы, вихрь которой, кажется, вот-вот тебя снесёт.
Про античную трагедию, рок, страсть, разрыв границ и соединение оных. Про мужество.
И про меч - который непререкаемо стоит между возлюбенными.
А вот... слишком экспрессивно (на мой взгляд) полотно "Снятие с креста".
Взгляда на зелёное лицо девы Марии, кажется, вполне достаточно, чтобы вспомнить про то, что есть скорбь.
Но тут каждая фигура состоит из неё.
И этот аккорд совершенно непереносим (хотя, наверное, прекрасен).

Но ближе всех на этой выставке мне Веронезе.
В нём нет ни яркости Тинторетто, ни мудрости Тициана.
Но он пишет высокие (тонкие) чувства, переживание которых не ввергает в бездну, но и не успокаивает.

На самом деле, всё дело (точнее, половина его) в "Кающемся Иерониме".
Я очень люблю этот образ; и в Эрмитаже знаю по крайней мере 2 полотна с оным, которые неизменно меня притягивают.
Но у Веронезе другой Иероним)
Точнее, глубина его покаяния такова, что только и остается, что падать на колени.
Очень мощный образ; и много-много благодарности от тебя этому святому.

"Воскресение Христа" в хорошем смысле смешное))
Я никогда не видела такой интерпретации этого явления, а между тем, она очень мне близка.
ИХ словно бы лучится смехом.
И столько радости это приносит в мир)
А "Сусанна и старцы" просто красивая)
Я совершенно ничего не знаю про этот сюжет и могу только догадываться о том, что же художник изобразил.
Меня пугают мои догадки, они представляются мне глупыми; мне хочется услышать что-нибудь на этот счёт.
Где-то в этот момент папа убеждает меня послушать хотя бы одно описание по аудиогиду.
Аудиогид дельный, транслирующий классическую музыку - но я не переношу экскурсий как жанр; на художественных выставках они вырывают меня из контекста совершенно.
Коли уж так оно вышло, я нажимаю оставшийся в памяти номер "Сусанны и старцев".
И внезапно оказываюсь права.
Оно, в общем, так и есть, как мне представлялось.
Это радостно)

Иномирные выставки - с общем, не редкость.
Но конкретна эта прекрасна тем, что утверждает жизнь, а вместе с ней и путь духовный.
Ты выходишь совсем не тем человеком, что зашёл, и очень_не хочешь_выходить.
Потому что каждый новый взгляд - это новый взгляд, неожиданное осознание, тихая радость.
Потому что читать эти картины, кажется, можно бесконечно.
Потому что важно говорить про такие вещи (а чтобы про них говорить, нужно говорить с ними, в храме твоей души); важно брать и летать.
... И если бы была у меня такая возможность, я бы пришла на эту выставку снова.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, кусочки счастья, тяпкой в душу

01:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Бывает, что о Декарте начинают говорить с позиции: "Ну, тут всё понятно".
"Мыслю - следовательно, существую". Очевидно, о чём это утверждение.
В такие моменты не очень знаешь, что сказать, потому что нужно говорить тогда сразу обо всём.
Нужно, быть может, рассказывать о том, сколько всего этот мыслитель знал и умел (нам такого, кажется, за 10 жизней не переделать), каким был его духовный путь, а главное, какая реальность упакована в одной этой фразе.
... Объём проведённой Декартом внутренней работы колоссален.
Он же не логикой оперировал, точнее, не только ей.
Каким мужеством нужно обладать, чтобы рискнуть усомниться во всём (да ещё и первым)?..
Выдернуть все столпы, на которых держится индивидуальность, снова и снова обнаруживать себя в пустоте без надежды из неё выбраться, но всё же не сдаться, не угаснуть, но осознать: мышление - тот стержень, который моё Я делает Я.

Мне возражают, мол, Декарт просто ничего не понимал. Сейчас мы знаем, что мысли неиндивидуальны, а тогда об этом не имели понятия.
А я не очень понимаю, о чём такого рода возражения.
Каким образом природа мысли связана с индивидуальным мышлением (организмом, который оформляет всё во всё мысли, который не даёт живому стать мёртвым) и... с чего бы это нам ставить себя выше Декарта. Мы ведь, пожалуй, и повторить за ним не сумеем; не то что выразить что-то принципиально новое.

Но я не про Декарта изначально собиралась говорить)
Я тут разным людям надоедаю словами этика, мораль, нравственность, ответственность, выбор.
Сама надоедаю - и сама не могу объяснить, что же имею в виду.

Вроде бы, так просто: мы сами выстраиваем собственную мораль и, тем самым, добровольно несём ответственность за свои слова, чувства, мысли, поступки.
Всё бы прекрасно, но мораль - это не кодекс правил.
Это не "что такое хорошо, что такое плохо".

Там, где появляются такого рода догматы, нет ни жизни, ни мысли.
Эти постулаты необходимы (в разумных пределах) для здорового функционирования общества (по крайней мере, того общества, которое есть сейчас): нам важно знать, что дорогу следует переходить на зелёный сигнал светофора; важно слышать про то, что быть добродетельным - правильно, и т.д. и т.п.
Однако, когда речь заходит о личности, о её индивидуальной морали, кажется, что ничего, кроме пустоты вовне и внутри, нет и быть не может.
Эту пустоту мы всякий раз по-новому заполняем.
Мы не можем позволить себе повторяться, потому что в повторении (автоматизме и пр.) - смерть.
Но и выстраивать свою мораль в каждом индивидуальном случае на новых основаниях как будто тоже не имеем права (это будет значить только то, что никако морали у нас нет).
... Как у судна в идеале есть курс, так и у нас - ориентир.
Но ориентир этот не диктует нам ни формул, ни положений.
Он не говорит: "Здесь и сейчас поворачивай сюда: прямо по курсу - айсберг".
Он мол-чит, и мы обходим айсберг справа или слева, или врезаемся в оный на полном ходу, или вспоминаем, что у нашего корабля есть крылья.

С обходим или вспоминаем как будто понятно; сложнее с врезаемся.
В этом едва ли не основной принцип такого рода морали.
И в этом месте она чем-то переплетается с декартовским мышлением)

Ибо, с одной стороны, мы откуда-нибудь "точно_знаем", что врезаться в айсберг на полном ходу - смерть.
Но с другой, ничего мы не знаем.
С чего мы взяли, что обходить его по правому борту - более разумное решение?
Точно ли с нами говорит разум, а не собственный страх?..
(Ведь коли так, пожалуй, направо нам тем более лучше не соваться).

... Мы не можем безрассудно ринуться на глыбу льда, потому что несём ответственность (за свой экипаж, например).
Но ровно по той же причине мы не можем раз и навсегда решить обходить её по правому борту.
Сталкиваясь с каждым новым айсбергом, мы решительно выбираем из мириады зол.
Чтобы остаться честным, нужно повернуть налево, чтобы думать не только о себе, но любить, быть терпеливым и бережным - направо, чтобы что-то радикально поменять, сотворить что-то новое - следовать прежним курсом.
Три разных дороги, на каждой из которых потеряешь что-то важное.
И при этом ни один из путей может не оказаться верным)
А могут таковыми стать все три.
Вопрос в твоём личном настрое и отношении, в том, сможешь ли ты в минуту опасности следовать за своим ориентиром; в том, рискнёшь ли ты отказаться от оного всеми силами своей души с тем, чтобы впоследствии вновь его обрести.
Никакой ведь гарантии нет, что найдёшь)
(Мало ли кем ты из этого плавания вернёшься. А чем станет он?..)
Только сила твоей веры и устремлённости; надежды, любви и мудрости.
И чёткое понимание того, с чего - пока, для себя - начинаешься ты сам; вокруг какого стержня ты можешь себя выстроить из, казалось бы, ничего.

@темы: кружок по плетению мыслей, в зеркале моих восприятий, а - так

20:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда случайно загораются волосы, ничего страшного не происходит.
Появляется неприятный запах (вот, кстати, не знаю в связи с чем) - а в остальном, у тебя есть полсекунды (может, и больше; просто чем дольше ты осознаешь, тем больше волос сгорит, с высокой долей вероятности) на осознание того, что горишь ты, и принятие необходимых мер.
Т.е. ты просто протягиваешь руку и тушишь всё это дело.

И, вроде бы, ничего дурного нет в том, чтобы не бегать в панике, не зная, что предпринять, но волей-неволей возникает вопрос о том, почему ты такой бесчувственный.
Почему совесть в тебе атрофирована настолько глобально.
Почему тебе пожизненно всё равно.
И что бы сделать такого, чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону.

@темы: а - так, тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

16:35 

Следуй за белым кроликом (с).
Так случайно неслучайно получилось, что этой ночью я гуляла по Москве.
"Это не лучшее время для прогулок! Заходи, если что", - слушала я в два часа ночи, проходя по подземному переходу, в котором кипела строительная жизнь. Рабочие на другом конце удивленно оглянулись на звук звонка, а я радостно рассматривала кучи таких родных мешков со штукатуркой в подсобке. Конечно же, связь оборвалась в этот момент, и это было по-своему прекрасно))
"Почему не лучшее? - думала я, аккуратно выворачивая в центр города. - Для меня сейчас не лучшее, потому что так хочется спать, что почти не получается думать. Но в остальном, идеально же. Внимание фокусируется на деталях, которые при свете дня не так заметны, кругом пустынно, и такой_большой город оказывается таким маленьким".
... Очень много лиц без определённого места жительства в Москве в этот час.
Как и в Питере, немало жаждущих тебя куда-нибудь подвезти.
Бродят кошки, лошади (!), собаки, ездят моющие дороги машины.
Но именно тут (хотя ведь и в Питере случаются странные истории, но они там про другое) ощущаешь себя персонажем современной российской мелодрамы.
Словно бы смотришь про себя фильм, одновременно находясь на съёмочной площадке.
"Москва, что ты имеешь в виду?" - периодически задаёшь этот вопрос, а она ухмыляется себе) Ну так, по-доброму))

Собственно, все странные истории начинают приключаться тогда, когда ты задаешь себе вопрос: а хотел ли бы ты жить в центре Москвы (как живёшь же в центре Питера). И смог ли бы ты это?..
Что-то переключается в ральности. Вместо запланированного похода в Магнолию, что у Чистых, сворачиваешь на поманившую вдруг улочку.
Там всюду ремонт, местами довольно сложно идти.
Останавливается машина с молодым человеком с добрыми, улыбающимися глазами (скорее всего, йог или что-то около).
Он предлагает подвезти куда-нибудь, просто покатать по городу - но это не твой формат.
Стоит ему отъехать, к тебе подходит чуть обеспокоенная пара: "Нерусский?"
- Русский.
- Приставал?
- Нет.
- А что не поехала?
- Не хочу.
Немножко гуляем вместе.

Всё это довольно странно для меня.
Когда вот так на улице среди ночью с тобой знакомятся ну просто какие-то люди (попутчики, скажем) и вы просто куда-то идёте вместе, а город продолжает говорить с тобой через этих людей:
- В Москве, когда происходит что-то неприятное, это к лучшему, - произносит что-то примерно такое Алёна. Но как я ни пытаюсь спросить у неё, что она под этим имеет в виду, она не отвечает, словно и не её слова это были.
Потом Алёна покидает нас, наказывая Алексею (?):
- Береги Настю. Опасно красивой девушке одной здесь ночью гулять.
И Алексей поясняет:
- Алёна - странная девушка. Мы познакомились с ней 20 минут назад, а теперь ей отчего-то приспичило совершить утреннюю пробежку. В 3 часа ночи!
- А кто тут не странный? - думаю я про себя. - Алексей вот сам сейчас на рабочем месте теоретически должен быть. Но это не "типичное" рабочее место. Не приходило мне в голову, что в Москве и биржи круглосуточные. А оно логично, правда.

... Где-то у Лубянки за мной хвостом начинает ехать машина.
Я не боюсь машин, которые ездят хвостом, но не люблю, когда мне много раз подряд пытаются предложить одно и то же.
Ничего криминального, просто подвезти куда угодно. Правда, конкретно в этом случае, с большой долей вероятности, с подтекстом.
Сворачиваю в переулок, в который он не то чтобы не заедет, но не захочет заезжать.
Так и расстаёмся)

В ресторане при пятизвёздочной гостинице вовсю кипит жизнь.
Мне всегда было интересно, каково там, но днем ресторан пустует)
А тут бегают девушки в традиционных русски нарядах, обслуживают гостей.
Навстречу мне выходят два молодых парня.
- Привет! Ты знаешь, как умер Пушкин?
В 4 утра перестаёшь быть в чём бы то ни было уверенным, т.е. тебе казалось, ты знал, но...
- Мы просто с другом поспорили. Я считаю, что Пушкин погиб на дуэли, а он - что Пушкин сам себя убил.
"И вы оба можете быть правы", - думаю я.
- А... - догадывается парень. - Ты и сама не знаешь?
- Обычно считается, что Пушкина убили на дуэли, - комментирую я.
- Спасибо! - радуется парень. - Мы сейчас загуглим и выясним!
"Удачи!)))" - думаю я.

На месте круглосуточной Москвы теперь круглосуточная же Республика.
Это не очень хорошо, мягко говоря, но что уж.
Зато Республика, как ни странно, умеет подсовывать нужные книги))
*Забавно вот так "гадать" на Бродском)) Почему-то вдруг выпадает актуальное*.
И немножко беречь от дождя, который начинается, пока ты сидишь там под стеллажами.

"Москва, Москва! - говорю я тихонько. - Ночью под дождём я уже даже в Питере не гуляю. Хочешь занять его место?))"
Не отвечает - знай себе поливает))
Мягко, на самом деле, поливает, бережно.
Но всё-таки заходишь под крышу Макдональдса чуть-чуть посидеть, отдохнуть от дождя...
Но не от Москвы))
Тут же подходит мужчина лет 50-ти и о чём-то заговаривает.
Тихо, ненавязчиво.
И ты продолжаешь ощущать себя не отделённым от этого мира, но словно вписанным в него.
Хорошее ощущение)

И под дождём славно, потому что мёрзнешь.
(Не планировал ведь ночных гуляний, и вообще Красногорск упорно транслировал солнце)).
Т.е. вообще-то ты мёрзнуть не очень любишь, поэтому добровольно редко это себе позволяешь.
А между тем опыт, который получаешь тем самым, важный. Отрезвляющий, я бы сказала.
Про возвращение в себя самого. *Этакое паломничество в себя самого*.

... Пока не могу для себя решить ни смогла ли бы я жить в центре Москвы :), ни какая она, Москва.
Но много внутри меня благодарности этому городу.
Очень важной оказалась прогулка и так вовремя случилась.

@темы: а - так, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

16:15 

Следуй за белым кроликом (с).
Знаешь, я ведь довольно слабый, несмелый человек, и поэтому перспектива одиночных горных походов никогда меня не не очень меня радует.
Всякий раз, когда она начинает маячить на горизонте (или уже даже перед глазами), у меня повляется мечта: отправиться в путь не в одиночку.
Но т.к. в понятие мечты в моей картине мира заложен смысл неосуществимости, мне бывает тяжело, когда Мироздание принимается меня искушать.

Бывает, например, что вдруг кто-то говорит, мол, собирается туда же, поехали вместе, подумаешь, на 2-3 недели позже...
И поначалу ты не то чтобы радуешься - но на какое-то время груз с твоих плеч во многом снимается.
Становится легче дышать, хочется радоваться жизни :) и тому, что чудеса случаются.
Но они не случаются.
Это понимаешь, как только проходит первый порыв.

Ты обнаруживаешь себя перед выбором; между а может, и правда согласиться, это бы настолько всё упростило... и продолжать идти своим путём.
Это жестокий выбор.
Он про то, что и не было его вовсе.
Т.е.... тебя по-прежнему никто не ограничивает, ты вполне можешь сказать: "Да, поехали!" - но ты не можешь.
Не потому что такой упрямый одиночка, но потому что ты почти ни с кем не готов ехать в горы.
Ибо это вопрос личных границ.

Не тех личных, что про: "Ты поставил молоко не на ту полку в холодильнике, это меня фрустрирует!"
Но тех, что про: "У меня своя дорога, и я по ней иду. И либо ты уважаешь мой выбор, признаёшь моё право на него, либо не пытаешься идти рядом со мной там, где я не готова тратить силы на защиту от тебя же. Не потому что я такая вредная или злая, но потому что там эти силы мне нужны на другое".
... И с одной стороны, это всё довольно грустно.
Но с другой, принимая такого рода решения, ты впоследствии можешь смотреть себе в глаза.
Потому что пусть только раз, но тебе удалось себя не предать.
Может, когда-нибудь не предаешь так же и другого.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

01:59 

Следуй за белым кроликом (с).
Сегодня с Коломенским мы думали на тему того, что же такое равнодушие и как оное отличить от неравнодушия.
Мы пока не определяли понятий, но пришли к неожиданному (для меня) заключению: (не)безразличие не измеряется количеством внимания, которое один человек оказывает другому. Зачастую это внимание - напротив, проявление того самого равнодушия, потому как в корне своём эгоистично: заботясь о ком-то, я залатываю собственные дыры (пусть и подсознательно). (Неравнодушие, как мне пока представляется, - переключение фокуса внимания с себя самого на другого, но при сохранении собственной индивидуальности; в чистом виде на Земле едва ли возможно).
С этой позиции, намного менее лицемерно - делать то, что нравится, вовлекая (или не вовлекая) в этот процесс своих единомышленников.

Неравнодушие вступает тогда, когда я жертвую чем-то для себя важным ради другого.
Неравнодушие, о котором интересно говорить мне, - когда жертвой оказываюсь я сам.
В этом случае я рискую своей индивидуальностью.
Я не могу заранее сказать, выплыву ли из той дыры, в которой окажусь.
Но могу утверждать: другой за это не ответствен.
В идеале он и вовсе об этом не знает.
Ибо это шаг, который делает моя душа по своей воле, - но который и причиняет ей немалую боль.

Когда шаг сделан, на арену вновь выступает равнодушие.
Но т.к. про шаг этот в идеале знаешь только ты сам, некому тебя оправдать (то ли дело сделать что-то реальное, а так... ну разве это деятельность?).
"Тебе всё равно, не плевать тебе только на себя самого" и т.п. - меньшее, в чём в такие моменты себя упрекаешь.

Ну... да, всё так и есть.
Ты_как обычно_равнодушен.
И даже более, чем обычно.
Но точно ли это то самое обычное равнодушие?
Точно ли такого рода внутренние шаги совсем ничего не значат?..
Может, просто любовь становится молчаливой?
Ей ведь как будто больше нечем жертвовать?..

@темы: в зеркале моих восприятий, под знаком вопроса, тяпкой в душу

13:36 

Следуй за белым кроликом (с).
Вчера я сдавала гос.
Т.к. готовиться к нему я начала в половине пятого утра, моей задачей было получить удовлетворительную оценку.
Но мне попалась фонетика, и пришлось сдать на 5)

- А сколько фонем в русском языке? - спросила меня женщина-фонетист.
- Ну, вообще это спорный вопрос, - начала отвечать я.
- Это хорошо!
- Обычно считается, что гласных - 5.
- Вообще-то, - встрял было мужчина из другого института.
- Она из Москвы, ей можно, - не без ехидства вставила фонетист.
- Да, но у нас обычно считается, что 6! - продолжил он.
- Шестая <ы>? - уточнила я невинно и вкратце пояснила, почему москвичи обычно её фонемой не считают))

Хорошо, что мы не попытались обсудить определение фонемы)
Я не помню, что говорят по этому поводу в ЛФШ, но что-то радикально отличное от МФШ))
В целом, жалко, конечно, что мало поговорили :)

Мой дорогой рецензент тоже присутствовал на экзамене.
Перед оным он подошёл ко мне и докопался до моего диплома))
Мол, почему у меня в тексте теризна, а я пишу про тризну.
Далее он очень смутно попытался мне доказать, что это совершенно разные слова, правда, что такое теризна, он не знает, но посмотрит в картотеке 18 века.
Я поборола искушение сказать: "Егор, что ты несёшь?.. Что ты до меня докопался?) Неужели ты не видишь, насколько это всё мелочи? Хорошо, перерой все исторические словари, попробуй найти теризну. Но кому станет легче от того, что ты это сделаешь?.."
... Т.е. чисто формально он прав, и это, вероятно, моя ошибка.
Но... это как серьёзно готовиться к госу в аспирантуре, делая вид, что последний имеет хоть какое-то значение.
Не имеет, решительно никакого.
Равно как и ВКР.

После экзамена меня выгнали за дверь, т.к. комиссии нужно было посовещаться :)
А там ко мне вдруг подошла девочка лет 3-х и протянула конфету.
Подумала немного и поделилась-таки печеньем))
После заметила шаманокота и принялась что-то восторженно про него говорить)
Милая такая)

А незадолго до этого я столкнулась с типичным филфаком.
Вышел из туалета мужчина и задал вопрос:
- Подскажите, а где?..
- Что где?
- Ну... где?
- Куда вам надо попасть?
- Я не знаю.
- [Молчу, потому что, если человек не знает, куда ему надо, сама по себе постановка вопроса довольно специфична)]
- Наверное, мне туда?
[Шестым чувством понимаю, что ему к выходу не туда))]
- Нет, вам не сюда, вам туда)
- Спасибо!
[Поговорили)]

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, околофилологическое

17:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Понимаешь, я не знаю, как правильно.
Я сижу в каком-то замке на детской площадке, надо мной распускается белая ночь, в соседнем дворе грохочет музыка, по этому иногда проходят люди и крадётся чёрный кот.
У меня в руках "Планета людей", над которой я почти плачу: такая она острая и живая.
А в голове сноп из мыслей и чувств.
С ним бы в Псков (в Пскове всегда можно придумать, что сделать), но нет сейчас на Псков времени.
Поразительно, правда?.. Нет времени на верного, близкого друга.
Вот уже год как.

Есть вещи, за которые хочется себя ненавидеть, презирать, не любить.
Ещё глубже и острее те, за которые стыдно.
Есть равнодушие, которое, на самом деле, не оно, но выглядит именно так (и, в первую очередь, для тебя, конечно).
И это нормально.
Ненормально (ни за что ты не признаешь этого для себя нормальным), но одновременно нормально.

Это самое "одновременно нормально" про то, что, как бы ни саднило, как бы ни хотелось плюнуть себе в лицо и хлопнуть дверью, ты единственный человек, который может себя простить.

Подсознательно ты перманентно пытаешься найти поддержку у кого-то ещё.
Тебе кажется важным услышать что-то про то, что тебя любят ты не такой ужасный, каким себе представляешься; увидеть, что вот же, тебя принимают, и что, может быть, не всё потеряно...
Но это ложная точка опоры.
Это бегство от необходимости посмотреть внимательно-внимательно себе в глаза, не отвернуться, но улыбнуться.

Улыбнуться так, чтобы растаял лёд.
Так, чтобы маленький, трясущийся зверёк рискнул высунуть нос наружу.
Так, чтобы он почему-то тебе поверил.
А ты бы... не обманул его доверия.

Только доверяя себе - тому маленькому, беззащитному, которому, кажется, и в страшном сне не доверился бы, но, скорее, пошел на плаху, которому и доверять-то нельзя, но именно потому и пытаешься, снова и снова, как бы он раз за разом ни предавал твоего доверия - можно доверять другому.
Только любя себя - любить другого.
Только простив себя - простить другого.
И т.д. и т.п.
В противном случае, всё это не то чтобы не доверие, не прощение, не любовь (хотя что такое любовь, всё ещё вопрос риторический), но минное поле, на котором в любой момент можно подорваться.
Оно так и так оно, конечно.
Но всё же честнее ступать по нему, когда "умеешь" прощать не только других, но и себя.

За себя ведь ты ответить можешь.
А это намного усложняет и прощение, и любовь, и доверие.
Они становятся поступком (коим, кажется, в идеале и являются).
Впрочем, и упрощает, наверное.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

00:30 

Следуй за белым кроликом (с).
Облака, зайцы, люди.
Начало: yferf31071991.diary.ru/p212832668.htm
1.: yferf31071991.diary.ru/p212844350.htm
2.: yferf31071991.diary.ru/p212868670.htm
3.: yferf31071991.diary.ru/p212899484.htm

- И ты, разумеется, возомнила себя Иланой? - усмехнулся король.
- Я? - изумилась девочка. - Ну что ты, нет во мне её великодушия. И мужества тоже нет.
- В чём же разница? - уточнил король пытливо.
- В том, что я не устраиваю войн и, конечно, не сомневаюсь в Марье. Но душа моя настолько темна, что не согласна бездействовать, в тишине и гармонии ожидая, что в каком-то из будущих воплощений его высочество, разумеется, о ней вспомнит.
- Тебе никто не говорил, что ты...
- Ненормальная, глупая? - перебила наездница. - Да, я постоянно это слышу, зачастую в более крепких выражениях. Но порой мне уже настолько всё равно... Да что там: как правило, мне настолько всё равно, что для меня не имеет ровным счётом никакого значения, кто, что и почему обо мне думает.
Над замком повисла зловещая тишина. Король задумчиво глядел в никуда и что-то тихо напевал. Девочка стояла, прищурившись, и беззастенчиво смотрела прямо на него.
Вдруг "его величество" словно что-то припомнил. Его лицо озарила недобрая ухмылка. Он уже начал произносить какое-то давно заученное заклинание, но тут на центральную часть двора выпрыгнул заяц и принялся петь-танцевать камаринского. Отчего он так беснуется, никому не было ясно, но и девочка, и король посмотрели на него с нескрываемой ненавистью.
- Смотрите-смотрите! - выкрикивал косой. - А мы всё-таки попляшем.
- За-яц, - тихо произнесла наездница. Казалось, таящаяся в самом тоне сказанного угроза способна сломить любого, однако косой продолжал плясать, ничуть не смущаясь. - Ты понимаешь, что тебе за это будет?
- У нас тут первоклассная темница, - поддакнул король.
- Да я уж отсидел, - невозмутимо парировал заяц. - Что будет, где будет... - повернулся он к девочке. - Мне после всех этих полётов, пожалуй, что всё равно.
- Тогда что вмешиваешься? - спросила наездница, сурово-проницательно глядя ему в глаза.
- А вот хочу так! - воскликнул косой.
- Ты со своим хотением сейчас угодишь!..
- Да уж угодил на свою голову. Когда-то я слышал от мимо пробегавших русаков, будто люди, когда им, видимо, нечем заниматься, включают ящик с подвижными картинками, и он им рассказывает про таких же, как и они, людей, только... не сидящих на месте. Эти "такие же люди" постоянно ссорятся друг с другом - всё по каким-то пустякам - и тем, перед телевизором, безумно нравится за этим наблюдать, потому что они же не такие. У них обычная, размеренная жизнь, а там целая драма. Но я смотрю сейчас на вас, и все эти банальные истории, придуманные для развлечения тех, с кем они не случаются, начинают мне казаться реальными. Смотрите-ка, прямо на моих глазах один человек под влиянием сиюминутных эмоций готовит расправу для другого человека, также отнюдь не беззащитного. Может быть... вы погодите часика два, я попрошу привезти камеру, и мы уж заодно сериальчик новый начнем снимать?..
Косой смотрел кругом себя уверенно, король и девочка молчали.
В небе разгоралась гроза.

- Что же ты предлагаешь? - прервала зловещую тишину наездница. - Пир горой и за свадебку?
Словно скрепляя её слова зримой печатью, сверкнувшая молния ударила в притулившуюся на краю поляны берёзу, двор озарила яркая вспышка, повсюду разнёсся запах паленой древесины.
- Или просто, - горячо прокричал король, - протянуть друг другу руки, улыбнуться и молвить: "Мы же друзья!"
Гром прокатился над поляной мрачной штормовой волной. Заяц пригнул было уши, но нашёл в себе силы выпрямиться и ответить:
- Разуметь вы можете, как считаете нужным. Мне, правда, кажется, что в сериалах человеческих так, как вы говорите, и случается. Сначала герои чуть не в прах друг друга разносят, а потом уж и за свадебку. Или за чашу Грааля.
- Оч-чень тон кое наблюдение, - съязвила девочка.
- А я предлагаю вам, - продолжил заяц, не обращая внимания на её интонации, - хоть минуту не играть навязанные извне роли.
- О чём ты говоришь? - строго спросил король. - Какие роли и кто тут играет?
- Так вы ничего не увидите, - вздохнул косой и хлопнул в ладоши. Была - не была.

@темы: картинки у меня в голове

21:54 

Следуй за белым кроликом (с).
Про мои отношения со службами доставки впору писать анекдоты.
Сегодня машина ехала ко мне 30 минут с соседней улицы (даже если она пробиралась с противоположного конца оной, пешком там 7) - и я не знаю, что она делала всё это время))
В итоге грузчик занёс стеллаж на 7-й этаж дома напротив, и уже почти гневный водитель позвонил мне с вопросом о том, где же я. И правда, где я могу быть, если живу на 1-м в доме, в котором этих самых этажей 5?)

Поймав грузчика у ворот двора и подписав нужные бумаги, я не без удивления отметила, что он собирается оставить мой стеллаж прямо тут. С одной стороны, я в состоянии донести стеллаж до парадной (я не могу донести его от икеи до дома, поэтому вынуждена оплачивать доставку, но уж через двор протащить для меня не проблема). Но с другой, я на такое не подписывалась. И вопрос тут не в рыночных отношениях, но в моих личных границах, которые посторонние люди в очередной раз бессознательно пытаются перейти.
Поэтому мне пришлось мягко спросить у этого, кажется, что запуганного водителем человека, не донесёт ли он стеллаж до парадной. И он, конечно, донёс. И это было правильно-правильно.
Спасибо ему за это.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий

05:33 

Следуй за белым кроликом (с).
Для меня очень страшно причинять боль другим.
Особенно если при этом не прав ты сам.
Да, я могу догадываться, зачем оно так происходит, что я тем самым опосредованно говорю и утверждаю и к чему оно, в конечном счёте, приводит.
Но это филиал внутреннего ада.
Это прыжок в: "я не могу ничего знать, но я буду; и покамест я буду знать, я отрину всякие сомнения в том, что это невозможно; и из этой не_сомненности я стану кричать другим: "смотрите, я знаю!" - и причиню им боль своим криком; они не скажут о ней - но спустя какое-то время я увижу (благодаря их же деликатности), в чём я не прав; я пойму, что заблуждался, что моё "знание" было глубоким невежеством; но боль уже причинена, невежество уже проело глубокую дыру, и..."
...и ужас в том, что по-другому, кажется, не бывает.
Если ты желаешь иметь дело с живой этикой, от безоблачного неба на внутреннем горизонте впору отказаться.

Мы поехали с ребятами на Котлин, и я принялась укреплять стену.
Потому что во мне сталкивались два потока: поток про осознание собственного несовершенства, чувство вины, стыд и поток про твердость, про "я не могу позволить себе быть слабой", потому что "я и только я несу отвественность за собственные поступки" и потому что "я не вправе выливать на других то, что чувствую" - и второй перманентно оказывался сильнее первого и укреплял, укреплял, укреплял...
Укрепление способствует усилению чувства вины.
Но второй поток непреклонен.

... Вовне ты стараешься хотя бы чуть-чуть думать о других быть вежливым.
Но каждое твоё слово, движение настолько не о том, что... тебя каким-то образом из этого всего вытаскивают (не раз и навсегда, но настолько, чтобы стало возможным в меру адекватно воспринимать происходящее).
Хотя тебе казалось, что это невозможно, что ты уже n раз исчерпал все лимиты.
Но это всё мои личные тёмные стороны, давайте-ка о другом.


И Котлин, и Риф совершенно прекрасные)
Т.е. я даже не подозревала, что настолько.
И вышка, на которой мы провожали закат и встречали рассвет.
На ней чувствуешь себя капитаном корабля.
Куда ни оглянешься - всюду море, и судна медленно бредут через залив к горизонту.
И ветер играет на всём этом просторе.

Страшно лезть вертикально вверх.
Внезапно ответственно.
Спину притягивает земля, в руках, кажется, вот-вот закончатся силы, и ты упадёшь вниз во мрак, так и не пробившись наверх, к свету...
Но это иллюзия.
И когда понимаешь, в чём конкретно она заключается, страшно перестаёт быть.


Только не на спусках)
Это жутко, на самом деле.
Я старалась обходить эту тему, когда описывала, как "прыгала" по мокрым камням на Финском, но, видимо, зря.
... Жутко осознавать, что ничего не изменилось.
Ты как был бревном на мокрых камнях, так им и остался (и вынужден учить себя "с нуля"; радоваться каждой секунде, в которую удалось сберечь ритм и не зажиматься).
Ты как не умел спускаться с горок, так и не умеешь.
И ладно бы дело было в наборе умений (мало ли кто чего не умеет, правда?), но в случае с камнями и горками это вопрос сознания. Или к сознанию.
*Да чем ты занимаешься в жизни?..*

Море бьётся о стены форта, и им можно дышать.
Кажется, ходил бы вдоль бесконечно.
Или бегал бы по дышащей траве, качался бы на качелях.
Это удивительно!)
Ка-че-ли! Самые-самые настоящие, летящие в самое сердце заката...


... Ночью под землёй жутковато.
Мёртвый форт слишком мёртвый, он буквально рассыпается в прах.
По пути можно встретить гробы, почти_открытые почти_бездонные люки, в которые лучше бы не проваливаться (там, внизу, жуткая жижа), созвездия из трупов пауков, старые таблички про "берегите тепло", немножко торжественные надписи про "идёт четвёртый месяц войны, но сейчас всё ещё безнадёжнее, чем вначале" (цитата неточная); современные следы во всю стену про "не ходите туда, там смерть", "бегите", "поздно..." (и это не то, что совсем не пугает в два часа ночи :) при свете трёх фонариков).
Но безнадёжнее, когда выключен весь свет, над вами, на высоте метров 4-х, может, огромный купол с щелью, в которое видно небо; но до него не добраться ни-ког-да; а там, за стеной, в которую вы практически замурованы, совершенным диссонансом (а точнее, в тон безнадёжности) поёт соловей. И, вроде бы, его песня должна радовать. Но только не когда обречён провести в этом пространстве вечность.

... Там много ходов и выходов. Вы периодически выбираетесь подышать вольным воздухом поглядеть на огромную обкусанную луну. Кругом зелено, птички поют (тут уже органично), шумит море, в волосы забирается ветер...
Почти пытка спускаться обратно.
Кажется, всё твоё существо протестует против этого.
Там, наверху, жизнь, полная красок, а там, внизу, кандалы и смерть.
И бескрайние галереи.
И много-много света и новой жизни, которые привносят туда ребята.

Я не буду писать о том, как они это делают.
Частью потому что это слишком личные вещи, частью потому что процесс творения не тот процесс, про который я готова говорить (не умею я в слова совершенно).
Но - бережность, хрустальность, чуткость и одновременно утверждение, мощь - про те два с лишним часа, что мы провели под землёй.


... И из всей этой чумы вдруг выбраться на свет.
К пляжу, морю, маякам, кораблям, бликам на воде.
Этой ночью это место очень напоминает Геленджик - хотя, в целом, Финский совсем не Чёрное море.
Здорово вот так сидеть на песке и смотреть вдаль.

Не могу не сказать про то, как прекрасен рассвет.
Про то, как солнце ещё не вышло, а уже отражается кое-где.
Про непередаваемо волшебную солнечную дорожку.
Про проснувшихся чаек, смешно охотящихся за мошкарой.
Про то, как меняется характер мыслей и чувств.
Это всякий раз поражает, как в первый.
Это надежда, которая внезапно, почему-то, кем-то тебе дана.

... Возвращаетесь уже в полусне.
Очень сложно поверить, что столько всего было пережито за эту ночь.
Настолько оно глубокое, яркое, живое.
Настолько невообразимое, искреннее, настоящее.
И... тихое в то же время.

Но чтобы уметь быть тихим, нужно уметь быть громким.
А чтобы уметь доверять, "уметь" предавать.
И всё это не "раз и навсегда", а в каждое мгновение.

Иногда кажется, что оно безнадёжно.
Что ты годами стоишь на одном и том же месте, и ничего в тебе не появляется хорошего; ни на шаг ты не приближаешься ни к любви, ни к добру.
В каком-то смысле, так оно и есть.
И самое, наверное, сложное в этой ситуации, признавая (где признание - то активное действие, то пассивный процесс) всё это (переживая факт собственного несовершенства) снова и снова, обнаруживая, что очередная вершина, к которой ты так стремился, оказалась дном бездны, падая и поднимаясь, снова падая, снова поднимаясь... не терять веры. Но одновременно не бояться её потерять.
А иначе... а каком знании может идти речь?
О каком присутствии духа?


@темы: человеки!.., тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

17:39 

Торжество человеческой глупости.

Следуй за белым кроликом (с).
Иногда случаются ситуации, над которыми остаётся только смеяться, потому что смех, кажется, - единственная адекватная реакция на них.

Была у меня лампа. Не простая, да волшебная. Тот маячок, который прошёл со мной через весь ремонт, убаюкивал своим светом и давал надежду.
Я очень её берегла, поэтому падала лампа у меня раза два (её красиво опрокидывала стремянка, но сама же и тормозила полёт), и всякий раз чудом обходилось без увечий.
А сегодня я решила заклеить зимнюю обувь. Частично даже успела это осуществить, но ничего мне в голову не пришло иного, кроме как запихнуть её под ножки стола.
Стол накренялся, я следила за нетбуком, а разбилась лампа))
Т.е. я заклеила её даже тем же клеем :facepalm:, но заклеенная лампа, как известно, не то же самое, что незаклеенная.
Пусть форма у неё и та же)

Где-то в этот момент мне нужно поблагодарить Мироздание за то, что оно очень меня бережёт, потому что знает прекрасно, что я буквально завтра собираюсь в икею, а там живут сёстры и братья моей лампы.
Но торжества человеческой глупости это всё не отменяет.
Поэтому, пользуясь случаем, я призову вас быть разумнее.
Это очень просто, на самом деле.
И важно.
Для миропорядка, например.
Доброго вам дня)

@темы: а - так, распорядок жизни в коммуналке

02:31 

Очень субъективно.

Следуй за белым кроликом (с).
Давеча в оффе была лекция про прощение.
Её читала прекрасная женщина, М. Михайлова.
Ей удалось подарить понятию жизнь, превратить лекцию в событие, что само по себе здорово.

Вслух произносились важные вещи.
* Прощение неотделимо от простоты, прямоты (а значит, правды) и дарования свободы.
* Прощение предлагает сделать шаг во мрак, отменить все определённости и гарантии.
* Ужас человеческой жизни в том, что поступки нельзя отменить. Из этой роковой неотменимости следует возможность "нового начала", которое и дарует прощение.
* Прощение находится в разных полях с понятием справедливости. Справедливость - атрибут рыночной логики, которая может оправдать любые безнравственные действия. Прощение, в каком-то смысле, подчеркнуто несправедливо.
* Только жертва имеет право прощать.

Всё это - отдельные штрихи, то, что я фиксировала, дабы не потерять мысль.
Лекция была намного глубже, важнее и космичнее что ли. Её пока можно только послушать, но скоро, подозреваю, можно будет увидеть (как мне кажется, её стоит именно увидеть) здесь: vk.com/offphilosophy
Но т.к. эта тема очень мне близка, остановлюсь на одном моменте.

С моей точки зрения, прощение принципиально односторонне.
Да, безусловно, прощать можно только кого-то.
И бывают ситуации, в которых человек, которого прощают, отчаянно в этом самом прощении нуждается.
Он как бы... просит его простить - и тогда сам акт прощения оказывается как будто двусторонним.
Но так ли это?

Прощение всё ж таки, на мой взгляд, неотделимо от любви. В частности, по линии невзаимности.
И любовь, и прощение могут быть взаимными, разумеется.
Но это необязательное их свойство, если выражаться совсем грубо.

Если ещё грубее, я прощаю другого не за конкретное что-то, а за всё.
И в этом смысле становлюсь жертвой, т.к. приношу на костер собственную идентичность.
Мне не за что прощать другого - и одновременно всегда есть за что.

Если я по какой-то причине решаю так простить, я выхожу из поля спокойной, мирной жизни.
Потому что отныне не отвечаю ударом на удар (т.е. перестаю защищаться), а они продолжают сыпаться; потому что не знаю, что будет дальше и будет ли.
Т.е. я надеюсь, что будет, но опыт показывает: тернии становятся гуще.
Прощающий вываливается в одиночество и жуткий мрак; и находясь там, выбирает смотреть открыто и непоколебимо.
Не кричать: "Ой-ой-ой, мне страшно, я передумал!" - но быть верным своему решению.
Настаивать на том, что, что бы он ни увидел, что бы ни перенёс, он прощает.

... Обычно такого рода прощение означает конец отношений.
Ты прощаешь - а тебя больше не хотят знать.
И эта та ступень, мимо которой не пройти никоим образом.
Это сильная боль, через которую бредешь с искривленной улыбкой на лице.
Не будешь искренне улыбаться - осудишь. (И о каком прощении тогда речь?)
А чтобы мочь искренне, нужно принести в жертву собственные чувства, собственную индивидуальность, себя...

Но да, именно за этой ступенью возможно "новое начало".
Его никто тебе не гарантирует, но вероятность есть.
Она светит добрым таким маячком через весь этот мрак)
И тогда же приносится в жертву.

Иначе прощение не состоится.
Чтобы оно состоялось, ты сам должен стать маяком.
Несмотря ни на что; без упрека в сердце.
*Но прежде чем прощать кого-то, прощай себя.
... Очень, очень близко к любви.

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетению мыслей

Упражнения в прекрасном.

главная