• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: воспоминательное (список заголовков)
00:40 

Платон, "Парменид".

Следуй за белым кроликом (с).
Смешанные чувства я испытываю после прочтения этого диалога.
Когда я пыталась его прочитать полтора года назад, мне казалось, что я сродни Сизифу, настолько неподъёмной представлялась мне эта глыба.
В других диалогах Платона всё-таки больше морали, и потому они понимаются легче.
"Парменид" же - не больше не меньше - о едином (которое у Платона - если рассматривать чисто логически - почему-то постоянно является не_единым, но при этом единое).
Если ты не приучен думать в таких категориях, если все эти слова тебе ни о чём не говорят, этот диалог хорошо если не слёзы вызывает.
Но времена меняются)

Как-то раз июньской ночью, когда мне негде было ночевать в Москве и я просто бродила по ней до открытия метро, я зашла в книжный, который раньше что-то для меня значил.
Он бы и сейчас значил - но, к моему неприятному удивлению, на месте одного сетевого магазина я той ночью нашла другой сетевой (а вот эту вторую сеть я не люблю).
Если в прошлом книжном можно было посидеть на диванчике (почему я сюда и зашла, проведя на ногах почти весь день), в этом такой возможности нет, ну и книг тут, собственно, почти нет.
Развернуться и выйти я не могла, частью потому что моим ногам действительно нужно было передохнуть, частью потому что там, за окном, шёл дождь, под которым мне не хотелось лишнее время мокнуть.
И я принялась ползать от стеллажа к стеллажу, в общем-то и не надеясь что-то тут найти.
Тогда мой взгляд упал на "Великих посвящённых" Э. Шюре.

Я ничего не знала ни об этой книге, ни о её авторе.
Просто раскрыла, начала читать - и поняла, что она мне очень нужна.
И правда.
Тогда, летом, она, конечно, оказалась ни к селу ни к городу, но после похода и "В поисках вымышленного царства" Л. Гумилёва - тем самым, невероятно важным, которое давно ищешь.

Это я всё к тому, что Э. Шюре, как недавно мне рассказали ребята, из антропософских кругов.
Книжка же, по сути, энциклопедия для начинающих обзор по истории духовной мысли, но - в силу специфики предмета и автора - сделанный далеко не только на словесном уровне.
... Помещённый в такое обрамление диалог "Платона" перестаёт казаться чем-то неподъёмным, нечитаемым и даже абсурдным.
Напротив, ты восторгаешься тем, насколько упорен автор в поисках подходящей формы для своей мысли.
Пусть это только фрагмент, но как филигранно обработанный!)

Хотя всё равно, конечно, требуется нетривиальное мысленное усилие, чтобы распознавать, понимать и удерживать данный текст.
Плюс слишком очевидно, что, если тебе ясен хотя бы 1%, это уже хорошо (но вряд ли он тебе ясен).
Но невероятно здорово, когда есть куда встраивать!
Ты словно задачу по математике, материализованную перед твоим взором, решаешь.
(А теперь повернём в эту сторону; а теперь посмотрим с этого угла - и т.п.).
Красиво)

читать дальше

@темы: чужими словами, книжный червь, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

21:34 

Следуй за белым кроликом (с).
Выборг - удивительный город.
Стоит тебе выйти на перрон, как он хватает за плечи и ведёт показывать, рассказывать, творить чудеса.
... На местном рынке - вскоре после всей этой истории с теплоходом - я нахожу почти_идеальные мятные карамельки. С идеальными я езжу в летние походы (или так: без них я туда не езжу); у них там несколько функций: а) они открывают второе дыхание тогда, когда подниматься с тяжёлым рюкзаком становится невыносимо б) антистресс: когда ты на вершине, а кругом стремительно принимается собираться гроза, с карамельками как-то душевнее в) они могут заменить воду, если у тебя почему-то её с собой нет. Карамелек у меня строго 200 грамм, это не так много на почти_месячный поход; потому я строго слежу за тем, чтобы соблюдалась мера в их потреблении; как ни странно, всякий раз мне это удаётся :)
Почти_идеальные мятные карамельки в горы с собой не возьмёшь) Причина простая: они хоть и более мятные, но с шоколадной начинкой (прямо-таки с жидким шоколадом внутри, удивительно!), что расслабляет, вместо того чтобы собрать. Но т.к. мята для меня - антистресс в любых своих проявлениях, я говорю городу:
- Так ты, значит? Ну ладно, спасибо, я ценю)
И отправляюсь в Монрепо своими кружными путями.


Но когда мне удавалось бродить по Выборгу одними и теми же дорогами?)
Свернув не там, где нужно было бы, и оказавшись в самом центре частного сектора, я прохожу мимо радостных школьников, мимо мирно пилящего доски мужчины, мимо бродящих по обочинам собак.
- Давай туда? - предлагает внутри, указывая на крошечную улочку, как будто ведущую к лесу.
- Да ну тебя. Там непонятно, это уже частная территория или ещё нет (прямо как в Финляндии); разумеется, это не проблема (как и в Финлядндии; конечно, там можно пройти, что бы ни было), но чую я, тут есть более приятный выход.
И правда. Снова куда-то свернув, я оказываюсь аккурат на плато.

- Как быть с тем, что очень хочешь в горы? - спрашиваешь у города, а он молчит. Ты перебегаешь с камня на камень, любуешься невероятнейшим небом на горизонте и светом, исходящим от всех этих жёлто-оранжево-коричневых листьев. По ощущениям, ты попал в какую-то сказку, но пора выбредать из неё к заливу, ты делаешь шаг - и замечаешь гриб. И ещё один, и ещё один...
- Ты хочешь скомпенсировать цену на проезд бесплатным ужином? - спрашиваю я ехидно. Но на самом деле, очень радуюсь. Это то, чего никак не может быть (в Выборге полно грибников, и отыскать тут грибы в погожий субботний денёк в 2 часа дня - что-то, по меньшей мере, нереальное), это то, в чём проглядывает сущность этого места; это готовность к диалогу, в конце концов, - невероятно трогательно.
Совершенно случайно у меня в куртке оказывается пакет, и я срезаю в него эти чудом обретённые польские.
"Приехала в Выборг собрать грибов, прекрасно", - не отпускает меня эта абсурдность какое-то время)


Выборгский лес прекрасен тем, что он везде разный.
Сказочность в нём присутствует всегда, свет - почти всегда, но прочее остаётся на усмотрение автора)
Поэтому ты то дышишь полной грудью на прекрасных плато, то пробираешься узкими тропами через довольно густой лес, то переходишь по бревну ручей, то замечаешь очередную высокую точку и устремляешься к ней по камням.
- Э, слушай, Кавказ тебе недодал скал?.. - спрашивает внутри.
- Кавказ мне додал всего, кроме полей. Но погляди, как там прекрасно!..
- Смотри, я совершенно не против, чтобы ты там оказалась. Но можно же обойти и забраться по-человечески. Какая необходимость - забираться по мокрым, скользким камням?..
- Во-первых, я не люблю обходить. Это, по меньшей мере, малодушно. А во-вторых, ты произнесла ключевое слово: камни. Камни! Горы! И...
... И на этом чудном мшистом плато я уютно пью чай, нахожу грибы, в которых не уверена (если у тебя с собой случайно два пакета, и в одном из них уже лежат случайно найденные съедобные грибы, второй, конечно же, для тех, в которых сомневаешься), и просто радуюсь простору и свету.

На спуске, конечно, поскальзываюсь - но в том и прелесть спусков: даже падая, ты можешь не упасть, а уж, поскальзываясь, и подавно.
Спустя какое-то время, я оказываюсь почти у центрального входа в Монрепо.
Такого сюра я не ожидаю даже от Выборга (по моим ожиданиям, я должна бы быть в получасе ходьбы от этого места).
Но чего только там ни бывает)



В Монрепо очень красиво сейчас, конечно.
И очень спокойно - если спуститься к воде.
Я направляюсь туда, куда вышла бы, не сверни я чуть раньше в частный сектор.
Туристы сторонятся этого места (ну... строго говоря, перед ним забор), но на границе всё ещё растёт облепиха, и здорово ощутить её вкус в осенний день.
На противоположной стороне парка всё ещё есть где заблудиться)
Доходишь по верху до самых-самых скал, сидишь на пирсе до заката (думая, что просто вернёшься по низу, вдоль воды), исследуешь горку на предмет того, можно ли по ней тебе пройти без страховки (там отвесная скала, но как будто специально созданная для того, чтобы лазить по ней боком), определяешь, что можно, только сложно и определённо не в сумерках, как - как будто в ответ на твой вопрос - из ниоткуда возникает девушка и устремляется на эти скалы.
- Ага, понятно, можно) - улыбаешься ты и устремляешься к культурной части парка. Совершенно забыв о том, что по низу там идти, мягко говоря, сложнее, чем по верху :)

Камни и камни, но фонарик не включаешь из принципа, поэтому и идти веселее)
*Благо, ты не вполне уверен в том, что идёшь в нужном направлении))*
В какой-то момент, настояв на своём: "Я иду туда, куда нужно", - и правда выходишь куда нужно.
А там тыквы! В кромешной темноте в скалах и в кустах самые настоящие тыквы со свечами внутри!)
И кот сидит неподалёку)
Здорово оно)


Монрепо прекрасен тем, что фонари там существуют (и - как следствие - горят) только на центральной аллее.
Я сейчас говорю без доли иронии, ибо лес в темноте не то же самое, что лес при дневном свете.
И возможность максимально долго не соприкасаться со светом электрическим - бесценна.
Т.е. да, как-то раз я так случайно забрела глубокой осенью в залив (прямо в воду)); и если очень плохо лазаешь по камням, это проблема; и в Монрепо есть место, в котором у меня всегда в темноте начинаются оптические иллюзии (это как с эскалаторами в метро; бывают такие станции, на которых спускаться (пешком) сложно, потому что лестница под тобой - видимо, из-за особенностей внешнего освещения - начинает как бы мелькать, и всё, что тебе остаётся, - доверять памяти своего физического тела, в противном случае, ты попросту с этой лестницы полетишь кувырком, а не хочется; в Монрепо же на одном из немногих ровных участков (там нет ни подъёмов, ни спусков) почва словно бы уходит из-под ног, ты делаешь шаг - а земля оказывается ближе, чем тебе казалось), и вообще почему-то конкретно здесь галлюцинации возникают регулярно.
Но это всё не имеет значения) В конце концов, никто не запрещает тебе включить фонарик.
То же, что ты можешь бродить без света, - самый настоящий подарок)


Гулять по самому городу вечером под осторожно накрапывающим дождём атмосферно)
Почему-то отчётливо ощущается, что сейчас зима, кругом снег, и ты идёшь сквозь него к себе домой.
Очень, конечно, хочется вспомнить былое и переночевать, но не в этот раз.

Выборг - очень грустный город.
У него печальная судьба, которая с годами становится как будто только тяжелее.
Каждый клочок пространства тут про боль, проживаемую перманентно.
Выхода из неё нет и не предвидится.

Когда я принимаюсь говорить ему про то, что с болью можно не только жить, но и активно взаимодействовать, начинается показательно сильный дождь.
Возможно, глупо и самонадеянно проговаривать такие вещах древнему городу.
Но я всё же уверена в том, что это нужно.
Равно как стараться его видеть / чувствовать и благодарить за то, что он именно такой.

... Из Ласточки я выхожу на Удельной и забредаю в пекарню Вольчека (как раз скидочное время).
А там вдруг пончики как в Твин Пиксе!
Откуда они там, почему?.. Не бывает их там!) *Я живу рядом с пекарней этой сети и довольно часто туда забредаю)*
Но мало ли чего не бывает, в самом деле))
Ещё одно маленькое чудо)


@темы: в объективе, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

02:29 

Следуй за белым кроликом (с).
Обезображенный корабль почти обезображенный труп.
Кажется, будто его долго били огромной кувалдой, а потом доламывали щипцами.
... Ты не знаешь, что в ночь с 30 июля на 31 июля кто-то поджёг теплоход Короленко (хотя кто знает: может, никто и не поджигал).
Просто проходишь мимо и чувствуешь, что было насилие.
Смотришь на то, что осталось, и у тебя нет слов.

Этот теплоход трижды становился мне домом.
Я не могу сказать, что любила его, - но он умудрился стать частью моей души.
Из окон его кают был виден Выборгский замок, волны стукались о борт днем и ночью, а само ощущение с потолка свалившейся на тебя сказки - ночевать на самом настоящем теплоходе в одноместной каюте с раковиной! - я, кажется, не забуду никогда.

В последний раз я ночевала на Короленко в прошлом ноябре.
Тогда ясно чувствовалось, что скоро у этой сказки конец, вряд ли весёлый, и я написала свою.
Дело в том, что из той ноябрьской поездки я привезла с собой открытку с теплоходом Короленко (который там, кажется, либо совсем, либо почти не видно, но места узнаются) в тумане. Эта открытка была одной из немногих особенно дорогих мне в жизни вещей (я зачем-то очень сильно чувствовала её; ну и просто люблю туманы). Поэтому, когда Хельта приехала в Питер читать стихи, я подарила открытку ей.
Но т.к. странно дарить пустые открытки, в электричке по пути из Петергофа в Питер я написала сказку про изображенные на открытке условно_теплоход и туман.

Я быстро-быстро что-то строчила на коленке все 45 минут дороги.
Мне было важно то, что я пишу, потому что я и правда переживала тогда за Короленко.
Я успела дописать к тому моменту, как электричка прибыла на Балтийскую.
Так появилась сказка про туман, детей, кошку и грустный теплоход, которому-таки удалось вырваться из искусственного плена (много лет реальный Короленко никуда не ходил, просто потому что когда-то разводной мост города Выборга после ремонта перестал таковым являться).

У этой сказки не могло быть черновика - поэтому, кроме меня, её знает только Хельта.
Но сказка существует, и финал у неё добрый.
И мне очень жаль, что в "реальной" истории он какой-то совсем другой.

... По иронии судьбы, теплоход Короленко перестал быть теплоходом в мой день рождения.
По всё той же самой иронии, в этот день я стала свидетелем самого настоящего чуда: человек, поскользнувшийся на снежнике и на огромной скорости влетевший в курумник, остался жив.
Выводов не будет, однако пусть тут останется чья-то фотография ещё целого корабля.


@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мир на сетчатке глаза

01:37 

Поток сознания.

Следуй за белым кроликом (с).
Моя реальность сейчас похожа на бьющего хвостом кита ската.
С одной - внешней - стороны, она составляется из мириады дел, которые я не успеваю делать, но которых нужно успевать в два раза больше. Дело тут не в количестве, естественно, - в качестве.
Покуда я живу в "якобы_своём" темпе, я топчусь на одном месте.
Мне кажется, что я делаю максимум того, что могу, но сама же знаю, что это неправда.
Мне нужно вновь научиться думать постоянно, прочувствовать, насколько важно не сбиваться с этой колеи, ощутить, что подо мной - тончайшее острие, а потому ошибаться крайне нежелательно (где 'ошибаться' - терять контроль над собственным сознанием).
Иными словами, мне нужен нерв, который - в моём случае - реагирует на ситуации в духе "я никогда этого не делала, но нужно решиться на что-то как можно быстрей (дабы, например, вернуться к своей стопке из дел)", даже если это что-то - покупка на алиэкспресс или юбей.

С другой - внутренней - стороны, я понимаю, что искать (там, где я ищу), в общем-то, нечего.
То, что я ищу там, вовне, скрыто под полупрозрачной оболочкой внутри меня самой.
Иногда я её приоткрываю, но обычно просто боюсь последствий и довольно скоро захлопываю дверь.
Потому что, когда дверь приоткрыта, я полдня хожу с Гошей по городу и довольно эмоционально говорю про мораль, моральные поступки и реальность, которую я замкнула на себе самой (реальность, о которой я, в сущности, ничего не знаю, но масштабы этого незнания столь велики, что я ощущаю ужас).
Или бреду с грустной Наташей по центру и, не зная, что отвечать на вопрос про "что происходит в моей жизни" (с какой-то стороны, ведь ничего), интуитивно начинаю оформлять в слова самое честное (что-то, что действительно меня волнует, просто я стараюсь об этом лишний раз не думать). Я, в общем-то, даже подробностей никаких не выдаю (одна ситуация - одно короткое предложение) - но уже на втором сообщении о чьей-то смерти Наташа просит меня прекратить это делать.
(А я ведь даже не заикалась про Беслан, который сейчас горячая точка внутри меня самой).
Или представляю, что говорю с кем-нибудь, кто может меня понять, и еду на природу разбираться. Плоды подобного рода разговоров очень для меня важны, но несколько дней после меня потряхивает, потому что:

Нет никаких гарантий.
Нет хоженых (тобою же самим!) троп, по которым можно радостно бежать в темноте, не боясь оступиться.
Нет вечных и неизменных постулатов, правил, классификаций, однажды и навсегда принятых решений; мёртвых (раз и навсегда определённых) ценностей и добродетелей; представлений о мире, в конце концов.
Каждый_раз ты либо находишь новое решение (т.е. идёшь на риск, потому что понятия не имеешь ни где искать, ни что), тем самым расширяя собственную систему координат, либо думаешь: "Я, пожалуй, посплю".
И сладко спишь, благо, для этого созданы все условия: можно книжку почитать, можно фильм посмотреть, можно пойти погулять, можно к ученику отправиться и т.д. и т.п.
Я не имею в виду, что вышеозначенные действия всегда про сон; для меня они про него, покуда они не предельны. Даже когда что-то активизирует (т.е. ты несколько часов после думаешь об этом) работу мышления, я сплю, пока а) не оказываюсь лично затронутой чем-то или б) не оказываюсь максимально незатронутой чем-то, кроме, собственно, мысли; что, в общем-то, одно и то же.

На генеральную уборку, которую я обычно провожу рьяно, которая неизменно меня радует, у меня на днях уходят почти сутки. Меня словно бы приклеивают к земле; я с трудом заставляю себя тщательно пересмотреть старые блокноты и тетради. "Точно ли мне это нужно?" - уже к середине у меня не хватает сил на то, чтобы ставить перед собой этот вопрос. И я выбираю пересмотреть - пусть поверхностно - всё и вся, реорганизовать пространство, чтобы хоть чуть-чуть подсобрать собственное сознание.

Пока вещи прячутся по углам, я понимаю, что точно так же прячусь от себя самой.
Я боюсь пересматривать то, к чему привыкла, не хочу принимать никаких (радикальных) решений; мне нормально там, где я сейчас нахожусь, но тень из романа Х. Мураками отмечает очень верные штуки:
"Помнишь мои слова о том, что это Город-урод? Что в нем всё неправильное, ненастоящее - и в этом он совершенен? Так вот. Ты сейчас говоришь о совершенстве. А я тебе расскажу об уродстве и фальши. Слушай меня хорошенько. Во-первых - и это жизненно важно, - на свете не бывает полного совершенства. Как не бывает и вечного двигателя. Ты ведь знаешь, что энтропия постоянно возрастает. Куда же, по-твоему, Город сбрасывает лишний хаос? Конечно, ты прав: все в этом Городе - ну, может, за исключением Стража - живут без споров, обид, страстей. Им всего хватает, они живут очень мирной, размеренной жизнью, в которой ничего не происходит. А почему? Не потому ли, что в них самих чего-то не хватает? [...] Но именно поэтому Город и совершенен. Потому что они отказались от собственной сути. Именно с потерей себя их жизнь растянулась до бесконечности. Никто не стареет и не умирает. Хочешь жить вечно? Нет ничего проще. Оторвись от своей тени, как от пуповины, и подожди, пока в ней иссякнет жизнь. Нет тени - нет и проблемы. А разгонять пену Города и правда можно без конца. [...] Главная проблема - что в тебе настоящее, а что нет. Ты говоришь, в этом Городе нет ни споров, ни обид, ни страстей? Замечательно! Дай мне бог здоровья - и я зааплодирую вот этими руками. Но подумай сам: если нет споров, обид и страстей - значит, нет и обратного. Радости, блаженства, любви. Ведь именно потому, что существуют отчаяние, разочарование и печаль, на свет появляется Радость. Куда ни пойди, нигде не встретишь восторга без отчаяния. Вот это и есть Настоящее..." (с).

Важно что-то делать.
Важно идти туда, куда идти не хочется (если в основе этого не хочется лежит страх).
Важно вытаскивать себя из сети определенностей и "понятно".
И, может быть, на очередном рубеже, преодолев очередной пустой страх, сделав (в меру) осознанный выбор там, где альтернатива - не выбирать ничего и продолжать спать спокойно, утешая себя тем, что, с рассудочной точки зрения, это даже более правильное решение (но кажется, софисты давно показали: убедить себя можно в чём угодно, особенно если подсознательно хочется себя в этом убедить), удастся сдвинуться хоть на шажочек. И вновь приблизиться к тем ценностям, которые тихо тлеют внутри.

... Говорят, чтобы сделать мир лучше, нужно: 1. 2. 3. 4. etc.
А если я не хочу делать его лучше?
Если я не считаю, что к нему применимы подобные категории?
Если, на мой взгляд, он больше, чем совершенен?

Если всё, что я могу, - это разговаривать с другими людьми?
Но при этом я и этого не могу.
Ибо для серьёзных разговоров нужна мудрость, коей я не обладаю. А также твёрдость, воля, решительность, любовь.
Число же несерьёзных я стараюсь свести к минимуму.
Значит ли это, что я бегу от той самой настоящей_Жизни?
Что я становлюсь злым человеком, который не помогает другим почти никогда?
Что мне всё равно?
Значит ли это, что я совсем не умею верить?..

И всё-таки я не сдамся.

@темы: чужими словами, тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

01:15 

Следуй за белым кроликом (с).
Некоторые мечты имеют свойство сбываться.
Про идеальный эспрессо, который я нашла у своего ученика, я уже рассказывала.
Пришёл черёд еды :)

Дело в том, что я преподаю русский и английский мальчику из кавказской семьи.
Мальчик отличный, но с первого взгляда меня поразил не он, а его мама.
Проницательный взгляд, мудрость, красота.
Я встречала таких женщин в Архызе, но то Архыз, а это центр Питера.

В эту семью я хожу три раза в неделю и иногда в шутку думаю о том, какие крутые хычины, наверное, Залин печёт (после Кавказа смотреть на питерские хычины откровенно больно, и я не знаю, как это решать).
Сегодня прихожу - а меня угощают огромными пирожками с картошкой и сыром вприкуску со сметаной.
Это и-де-аль-но!
Совершенно неважно, что пирожки не совсем то же, что хычины (ну, форма у них другая, размер, а в остальном - один в один).
Кажется, что снова побывал в горах.
Тем более, что пирожки оказываются весьма кстати: на них я высидела ещё 3 часа в Петергофе)
(Как когда-то на одном хычине забралась на перевал Софийское седло и провела там 7,5 часов).
Удивительно!)

Коль скоро речь зашла о еде, расскажу кое-что.
Приехав из леса, соседка отдала мне очень_много опят.
Я положила их в холодильник - но долго свежие грибы так не пролежат)
Поэтому я добавляла их во всё, что готовлю, и ненароком выяснила, что кабачково-грибные оладьи - весьма достойная штука!
Никогда не делала чисто кабачковые, но подозреваю, что в них чего-то не хватает. Как вариант, грибов :)

Тогда же я опробовала блендер и сделала свой первый крем-суп.
Т.е. для крем-супа он получился жидковатым, конечно (возможно, потому что рецепты существуют не для того, чтобы их не читать)), но мне, скорей, было интересно посмотреть на работающий блендер.
Посмотрела.
С удивлением обнаружила, что он совсем не как дрель))

Когда грибы, наконец, заканчиваются :), а перца в холодильнике много, и он стремится испортиться, отлично сделать омлет с перцем, с перцем и кабачками или с перцем, помидорами и сыром.
Кабачки добавляют сюра (получается какое-то неземное блюдо с ними), а перец натурально не то, чем кажется :)
Изначально кладёшь его от двойной безысходности (потому что а) портится б) больше овощей в доме нет :)), а он не просто вменяем - пожалуй, даже красив.

Тушить перец с кабачками, картошкой и луком - тоже хорошо)
Я не очень люблю тушёные овощи (или так: мало кто умеет готовить их хорошо; я, например, не умею), но с картошкой и индийскими специями получается достойно)
А как-то раз приходит Юля, и мы делаем рисовые шарики с огурцом и творожным сыром.
Сама по себе идея шариков из риса умиляет, но и само сочетание выходит отличное!
Такие дела)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мухомор - гриб несъедобный, впрочем... (!), человеки!..

00:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Ничто не собирает меня так, как организация путешествий, которые - на первый взгляд, невозможно - организовать.
Путешествия - та сфера, в которой я чётко знаю, чего хочу (и тут совершенно неважно, идёт ли речь о цене билетов или о том, из каких частей состоит горный поход).
Если в большинстве других родов деятельности меня могут устраивать полумеры (что-то условно_подходящее), то здесь я не отступаюсь до того момента, пока не получаю желаемого.

- Мне нужно выехать в Москву сегодня после полуночи.
- Да пойми же ты: нет билетов на поезда. Можно уехать на автобусе, но это до 12. В 23.30, например!
- Ещё раз повторяю: вариант "до 12", равно как "завтра с утра" меня категорически не устраивает. Мне нужно после, сегодня, недорого и не автостопом / блаблакаром.
- Но сейчас лето. Это хуже, чем ноябрьские праздники. Где я тебе возьму билеты?.. Ну слушай: 23.30 - это ведь почти 24, может быть, всё-таки?..
- В третий раз повторить условия?
Эта история когда-то закончилась тем, что, с час прособирав паззл про поиск адекватного варианта, я его нашла. Вариант вышел несколько эксцентричным, но полностью меня устраивал.

... Вчера мне очень нужно было собраться)
Поэтому, ничего дурного не замышляя, я зашла на сайт Победы и за полтора часа организовала себе поездку в Красноярск (бабушка давно зовёт меня в гости, однако меня останавливает и денежный вопрос в т.ч., а тут на почту пришло уведомление про скидки).
Получилось, что за три авабилета (Москва-Красноярск, Красноярск-Новосибирск, Новосибирск-Москва) я отдала в сумме 4,5 тыс.руб.
Кажется, это более чем вменяемая цена)
Тем более что целые сутки я, надеюсь, проведу в Новосибе!

Тут ведь как)
С прошлого лета я мечтаю попасть в местный художественный музей, чтобы посмотреть на картины Рериха.
И на человека, который научил меня видеть живопись. И который рассказал мне про собрание Рериха в местном музее.
Но ехать ли, лететь ли через полстраны, чтобы увидеть работы этого художника, представляется мне чем-то не вполне адекватным.
Поэтому я просто держу в голове своё стремление, с грустью осознавая, что мои маршруты проходят через Новосибирск только по воле случая.
Но почему бы самой не поработать случаем, в конце-то концов?..)

... Если всё сложится удачно, в декабре я сначала не замёрзну в Красноярске, а потом и в Новосибе.
Это довольно неожиданный для меня поворот, и вообще я так никогда не делаю (а то, что второй раз за месяц "так не делаю", не считается!)): не планирую свою жизнь на месяцы вперёд (т.е. планировать я могу что угодно, но закреплять билетами - нет); но жизнь тем и завораживает, что ты постоянно можешь в ней что-то менять.
Поглядим, в общем.

Так или иначе, мне просто нужно было собраться)
Что-что, а это - за полчаса собирания трудного паззла - таки удалось :))
Оно радостно!

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мир на сетчатке глаза

00:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда-то я считала, что вера - очень лёгкая и банальная штука.
Мне казалось, что, чтобы верить, достаточно читать соответствующую литературу / ходить в храмы / соблюдать ритуалы / быть готовым что-то недоказуемое принимать за истину.
"Кто как хочет думать, тот так и думает", - полагала я.

Я и представить себе тогда не могла, что путь в эту сферу проходит через жуткие страхи и риски.
Что, если ты веришь, ты идёшь туда, куда, мягко говоря, идти страшно, дабы укрепить свой дух.
Что, если ты веришь, ты утверждаешь свою веру в счастье и в несчастье, не имея ни одной гарантии (а с каждым шагом гарантию всё больше хочется иметь, потому что, метафорически выражаясь, там, где раньше ты мог потерять зуб, сейчас ты можешь потерять руку).
Что, если ты веришь, ты спокоен в ситуации, когда от тебя зависит не всё. Т.е. вообще-то тебе жутко (ведь ты не знаешь даты своей смерти, а значит, тебе не за что цепляться там, где кругом одни камни и молнии), но для тебя принципиально важно утверждать духовную сущность бытия. Что предполагает (с твоей точки зрения) нахождение точки внутреннего спокойствия в ситуациях, в которых хочется бежать без оглядки.
(... Во что я верю, если чего-то боюсь? В кого я верю? Да, право, верю ли?)

С другой стороны, утверждаю я всё-таки не веру, а знание.
Я знаю, что и почему может случиться, а что и почему - нет.
Но знание это не мёртвое, оно живёт, пока я его знаю (= утверждаю).
Т.е. я не обладаю им ни до ни после (поэтому, утверждая его в предельных ситуациях я рискую), хотя соответствующие рассудочные цепочки в моей голове существуют; хотя потенциально (реально?) знаю его всегда.

- Я боюсь идти на этот перевал. Вдруг я встречу медведя? А из людей там я пока видела только пастуха раз или два.
- Утверждаем духовную основу бытия.
- Духовная основа духовной основой, но если медведь?..
- Утверждаем духовную основу бытия.
- Понимаешь, он правда там может быть. Мне случайно как раз сегодня отдали факел, который на сколько-то секунд медведя отпугнёт. Но я не приемлю таких штук по определению, потому не взяла его с собой. Т.е. вероятность случайной встречи увеличивается.
- Ты что, суевериям решила продаться? О_о Дело личное, но мы всё ж таки утверждаем духовную основу бытия.
- Но медведи!
- Волки, тигры, кабаны... Если тебе суждено умереть в какой-то день, ты и так умрёшь. Если ты не готова к встрече с хищниками (если нет в тебе духовной силы на то, чтобы их укротить), ты с ними не встретишься. Если с тобой происходит что-то жуткое, это значит, ты можешь справиться. Не "непременно справишься", но "потенциально способна", коль скоро сумеешь быть соразмерной себе самой. Иными словами...
- ... важно нести ответственность за то, что мне подвластно. В частности, за своё психологическое состояние.
- Ну как-то так, да.
- Я поняла. Спасибо. Утверждаем духовную основу бытия. И - ого! - смотри, как тут красиво!..
- А как же медведи?..
- Ты серьёзно что ли? Ты хорошо объяснила. Я теперь знаю, что делать, и больше не боюсь.
[Из жизни моей головы в горах].

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

01:44 

Следуй за белым кроликом (с).
Гуляя в августе в районе Таганской, я набрела на Спасо-Андроников монастырь.
Монастырь крошечный, тихий, уносящийся куда-то ввысь.
На его территории, очевидно, переплетаются разные временные пласты.
Когда-то стены Спасского собора расписывал Андрей Рублёв, а сейчас ты заходишь внутрь и замираешь.
Манящие своды в сочетании с тихой околомонашеской жизнью, в которой набрать ведро воды и протереть крыльцо - такое значимое событие!..

Точка, в которой веры больше, чем религии.
Место, пребывая в котором (и прогуливаясь поблизости), понимаешь: так вот в чём прелесть архитектуры! Вот где совершенство!
Уголок спокойствия почти в самом центре Москвы.

... Москва любит говорить про красоту и колокольный звон, про снег и скитания душ человеческих.
Ты можешь брести через этот город долго-долго - в слезах ли, в радости ли, и всё-таки каждый шаг будет отзываться чем-то новым.
- Ты только подумай, чего хочешь! - заботливо предлагает Москва. - И...
- Я тот человек, который давно ни о чём не мечтает. Нет у меня ни мечт, ни как таковых желаний. Не повезло тебе со мной) Хотя, знаешь, я бы, пожалуй, хотела выпить с тобой кофе.
... И мы пьём - не кофе, но морс. Зато в месте, в котором любой морс - это почти кофе.
За окном накапывает дождь, внутри висят изображения различных уголков нашей планеты, играет ненавязчивая музыка.
Москва заводит меня в traveler's кафе, которое в моей картине мира неотделимо от Пскова.
По сути же, она переносит меня на перекресток дорог.

Невероятно трогательная и такая чуткая Москва.
Спасибо тебе, дорогой город.
Но кофе-кофе мы всё-таки с тобой выпьем)
Нам пойдёт :)

@темы: мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, сказка в дверь стучится

23:44 

Следуй за белым кроликом (с).
Накануне, собственно, похода в ночь, что я провела в Элисте, снился мне странный двойной сон.
Действие первой его части происходило на 4-м этаже некой школы.
На 4-й этаж было не попасть на лифте (он почему-то мимо него проезжал) - возможно, потому что школа была полуразрушенной - и я попала туда с 5-го, предварительно разобрав жуткие завалы на лестничной клетке.
В одном из кабинетов - кажется, он был с заколоченными окнами - происходило тайное собрание повстанцев. Ну, или, скорее, партизан. Атмосфера на этом собрании оставляла желать лучшего: остро ощущалось, что тут не всякий свой - свой. Очевидно, говорили не всё и не всем (хотя народу было не много), боялись.
В какой-то момент несколько человек перевоплотились в Волан-де-морта и его соратников. Остальным пришлось подчиниться (или так: их не спрашивали) и под руководством означенных персон делать цвета (визуально это похоже на краски, но именно что создание цветов). Невесёлая была картина (хотя цвета создавать цвета круто).

Тут же, однако, меня перенесло во вторую часть сна.
В ней действие происходило в нефизическом мире, в котором кто-то очень близкий (не знаю я его лично в физическом мире, по крайней мере, была в этом уверена во сне) защищал меня, не защищая (не было отношения "сверху вниз" ).
Творилась какая-то жесть (что-то типа войны), мы взаимно друг друга закрывали, но не было в нас страха совсем. Периодически меня выносило в "обычную" реальность. Там за меня сильно боялись.
Боялись причём какой-то земной фигни (типа что я упаду со скал и умру).
И никак мне не удавалось объяснить, что настоящая опасность - в другом. Но, хотя я наедине с ней, я не одна.
Такие дела.

@темы: воспоминательное, сонная лощина

15:08 

Следуй за белым кроликом (с).
"Чем больше личная сила, тем больше ответственности, в том числе за собственное настроение, такая вот простая формула" (с).
Не один год я убеждена в том, что единственное, что я могу сделать для другого, - быть в хорошем настроении.
Если мне самой очень плохо, но я вижу (или знаю), что кто-то не теряет присутствия духа несмотря ни на что, искренне рад меня видеть и т.п., мне становится легче.
Если же мне начинают сочувствовать, пытаться что-то объяснять с серьёзным выражением лица, мрачнеть, потому что я мрачная, - мне становится в разы хуже.

Возможно, не у всех так.
Мне самой периодически неловко оттого, что кому-то очень плохо, а я хожу и улыбаюсь.
Я начинаю думать тогда, что я махровый эгоист.
Вместо того чтобы ходить и помогать (пусть я и знаю наверняка, что помощь обычно оказывается антипомощью), я осмеливаюсь жить и радоваться!

Но проблема в том, что я действительно убеждена в том, в чём убеждена.
Мне есть о чём / о ком / за кого попереживать.
Просто, при прочих равных, именно из этих эмоций я выкристаллизовываю радость.
Вот и выходит, что открываю свой походный блокнот, например, и глазам собственным не верю.
Это же дневник заядлого оптимиста!
В отличие от записей в дайри про то же самое, там нет ни одной грустной / унывающей ноты.
Не потому что было легко, но ровно потому что трудно.
Так трудно, что смотреть на себя саму со стороны иначе как с улыбкой, даже в голову не приходило.

И та я, на которую смотрели, велась.
Выкидывала из головы мысли про "уехать! скорее уехать!", строила новые планы и просыпалась с улыбкой на лице.
... Так можно смотреть не только на себя. И не только на людей.
Может быть, когда-нибудь я научусь.
А пока радуюсь)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу, чужими словами

05:25 

Следуй за белым кроликом (с).
В Москве я довольно-таки тяжело (по своим меркам) болела.
Впервые, например, увидела у себя (на себе?) зелёное лицо.
Или вот звонила маме утром с вопросом, нет ли у нас случайно дома того-то (я никогда так не делаю: не хочу, чтобы родители знали о моих болезнях, потому что они сильно преувеличивают их значимость; к тому, что я не пью лекарств по определению, дома привыкли, но к моим способам лечить себя саму - нет, поэтому приходится выносить из комнаты мисочки с чесноком, если вдруг вирусная, и т.п.) - потому что дойти до аптеки за углом представлялось слишком большой и неразумной тратой сил.
... С этой штукой я не могла ничего сделать несколько дней.
Поэтому старалась ночевать не дома (там стабильно становилось хуже), радостно ставя своих друзей перед фактом о том, что свободное спальное место в их квартире сегодня моё.
Или разговаривала с людьми, не меняясь в лице, делая вид, что приступов внутренней боли не существует.

Меня тогда вылечило Коломенское.
Я пришла туда, села на травку - и вдруг поняла, что во мне это всё вызывает.
Ну, или не только во мне, в данном случае.
... На радостях приехала домой и выпила мощные таблетки (если уже понял, в чём проблема, не так важно, что ты предпримешь дальше; хорошо бы, конечно, разобраться с ней на ментальном уровне, но для этого совершенно не обязательно терпеть симптомы: в ряде случаев они замедляют процесс мышления так же качественно, как в другом ряде запускают), следующие же несколько дней посвятила разрешению внутренних противоречий.

Подобная ситуация была закономерным следствием долгого похода.
Этакая защитная реакция на слишком резкое изменение обстоятельств вовне.
Нынче необходимость в ней как будто отпала, вследствие чего начинают происходить странные вещи.
Словно бы перед тобой находится кнопка, под которой написано: "Можно не нажимать".
Но как не нажать на что-то, на что можно нажать?..)
Т.е. вообще-то ответ "легко", и ты не нажимаешь, если основной поток ресурса в данный момент направлен на созидание чего-то лично для тебя значимого.
Но стоит прозвенеть звонку на перемену, обстоятельства меняются, ты вызываешь кнопку из подсознания, опускаешь на неё палец и перестаёшь знать наверняка, что случится в следующую минуту.

Т.к. моральную ответственность за поступки, совершённые в состоянии "импровизация", никто не отменял, это всё отличный тренажёр по осознанности.
Но вот в чём сложность.
Паша на днях спрашивал, как формируется личная мораль, - потребность в наличии которой возрастает после того, как ты всем своим существом осознал, что общественная - фикция.
Давно мне не задавали вопросов, попадающих в сердцевину.

... У меня была эта самая внутренняя мораль, но сейчас мне приходится выстраивать её заново, на иных основаниях.
Я понятия не имею, как это делать.
Ошибаюсь (порой весьма грубо) чаще, чем на каждом шагу.
Однако отсутствие морали утягивает глубже, чем аморальность.
Ведь когда ты делаешь что-то, со своей точки зрения, аморальное, ты по крайней мере это осознаёшь (и, скорей всего, даже мучаешься угрызениями совести).
Когда же ты понятия не имеешь, где проходит граница, ты становишься злым Купером утрачиваешь способность различать.
А в этом и состоит партия зла.
В неразличении.
... 6-я симфония Чайковского расскажет лучше.

@темы: воспоминательное, а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

22:03 

Следуй за белым кроликом (с).
В половине случаев мои свидания с Петергофом без слёз не обходятся))
Сговорились сегодня с Финским и смотрят невинными глазами.
- И зачем? - спрашиваю.
- Есть вопрос - есть ответ, - отвечают.
- Так-то оно так. Но этот вопрос я тебе, Петергоф, не задавала!
Ну да, о чём это я, в самом деле)
Удивляюсь, что пространство, знающее меня лучше меня самой, в курсе того, какие вопросы меня сейчас мучат =))

В этой связи захожу в самое петергофское из петергофских общественных мест.
- Давно вы не заходили! - встречает меня владелец.
- Да, я знаю. [Наверное, с год. Но никогда не сомневалась в том, что меня там помнят].
... В Петергофе всё-таки невероятно правильные штуки случаются.

Из обрывков разговора:
"Пока все мечтали стать космонавтами, первооткрывателями и учителями, я мечтала стать гардеробщицей. И, чувствую, гештальт не закрыт. Эта работа казалась мне во всех отношениях идеальной. В первую очередь потому, что самый часто посещаемый мной гардероб находился в поликлинике. Я не любила поликлинику и болеть, но детский сад я ненавидела. Поэтому весь день принимать куртки и пальто и раздавать номерки было моей мечтой. И не болеешь, и сад не посещаешь".

- А музыкалку ты любила как место, в котором можно было не вспоминать про садик?
- Отчасти. Понимаешь, я не то чтобы любила музыкалку. За те 12 лет, что я там провела, я так ни с кем и не подружилась (и даже приятельницей никому не стала). Был момент, когда я стала общаться с новенькой девочкой, которая очень мне понравилась. И где-то, наверное, с месяц мы как будто были друг другу не совсем чужие. Даже, знаешь, сидели вместе в автобусе, что вез наш хор на концерт в Дом Музыки. Но потом Алину как-то все разом полюбили, у неё появилась своя интересная компания, и со мной она больше не общалась.
В садике в плане общения было так же, но там ещё наличествовал элемент принуждения. В нас запихивали еду, которую мы недоедали, заставляли спать в тихий час (а как ты там уснёшь, если совсем не хочешь?), ну и просто - весь день ты находился в довольно тесном пространстве в окружении людей, которых не хотел видеть.
Музыкалка, конечно, казалась островком свободы.
- А когда садик закончился?
- Когда садик закончился, началась школа))) По сравнению с садиком, она казалась мне раем, правда, но всё равно. Ну, и дома проблемы обострились серьёзно.
- Т.е. музыкалка всё ещё оставалась тем чудо-островком?
- Да. Но был и ещё один аспект. Я ведь училась в хоровой школе. Хор у нас был три раза в неделю обычно и пять-семь - в преддверии какого-нибудь важного концерта или конкурса. По будням репетиции по партиям, по субботам - общие. Многим не нравилось ходить по субботам на хор, во-первых, потому что по субботам, во-вторых, потому что репетиции длились от трёх часов и дольше. А я жила ожиданием этих дней)
- Почему?
- Потому что... в основном мы пели духовную музыку. Для нас, например, было чем-то в порядке вещей приехать в какой-нибудь польский католический собор и всю службу развлекать прихожан своим пением) У нас и нецерковный репертуар, конечно, был, но он интересовал меня в меньшей степени, потому что не понимала я его, по большей части.
- А церковный понимала?))
- Когда мы репетировали что-нибудь духовное, особенно если только концертным составом, я начинала видеть странные штуки. Не вспомню сейчас, что они из себя представляли. Они были очень красивые, красочные, но видела я их не глазами (глаза всё-таки смотрели на дирижёра)) - не знаю чем. Ощущение от них было невероятно светлое. Все проблемы разом переставали существовать. Ты буквально оказывался вырванным из повседневной реальности и парил где-то. Внутри было тихо и радостно. И колокольчики звенели.
- Гкхм.
- Скажешь, придумывала? Может быть. Но у нас и правда неплохой хор был (и есть). Два года подряд побеждает в европейских хоровых играх в номинации духовная музыка. Не думаю, что это случайность.

Такие дела.

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

02:42 

Следуй за белым кроликом (с).
Взяла себя в руки - написала письмо студентам.
Старалась сделать его не трагичным, а напутственным; не знаю, что получилось в итоге.

Так или иначе, 3 года преподавания немецкого языка в вузе принесли мне очень разноплановый и важный опыт.
Я и не думала никогда, что такое возможно)
Были, конечно, неприятные моменты - но неизменная радость от того, что едешь туда и сейчас, думаю, говорит о многом. И искупает многое.

Однако в детстве я очень любила книгу про Мери Поппинс.
Переслушивала, и переслушивала, и переслушивала кассету про неё, даже фильм не раз смотрела.
И не могу не отметить: ветер меняется.
И отныне нам с бюрократией не по пути.

Понятия не имею, как собираюсь из всего этого выкручиваться: репетитор из меня так себе, да и не люблю я это занятие. Точнее: люблю его на порядок меньше, нежели преподавать русским студентам в вузе.
Но, может, стоит начать преподавать математику. Это хоть интереснее.
Ну да посмотрим.

Как бы там ни было, начинается новая страница.
Её, как водится, открываешь не без внутреннего трепета, да оно и хорошо)
В конце концов, вспоминая наш диалог с пограничниками:
- А если звери какие дикие? Волки, медведи?
- Я справлюсь.
Справлюсь, ага)
Доброй вам ночи!)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

22:40 

Следуй за белым кроликом (с).
Так вышло, что ещё целый день после похода я провела в Пятигорске.
Помню это резкое, неуютное чувство: "Зачем я тут? Что я здесь делаю?"
(И это притом, что Пятигорск я полюбила, как только в него попала).
Нереальность происходящего, острое ощущение неуместности себя.

В горах я всегда знала, чем буду заниматься в тот или иной день.
И всегда всё было для меня важно.
Каждая мелочь, каждое душевное движение.
А тут... ты же ничего не делаешь!
Не в смысле 'на самом деле ничего', а в смысле 'тут всё просто, предсказуемо, с комфортом'.
Потому что нет никаких рисков.
Каждый твой шаг безопасен, а если вдруг что-то идёт не так, существует куча инстанций, готовых броситься на помощь.
Вон даже ложку в рот кладут в кафе всевозможных.
А... причём тут ты?

Получается, что те движения духа, которые составляли твою жизнь в горах, ничем в городе не компенсируются.
Ты везде не то чтобы зритель, но... этакий никто?
Да, взаимодействие с пространством - важная штука, но она может красиво дополнять, а не составлять.
И выходит, что случаи типа нашей истории со шкафом, как бы это крамольно ни звучало, желанны.
Потому что, когда случается что-то подобное, ты сначала переживаешь крушение собственного мира, а потом сам же его воссоздаёшь (то, что ты физически вкручиваешь-вбиваешь, - только внешняя форма).
Это требует немалого душевного напряжения, но зато ты определённо_жив.

Так и что же?
Уходить в медицину катастроф?
Или поверить в то, что в сфере духа ты сумеешь добраться до чего-то подобного?
... А тебя уже называют человеком, который не развивается.
А уж в глазах общества ты и вовсе никто.
Зачем же ты?..
И как примирить непримиримое?

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, под знаком вопроса, тяпкой в душу

10:32 

Осторожнее.

Следуй за белым кроликом (с).
Чаще всего на Кавказе в мой адрес говорили: "смелая".
Мне не хотелось ни спорить с людьми, ни выяснять, что же они имеют в виду, но это, пожалуй, тот самый пункт, который способен довести меня до отчаяния.
Дело не в том, что я сама себя таковой не считаю (и не в том, что мне стыдно за то, что я трус).
Дело в том, что мне очень сложно продолжать что бы то ни было делать, после того как я начинаю вдумываться в это во всё.

... Ведь ничего не меняется.
Что бы ты ни вытворял, как бы над собой ни работал, всё остаётся тем, чем было.
Да, есть некая шкала твоей собственной относительности.
"Я относительно себя годовой давности", - и поехали дальше.
Но беда в том, что всё оно не имеет ровным счётом никакого значения.
Это как с историей: если мы максимально приближаем к себе некое историческое событие, то волей-неволей обращаем внимание на ряд граней. Но стоит нам - хотя бы чуть-чуть - его от мысленного взора отдалить, как все проступавшие и казавшиеся немаловажными грани стираются. И становится понятно, что дело-то вообще не в них.

Ну, или с другого угла: нельзя стать хорошим человеком.
Чем лучше ты становишься, тем хуже ты становишься.
А в сущности, не становишься вовсе.
И так есть, знаешь ты об этом или нет.

Единственное, что я могу противопоставить всему этому аду, - переходящую в знание веру.
Но чем дольше я живу, тем больше сомневаюсь в своей способности верить, быть верной, любить.
Каждый день оно рассыпается у меня на глазах, и я давно уже не нахожу сил собрать его обратно.
Всё, что я в состоянии делать, - следить за тем, чтобы оно не исчезло вовсе.
Выходит, я просто махровый эгоист, думающий только о своём благополучии?..

Помню, в день рождения я вернулась из 10-ти часовой радиалки и позволила себе одну слабость.
Дело в том, что газ я экономила, а разводить костер после заката солнца считала занятием неблагодарным (особенно если учесть, что жила я выше зоны леса), поэтому предпочитала после длительных радиалок не ужинать (в конце концов, завтрак и перекус - это не так уж и мало).
А тут... захотелось мне вермишели очень (ну, в качестве исключения).
И я не просто себе вермишель на горелке сварила - чай заодно вскипятила (кажется, можно на пальцах сосчитать, сколько раз за этот поход я пила свой собственный чай)! И это было так радостно, с одной стороны.
Но с другой, мне всякий раз болезненно непонятно, что же мы празднуем.
Устраиваем день имени себя - того самого, что увяз во тьме.
Это нормально?..

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

14:17 

Следуй за белым кроликом (с).
В горах разное происходит.
Но что бы ни, тебя не допустят дальше того предела, за которым ты не можешь уже ничего.
Иногда уроки эти очень травматичны, однако стараться их избежать - затея не то чтобы пустая, но сомнительно ценная.

Я очень боюсь гроз.
Грозы - это то явление, которое преследовало меня от Тюнгура до Новосибирска, но, скорее, как угодившего в мышеловку мышонка.
Я ничего не могла сделать со своим страхом, кроме как, чуть-чуть его проработать.
Но Кавказ всё расставил по своим местам.

... Мы стояли на Семицветном двумя палатками.
Во второй была семья из 4-х человек: Локки папа, мама и две маленькие девочки.
Гроза началась в середине ночи и продолжалась часа 4.
Кажется, что обычно она сосредотачивается над вершинами и перевалами, но в этот раз не обошло и наш полуостровок.
Небо вечером было ясное-ясное, а тут вдруг так.

В грозу страшно то, что внешне ничего поменять ты не можешь.
Над тобой грохочет стихия - и если молнии суждено в тебя попасть, так и будет.
... В таких ситуациях молишься за других.
За тех, кому сейчас ещё более жутко.
За тех, кто, может, без палатки бредёт куда-то, или вот за детей по соседству.
(Хотя будем честны: в палатке такое огромное количество вещей - отличная приманка для разряда, что даже смешно, пожалуй, и большое внутреннее усилие требуется для того, чтобы не выскочить из неё в страхе).
Но кругом ночь, и горы содрогаются от грохота, и ты вместе с ними.

... Несколько дней спустя я спускалась с вершины горы.
Мысль о спуске возникла у меня сразу, когда я увидела прямо над собой дождевую тучку.
Пару минут назад она была белым облачком, и хотя алтайский опыт подсказывал мне, что из такого грозы не прольётся, хотя гроза-гроза была далеко (насколько ты можешь судить, наблюдая её формирование с вершинки), по какому-то наитию я стала спускаться вниз.
Тучка, разумеется, последовала за мной (немножко досадно наблюдать светлое голубое небо над вершинкой, на которой только что был, но что поделать).
Под редкие дождевые капли я добралась до перевала, спустилась где-то на 2/3 и вдруг повернула направо - снова по какому-то наитию.
Вправо уходила неуверенная тропка, позволяющая добраться до Семицветного без сильного сброса высоты (траверсом).
Я никогда по ней не шла, но вот свернула.

Где-то через пять минут без объявления войны на меня начал выливаться ливень из той самой маленькой тучки.
Склон загрохотал, посыпались молнии.
Я как раз брела по курумнику (а по той тропе курумник и заросли рододендрона, и больше нет ничего), нашла камень, который чуть выступал над другими, образуя своего рода карниз, укрылась дождевиком, который даже надеть не успела, и принялась ждать.
... В какой-то момент небо полностью затянуло (две грозы как бы соединились).
Стало очень холодно, меня начал хлестать град - а молнии всё ещё пылали над головой.

В такие моменты понимаешь, что, в общем, всё равно, находишься ты на вершине, тут на склоне или в палатке.
Это не рассудочное понимание - это то, к чему приходишь, когда снова ничего не можешь поменять.
Кажется-то, что, добеги ты до стоянки, всё было бы хорошо.
Только это иллюзия)
Слишком неприкрыто туча следовала конкретно за тобой.

... С тех пор я не то чтобы не боюсь гроз - но они перестали быть для меня каким-то непереходимым страхом, чем-то, с чем я совершенно не умею взаимодествовать.
Я предпочитаю с ними не сталкиваться, но когда сталкиваюсь (а Кавказ это регулярно обеспечивает, словно по заказу)), моя Вселенная не рушится. Я остаюсь той же, кем была, и могу не только сидеть и бояться.
И это... невероятное что-то.

***
Но рассказывать изначально я собиралась не про себя.
Вспоминая начало поста, приведу два зеркальных (для меня) случая.
Они важные.

1. Как-то раз я спускалась с вершины горы за перевалом Аюлю.
Я, скорее, спешила, потому что до Семицветного далеко, и хотелось бы быть там до темноты, но спуск прошел сильно быстрее, чем я рассчитывала, и я задержалась в своем любимом предвершинье.
И вот смотрю я в сторону перевала, а там идет группа.
Далековато, видно не очень хорошо - ну да что мне там рассматривать.

А через перевал проходит огромный снежник.
Сначала он просто идет под довольно крутым уклоном, а потом вдруг обрывается почти под прямым углом.
Те, кто проходят через перевал, обычно обрезают его по верхней половине под определенным углом.
Но тут какой-то человек (тогда мне показалось, что лет 17-ти) начинает двигаться по нему параллельно склону.
И по началу он делает это нормально - но на вертикальном обрыве что-то определённо идёт не так, и мужчина теряет равновесие.
Я не вижу со своей высоты, чем заканчивается эта история, но для меня она выглядит очень плохо, потому что там и скорость развивается нехилая, и огромные камни на выходе со снежника, и что-то определённо пошло не по плану.

Я думала, что исход этой ситуации летальный.
Но догнав эту группу любителей на полпути к Семицветному и побыв у них проводником (прямо-таки яркая моя функция в этом походе)), я выяснила, что пошло не по плану всё у их очень крутого руководителя лет 50-ти (из тех, кто может всё и кто плевать хотел на всякие 'невозможно';).
Он не соскользнул, он планировал проехать под углом 90 градусов, чтобы быстрее забрать рюкзаки своей семьи, однако палки, которыми он собирался тормозить, оказались для этого неподходящими, и мужчина потерял равновесие.
Он говорил мне, что много ругался матом - там, на камнях, под снежником, что этот день - день его второго рождения, но обошлось даже без царапин.
*А если бы на его месте был кто-то другой, было бы почти с гарантией худо*.

2. Но бывает и по-другому.
Мне нужно было попасть на горку за перевалом Караджаш, но я очень смутно представляла себе, где он находится (и где, соответственно, проходит тропа).
Увидев молодую пару (и подумав, что они, конечно, туда), я дождалась их, чтобы эту самую дорогу узнать.
Но оказалось, что они сами идут по навигатору, и мне снова пришлось работать проводником :), потому что уносило их откровенно не туда (моё смутно было, оказывается, не так уж и).
И вот идём мы с ними по тропе, а девушке откровенно не нравится происходящее.
Она очень неуверенно чувствует себя на курумнике, не хочет никуда идти с рюкзаком (она этого не высказывает, но видно же), немножко ругается - ну да оно в целом и понятно: её парень рвётся на какие-то сложные маршруты, однако, совершенно не представляя себе, что там да как (у него есть навигатор, и он ему верит).

И вот перед нами возникает снежник.
Несложный, почти не под наклоном, но Аня кричит, что мы будем обходить его по камням.
Ок, не вопрос.
Её парень лезет на курумник, как вдруг Аня, которая всё ещё неуверенно чувствует себя в такого рода пространствах, передумывает.
*Мне кажется, передумывать в пользу страха более простых (да даже и сложных) вариантов - это то, чего категорически нельзя делать в горах. Ты можешь сомневаться, принимая то или иное решение, но если ты его уже принял, стоит ему следовать*.
И отправляется вдоль по кромке снежника.
Ок, не вопрос, я иду за ней.

Но не проходит она и 5-ти меров, как случается беда: снежник ведь укрывает камни, и потому категорически не стоит ходить по его краю (как зимой в горах не стоит ходить рядом с деревьями: там вокруг глубокие ямы), Аня же боится и идёт по самой кромке.
Ну и распарывает себе ногу (чуть ли не с веной вместе) до кости.
- У тебя есть что-то, чем можно перевязать? - спрашивают они меня.
А у меня аптечка состоит из пластырей и зелёнки, да и те у Софийских в палатке.
В итоге у них находится эластичный бинт, и я аккуратно советую им возвращаться на Софийские (а не идти сейчас на перевал даже налегке, как хочет молодой человек) и поспрашивать про аптечки стоящих там людей.
От своих знакомых я впоследствии узнаю, что рану они Ане заклеили ("но лучше было бы зашить!" - говорят), сообщили об этой паре в МЧС и отправили вниз, спускаться.

Чувствую вину и за то, что ничем не помогла (могла бы вот второй рюкзак донести, например [в итоге-то парень нёс оба], а не не сходить с запланированного маршрута), и за то, что вдруг это из-за меня (они предлагали их обогнать, но я малодушно этого не сделала), но, в частности, и таким образом горы не пускают.

Предельно параллельные ситуации для меня, хотя и предельно различные: очень разные по силе духа люди в них оказались.

@темы: воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так, тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза

03:45 

Следуй за белым кроликом (с).
Почини молнию на рюкзаке, натри сыр, постирай юбку.
Который день я не лежу с бессмысленным (отчаянным, а скорее, два в одном) видом только потому, что поднимаю себя за шкирку, говорю, что делать и как.
Долгое время мне казалось, что это из-за страха.
Из-за того, что самое страшное в каждом новом дне для меня сейчас его начало.
Какие бы кошмары мне ни снились, просыпаться всё равно хуже.
Поэтому безусловно лучше (кажется моей мало адекватной душе) хотя бы не давать пробуждаться сознанию.
... Но это иллюзия.

Лирическое отступление.
Так сложилось, что два раза в неделю в течение этого учебного года я преподавала в Петергофе студентам.
Обычно распорядок моего дня был примерно следующим: в 11.30 я встаю, в 12 выхожу из дома, с 13.40 до 17 у меня пары, потом я или еду или бегу к ученикам; в зависимости от дня недели, дома я или ближе к 22, или ближе к 23 (а то и в районе 00, если мне приспичит заехать в Ашан). И вот в этот час я начинаю себе готовить завтрако-обедо-ужин.
Да, меня могли угостить студенты шоколадкой; да, я сама могла угостить себя кефиром или сладостью из университетского автомата (и ещё пару часов грызть себя за то, что так много трачу на себя ем), но с учетом обилия передвижений и характера моей работы, это, пожалуй, что объективно не так много.
Обычно ближе к 00 я принималась за ремонт.
Это ещё часов на 4-5-6 при хорошем раскладе, а при плохом недосып давал о себе знать, я ложилась на диван и говорила: "Я очень устала. Я правда больше не могу".

Бывало, я себе верила (и день выходил насмарку, потому что ничего, кроме сна, я при таком раскладе не могла).
Но бывало, хватала себя за шкирку, заваривала крепкий чёрный чай и отправлялась колдовать над стенами.
Всякий раз это оказывалось идеальным решением, потому что с ремонтом на той стадии останавливаться было нельзя, а усталость обычно проходила в процессе работы (хотя во время усталости мне правда казалось, что больше я не могу; с едой не казалось, для сравнения).

... С тех пор я не очень-то себе верю.
Да, страшно, да, страх ровно такое воздействие и оказывает.
Но и с ремонтом было страшно большую часть времени, во-первых)
А во-вторых, не примешивается ли к этому всему лень (которую я могу политкорректно обозначить в данном контексте 'отсутствием представления о количестве собственных ресурсов' )?
Почерк уж больно похожий)
Доброй вам ночи)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

02:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Путешествия для меня всегда были, в частности, способом вернуться к себе самой.

Помню свой восторг, когда я в первый раз перехитрила "систему".
Это было летом 2009-го.
Мне тогда было очень нужно одной попасть в Псков.
Но одну бы меня туда никто не пустил (родители чрезмерно беспокоились о моей безопасности), поэтому я уговорила свою школьную подругу поехать со мной.
Машу в моей семье хорошо знали, у неё тоже была репутация тихой и скромной; кроме того, у Маши мама, которая умеет приводить моих родителей в адекватное состояние, поэтому нам-таки разрешили отправиться в путешествие.
В 1-й день я пошла на компромисс и честно обходила с Машей все точки, указанные в её путеводителе (их там было порядка 50-ти, но кого это пугало), а следующие 4 мы делали то, что было интересно мне.
Потому что, если я куда-то еду, я точно знаю, чего хочу (даже если самой мне кажется, что не знаю), и пытаться вклиниться между мной и моим стремлением - чревато.

Цели-задачи у разных людей редко бывают одинаковыми, поэтому я предпочитаю ездить одна.
Или с людьми, с которыми можно договориться (которые не будут пытаться на меня давить, но и не потрепят давления с моей стороны).
В крайнем случае, с теми, кто уступает.
(С ними во всех отношениях путешествовать хорошо, кроме одного - мне небезосновательно кажется, что я погружаю в ещё более глубокий сон их волю).
Не со сборной группой, не с теми, кто меня подавляет.

Цели-задачи простые.
Мне всегда интересней слушать, нежели говорить самой.
Но роль пассивного наблюдателя мне не близка (потому что я хочу понимать, а не фиксировать в памяти).
Поэтому я стараюсь наблюдать активно, вести ни к чему не обязывающий, как правило, бессловесный диалог.
Не знаю, удаётся ли мне это (интересно, что это)), но вот как-то так.

... В последнее время я пытаюсь себя-из-путешествий обнаруживать в себе-вне-путешествий.
Это довольно страшно, т.к. маски, прежде всего, влияют на тех, кто их носит.
Кажется, сними ты их - и все от тебя отвернутся.
Потому что... ну, неудобно так, по крайней мере; опять же, не в последнюю очередь тебе самому.
Потому что без них ты грубый и неотёсанный (в них, впрочем, тоже, но там не так заметно).
Потому что непонятно, чего от тебя ожидать (т.е. кому-то точно понятно, но однозначно было понятнее).

Что делать с этим страхом, в общем, большой вопрос.
Он ведь не на пустом месте возникает: ты не с чужих слов знаешь, что координатора, который перестаёт координировать, принято отбрасывать за ненадобностью.
И убедить себя забыть о том, как это бывает, в общем, довольно непросто.
Но с другой стороны, такова природа страха как такового.
Чтобы его преодолеть, нужно рискнуть его преодолеть, осознавая, на какие грабли в процессе можешь напороться.
А значит, будем бороться.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

00:41 

Нытьё.

Следуй за белым кроликом (с).
В позапрошлом году я чуть не силой усадила свою соседку перед ноутбуком с открытой картой Алтая и стала объяснять ей, куда я собираюсь. Мне было жутко, и нужно было хоть кому-нибудь хоть что-нибудь рассказать.
В прошлом году из-за того же самого страха я не смогла собрать рюкзак. У меня было много времени - но я не могла заставить себя начать укладывать вещи. Они лежали на 2-х кроватях и сильно пугали меня. В итоге мой рюкзак мы собирали вдвоём с Олей в Красногорске. Еле успели тогда, а внутренне трястись я перестала на следующий день в поезде, после того как в финале совершенно безнадёжного стихотворения про смерть у меня вдруг восторжествовала жизнь.
Этот год мало отличается от предыдущих :) Я должна бы быть взрослой и смелой, но наедине с собой не умею. Наползает всякого из внутри - слёзы вырываются потоками, которые довольно сложно бывает остановить.
- Нет, бабушка, там туристический район, там безопасно, - произношу я спокойно и радостно, покуда хочется
провалиться под землю.
Я вынуждена успокаивать других людей, казаться им твердой и самоуверенной, тогда как, на самом деле, меня окутывает страх, смешанный с ненавистью к себе.

"Я не вернусь, да?" - этот вопрос мне хочется задавать каким-нибудь высшим силам перед каждым походом.
Я всегда подспудно уверена в ответе "да", поэтому, наверное, и не спрашиваю.
... Как же, как же здорово ездить туда, где с тобой точно ничего плохого не случится!)
По другим ли городам, с организованными ли группами.
Да, они могут рассказывать всякую жесть про прохождение категорийного перевала по колено в ледяной воде, но всё-таки у них есть гарантия! И она тем выше, чем больше участников в походе.
А твоя гарантия в твоих руках.
Ты либо преодолеваешь свои страхи в каждый момент времени и несёшь ответственность за себя самого, либо нет.
А можешь ли ты их преодолеть?
Достаточно ли в чёрством тебе для этого любви?..
На углях ведь уже не справился.

... Не будем об этом.
Моему нытью только волю дай :)
Доброй вам ночи)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

23:01 

Околосемейное.

Следуй за белым кроликом (с).
Есть такой момент: когда в моей жизни случается что-нибудь хорошее, я практически всегда внутри себя уверена в том, что это мне помогли добрые люди; что я как я, в общем-то, имею к этому всему весьма опосредованное
отношение.
Когда в моей жизни случается что-то, что я обозначаю словом негативное, я точно так же уверена в том, что это исключительно моя вина. Это не значит, что я виновата за других; это значит, что я их ни в чём не виню (не пытаюсь поделить вину между нами) и что сама я малонад собой работаю.

В Твин Пиксе в одной из серий сказали удивительно правильную вещь (недословная цитата): "В мире есть великое
зло. Кому-то доводится с ним столкнуться. Столкнувшийся с оным вправе определять, как он себя поведёт. Но страх съедает силы, приоткрывает злу дверь и делает человека более уязвимым".
... Про страх очень правда.

- Почему именно Кавказ? - спрашивает Женя.
На этот вопрос можно ответить по-разному (и всё, в общем-то, будет правдой).
Но один из возможных ответов: "Потому что на Алтай меня бы отпустили спокойно".
Потому что на Алтай я бы сама себя отпустила спокойно.

Когда я в позапрошлом году уехала на Алтай автостопом, я не сказала родителям ни куда я еду, ни каким образом.
Я побоялась это сказать; и просто сбежала.
Они тогда поняли, где я (у моего папы отличная интуиция), но решили, что я с друзьями, да и... связаться со мной можно было тогда большую часть времени.
Уже весной я призналась тогда маме в Щелкунчике (ну а где как не там, вроде бы; это место знает про меня не меньше, чем Петергоф; там написаны почти все мои сказки и стихи; мысленно выплакана половина слёз; когда я еду туда, где очень (для меня) страшно, я обязательно захожу в Щелкунчик накануне или непосредственно перед; он молчит - но мне становится спокойнее) в том, что ездила одна. Это было жутко, и маму я успокаивала ещё не один час, но было принципиально важно об этом сообщить.
Летом же в разгар скандала накануне следующего моего алтайского похода (я тогда решила, что прятаться и сбегать нечестно; и сказала, что еду в поход на Алтай одна, и связи со мной не будет долго), когда я почти потеряла веру в то, что поступаю правильно, моё весеннее признание позволило мне уехать "легально": мама рассказала папе, что
одна в горы я уже ездила (то, что я одна не смогу, было его главным аргументом), и он уступил.

... Понятно, что дома никто не хотел, чтобы я туда ехала, что ещё год после меня периодически обвиняли в том, что мои похождения крайне негативно сказываются на здоровье моих родных.

Но в плане Алтая самое страшное было позади; я ожидала, что меня не погладят по головке перед следующим походом, но такой жути уже не будет.
То ли дело Кавказ, которого я сама очень боюсь, потому что ничего про него пока не знаю.

И вот удивительное дело: что-то поменялось, когда я меньше всего этого ждала.
Совершенно внезапно мой главный оппонент спросил меня, когда мы возвращались домой в ночи в конце июня, про мои планы на это лето. И я скрепя сердце ответила, что собираюсь в горный поход.
- Ну ладно, - ответил папа спокойно (как будто я сказала, что собралась на недельку к друзьям в соседний город). - Лучше бы не одна, конечно.
"Что происходит?.." - подумала я тогда про себя, но предпочла не уточнять.

И вот я сказала про Кавказ.
Мама, конечно, испугалась, а папа... отнёсся к этому как к чему-то само собой разумеющемуся.
Мне показалось даже, что он, в отличие от меня, в состоянии успокоить маму.
Не знаю, почему добрые люди так добры ко мне, это прямо-таки что-то немыслимое...
Тем паче, что я совсем, кажется, ничего не делаю хорошего.
Только деградирую и деградирую...


... В последнее время почти каждую ночь папа мне снится.
В основном, это довольно жуткие сны, в них довольно много участников, но папа в той или иной роли обычно присутствует.
Это довольно странное явление вкупе с тем, что пару месяцев назад он сообщил мне мимолетом, что решил перечитать Блаватскую.
(Папа уверен в том, что я имею к ней какое-то отношение, поэтому и, хотя я сама её не читала, конечно).
Не знаю, какого рода воздействие оказывает Блаватская; всё это довольно загадочно (и весьма неоднозначно; ибо очень сильное воздействие исходит из дома; и я трачу кучу сил на то, чтобы не поддаться оному, но вернуться в себя); так что я думаю, может, и мне её почитать?.. Вдруг в чём-то да разберусь.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

Упражнения в прекрасном.

главная