• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Эри, мне говорили: правда душу не жжёт.
Будешь храбрым и честным, добродетельным и упрямым -
Прилетит на рассвете голубой вертолёт
И умчит прямо в небо на зависть имамам.
Эри, мне говорили, в той волшебной стране
Не бывает раздоров, болезней, горя,
Каждый будто лежит на своей волне,
Улыбаясь друзьям, находя в себе море.
Эри... правда порой выжигает дотла.
Не спросить никого, кто за это в ответе.
Помнишь странника?.. У него душа отмерла.
Он один не на одном этом грешном свете.
А в стране той, Эри, тишина и покой.
Можешь делать что хочешь, купаясь в благе.
Только знаешь, по чести если, всем бы нам в бой.
Не по чести же... лучше б по кружке браги.
А иначе, Эри, пожалуй, сойдёшь с ума,
Как подумаешь: честь привела в не_честье.
Та же - многолетняя, непроглядная - тьма
Усмехнулась лишь сладко, узрев нас всех вместе...
Собирай своё войско, Эри, отправляйся в поход на нас.
Ничего, что всё войско - кораблики из бумаги.
Мы сдадимся, Эри, увидев отвагу, стремления, чувства в вас,
И, быть может, изживём свою трусость и вернёмся под ваши флаги.
Но пленных, Эри,
прошу тебя за всех когда-то мужественных, честных, чистых сердцем нас
не брать.

@темы: рифмой из-под рёбер

23:01 

Околосемейное.

Следуй за белым кроликом (с).
Есть такой момент: когда в моей жизни случается что-нибудь хорошее, я практически всегда внутри себя уверена в том, что это мне помогли добрые люди; что я как я, в общем-то, имею к этому всему весьма опосредованное
отношение.
Когда в моей жизни случается что-то, что я обозначаю словом негативное, я точно так же уверена в том, что это исключительно моя вина. Это не значит, что я виновата за других; это значит, что я их ни в чём не виню (не пытаюсь поделить вину между нами) и что сама я малонад собой работаю.

В Твин Пиксе в одной из серий сказали удивительно правильную вещь (недословная цитата): "В мире есть великое
зло. Кому-то доводится с ним столкнуться. Столкнувшийся с оным вправе определять, как он себя поведёт. Но страх съедает силы, приоткрывает злу дверь и делает человека более уязвимым".
... Про страх очень правда.

- Почему именно Кавказ? - спрашивает Женя.
На этот вопрос можно ответить по-разному (и всё, в общем-то, будет правдой).
Но один из возможных ответов: "Потому что на Алтай меня бы отпустили спокойно".
Потому что на Алтай я бы сама себя отпустила спокойно.

Когда я в позапрошлом году уехала на Алтай автостопом, я не сказала родителям ни куда я еду, ни каким образом.
Я побоялась это сказать; и просто сбежала.
Они тогда поняли, где я (у моего папы отличная интуиция), но решили, что я с друзьями, да и... связаться со мной можно было тогда большую часть времени.
Уже весной я призналась тогда маме в Щелкунчике (ну а где как не там, вроде бы; это место знает про меня не меньше, чем Петергоф; там написаны почти все мои сказки и стихи; мысленно выплакана половина слёз; когда я еду туда, где очень (для меня) страшно, я обязательно захожу в Щелкунчик накануне или непосредственно перед; он молчит - но мне становится спокойнее) в том, что ездила одна. Это было жутко, и маму я успокаивала ещё не один час, но было принципиально важно об этом сообщить.
Летом же в разгар скандала накануне следующего моего алтайского похода (я тогда решила, что прятаться и сбегать нечестно; и сказала, что еду в поход на Алтай одна, и связи со мной не будет долго), когда я почти потеряла веру в то, что поступаю правильно, моё весеннее признание позволило мне уехать "легально": мама рассказала папе, что
одна в горы я уже ездила (то, что я одна не смогу, было его главным аргументом), и он уступил.

... Понятно, что дома никто не хотел, чтобы я туда ехала, что ещё год после меня периодически обвиняли в том, что мои похождения крайне негативно сказываются на здоровье моих родных.

Но в плане Алтая самое страшное было позади; я ожидала, что меня не погладят по головке перед следующим походом, но такой жути уже не будет.
То ли дело Кавказ, которого я сама очень боюсь, потому что ничего про него пока не знаю.

И вот удивительное дело: что-то поменялось, когда я меньше всего этого ждала.
Совершенно внезапно мой главный оппонент спросил меня, когда мы возвращались домой в ночи в конце июня, про мои планы на это лето. И я скрепя сердце ответила, что собираюсь в горный поход.
- Ну ладно, - ответил папа спокойно (как будто я сказала, что собралась на недельку к друзьям в соседний город). - Лучше бы не одна, конечно.
"Что происходит?.." - подумала я тогда про себя, но предпочла не уточнять.

И вот я сказала про Кавказ.
Мама, конечно, испугалась, а папа... отнёсся к этому как к чему-то само собой разумеющемуся.
Мне показалось даже, что он, в отличие от меня, в состоянии успокоить маму.
Не знаю, почему добрые люди так добры ко мне, это прямо-таки что-то немыслимое...
Тем паче, что я совсем, кажется, ничего не делаю хорошего.
Только деградирую и деградирую...


... В последнее время почти каждую ночь папа мне снится.
В основном, это довольно жуткие сны, в них довольно много участников, но папа в той или иной роли обычно присутствует.
Это довольно странное явление вкупе с тем, что пару месяцев назад он сообщил мне мимолетом, что решил перечитать Блаватскую.
(Папа уверен в том, что я имею к ней какое-то отношение, поэтому и, хотя я сама её не читала, конечно).
Не знаю, какого рода воздействие оказывает Блаватская; всё это довольно загадочно (и весьма неоднозначно; ибо очень сильное воздействие исходит из дома; и я трачу кучу сил на то, чтобы не поддаться оному, но вернуться в себя); так что я думаю, может, и мне её почитать?.. Вдруг в чём-то да разберусь.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

03:18 

Следуй за белым кроликом (с).
Давно-давно один хороший человек писал про страхи. Про то, что преодолеваешь какой-то, грубо говоря, в точке А, а открывается дверь в точке В (на первый взгляд, казалось бы, никак с А не связанной).
Человек тогда устроил крестовый поход на оные (там были и роупджампинг, и сальто в воду, и квесты ужасов, и чего только ни, правда); его задача была оставаться в сознании и не закрывать глаза.
Это всё очень круто, но вполне работает и на бытовом уровне)

... Бывает так, что ты не можешь сделать то, что сделать хочешь.
Не потому что и правда не можешь (функция взять силой, в общем-то, всегда +/- работает), но потому что между тобой и твоим намерением стена, и ты предпочитаешь, чтобы она исчезла сама и красиво.
(Неважно, что ты делаешь, важно, как).
А сама она так просто не испарится.

И вот ты ощущаешь её лопатками, тебе неуютно, тесно и что ли безнадежно (потому что, ну, непонятно, что с этим делать). Причём градус безнадежности растет день ото дня.
Тогда, например, ты начинаешь смотреть Твин Пикс, и оказывается, что твой компьютер с тобой не согласен.
Перед каждым просмотром ты часа 2 (а то и все 4) решаешь очередные технические проблемы. Они возникают совершенно (для тебя) внезапно, когда ты и заподозрить не мог) Но словно по расписанию :)

В какой-то момент тебе надоедает сама ситуация подловленности.
В конце концов, если 2 установленных антивирусника хором не видят вируса, не значит, что в этом отношении всё с нетбуком хорошо (ты-то ощущаешь иначе).
... 54 нежелательных объекта находит скачанная из просторов рунета программа; из них 3 вируса.
И не такое видели, вроде бы; и кажется, удали и успокойся - но брандмауэр как не работал (несколько месяцев), так и не работает, а компьютер как зависал, так и зависает.
И вот ты начинаешь всё расчищать (почти со слезами удаляя когда-то оставленный на случай ядерной войны гугл), и что-то новое устанавливать (не брандмауэр, так firewall), и...
115 обновлений пытается с чего-то установить мой и правдо давно не обновлявшийся windows.
12 часов уже этим занимается (не иначе соревнуется с firewallом, который устанавливает себя уже больше 24-х).

Параллельно с этим я набираюсь храбрости и покупаю билет в Астрахань (этакая точка невозврата, вырывание себя из омута временных неопределённостей),
передвигаю шкаф (я не думала, что справлюсь с этим, но оказывается, если выгрести из оного чемоданы книг и сделать из очень скользкой программки коньки для всех 4-х ножек, даже усилий особых прикладывать не нужно: шкаф радостно подъезжает к стене сам)),
собираю стеллаж (я честно думала, что для этого понадобится дрель, а понадобились лишь молоток и отвертки и штука, показывающая, под напряжением ли провод, но это уже мои нововведения)); и что с моими способностями в области чтения схем занятие это обречено на провал, но оно до обидного просто оказалось зато я теперь кое-что представляю про устройство стеллажей, и это прекрасно),
а теперь сижу перед грудой вещей и намереваюсь их разобрать и разложить))
Об этом моменте я мечтала с осени, но до сегодняшнего вечера не подозревала, что он настолько близок :)

Формально всё это никак меня не приблизило к решению вопроса о том, куда же ехать из Астрахани :)
Но реально тут всё со всем связано, и дышать теперь намного легче.
Доброй вам ночи)

@темы: человеки!.., распорядок жизни в коммуналке, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

04:32 

В себе.

Следуй за белым кроликом (с).
Самое страшное в одиночных походах то, что ты выключен из восприятия
реальности на величину глубины своих страхов (зачастую пропорциональную
величине природного пространства).
Когда ты боишься чего бы то ни было, ты замкнут в своем мирке, и стены его видятся тебе непроницаемыми.
Ты
тотально один в такие моменты, ты как бы... сам это постулируешь,
смотришь в себя, а не из себя, и потому всё кругом для тебя преграда.

Это не лечится. В том смысле, что, чем меньшего ты боишься, тем большего ты боишься.
Есть,
вроде бы, 2 варианта: делать вид, что тебе не страшно (но это обман
других и самого себя) - не в смысле притворяться, но уметь в
самообладание, внутреннюю гармонию и некий свой нравственных правил,
которые так удобно соблюдать!, :) и не ходить туда, куда страшно.
Оба они словно движение по вытянутой орбите по отношению к собственному Я и истине.
Этакая весьма удобная позиция про "ничего не знаю, меня не троньте".
Но если стараешься эти варианты не выбирать, меньшее обращается большим.
А иначе причём тут движение?..

В рамках оффа у нас недавно была лекция про желания; то ли слишком сложная, то ли слишком простая)
По-моему,
вполне очевидная штука: если я чего-то боюсь, я туда не хочу ни на
уровне довольно грубых, неотесанных чувств (их принято называть
инстинктами, вроде), ни на уровне рассудка.
Но если собственную жизнь я начну выстраивать вокруг потакания желаниям, я приду, например, к герани на окошке.
(Хм. Ничего не имею против герани, кстати :))

Поэтому... просто идёшь и всё.
Мимо
всех этих: "Ну давай хотя бы к организованному походу присоединимся?
Там до 10 человек (т.е. достаточно мало), отличный маршрут, которым сама
ты ни за что не пройдёшь, дикие места, продуманность, ответственность,
которая громоздится не только на тебе?"
... Извини, нет.
Рада бы с тобой согласиться, правда.
Но ты пытаешься ускользнуть из этого поля, нащупать опору, на которую можно навалиться и...

Трудно быть трусом.
Но ещё труднее отвечать (за себя).
Отвечай.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

05:48 

Следуй за белым кроликом (с).
Перед Зимним дворцом творится какое-то безумие (очень много людей в день свободного июльского посещения) - и я отправляюсь по соседству, в Главный штаб.
Никогда не была там прежде, а оно интересно.
Во-первых, с пространственной точки зрения. Лестницы, анфилады, неотреставрированные помещения, внутренний двор, таящаяся где-то в недрах библиотека (на самом деле, она просто в закрытом для посетителей крыле)) Отличные виды из окон всех этажей. Я не думала, что Главный штаб настолько длинный, а он течёт себе и течёт вдоль Мойки. Местами стеклянный пол!
Главный штаб не дворец совсем, но, кажется, идеально подходит для дипломатов.
В бесконечность уходящие пространства, которые можно соединять в разном порядке (как детальки лего), почти_лабиринт, строгий, не особенно запутанный, иногда, впрочем, поражающий своими интерьерами (сочетанием цветов, украшений и зеркал; очень оно красиво бывает!).

Во-вторых, тут помимо отдельных изюминок прячутся 19-20 вв., в основном, в живописи.
И это такое чудо)
Забредаешь ты - усталый, покусанный - на 4-й этаж; плечи тяготит рюкзак, в нём собраны отдельные произведения искусства с первых трёх этажей. Ты аккуратно вылавливал их из множества якобы_подобных и потратил слишком много сил за этим занятием. И вот поднял себя наверх (как думал, на минуточку) и как-то сразу очутился в зале Родена.
И не то чтобы ты что-то понимал в такого рода скульптуре, но как же отдыхает глаз!)
... А потом зашёл в первый попавшийся зал и начал кружиться и петь от радости.
Вроде, только что не было сил :), но там же Ван Гог!
Там же невероятные цвета, изумительное видение и очень много света.
Волшебство)

Эта моя прогулка по Главному штабу оказывается, скорее, обзорной.
Слишком много ресурса улетает не туда.
В итоге, когда доходишь до произведений, на которые охотно бы его потратил, обнаруживаешь, что нечего.
Ты бесконечно радуешься тому же Ван Гогу, но... бродишь кругами.
Словно юла, которую завели.

Хотя как не отметить и "Девочку в поле" Кнауса (там такое поле!.. как луга на Алтае; не менее сказочное, хотя мне всегда казалось, что никак эту красоту не передать), и "Детей в ожидании ёлки" Хильдебрандта (в них не очень с глубиной, на мой взгляд, но прекрасно передано настроение и, пожалуй, символика Рождества), и "Хорватского часового" Галле (а это уже "Властелин колец прямо-таки)) мужество, смешанное со злом и с такой жестью, которую словами не выразишь), и "Жанну д'Арк" Штильке (никогда я, кажется, не видела иё изображений вживую, поэтому поражает, прежде всего. сам факт), и "Пейзаж Авлиды" Ротмана (а это нагло космическая штука), и "Ущелье в горах" Дори (оно просто мистическое, и олени там славные))

Мимо Ван Гога, Гогена, Дега, Сезанна, Пикассо, Кандинского бродишь кругами)
Параллельно догоняя то итальянскую, то французскую группу (очень здорово наблюдать за французами; важно видеть, что им небезразлично, что им нравится тут; словно бы ты имеешь какое-то отношение к экспозиции Главного штаба))
Это не плохо - но определённо есть ещё, что посмотреть. Не раз и не два.
До следующей очереди в Зимний дворец, хвостом почти упирающейся в Невский))

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

03:12 

Следуй за белым кроликом (с).
Редко-редко смотрю фильмы и совсем не смотрю сериалов, но "Твин Пикс" - это что-то невероятное.
Или так: если вы хотите, чтобы ночью приснилась жуть (в почти высшем смысле этого слова), посмотрите на сон грядущий пару серий))
Я без сарказма сейчас.

Это действительно крутая штука: в ней, во-первых, всё хорошо с чувством меры (и поэтому не сомневаешься в мистике, которая там представлена), а во-вторых, со смелостью и вкусом.
Как можно было снять про это сериал, и при этом сделать это идеально?..
Т.е. давайте честно: я не люблю Твин Пикс) Для меня любить его равнозначно утверждению "я люблю рисковать собственной жизнью". Нет же)) Но я им восхищаюсь.
Я не погружаюсь в этот мир с головой (как и в любой другой), но моя реальность в ходе взаимодействия с оным радикальным образом меняется.
Как это ни банально звучит, я становлюсь лучше. И это бесценно.

... Линч сумел рассказать о том, о чём обычно молчат, достоверно. Как, бывает, весь фильм рассказывают о быте. Просто, всем понятно, трогательно) Только быт остаётся бытом, а мистика уносит в космические дали.
Да, бывает страшно. Но это страх ради преодоления оного. За ним - целая огромная Вселенная.
*Т.е. тут ведь вообще дело не в сюжете. При этом внешне этого самого сюжета много. И он, собственно, материал для идеальной (невероятно красивой) формы. Поразительно!*

А сны))) Мне очень не нравятся ситуации, в которых я нахожусь в тёмной комнате, в ней 2 близких мне человека, которые не то поссорились, не то что (кажется, кто-то сделал что-то не то, по мнению второго). В итоге один (более сильный) хочет убить другого. Но убивать просто так аморально. Поэтому он выдвигает условие: "Ты стреляешь в меня, я - в тебя". Второй не хочет в это играть, но у него почему-то нет выбора. А я... пытаюсь уговорить того, первого, этого не делать. (Даже глупо на жалость давлю: "Она ведь пистолета ни разу в руках не держала, ты что!" Угрожаю, что выбегу между ними). Но все мои доводы рассыпаются о глухую стену. И о ужас, который испытывают - пусть и в разной форме, но все.
*Наверное, кто-то кого-то убивает. Я не знаю; у меня заканчиваются силы*.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, сонная лощина, фильмография

03:30 

В себе.

Следуй за белым кроликом (с).
В конце концов, всё всё равно замыкается на вере.
Она не даёт ответа на вопрос "зачем?", т.к. нельзя верить ради достижения чего-то, будь то игрушечная лошадка или рай после смерти.
Не потому что такого рода цели бездуховные (вовсе нет), но потому что не идёт о них речи. Не может идти.
Какая лошадка, когда ты заперт в тёмной пещере, тебя беспрестанно атакуют демоны, а в руке у тебя только кирка?..
Даже очень красивая лошадка вскоре расколется в твоем воображении на мелкие куски, просто потому что невыносимо.
Невыносимо думать о себе самом в ситуации на грани.

Можно ли, однако, думать о других?
Это вопрос, на который я ищу ответ уже почти год, но не нахожу оного.
Мне очень хочется сказать: "Да! Конечно! Всенепременно!" - но у меня больше не выходит так говорить.
Я очень стараюсь идти против течения в этом вопросе, однако меня ежедневно сносит, и мне всё труднее наперекор утверждать, что оно-таки правильно.
Я не готова помогать ни обездоленным, ни голодным детям в Африке по идеологическим соображениям - так почему же я делаю исключения для остальных? Неужели мне хочется, чтобы они падали духом, а не воспаряли?
... В том-то и дело, что не хочется.

Где-то в этой точке вера и любовь в моем мире сталкиваются лбами.
Вера жаждет, чтобы у меня забрали всё.
Она стремится перерезать все опоры, отпустить человека, который не умеет плавать, в открытый океан.
Любовь не соглашается.
Она готова отдать всё, кроме памяти.
Потому что память отличает человека от любого другого живого существа.
И там, где она есть, существует и почва для любви.

"Помолчите", - прошу я их обеих, потому что мне уже нечего им ответить.
Для меня вера не существует без любви так же, как любовь без веры.
Но если таков путь мой, забирайте.
Я очень постараюсь не плакать.
Искренняя улыбка - это то немногое, чем я могу поблагодарить на прощанье.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

19:54 

Трёхчастная композиция.

Следуй за белым кроликом (с).
Душевная область - это прекрасно и замечательно, но в ней теряешь себя. Настолько, что в какой-то момент оказываешься неспособным делать что-либо. Т.е. у тебя, безусловно, может быть план и осознание разумности действия как такового, но сил на воплощение чего бы то ни было почти нет. Даже стеклорез, и тот тебя понимает отказывается резать стекло, хотя, в общем-то, мог бы напрячься.

1. Внезапно пишет Женя. Кажется, что соглашаться на ночную поездку в преддверии утренней, по меньшей мере, безумно и безответственно, но ответственность не свод правил, и иногда, чтобы нащупать оную, нужно рискнуть.
В ночь мы отправляемся в Зеленогорск. У Финского тепло и безветренно; небо медленно, но стремительно меняет одежды из предзакатных и закатных цветов. Почти идилличная атмосфера окутывает всё вокруг; всюду парят чайки и их смешные птенцы, где-то вдалеке ходят немногочисленные рыбаки, на пирсе красиво и уютно.
Но как же не побродить по заброшке в ночной час))
Снаружи кажется, что ну клуб, ну стекла кругом разбросаны, ну типичная советская архитектура, а внутри изумляют сохранившиеся навека туалеты, почти винтовая лестница, масштабы пространства (и его организация как таковая) и - вдруг - комната с трубами. Эти трубы очень напоминают граммофоны, странно, что их так много, а при этом всё на месте словно.
Где-то над ангаром на пару мгновений становится страшно. Не из-за высоты, но из-за той самой замкнутости вкупе с непонятными голосами, которые мы в какой-то момент услышали. Но все страхи уходят, стоит только выбраться на крышу) Какую опасность может таить в себе простор?.. И может ли в принципе возникнуть мысль об оной там, наверху? Ликование, радость, ощущение свободы; всё то, что ловишь, когда выбредаешь из леса на дорогу. Ты пока не знаешь, куда она ведёт, но больше ничто на тебя не давит.
А в остальном - надёжность. Твердокаменная, непоколебимая. Потому что ребята. Потому что может происходить какая угодно жесть, но мы всё равно выберемся.


Возвращаемся к заливу - а там лунная дорожка. На такую заглядываешься на южных морях - но здесь она неожиданнее и потому волшебнее. Бродит за тобой, становится то уже, то шире, то ближе, то дальше. В какой-то момент так хочется пробежаться уже по ней!..)
И прекрасная луна - огромная, несуразная, предстающая в разных цветах от ярко-жёлтого до почти красного; заходящая (!) за вдруг подвернувшееся облачко (никогда я не обращала внимание на то, что луна тоже заходит), выпадающая сквозь него почти к линии горизонта)

В белую ночь небо не становится темным, что особенно ясно видно, когда находишься на природе. Однако ближе к рассвету оно начинает светлеть. Свечение это тихое, мерное, про непонятные белые полосы и свет в душе. В моём случае сонный такой свет (внутреннее состояние даёт о себе знать таким образом), да и свет ли, право, но тем не менее.
На камнях не чувствуешь себя вполне уверенным (особенно на крупных камнях, хотя казалось бы), но всё-таки это не коса в Комарово с камнями под водой и в воде (очень греет эта мысль)), поэтому где-то быстрее, где-то медленнее, а всё-таки прыгаешь вперёд. Недовольные чайки-дозорные будят своих сородичей, когда мы проходим мимо, и какие-то даже лениво взмывают в воздух, а какие-то остаются досыпать. Лягушка поёт серенаду, предутренние запахи становятся всё ярче, предрассветные краски - задумчивее.
Окружённое отдельными деревьями, у самого берега тлеет бревно. И так это здорово - наткнуться на костёр в утренний час и побыть рядом недолго!..
Там-то мы и замечаем корабль.


Он медленно (на самом-то деле, конечно, отнюдь нет) идёт где-то вдали, отражая солнце своими широкими белыми боками, как вдруг в какой-то момент заходит за остров (т.е. с такого расстояния не очень-то понятно, за что).
Остров странный; он и перед кораблём, и за ним; но при этом само судно видно довольно отчётливо. Как в книжке про Маленького принца слона в удаве. Разве что не настолько детально.
И ну мало ли что бывает)
Мы продолжаем свой путь, добираемся до чудесных песчаных дюн в окрестностях Комарово (там что-то со мной случается, и я просыпаюсь из того малоприятного душевного состояния; в час, в который на природе обычно физически засыпаю). Всё кругом уже пробуждено, нас окутывает запах моря и утренней свежести, окружают чайки, утки, гордо парящий в вышине ворон... Такое красивое всё вокруг, такое манящее)
... А вечером ребята рассказывают мне, что то, что мы видели, было фатто-морганой. И я ничего, конечно, не знаю про это явление, и мне довольно сложно понять, что - с физической точки зрения - оно из себя представляет, но это совершенно прекрасно) Сказка, которая вдруг случилась, пока вы 9 часов бродили по побережью Финского.
И очень от этого радостно, очень светло.


2. 4 часа сна - и вот мы с Олей едем почти туда же, в Сестрорецк. Оля любит архитектуру, особенно модерн, и в Сестрорецке её интересуют, в первую очередь, местные заброшенные (и полузаброшенные) дачи.
Я сонно хожу вместе с ней, радуюсь обилию сосен (никогда не была в Сестрорецке прежде, а он, между тем, весьма зелёный), Сестрорецкому заливу, на противоположном берегу которого я когда-то стояла, реке Сестре, котикам (их тут почти столько же, сколько в Дубне), как вдруг мы выходим к заливу - и весь сон как рукой снимает))
Залив, по берегу которого бродил несколько часов назад, не то чтобы совсем другой, но волшебный-волшебный. Над ним застыли облака, мерно отражающиеся теперь в глади моря, а линию горизонта местами совсем не видно (на её месте дымка, переходящая частью в облака, частью в отражения этих самых облаков), и кажется, что одинокий рыбак вдалеке вот-вот пойдёт по изнанке неба (да и ты пойдёшь, и любой другой; было бы желание).
Идиллично, тихо (несмотря на то, что пляжи отнюдь не безлюдные), и взгляд попросту не оторвать.

Море, перетекающее в небо.

... Брести босиком по горячему песку (который тактильно ещё и везде разный), периодически забредая в воду и радуясь как ребёнок, - идеально.
Лежать на этом самом песке и чувствовать, как растворяется в воздухе накопившаяся усталость, - тоже.
А главное, наблюдать за тем, как счастлив человек, бредущий рядом))
"В Москве нужно море!" - краткое содержание этого дня, или то, что Оля повторяет не раз и не два :)
Может, оно и так)

Наш путь пролегает через многочисленные пляжи, в т.ч. внезапно и нудисткий, мимо людей и музыки, мимо угрожающе зелёной воды, но всё это вдруг оказывается нерелевантным. Ценно само ощущение, а оно этим жарким днём про то, что вы где-то на юге на курорте.
"Тут как на Мёртвом море", - резюмирует Оля; мне нечего на это ответить, но вполне может быть)

... С ребятами утром мы дошли до Комарово, а с Олей вечером - до Солнечного.
Это сюрно очень, конечно (от Солнечного до Комарово я не так давно ходила, во-первых, а во-вторых, когда несколько дней назад я думала о том, что неплохо бы побродить у Финского, я не рассчитывала, что проведу в окрестностях оного 9+5,5 часов), и радостно.
В Солнечном ярко пахнет соснами, солнечно и в такую погоду ожидаемо лениво))
И из него уезжать замечательно, кстати.


3. После прогулки босиком все ноги (нелогично, на мой взгляд, но таковы факты :) радостные, ибо про кривое-косое, но пробуждение) в мозолях, но когда и кому это мешало дойти ночью от Московского вокзала домой пешком.
Пару часов назад в разных частях Питера моросил дождь (пришла туча, которую мы днём видели над Кронштадтом), но к этому времени перестал, и было чёткое ощущение того, что окончательно (как когда на небо выползает радуга; конечно, может, ещё капать, но исход битвы, в целом, предрешён). Я шла, фантазировала, как вдруг мне на голову полились потоки воды. Начался ливень; и тут уж истинно - ни с того ни с сего.
Т.е. да, конечно, были тучи, но ощущения-то))

На пару минут я от изумления спряталась под какую-то крышу.
"Питер, что ты имеешь в виду?" - спрашивала я про себя, пока всё кругом заливало.
Посмотрела на небо, которое было особенно беспросветным в той стороне, в которую я направлялась, эксплицировала, что на метро я всё равно не поеду (пусть и идти больше часа) и пошла через стихию.
Когда идёшь через ливень, важно не бояться (замёрзнуть, промокнуть и т.п.), но ступать твёрдо, уверенно, расправив плечи.
Только если ты не, включается радость вкупе с осознанием того, что всё это внешняя сторона вопроса.
Только если ты не, приходишь не мокрым (т.е. одежда-то мокрая, безусловно, но не мокрая; т.е. рюкзак у тебя был большую часть времени открыт - но так вышло, что воды в него вообще не попало).
Только если ты не, начинает потягиваться мышление, и твоя прогулка домой обретает смысл. Это своего рода точка в вопросе пробуждения тебя. Этакое логичное завершение похода, финальный аккорд.

***
Конечно, формально эти три части друг с другом никак не связаны.
Но для меня они неотделимы одна от другой.
Ибо они в т.ч. про разные уровни одного и того же явления.
Субъективного, внутреннего, но от того не теряющего для меня своего значения.

@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, сказка в дверь стучится, человеки!..

17:04 

Следуй за белым кроликом (с).
Облака, зайцы, люди.
Начало: yferf31071991.diary.ru/p212832668.htm
1.: yferf31071991.diary.ru/p212844350.htm
2.: yferf31071991.diary.ru/p212868670.htm
3.: yferf31071991.diary.ru/p212899484.htm
4.: yferf31071991.diary.ru/p213043103.htm

Ничего не изменилось. Король и девочка удивленно оглядывали двор, но улитки по-прежнему маршировали, облачко скользило, а косой стоял на площадке, напряженно вытягиваясь.
- И что это было? - нахмурился король.
- Проверка, - ответил заяц.
- Чего же? - повёл бровью ваше высочество.
- Того, насколько крепко вы срослись со своими ролями.
- О чём ты, косой? - грустно спросила девочка.
- Ну как же. Вы ожидали, что что-то случится. И ты стала грустной и серьёзной, а король напряжённо-добрым. И...
- Заяц, - горько усмехнулся король, - я тебе уже говорил сегодня: "Ты слишком самонадеянный". Это не хорошо и не плохо, меня только огорчает то, что других ты видишь глупыми и ничего не разумеющими.
- Но сегодня мы ни до чего не договорились! - воскликнул серо-белый.
- Возможно, в твоей голове и нет... - вздохнула наездница.
- Т.е. я опять не понимаю, в чём ты меня упрекаешь, - как-то весь сник косой.
- Элигод упрекает тебя в том, что сама в себе пока не изжила, - тихо пояснил король. - Она говорит тебе: "Заяц, не только ты видишь за масками кого-то другого. Грустного ли, серьёзного ли. Поэтому заведомо странно пытаться вывести другого на чистую воду, считая, будто только ты знаешь правду. Это как говорить волку, притворяющемуся зайцем серым: "Ты волк, дружище!" Но я утверждаю, что и Элигод подобное не чуждо. В противном случае, она бы сюда не явилась.
- Это ещё почему? - уточнила девочка.
- Потому что ты судишь по поступкам, наклеивая на каждый этикеточку "хорошо" / "плохо". Когда "плохо" становится так много, что твоя лодка начинает тонуть, ты отправляешься спасать человека. Или мир - от этого человека. Забывая о том, что это лишь твой взгляд, что он направлен - выражаясь словами зайца - на маску.
- С каких это пор поступки здравомыслящего человека мы прикрываем этим словом? - возмутилась Элигод.
- А с каких нами завладел сюжет? - тихо спросил король.
- Нет, ну вы-то, может, и понимаете друг друга, а я-то нет! - встрял заяц. - Можно как-то попроще говорить?
- Боюсь, что нет, - ответил король. - Впрочем, я попытаюсь.
Я король, живу в замке, управляю жизнью своего народа. Могу завоевать кого-нибудь, могу очаровать принцессу. Всё это сюжет, сложенный из совокупности моих действий. Ты можешь думать, что считаешь: воевать плохо. Тогда организованный мной поход будешь видеть исключительно в чёрном цвете. Но что действительно стоит за этим походом, ты не знаешь. Равно как и как лично я отношусь к войнам, к жизни и смерти и прочее. Судишь прежде, чем знаешь, - то, о чём я (и не только я) пытаюсь тебе сказать. Но, впрочем, пора заканчивать душеспасительные беседы.
- Стража! - зарычал король. Появились ратники, прошли сквозь невидимую стену - будто и не было её никогда - и арестовали девочку. К зайцу никто не прибли зился, к облачку тоже. Улитки продолжали маршировать.

***
- Облачко, ты умеешь говорить? - спросил заяц, тяжело вздохнув, когда площадь опустела. Облачко, как и предполагал косой, не ответило ни слова.
- Вот видишь... - промычал серо-белый. - А я не знаю уж, что мне и делать.
- Ты понимаешь, о чём они говорят? - спросил он немного погодя.
Облачко не пошевелилось.
- Вот и я тоже... Знаешь, мне иногда кажется, что они не очень-то правы. Т.е. я ведь не возьмусь отрицать; разумеется, я слишком самоуверенный, и очень узко мыслю, и вообще. Но они же не просто указывают мне на это, они колются! Как же это объяснить, облачко... Ну вот я, например, обращаюсь к тебе: облачко. Я не имею в виду ничего при этом, кроме констатации: ты ведь и правда оно. Но у этой констатации чёткие границы: ты ещё облачко, но уже не тучка. Так и тут. "Ты глупый, заяц. Точка", - вот что слышу я. Ни намёка на чувство, зато крепкое ограничение. Как же оно так?
Косой вновь вздохнул, но облачко как замерло, так и не шевелилось.
- Да ладно. О чём это я, в самом деле? - натянуто улыбнулся косой. - Давай полетаем? Спустишься?
И облачко вдруг начало снижаться.

@темы: картинки у меня в голове

02:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Я довольно давно не считаю, что кто-то может быть рад или не рад меня видеть.
Частью потому, что никто ничего мне не должен, частью потому, что я сама не вижу в себе ничего интересного.
Я могу выслушать, могу что-то сказать, могу поехать с кем-нибудь куда-нибудь - но в моей системе координат это как приготовить поесть или спать уложить; всякий это может, но во всяком есть что-то кроме (что-то, чем он может поделиться, чем может порадовать, согреть), а во мне, на первый взгляд, одни дыры.
Эту штуку внутри себя я называю кризисом доверия (или эгоизмом в высшем его проявлении).
И только-только начинаю догадываться, как можно было бы из оного выйти.

Мне очень странно бывает, когда вдруг как будто оказывается по-другому.
Иногда мне представляется, что это по ошибке, что это иллюзия, от которой я вскоре очнусь, - и далее по тексту.
Иногда мне ничего не представляется (не успевает). Я иду и доверяю. Поначалу в ответ, а потом и просто так.

Приезжает Хельта - и время принимается течь в каком-то ином направлении)
Оказывается, что идти через мост по бордюру - довольно специфично, потому что ветер норовит сдуть прямо на трассу, и нужно включать координацию почти на полную мощность.
Или что во дворце творчества юных помпезно, но красиво (и хороший туалет))
Или что продавцы в магазинах моют персики просто так (хотя, если бы не, ты бы купил у них воду; очень радостно, когда случается подобное).
Или что можно приехать в Петергоф чуть больше, чем на час, а ощутить, будто на полдня, по крайней мере.
В этом месте я сделаю ремарку про Петергоф.

Обычно я называю этот город городом дорог (или даже дорогой как таковой).
При этом добавляя, что более чуткого пространства я не знаю.
Однако же из песни слов не выкинешь.
И стоит понимать, что то, что сейчас Старый Петергоф (та половина, которая ближе к заливу, точно, но вполне вероятно, что и вторая; формально они разделены ж/д), - т.е. сравнительно небольшой участок, усыпанный советскими новостройками, - выросло на руинах ВОВ.
Как пишут, Старый Петергоф был величественнее Нового, однако от него осталось ни-че-го.
В сочетании с той самой невероятной чуткостью.
... Так бывает.

Петергоф высылает нам автобус, и мы оказываемся в Автово в момент, когда поезда в центр уже не едут.
Мне хочется подсократить наш путь, но я только примерно знаю, как, поэтому мы сначала оказываемся в усыпанном предприятиями районе (с гордым таким ветряком, отмеряющим шаги ветра), а потом - совершенно неожиданно для меня - врезаемся в ж/д. Меня по ряду причин мучит совесть, но не поворачивать же :)
... На ж/д ночью славно. Где-то скользят рабочие, где-то пробегают поезда, но чаще ты оказываешься наедине с мирно спящими составами. Что по-своему атмосферно и красиво.
Мы неминуемо приближаемся к Балтийскому вокзалу (с которого ночью непонятно, как выходить, потому что он закрыт же ж), как вдруг нам навстречу попадаются железнодорожники (судя по их внешнему виду, начальники оных). Они подсказывают нам, в какую сторону можно пойти, дабы выбраться из этого тупика. И мы выбираемся.
И это настолько невообразимо (для меня в тот момент) и радостно, что попробуй словами передай :)
(Т.е. я ведь очень боюсь замкнутых пространств, особенно растянутых в пространстве. И в какой-то момент теряю в них надежду на то, что в принципе когда-нибудь выберусь. А тут вдруг раз - и очередная дорога в никуда выводит в живой_город!! Это прямо счастье))

По пути забираемся почти на крышу какого-то заброшенного здания.
С неё, с одной стороны, открывается отличный вид на окрестности, а с другой, ещё сильнее ощущается эта заброшенность, ветхость, мертвенность всего вокруг.
Здорово!)

Стыдно за свои страхи очень.
Легко ощущать себя рыбой в воде в городе; но стоит выпасть из привычной среды в неизвестность, в ничего_не_гарантировано, как все неверия и малодушия как на ладони.
Жуткая картина.
Не менее жуткая, чем заброшки уже в городской черте днем ли, ночью ли.
Я не умею чувствовать блокаду, однако больные это места очень.

Я могу продолжить рассказывать про внешнее, но не буду, потому что не в нем дело.
И не в том, какие чувства я испытывала в той или иной связи.
Приезжала Хельта - и это было важно и радостно.
А прочее пусть побудет за скобками. Покамест.

Про петербургские рассветы.

@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, тяпкой в душу

02:24 

Следуй за белым кроликом (с).
3 года я проработала на кафедре немецкого языка - и вот трудовая снова у меня на руках.
Это, скорее, грустно, чем радостно - но, как и в случае с защитой, это своего рода завершенная глава, в которой нужно найти смелость поставить точку.

Да, обидно, наверное, в каком-то смысле.
По крайней мере, несколько дней назад Оля говорила мне, что это ненормально, когда про своё увольнение узнаешь от сотрудницы отдела кадров.
Я удивлялась (я была уверена в том, что это нормально), мне становилось хуже, и хуже, и хуже, потому что я привыкла прожевывать боль внутри себя.
А тут, вроде как, приходилось вытаскивать её наружу при другом человеке, но не плакать, а улыбаться.

... Важно просто понимать, что так функционирует система.
Когда-то ты работал на неё, потом был в жёсткой оппозиции, а последние года полтора-два - в параллельном измерении.
Ты учил студентов немецкому, а радовался, когда удавалось что-то сказать о любви.
Ты был с кем-то строг, с кем-то мягок, но ничто не воодушевляло тебя так, как честность; которую они сами в себе нащупывали; с которой стучались, потому что не боялись тебе доверять.
Ты не позиционировал себя как человека, который в какой-то области знает чуть больше; да что уж - ты не стремился никого ничему научить (разве только провести, если была в том потребность); но вы все просто шли рядом, и у вас одинаково ярко загорались глаза, когда что-то вдруг получалось.

А ещё ты тихо обходил десятой дорогой все заседания кафедры, курсы повышения квалификации, выяснения отношений.
Но последние всё-таки существовали (пусть и в параллельной реальности) и наступили тебе на хвост, пока ты раздумывал, в какую сторону теперь прыгать.
... Рано или поздно это должно было случиться.
Ибо ничто так не разрушает систему как отсутствие оной в параллельной реальности.
Но какой же системе это полюбится)

"Carpe diem" - то, о чём я забыла рассказать своим студентам.
Я очень надеюсь, что они теперь сами с этим разберутся и будут и впредь стремиться становиться хорошими людьми, что тот корабль, который мы мы с ними совместно вели, не потонет ни в разочарованиях, ни в беспечности, ни в равнодушии, ни в страхах, но будет гордо идти через самые опасные бури.
Пусть на него приземлится отважный капитан!..
А я полечу дальше.
Посмотрим, куда выведет меня мой путь.
Но как бы там ни было, я продолжаю его с благодарностью и улыбкой.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

01:30 

Следуй за белым кроликом (с).
Суть ночи сказок для меня не в читаемых сказках, но в переплетениях разных пластов реальности, которые - в свою очередь - образуют новую реальность.
Она создаётся на твоих глазах - и бесстрашие, с которым она это делает, восхищает.

... Мы уезжали из Ясенево на автобусе.
Его довольно долго не было, и за это время на остановку пришла девушка.
Они с Хельтой разговорились - и вот уже Юля спонтанно едет с нами.
В это не верится поначалу (мы ведь на ночь в лес, а она просто возвращалась из Битцевского лесопарка к себе домой днем в субботу), но Юля не боится ни незнакомых людей, ни их планов, и ведь и правда не поворачивает!..

Из подобного рода историй сплетаются эти 2 дня.
Настолько крепко сплетаются, что ночью в воскресенье я понимаю, что потерялась во времени)
Точнее даже, выпала из него напрочь.
Иными словами, то, что свершалось, свершилось.


А свершалась дорога.
Та самая, что начинает случаться в поезде, в котором отправляешься в горный поход (когда и очень страшно, и предчувствуются трудности и опасности, но в то же время радостно и свободно, и ты ходишь на остановках собирать бересту, а потом почему-то разговариваешь с мужчиной, который набивается к тебе в попутчики, а потом находишь ответ на вопрос, не дающий покоя, и т.п.); та самая, что почти синоним автостопа.
Эта дорога не про удачи/неудачи, не про чёткие планы/полнейшее отсутствие оных, но про едва уловимый баланс между полюсами. Про "не знаю, что меня ждёт, но полностью ему доверяю" [не доверяюсь - доверяю]. Про движение вопреки (которое, конечно, не вопреки - но нам зачастую понятнее такая метафора, ибо мы слишком привыкли к комфорту в любых его проявлениях).

... Мы долго блуждаем в поисках места для стоянки.
Не попасть в лес там, где мы собирались в него попасть.
А там, где не собирались, - бурелом и болота.
Командный дух тускнеет; где-то рождается усталость, где-то почти протест.
Но самоотверженность Хельты, кажется, горы способна свернуть.
И мы не сдаёмся и находим место для стоянки.

Быстро ставятся палатки, разводится костёр, варятся супы.
Постепенно доходят те, кто шёл самостоятельно, а поляна меж тем превращается в сказочное ущелье.
Вокруг много-много фонариков и свеч и других украшений, развешенных / поставленных бережно, с любовью - и вот уже пространство становится ближе; стираются границы между лесом и нами.
Рождаются уютные дорожные разговоры, трещат дрова, разгорается закат.

Уже ночью начинается непосредственно ночь сказок.
И поначалу она тоже как будто не вполне оформленная, этакими разношерстными мазками (как когда художник только делает набросок, и ещё один штрих, и ещё), но в какой-то момент у неё появляются более определённые, ясные черты, и уже не страшно, и очень, очень крутые вещи рассказывают те, кто сидит в кругу.


Под утро мы отправляемся радоваться рассвету призывать дождь :), провожать уезжающих, гулять по окрестностям и натыкаемся на заброшки. Моя мятежная сущность не может не подговорить тех, кто идёт впереди, свернуть к вышке.
И мы сворачиваем, и обнаруживаем не очень надёжную, но визуально достаточно крепкую деревянную лестницу, ведущую в небеса на нижнюю платформу.
Мне кажется, что я по ней не заберусь (а если даже заберусь, то не спущусь), но надо же проверить как не попытаться.
Оказывается, что это не страшно - после подъёма по вертикальной лестнице на Котлине.
Разница в том, как падать будешь.
С вертикальной - спиной вниз (что совсем, совсем не радует)).
С наклонной - в другую сторону.

Но выше нижней платформы добровольно лезть я не соглашусь (там подрезана лестница, и подняться мне, может, и можно, а спуститься совсем никак), поэтому очень радуюсь, когда мы добираемся до заброшенного пятиэтажного дома, на крыше которого можно дышать полной грудью, любоваться лесом внизу и на уровне глаз и радоваться местным берёзкам и ёлочкам. Как они тут оказались, почему?.. Этакий глоток света)


А там и до озера недалеко.
И можно пройти по каркасу моста, остановиться у кромки и любоваться далью, и слушать, как капли стучат по воде, и молчать... А потом Хельта начинает бродить по балкам, и ты с грустью осознаёшь, что пора.
Я честно не боюсь высоты, как ни пытаюсь :), но перспектива идти по узкой балке очень сильно меня не радует.
Делаешь шаг - и накрывает ужасом. Не тем, конечно, с которым встречаешься на середине какого-нибудь бревна (хождение по бревнам - процесс динамический; там каждый новый шаг не равен предыдущему, т.к. брёвна редко бывают устойчивыми), но всё-таки с довольно хорошо ощутимым. Который про "а давай не пойдём здесь? тут ответственность, тут ты можешь упасть... к чему эти нервы?", про ноги, которые дрожат, про настройку внутри, благодаря которой удаётся преодолеть страх и сделать шаг. И с одной стороны, это всё очень не радует (а что же на брёвнах-то будет при таком раскладе?..), но с другой, преодолеть такого рода страх, по ощущениям, как лопнуть шарик. Чувствуешь себя при этом живым)

... Я сейчас опять малодушно отражаю внешнюю сторону. Тогда как для меня эти 2 дня были про что угодно, только не про неё) Но как передать интонацию, если не умеешь образовывать звук?..

После своих угольных приключений я отправилась на озеро за водой для мытья посуды.
И, вроде, никуда больше не собиралась изначально, но решила свернуть (в ту сторону, в которую мы гуляли утром).
Затем, впрочем, передумала и решила повернуть к лагерю, после того как проедет встречная машина.
Меня довольно сложно удивить, но того, что эта машина остановится рядом со мной, и из неё выйдет Хельта, я определённо не ожидала))
... Ребята, которые пришли в лагерь вскоре после нас, рассказывали про тачку (или телегу?), которую мы якобы везли. Не знаю, что там была за телега, но это была интересная интерпретация :)


Уже вечером Дима вёз нас сквозь странные развязки и пробки, по мостам и мимо мороженщиков.
И привёз-таки к той станции, на которой расположен мой московский дом.
И в этом, конечно, нет ничего странного; но в то же время столько растерянности появляется внутри.
Это почти как уезжать из Москвы в Питер, так и не доехав до Красногорска, однако проезжая мимо оного на ночном автобусе.
Неловко, нелепо, совестно.

... Очень разные настроения, интонации, состояния души.
Очень разные одни_и_те_же_люди в различные моменты времени.
И очень много благодарности и любви внутри.
За такое чудесное чудеснживое волшебство.

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

21:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Очень странный сегодня день.
Приходишь домой рано утром, включаешь свет в коридоре - и лампочка вдруг взрывается, рассыпаясь на множество осколков.
"Хорошо, - думаешь ты. - Подремлю часик, потом верну в квартиру свет" [ибо пробки, конечно, вышибло, и электричества нет нигде))].
Засыпаешь - и снится тебе сон во сне во сне.
Жутковатая штука, суть которой заключается в следующем.

Ты смотришь фильм про себя в своей комнате, просыпающегося. Веришь в то, что этот фильм - реальность, но в какой-то момент (вскоре после того, наверное, как ловишь уличную крысу у себя на диване голыми руками) осознаёшь, что это сон. Т.е. прямо - по физическим ощущениям - просыпаешься, делаешь выводы о состоянии собственной души, понимаешь, в какую сторону нужно меняться. Но осознаёшь ты это, пребывая в другом цикле этого же самого сна. Т.е. да, ты осознал - но опять крыса, опять соседка меняет лампочку в коридоре, опять поначалу ты во всё это веришь.
"Да что ж такое? - думаешь ты про себя. - Как мне из этого замкнутого круга выбраться?"
[Будильник, кстати, не помогает; ты его выключаешь и проваливаешься во всё это великолепие опять].
... Ты бултыхаешься в этом пограничном состоянии до того момента, пока в рамках сна не осознаёшь наличия у себя (не в пространстве сна! а в принципе) в голове некоторых глупых страхов, не понимаешь, что бояться там нечего (ну нет ничего страшного, например, в коротком замыкании для человека, который самостоятельно менял коротящую розетку), и не преодолеваешь - там же, в пространстве сна - этого всего.
Только после этого ты, наконец, просыпаешься на самом деле - не совсем тем, кем засыпал.

На защите ты единственный без презентации и подготовки.
Защищающиеся все такие серьёзные - а ты смотришь на комиссию и понимаешь, что зря они так нервничают.
Т.е. члены комиссии и вопросы задают, и придраться к чему-то могут - но это такая не очень искусная игра.
- Ну что, как? - спрашивают у меня в перерыве мои коллеги.
- Да никак, - отвечаю. - Во-первых, я не готовилась, а во-вторых, я не помню половину замечаний рецензента (т.е. не знаю, на что мне предстоит отвечать).
В итоге я на него же нападаю в процессе; считается, что так делать категорически нельзя, но я не могу согласиться с тем, что гибель и уничтожение - это одно и то же (понятно, что он этого не имеет в виду, и вообще его комментарий про другое, однако я не могу закрыть на это глаза).

- Что же ты не сказала, что у тебя нет презентации? - спрашивают мои коллеги же после защиты. - Мы бы могли тебе в перерыве её сделать. Это занимает меньше, чем 30 минут.
- [Да я бы сама могла её сделать за те же 20-30 минут]. А зачем она? Какой в ней смысл?
- Ну... это такая необходимая формальность. А так никакого.
- Ну вот поэтому у меня её и нет.

В итоге мне почему-то ставят 5 (и почему-то это вновь никого не удивляет, кроме меня).
- Тебе сразу нужно было сказать, что ты читаешь немецкий готический шрифт! Это же так круто!.. - восклицает Аня.
[Про него упомянула моя научница, и мне было совсем непонятно, зачем].
- [Русскую скоропись 17-18 вв. разбирать намного сложнее, нежели готический шрифт. Но ни в том, ни в другом занятии ничего выдающегося нет], - ответила бы я, но не ответила.
- И вообще. Если Егор [мой рецензент] так хорошо отозвался о твоей работе, она действительно крутая. Ты же столько ранее неизвестных текстов в научный оборот ввела!
- [О да. Круче не придумаешь просто. Да причём же тут это всё?.. Вы так говорите, будто вся эта игра имеет какое-то значение. Вам словно бы действительно важно, 5 вам поставят или 4, защититесь ли вы удачно или нет. Но вот меня спросили на защите, какова цель моей работы. И мне пришлось себя удерживать, чтобы не ответить: нет никакой цели. Мне нужно закончить начатое [обучение в аспирантуре], и вот я его завершаю. "Уточнить датировку памятника; изучить его языковые особенности", - сколько же в этом лицемерия!..]. Не знаю - не знаю. Егор вообще хочет статью в соавторстве написать. А я не хочу ничего писать. Правда, статья-то у меня есть ваковская, но её нужно доработать, и он готов этим заняться. Это нормально?
- Конечно. Это и называется соавторство.
- [Да? Но я же ничего для этого не делаю. Я не против того, чтобы он написал статью по моей теме. Только я-то причём?] Ну ладно.

... Прохожу через рынок, и взгляд цепляется за сказки Толкина.
- Ок, - решаю я. - Поздравлять себя совершенно не с чем, но эта та редкая книга, о существовании которой я не знала раньше, но мимо которой я не пройду. В конце концов... сегодня я закончила аспирантуру)
Что ж. Пусть так))

@темы: а - так, околофилологическое, распорядок жизни в коммуналке, сонная лощина

16:16 

Следуй за белым кроликом (с).
И ещё шаг в сторону.
В последнее время моё психологическое состояние крайне нестабильно, потому что я довольно остро переживаю свою неправильность.
Не в смысле "что-то со мной не так", но в смысле "я опять сказала, подумала, почувствовала, сделала что-то не то".

Когда я одна, я, в целом, обычно могу нащупать баланс.
Т.е. да, мне категорически не нравится то, что я делаю, но часто я могу объяснить и зачем, и почему пытаюсь что-то делать.
Тем самым, градус эмоционального напряжения удаётся понизить, и в общем, всё это оказывается не самоуничижением, но пониманием того, в какую сторону над собой целесообразна работать.

Когда я не одна, начинается веселье)
Потому что любое взаимодействие (в т.ч. и на мой взгляд) - это своего рода обмен сущностями.
И если я ловлю осуждение, или недовольство собой, или ещё что-нибудь такого порядка, я начинаю не любить себя на порядок сильнее.
Казалось бы, причём тут себя.
Притом, что ты снова не справился с собой (и, соответственно, транслировал что-то не то).
И вот теперь снова. И снова.

Всякий раз ты опаздываешь.
Видишь уже результат действия ли, слова ли, мысли (и они, конечно, тебя не радуют; и ты начинаешь бояться делать что бы то ни было, но бездействие - тоже действие)).
И никак не можешь повернуть колесо в обратную сторону.
Никак не можешь перегнать то самое время :)
Ибо перегонять его - занятие в корне своём бессмыленное.

Контрпример, дабы пояснить.
Мы пришли с папой в Пушкинский, его разозлил мой иномирный взгляд (так мне показалось, по крайней мере), и он спросил, не на 3-м ли я месяце.
Я ответила, что нет, он сказал что-то ещё в этом духе, и мы пошли на выставку.
... Мне не всё равно. Когда я слышу такого рода вещи от людей, которых я люблю, у меня внутри кое-что рушится.
Я не показываю этого никак, потому что а) да, они правы; я действительно не худенькая девочка б) я вижу, что это говорит не мой папа и, в общем-то, понимаю, чего хочет добиться тот, кто инициирует его это произнести в) если я на один маленький миг позволю этому вторгнуться, побродить по руинам моей башни, я перестану отвечать за себя; я и обидеться могу, и начать думать злое, и дать сдачи, и просто сосредоточиться сугубо на своих переживаниях, вместо того чтобы воспринимать выставку.
Я выбираю выстоять в этой волне, испытать весь спектр не очень весёлых эмоций и ни на секунду не перестать быть верной своей любви.

Это контрпример, потому что, чтобы так мочь, нужно мочь.
Когда по тем или иным причинам не можешь (ну... в случае с папой, там никаких эмоций никакого другого человека нет; это просто высказывание, цель которого - причинить боль; твоя задача - эту самую боль прожить внутри себя, а затем отпустить, ни в коем случае не перенеся попутно на другого; когда же у другого болит, очень трудно не поддаться соблазну испытать боль; одно дело - мысленно поддерживать человека, и совсем другое - заболеть самому (обычно это называют словом сочувствие); проблема в том, что толку от сочувствия нет никакого, ведь теперь тебе нужно прежде разобраться со своей болью, иначе взаимодействие будет состоять во взаимном причинении боли), начинается тот самый порочный круг, который рано или поздно доходит до ступени самоуничижения.
С неё взаимодействовать с людьми уже определённо нельзя (это то самоей сосредоточение на себе, которое есть зло почти в чистом виде).
И нужны, например, угли.

О хорошем напишу завтра.
Если доеду до Питера защищусь :)
Шучу. Нет тут такой логической связки.
Доброго вам дня)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

02:53 

Следуй за белым кроликом (с).
Я очень хочу рассказать вам про ночь сказок, но прежде расскажу про угли, по которым я не ходила 2 года, а сегодня решила вспомнить былое.

В принципе, хождение по углям считается духовной практикой.
Это довольно безопасное занятие (обычно почти никто не обжигается; но многое зависит от настроя того, кто идёт), тем не менее, зачастую оно представляется обыденному сознанию (в котором мы пребываем большую часть жизни) чем-то страшным, немыслимым и прочее.
Собственно, в осознанном преодолении этого страха, в твердом шагании по раскаленной поверхности и заключается практика.
Но ничего не бывает просто так)
Стоит понимать, что, как бы здорово и хорошо всё ни прошло, что-то внутри сгорит.
По мне, это скорее плюс, нежели минус, но иногда проходит ни один год, прежде чем ты оказываешься готовым с этим согласиться.
И это сильная душевная боль.

Но так бывает обычно (если вообще что-то бывает обычно).
Сегодня я отправлялась шагать по углям как на плаху.
Я хотела обжечься (частью потому что мне нужно было кое-что внутри себя сжечь, частью потому что мне нужно было выяснить, что там внутри со страхами, сознанием душевным состояним и пр.); точнее, я знала, что мне этого не миновать.
Особенно ясно я это поняла, когда не смогла взять уголёк в руки.
Т.е. взять-то я взяла - но обрела ожог на пальце (а уж это и правда немыслимое что-то).

Ну, собственно.
На той ноге, которой не повезло сделать первый шаг, у меня сейчас несколько пузыриков.
Я, кажется, вскрикнула тогда - было очень неожиданно остро больно.
И мне, конечно, не хотелось возвращаться на угли.
Но я вернулась.
И не ушла от кострища до тех пор, пока не убедилась в том, что могу преодолевать этот страх и ступать на угли твердо.
*Это ужасно, если честно. Почти как заставлять себя возвращаться на бревно, с которого только что чуть не упал (только тут-то ты упал как раз). Но в то же время очень важно. Потому что как второй шанс. Этакое прощение самого себя. Как "я даю тебе право на ошибку, даже если ошибка эта стоит для меня очень много. И я осознаю, что ты можешь ошибиться и во второй раз"*.

... Босиком потом ходить больно.
Не босиком ещё больнее почему-то, но боль довольно скоро переходит в сильный жар, и тебе даже перестаёт хотеться опустить ногу в холодную воду.
В общем, ничего страшного, с физической точки зрения)

С нефизической - сгорает, да.
То, что ты хотел предать огню, и наверняка ещё что-то впридачу.
И психическое состояние как на ладони.
*Как с этим великолепием куда-то далеко ехать, большой вопрос. Впрочем, как не ехать - ещё больший*.

Будем думать.

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так

02:59 

Следуй за белым кроликом (с).
В Эрмитаже мне очень не хватает итальянской живописи.
Т.е. она там представлена, конечно, но как-то (с моей точки зрения) грустно.
Этакое белое пятно.
И оно сегодня внезапно совершенно заполнилось у меня картинами с выставки "Венеция Ренессанса" в Пушкинском.

Выставка прекрасная.
Мало того, что она визуально очень красивая, - она невероятно живая.
Т.е. практически каждая картина там говорит; не просто когда её спрашивают, но в принципе.
Так что в какой-то момент ты чётко ощущаешь себя в храме; очень хочется упасть на колени (потому что такой силы эмоции) - вместо этого про себя читаешь "Отче наш".

Дело не в религиозных сюжетах, хотя они, безусловно, играют немаловажную роль во всём этом.
Дело в мощи, которая исходит от этих полотен.
В том, что стоишь напротив "Саломеи" Тициана, а внутри всё прочищается.
Ты любишь, чувствуешь, что любишь и что никогда не переставал, - и становится легче.
И глубже, и увереннее.

На первый взгляд, странно, что это происходит именно там.
Саломея с головой Иоанна Крестителя в исполнении Тициана, конечно, очень напоминает Мадонну.
Мягкие цвета, нежные линии, композиция.
Но при этом... скорее, ощущаешь любовь Иоанна Крестителя к ней.
Ничего не требующую, всепрощающую, словно бы отражающуюся в облаке за окном.
Т.е. я, кстати, не могу сказать, что сама Саломея непричастна любви.
Но в её любви меньше мудрости.

... И вот я говорю Саломея - любовь, любовь - Саломея.
Но именно это и хочу сказать)
В картине Тициана не содержится осуждения.
Она очень надличностная и всепрощающая.
Она... успокаивает (как успокаивает мама ребёнка, разбуженного кошмаром).
Как успокаивают другие полотна Тициана, представленные на выставке.

"Портрет Алессандро Фарнезе" - воплощенные добродетель, тишина, милосердие.
На тебя смотрит человек, умеющий читать души. Но он не пугается прочитанного, а приветливо улыбается. И цветок внутри распускается от этой улыбки.
"Святой Иоанн Милостивый" - воплощенная мудрость. Та, что про благоговение и трогательность. Та, что про тихий восторг и трепет.
И очень, очень много света.

Больше только попытался показать Тинторетто на картине "Крещение Христа" (она словно сшита из нематериального света).
Тинторетто экспрессивен))
Его полотна яркие (особенно в чувственном плане) и какие-то... глобальные что ли. С претензией на глобальность)
Но это не всегда вызывает диссонанс)

"Крещение Христа", например, невероятно светлое)
Торжественное что ли - но и хочется торжествовать и петь гимны.
Пожалуй, хочется громкости.
"Христос и грешница" очень милое (в хорошем смысле) полотно)
Оно про танец, непосредственность, прямоту и свет, являющийся маяком.
Нимбы над головами апостолов сияют, словно созвездия в вечернем небе.
Тем притягательнее фигура грешницы.
Она естественная очень а этом празднике.
И я бы сказала, что экспрессия Тинторетто достигает своего пика на картине "Пирам и Фисба" - но здесь она, скорее, очень на своём месте.
Здесь она про круг кармы, вихрь которой, кажется, вот-вот тебя снесёт.
Про античную трагедию, рок, страсть, разрыв границ и соединение оных. Про мужество.
И про меч - который непререкаемо стоит между возлюбенными.
А вот... слишком экспрессивно (на мой взгляд) полотно "Снятие с креста".
Взгляда на зелёное лицо девы Марии, кажется, вполне достаточно, чтобы вспомнить про то, что есть скорбь.
Но тут каждая фигура состоит из неё.
И этот аккорд совершенно непереносим (хотя, наверное, прекрасен).

Но ближе всех на этой выставке мне Веронезе.
В нём нет ни яркости Тинторетто, ни мудрости Тициана.
Но он пишет высокие (тонкие) чувства, переживание которых не ввергает в бездну, но и не успокаивает.

На самом деле, всё дело (точнее, половина его) в "Кающемся Иерониме".
Я очень люблю этот образ; и в Эрмитаже знаю по крайней мере 2 полотна с оным, которые неизменно меня притягивают.
Но у Веронезе другой Иероним)
Точнее, глубина его покаяния такова, что только и остается, что падать на колени.
Очень мощный образ; и много-много благодарности от тебя этому святому.

"Воскресение Христа" в хорошем смысле смешное))
Я никогда не видела такой интерпретации этого явления, а между тем, она очень мне близка.
ИХ словно бы лучится смехом.
И столько радости это приносит в мир)
А "Сусанна и старцы" просто красивая)
Я совершенно ничего не знаю про этот сюжет и могу только догадываться о том, что же художник изобразил.
Меня пугают мои догадки, они представляются мне глупыми; мне хочется услышать что-нибудь на этот счёт.
Где-то в этот момент папа убеждает меня послушать хотя бы одно описание по аудиогиду.
Аудиогид дельный, транслирующий классическую музыку - но я не переношу экскурсий как жанр; на художественных выставках они вырывают меня из контекста совершенно.
Коли уж так оно вышло, я нажимаю оставшийся в памяти номер "Сусанны и старцев".
И внезапно оказываюсь права.
Оно, в общем, так и есть, как мне представлялось.
Это радостно)

Иномирные выставки - с общем, не редкость.
Но конкретна эта прекрасна тем, что утверждает жизнь, а вместе с ней и путь духовный.
Ты выходишь совсем не тем человеком, что зашёл, и очень_не хочешь_выходить.
Потому что каждый новый взгляд - это новый взгляд, неожиданное осознание, тихая радость.
Потому что читать эти картины, кажется, можно бесконечно.
Потому что важно говорить про такие вещи (а чтобы про них говорить, нужно говорить с ними, в храме твоей души); важно брать и летать.
... И если бы была у меня такая возможность, я бы пришла на эту выставку снова.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, кусочки счастья, тяпкой в душу

01:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Бывает, что о Декарте начинают говорить с позиции: "Ну, тут всё понятно".
"Мыслю - следовательно, существую". Очевидно, о чём это утверждение.
В такие моменты не очень знаешь, что сказать, потому что нужно говорить тогда сразу обо всём.
Нужно, быть может, рассказывать о том, сколько всего этот мыслитель знал и умел (нам такого, кажется, за 10 жизней не переделать), каким был его духовный путь, а главное, какая реальность упакована в одной этой фразе.
... Объём проведённой Декартом внутренней работы колоссален.
Он же не логикой оперировал, точнее, не только ей.
Каким мужеством нужно обладать, чтобы рискнуть усомниться во всём (да ещё и первым)?..
Выдернуть все столпы, на которых держится индивидуальность, снова и снова обнаруживать себя в пустоте без надежды из неё выбраться, но всё же не сдаться, не угаснуть, но осознать: мышление - тот стержень, который моё Я делает Я.

Мне возражают, мол, Декарт просто ничего не понимал. Сейчас мы знаем, что мысли неиндивидуальны, а тогда об этом не имели понятия.
А я не очень понимаю, о чём такого рода возражения.
Каким образом природа мысли связана с индивидуальным мышлением (организмом, который оформляет всё во всё мысли, который не даёт живому стать мёртвым) и... с чего бы это нам ставить себя выше Декарта. Мы ведь, пожалуй, и повторить за ним не сумеем; не то что выразить что-то принципиально новое.

Но я не про Декарта изначально собиралась говорить)
Я тут разным людям надоедаю словами этика, мораль, нравственность, ответственность, выбор.
Сама надоедаю - и сама не могу объяснить, что же имею в виду.

Вроде бы, так просто: мы сами выстраиваем собственную мораль и, тем самым, добровольно несём ответственность за свои слова, чувства, мысли, поступки.
Всё бы прекрасно, но мораль - это не кодекс правил.
Это не "что такое хорошо, что такое плохо".

Там, где появляются такого рода догматы, нет ни жизни, ни мысли.
Эти постулаты необходимы (в разумных пределах) для здорового функционирования общества (по крайней мере, того общества, которое есть сейчас): нам важно знать, что дорогу следует переходить на зелёный сигнал светофора; важно слышать про то, что быть добродетельным - правильно, и т.д. и т.п.
Однако, когда речь заходит о личности, о её индивидуальной морали, кажется, что ничего, кроме пустоты вовне и внутри, нет и быть не может.
Эту пустоту мы всякий раз по-новому заполняем.
Мы не можем позволить себе повторяться, потому что в повторении (автоматизме и пр.) - смерть.
Но и выстраивать свою мораль в каждом индивидуальном случае на новых основаниях как будто тоже не имеем права (это будет значить только то, что никако морали у нас нет).
... Как у судна в идеале есть курс, так и у нас - ориентир.
Но ориентир этот не диктует нам ни формул, ни положений.
Он не говорит: "Здесь и сейчас поворачивай сюда: прямо по курсу - айсберг".
Он мол-чит, и мы обходим айсберг справа или слева, или врезаемся в оный на полном ходу, или вспоминаем, что у нашего корабля есть крылья.

С обходим или вспоминаем как будто понятно; сложнее с врезаемся.
В этом едва ли не основной принцип такого рода морали.
И в этом месте она чем-то переплетается с декартовским мышлением)

Ибо, с одной стороны, мы откуда-нибудь "точно_знаем", что врезаться в айсберг на полном ходу - смерть.
Но с другой, ничего мы не знаем.
С чего мы взяли, что обходить его по правому борту - более разумное решение?
Точно ли с нами говорит разум, а не собственный страх?..
(Ведь коли так, пожалуй, направо нам тем более лучше не соваться).

... Мы не можем безрассудно ринуться на глыбу льда, потому что несём ответственность (за свой экипаж, например).
Но ровно по той же причине мы не можем раз и навсегда решить обходить её по правому борту.
Сталкиваясь с каждым новым айсбергом, мы решительно выбираем из мириады зол.
Чтобы остаться честным, нужно повернуть налево, чтобы думать не только о себе, но любить, быть терпеливым и бережным - направо, чтобы что-то радикально поменять, сотворить что-то новое - следовать прежним курсом.
Три разных дороги, на каждой из которых потеряешь что-то важное.
И при этом ни один из путей может не оказаться верным)
А могут таковыми стать все три.
Вопрос в твоём личном настрое и отношении, в том, сможешь ли ты в минуту опасности следовать за своим ориентиром; в том, рискнёшь ли ты отказаться от оного всеми силами своей души с тем, чтобы впоследствии вновь его обрести.
Никакой ведь гарантии нет, что найдёшь)
(Мало ли кем ты из этого плавания вернёшься. А чем станет он?..)
Только сила твоей веры и устремлённости; надежды, любви и мудрости.
И чёткое понимание того, с чего - пока, для себя - начинаешься ты сам; вокруг какого стержня ты можешь себя выстроить из, казалось бы, ничего.

@темы: кружок по плетению мыслей, в зеркале моих восприятий, а - так

20:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда случайно загораются волосы, ничего страшного не происходит.
Появляется неприятный запах (вот, кстати, не знаю в связи с чем) - а в остальном, у тебя есть полсекунды (может, и больше; просто чем дольше ты осознаешь, тем больше волос сгорит, с высокой долей вероятности) на осознание того, что горишь ты, и принятие необходимых мер.
Т.е. ты просто протягиваешь руку и тушишь всё это дело.

И, вроде бы, ничего дурного нет в том, чтобы не бегать в панике, не зная, что предпринять, но волей-неволей возникает вопрос о том, почему ты такой бесчувственный.
Почему совесть в тебе атрофирована настолько глобально.
Почему тебе пожизненно всё равно.
И что бы сделать такого, чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону.

@темы: а - так, тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

16:35 

Следуй за белым кроликом (с).
Так случайно неслучайно получилось, что этой ночью я гуляла по Москве.
"Это не лучшее время для прогулок! Заходи, если что", - слушала я в два часа ночи, проходя по подземному переходу, в котором кипела строительная жизнь. Рабочие на другом конце удивленно оглянулись на звук звонка, а я радостно рассматривала кучи таких родных мешков со штукатуркой в подсобке. Конечно же, связь оборвалась в этот момент, и это было по-своему прекрасно))
"Почему не лучшее? - думала я, аккуратно выворачивая в центр города. - Для меня сейчас не лучшее, потому что так хочется спать, что почти не получается думать. Но в остальном, идеально же. Внимание фокусируется на деталях, которые при свете дня не так заметны, кругом пустынно, и такой_большой город оказывается таким маленьким".
... Очень много лиц без определённого места жительства в Москве в этот час.
Как и в Питере, немало жаждущих тебя куда-нибудь подвезти.
Бродят кошки, лошади (!), собаки, ездят моющие дороги машины.
Но именно тут (хотя ведь и в Питере случаются странные истории, но они там про другое) ощущаешь себя персонажем современной российской мелодрамы.
Словно бы смотришь про себя фильм, одновременно находясь на съёмочной площадке.
"Москва, что ты имеешь в виду?" - периодически задаёшь этот вопрос, а она ухмыляется себе) Ну так, по-доброму))

Собственно, все странные истории начинают приключаться тогда, когда ты задаешь себе вопрос: а хотел ли бы ты жить в центре Москвы (как живёшь же в центре Питера). И смог ли бы ты это?..
Что-то переключается в ральности. Вместо запланированного похода в Магнолию, что у Чистых, сворачиваешь на поманившую вдруг улочку.
Там всюду ремонт, местами довольно сложно идти.
Останавливается машина с молодым человеком с добрыми, улыбающимися глазами (скорее всего, йог или что-то около).
Он предлагает подвезти куда-нибудь, просто покатать по городу - но это не твой формат.
Стоит ему отъехать, к тебе подходит чуть обеспокоенная пара: "Нерусский?"
- Русский.
- Приставал?
- Нет.
- А что не поехала?
- Не хочу.
Немножко гуляем вместе.

Всё это довольно странно для меня.
Когда вот так на улице среди ночью с тобой знакомятся ну просто какие-то люди (попутчики, скажем) и вы просто куда-то идёте вместе, а город продолжает говорить с тобой через этих людей:
- В Москве, когда происходит что-то неприятное, это к лучшему, - произносит что-то примерно такое Алёна. Но как я ни пытаюсь спросить у неё, что она под этим имеет в виду, она не отвечает, словно и не её слова это были.
Потом Алёна покидает нас, наказывая Алексею (?):
- Береги Настю. Опасно красивой девушке одной здесь ночью гулять.
И Алексей поясняет:
- Алёна - странная девушка. Мы познакомились с ней 20 минут назад, а теперь ей отчего-то приспичило совершить утреннюю пробежку. В 3 часа ночи!
- А кто тут не странный? - думаю я про себя. - Алексей вот сам сейчас на рабочем месте теоретически должен быть. Но это не "типичное" рабочее место. Не приходило мне в голову, что в Москве и биржи круглосуточные. А оно логично, правда.

... Где-то у Лубянки за мной хвостом начинает ехать машина.
Я не боюсь машин, которые ездят хвостом, но не люблю, когда мне много раз подряд пытаются предложить одно и то же.
Ничего криминального, просто подвезти куда угодно. Правда, конкретно в этом случае, с большой долей вероятности, с подтекстом.
Сворачиваю в переулок, в который он не то чтобы не заедет, но не захочет заезжать.
Так и расстаёмся)

В ресторане при пятизвёздочной гостинице вовсю кипит жизнь.
Мне всегда было интересно, каково там, но днем ресторан пустует)
А тут бегают девушки в традиционных русски нарядах, обслуживают гостей.
Навстречу мне выходят два молодых парня.
- Привет! Ты знаешь, как умер Пушкин?
В 4 утра перестаёшь быть в чём бы то ни было уверенным, т.е. тебе казалось, ты знал, но...
- Мы просто с другом поспорили. Я считаю, что Пушкин погиб на дуэли, а он - что Пушкин сам себя убил.
"И вы оба можете быть правы", - думаю я.
- А... - догадывается парень. - Ты и сама не знаешь?
- Обычно считается, что Пушкина убили на дуэли, - комментирую я.
- Спасибо! - радуется парень. - Мы сейчас загуглим и выясним!
"Удачи!)))" - думаю я.

На месте круглосуточной Москвы теперь круглосуточная же Республика.
Это не очень хорошо, мягко говоря, но что уж.
Зато Республика, как ни странно, умеет подсовывать нужные книги))
*Забавно вот так "гадать" на Бродском)) Почему-то вдруг выпадает актуальное*.
И немножко беречь от дождя, который начинается, пока ты сидишь там под стеллажами.

"Москва, Москва! - говорю я тихонько. - Ночью под дождём я уже даже в Питере не гуляю. Хочешь занять его место?))"
Не отвечает - знай себе поливает))
Мягко, на самом деле, поливает, бережно.
Но всё-таки заходишь под крышу Макдональдса чуть-чуть посидеть, отдохнуть от дождя...
Но не от Москвы))
Тут же подходит мужчина лет 50-ти и о чём-то заговаривает.
Тихо, ненавязчиво.
И ты продолжаешь ощущать себя не отделённым от этого мира, но словно вписанным в него.
Хорошее ощущение)

И под дождём славно, потому что мёрзнешь.
(Не планировал ведь ночных гуляний, и вообще Красногорск упорно транслировал солнце)).
Т.е. вообще-то ты мёрзнуть не очень любишь, поэтому добровольно редко это себе позволяешь.
А между тем опыт, который получаешь тем самым, важный. Отрезвляющий, я бы сказала.
Про возвращение в себя самого. *Этакое паломничество в себя самого*.

... Пока не могу для себя решить ни смогла ли бы я жить в центре Москвы :), ни какая она, Москва.
Но много внутри меня благодарности этому городу.
Очень важной оказалась прогулка и так вовремя случилась.

@темы: а - так, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

16:15 

Следуй за белым кроликом (с).
Знаешь, я ведь довольно слабый, несмелый человек, и поэтому перспектива одиночных горных походов никогда меня не не очень меня радует.
Всякий раз, когда она начинает маячить на горизонте (или уже даже перед глазами), у меня повляется мечта: отправиться в путь не в одиночку.
Но т.к. в понятие мечты в моей картине мира заложен смысл неосуществимости, мне бывает тяжело, когда Мироздание принимается меня искушать.

Бывает, например, что вдруг кто-то говорит, мол, собирается туда же, поехали вместе, подумаешь, на 2-3 недели позже...
И поначалу ты не то чтобы радуешься - но на какое-то время груз с твоих плеч во многом снимается.
Становится легче дышать, хочется радоваться жизни :) и тому, что чудеса случаются.
Но они не случаются.
Это понимаешь, как только проходит первый порыв.

Ты обнаруживаешь себя перед выбором; между а может, и правда согласиться, это бы настолько всё упростило... и продолжать идти своим путём.
Это жестокий выбор.
Он про то, что и не было его вовсе.
Т.е.... тебя по-прежнему никто не ограничивает, ты вполне можешь сказать: "Да, поехали!" - но ты не можешь.
Не потому что такой упрямый одиночка, но потому что ты почти ни с кем не готов ехать в горы.
Ибо это вопрос личных границ.

Не тех личных, что про: "Ты поставил молоко не на ту полку в холодильнике, это меня фрустрирует!"
Но тех, что про: "У меня своя дорога, и я по ней иду. И либо ты уважаешь мой выбор, признаёшь моё право на него, либо не пытаешься идти рядом со мной там, где я не готова тратить силы на защиту от тебя же. Не потому что я такая вредная или злая, но потому что там эти силы мне нужны на другое".
... И с одной стороны, это всё довольно грустно.
Но с другой, принимая такого рода решения, ты впоследствии можешь смотреть себе в глаза.
Потому что пусть только раз, но тебе удалось себя не предать.
Может, когда-нибудь не предаешь так же и другого.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

Упражнения в прекрасном.

главная