• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:36 

Гёте, "Фауст".

Следуй за белым кроликом (с).
К этому тексту я отношусь неоднозначно.
Вначале он приводил меня в восторг: я подчёркивала хорошо если не каждый абзац, будучи поражена глубиной мысли, силой образов, смелостью.
Но впоследствии я перестала понимать "Фауста" в принципе.
Он стал слишком сложным для меня; ниточки перестали сходиться.

Ну т.е. как.
К "Фаусту", в отличие от "Мастера и Маргариты" у меня нет вопросов про то, какие силы тут изображены (может быть, зря, кстати, их нет).
Вот есть Мефистофель - и он однозначно Сатана (Ариман).
Правда, в самом-самом начале этого по нему как будто не скажешь.
Совершенно ведь не ясно, что он делает среди архангелов и почему как будто подчиняется богу.
И что это за спор такой вдруг странный у них про доктора Фауста.
И чего ради Мефистофель становится едва ли не слугой главного героя.

Но далее его сущность развёртывается стремительно, и вот вопросов уже и нет.
Зло ради зла.
Никогда не мелочное, потому что ужасное.
Потому что, что бы Мефистофель ни делал исключительно по своей инициативе, он стремится либо уничтожить, либо поработить, т.к. ненавидит человека.

"Я отрицаю всё - и в этом суть моя.
Затем, что лишь на то, чтоб с громом провалиться,
Годна вся эта дрянь, что на земле живёт.
Не лучше ль было б им уж вовсе не родиться!
Короче, всё, что злом ваш брат зовёт, -
Стремленье разрушать, дела и мысли злые,
Вот это всё - моя стихия".

Чего он только ни может, какими толпами ни управляет, какой волей ни обладает, сколько людей ни сбивает с пути - а всё-таки, вопреки всем договорам, не получает души доктора Фауста.
Почему?
... И вот тут для меня становится слишком сложно.
Я не знаю, почему.

Да, Фауст не становится злым человеком (хотя где начинается его мораль, вопрос для меня пока риторический).
Тем более он не становится мелочным.
До последней минуты своей жизни он стремится, и стремления его, мягко говоря, мощны.

Не много не мало он летает; в каком-то смысле, меняет прошлое; пребывает на границе миров, в которых не чувствует себя чужим и беспомощным; подчиняет себе стихию.
Применять к нему земные мерки бесполезно.
Нет смысла, например, говорить, что он поступил безнравственно по отношению к Гретхен.
Он вообще никак по отношению к ней не поступал (за исключением, наверное, того эпизода, когда он попытался вызволить её из темницы).
Но как это всё уместить в голове и в сердце?..

... По сути, определяющим в поэме является наличие стремления в его чистоте и силе.
Не воли, не желания - но неустанного поиска истины на Земле и за её пределами.
Т.е. Фаустом ведь не владеют ни страсти, ни вожделения)
И при этом мы постоянно видим, как он с головой погружается в них.
... Противоречия тут нет, потому что задача героя всё-таки - познание (он хочет всё испытать, чтобы взгляд стал более многогранным и - что ли - объективным).
Он потому и вне морали, в каком-то смысле.
И потому и не оказывается связанным никакими договорами.

"Не радостей я жду, - прошу тебя понять!
Я брошусь в вихрь мучительной отрады,
Влюблённой злобы, сладостной досады;
Мой дух, от жажды знанья исцелён,
Откроется всем горестям отныне:
Что человечеству дано в его судьбине,
Всё испытать, изведать должен он!
Я обниму в своём духовном взоре
Всю высоту его, всю глубину;
Всё счастье человечества, всё горе -
Всё соберу я в грудь свою одну,
До широты его свой кругозор раздвину
И с ним в конце концов я разобьюсь и сгину!"

И это то, что не понять Мефистофелю.
Для него-то как раз всё определено что ли.
У него есть представления о том, что хорошо, что плохо.
А у Фауста их нет.
Потому что у истины (до которой Мефистофелю как будто нет дела) их нет.
... Вот и получается, что "часть вечной силы я, всегда желавшей зла, творившей лишь благое".

Выходит, что дело не в этической стороне вопроса, но в силе стремления.
В том, чтобы сохранить верность ему в пику мелочности, удобствам, ужасам, радостям.
Если, конечно, речь заходит о свободе, вытекающей из познания.
О свободе как предмете этого самого познания.
... Прекрасный текст. Этакое живое знание.
И про него не скажешь же, что о зле. Хотя казалось бы.

Много цитат.

@темы: чужими словами, книжный червь, в зеркале моих восприятий

20:25 

Следуй за белым кроликом (с).
Каждый день ты начинаешь с того, что ничего про себя не знаешь.
Т.е. да, конечно, в голове есть определённый набор фактов и представлений, но он шкурка.
То же, что за шкуркой, тебе либо удаётся хотя бы разочек воспламенить, либо нет.

... Удаётся, когда угадываешь.
Когда, закрыв глаза на все свои планы (которые, в общем-то, не с потолка брались и имеют для тебя некоторое значение), на страхи, на неуверенность в том, что так в принципе поступают (а кто поступает?.. с кем ты всякий раз пытаешься себя сравнить?), ты... принимаешь то или иное решение.
И берёшь на себя ответственность за его воплощение в жизнь.

Но тут ведь очень скользкая почва)
Бывает, тебе кажется, что ты чувствуешь, как сейчас поступить правильнее.
Но вместо того чтобы сделать так, ты делаешь иначе.
Потому что... ты в ответе за свои планы.
Потому что, если ты даже не попытался, вправе ли ты рассуждать, например, об ответственности?
*Тут всё сложнее, потому что это, в первую очередь, этический момент. Попытка определить "на месте", в каком из действий свободы больше. И непонимание того, что её нет ни тут, ни там*.
... И ты делаешь иначе. И погружаешься в пучину бессилия. И начинают происходить откровенно пугающие вещи, но... но.

Сегодня, например, я иду с Сенного к остановке, и ко мне начинает приставать молодой человек.
Вплоть до того, что он почти вырывает у меня мои сумки, с тем чтобы помочь мне их донести.
Вся эта эпопея продолжается минут 5, в течение которых я попросту не могу придумать, что же мне сейчас сделать. Мне очень больно внутри от этой бесцеремонности (не обидно, не страшно - именно физически больно), от того, что я не готова разговаривать с ним на его языке ни секунды (хотя это бы решило половину проблем), от того, что, получается, я в состоянии только защищаться.
(Сначала его очень интересует, как меня зовут, а мне очень принципиально ему об этом не говорить; потом он буквально_начинает_выдёргивать пакеты из рук, и не то чтобы я не могла жить без мандаринов или кабачков, но нет на то моей воли, и т.п.).
И понятно, что проблема во мне, - но очень яркая иллюстрация.
И, наверное, хорошо, что она есть.

Зато на Сенном разные продавцы, не сговариваясь, опять продают мне хорошие овощи и фрукты)
Помидоры, разве что, мятые (с помидорами это не очень удобно, потому что они отказываются храниться в таком виде дольше, чем пару дней, и нужно что-то придумывать заморозить их что ли) - но я всё ещё не готова отдавать за них больше, чем 60 руб. / кг.
Славное место)

Ну и коль скоро речь зашла об иллюстрациях, пусть тут будет одна из немецкой рукописи 17 века.
Мне очень нравится, как человек, мягко говоря не понаслышке знавший про море (экспедиция, в которой участвовал Адам Олеарий, по меньшей мере, раз терпела кораблекрушение), его изобразил.


@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

00:56 

Следуй за белым кроликом (с).
Был период, когда Сабрина уехала на стажировку недели на две, Паша усиленно искал смысл жизни, вследствие чего спал часов до 6-ти вечера ежедневно и в университете не появлялся, а Наташа приходила на пары и начинала о чём-нибудь рассказывать. Ну как рассказывать)
В какой-то момент она предложила мне переименовать немецкий в психологию.
Потому что она сидит, говорит про Пашу, за которого переживает и которого не может выманить в университет (не только про него, конечно, но больше в соответствующем ключе), а я слушаю и вставляю какую-то ерунду (которую уместно называть советами, только я не советую же ж).

Сегодня так же я слушала Настю.
Только Настя была в истерике и рассказывала мне про то, как она не любит школу, в которой её постоянно травят за то, что она не хочет быть, как все.
Т.е. важно понимать, что Настя и истерика - вещи плохо совместимые (потому что Настя - борец и спортсменка), но вот нервы у человека сдали.
*Вообще говоря, я не понимаю, как это.
Мне не представить просто, что один богатый мальчик может подкупить четверых парней, чтобы они вместе избили одну шестиклассницу; шестиклассница, конечно, валит их всех четверых, но дело не в этом.
Или что человек договаривается с друзьями о том, что в школе они друзьями не будут, иначе их тоже начнут травить. Т.е. человека я ещё в этой ситуации могу понять, а вот друзей не очень*.

... Когда становится поспокойнее, Настя спрашивает:
- Анастасия Сергеевна, а мы можем сегодня позаниматься математикой?
- Можем.
И вот почти час я спрашиваю какие-то правила, задаю какие-то примеры и задачи.
И как-то оно... хорошо.
В том смысле, что мне всё равно, по большому счёту, немецкий, русский, английский или математику преподавать (только бы не школьную литературу; а то приходишь, бывает, и Настя "радует": "А давайте сегодня литературой позанимаемся? Мне на завтра нужно сочинение по "Тарасу Бульбе"/"Кладовой солнца" написать" [А ты не читал. И вообще не любишь школьные сочинения. Но приходится изобретать единорога честно искать в немаленькой такой "Кладовой солнца", которую Настя читала только до середины, а ты, если и да когда-то, то в страшном сне, ответ на вопрос про смысл заглавия; хорошо, что мы с Настей можем всё)))]).
(С Викой вот мы тоже как-то занимались математикой :facepalm:. Не знаю, как оно так выходит))

А с Викой... С Викой мы писали-писали сказки (то в качестве диктанта, то в качестве сочинения), и в итоге она теперь сама их пишет :) Я исправляю ей грамотность, с преподавательницей же по английскому они переводят это всё на английский (по Викиной инициативе))))

В общем, что я там преподаю, вопрос сугубо риторический.
Явившемуся сегодня вдруг в полном составе 2-му курсу я вздыхаю: "Вас бы к 3-му курсу отправить. У 3-го хоть страха побольше, а потому и знаний" (хотя, скорее, ответственности, нежели страха; внезапно, совершенно внезапно ко мне начинают подходить люди, которые не посещали занятий, и говорить, что они не начнут ходить, пока не нагонят; что они стараются делать д\з и т.п., но вот пока так; и мне ведь совершенно всё равно, ходят они или не ходят, но мне радостно видеть, что подойти ко мне в перерыве и сказать всё это словами - для них поступок; и они очень боятся, но преодолевают себя и делают это; и если уж за что-то ставить зачёт, то за такие штуки).
На что мне отвечают:
- Да нет, почему страха. У меня одногруппники спрашивали у 3-го курса, какой предмет им в будущем году взять по выбору. Третьекурсники ответили: "Немецкий. Там очень хороший преподаватель".
*Не знаю, с чего они так решили, правда. Я-то вот искренне уверена в обратном. Но это мило)*

...А Наташа говорит мне как-то: "У меня скоро д/р. Мы можем, конечно, с Пашей вдвоём отметить, но вы не хотите присоединиться?"
Так и живём.

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так, околофилологическое, человеки!..

03:29 

В (к) себе.

Следуй за белым кроликом (с).
Внутри моей головы есть блок, который говорит, что одиночество - это плохо.
Что если ты один, значит, ты мировое зло.
Что ты потому и один, что мировое зло.
(Но помести меня среди людей, я буду одна.
Намного более и беспощадно одна, нежели наедине с самой собой).

... Мне кажется, здесь неверно сформулирована проблема.
Я не хочу быть одна - значит,

1. мне нужен человек (люди), с которым(и) можно долго и плодотворно говорить о важных вещах.
Почему о них нельзя говорить с самой собой?
Потому что это другой жанр.
Это как ездить в горы в одиночку и не в одиночку.
В первом случае ты волей-неволей сконцентрирован на себе, на своих страхах и переживаниях, во втором - на окружающем и окружающих.
Ты можешь, конечно, вырваться из этого круга, но усилий тебе потребуется несравненно больше (ибо всё то, что там разделено на нескольких человек, здесь ты несёшь один).

Есть ли какой-то выход из этого положения?
Наверняка, но я знаю только тот, который меня не устраивает.
Он заключается в том, что ты выключаешь эмоции.
Не путём нажатия на соответствующую клавишу, но путём следования навязанной извне нравственности.
Т.н. добра - которое таковым, на самом деле, не является.

2. я хочу иметь перед глазами не только свой мир.
Опять же: миров великое множество, всегда можно, вроде бы, найти тот, за которым интересно наблюдать.
В чём тут проблема?

В отсутствии заботы. Точнее, в отсутствии того, о ком можно было бы позаботиться.
Но ведь заботу всегда можно проявить, живя в большом городе.
Заботу можно проявить, живя где угодно.
Но...
Хочется быть хоть для кого-нибудь важным?

Я не буду сейчас касаться того, что в твоём понимании - быть для кого-нибудь важным.
Было бы слишком жестоко предлагать тебе сейчас это сформулировать вслух.
Давай просто... уберём из второго пункта компонент "я хочу, чтобы меня любили".
Во-первых, он абсурден сам по себе (любовь добровольна по определению).
Во-вторых, в таком оформлении он таит под собой любимое "я хочу быть слабой", которое в корне ложь (достаточно просто попытаться побыть слабой пару минут, чтобы понять, почему)))).
Ты точно хочешь строить дом на таком фундаменте?..

Итак, я хочу говорить, я хочу любить. Что дальше?

3. я хочу, чтобы в мире было меньше стен.
Что ты имеешь в виду?
Быть одиноким - значит, быть замкнутым на самом себе.
Ой нет))) В смысле, на самом деле, нет, но ты продолжай, потому что в твоём случае, видимо, да. Замкнутость у тебя откуда берётся?
Ну как же. Если ты один, значит, между тобой и всеми остальными людьми в физическом мире непереходимый барьер.
Ну смотри. В физическом мире он всегда наличествует, и это никак не обусловлено одиночеством. Скорее, ощущение одиночества - следствие наличия этого самого барьера. Ну как бы... мы заключены в границах своих собственных тел. Разорвать эти границы можно, но цена этого разрыва - смерть. Так нужно ли страдать из-за того, что нам_уже_таким_дано? Или, может быть, стоит поразмыслить над тем, зачем оно дано именно в таком варианте, но не с позиции: "Это плохо, это надо преодолеть", а предварительно приняв это как часть себя? Как часть - ну, скажем - божественной мудрости?
Так я и принимаю.
Ммм... нет.

Для тебя существует факт разрыва как почему-то негативный факт бытия. Разрыва между вещами, между людьми и в принципе в физической реальности.
Чем больше этих разрывов становится (чем лучше ты их видишь), тем тебе больнее.
Но я всё-таки ещё раз повторю: физический мир дан нам таким, как дан.
Сам по себе он целостен и гармоничен. (Ты можешь, например, посмотреть на мир природный; на то, как всё там продумано и красиво; на то, как никаких конфликтов внутри самого этого мира нет).
Может быть, прежде чем видеть в нём проблемы, которых в нём нет, признать следующее: а) разорванность наших восприятий обусловлена нашей организацией; это не хорошо и не плохо - это факт; мы можем понимать, что такого рода восприятия носят субъективный характер (и понимая это, пытаться увидеть мир неразорванным, признавая, однако, что это всё-таки не вполне физическая реальность); но для чего-то они нам даны; вряд ли для того, чтобы мы делали вид, что их не имеем б) сам по себе факт разрыва не является негативным, потому что разрыв не сконцентрирован на самом себе; иными словами, мы можем воспринимать разрыв как нечто негативное, потому что не видим всей картины целиком; в нашем восприятии он слит с небытием, но шире он ступенька на пути образования более крепкого единства, ибо в) посмотри, как, с одной стороны, хорошо цветочкам и котикам. их, в общем и целом, ничто не тревожит (ну, кроме инстинктов), у них всё прекрасно и замечательно; они даже развиваются вполне себе активно; но сравни теперь сознание человека и котика, и ты поймёшь, что, как бы один отдельно взятый котик ни старался, самосознания ему не обрести; самосознание препятствует возникновению единства не хуже физического тела, потому что оно всё ещё находится на зачаточной ступени образования; (чтобы осознавать самих себя, нам прежде нужно себя о-граничить, ибо, в противном случае, мы попросту растворимся в мире, как котики); но если смотреть шире, развитие самосознания - огромный шаг на пути развития Вселенной.

Иными словами, я не хочу впадать в крайности и замыкаться только на себе самой там, где можно бы и не замыкаться. Ещё что-нибудь?

4. я хочу, чтобы делать что бы то ни было можно было не только в одиночку.
Почему - потому что см. пункт 1.
Но... я всё никак не могу понять, что ты называешь одиночеством. Мне кажется сейчас, что ты смешиваешь в одном флаконе две, в общем-то, далеко не всегда связанные друг с другом штуки: одиночество и зацикленность на себе самом. Я про то, что можно хоть впятером жить, но быть настолько законсервированными в самих себе, что а) чувствовать себя безмерно одинокими и б) раздражаться фактом наличия в смежном пространстве не_тех людей. Ведь что значит не_те, по большому счёту? То, что когда-то были те, и этих тех ты ищешь везде вокруг, но не находишь. Но постойте! - возразишь ты. Но постой, - возражу я. - И честно признайся себе самому в том, что ни чуточки не сравниваешь. Что ты внимателен к не_тем в той же мере, в какой был внимателен к тем. Получится ли?..
Давай-ка я допишу за тебя пятый пункт.

5. я хочу, чтобы стало, как раньше.
Но ты, конечно, не хочешь. Тебе просто удобнее так считать, потому что вспомнить обычно проще (и не так страшно), нежели создать что-то качественно новое.
О каком бы раньше ни шла речь - пойти проверенной тропой не то же самое, что отправиться неизведанной.

Я сейчас не про то, что нужно забывать или что прежние пути были непременно какие-то не те.
Я про то, что везде, где ты хочешь "как раньше", на самом деле, ты хочешь по-новому. Просто потому что ты сама меняешься, например.
И этот факт важно доводить до сознания, чтобы не искать чего-то, что было, и не находить, разумеется (и тем более - не сокрушаться по поводу того, что оно было), но всякий раз стремиться привнести (открыть, создать) что-то новое (радоваться тому, что что-то было; и, если это важно, создавать почву для того, чтобы было могло перерасти в есть).


Итак, смотри.
В одной безобидной фразе "я не хочу быть одна" для тебя смешались разнородные штуки.
3 из них про искривлённое восприятие действительности, про придуманное тобой самой одиночество (про иллюзию оного, если угодно).
Ты говоришь, что хочешь, чтобы было меньше стен - а сама оные выстраиваешь.
Никто тебе не запрещает ни говорить с кем-то, ни думать с кем-то, ни делать что-то с кем-то.
Но тебе хочется видеть повсюду стены - вот ты и видишь их.

Один - про нездоровую установку, влекующую за собой снежный ком из мыслей и эмоций. Тебе не хватает любви, но хватать её тебе не будет никогда, потому что это так не работает (в нехватке чего-то, в не_целостности и состоит одиночество в общепринятом смысле этого слова; поэтому хорошо бы твою установку заменить на предложенную мной). Только отдавая, можно не ощущать пустоты)

И ещё один - связующий. Он базируется на установке, но она в нём видна не вполне отчётливо, потому что на поверхности сильное искажение. Но именно благодаря ему для тебя все эти явления не вполне благополучно одеваются в шапку из 5-ти слов.

Т.е. одиночество болит у тебя в тех местах, в которых оно иллюзорно.
Значит, прежде имеет смысл оные осознать.

... Говори, мысли, делай, люби, создавай.
И постарайся ещё раз вдуматься в то, что я тебе сказала.
Подозреваю, что это лишь вершина айсберга.
Впрочем, как знать)

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетению мыслей, тяпкой в душу

22:27 

Следуй за белым кроликом (с).
Всякий раз не перестаю изумляться тому, что можно поднять себя с утра и сделать, что собирался)
Волшебство такое)

Сегодня, например, я добралась до колокольни в Александро-Невской Лавре.
Мне очень хотелось попасть именно туда (частью потому что 2 года назад я не рискнула проникнуть в Лавру, но просто побродила рядышком вечерком; частью потому что это труднее - ехать туда, где ещё не был, это расширение границ собственного мира что ли; частью потому что там высокая колокольня со множеством колоколов) - и вот совпали моё намерение, солнечный (!) день и, собственно, возможность (наверное, кульминацией был тот момент, когда я стояла внизу, сверху стали спускаться люди, и уже можно подниматься, как вдруг на колокольню проходит звонарь; "Покажи им там, как надо звонить", - отпускает ему вслед священнослужитель; так оно здорово!..).



Вообще в Лавре сегодня удивительно мало народу.
На колокольню ведёт очень-очень узкая винтовая лестница (не видела я таких на колокольнях пока больше нигде), и, кажется, там можно поселиться.
Играют то прихожане, то звонарь - последний делает это настолько прочувствованно и каждый раз по-разному, что просто не хватает слов)
... Т.е. я ведь далека от Лавры.
В том смысле, что разные храмы и монастыри бывают, и редкие оказываются мне созвучны.
(Лавра... слишком популярное место; это не очень сильно на ней сказывается (как ни парадоксально), но всё-таки тут довольно много того православия, которое мало кто любит) Православия как религии, вот).
Но, несмотря на это, ты стоишь там, наверху - и тебе всё нравится.

Да, ты не понимаешь, зачем женщины средних лет начинают возмущаться, когда одна пара играет чуть дольше, чем, на их взгляд, положено (в этой паре, очевидно, есть священник, и ещё к ним присоединяется звонарь, и то, что они втроём делают, - непередаваемо прекрасно), - всё равно эти женщины никуда не опаздывают отыграют и тут же спустятся; ещё меньше ты понимаешь все эти экскурсии (ну... не то место храм, чтобы там долго и громко обсуждать, чем Лента отличается от К-Рауты), но оно всё тает, когда ты стоишь аккурат под колоколами и смотришь на солнечный город.
Или когда играешь сам - глупо, неумело, по-своему.
... Всё парит в эти мгновения, всё праздник.



Когда выходишь из Лавры, ощущаешь странное.
Радость, из которой словно вырезали эмоцию.
Этакое ничто, заполненное не тьмой, а светом.
... Т.е., наверное, раз оно воспринимается как радость, эмоция в нём есть - просто ты до неё пока не дорос.
Так что летишь себе отполированным сосудом, улыбаешься людям, с которыми звонил на колокольне, радуешься автобусу, который подъзжает, как только ты доходишь до остановки.
И свету - солнечному, яркому, отражающемся в школьницах напротив, которые словно крапивинские мальчики, только Поллианны.
Едут во французский колледж с несделанным д/з, придумывают историю про забытую тетрадь, смеются, делают глупости, надеются на счастливый билетик)
Хорошие)


@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, кусочки счастья, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

19:07 

Следуй за белым кроликом (с).
Месяца 2,5 назад ко мне в контакт постучался Даня.
Его направила ко мне моя питерская одногруппница, потому что Дане стал нужен немецкий.
Всё это было очень внезапно и внешне не вполне вовремя (я чуть ли не утром уезжала в Киров), но так случается иногда, что пишет тебе человек, и ты понимаешь: очень, очень надо тебе преподавать ему немецкий.
(Вся дальнейшая жизнь твоя от этого зависит, если очень грубо говоря).

И вот никогда у меня не загружался скайп на нетбук (на нём просто-то интернет постоянно виснет), и у Дани, как я понимаю, возникло немало технических проблем, и вообще было страшно (я вот не представляла себе совсем, как преподавать немецкий по скайпу, особенно если не имеешь возможности включить видеосвязь), но нам так было надо, что мы наплевали на все эти "нереально" и стали заниматься.

Я никогда не думала, что заниматься с кем-то можно так продуктивно для обеих сторон.
Что существуют люди, у которых стремление достигнуть чего-то настолько высоко (и при этом есть хорошие способности), что... исчезают все границы.
Что бы ни происходило вовне или внутри, занятие не то чтобы превыше всего, но самоценно и важно.
И потому мы с энтузиазмом стремимся туда, куда посчитаем нужным, за тот час, что нам выделен.

У кого-нибудь может выключиться интернет во время занятия, у меня может долго не включаться скайп, но у нас настолько строгие рамки (я, например, обычно задерживаю учеников, а тут мне нужно содействовать в создании одного_этого часа: если я не буду прикладывать определённых усилий, моя техника не станет с нами сотрудничать; у Дани свои какие-то рамки, но они тоже - очевидно совершенное - есть), что... мы решаем эти проблемы почти мгновенно. Не признаём их за проблемы что ли и одновременно делаем что-то в меру адекватное - и всё становится так, как нам нужно.

Но установленный нами же регламент не дремлет)))
Сегодня, например, мы уже закончили занятие, как вдруг Даня вспомнил про какой-то вопрос.
Ровно в тот момент, как мой ученик начал этот самый вопрос формулировать, я перестала Даню слышать)
И мы, соответственно, перенесли вопрос на следующий раз.
... И это нормально.

Это про границы, которые мы сами себе устанавливаем и за которые не стоит заходить / пускать, каким бы безобидным это ни казалось.
Ибо формально да, это какие-то минута-две (и тебе-то точно не жалко, напротив, ты с радостью что-нибудь пообсуждаешь ещё хоть час).
Но реально минута-две сегодня делают невозможным проведение второго занятия на текущей неделе, например.
Потому что отведённый ресурс исчерпан (минута-две - это как бы что-то сверх, часть твоей личности что ли).
И тебе прежде необходимо восстановить уже не ресурс, но себя.

@темы: человеки!.., в зеркале моих восприятий, а - так

02:18 

Следуй за белым кроликом (с).
Странные сны иногда бывают.

Нынче, например, я была на околодиалектологической практике в Ленобласти с 3-мя неизвестными мне людьми.
Мы жили у какой-то бабушки по парам.
И вот оставалось нам провести там один вечер и ночь, как вдруг мы узнали, что нас попытаются зарезать (на нашей двери так и вообще не было щеколды, другая пара спала с бабушкой, но окна в домике не то чтобы крепкие и т.п.). Кому-то в этой деревеньке мы не то помешали, не то ещё что - ну и вот.
А дальше мы принялись спорить.

Кто-то говорил, что смерть не случится не раньше, не позже, поэтому бояться (и тем паче убегать куда-то) не имеет смысла. Более того, побег в данных обстоятельствах - признак трусости. И надо, мол, ждать до конца: они придут, а мы выстоим. А далее произойдёт то, что должно произойти.
И вот... с этой логикой мне довольно тяжело спорить, потому что она моя (в прошлом). И мне, грубо говоря, нечего ей противопоставить (потому что так и есть, конечно; если смотреть на мир соответствующим образом).
Но мне не понравилась эта идея во сне.
Я долго думала и сформулировала им наконец:

- Я уеду сейчас на последней электричке. Можете называть это трусостью, если вам так нравится. Но я делаю это не потому что не верю в предопределённость смерти (мне кажется, вы знаете, что я знаю, что она предопределена). Но потому что не хочу провоцировать - ни людей, ни высшие силы.
Т.е. вы так прекрасно рассуждаете про то, что выстоите; про то, что, если судьба, значит, судьба, а если нет, то нет. А я представляю себе ночь, спящих нас и нескольких сильных мужиков, которые врываются в комнату с целью нас зарезать.
И я понимаю, что, чем больше я про это знаю, тем больше не могу понять, как это вообще.
И я вижу себя не сильной и смелой, но напуганной внутри и яростно пытающейся спасти собственную (а может, и не только собственную, но кто знает) жизнь вовне.
И эта ярость - что бы вы там красивое ни говорили - инстинкт самосохранения.

Да, конечно, я не могу утверждать, что будет именно так (я всей душой хотела бы верить в обратное).
Может быть, вы окажетесь правы, и мы сметём нападающих собственным спокойствием (хотя в глубине души же почему-то верим, что это просто страшная сказка, что никто к нам ночью не придёт, потому что, ну, не случится же с нами такое; это было бы слишком ужасно, в это даже не поверить никак; а раз верим так, то боимся); они вдруг что-нибудь поймут важное и уберут ножи.
Но я не могу гарантировать того, что справлюсь.
А коль скоро я не могу этого гарантировать, коль скоро я не могу в полной мере отвечать за себя при таком стечении обстоятельств, коль скоро я в принципе не хочу, чтобы обстоятельства так складывались (ну, не враг же я себе, в самом деле; и этим людям тоже не враг; а получается, что, зная о том, что кто-то замыслил, я не делаю вообще ничего и остаюсь той самой красной тряпкой для быка) я предпочитаю предотвратить это безумие и уехать.
В том, чтобы принять сейчас такое решение, моя ответственность.

Меня, конечно, не поняли и осудили (крыса, которая бежит с тонущего корабля, ты просто не умеешь верить, вот это всё), но один всё-таки уехал со мной.
Не знаю, что там было дальше.
Не то чтобы хочу знать.

@темы: сонная лощина, в зеркале моих восприятий

02:10 

Следуй за белым кроликом (с).
Стою на кухне, чищу яйцо, заходит Алина, и я слышу:
- Говорят, в этот день нельзя выбрасывать скорлупки в мусорку.
Смотрю на неё внимательно, отвечаю:
- Мало ли что говорят.
- Но говорят, - подчёркивает Алина, - что нельзя на Пасху выбрасывать скорлупу. Нужно собрать её в мешочек и [дальше я не дослушала, потому что мне было неинтересно]. - Алина показывает мне мешочек со скорлупой.
- И что? - спрашиваю я, продолжая чистить яйцо. - Какая мне разница, что говорят?
Алина уходит.

Это обычная бытовая ситуация, которая интересна мне вот с какой стороны.
Я искренне считаю, что не доросла даже до религиозного сознания, но в то же время не знаю, что значит до него дорасти.
... Стоит понимать, что религиозное сознание (на мой взгляд) - это не религия, в узком ли, в широком ли смысле этого слова. Не поверхностная обрядность, не вера в приметы, не обозначение себя христианином, буддистом, мусульманином, эзотериком и пр.
Это... та самая вера, которая в состоянии сдвинуть горы.
Концентрированная мощь, которая не боится основываться исключительно на этой самой вере.
Для неё вера не религия, но образ жизни, мыслей, чувств и т.п.

В каком-то смысле, конечно, в моей жизни было что-то напоминающее такой опыт.
Например, в одиночку автостопом на Алтай я ездила исключительно на вере (не религиозной, своей собственной, и в этом была большая проблема)).
Это был ход ва-банк, решение, принятое за неделю до отъезда в пику многочисленным страхам; решение, которое не нуждалось ни в чьих одобрениях (не потому что мне так плевать стало на мнение кого бы то ни было, но потому что по-другому тогда просто было нельзя), и очень, жутко боялось само себя.
... Когда ты утром в Москве выходишь на трассу и в ужасе понимаешь, что то, что ты замыслил и уже начал реализовывать накануне, - невозможно; что ты бы многое отдал за то, чтобы сейчас развернуться и поехать домой; что вот, правда, хоть бы попутчика найти, как советовала Кэти, - всё не так страшно; ты, однако же, находишь в себе силы и не разворачиваешься. Дело тут не только в вере в дружбу, ради которой ты на тот момент делаешь всё, что делаешь, но и в какой-то... предопределённости происходящего? Которую ты сам же и предопределил и теперь как бы за неё отвечаешь.

... В ту поездку всё, на что ты можешь опереться, - вера как таковая.
По пути на Алтай - отдать себя целиком и полностью (тут нет полумер, потому что не может быть) доброй воле Мироздания, по пути с Алтая - не полностью, но во многом за свои действия отвечать самому.
Довольно жёсткий опыт, в общем-то.
Но про религиозное ли сознание?..

Проблема (?) в том, что более я не готова +/- ничего принимать на веру.
Не потому что я сомневаюсь в искренности, допустим, чьих-то мнений.
Не потому что я не могу снова поехать туда же автостопом одна.
Не потому что неприятно перекладывать ответственность за то, что со мной случается, на некие высшие силы, понять которые человек якобы не в состоянии.
Но потому что мне нужно достоверно знать.
Чтобы увереннее отвечать за собственные поступки.
Чтобы не идти в грозу с мыслью - ударит/не ударит - но иметь смелость на месте изучать природное явление.
Чтобы не бояться мыслить самостоятельно.
Чтобы познавать.
... Но если я не доросла даже до религиозного сознания, всё это оказывается проблематичным.
Так, может быть, начать соответствовать себе самой и перестать бояться идти вперёд?

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, под знаком вопроса, тяпкой в душу

00:49 

Приветственное.

Следуй за белым кроликом (с).
Descanso, добро пожаловать!)


16:48 

Следуй за белым кроликом (с).
Вчера во время фильма я думала о любви.
И вспомнила такую простую штуку.
Любовь (покуда она стремится быть деятельной) не нуждается в обоснованиях.
Потому что она сама себя обосновывает; она не возникает из ниоткуда - но каждый день ты принимаешь решение любить, вполне конкретно и - насколько умеешь - деятельно.
Такая любовь не эгоистична; так ты любишь людей, которым нет до тебя (почти) никакого дела, или которые считают, что очень любят тебя, или с которыми вы, вроде, взаимно думаете, что любите друг друга, - да много или; редко, зато так радостно, когда совпадение случается более, чем по одному пункту (срезу реальности).

И, однако же, ты любишь.
Как бы больно ни было, как бы страшно ни было, как бы ты ни корил себя за то, что любить не умеешь.
В ответ ведь ты не получишь (обычно) ничего, кроме безразличия или сильной душевной боли (потому что опять, не в первый и не в десятый раз, человек, которого ты любишь, тебя предал; но... ты снова и снова выбираешь его любить [ты не делаешь вид, что тебе не больно, но ты видишь, что от тебя ждут ненависти (сознательно ли, подсознательно ли), - и даёшь любовь; не в пику, но потому что по доброй воле мы ненависти к себе не пожелаем, мы можем очень её хотеть умом, но всё-таки сердцем - никогда; а очень же хочется, чтобы человек, которого любишь, и умом её не желал; а как её не желать, когда тебя не любят?.. вот и любишь] и очень радуешься, когда вдруг становится лучше; пусть в мелочах - но и этого много); радость же (от того, что вспоминаешь кого-то) ты, вроде как, создаёшь сам и очень ругаешь себя за неё время от времени (ведь, если ты радуешься, значит, на самом деле, любишь для себя?.. хотя, вроде, без радости и любовь не любовь, но где тут провести границу?).

Я не знаю ни где тут провести границу, ни как любить хоть чуточку по-настоящему (это второй краеугольный камень; это... то место, где любовь пересекается с верой; я могу сказать, кого я деятельно люблю, но в сам факт своей любви мне приходится верить; потому что, на самом деле, я понятия не имею, что такое любовь, и - соответственно - что и как нужно делать, чтобы любить кого-то; но я знаю людей, любовь которых ярко чувствуется; и я догадываюсь, что мне до них, скажем, как до Эвереста; и мне за себя стыдно [я подозреваю, что очень мало делаю, но не знаю, где лежит ключ]).
Но я прихожу на фильм и понимаю: если у тебя что-то не получается (или тебе кажется, что не получается), это не значит, что этого нет.
Это значит, что стоит не опускать руки и стараться и дальше.

Ведь любишь ты не для того, чтобы твою любовь кто-то заметил.
И не для того, чтобы однажды с неба на тебя упала бумажка: "Сегодня тебе удалось чуть-чуть полюбить".
Но чтобы постараться увидеть того, кого любишь, таким, какой он есть.
Заметить в нём то лучшее, что ты пока способен видеть, удержать его перед мысленным взором и улыбнуться ему.
... Это большее, что ты способен другому отдать.
Пусть пока и только в мечтах/иллюзиях/стремлениях.

@темы: в зеркале моих восприятий

01:52 

Поток сознания.

Следуй за белым кроликом (с).
Вот куда это годится)
Дорисовывала стену, но вместо волн у меня получился 7-ми-головый Змей Горыныч!
(Никогда я не рисовала змей так хорошо, правда).
Теперь я думаю, как бы сделать так, чтобы это перестало быть так))
С другой стороны, может, заговаривать их научусь ненароком?..)

... Непросто это всё, конечно.
Вчера Наташа с Алиной разносили мою комнату 5 часов подряд))
*Алину от Наташи в принципе не отцепить, ну да это и не требуется)*
У нас тут почти поселилась кошка, временно обитали крыса и свинка, а девушки фотографировались, фотографировались, фотографировались...)
"Ты мне чакру творчества открываешь!" - признаётся моя маленькая соседка Наташе. (Анекдот прямо)))
Дошло до того, что Алина спрашивает у меня сегодня: когда ко мне кто-нибудь ещё приедет.
А мне... симптоматично.

Я, наверное, не очень понимаю людей, которые стремятся всем нравиться.
Которые делают что-то не потому что хотят это делать, но потому что... так будет красиво, например, потому что так на них обратят внимание, потому что так они покажут себя в лучшем свете.
Но с другой стороны, мне очень страшно временами.
Я наблюдаю за тем, какой меня видят, и обнаруживаю, что никакой.
Настолько "никакой", что для соседки, например, нормально завести со мной следующий диалог:
- Настя, а ты ведь в Ашан ездишь?
- Езжу.
- Мне неловко тебя просить, но, может, ты привезёшь оттуда 2,5 кг корма? А то мне совсем некстати сейчас?
- Э... Ну, вообще, у меня обычно сумки тяжёлые.
- Ну ладно.
(До Ашана от нас 2 остановки на метро, если что; подозреваю, что и по земле можно доехать).
Ну, или, например, Алине со мной общаться нельзя, потому что общаться со мной не заниматься делом, а априори заниматься фигнёй (но можно спрашивать у меня, как будет по-английски то-то и то-то), а с моими друзьями/знакомыми - хоть весь день. (Я не то чтобы против, но это про то же).

... В какой-то момент я была на дне рождении у Рос, и там зачастую незнакомые друг с другом люди пытались коммуницировать.
И вот кто-нибудь интересно рассказывает про себя полчаса-час, потом ещё кто-то, ещё кто-то.
А я могу послушать кого-нибудь, но про себя больше одного преложения (и то через силу) мне не выдавить.
Не потому что мне так уж нечего рассказать - но потому что я считаю это неправильным.
Рассказывать что-то про себя можно там, где есть интерес (хотя бы даже твой собственный), где собеседнику почему-то важно знать про тебя лично от тебя лично; там же, где это... лакмусовая бумажка, где почему-то нужно доказывать, что ты не пустой, возникает стремление раствориться в пространстве; оставить слово тем, кто хочет и умеет говорить.
(И ты так и остаёшься - тенью, которая, очевидно, живёт самой обычной, банальной жизнью).

... Недоговариваю, конечно.
"Важно знать про тебя лично от тебя лично" - в данном случае, стремиться к познанию. Не тебя лично :), а вообще.
Там, где этого стремления нет, говорить что-то про себя мучительно.
Потому что непонятно, зачем.
Потому что ты нехороший, а драгие ничего то, что действительно важно, сосредотачивается для тебя во внутреннем, а спрашивают (и хотят знать) про внешнее.

И раскол тут глубже, чем кажется на первый взгляд.
Потому что мне уже не понять человека, который говорит, что живёт для удовольствия / саморазвития.
Равно как ему не понять меня.
... Хотя, если бы мы взаимно постарались, может, что и вышло бы.
Увидели бы, что на разных сторонах одного кристалла пребываем, наверное.

@темы: тяпкой в душу, распорядок жизни в коммуналке, в зеркале моих восприятий, а - так

00:03 

Следуй за белым кроликом (с).
Чтобы не попасть ненароком на службу, я отправилась на кинолекторий психоаналитиков)
Встречи там проводятся совместно с офф, и - по крайней мере, сегодня - это действительно было совместно.

Началось всё, конечно, с того, что я забыла адрес (точнее, я-то думала, что его помню, поэтому прежде мне пришлось признать, что это, очевидно, не так)).
Но т.к. за подобного рода провалы в памяти ответствен (на мой взгляд) исключительно ты сам, то ты и принимаешь плоды собственной безответственности с честью. А именно не начинаешь метаться в панике по соседним улицам, заламывать руки и сожалеть о том, какой ты плохой (это-то, в общем, и так понятно), но сначала просто признаёшь, что был недостаточно внимательным, а потом вспоминаешь, что, по карте судя (смотрел же ты её хоть как-то), ещё минуты три нужно было бы пройти вперёд; а почему бы и не пройти? Проходишь - и утыкаешься в институт психоанализа.

Уютное у них здание очень (все эти милые комнаты сновидений им. З. Фрейда)) и очаровательные, светлые картины на стенах кинолектория.
Огромный экран, куча людей, фильм с субтитрами, которые я плохо вижу - и в этом плюс: погружаться в "Нью-Йорк, Нью-Йорк" в планы мои, мягко говоря, не входит.
Тем более что ты и без погружения погружаешься.

Как говорили после просмотра, речь в фильме о человеке, который наконец нашёл точку собственной сборки и может начинать мыслить. И хотя, по мнению ведущей, нет в произведении ни трагизма, ни драматизма, выходишь из ВЕИПа с болью: тебе до этой точки сборки (и до мышления, следственно), может, никогда и не доплыть.
Куски сюжета.
... Не сказала бы я, что это не драматично.
Т.е. тут ведь вопрос вот в чём: все в один голос твердят, что это внешнее, что мы наблюдаем за тем, как мыслит субъект; и да, конечно, объективно тот факт, что субъект доходит до этой точки сборки, позитивен; однако по ходу действия персонаж, очевидно, испытывает боль, притом сильную, жуткую; и вот так взять и сбросить её со счетов я не могу (хотя, может быть, если когда-нибудь я смогу приблизиться к мышлению, меня перестанет это волновать).

А обсуждение хорошее; конструктивное, мирное.
И как ни странно, не психоаналитическое.
Может быть, дело и правда в том, что высказывающиеся в этот раз друг с другом согласны.

Но очень в духе фильма: забежать в ВЕИП весной, под палящим солнцем, с надеждой на потепление, а выйти в декабрьский-декабрьский снег. Он очень рождественский, по ощущению (ветра почти нет, и хлопья падают невероятно красиво); но всё-таки снег. Сверкает сейчас под окном на припаркованных машинах. Сюрно.

@темы: фильмография, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

03:09 

Следуй за белым кроликом (с).
Не так давно мы ходили с Женей на концерт в Мариинку.
День был солнечный, весенний, светлый, мы вспоминали структуру сонатной формы, и даже въедливый вирус с его повышениями-понижениями температуры не то чтобы сильно мог нам с утра помешать)

Из трёх композиторов, чьи произведения звучали на концерте, я честно знала одного (и то, как выяснилось, не знала совсем: совершенно иные представления были у меня о Бетховене, пока Женя не скинула мне одну из симфоний).
Фамилии же Элгар и Малер не говорили мне ровным счётом ни о чём.

... Бывают такие события, в которых на месте всё.
Настолько они целостные, многогранные, глубокие.
Этот концерт получился... выдающимся.
Он открывался ни за что_не сдающимся Бетховином, в котором сказочность вперемежку с героизмом, неувядающее стремление, горение, мощь.
Продолжился невесёлым Элгаром)
Исполнялся его концерт для виолончели, и мне очень хотелось, чтобы что-нибудь произошло, круг, в который виолончель себя замкнула, разомкнулся бы, и она бы перестала страдать. И что-то стало происходить. Виолончель вышла на битву - раз, второй, третий... Но, однако же, снова и снова ей не хватало чего-то. И она опять начинала грустить наедине с самой собой, искать чего-то внутри этой замкнутости (хотя там, вовне, уже были созданы, казалось, все условия для движения). И на том концерт и закончился...

А во втором отделении исполнялась 4-я симфония Малера.
И поначалу она совсем для меня распадалась, совершенно (очень трудная для восприятия штука).
Но даже при условии этих бесконечных распадов ты (неминуемо, как кажется) ощущал себя в космосе.
Т.е. вот я говорила Жене и повторю ещё раз здесь: ещё когда дома я начинала слушать это произведение, оно мне очень напомнило 1-ю симфонию Чайковского (которую я честно не люблю за то, что она "Зимние грёзы" - и вот не больше) - но в лучших её проявлениях.
Т.е., если 1-я симфония для меня про дорогу (и, собственно, про эти самые грёзы в пути), то 4-я - про путь духа (и, наверное, души). Как просто_дорога она не читается никак)) И это прекрасно.

Это невероятнейший полёт мысли, непредсказуемость (кажется, все обычные ходы Малер делает необычными), красота и колокольчики (колокольчики могут меня примирить почти с чем угодно)) если, конечно, это не первая симфония Чайковского)))
Взлёты и падения, но - по контрасту с Элгаром - подчёркнуто оптимистический настрой.
Тут нет героизма Бетховена - но здесь его и не может быть.
Это непрекращающийся ни на мгновение поиск, который приводит в рай.
И вот в этот момент перестаёшь понимать, почему читателей обычно не устраивает рай в изображении Данте.
Я, скорей всего, трактую сейчас крайне вольно, но для меня финал у Малера едва ли не живая иллюстрация картин Данте. Это очень (непередаваемо прямо-таки) красиво и светло, это невероятной глубины и отточенности чувства, это... событие (участие в котором принимают все слушатели).

Знаете, я всегда хотела услышать голос как полноценный музыкальный инструмент.
И ни разу мне это в полной мере не удавалось (почему-то априори голосовые партии выделяются на фоне прочих, они главные, в центре внимания и т.пю).
В финале симфонии Малера этот самый голос прозвучал.
Он... сделал невероятное (т.е. по логике, должен бы был быть самым главным), превратил волшебство в Волшебство - и при этом оказался тем самым инструментом, просто_частью оркестра. Наравне со скрипками, арфами, флейтами, виолончелями и пр.
Так это здорово!..

А ещё у первой скрипки было две скрипки, и это чудесно)
Никогда раньше такого не видела)

И вот ты выходишь - и всё не можешь осознать.
Ни как можно было написать такое мощное, космичное произведение, ни как просто взять и исполнить, не сфальшивив ни в чём.
Чтобы получилось последнее, нужен и ясный взгляд дирижёра, и слаженность и глубина чувств (и понимания, наверное) в оркестре.
Иначе как залу летать.
... Так вот им в этот день удалось.

@темы: музыкальная шкатулка, кусочки счастья, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

00:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда я шла сегодня на вечерню в Иоанновский ставропигиальный женский монастырь, я была готова к чему угодно, но только не к тому, что захочу остаться там жить и никуда больше не ходить.
Потому что свет там, кажется, разлит везде (в страстную-то пятницу!).
Потому что скорбь тут перековывается в радость.
Потому что с первого шага ты однозначно дома.

Вечерня - служба необычная.
Там поют многое из того, что, как правило, не поётся, и это само по себе очень красиво.
Днейвной свет из окон и тихие, уносящие вдаль голоса.
Т.к. монастырь женский, и хор женский - запредельный, нежный, ненавязчивый.
И столько во всех этих спелениях звуков и слов красоты!..

У службы ярко выраженная структура.
Мужчины зачитывают отрывки из Евангелия (про Моисея и послание коринфянам, про предательство Иуды и про распятие, про смерть ИХ и про скорбь Марии Магдалины).
И, вроде, громко, пронзительно, скорбно - а одновременно невероятно тихо, спокойно, с любовью.
И всё это вперемежку с молитвами (которые читают женщины, что само по себе очень необычно!) и партией хора.
А в какой-то момент загораются свечи в руках у прихожан и монахинь (часть из них стоит на балкончиках наверху - и так сразу вспоминаются "Звуки музыки"!..) - и столько от этого радости внутри...

В какой-то момент начинается проповедь. Я инстинктивно хочу уйти, потому что много слышала в храмах и монастырях постороннего, не_такого. Но смотрю на спокойно-мудрые (не лишённые чувств, а именно что на осветлённые разумом) лица монахинь, вслушиваюсь в слова и волей-неволей восхищаюсь. Человек рассказывает про природу зла (как рассказывали бы эзотерики) и про свободу (не в привычно_православном ключе, но как о том, что принесло в жизнь человеческую страдания, но, однако же, было дано человеку для блага Мироздания), про страдания, про типичные_ответы на непростые вопросы, про любовь. В проповеди разбираются некоторые философские трактаты, приводятся примеры из художественных произведений.
И это так прекрасно!.. Вдруг живая мысль, широта и глубина.

Я остаюсь не до самого конца службы, потому что за мной приходит Наташа, которой я, как вариант, предлагаю меня найти и отсюда увести)
*Вообще это, наверное, немножко шок, когда ты только из Тулы, а почему-то сразу оказываешься в питерском монастыре, который сам же нашёл по навигатору*.
Но ощущение безграничного мужества и твёрдости, глубины чувств и крепости духа, света, который льётся отовсюду (и который вполне определённо звучит), и любви я уношу с собой в по-декабрьски заснеженный Питер.

@темы: в зеркале моих восприятий, сказка в дверь стучится

02:17 

Следуй за белым кроликом (с).
Вести паблик, по ощущениям, как преподавать.
Не кому-то что-то, но делая резкий крен то в одну, то в другую сторону.
Постоянно рискуя, меняя курс, не зная, что будет завтра, но что завтра - будет.
И непременно с отсылками к сегодня.

- Ты уже второй раз за последние два дня радикальнейшим образом переписываешь историю, которая уже начала было формироваться, - бурчит внутри. - Каким образом ты намерена выплывать из всего этого?
- Этот вопрос я задаю себе перед каждой парой))) Порой мне кажется, что не выплыть совсем_никак. Что нужно бросить всю эту затею и стать обычным, правильным преподавателем (у которого всё всегда по плану, знающие ряд "обязательных" вещей студенты и т.д. и т.п.). Но знаешь, то чувство, которое прорастает внутри, когда ты вместе со своим судном и командой вдруг выплываешь из очередной пучины, - бесценно. И я не готова променять его на покой.

Года полтора назад этот текст появился тут.
Теперь он висит в паблике, но вспомнить его здесь для меня сейчас не менее важно.

Текст.

@темы: картинки у меня в голове, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

00:43 

Следуй за белым кроликом (с).
В Питере нынче зима. Т.е. её тут, конечно, принято называть безвременьем, но... даже не знаю.
Просыпаешься утром - снегопад, едешь на работу-с работы - тоже.
Без перерыва, с сильным ветром и мягкими-жёсткими хлопьями снега в лицо.

Группа детей-альпинистов едет на какую-то игру (в смысле, соревнование).
С рюкзаками, палатками, верёвками, шлемами - всё, как у них положено.
Весь путь до Балтийской учатся вязать различные узлы, а я смотрю на белые-белые пейзажи за окном (снега и правда очень много нападало) и вспоминаю, как в очень похожую погоду (правда, снега было на порядок меньше)) мы выезжали в Хибины. Было страшно (мягко говоря)), но мы тогда прицельно ехали в зиму и собирались ночевать не в палатках. А тут в палатках там, где расчёт был на весну.
Жестоко оно, но дети прямо молодцы: позитивные-позитивные (по ощущениям от настроя, в полноценный поход едут, но нет, до воскресенья).

Вообще, отличнейшая погода перед страстной пятницей.
Правда, у меня то Хибины, то Алтай.
Еле-еле я сегодня добралась до дома на почти отвалившейся подошве.
Если учесть тот факт, что за последние дней 10 это вторая пара обуви, в которой_пока_больше_нельзя_ходить_никак, а также то, что с зимы точно (с осени - с большой долей вероятности) каждый шаг на улице для меня через физическую боль (причина может быть разной, но факт вот такой вот), мне, наверное, пора задуматься о своей жизни))))
А точнее, о тех внутренних дырах, которые это всё вызывают.
На Алтае я с ними так и не разобралась.

А в остальном, у меня прекрасные студенты.
- Я смотрю, вы не любите упрощать жизнь, - говорит мне Наташа, которой я отказываюсь переводить слова из домашнего стихотворения Рильке.
- Терпеть не могу, - не задумываясь, соглашаюсь я.
У нас звучит то Евтушенко, то Цветаева - и я давно уже не считаю, что это почему-то может быть неправильным на паре по немецкому языку в университете.

Помню, как-то Наташа задерживалась, а Сабрина придумывала, какую картину Дюрера описать ей по-немецки.
- Нет, ну эту Наташа не узнает, - рассуждала Сабрина. - Я сама её не знала до этого момента.
(А там гравюра такая... ну, не самая известная, наверное).
- Наташа училась в художке.
- Я тоже.
- А вы всё-таки попробуйте, - предлагаю я, думая, что Сабрина просто не понимает, что я имею в виду))
... Наташа узнаёт картину по первому же слову.
И это совсем меня не удивляет)
Чудесные люди)

@темы: околофилологическое, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу, записки на манжетах, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, человеки!..

02:48 

Следуй за белым кроликом (с).
У меня на стене теперь обитает кораблик.
Он плывёт к солнцу - правда, пока обшивка его вся в ранах, а вместо волн - кирпичная кладка.
Но я надеюсь, в ближайшее время мы это исправим, и плавание кораблика будет долгим и светлым.

***
На кровати у меня спит кот.
Меня долгое время уверяли в том, что он в принципе не моется и ходит в туалет там, где этого пожелает.
Я не то что за ним слежу, но моется, когда видит в этом смысл.
И по делам всегда идёт в клетку - на сколько часов я его ни выпущу.
(Когда его хозяева уезжали за город с ночевкой, он бродил, где хотел, весь день, и всё нормально было).

Ещё кот очень любит, чтобы его гладили (у него, кажется, сильно чешется шея под ошейником, который на него одели несколько лет назад для... красоты, наверное), но это не очень люблю я.
Со мной не работает установка Алины: "Кошка существует для развлечения".
Со мной можно лишь мирно сосуществовать, занимаясь (часто) своими делами, (редко) общими.

***
Я всё ещё периодически что-то готовлю)
Недавно вот был омлет с бананами. Жареные бананы - это странно. В первый раз, когда я их пожарила, они по запаху стали очень напоминать сыр, но по вкусу нет: бананы и бананы)
В омлете они вполне хороши, когда омлет соленый; если же подумать, что ну вот бананы сладкие, зачем омлет солить, получается что-то невразумительное (жареными они не такие сладкие всё же).
Омлет со сладким перцем и аджикой, однако, на порядок вкуснее) Т.е. я-то его делала ещё и с помидором, но без оного вполне можно обойтись. Яркий он очень и контрастный за счёт сладости-остроты.

От безысходности я много всякого запекаю в последнее время)) И вот совершенно неожиданно мне понравилась запеканка из кабачков. Она очень... изысканная что ли. (По сравнению с той же картофельной с грибами).
Лёгкая-лёгкая, но при этом запеканка. Не знал бы - не поверил бы, что из кабачков.
Хотя кабачки - странный продукт)
Недавно соседка угощала меня маринованными кабачками - и вот опять же, не скажешь.
Они утрачивают свой обычный (при жарке) вкус, но не становятся безвкусными. Как огурцы без кожуры, только нежнее. Забавный такой эффект.

@темы: в зеркале моих восприятий, мухомор - гриб несъедобный, впрочем... (!), а - так, распорядок жизни в коммуналке

05:01 

М. Булгаков, "Мастер и Маргарита".

Следуй за белым кроликом (с).
В романе Булгакова эпиграф из Гёте.
Совершенно не нарочно я сейчас перечитываю "Фауста" и искренне не понимаю, к чему он там.
Но давайте по порядку.

"Мастер и Маргарита" для меня роман о зле.
О зле мелочном и банальном, но принимающем, однако, вселенские масштабы.

Зло в романе для меня не Воланд и его свита.
Они ничего именно_злого не совершают, но, скорее, вскрывают те язвы, которыми усеяно Мироздание.
Выносят на поверхность то, что не для всех очевидно; порой весьма специфичными методами - и тем не менее.
Как точно подмечают ребята, восстанавливают справедливость.
(Показательна последняя сцена с участием Воланда и его свиты - в ней очень много высоты, глубины звучания, красоты, наконец. Поразительная она).

Зло в сознании.
В мелочности, в суетности, в приземлённости, в вечном недовольстве и неспособности совершать поступки.
В отсутствии личности как таковой.
... Можно было бы сказать, что это характеристика советского общества, например, но, кажется, что нет: действенная сила. Которая пронизывает собой весь текст и выбирается за его пределы: ты ощущаешь её почти физически, однако ни в одном из персонажей она для тебя не воплощена.

Добра в тексте в принципе не представлено.
Т.е., конечно, есть Иешуа - но в нём почти нет силы.
Есть Левий Матвей с ножом - но опять же ж.
Внезапно зато есть мир покоя, которым, вроде как, заведует Воланд.
Который тут в принципе едва ли не всем заведует.

... Он не похож на Мефистофеля.
Он мощен, город и неприступно тих, слишком возвышен, чтобы хотеть злого.
Я бы сказала, он хочет того же, чего обычно хочет добро: расширения человеческого сознания.
Но если для добра это цель, для Воланда, скорее, средство: ему мешают расставленные человечеством границы.
(Там, где лично его они не задевают, ему никакого дела до них нет).

Кто он, таким образом, непонятно.
Тот, кто уравновешивает зло, пока добро где-то растворилось?
Но где и с чего?..
По ощущениям, представляется, что Воланд не выбирал свою роль.
Как Фагот не выбирал ёрничать и делать мелкие пакости.
Просто ему было слишком скучно.
Просто почему-то так вышло.

... Очень здорово изображена тьма над Ершалаимом.
И те отдельные личности, которые в романе есть.
За Маргаритой невероятно увлекательно наблюдать, владелец "Грибоедова" прекрасен)
Сцена с вороными конями настолько космична, что перекрывает все предыдущие впечатления (после неё совершенно невозможно читать эпилог, например).

Должно бы всё это очень сильно негативно влиять, а не влияет почти никак (ну, подумаешь, свет в ночи в комнате включается, подумаешь, с бесами сталкивает).
А уж после финальной сцены и мысли о подобном влиянии не возникает: напротив, она вдохновляет на что-то более высокое, нежели имеющееся в тебе сейчас.
И, однако, добра тут близко не стояло.
Кого же изобразил Булгаков?..

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, под знаком вопроса

00:20 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне нравится мысль о том, что в этике нет ничего закреплённого.
О том, что не существует никакой абстрактной правильности/неправильности, погребающей под собой все - почему-то называемые типичными - ситуации.
Всякий раз ты оказываешься перед выбором - решать или не решать, и если-таки решать, то перед неизвестностью.
Перед 'ровно здесь и сейчас я выстраиваю свою мораль с нуля'.

Очень долго я была категорически против того, чтобы заводить (самой) какие бы то ни было группы в контакте.
Однако обстоятельства (внутри меня самой) поменялись, и теперь группа у меня появилась.
В ней я намерена время от времени размещать свои сказки, стараясь делать это максимально искренне.

Надеюсь собрать, наконец, рассеянное по дайри в одном месте.
В процессе перерасставить акценты.
И кое-что про себя (и не только про себя) понять.
Заходите, если есть на то ваша воля)
vk.com/club144824632

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий

16:53 

Следуй за белым кроликом (с).
Вирус трещит из всех углов: но картина была бы неполной, если бы...
... если бы всё вышеозначенное не было (не очень) красивым фоном для кризиса веры как таковой.

Этому кризису, в общем-то, уже полгода.
Изначально он проявляет себя как кризис в методологии (т.е. ты упорно каждый день что-то делаешь, а потом перестаёшь в это верить; точнее, наверное, в себя как в деятеля).
Но коль скоро выхода из этой воронки ты не видишь, а перестать делать то, чему не один год и что в то же время самое важное, что есть у тебя в жизни, представляется кощунством, оно перекидывается и на другие сферы тоже.

И в итоге всё это оборачивается кризисом веры как стиля жизни.
Есть штуки, которые я - в каком-то смысле - знаю (к которым я когда-то через эту самую веру пришла).
Но чтобы их знать, нужно что-то делать.
А делать так, как я делала раньше, я, строго говоря, не могу.
А по-другому не получается.
И это очень больно.

"Это всё оправдания, Настенька! Ты просто лентяй и не хочешь как следует подумать!"

Это всё может быть оправданием, безусловно.
И, наверное, им и является.
Но...
А нет никаких но.

В тот самый беспощадный январь мы сидели с Дашей в ночи в Саратове и говорили про болезни.
Речь, как это часто у нас бывает, шла о силах, природу которых мы не ведаем.
- Я могу сказать своему колену не болеть, - отвечала мне Даша. - Но что его тем самым вылечит, я не знаю. И в этом смысле лекарства оказываются лучшим вариантом. Их природу я, по крайней мере, понимаю.
- Но всё ведь... проще, - возражала я. - Т.е. да, я могу, например, визуализировать вирус, придумать способ его удаления за пределы своего организма и, собственно, благополучно удалить. Если я в достаточной мере наивна, я буду считать, что сделала это сама. Но природа визуализации как таковой при этом останется для меня сокрытой.
Поэтому в идеале я не прибегаю к подобного рода методам. Но просто начинаю мыслить.
- Но природа мысли неведома тебе в той же мере, что и природа визуализаций.
- Нет, извини. В данном случае, я мыслю предельно конкретно. Я ищу в совокупности своих идей те, за которые уцепилась болезнь, продумываю их тщательно, меняю ряд установок и выздоравливаю. По сути, выздоровление является результатом этой самой внутренней работы над собой.
Да, мне неведома природа отдельно взятой абстрактной мысли. Однако в данном случае мысль не падает мне на голову, непонятно с чего, как и кем данная. Я думаю конкретно о конкретном. О том, какие шероховатости внутри меня вызвали тот или иное заболевание, и о том, как я могу их проработать.

Так вот, оказывается, нет никаких "но", потому что вера как стиль жизни для меня сейчас аналогична визуализации заболеваний. Я не знаю ни с чем имею дело, ни, соответственно, какие последствия это всё за собой повлечёт.
При таком раскладе логичнее принять лекарство (пойти, например, в монастырь).
... Но это я и в январе знала.
А вот что не нужно понимать природу мышления, для того чтобы суметь по-другому, - почти откровение)

Весь мой конфликт ведь строился на том, что я не могу понять, что оно такое, как ни пытаюсь.
А раз я не могу понять, я и мыслить не в состоянии.
Но мыслить можно без понимания глубинной сути процесса.
Нужно лишь решительно начать.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

Упражнения в прекрасном.

главная