01:43 

Следуй за белым кроликом (с).
Чем дальше читаешь "Рассказы Вельзевула", тем меньше хочется это делать.
С одной стороны, потому что очень больно. Потому что с этим перекрученным сознанием потом как-то и жить дальше нужно. А как?..
С другой стороны, потому что, чем ближе тебе что-то (или кто-то), тем меньше в тебе сил терпеть то, что не близко от слова совсем. Если очень грубо формулировать, ты можешь быть в восторге от содержания и совершенно не выносить форму или - как в моём случае - посыл.
Парадокс в том, что просто взять и бросить читать ты не можешь.
Не потому что никогда так не делаешь - делаешь; как раз-таки "Рассказы Вельзевула" пару лет назад взял и бросил.
И не потому что у Гурджиева волшебным образом получается сделать то, что он обозначает своей целью во вступлении. [Поначалу, честно говоря, думаешь, задуманное у него не выйдет никогда - пока не обнаруживаешь себя вляпавшимся по самую макушку) Это нелогично, так не бывает, но почему-то оно так].
Но потому что... он трогательный такой.
Вот ни разу не трогательный, кажется, всё делающий для того, чтобы у читателя возникло желание начать кидаться свежими помидорами. А, однако же, как его не любить?.. Дело-то совершенно не в том впечатлении, которое он намеренно производит. Но в том, что стоит за стремлением производить такое впечатление.
... Читать, правда, от этого легче не становится. Напротив, с каждой новой главой всё труднее и труднее.
Но, в общем, никто и не обещал, что будет спокойно и беззаботно.
И это отличная новость)

@темы: книжный червь, в зеркале моих восприятий

03:19 

Следуй за белым кроликом (с).
Этой зимой лёд по Неве шёл очень долго.
Река не вставала, была в непрестанном движении.
Проходя по набережной в ночи, можно было услышать тихое шипение.
Это льдины сталкивались друг с другом, наезжали одна на одну, выпрыгивали.

Когда река вдруг встала, оказалось, что всё и замерло, как вставало.
Получился фотографический снимок жизни.
Только что тут движение было в самом разгаре - кто-то нажал на кнопку, а может, сказал: "Морская фигура на месте замри!" - и вот налицо целые говорящие формы, хороводы из льдин, которыми можно любоваться бесконечно, которые можно читать.
Наверное, пару дней Нева простояла так. А потом начался снегопад.
И сейчас, проходя по набережной, видишь, скорее, безграничное белое поле.
Можно поддаться искушению, отправиться по нему гулять - только тогда, может, и вспомнишь, что за этой оболочкой скрывается зачарованное царство.

Пусть тут будет немного январского Питера и окрестностей.








@темы: в объективе, воспоминательное, мир на сетчатке глаза

03:01 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда речь заходит о внутренней работе, не имеется в виду война.
Бесполезно палить из пулемёта в то, что хочется в себе изменить.
(Равно как бессмысленно не обращать на него внимание, надеясь, что оно как-нибудь само рассосётся).
Потому что, пытаясь что-то уничтожить, ты отрицаешь сам факт его существования.
Как бы говоришь: "Тебя нет. Давай вот вместе посмотрим".
В здравом уме ты бы не стал палить по живому (тем более что это живое ты сам).
Но ты уверен в том, что это иллюзия, мираж, и потому организуешь против него целую кампанию.
Вот только он с тобой не воюет (о чём воевать с тем, кто утверждает, будто тебя нет?..).
И когда ты, упоенный очередной псевдопобедой, радуешься тому, что вот же, удалось, конечно, не замечаешь, что всю эту кампанию твой "неприятель" провёл бок о бок с тобой, будучи главным советником.

Внутренняя работа предполагает выход из привычной системы координат.
Чтобы увидеть истинную сущность какого-то внутреннего явления, нужно подняться на вершину горы, как бы отделить себя от него.
Пока вы на одном уровне, вы тесно спаяны друг с другом.
Вы видите друг через друга, слышите, осязаете, думаете.
Только там, где что-то становится немыслимым, можно сбросить с себя это что-то.

Но чтобы оказаться там, где это что-то немыслимо, нужно совершить немыслимое.
Нужно сделать то, что ни за что бы не сделал раньше.
Не потому что не мог - потому что так не смотрел на вещи.
Для какого-то изменения хватит одного немыслимого действия, но для какого-то требуется перевернуть с ног на голову собственную систему координат.
Возможно, даже забыть о том, что хочешь что-то поменять, не ведая о том, а сработает ли)
... Никаких готовых схем (если у тебя есть схема, оно уже не немыслимо), просто импровизация.

Оно потому и больно, что предполагает выход за пределы собственных "устоявшихся" границ с последующим возвращением в оные, а значит, растяжением оных.
Но боль не большая плата за возможность "жить" вместо "спать".

@темы: в зеркале моих восприятий

03:59 

Из диалогов с собой.

Следуй за белым кроликом (с).
3,5 недели, 1206 выученных французских слов и фраз.
- Ты видишь, что творится?
- Зачем?
- Ты видишь, что творится?
- Я вижу, что ты пьёшь французские слова как лекарство. Ими ты вполне успешно заглушаешь боль, которую причиняет твоё сознание твоей душе. Однако... это так не работает.
- Поясни.
- Оттого, что ты закроешь глаза, стены не перестанут рушиться.
- Да, я знаю. И что?
- А значит, дом ты не спасёшь.
- Зачем мне его спасать?
- Но почему ты тогда просто не дашь ему рухнуть? Зачем расставляешь заглушки?
- Я не хочу ничего не чувствовать. Представь: есть у тебя, например, файл, в котором хранятся самые важные для тебя записи последних 5 лет. К тебе кто-то приходит и говорит: "Или я его удалю сам, или ты его удалишь". Ты понимаешь, зачем оно, поэтому спорить не будешь и, конечно, предпочтешь удалить файл сам. А дальше окажешься перед выбором. Либо сделать всё быстро и безболезненно, т.е. мышкой перенести файл в корзину, либо нет, т.е. открыть документ, внимательно его перечитать, восстановить в памяти то, о чём успел позабыть, прочувствовать то, что хочет быть прочувствованным... И только после этого удалить.
- И в чём суть?
- В том, что быстро и безболезненно бывает только во сне.
- Но... заглушки разве не тот же сон?
- Заглушки - сон, который я хоть в каком-то смысле выбираю сама. У меня нет иллюзий на тему того, что они не сон. В этом разница.
- Но неужели боль так сильна, что без заглушек не обойтись?
- А какой мерой ты собираешься её мерить?.. Боль - это просто боль. Проблемы начинаются там, где ты забываешь о том, как с ней работать (и о том, что в принципе можешь как-то с ней работать). Тогда, если ты ещё не додумался прыгнуть в самую пучину, заглушки поспособствуют тому, чтобы ты в ней не оказался.
- А если уже додумался?
- Тогда заглушки, наконец, станут заглушками. Они уже ни от чего не оградят. Но в ту минуту, когда ты заткнешь ими уши, ты не будешь слышать свою боль. Тебе придётся их вытащить, но потом ты снова сможешь их вставить.
- Это как перемена между уроками?
- Наподобие.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

00:12 

Следуй за белым кроликом (с).
22:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Я всегда очень скучаю по Зимнему. Я не знаю пространства, которое было бы настолько многогранным. Поэтому, если в Главный Штаб я хожу, чтобы посмотреть на работы импрессионистов, в Зимний я прихожу, просто чтобы там быть. Пребывание самоценно.
... Первый четверг месяца попал на первое февраля, поэтому мы с моим вирусом почти не стояли на морозе и зашли сильно раньше запланированного) "Ну ладно, - подумала я, - до закрытия в таком состоянии не продержаться, уйду, самое позднее, в 5". Ну прям)))
Идёшь не куда-то конкретно - наудачу, и сразу начинаются чудеса.
В Эрмитаже всё ещё проходит выставка про революцию 1917.
Понаслышке я знала про неё, но не испытывала энтузиазма, потому что не люблю ни само событие, ни СССР.
Но как же она там на месте!..
Стоит тебе просто зайти в один из залов - и ты влюблён в тех, кто это организовал.
Потому что лучше и живее, кажется, невозможно.

Ничего из того, что ожидаешь, ты там не находишь.
Напротив. Ты видишь Зимний через призму тех лет, словно бы оказываешься в нескольких временных срезах одновременно. А параллельно - те из историй, что тебе ближе. Те, на которых останавливается сердце и глаз.
... Жена и дочери Николая II, получившие специальное образование и работавшие в годы войны санитарками.
С. Есенин, тот же санитар, время от времени читавший стихи царской семье. Мимопроходящий экскурсовод не без презрения говорит о том, что он таким образом бежал от воинской службы. А ты не понимаешь, ни причём тут это вообще, ни кто бы на его месте не бежал.
А. Блок, поддержавший революцию.
Последние записи из дневников Николая II и его жены.
Лейб-медик, лейб-повар, камердинер, горничная, добровольно разделившие судьбы императорской семьи.
Все эти "вообще мы должны были расстрелять только императора, но расстреляли всех; скажем, что всех сослали, но в ссылке они умерли".
Солдатские койки в Зимнем.
Почти_решение похоронить жертв революции под окнами Зимнего, которое всё-таки удалось изменить: 100 с лишним человек были погребены на Марсовом поле вот почему там такая атмосфера.
А в этом помещении было арестовано Временное правительство.
И везде - лозунги и флаги, лозунги и флаги...

Революционным вихрем меня выметает в ту часть первого этажа, где я ещё ни разу не была.
Там Кавказ, Алтай, Сибирь.
Поначалу кажется, что среди осколков древней посуды и наконечников копий не найду я в своём состоянии ничего интересного. Но Эрмитаж всегда знает, куда ведёт))
Ничего не подозревая, сворачиваешь в какую-то мертвенно освещённую галерею.
Уже вид чуть не рассыпающихся в прах кусочков ткани настораживает.
А потом встречаешь труп женщины - и всё становится на свои места.
Эрмитаж прекрасен)

Помимо трупа, в этих катакомбах мне встретились прекрасные шлемы чуть ли не в виде петухов, не менее трогательные копья - тоже с какими-то животными, кажущаяся игрушечной одежда рыцаря с ужасающими штыками на коленях. А также мумия вождя, маски (погребальные) людей и животных, чудо-повозка целиком из берёзы (огромная! словно скелет никогда бы не поверила, что оно может ездить, но, видимо, может), скажем так, гробы (для них есть какое-то более подходящее слово, но я не буду его искать), череп коня и, конечно, труп коня с подписью: "В витрине представлен старый конь рыжей масти, высотой в холке более 150 см" - и комментарием про то, что это лучший конь того племени.
У Эрмитажа славное чувство юмора))

Как бы уютно мне ни было в этих залах, испытываешь несказанное облегчение, оказавшись вновь на 2-м этаже среди роскошеств. И там вдруг Робер с "Пейзажем с водопадом" (не одним). У него прекрасны и водопады, и картины с водопадами в целом; в них много сказочности и добра. Присаживаешься, чтобы перевести дух, и тут...
Приходит часовщик и заводит часы!
И они поют разное.
И это так волшебно)

Следуя за часовщиком как за крысоловом из Гамельна, проходишь мимо чудного Амура Фальконе, мимо картины Пуссена про встречу святого семейства со св. Елизаветой и Иоанном Крестителем.
Там идёт экскурсия про краски и композицию живописца, а потом слышишь, что у классицизма были свои недостатки, что, мол, фигуры на этой картине словно статуи.
Да какие же они статуи?.. Разные с разных ракурсов и невероятно живые.

Пробираешься к Рембрандту через любимых фламандцев, а там всюду красота!
Не знаю, искренне не знаю, где можно её там обнаружить, но у работ этой школы я ощущаю себя на своём месте))
В других залах я всё-таки гость, а тут, наконец, говорят то самое важное)
И ты: "Да! Да! Да!"
... Улыбаешься волхвам, пробирающимся через сугробы снега, узнаёшь матрицу в изображении стрельцов корпорации, радуешься бесконечным карикатурным праздникам и вдруг... натыкаешься на копию центральной части "Сада земных наслаждений" Босха. Что ещё нужно для счастья, я, право, не знаю, пока не заглядываю в соседний зал.
А там "Юноша с лютней" Караваджо, вернувшийся с реставрации. И вот разные бывают картины, но эта поёт.
И мелодия её такая неземная, тихо уносящая в высшие миры... Волшебство!)
А рядом зал, в котором можно танцевать. Куда уходишь, чтобы уложить в голове и вернуться) И снова слушать и слушать)

До Рембрандта я дохожу с мыслью навестить любимые картины и пойти уже домой.
Но когда такой план работал))
Пока я смотрю на снятие с креста, меня окружает экскурсионная группа.
И мне так нравится, что говорит экскурсовод, то, на что он обращает внимание, что я так и брожу с ними от картины к картине вплоть до закрытия музея)

В сумерках ремрандтовский свет ещё яснее и контрастнее.
Где-то он сокровенный, где-то баюкающий, мягкий, где-то неземной.
Я вижу на картинах этого художника не беспорядочные, но очень интенсивные эмоции и многогранные чувства.
Зачем-то стою со слезами на глазах у полотен, которые столько раз прежде подолгу наблюдала.
Встраиваю в своё видение сообщаемые экскурсоводом факты, которых не всегда хватало. И они встраиваются же!
И, как обычно, с трудом себя отклеиваю от блудного сына.
Буквально на днях я читала эту притчу - а тут вот опять)
... Как всегда, из Зимнего меня выгоняют)
Как всегда, я уже начала скучать)

@темы: кусочки счастья, коробка с красками, в зеркале моих восприятий, сказка в дверь стучится

21:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Чем больше болеешь, тем больше работай.
Этакое железное правило, в соответствии с которым 2 дня подряд ездишь в Петергоф, заходишь в офф, забредаешь в Зимний.
Неважно, что периодически подскакивает температура, и кажется, что до дома не дойти совсем никак.
Важно не позволять себе любить себя постоянно.

Нехорошо, что ситуация про "лёг спать в 12, уснул в 6, в промежутке ревел", грозит стать нормой.
Хорошо, что пока только грозит.
А в остальном... мне всегда очень стыдно оттого, что мои "мне плохо" ни в какое сравнение не идут с "плохо" да чуть ли не всех людей. Но чуть ли не все как-то умудряются об этом молчать, а я не выдерживаю.
Такие дела.

@темы: тяпкой в душу

23:53 

Ну, или как-то так.

Следуй за белым кроликом (с).




@темы: а - так

23:46 

Следуй за белым кроликом (с).
Трудно признаваться себе в том, в чём признаваться не хочется.
Годами делаешь что-то, прикрываясь неосновным мотивом, но выдавая его за оный, а потом больше не можешь так.
Не потому что не хочешь (пожалуй, напротив, хочешь: пусть это не самые светлые твои иллюзии, но они определённо лучше реальности), но потому что это бес-совестно.
Потому что врёшь себе, врёшь другим, а потом мечешься израненный, не понимая ни откуда оно всё, ни почему хвост не сходится с началом.

... Непонятно, куда ведёт этот путь.
Из самого пути ничего хорошего ли, доброго ли не видится.
Кажется, что всё будет становиться только хуже, и хуже, и хуже - и где-нибудь там и застынет.
Но что все эти наши "хуже"? Не эгоизм ли в высшем его проявлении?..
Да и пусть хуже, невозможнее, непереносимее. Только бы перестать врать.

@темы: тяпкой в душу

23:48 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне стыдно сюда писать.
Стыдно, потому что меня больше не держит то, что держало раньше, и поэтому почти каждое слово, которое я пытаюсь набрать, шипит в ухо: "Лицемерно", "Ложь", "Тщеславие", "Одиночество", "Слабость".
Поначалу я думала, что это пройдёт.
Ну хорошо. По ряду внутренних причин, я не могу писать так, как писала раньше, но это же не означает, что совсем никак не могу.

Наверное, не означает.
Но я не хочу иметь никакой связи с тем, что пишу.
То, что кажется мне сносным, не имеет ко мне никакого отношения (т.е., когда я пишу, имеет же, но постфактум оказывается, что нет); прочее представляется мне отвратительным. Чем-то, что не просто оформлять в слова - думать и чувствовать стоит с осторожностью.

Мне ведь есть о чём рассказать.
И раньше, стоило мне прийти домой, я садилась за компьютер и рассказывала тут об этом.
А сейчас я вижу в этом хвастовство, эгоизм, лицемерие.
Словно я пытаюсь растянуть во времени то, что длится мгновение, и тем самым уродую его существо.
Словно я намеренно закрываю глаза на правду, которая про то, что мне не за что себя хвалить.

Это очень хорошо видно по ситуации с французским)
Я ведь учу все эти слова, просто чтобы не чувствовать боли.
Чтобы не думать о том, о чём думать мучительно.
От меня требуют вполне конкретного действия; и чем дольше я его не совершаю, тем тяжелее мне становится.
Такое же... довольно бестолковое занятие на какое-то время притупляет восприятие.

Это как идти по улице с плеером в ушах, только ещё более оглушающе.
Вот ты только что барахтался в море, а сейчас летишь, и ничего тебя не волнует.
... От этого тоже стыдно.
Ну, зато до В1 уже доучила. Эдакий сюр.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

01:46 

Следуй за белым кроликом (с).
У меня всё никак не получается вполне осознать, как это - сделать совесть активным началом.
С пассивной совестью мы так или иначе периодически сталкиваемся.
Бывает, что нас поражает какая-то ситуация настолько, что мы принимаемся что-то делать; или же чьё-то событие мысли становится для нас отправной точкой для собственного движения; или мы остаёмся равнодушны к кому-то или к чему-то - а потом ругаем себя за это, не потому что ругать - какое-то полезное осмысленное действие, но потому что мы иначе не можем: засыпаем - а оно внутри, просыпаемся - всё там же.
Иными словами, как и в случае с пассивными эмоциями, нам необходим внешний толчок (да, безусловно, мы сознательно можем стать более чувствительными к этим толчкам, но без них, кажется, как?..).
Но мне глубоко не близка такая идея.
Я не понимаю, почему что-то может меня таким образом обуславливать; почему я нахожусь в зависимости от наличия / отсутствия чего-то; почему я не могу сама это что-то создать; почему в принципе нужен какой-то посредник.

... Не нужно никакого посредника.
Пытаясь отыскать какую-то эфемерную ситуацию, или зажечь совесть там, где, как кажется, её зажечь нужно, или погружая себя в чувства, которые не могут оставить равнодушным, мы, как мне представляется, лишь отдаляемся от того, что ищем. Ждём импульса извне (пусть, вроде как, мы сами появление оного инициируем), вместо того чтобы нащупать его внутри.
Но мы сначала виноваты и только потом в чём.
Мы сначала берём на себя ответственность и только потом видим, за что.
Сначала принимаем и только потом учимся любить.

Может, и с совестью так?
Прежде мы осознаём, почему без неё больше никак не возможно, и волим вступить на этот путь.
И только потом проявляем её и в конкретных ситуациях, и просто в жизни?..
Можно долго уговаривать себя почувствовать радость (и даже в итоге уговорить), но не искреннее ли всем своим существом понимать, почему она уместна?
Так и тут?

@темы: в зеркале моих восприятий

23:48 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне нужно рассказать эту историю, чтобы разобраться в ней.

Когда я приехала в Москву, папа всё говорил мне, что нам нужно куда-то вместе съездить, потому что ему что-то кому-то нужно купить, а без моего совета он не может.
Я знаю, что истории, которые начинаются так, ничем хорошим в нашей семье не заканчиваются.
Но всякий раз мне так хочется верить в счастливый финал...

Решив поверить в историю про некоего мифического человека, которому мы что-то покупаем, я поехала с родителями в магазин. Когда мы доехали, и родители признались, что это подарок мне (но без моего одобрения они его не купят), я всё ещё старалась мыслить в позитивном ключе. Но когда я увидела картину ценой 30к, у меня через сердце словно игла насквозь прошла. И, в целом, я с этим до сих пор не справилась.

Дело не в том, что я год живу без ноутбука, а за эту сумму могла бы купить два.
И не в том, что и помимо ноутбука, есть ряд вещей не первой необходимости, которые я ни за что сама себе не куплю, именно потому что они не первой.
В конце концов, моя концепция про "хотите сделать подарок - не дарите ничего, либо подарите что-то, что действительно_нужно", остаётся лично моей.
Но... если бы эта картина была безвкусной картиной (какими были почти все картины в этом салоне), сказать "нет" мне было бы намного проще. Она же была прямым попаданием; она мне правда понравилась (и дело не в том, что мне не может не понравиться картина про горы). Вкупе же с тем, что я знаю, что папа долго выбирал, и они с мамой не раз туда катались, и, ну, правда хотели сделать сюрприз (тут можно долго продолжать) - отказываться просто невыносимо. Отказ воспринимается здесь как "зря вы старались", "ничего я у вас не возьму".

А дело, к сожалению, не в этом. И даже не в том, что я пыталась сформулировать маме: "Хорошим картинам место в картинных галереях". И не в том, что я не стою этого полотна.
Дело в том, что я не покупаю картины (и что бы то ни было ещё) для декора. Дело в том, что в моём мировоззрении нет места понятию "декор", равно как понятиям "удовольствие", "наслаждение", "развлечение", "комфорт".
И это принципиально.

Это можно не понимать и не принимать, но отрицание в любой его форме я воспринимаю как агрессию.
Как посягательство на мои личные границы.
Для меня столкновение с этим отрицанием жутко болезненно, когда человек и не пытается сделать мне лучше.
Когда он просто со мной разговаривает, как разговаривал бы о видах шарлоток, о своих любимых книгах.
Я вижу, что он просто не видит моих границ, потому что не имеет представления о том, что они существуют (не у меня, а в принципе; для него это мёртвое понятие). Как говорится, мои проблемы.

Но когда кто-то искренне пытается сделать мне лучше - не абстрактно, а именно что таким образом попадая - болезненность возрастает в n раз.
Чтобы так попасть, нужно достаточно хорошо меня знать; но чтобы причинить мне такую боль, нужно не знать меня вовсе. Нет противоречия между 'хорошо знать' и 'не знать вовсе'. Просто они описывают разные уровни бытия...
Легче ли мне от этого знания?.. Меньше ли становится моё чувство вины за то, что я вот так, в свою очередь, эту самую боль причинила?

О том, к чему это всё (плюс ещё ряд подобного же рода "внешних" факторов) привело, я писала.
Надо как-то вынуть эту иглу и жить дальше.
Интересно, как.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

23:13 

В себе.

Следуй за белым кроликом (с).
Понимаешь, это всё бессмысленно. Что бы ты ни делал, как бы ты ни старался становиться лучше, ты не тот, каким тебя видят, и другие не такие, какими видишь их ты. Никто не знает, что для тебя важно, так же как ты не знаешь, что важно для кого-то, кроме тебя. В итоге... всем на всех плевать. Признай это, наконец. Прекрати надеяться на то, что где-то что-то можно поправить. Что это всё просто потому, что ты такой эгоист. Что достаточно изолировать тебя от людей и от мыслей о них - и мир тут же станет в разы лучше и добрее.

... Я приехала в Москву 2-го января. Так получилось, что весь день я провела в компании незнакомых людей (всех, кроме одного), которые с энтузиазмом придумывали планы на ближайшие несколько месяцев. Столько силы было в их мечтах, столько радости, но меня разрывало от той боли, которой были полны их сердца. "Это всё слишком напоминает мне "Трёх сестёр"", - сказала я им напоследок. Они не ответили.
В надежде поговорить с навалившей на меня тоской, я отправилась вечером гулять по Москве.
- Зачем ты позволяешь чужим эмоциям влиять на тебя? - спросил меня город. - Прошло уже довольно много времени, а тебе становится только хуже, и всё потому, что кому-то в твоём присутствии было плохо?.. Только утром разговаривали с тобой о любви, а ты вновь замыкаешься в себе и не хочешь видеть ничего, кроме той оболочки, в которой себя замкнула.
- Что ты мне предлагаешь?
- Самой решать, что и когда чувствовать.
- Я не могу.
- Ты можешь. Тебе нравится считать, что не можешь, потому что проще плыть по течению. Проще испытывать тоску, страдать от неё, нежели решить - ну, например, радоваться.
- Я ничего не хочу, всё серое и безысходное.
- Ясное дело. О том я и говорю. Думаешь, трудно вызвать в себе радость, когда, ну, скажем, знаешь, как? Когда до определённой степени контролируешь то, что с тобой происходит? Нет ничего проще, была бы воля. Я же тебе рассказываю о ситуациях, в которых, как сейчас, ранение навылет. Когда ты тоже знаешь, как, но не конкретно сейчас. Ибо сейчас ты увяз в болоте, выхода из которого нет и не предвидится... Вот сейчас реши порадоваться и порадуйся.
- Чему?
- Тому, что жива?

Радость легко вызвать. Это очень сильная эмоция, сметающая всё на своём пути. Кажется, ей мир перевернуть можно (а уж сколько чудес натворить!) - вот только зачем?)
Но такая радость глухая. Она помнит только про тебя самого, и хотя, конечно, может помочь кому-то ещё - но может и навредить. Она оглушающе громкая - а если кто-то очень-очень тихий?.. И не заметишь, кажется?

Вспоминая утренний разговор с Москвой о любви, я делаю следующий шаг. Я трансформирую эту сияющую радость в тихое чувство. Наверняка в нём нет и 100-й доли той силы; но всё-таки оно направлено вовне, и через его призму можешь как будто слышать кого-то, кроме себя.

... И если мы считаем, что земная любовь про мысль о ком-то с радостью в сердце, прекрати желать разрушения всего вокруг. Ты можешь быть каким угодно человеком, про тебя могут что угодно думать и говорить, тебе может быть в сотни раз тяжелее, чем сейчас. Однако, пока ты в состоянии раз за разом решать тихо радоваться, ты несёшь ответственность за свой выбор, равно как и за отсутствие оного. Так неси же эту ответственность с радостью. Прогони мысли о том, насколько же этого мало (покуда они в тебе есть, этого не просто мало - этого нет). Решись признать, что это важно. И если хоть один день сумеешь прожить так, как решишь, тогда и поговорим.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

01:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Одним из самых счастливых событий последнего месяца для меня было learning by heart отрывка из Евангелия.
Это было своего рода оправданием школьных будней :)
В школе вынуждали учить стихи наизусть.
Я никогда не понимала, зачем оно надо, и потому с чистой совестью не помню почти ничего.
А тут... вдруг вынуждать себя не надо.
В тебе настолько сильно стремление выучить этот текст, приблизиться к его пониманию, настолько живо изумление: сколько бы ты его ни открывал, он всегда разный.
Только эта разность не риторическая формула, а приглашение к внутренней работе.
Удивительно.

К концу года я доучила его.
Мне радостно оттого, что я в течение 40 с лишним минут могу вот так что-то произносить - и каждое слово при этом исполнено смысла, и смысл этот живой.
Ещё более мне радостно оттого, что в ночь с 6 на 7 января я добралась до Сретенского и увидела в нем чудо: таинство причастия непреложно оказалось таинством причастия.
Это едва ли не первый в моей жизни религиозный опыт такой глубины.

... Всё своё детство я мечтала уйти в монастырь.
Как ни странно, я по-прежнему об этом мечтаю.
Я чётко знаю, что и зачем я бы стала там делать; я уверена в том, что ни минуты не пожалела бы о своём выборе.
Однако... я не могу)
Не потому что меня что-то или кто-то держит - потому что так нечестно.
Мне так поступать - нечестно.

Но что честно?..
Сидеть и изучать эзотерическую литературу, не понимая, почему в ней всё настолько по-разному?
Смотреть выворачивающие наизнанку фильмы, читать книги, которые почему-то неизменно начинают с тобой происходить (хорошо, когда это когда М. Фрай; а когда "Архипелаг ГУЛАГ"? когда "Анна Каренина"?..), посещать картинные галереи?
Между делом выучить дней за 5 более 500 французских слов и фраз (совершенно бездуховное занятие, но почему-то стремление же ж; зато внезапно оказывается, что снова можешь в разговорный английский, что нет тут преград...)?

... Чисто рассудочно я знаю, что мне делать.
Но "чисто рассудочно" - всё равно что "я не знаю".
Значит, выжидать?

@темы: тяпкой в душу, под знаком вопроса, кусочки счастья, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

21:57 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда первый день нет газа, думаешь: "И ладно. Всё равно есть не хочу".
Когда газа нет второй день, есть всё так же не хочешь, но ощущаешь определённый дискомфорт и желание достать примус из шкафа.
И только под вечер, разговаривая с соседкой о всей этой ситуации, понимаешь удивительное:
- Лена, как же нам повезло, что у нас есть электрочайники!
Ведь что еда? В городе, если озаботиться соответствующим вопросом, можно купить молочки, овощей-фруктов, да и многие крупы замачиваются (и даже не все на ночь).
Без чая же совершенно невозможно существовать!))
Это ж тогда и правда примус доставать пришлось бы!
А так налил воды, воткнул вилку в розетку - и никакой проблемы)
Чудеса!)

@темы: а - так, распорядок жизни в коммуналке

01:27 

Следуй за белым кроликом (с).
Утверждение о том, что у всякой палки есть по крайней мере 2 конца, успешно используется в гештальт-психологии. Там от человека, ощущающего себя на "всё очень плохо", требуют якобы найти этот самый конец. Он не про что-то хорошее в плохом, но про понимание того, что той или иной ситуацией сам же человек пытается себе сказать.
... Оказывается, достаточно спросить, что тебе (?) тем самым пытаются сказать. Не посмотреть на себя или на ту или иную ситуацию в отношении к тебе лично со стороны (как, в соответствии с моим пониманием, призывают делать гештальт-психологи); не предполагать, даже подсознательно, что ты когда-либо сумеешь это понять (предполагать важно, как по мне, только пока ты так или иначе концентрируешься на "себе самом" ) - что мы знаем о понимании?.., но просто суметь поставить такой вопрос из того предельно личного и мрачного, в котором ты увяз.
И тогда окажется, что противоположность тьмы отнюдь не свет (или - не всегда свет), но отсутствие личного отношения к чему-то как к тьме или к свету.
Теоретически оно, вроде, так просто и логично, но практически удивительно.

@темы: кружок по плетению мыслей, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

05:18 

Следуй за белым кроликом (с).
22:39 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда снег тихо укутывает мостовую, кажется, только и можно, что вновь и вновь заваривать крепкий чай в нелепом пузатом чайнике, следить за узорами, которые рисует пар, вспоминать разное и рассматривать открытки с видом на город, которые накануне занёс друг. На одной снега уже нападало столько, что ребятня, устав лепить снеговиков в фуражках и платочках в клеточку - ну ничего себе, даже клеточку не поленились выдавить! - радостно мчится с коньками наперевес к центральному катку; на другой кругом такой туманище, что и не поймёшь поначалу, что за сезон такой - да толпы гуляющих по руслу выдают; на третьей...
Колокольчик смущённо перебивает Льин, радужным пересветом заполняя тёплую комнатушку. Рассеянно улыбаясь переливам не то цветов, не то голосов, девочка ещё сидит неподвижно длинное, накануне сбережённое мгновение, потом медленно поднимается, отодвигает засов.
- Ну здравствуй, Льин, - фыркает огромный, замотанный - кажется, с головы до ног! - в шерстяной коричневый шарф ёж. - Ну и погодка сегодня.
Пригоршни снега лениво плюхаются на порог. Девочка оглядывается: и правда, за окном уже настоящая метель разыгралась!
- Вот оно что... - улыбается Льин рассеянно. - Что ж, заходи. У меня как раз чайник поспел.
- Ох, мечта! - потирая лапками в малиновых домотканых рукавицах, топочет ёж и в следующую секунду уже приземляется в центре комнаты. Зачем он по молодости отрастил себе крылья, и сам толком не может объяснить. Но Льин всякий раз радуется как в первый и хлопает в ладоши. Вот и сейчас.
- Ты что-то хотел мне рассказать? - улыбается девочка, передавая ежу кружку, на стенках которой пар заботливо, пусть и наспех набросал снежинок.
- Я? Отчего же? - бормочет ёж еле слышно, но тут же добавляет: - Впрочем, если ты считаешь, что пришло время историй, я расскажу тебе...
- О крыльях!
- О крыльях!
В унисон проговаривают Льин и крошка-комар, смущённо отряхивающий свои валенки и аккуратно выставляющий их на батарею.
- Простите, я без приглашения.
- Клир! - восклицает ёж изумлённо. - Я думал, зимой ты предпочитаешь спать.
- Я тоже так думал, если честно. Но потом передумал. Мне так нравится подбирать себе обувь, а зимой для этого раздолье! Я же вот никогда не стоял на коньках, представляешь? А ещё...
- Извини, Клир, восторгаться ты можешь долго, но...
- Молчу-молчу! Мне бы только брусничину в чай. Ага, благодарю, Льин!
- Но это грустная история! - начинает было ёж, напыжившись.
- Грустные истории без меня никак нельзя рассказывать! - ворчит рыжий кот Васька, изящно потягиваясь и аккуратно запрыгивая на огромную пуховую подушку. - Я на чердаке спал, а вы дверь не закрыли, - поясняет серьёзно, сосредоточенн сворачиваясь в клубок. - Да я уж захлопнул, начинайте.
И ёж, сонно хлопая ресницами, принимается плести свою историю.

Когда я был ещё совсем юным ежом, я часто спрашивал себя: зачем я живу? А мои родители, а друзья? А весь мир? Я знал, что это не тот вопрос, на который совсем уж не существует ответа. Я подозревал, что, закажи я пару увесистых фолиантов из местной библиотеки, жизнь моя окрасится в неизведанные мной ранее тона, но... Но я не хотел становиться хмурым, серьёзным академиком и просто продолжал спрашивать всех вокруг: зачем?
Жил я тогда на опушке леса. Как-то солнечным морозным утром выполз из своей норы и давай восклицать: "Зачем? Зачем? Зачем?.."
- Зачем ты меня об этом спрашиваешь? - услышал я вдруг тихий, печальный голос. Оглянулся - а оказалось, своими плясками я разбудил улитку, страдавшую бессонницей.
- Простите, мэм. Не хотел вас тревожить...
- Не оправдывайся, пожалуйста, - отмахнулась она, с трудом дыша: всё-таки по душе ей тёплый летний ветер. - Но попытайся, пожалуйста, честно ответить на мой вопрос. Пока ты изнываешь от своих "зачем?" в деревеньке по соседству умирает девочка. Ты хотя бы об этом знаешь?
- Я вообще не знал, что тут где-то есть деревенька... - протянул я.
- Ну а откуда тебе знать? Ты так увлечённо занимаешься самим собой, что, кажется, забываешь, что на свете есть не только ты. И уж точно не один вопрос "зачем?".
Устыдившись, я обул свои самые тёплые валенки и, как мог скоро, побежал в ту деревню. Девочку звали Тита, ей было 12 и умирала она от какой-то неведомой человеческой болезни. Помню, она обрадовалась нашей с ней первой встрече и звонко смеялась, обнаружив, что может меня понимать...
Разговоры у нас были под стать.
- Тита, зачем ты умираешь? - спрошу, бывало, я.
- Ёж, а зачем ты живёшь? - парирует она.
И, знаете, даже не было грустно в эти моменты. Ведь этот коварный вопрос "зачем?" не имел ровным счётом никакого отношения ни ко мне, ни к ней.
Ниточка жизни Титы становилась, однако, всё тоньше. В какой-то момент Тита стала видеть то, чего раньше не замечала, и словно бы потихоньку растворяться в этом неведомом...
Как-то раз в шутку она обронила:
- Знаешь, Ёж, я столько всего диковинного повидала, а крылатого ежа не видела никогда. Кажется, если бы ёж передо мной вдруг взял и полетел, я бы выздоровела.
Мы так часто умно рассуждаем о любви. О том, что ей подобает, а что - нет. О том, что недаром мать её зовётся мудростью, что, мол, поэтому любви чужды безрассудства... Я не знаю, так-то. Непростая эта наука. Кажется, куда ни повернёшь, услышишь вдогонку: "Это ты всё для себя делаешь! А любовь для другого! Значит, ты не любишь!" Может, и так. Только когда я услышал эти её слова, я особо не думал. Отрастил эти грешные крылья...
- Но как? - изумлённо перебил комар?
- В смысле? - не понял ёж. - А... Ты про то, что крылья как-то с ежом не вяжутся? А какая мне разница? Захотел и отрастил. Сильно захотел. Очень.
Пришёл я к ней - она сначала подумала, будто я её разыгрываю. Одолжил у кого-нибудь маскарадный костюм и вот красуюсь. А потом поверила и... Знаете, чувство бывает такое яркое-яркое, про свет, от которого хочется закрыть глаза. Точнее, не то чтобы хочется: всё, что ты можешь, - закрыть эти самые глаза. Погрузиться в тьму, чтобы не быть разорванным.
- Ёж, - говорит она мне, - я тогда пошутила. Я не думала, что ты отнесёшься к моим словам всерьёз. Помню их, конечно, но не могу, понимаешь? Даже если всеми силами души своей пожелаю их исполнить - я уже слишком там, чтобы вновь проснуться здесь... Но это самый счастливый сон в моей жизни! - добавляет, потупившись.
Сказала - и умерла. Дня через два-через три. А я с тех пор так и хожу. Всё не могу поверить, что это она всерьёз...

Ложечка тихо стучит о бока кружки. Все напряжённо молчат.
- Ну, зато все эти "зачем?" меня больше не тревожат, - улыбается ёж. - Разве можно всерьёз рассуждать на такие темы, ни малейшего понятия не имея о том, что такое жизнь?
- Но ты-то, кажется, имеешь, - мурчит кот и вздыхает глубоко-глубоко.
- Ну что ты, Вася!.. - возражает ёж и с минуту сосредоточенно наливает воду в чайник. - Вроде, невозможное сделал, а хоть кому-то стало от этого легче? Это как ходить и спрашивать всех вокруг: "Зачем? Зачем? Зачем?.." Просто в чём-то сложнее.
- Но ведь "самый счастливый сон!" - возражает Льин.
- Знаешь, я бы много отдал за то, чтобы стать героем её самого паршивого сна, рассорится с ней навек, переехать в какую-нибудь другую Вселенную, лишь бы ей захотелось от него пробудиться в нашу странную, неотёсанную жизнь.
- Тогда бы ты, наверное, говорил другое, - вздыхает Васька.
- Ещё бы! Тогда бы я не знал, как это хорошо. Но всё-таки было бы лучше...
- Ёж, ёж, - вздыхает Льин, - ну можем ли мы...
- Отодвинуть смерть? - хмурится тот.
- Можем ли мы так просто сдаваться в угоду самолюбованию?
- Какому ещё самолюбованию?! - вскрикивает ёж, чуть не переворачивая изящный кофейный столик.
Комар и кот тоже, скорее, изумлённо глядят на девочку.
- Я не обвиняю тебя, пойми. Просто мне странно слышать о том, что ты так легко сдался - после всего того, что сделал.
- Льин, ты, кажется, не понимаешь...
- Что такое смерть? Безусловно, не понимаю. И что такое жизнь, в общем, тоже. Но если для тебя настолько важен был этот человек, почему ты позволяешь себе страдать из-за того, что его решение оказалось таким?.. Почему не хватает в тебе ни желания, ни воли на такой, казалось бы, простой шаг: принять это решение?
- Почему ты думаешь, что я не принял? - тихо спрашивает ёж.
-Потому что приятие - это рождение, это множество расходящихся лучей, светящих в разы ярче. А у тебя смерть, точка, конец. Как по мне, есть разница.
- Мне кажется, Льин пытается тебе сказать, - вставляет вдруг комар, - что всё это время ты сначала боролся со смертью, потом, вроде как, этой смерти проиграл, а потом принялся изводить себя мыслью о поражении. Но разве же это правда? Разве о себе ты помышлял, когда растил крылья? Разве с чужой смертью сражался, а не жизнь утверждал?..
- Вась, хоть ты мне объясни, что они мне предлагают, - утомлённо вздыхает ёж.
Васька нахохливается от усердия и роняет первое, что приходит в голову.
- Вспомнить о том, что ничего ты не знаешь. И из мрачной глубины этого незнания, всё так же ничего не зная, отращивать себе панцирь ли, хобот ли, плавники. Может, и вовсе котом стать в какой-то момент.
- Это ещё зачем? - хмурится ёж.
- Да низачем, ёженька, - сладко улыбается кот. - Кроме как чтобы жить. Ну, хочешь так посмотри. Ты всё борешься со смертью, которая с тобой не борется, заметь, а всё-таки побеждает. А что если не бороться с ней? Что если не подпитывать смерть постоянными мыслями о том, что она существует, но просто - тихо ли, громко ли - утверждать жизнь?
- И что тогда?
- Ты меня спрашиваешь? - заливается кот. - Будто я какой мудрец? Попробуй - может, сам и узнаешь...
- Не в меру серьёзные разговоры сегодня у нас, - вставляет Льин.
- Погоди! - перебивает ёж. - Вы оставайтесь, а я домой.
Спешно обувшись, он выскакивает в метель и несётся-летит куда-то далеко-далеко.
Оставшиеся виновато смотрят друг на друга.
- Ну а что тут скажешь... - вздыхает Васька, поворачивается на левый бок и начинает сопеть. Комарик тоже укладывается в углу. Льин же принимается задумчиво вглядываться в даль. Где-то там, на горизонте - а может, на втором или третьем - ёжик уже сосредоточенно начинает пытаться выпрыгнуть туда, где ни жизни, ни смерти. Туда, где ведёт только предельно живое внутри.
Льин улыбается.
- А как будто нас даже слушал... Ну да ладно. Всё лучше, чем кувыркаться в пустоте, воображая будто живёшь полной жизнью.
- Дай ему самому найти, - сонно бурчит кот, приоткрывая один глаз.
- Пусть, пусть, я не мешаю, - вздыхает девочка и распахивает окно. Ветер старательно завивает кудри, снег стучится в щёки, звёзды, кажутся, такие близкие в этой своей отстранённости...
- Фррр, Льин, - шелестит Васька недовольно.
- Не нравится - марш на чердак! - задорно звенит девочка, захлопывает окно и кружится, кружится, кружится... Всё-таки славный нынче день!..

@темы: картинки у меня в голове

00:26 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда что-то отмирает, бесполезно бегать кругами и уговаривать: "Ну пожалуйста, ещё поживи!"
Ещё бесполезнее делать вид, будто всё осталось, как было.
При этом, так как сам процесс предполагает наличие концентрированной боли внутри, возникает инстинктивное стремление эту самую боль заесть. Однако чем больше заедаешь, тем больше болит, ибо, заедая, ты концентрируешься на этой самой боли, не оставляя ей ни малейшего шанса выйти вовне.
... Мне нравится в меру отстранённо наблюдать.
"Нравится" не совсем то слово, потому что мне, конечно, не нравится.
Связываешь ли ты смерть с трупами или с метаморфозами, уходит что-то, что было тебе дорого.
И можно сколь угодно долго говорить о возрождении, о том, что новое стоит на пороге, - неловко отпускать вожжи.
Руки дрожат.
С другой стороны, так оно хотя бы потихоньку затихает, а не обрывается где-то во мгле.
Так что, может, скорее, нравится?..

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

16:31 

Девочка-волшебница Мадока Магика, Япония, 2011.

Следуй за белым кроликом (с).
Где-то ближе к концу 2017 посмотрела это аниме и долго не могла понять, как мне с ним жить.
Во многих отношениях оно прекрасное.
Например, суть, сущность, причины депрессивных состояний раскрываются здесь отлично и, главное, многоаспектно.
Замечательно изображён ад на Земле.
В этот самый ад филигранно вплетены тема дружбы, инопланетян-захватчиков и, конечно, судьбы, которую при обычном раскладе обыграть нельзя (словно ужас, перед которым стояли романтики, открывается перед тобой).

... Правильные желания, правильные формулировки, умение видеть глубже и шире, чем видишь.
Вроде бы, нетривиальный и в каком-то смысле оптимистичный конец.
А жутко.
Ровным счётом потому, что не видишь за этим всем высшей воли.

Её, кажется, не может тут не быть (если бы её не было, и инопланетян бы не было, если говорить совсем просто) - но она очень напоминает Девочку Королеву из "Истории, конца которой нет", равно относящуюся к злому и доброму, прекрасному и ужасному. Всё бы хорошо - но герои-то верят в то, что она их защитит, грубо говоря. А этого Мирозданием не предусмотрено :) Она не враг им, но и не друг. Она вне этих личных категорий, но они-то в них живут!
... В этом смысле в "Мадоке" всё ещё интереснее. Инопланетяне здесь откровенно претендуют на то, чтобы играть роль этого высшего начала. Но, во-первых, они могут только играть, а во-вторых, т.к. играют они, прикрываясь вселенским балансом, а не для оного, в итоге получают соответствующую своей партии роль.
Но от кого они её получают? Не от Мадоки же?

А Мадока сама кем становится?..
Конечно, не Богом, хотя и жертва, и последствия, вроде бы, говорят сами за себя.
А её подруга?

Неужели только так, как Мадока, можно выйти за рамки личного?
Получается, личное, не ставшее в полной мере безличным, и есть любовь?
Но не апофеоз ли оно безличного в то же время?
Который просто уступка личному в других?
... Она ведь остаётся Мадокой только там, где её помнят.
С другой стороны, только пока её где-то помнят, она существует.
*Разорвав один бесконечный круг, она создала другой. Когда-нибудь и этот круг кто-то разорвёт. А дальше? Снова?..*

В этом аниме многое показано хорошо.
Одна иллюстрация принципа не бояться ошибиться или сделать глупость дорогого стоит)
Или вот непререкаемый оптимизм.
Или понимания любви - разные, но в конечном счёте про одно, пусть и с противоположных концов.
Но слишком узнаваемо драматично)
Слишком - если отбросить иллюзии - так.
... Нелегко их подчас отбрасывать.


@темы: фильмография, под знаком вопроса, в зеркале моих восприятий

Упражнения в прекрасном.

главная