Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в объективе (список заголовков)
22:08 

Следуй за белым кроликом (с).
Периодически мне кажется, что в нашей комнате в общаге сейчас холоднее, чем было в хостеле в Пскове, когда там при - 30 вырубилось отопление, и я всю ночь спала головой в обогреватель. Будем честны: это не вполне так; но за окном +7, никакого обогревателя (а тем паче отопления) у нас нет и в помине, под одеялом и пледом ночью холодно (пусть и терпимо), в качестве бонуса остаются только покрывало, два полотенца и одеться как можно теплее. Но если я вскрою бонус, я почувствую себя в палатке, а я не хочу)) Зато... у меня птички висят над головой и поют о жарких странах) По-моему, это компенсирует)

Птички.
В общем, я отправляюсь греться на улицу.
Заобщажный мир встречает меня кленовым листом. И мы идем вместе, и ничего-то нам не страшно, даже ползать по мокрой траве с фотоаппаратом)


Поэтому покажу-ка я вам то, каких цветов наша осень, о чем поют наши дороги и всегда ли по ним так просто взять и пойти)
Наша осень.

@темы: распорядок жизни в коммуналке, в объективе, мир на сетчатке глаза

01:45 

Следуй за белым кроликом (с).
Света, света царскосельского.


+5

@темы: прекрасное, в объективе, мир на сетчатке глаза

19:20 

Следуй за белым кроликом (с).
пройти 3,5 километра по шпалам от Красного Села до Можайской
надышаться тиной у придорожного озера
пообщаться с пухлым комком шерсти, которому интересно всё новое
разделить пополам кислый огурец и съесть, слушая, как его хруст сливается с дыханием поля
погреться под лучами теплого осеннего солнца
Так начинается наш с the_mint_cat поход на Дудергофские высоты.

Много разговоров, полета и концентрированных эмоций.
Идти по ковру из шуршащих листьев, вглядываться в них, задавать вопросы, думать об ответах... Кружиться, бежать, вдыхать аромат золотистости, алости - просто осени, заглядываться на огромные, бескрайние поля, простертые под нами.
В какой-то момент ты начинаешь видеть метафорами и произносишь:
- Смотри, это же идеальная иллюстрация на тему того, что времени нет. Вон дома, творение рук человеческих, в них нет движения, они мертвы. Вон деревья, которые колышет ветер. Они движутся, но их движение - про жизнь, а не про время. А вон всадник, он мчится по кругу и сейчас единственный на всем этом полотне про время. Но он не связан ни с мертвым, ни с живым. Он скачет на своей лошади, отделенный и от материального, и от природы...
После этого мы много говорим про время, и мне приходится сходу доказывать свои тезисы. Это непросто, но важно.
- Не существует никаких деревьев. Точнее, они есть - но только пока мы их видим.
- Но что-то же существует?
- Существует... идея дерева.
Словно опомнившись, бегу к первому попавшемуся клёну (?), обнимаю его и извиняюсь:
- Ты не существуешь? Конечно же, существуешь. В нашем мире. Покуда кто-то тебя видит..
- Так странно... Мы обсуждали это на антропософском семинаре не один месяц. А ты просто приходишь и говоришь... То есть ты живешь с этим знанием?
- Я не знаю, живу ли я с ним. Я только отвечала на твой вопрос)

Мы исследуем обе горы. Они очень разные, но пребывание на каждой из них - про ликование. Вверх, вниз, кругами, пешком, бегом... Мы находим искрящееся футбольное поле, крошечное кладбище... В этот тот момент я узнаю. Странное чувство и, вероятно, просто ассоциация, но я в курсе того, откуда оно там.
А ещё у нас много чая - распивая его, очень уютно разговаривать.

Мы действительно большую часть времени говорим. Но когда Женя спрашивает, не утомляет ли такая концентрированность, я честно отвечаю, что нет. Я же вся про это, я увядаю без мыслей, а так я жива.
Жива! Мы точно обе живы, когда бежим по огромному полю в сумерки; на темном небе сияет полная луна, пролетают самолеты - словно падающие звезды, отгорает закат; под ногами у нас две заросшие колеи, в которые всё норовишь провалиться...
- Почему мы постоянно проваливаемся? Может, тут было болото?)
- Это трава или земля? Нет, не трава... Слушай, а знаешь что? Это кроты!
- Кроты?
- Ну да, видишь, тут прямо будто норки!
- Значит...
- Во всем виноваты кроты!
Во всем виноваты кроты! И в том, что вскоре случился разговор про Апокалипсис, и в том, что мы, рискуя опоздать на электричку, не могли заставить себя уйти с укутанного темнотою поля, и в том, что так прекрасно - бродить по неосвещенной сельской дороге...

(А это дерево про то, почему листья осенью должны облетать. Но не могу же я взять и в одном предложении рассказать целую сказку?))

@темы: человеки!.., кусочки счастья, в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, кружок по плетению мыслей

02:20 

Про свет (эпиграфом к посту про Дудергофские высоты).

Следуй за белым кроликом (с).
19:10 

Следуй за белым кроликом (с).
Фотографий почти нет, но всё-таки)

Про Псков, небо и реки.
+4

@темы: прекрасное, кусочки счастья, в объективе, мир на сетчатке глаза

03:14 

Следуй за белым кроликом (с).
В качестве иллюстрации к предыдущему посту.
*Когда не знаешь, как оправдать наличие в дневнике совсем_никаких фотографий, придумай что их объединяет*. Так вот: как танцует лес)
Просто они должны быть тут. И точка)



+3

@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе

19:55 

Следуй за белым кроликом (с).
Что со временем в этом городе?..
Помимо того, что его отчетливо нет в принципе, оно существует параллельно в нескольких формах:
- время линейное, хватающее в свои лапы в основном тех, кто работает или учится по графику; многие из этой категории способны отличить понедельник от среды и от пятницы!
- время циклическое, или время одного дня. это когда ты - действуя исключительно интуитивно! - закончил день там же, где и начал; замкнул круг, иными словами.
- время... не бей лежачего. ты можешь бродить с широко распахнутыми глазами или же просто спокойно принимать тот факт, что в несколько часов уместилось несколько вечностей.

Несколько вечностей за полдня сегодня определенно ничто не предвещало.
Но как будто о таком спрашивают.

Всё началось ещё с Сенной. Когда я сонно её пробегала с целью успеть на гитару, она показывала мне иллюзию собственной сути. Ничего особенного не происходило: снующие туда-сюда люди, почти осязаемый ритм... Главное, ты вообще не о том сейчас думаешь: в ушах у тебя наушники, в голове - сцены из провинциальной жизни. Может, потому она и показала, как просвечивают слои сквозь кусок материи? Как всё было точно так же много сотен лет назад? Не внешне, но внутренне? Хотя частью и внешне тоже: одно очень, очень определяет другое.

А там дальше гитара - сфера наиболее тесного соприкосновения с чем-то, что лежит за пределами осязаемой реальности, даже когда заставляют играть аккорды.
И зум - уютное местечко с бумагой и акварельными карандашами (и мягкими игрушками, конечно!). И ты сидишь такой надувший воображаемые щеки и подозрительно косишься на посетителей: они тут очень разные и своеобразные. Чего стоят, например, две девушки, одна из которых, стоит ей зайти в кафе, набирает маму и разговаривает с ней минут 15 (хотя срочности никакой нет). Стоит ей положить трубку, второй начинают звонить по работе. И уже та увлеченно перезванивает то по одному номеру, то по-другому. Разговаривают друг с другом они в итоге от силы 10 минут и потом расходятся.
Видимо, эти девушки в ответе за ту карандашно-акварельную абстракцию, которая у меня в итоге вышла) И за мой недоученный французский - парадоксально, но факт: в зуме очень тянет рисовать и играть на чем-то, но при этом совершенно невозможно писать или заниматься всякими учебными делами. Ну, как по мне.

А Нева, Нева! Направляясь подписывать очередные бумажки, я прохожу мимо неё, а там - отраженные в воде куски солнца, дрейфующие льдины и мягкий снежок. И ты приостанавливаешься на берегу, смотришь вглубь этих невероятных метаморфоз и слышишь, как замедляется время. Но ход его легок и точен.


Пока я подписываю бумажки, мне активно предлагают в течение нескольких месяцев преподавать немецкий в школе. Я так же активно отказываюсь, ибо есть предел, ступать за который мне очень не хочется. Нереализованная вероятность меж тем оборачивается вокруг большого пальца. И мне странно. В этом городе меня пытаются обеспечить работой на 15 лет вперед - я ничего активного для этого не делаю. При этом работа моя либо в самом центре города (что очень, очень мне импонирует), либо рядом с общагой - вот сейчас мне предлагали две школы в непосредственной близости от. Ни одного собеседования я в Питере не проходила - меня просто берут и всё. Что не так с этим миром?)
И вот мне так недоуменно, даже почти смешно... как вдруг прямо мне навстречу выходит человек в коричневом лоохи. Нет, ну правда: мужчина лет 40, который ведет себя настолько непосредственно и смотрит в глаза так нагло, что и не заподозришь. Я делаю вид, что подпадаю под его чары и не замечаю, во что он одет, но...

Но это просто не может не закрутить. И я, вроде бы, тупо еду домой, выхожу из поезда на Балтийской, секунду колеблюсь и захожу обратно. Да не знаю я, почему! Приходит в голову шальная мысль поехать на автобусе, как учила Рос - с предыдущей остановки.
Меня несет сначала на остановку, потом в автобус, я плюхаюсь на пока свободное место, какое-то время читаю "Почерк Леонардо", который, откровенно говоря, не меньше лоохи воздействует на происходящее, засыпаю... Я уже не в этом автобусе. Я черт знает где черт знает зачем, как это обычно случается со мной во снах: едет в ночи автобус, я в него сажусь, а он оказывается проводником между мирами. При этом я, как мне кажется, и тут ещё что-то соображаю - вон закладку в книгу кладу, убираю её в рюкзак...
Я не очень понимаю, почему в итоге книга оказывается у меня в руках, а кармашек на рюкзаке расстегнут. Что я вижу, так это аномально большие комья снега, стучащиеся в окно. Когда я садилась в автобус, было светло, теперь уже темно, и снежинки, у которых впору отобрать уменьшительный суффикс.
Я и выхожу в эти хлопья. Они перистые-перистые и мягкие - как походка кота. Покрывают всё легким слоем, перезаводят часы... Запрокидываешь голову, а там совсем иной ритм, совсем иное дыхание... В которые погружаешься с головой и проживаешь - очень ярко и сердцем. Уже который раз за последние три дня я ощущаю себя где-то в середине зимы.

Хлопья перестают падать, стоит мне зайти в общагу.
У меня болит голова - то ли от пересыпас недосыпа, то ли от этих временных перепадов.
Но какая разница. Ведь теперь я многое знаю про то, как ездить на местном автобусе (а значит, очередная граница-предрассудок рухнула). Про то, что рыбу в Неве ещё ловят, а ребятишки готовы бросаться любым малым количеством снега. И кое-что - самую-самую малость - про то, из чего соткан этот своенравный город.

@темы: пробегая пальцами по клавишам, мир на сетчатке глаза, кружок по плетению мыслей, в объективе, в зеркале моих восприятий

02:26 

Следуй за белым кроликом (с).
Сегодня весь день воет ветер. Такие раскаты можно услышать, сидя в шторм на берегу моря. Яростные, звериные - они жутки и прекрасны одновременно. Ровно до того момента, пока не нужно в сумерках выходить на работу :) Тогда - действительно страшно.

Но по нынешним временам мне в сумерки на работу не надо. Поэтому на геофак я прибегаю вся такая радостно-веселая, и меня тут же выхватывает моя бывшая студентка. Стоит зайти, начать раскладывать учебники, как она этаким зимним вихрем врывается в аудиторию и начинает пытаться о чем-то расспрашивать. Девочка, китаянка, из той моей группы, что когда-то распалась...
Я помню Жюйцзюань милым, тихим, немного наивным ребенком. Как-то раз мы разбирали с ребятами тему "Образование", и я показала им одну серию "Маши и медведя" (про 1-е сентября). Так она потом всё воскресенье смотрела этот мультсериал - очень уж понравился)) А сейчас... много страха и боли в глазах. И это отчаянное невысказанное: "Помогите, поддержите меня, пожалуйста!"
Прежняя Жюйцзюань ни за что бы не ворвалась в кабинет без стука. А эта пытается выучиться на биолога (хотя хотела преподавать китайский язык и литературу в китайской школе), и через месяц у неё экзамены...

Зато на паре у нас творится феерия. Хочешь, чтобы немецкий прошел весело? Предложи четверокурсникам поиграть в крестики-нолики с новыми словами. Знаешь слово - можешь рисовать свой крестик или нолик, не знаешь - пропускаешь ход. Если учесть, что слов ребята не знают почти вообще, выходит занимательно))))
- Стойте, я же знал это слово!
- Но теперь не знаешь)
- Но ведь знал же!
Ну... теперь хотя бы я эти слова знаю, ура))

А Нева будоражит. Сегодня минус торжественно перепрыгнул в плюс, и лед идет по реке сплошным, неудержимым потоком. Толстые, тонкие, колючие, носатые льдины улыбаются тебе из-под моста. Кажется, ещё чуть-чуть - и появится Умка, и разнесется по городу тихая колыбельная...
Когда притяжение становится настолько сильным, что ты воспринимаешь уже исключительно манящую мелодию, а подсознание готово перекинуть тебя через мост, важно успеть достать фотоаппарат: он создаст стену. А ещё - вовремя понять, что это Финский устами Невы с тобой разговаривает.



@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, воспоминательное, записки на манжетах, человеки!.., мир на сетчатке глаза

00:17 

Следуй за белым кроликом (с).
Кто ночью захлёбывается от рыданий на тему: "У меня не получается стать лучше, вот вообще никак! Мироздание, прости меня!" - тот наутро почти засыпает на занятии по гитаре. Ибо 3 часа условного сна после 10 накануне, как правило, приводят организм в легкий шок.
Но бой бодрит, конечно. Сложно сочетать при игре одновременно два ритма: песенный и тот, что должна создавать правая рука. Яну не пробирает моё робкое: "Но они не сочетаются же просто! Одно в другое не вкладывается!" - так что приходится пытаться петь одно, левой играть другое (зато в такт пению), а правой - третье. Разу к третьему начинаешь осознавать, что это не оно друг в друга не укладывается, а у тебя широта мышления недостаточная.
Ощущения примерно те же, кстати, как когда пытаешься бороться с внутренним проговариванием. Там если не переключишь внутреннее в зрительное, ничего не прочитаешь. Тут, если не перестанешь думать о том, что соединить два эти ритма за гранью возможного, ничего не сыграешь.

После занятия меня заносит на Сенной рынок. И насколько же это прецедентное место. Тебе там готовы продать что угодно за сколько угодно. Но это не вызывает диссонанса - словно бы так и должно быть. Мне кажется, когда я приду туда в следующий раз, я научусь торговаться. А сейчас у меня есть немного мятых помидоров, яблок в зеленых пятнах и маленькая испуганная овечка, которую я случайно выцепила взглядом. Сейчас ведь чем дальше, тем сложнее найти живую мягкую игрушку (а зачем она не живая, вроде бы?), а тут идеальный образец... Мне кажется, я знаю, чего она так сильно боится. У неё на бирке написано: "Игрушка мягкая... Баран". Какой же это баран?? Это овечка! Брр.
Но отличное место, конечно.
Помню, в первый раз я забрела сюда поздно вечером; практически всё уже было закрыто, однако это не помешало мне купить сковородку и пакетище попкорна. "Вам какой?" - "Сладкий". - "Это я понял. Так какой?" - "Не знаю..." - "Тогда возьмите этот, его чаще берут". И вот я шла пешком до Балтийской, слегка подмерзала и радостно жевала попкорн, который не ела, кажется, полвечности.
А сегодня я подозрительно легко нашла знаменитую местную фалафельную. Помогло ли мне то, что она была закрыта), или же то, что я её не искала, а просто вживалась в это место, заглядывая в каждый подозрительный угол, но факт остается фактом - а то вон пугают, говорят, что если не знаешь где, ни в жисть не найдешь:)

Кто ищет парк в Купчино, вместо того чтобы искать его на Парнасе, тот я. Зато обретает - чудную пустошь и апокалиптичное солнце (и кучу штук для рукоделия, но это грустная страница моей биографии). И вот ты идешь-хлюпаешь по грязи, смотришь на кусочек трассы с мириадой фур, на уголок странно-офисных зданий в месте, где их природой не предусмотрено... а вокруг тебя всё начинает оживать. Начиная от неба, расстилающегося огромным калейдоскопом, и заканчивая чудом сохранившимися льдинами, которые в такт твоей интуиции твердят: "Не ходи дальше! Слышишь? Не ходи дальше!"

Пока ещё только напряженное небо на фоне странных объектов.
+ 8 странных фотографий

Пока бредешь от Московской до платформы, натыкаешься на стоматологическую поликлинику, окна которой обклеены бумажными снеговичками, дед морозами, месяцами, ангелами. Сделаны они довольно неумело, но так искренне и по-детски)
А ещё где-то по дороге растёт обстриженный тополь. У него длинный голый ствол и шапочка из торчащих во все стороны ветвей - этакая модная короткая мужская стрижка. И ты себе проходишь, а он тихо ухмыляется из тьмы.

Уже когда я сижу в общаге, мне звонит бывший однокурсник, у которого завтра утверждение темы диплома, а он очень боится. Мы говорим о чем-то совсем-совсем разном долго-долго, но как-то так доброжелательно, спокойно, и когда я ему под конец желаю не нервничать на утверждении, он вдруг отвечает: "А ты знаешь, я уже успокоился. Я как будто на сеансе бесплатной психотерапии побывал. Спасибо тебе". А мне странно, и в то же время... Был достаточно длительный период в моей жизни, когда я буквально каждый день, возвращаясь из универа домой, звонила своей одногруппнице Ксюше: "Привет! Слушай, а поговори со мной, пожалуйста". И она терпеливо вела со мной какой-то диалог, или просто что-то из жизни рассказывала, а я слушала, минут через 15-30 понимая, что отпустило, и я могу идти-учиться.
Тогда многие, не сговариваясь, советовали мне обратиться к психотерапевту, но я предпочитала терроризировать окружающих.
... А Ксюша мечтала стать врачом, но поступила на филфак. И я её уже полтора года не видела-не слышала. Что как-то томительно грустно...

@темы: человеки!.., сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, записки на манжетах, воспоминательное, в объективе

16:50 

Следуй за белым кроликом (с).
Иногда не можешь чего-то не делать. Поэтому, плюнув на всё, бредешь среди бела дня на Финский.
Кажется, что лесная дорожка к нему будет утопать в грязи, ан-нет - голодед. Но не сворачивать же.
На Финском ни души. (Только аккуратная цепочка следов на снегу напоминает о недавней посетительнице). И ты можешь стоять на прибрежных льдинах и слушать залив долго-долго... И опускать руку в воду на 10 секунд, а потом обнаруживать, что холодно не этой, опущенной руке, а другой. И вдруг оборачиваться, и любоваться иссиня-голубым небом над лесом. И следить за тем, как солнце шагает над водой и отражается в ней. И как льдина темнеет, когда накатывает волна, и светлеет, когда та уходит. И ловить спокойствие и тишину.
Ты возвращаешься той же самой дорогой, но кажется, будто идешь - да бежишь, бежишь! - не по льду, а по песку. Так же как после дня в пещере перестаешь бояться спусков-подъемов, а после часа лазания по мокрым валунам скачешь по ним легко-легко. Только тут не день и не час.


+2

А потом едешь в Питер на спектакль к Кэти. А там столько волшебства и лёгкости.
Искренние, задорные дети. Танец, который и искусство, и жизнь. Много-много красоты и деталей-эмоций, которые организуют целое. Когда ты думаешь, что в этот момент на лице у танцора должно быть изумление, потому что в него ведёт и музыка, и сюжет, поднимаешь глаза, а там оно - не больше, не меньше.
И ты снова сидишь, смотришь и никак не поймёшь, как можно быть настолько невесомым и органичным. Струёй воды, которая точит камень; музыкой; ветром...

Так выходит, что я ночую у Кэти. И её дом - это второе место, в котором мне хочется плакать от наполняющих всё, всё вокруг красоты и света. Второе место, в котором органически невозможно не медитировать. И где очень, очень страшно что-то нарушить, чему-то помешать, ненароком оборвать ту или иную ниточку...
Конечно, ошибаешься на каждом шагу. Только достав листок бумаги и ручку, удается забыть о том, что чего-то боишься, и начать наконец сбываться, сбываться, сбываться...
И так сразу понятно и хорошо.
Много, много благодарности.
И отдельное спасибо тому человеку, который ночью поправил лямки на моей гитаре. Когда идешь по улице и вдруг обнаруживаешь, что инструмент вдруг висит прямо, становится тепло-тепло...

Я вышла утром на улицу, а там сыплет снег - мягкими пушистыми хлопьями. И солнце выглядывает то здесь, то там, а иногда прямо смотрит на город огромным сияющим глазом. И девочка катится на роликах с пачкой лекарств в руках. И мужчина смотрит тебе в глаза и вдруг начинает улыбаться. А другой - с огромным черным зонтом - накрывает им девушку на пешеходном переходе, начинает ей что-то говорить, а она смеется, смеется. Хотя они вот только что познакомились. И ребятёнок в маршрутке серьёзно рассуждает о том, что если они с бабушкой приедут домой, а у него температура, он ляжет спать, а если нет, то чем-то важным займется. И ты слушаешь это краем уха, а сам с головой погружаешься в дежавю.
Хорошо всё.

@темы: мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, в объективе, в зеркале моих восприятий, человеки!..

01:56 

Следуй за белым кроликом (с).
Усаживаю соседку пить чай. Но у нас либо говорю я, либо никто. Посему т.к. я не могу четыре часа что-то из себя вытаскивать, когда внутри болит и кровоточит, я вспоминаю, что надо же как-то отметить Самую Длинную. А как её отметишь, если не сказками... Так что я расставляю свечи, включаю домик - и пошло-поехало.

Много читать подряд в одиночку - эмоционально тяжело. Сказке на пятой тебе начинает казаться, что ты сухой лист, уже не способный передавать что-либо, кроме слов. Но второе дыхание, конечно, нехило спасает.
В конце концов, я сдаюсь, и начинается содомия со сладким привкусом боли.
Напоминаю Ире, что я ничего не пила, кроме её барбарисного чая, и мы радостно предполагаем, что всё дело в нём.
А я что? Я ничего. Заселяю комнату всевозможными духами в надежде, что они согласятся высосать из меня весь этот кошмар. Ем воск и опытным путем выясняю, что он может быть безвкусным, а может - словно прокопченным на костре. Доказываю Ире, что жизнь на Марсе есть, на примере нашей чудной толстой красной свечки. Вылепливаю из воска оленя, гору и дельфина и с ужасом обнаруживаю, что олень эту самую гору почти в состоянии свалить. Боюсь-боюсь, когда гора из аромапалочки оказывается в синем пламени, а потом превращается в бабочку. И много-много другого низкопробного бреда.

Мы, кстати, попутно выясняем, что, если в таблетку поставить кусок дешевой аромапалочки, огонь выйдет в два раза сильнее и ярче. И если свечи в тридцатиградусную жару превратились в знаки вопроса, они горят очень необычно и оставляют после себя американские горки. И дым от аромапалок такой причудливый, что даже пожарная сигнализация отказывается на него реагировать, а лишь любуется, любуется.

Т.к. у Иры напрочь отсутствует новогоднее настроение, я задаюсь целью ей его создать (сама и в помине оного не имея, угу). Так что после всего мы украшаем комнату фонариками, гирляндой, снежинками. А за мной остается спецзадание - нарезать ещё много-много снежинок. Вот сейчас и сделаю... Хорошо, что свечи пока горят. Как-то так и должно быть, о, блаженная пустота...


@темы: а - так, в объективе, распорядок жизни в коммуналке

23:36 

Следуй за белым кроликом (с).
Ты заходишь в лес, а там зима. Мягкие, пушистые сугробы; скрипучий снег с привкусом чего-то очень, очень знакомого; петляющие землеройки... Надо всем этим высятся аккуратные стройные сосны, а у их подножий - маленькие-маленькие - сидят ели. Они прикрывают в числе прочего и странный черничник без листьев.

И вот ты идешь, чувствуешь, как минут через 15 холод уже плотно приникает к ногам, но вместо того чтобы начинать печалиться по этому поводу, удивляешься. Потому что в прошлый раз они замерзли в первую же секунду. А после костра ты гулял с ними часа три, и было тепло.
По ощущениям это очень похоже на греблю на байдарке. Когда ты должен грести её ещё часа три в лучшем случае, а сил уже нет. И ты сидишь и планомерно преодолеваешь себя. Вот только не своё "не могу, не хочу, не буду", как может показаться на первый взгляд, а себя как человеческое существо с его мыслями, чувствами, желаниями (вопрос не в "надо / не надо", а в "вижу, ощущаю больше / меньше, нежели могу видеть, ощущать" ). Ты перестаешь испытывать дискомфорт только тогда, когда внутренне спокоен, находишься "здесь и сейчас" и готов принимать всё то, что на тебя сваливается.
С холодом - то же самое. Пусть даже после всего тебе не сразу удается запихнуть ноги обратно в ботинки: ты их попросту не чувствуешь.

Отпиливать сухие ветки, прыгать через костер, ходить босиком по снегу - прекрасно. Ещё лучше бродить по углям, загребать их горстями, перекидывать уголек из одной руки в другую... Помимо того, что руки, ноги и лицо приобретают характерный чёрный цвет, что-то в тебе очень ощутимо меняется, перестраивается словно. И ты стоишь, сидишь, делаешь на костре бутерброды с сыром - а сам в этот момент и тут, и, вроде, не тут. Тебе начинает слышаться церковная музыка, ты не вполне понимаешь, откуда здесь лес - снова нет ни времени, ни пространства, ты видишь странных-странных существ...

А костер горит ярко-ярко, искры заходятся в страстном танце, посредством которого словно бы пытаются дотянуться до неба, на землю же в это время падает поражающий своей меланходичной задумчивостью снег. И вот это сплетение двух стихий на небольшом отрезке пространства поражает своим величием и красотой.
И отсветы от огня. И ковка веток. И приходящие погреться паучки и птицы...

Очень, очень здорово оставлять свой сказочный костер лесным духам.
И пробираться по вечернему лесу без фонариков.
И проходить через деревню, в которой светится несколько окошек.
И смотреть, как из небытия появляется поезд.
И чувствовать облегчение от осознания того, что не надо ехать в город - Старый Петергоф в кои-то веки по дороге.
И дома обнаруживать, что ожогов-таки нет.

Но намного лучше - ощутить, что в кармане стало на несколько вечностей больше. Прямо живое человеческое счастье, приправленное теплым чаем из термоса и улыбкой необыкновенных Жени и Вани (сквозь которых проросли горы - что особенно сильно ощущается в дебрях, только это еле слышно крадущийся секрет))...

Вы видите духа огня так же отчетливо, как вижу его я?..
+3

@темы: мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, кружок по плетению мыслей, в объективе, в зеркале моих восприятий

23:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне кажется, что время течет как течет - не медленно и не быстро. Но потом я вспоминаю, как отчего-то несоразмерно тяжело терпеть, и фразы в духе:
- Как, ты не сделала того-то?
- Так ещё только неделя прошла!
И понимаю, что, наверное, живу сейчас в разы быстрее многих людей. Отчего и такой диссонанс.
Странное чувство.

Я отправляюсь в город, не зная конкретно зачем. Пока жду электричку, достаю из рюкзака обрезок от бумажного журавлика, карандаш и начинаю рисовать страное. Стою так минут 15-20, руки делают вид, что не мерзнут (!), а в голове уже новая странная идея.
Прибываю в центр, усаживаюсь в Джаганнате (сегодня, вроде, можно и в тепле) и начинаю рисовать всё, что выдумывается и хотя бы отдаленно получается, на тему "Счастье внутри". Тема возникла ещё на платформе - странная девочка с домом внутри была ровно про это, в кафе я просто придумываю новые образы и сюжеты. Рисую быстро, неумело, малопонятно, но стараясь вкладывать то, что есть.
Нарисовавшись всласть, выхожу на улицу и начинаю раскладывать своё богатство по тем местам, в которые оно просится. Это могут быть клумбы, водосточные трубы, щели в скамейках, гирлянды на деревьях, подоконники - если на них, как по волшебству, находятся стаканчики из-под кофе. Важно, чтобы обнаружилось что-то, что удержит листок и не даст ему сразу улететь.
На памятнике Высоцкому ни одной подходящей щели не обнаруживается - но не могу же я, в самом деле, пройти мимо? Добываю палку, укладываю своё счастье под её надёжный пресс.
Ровно перед Рахманиновым мои бумажки заканчиваются, и я рисую ему прямо на бульваре что-то музыкальное. А потом дохожу до грустного Твардовского, и так мне хочется его подбодрить, что усаживаюсь на асфальт, и из-под ручки рождается целая сказка: там огромная-огромная бабочка с месяцами и звездами на крыльях и маленький мальчик, который выдувает мыльные пузыри. И вот если присмотреться, станет понятно, что не все пузыри у него круглые, многие по очертаниям напоминают каких-то насекомых. Видимо, эта гигантская бабочка изначально - тоже такой пузырь)
А вообще листочки заканчиваются у меня почти прямо у метро, и это хороший знак.
Примеры моих художеств.

И вот я снова на платформе в ожидании электрички. Её опять долго нет, но на этот раз рядом девушка с ярко-рыжим рюкзаком и в ботинках с ярко-оранжевыми шнурками. Я любуюсь на неё какое-то время, а потом в голове стукает: нужно похвалить рюкзак и шнурки. Я спрашиваю голову, не охренела ли она, та нагло уверяет, что нет. Думаю, достаю из кармана карельские фенечки, и когда электричка уже появляется на горизонте, подхожу, говорю что-то сбивчивое и маловразумительное, отдаю свой подарок и ухожу ближе к хвосту поезда. Не знаю, что девушка обо мне подумала - совершенно я не умею говорить людям комплименты, горячо любимым и дорогим, не то что незнакомым - но она хотя бы не сбежала от меня на другой конец платформы, а я хотя бы попыталась) Что ж... буду учиться дальше)

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, записки на манжетах, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:34 

Следуй за белым кроликом (с).
Я тут внезапно обнаружила несколько фотографий. В честь чего делюсь с вами зимней Казанью.


Это Храм всех религий, в который я поехала почти сразу по прибытии. Он невероятный. И даже не столько своей внешней сказочностью, сколько молчаливым уважением к человеку, который пытался создавать его в одиночку. Вот просто как.


Возле поселка, в котором, собственно, и расположен храм, встречаются осколки леса. Осколки - потому что если пройти вглубь, упрешься в военный городок, а если взять вбок, в лыжную базу. Теоретически найти глухое место можно, но в тот день, что я там была, с неба сыпался вкусный снег и шустренько намел сугробы от по колено и выше.
Эта фотография как раз про него) Деревья коварно раскрывают тут, с какой стороны дует ветер.


Всё там же. Тут должно бы быть видно, какие узоры рисует на утреннем небе солнце, но увы) Зато никуда не исчезла мягкость, которая словно укутала это место кружевным пологом. Очень здорово, на самом деле) Этакая морозная свежесть.

@темы: в объективе, воспоминательное, мир на сетчатке глаза

17:54 

Следуй за белым кроликом (с).
Ну и вдогонку немного зимнего Финского.


+2

@темы: в объективе, мир на сетчатке глаза

01:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда я шла сегодня гулять по занесенному снегом Петергофу, у меня был план.
Он гласил: забраться на Троицкую гору и побродить по окрестностям.
Вместо этого я, однако, отправилась на кладбище (с горы катались дети, незачем им мешать).
Я никогда раньше на нем не была, тем паче после прошедшего снегопада.
Кладбище это огромное, спокойное, не имеет каких-то ярко выраженных особенностей, кроме обилия крестов и кованых мостиков - его территория иссечена водными потоками, через них-то и переброшены мостики.
Примечательность и в том, что ты идешь-идешь по дороге, окруженной могилами, выходишь на открытую территорию, напоминающую поле, и вдруг видишь вдалеке церковь. И это настолько неожиданно (ты только что шёл по городу вдоль оживлённого шоссе) и прекрасно, что не передать.


Здесь может быть много слов, но - спокойствие и скорбь. И точка на этом.

Уходя с кладбища, я решаю попытаться дойти до Троицкой горы по полям. Прохожу вперёд и натыкаюсь на достаточно широкий незамёрзший водный поток. В этом месте бы нормальному человеку остановиться, выйти на дорогу, а по ней в город, но это, конечно, не мой путь. Поэтому я нахожу то место, в котором поток почти полностью перекрывает неубедительная льдина, напоминаю себе о том, что я сумасшедшая и что одно неловкое движение - к потоку ведёт достаточно крутая горка, - и я окажусь в едва ли тёплой воде (напоминаю на всякий случай, вдруг сработает), это не срабатывает, я бодро шагаю на лёд и так же бодро оказываюсь на другом берегу О_о. После чего обнаруживаю себя в поле, по голень в снегу, но счастливой-счастливой. (Если вы бывали тёмным зимним вечером в поле совсем_один, вы сможете меня понять).

Собственно, на небо я обратила внимание, ещё когда выходила из дома. В Петергофе не так давно начался период красивых закатов, в честь чего небо по несколько раз на 5 минут меняет и цвет, и форму (ну, т.е. небо-то форму не меняет, просто облака и солнце быстро перемещаются), что волшебно, если не сказать больше.
Но одно дело, когда ты наблюдаешь за этим из-за крыш домов или со сравнительно пустырных, но небольших пространств, и совсем другое, когда ты шёл-шёл, почти упал в снег, а тут оно - с одной стороны огненно-рыжее, с другой - почти чёрное и, ну, полукруглое (в такие моменты невольно начинаешь понимать, почему Земля - шар). Безлюдное поле, через которое ведёт одна скромная дорожка шагов, на одном горизонте лес, на другом - гора... и небо. И пока ты бредёшь вперёд, оно - на твоих глазах - осторожно, словно боясь спугнуть ощущение, покрывается звёздами.


Ты, конечно, с мокрыми насквозь ногами - мои зимние ботинки едва достигают щиколотки, а снега, напомню, по голень - тебе в лицо, естественно, дует ветер, но всё это неважно, когда вотпрямщаз вокруг созидается красота, а ты невольный соучастник что ли. Идёшь и любуешься. А где-то скользишь - если скользить как на лыжах, меньше проваливаешься.

А потом мимо каких-то сооружений, увешанных колючей проволокой и изрисованных граффити, выходишь к шоссе, пробираешься по огромным местным камням к спуску с горы, останавливаешься, потому что хочешь пропустить машину на пешеходном переходе, невольно поднимаешь голову, а небо - от ярко-голубого до серо-чёрного. Ярко-голубое небо после захода солнца!

Дальше будут и автобус с тёплым двигателем, от которого ноги пытаются держаться подальше, так контрастно горячо, и магазин, в который заходишь, потому что захотелось чего-то быстрого приготовления - но когда не ешь не только мясо, но и рыбу, это почти unreal, - и из которого выходишь с упаковкой замороженных грибов, и моль, которая охренела настолько, что забрасывает своих детишек даже в конфеты с двойной плотной упаковкой (я что ли не буду спрашивать, как). Но всё это уже потом, а пока снег, поле и небо)

@темы: мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, в объективе, в зеркале моих восприятий

00:38 

Следуй за белым кроликом (с).
Качели, знаешь, - штука подчас довольно жестокая. Если раскачаешься на них хорошенечко, то в какой-то момент или уже делаешь солнышко, или раскрашиваешь носом землю.
К вопросу о ставках и всяком таком.
А ты печалишься по поводу того, что весь день не можешь собрать себя в кучку, что жутко мёрзнешь в комнате, в которой тебе всегда было жарко, что ну просто хреново и безысходно.
Это несколько смешно в контексте, не так ли?

В метель особенно отчётливо видно ветер.
Силу, рельеф, характер. Он пробегает по свежевыпавшему снегу лёгкими волнами, потом делает лёгкий разворот, ещё и ещё... За этим можно наблюдать долго-долго, невольно любуясь смесью стихийности и совершенства.
А одновременно - в каком-то совершенно ином направлении - сыплется сухой мелкий снег. Зазывающе так сыплется. И ты бредёшь и смутно осознаёшь, что за ним же. Оглядывается, ненасытный: не отстаёшь?

И собака.
Я сегодня шла одним из своих типичных маршрутов, и вот из частного сектора вдруг выбегает огромная чёрно-белая собака - в ошейнике, но без всякого намёка на хозяев. Двигается уверенно, быстро, вперёд, вперёд и периодически оглядывается на меня - мол, не разболтала никому, просто идёшь следом? В том месте, где появляется тропка, по которой выгуливают домашних собак, она неожиданно не сворачивает, напротив, отдаляется от соблазна полаять на мохнатого соседа и бежит себе, куда - известно только ей. Метров через 500 я теряю её из виду.

А в Питере много чего интересного происходит зимой. Например, на деревьях появляются коты. Снежные, с соблюдением всевозможных - мыслимых и немыслимых - пропорций, они вжимаются всем своим натруженным телом в ствол и смотрят хитро - либо на тебя, либо на птичек на кроне. И так это всякий раз мило)
Что-то такое, но обычно ещё, ещё натуральнее.
Котов у меня своих нет, поэтому ловите следы на парапете. Это из вчерашнего дня - когда над Невой парило несколько огромных стай чаек и уток, и нельзя не остановиться полюбоваться, потому что ну невероятное же что-то.


@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

22:37 

Следуй за белым кроликом (с).
Я иду в местный лесопарк и добредаю до незамерзшего канала. Мне бы свернуть или повернуть обратно, но я не могу уйти, не поняв, почему неглубокий канал со слабеньким течением не покрылся льдом. Иду вдоль него и добредаю до причины: у истока канала - механизм, похожий на крутящийся барабан, благодаря функционированию которого вода разлетается в разные стороны и падает с метровой высоты раз и два. Это красиво: всё вокруг уютное, снежное, и в центре этакий искусственный порожек (водопадик).
Обхожу механизм по мостику. Выясняю, что эта конструкция обеспечивает подачу воды в петергофские фонтаны, хотя от неё до фонтанов брести и брести. Впрочем, судя по прилагающейся карте, едва ли не все водные артерии Старого и Нового Петергофа (а их ну очень много) работают на тот парк (просто найденный мной механизм - центральное звено; рядом с ним расположены домики специалистов, обнесенные колючей проволокой; в Петергофе очень много колючей проволоки, я всякий раз удивляюсь: зачем ему столько?..). Чудо инженерной мысли в чистейшем его проявлении)

Иногда, когда ты здесь и сейчас, тебя тянет обнимать деревья. Я узнала об этом полгода назад в Карелии, когда, почувствовав, что сливаюсь с окружающим миром, лежала в высокой траве и смотрела на облака, валялась на мху и слушала дыхание речки, шла через лес и старалась хотя бы докоснуться до каждого деревца, мимо которого проходила. Это был сугубо инстинктивный порыв, но от этого не менее важный. Я погружалась, погружалась и как умела выражала свою любовь.
Я и теперь, бывает, так делаю. Но всякий раз чувствую лёгкий укол совести: почему это дерево я обняла, а это нет? По какому принципу я выбираю? И имею ли вообще право так выбирать?
Впрочем, конечно, имею.
О чём разговор.

А ещё я теперь могу сыграть на флейте гамму!) И даже почти понимаю, как выдуваются два звука одновременно. И что надо сделать, чтобы выдувался один. Будь у меня чуть больше времени, я бы понимала не "почти". Но при -4 ты можешь складывать журавликов из бумаги час, на варгане играть 5-10 минут, а на флейте - 15-20. Далее тебя начинает трясти. Что некритично, когда поблизости есть метро (во многом поэтому и час). И неприятно, когда ты в парке, от которого до общаги топать все 40.
Что бы сделать с этим "начинает трясти".
Оно ведь определенно завязано на психологии, а значит, преодолимо не только силой воли, которая тупо не обращает внимание на то, как всё посинело...

С этим я разберусь. А вы лучше ловите кусочек февральского Петергофа :)

@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, воспоминательное, кружок по плетению мыслей, мир на сетчатке глаза

17:42 

Следуй за белым кроликом (с).
Я многое понимаю, но чтобы ночью снилась Шамбала - это, по-моему, уже чересчур!
Но ладно, снится и снится, далай-лама говорит что-то про солнце и свет, и в этот момент звенящую общажную тишину прорезает глас моего будильника. Пару секунд я не могу ничего понять: во сне Шамбала, за окном темень, тело отчаянно не выспалось, 7 утра, я помню, как ложилась в 4, соседка не пошла на работу, потому что вконец разболелась. Зачем звонит мой будильник?
Потом, конечно, вспоминаю про очередное дело, про то, что недостаточно встать и уехать в город, нужно ещё что-то нарисовать, привязать... Думаю: а может, всё-таки не сегодня? Внутри язвительно интересуется: а когда, после второго пришествия?
Бурчу, переворачиваюсь на другой бок, выключаю все будильники и заявляю миру: я сейчас усну и вряд ли проснусь в ближайшие несколько часов (после 3-х-то часов сна и с больным желудком). Но если тебе очень надо, чтобы непременно сегодня, ты найдешь способ меня разбудить. Я не ругаюсь матом, а он находит. Формально, конечно, ничего сверхъестественного (я не учла тот момент, что, выключая первый будильник, нажала на заветную клавишу: прозвонить повторно через 10 минут), но блин, это то положение вещей, при котором отступать уже некуда. Приходится вставать.

Ничего особенного я не делаю. Выхожу в город в двух "гирляндах": на одной большое-большое солнце, на другой надпись "а света больше!". Всё цветное-цветное, пастельное.. Предполагается, что я в этом буду ходить и внутренне улыбаться людям.
Без осложнений не обходится. Во-первых, на улице обнаруживается метель. И хотя, пока я еду в маршрутке, я на всякий случай оборачиваю в скотч свои буквы, основная проблема в другом. Ветер очень любит играть бумагой)
Во-вторых, ветра полно и в других местах. Например, в переходах, в метро. Притом и возникает, и затухает он там совершенно - на мой взгляд - спонтанно. А буквы пляшут, а солнце переворачивается.
Доезжаю до центра, провожу модернизацию в своих рядах: склеиваю между собой бумажки с буквами, приматываю скотчем солнце к нитке. Это не сильно меняет положение, но всё-таки становится на порядок легче (переворачиваются бумажки теперь и реже, и одновременно, например).

А дальше просто езжу и брожу. На метро, на автобусах, по зданию 12 коллегий, по филфаку, по магазинам, по Балтийскому вокзалу. В какой-то момент и ветер немного стихает, и я научаюсь балансировать: если двигаться ветру в такт, он не трогает бумажки.
Параллельно рисую странные вещи; стараюсь улыбаться людям; нахожу фигурку крокодильчика в переходе на Гостином дворе, пытаюсь вернуть её продавщице из палатки, но та отказывается; придумываю, как в следующий раз сделать лучше; и всякое-разное. 5,5 часов всего-то... Ибо вечерняя работа не дремлет)

Когда еду обратно в электричке, засыпаю, и в Новом Петергофе старушка, что сидит напротив и выходит, хватает меня за руку и спрашивает, куда я еду и не просплю ли. А я-то знаю, где я (как бы крепко я ни спала, я обычно это знаю)), что-то отвечаю про следующую остановку и благодарю. Всё-таки такие хорошие небезразличные люди)

Мои очень странные рисунки))

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

01:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Сегодня с утра пораньше мы с ребятами отправляемся в Новинку. (Это станция в 80 с небольшим км от Питера с песчаными карьерами, болотами и лесами). И мы, вроде, собираемся посмотреть на карьер-побродить по лесу, но))

Первым делом мы добредаем до - по виду заброшенной - площадки, усеянной трубами, вышками и песком. Ваня залезает на трубу, чтобы сфотографироваться, а потом делает шаг, и ещё, и ещё - и вот он уже у вышек.
Когда он идет, я думаю, что всё в порядке вещей. Ну, идёт и идёт, вернётся - пойдём дальше. Но вслед за Ваней срывается Женя - и я понимаю, что мне, вроде как, тогда тоже надо (ибо два человека это не один).
Нужно понимать, что трубы висят там над - по моим меркам - пропастью, под лёгким наклоном, и местами на них штуки, через которые нужно переступать. Учитывая, что я боюсь а) пропастей б) цилиндрических поверхностей в) горок, и с равновесием у меня хуже среднего, это, ну, проблема)

Я вспоминаю, как ходила по бревну в Петергофе. Как постоянно с него наворачивалась и вновь поднималась. Но с него можно было падать, и оно лежало на земле. Здесь права на падения тупо нет. А ноги дрожат.
Хожу туда-сюда по части трубы, лежащей на земле. Формально, чтобы почувствовать её телом. Реально, чтобы призвать на помощь внутреннее равновесие (которого мало, но какие варианты). Я думаю, что не переступлю с наземного участка на подвесной. Естественно, переступаю.
Дальше начинается веселье. Ибо ты можешь идти нормально, когда внутренне уравновешен. Ну, идешь. А метра через два-три что-то случается, и ты теряешь это ощущение свободы и полета. И тут же начинаешь падать.

Не падаешь ты только потому, что контролируешь свой страх. Ты не даешь ему перейти в панический ужас, взять контроль над ситуацией. И за те 1-2 секунды, что ты шатаешься, ты умудряешься перенастроиться и вернуть то самое равновесие. И так раза три, пока только добредаешь до ребят.

Мм. Но хуже всего не продвижение вверх-вниз по трубе, а когда она идет параллельно земле, и нужно через что-то перешагивать. Вот тут начинается стихийное бедствие, потому что тебе надо остаться на одной ноге и перенести опору на другую. А эта другая периодически подводит (ну, ей страшно) и норовит соскользнуть вниз. И тогда нужно срочно переносить опору обратно и начинать всё сначала.
Так что когда ты забираешься к ребятам на вышку, и Ваня спрашивает, первый ли ты раз куда-то лезешь по пожарной лестнице, ты отвечаешь "да", и он: ну и как, страшно? - ты немножко не понимаешь вопроса. Ибо ну лестница, ну, вспоминается "Дом, в котором...", но по сравнению трубой, это такой пустяк, что...

А на вышке хорошо. Так бы стоять и стоять) Но нужно спускаться и двигаться к участку трубы, который сравнительно невысоко над землей и с которого Ваня убеждает меня спрыгнуть. Для человека, который панически боялся физкультурного козла, это непросто (типа в бездну же прыгаешь) - и я не справляюсь (недопрыгиваю). Однако потренироваться не удается, ибо вдруг приезжает машина с рабочими и мы спешим покинуть гостеприимную территорию.

Вышки-трубы. Здесь не очень хорошо видна суть проблемы (ракурс не тот), но можно попытаться представить)


После труб подниматься-спускаться по небольшим горкам кажется занятием, по меньшей мере, нетрудным. И мы забираемся, и смотрим с разных ракурсов на карьер, песок в котором слоистый и разноцветный. А по дороге любуемся деревьями.
Вот представьте: идёте вы через лес (в котором ели соседствуют с берёзами, ольхой и вербой), и вдруг перед вами возникает участок, который художник-чудак раскрасил ярко-малиновым цветом. При этом верхушки и нижнюю часть оставил как есть - затронул только середину. И вы, ну, единственное, что можете выдавить, - "сюр".
Или вот верба. Местами она оранжево-жёлтая, местами бордовая, местами покрытая узором из беловатых почек. И при этом настолько всякий раз гармоничная и в танце, что просто диву даешься.
И коли уж речь зашла о местной природе: дорога, по которой мы идём, утоптана рабочими машинами. Соответственно, есть две довольно жёстких колеи, а есть пространство между. Как правило, оно тоже жесткое (снег, который почти превратился в лёд, - явление особое)). Но в какой-то момент ты идешь себе по колее, смотришь вперёд и понимаешь, что перед тобой (между колеями) крем-брюле. Ну натуральное. Сходишь туда - и действительно оказываешься в нем. Очень мягкая и нежная масса (и, разумеется, сладкая, хотя я не пробовала).

Также мы
- завтракаем на небольшом островке и героически там замерзаем. (Интересно другое. Мы пьем чай из термосов, соответственно, какое-то время он налит в крышки из-под оных. По прошествии 5 минут мой и Ванин чай приобретают ярко выраженный коричневый оттенок. Хотя мы ну ничего с ним не делали))
- летаем вперед-назад по пружинящей трубе. То есть ты бежишь по ней, а каждый твой шаг пружинит. Отличный аттракцион, затягивает)))
- отправляемся с Женей бродить по озеру. Дело в том, что Ваня говорит, что по нему ходить нельзя (сильно подтаивает), а я, конечно, спускаюсь проверить и выношу вердикт, что ходить вполне себе можно.
Правда, когда мы уже возвращаемся, я нащупываю ногой два опасных клочка: ты встаешь на эти места и чувствуешь, как слоистый лёд под тобой держится из последних сил. Как разрываются какие-то волокна прямо_вот_сейчас. И, конечно, он пока выдержит, но через час ходить тут будет категорически нельзя.
А ещё я вижу снежного человека, и в двух местах (в том числе на озере) подо мной отчетливо вибрирует земля - такие странные галлюцинации.

Далее мы пытаемся найти сход в лес (в лесу снега по колено, в него не очень приятно проваливаться, когда на тебе обувь по щиколотку), идем по какой-то дороге и вдруг видим впереди людей. Ну, люди и люди, ладно.
Ими оказываются два местных старичка, которые словно сбежали из задачки по математике для начальной школы: один шёл из пункта А в пункт Б, другой из пункта Б в пункт А, расстояние между которыми километров 10, путники случайно встретились в точке В и теперь сидят-отмечают. Они останавливают нас, заводят разговор, и один из них, бывший лесник, долгое время идет с нами вместе.
Для меня всё это похоже на сказку. Тут тебе и старички загадочные, и много раз повторенное: "Подождите, не уходите одни, я провожу", и человек, которому нужно, чтобы его выслушали, и рассказывающий вещи из какой-то другой Вселенной.
Он живет в деревне, жителей в которой 4, света нет как такового, дороги тоже (за сигаретами он ходит за 10 километров, и то пока снег не очень глубокий), в огород забредают кабаны и волки. При этом сам он не раз встречался с различными дикими зверями и совершенно не боится их (ну, почти не боится: когда речь заходит о волках, картина несколько другая).
Ещё у них с женой целый розарий, отлично растут помидоры, картошка, виноград, печется картофельный хлеб и живут всякие животные.
Но не в том, что он рассказывает, дело - в ощущениях от его рассказов.
Что-то очень схожее порой ловишь на трассе: на трассе человек (не всякий, но бывает) вписан в трассу (в мир, который соприкасается с реальным лишь формально), а здесь Дзеник (как-то так его называют) вписан в лес. Удивительно.

А потом ребята разводят костер, который нынче отчего-то очень сильно дымит. И можно со мной не соглашаться - но я правда думаю, что огонь придумал это, чтобы вышли мои и Женины слёзы (альтернативный способ их выброса, ага).
Поначалу ты пытаешься увёртываться от этого дыма, потом просто отворачиваешься или закрываешь глаза, но помогает не сильно - вскоре ты весь в слезах. И так повторяется снова, и снова.
А уже в Питере ты чувствуешь, что лицо у тебя в огне: только оно не горит, огонь словно проник под кожу и ожил там. Странное ощущение.

Уже перед самым выходом мы много-много раз падаем в снег - лицом и спиной вперёд. И вот Ваня говорит, что лицом сложнее (ну, как-никак лицо в снег), а по мне, наоборот. В спине и правда будто концентрируется страх, и когда ты падаешь на неё, ты либо её выгибаешь, либо падаешь на попу. Что не есть искомое. И хотя ребята единогласно утверждают, что я стала падать намного лучше, я всё равно ощущаю это не_вполне_то.

В электричке я дорисовываю дерево. Я рисую его в общей сложности полтора часа карандашом, и долгое время "всё не то". Вроде, и дерево, а вроде, и нет. Знаете, какое счастье, когда ты понимаешь, что именно "не то", и исправляешь по мере сил! Перспектива, свет-тень, первый-второй-третий планы ложатся на бумагу инстинктивно, грубо, неправильно, но ложатся же! И ты счастлив: значит, дальше будет лучше)
Отдаю рисунок ребятам: деревьев людям, деревьев людям!))

@темы: тяпкой в душу, прекрасное, мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, в объективе, в зеркале моих восприятий

Упражнения в прекрасном.

главная