• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сказка в дверь стучится (список заголовков)
01:30 

Следуй за белым кроликом (с).
Суть ночи сказок для меня не в читаемых сказках, но в переплетениях разных пластов реальности, которые - в свою очередь - образуют новую реальность.
Она создаётся на твоих глазах - и бесстрашие, с которым она это делает, восхищает.

... Мы уезжали из Ясенево на автобусе.
Его довольно долго не было, и за это время на остановку пришла девушка.
Они с Хельтой разговорились - и вот уже Юля спонтанно едет с нами.
В это не верится поначалу (мы ведь на ночь в лес, а она просто возвращалась из Битцевского лесопарка к себе домой днем в субботу), но Юля не боится ни незнакомых людей, ни их планов, и ведь и правда не поворачивает!..

Из подобного рода историй сплетаются эти 2 дня.
Настолько крепко сплетаются, что ночью в воскресенье я понимаю, что потерялась во времени)
Точнее даже, выпала из него напрочь.
Иными словами, то, что свершалось, свершилось.


А свершалась дорога.
Та самая, что начинает случаться в поезде, в котором отправляешься в горный поход (когда и очень страшно, и предчувствуются трудности и опасности, но в то же время радостно и свободно, и ты ходишь на остановках собирать бересту, а потом почему-то разговариваешь с мужчиной, который набивается к тебе в попутчики, а потом находишь ответ на вопрос, не дающий покоя, и т.п.); та самая, что почти синоним автостопа.
Эта дорога не про удачи/неудачи, не про чёткие планы/полнейшее отсутствие оных, но про едва уловимый баланс между полюсами. Про "не знаю, что меня ждёт, но полностью ему доверяю" [не доверяюсь - доверяю]. Про движение вопреки (которое, конечно, не вопреки - но нам зачастую понятнее такая метафора, ибо мы слишком привыкли к комфорту в любых его проявлениях).

... Мы долго блуждаем в поисках места для стоянки.
Не попасть в лес там, где мы собирались в него попасть.
А там, где не собирались, - бурелом и болота.
Командный дух тускнеет; где-то рождается усталость, где-то почти протест.
Но самоотверженность Хельты, кажется, горы способна свернуть.
И мы не сдаёмся и находим место для стоянки.

Быстро ставятся палатки, разводится костёр, варятся супы.
Постепенно доходят те, кто шёл самостоятельно, а поляна меж тем превращается в сказочное ущелье.
Вокруг много-много фонариков и свеч и других украшений, развешенных / поставленных бережно, с любовью - и вот уже пространство становится ближе; стираются границы между лесом и нами.
Рождаются уютные дорожные разговоры, трещат дрова, разгорается закат.

Уже ночью начинается непосредственно ночь сказок.
И поначалу она тоже как будто не вполне оформленная, этакими разношерстными мазками (как когда художник только делает набросок, и ещё один штрих, и ещё), но в какой-то момент у неё появляются более определённые, ясные черты, и уже не страшно, и очень, очень крутые вещи рассказывают те, кто сидит в кругу.


Под утро мы отправляемся радоваться рассвету призывать дождь :), провожать уезжающих, гулять по окрестностям и натыкаемся на заброшки. Моя мятежная сущность не может не подговорить тех, кто идёт впереди, свернуть к вышке.
И мы сворачиваем, и обнаруживаем не очень надёжную, но визуально достаточно крепкую деревянную лестницу, ведущую в небеса на нижнюю платформу.
Мне кажется, что я по ней не заберусь (а если даже заберусь, то не спущусь), но надо же проверить как не попытаться.
Оказывается, что это не страшно - после подъёма по вертикальной лестнице на Котлине.
Разница в том, как падать будешь.
С вертикальной - спиной вниз (что совсем, совсем не радует)).
С наклонной - в другую сторону.

Но выше нижней платформы добровольно лезть я не соглашусь (там подрезана лестница, и подняться мне, может, и можно, а спуститься совсем никак), поэтому очень радуюсь, когда мы добираемся до заброшенного пятиэтажного дома, на крыше которого можно дышать полной грудью, любоваться лесом внизу и на уровне глаз и радоваться местным берёзкам и ёлочкам. Как они тут оказались, почему?.. Этакий глоток света)


А там и до озера недалеко.
И можно пройти по каркасу моста, остановиться у кромки и любоваться далью, и слушать, как капли стучат по воде, и молчать... А потом Хельта начинает бродить по балкам, и ты с грустью осознаёшь, что пора.
Я честно не боюсь высоты, как ни пытаюсь :), но перспектива идти по узкой балке очень сильно меня не радует.
Делаешь шаг - и накрывает ужасом. Не тем, конечно, с которым встречаешься на середине какого-нибудь бревна (хождение по бревнам - процесс динамический; там каждый новый шаг не равен предыдущему, т.к. брёвна редко бывают устойчивыми), но всё-таки с довольно хорошо ощутимым. Который про "а давай не пойдём здесь? тут ответственность, тут ты можешь упасть... к чему эти нервы?", про ноги, которые дрожат, про настройку внутри, благодаря которой удаётся преодолеть страх и сделать шаг. И с одной стороны, это всё очень не радует (а что же на брёвнах-то будет при таком раскладе?..), но с другой, преодолеть такого рода страх, по ощущениям, как лопнуть шарик. Чувствуешь себя при этом живым)

... Я сейчас опять малодушно отражаю внешнюю сторону. Тогда как для меня эти 2 дня были про что угодно, только не про неё) Но как передать интонацию, если не умеешь образовывать звук?..

После своих угольных приключений я отправилась на озеро за водой для мытья посуды.
И, вроде, никуда больше не собиралась изначально, но решила свернуть (в ту сторону, в которую мы гуляли утром).
Затем, впрочем, передумала и решила повернуть к лагерю, после того как проедет встречная машина.
Меня довольно сложно удивить, но того, что эта машина остановится рядом со мной, и из неё выйдет Хельта, я определённо не ожидала))
... Ребята, которые пришли в лагерь вскоре после нас, рассказывали про тачку (или телегу?), которую мы якобы везли. Не знаю, что там была за телега, но это была интересная интерпретация :)


Уже вечером Дима вёз нас сквозь странные развязки и пробки, по мостам и мимо мороженщиков.
И привёз-таки к той станции, на которой расположен мой московский дом.
И в этом, конечно, нет ничего странного; но в то же время столько растерянности появляется внутри.
Это почти как уезжать из Москвы в Питер, так и не доехав до Красногорска, однако проезжая мимо оного на ночном автобусе.
Неловко, нелепо, совестно.

... Очень разные настроения, интонации, состояния души.
Очень разные одни_и_те_же_люди в различные моменты времени.
И очень много благодарности и любви внутри.
За такое чудесное чудеснживое волшебство.

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

16:35 

Следуй за белым кроликом (с).
Так случайно неслучайно получилось, что этой ночью я гуляла по Москве.
"Это не лучшее время для прогулок! Заходи, если что", - слушала я в два часа ночи, проходя по подземному переходу, в котором кипела строительная жизнь. Рабочие на другом конце удивленно оглянулись на звук звонка, а я радостно рассматривала кучи таких родных мешков со штукатуркой в подсобке. Конечно же, связь оборвалась в этот момент, и это было по-своему прекрасно))
"Почему не лучшее? - думала я, аккуратно выворачивая в центр города. - Для меня сейчас не лучшее, потому что так хочется спать, что почти не получается думать. Но в остальном, идеально же. Внимание фокусируется на деталях, которые при свете дня не так заметны, кругом пустынно, и такой_большой город оказывается таким маленьким".
... Очень много лиц без определённого места жительства в Москве в этот час.
Как и в Питере, немало жаждущих тебя куда-нибудь подвезти.
Бродят кошки, лошади (!), собаки, ездят моющие дороги машины.
Но именно тут (хотя ведь и в Питере случаются странные истории, но они там про другое) ощущаешь себя персонажем современной российской мелодрамы.
Словно бы смотришь про себя фильм, одновременно находясь на съёмочной площадке.
"Москва, что ты имеешь в виду?" - периодически задаёшь этот вопрос, а она ухмыляется себе) Ну так, по-доброму))

Собственно, все странные истории начинают приключаться тогда, когда ты задаешь себе вопрос: а хотел ли бы ты жить в центре Москвы (как живёшь же в центре Питера). И смог ли бы ты это?..
Что-то переключается в ральности. Вместо запланированного похода в Магнолию, что у Чистых, сворачиваешь на поманившую вдруг улочку.
Там всюду ремонт, местами довольно сложно идти.
Останавливается машина с молодым человеком с добрыми, улыбающимися глазами (скорее всего, йог или что-то около).
Он предлагает подвезти куда-нибудь, просто покатать по городу - но это не твой формат.
Стоит ему отъехать, к тебе подходит чуть обеспокоенная пара: "Нерусский?"
- Русский.
- Приставал?
- Нет.
- А что не поехала?
- Не хочу.
Немножко гуляем вместе.

Всё это довольно странно для меня.
Когда вот так на улице среди ночью с тобой знакомятся ну просто какие-то люди (попутчики, скажем) и вы просто куда-то идёте вместе, а город продолжает говорить с тобой через этих людей:
- В Москве, когда происходит что-то неприятное, это к лучшему, - произносит что-то примерно такое Алёна. Но как я ни пытаюсь спросить у неё, что она под этим имеет в виду, она не отвечает, словно и не её слова это были.
Потом Алёна покидает нас, наказывая Алексею (?):
- Береги Настю. Опасно красивой девушке одной здесь ночью гулять.
И Алексей поясняет:
- Алёна - странная девушка. Мы познакомились с ней 20 минут назад, а теперь ей отчего-то приспичило совершить утреннюю пробежку. В 3 часа ночи!
- А кто тут не странный? - думаю я про себя. - Алексей вот сам сейчас на рабочем месте теоретически должен быть. Но это не "типичное" рабочее место. Не приходило мне в голову, что в Москве и биржи круглосуточные. А оно логично, правда.

... Где-то у Лубянки за мной хвостом начинает ехать машина.
Я не боюсь машин, которые ездят хвостом, но не люблю, когда мне много раз подряд пытаются предложить одно и то же.
Ничего криминального, просто подвезти куда угодно. Правда, конкретно в этом случае, с большой долей вероятности, с подтекстом.
Сворачиваю в переулок, в который он не то чтобы не заедет, но не захочет заезжать.
Так и расстаёмся)

В ресторане при пятизвёздочной гостинице вовсю кипит жизнь.
Мне всегда было интересно, каково там, но днем ресторан пустует)
А тут бегают девушки в традиционных русски нарядах, обслуживают гостей.
Навстречу мне выходят два молодых парня.
- Привет! Ты знаешь, как умер Пушкин?
В 4 утра перестаёшь быть в чём бы то ни было уверенным, т.е. тебе казалось, ты знал, но...
- Мы просто с другом поспорили. Я считаю, что Пушкин погиб на дуэли, а он - что Пушкин сам себя убил.
"И вы оба можете быть правы", - думаю я.
- А... - догадывается парень. - Ты и сама не знаешь?
- Обычно считается, что Пушкина убили на дуэли, - комментирую я.
- Спасибо! - радуется парень. - Мы сейчас загуглим и выясним!
"Удачи!)))" - думаю я.

На месте круглосуточной Москвы теперь круглосуточная же Республика.
Это не очень хорошо, мягко говоря, но что уж.
Зато Республика, как ни странно, умеет подсовывать нужные книги))
*Забавно вот так "гадать" на Бродском)) Почему-то вдруг выпадает актуальное*.
И немножко беречь от дождя, который начинается, пока ты сидишь там под стеллажами.

"Москва, Москва! - говорю я тихонько. - Ночью под дождём я уже даже в Питере не гуляю. Хочешь занять его место?))"
Не отвечает - знай себе поливает))
Мягко, на самом деле, поливает, бережно.
Но всё-таки заходишь под крышу Макдональдса чуть-чуть посидеть, отдохнуть от дождя...
Но не от Москвы))
Тут же подходит мужчина лет 50-ти и о чём-то заговаривает.
Тихо, ненавязчиво.
И ты продолжаешь ощущать себя не отделённым от этого мира, но словно вписанным в него.
Хорошее ощущение)

И под дождём славно, потому что мёрзнешь.
(Не планировал ведь ночных гуляний, и вообще Красногорск упорно транслировал солнце)).
Т.е. вообще-то ты мёрзнуть не очень любишь, поэтому добровольно редко это себе позволяешь.
А между тем опыт, который получаешь тем самым, важный. Отрезвляющий, я бы сказала.
Про возвращение в себя самого. *Этакое паломничество в себя самого*.

... Пока не могу для себя решить ни смогла ли бы я жить в центре Москвы :), ни какая она, Москва.
Но много внутри меня благодарности этому городу.
Очень важной оказалась прогулка и так вовремя случилась.

@темы: а - так, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

04:19 

Следуй за белым кроликом (с).
Я не знаю, откуда у Наташи и Паши столько доброты ко мне.
Я не понимаю, почему они так меня любят)
Но когда у тебя горят глаза, просто потому что в тебе это сияние видят;
когда все друг друга очень внимательно слушают, но не потому что тема интересная (хотя она именно такая), а потому что важно знать, что данный конкретный человек думает / чувствует;
когда кругом столько бережности и чуткости,
когда идёшь домой, и хочется летать, потому что тебя зашили; а просто так, ничего взамен не требуя,
да попросту когда сидишь в кальянной и не куришь, потому что не хочешь курить, и тебя за это не осуждают ни мыслью, ни чувством, ни словом,
это про любовь.

И знаете ведь как оно.
Вероятность того, что меня не уволят с работы (ну, т.е. не продлят трудовой договор, это проще), стремится к нулю.
Мне это известно довольно давно, хотя, конечно же, мне никто об этом не говорил (и вряд ли скажет)).
Частью из-за этого предчувствия, частью потому что хотелось сказать что-то хорошее своим группам, я сразу после зачета написала им письмо.
В этом письме конкретно 2-й курс я, в числе прочего, благодарила за то, что им можно доверять.
Вот ровно этими словами.

Так вот... Наташе и Паше можно доверять.
Не раз и навсегда, но от раза к разу.
Это очень редко и очень ценно.

И мне радостно оттого, что есть люди, которые не боятся говорить о том, что им важно меня видеть.
С которыми ненамеренно выходит обсуждать сущностное.
Которые думают в других категориях, но при этом в том же самом ключе.
Волшебство какое-то прямо)
Светлое, доброе волшебство.

@темы: сказка в дверь стучится

05:33 

Следуй за белым кроликом (с).
Для меня очень страшно причинять боль другим.
Особенно если при этом не прав ты сам.
Да, я могу догадываться, зачем оно так происходит, что я тем самым опосредованно говорю и утверждаю и к чему оно, в конечном счёте, приводит.
Но это филиал внутреннего ада.
Это прыжок в: "я не могу ничего знать, но я буду; и покамест я буду знать, я отрину всякие сомнения в том, что это невозможно; и из этой не_сомненности я стану кричать другим: "смотрите, я знаю!" - и причиню им боль своим криком; они не скажут о ней - но спустя какое-то время я увижу (благодаря их же деликатности), в чём я не прав; я пойму, что заблуждался, что моё "знание" было глубоким невежеством; но боль уже причинена, невежество уже проело глубокую дыру, и..."
...и ужас в том, что по-другому, кажется, не бывает.
Если ты желаешь иметь дело с живой этикой, от безоблачного неба на внутреннем горизонте впору отказаться.

Мы поехали с ребятами на Котлин, и я принялась укреплять стену.
Потому что во мне сталкивались два потока: поток про осознание собственного несовершенства, чувство вины, стыд и поток про твердость, про "я не могу позволить себе быть слабой", потому что "я и только я несу отвественность за собственные поступки" и потому что "я не вправе выливать на других то, что чувствую" - и второй перманентно оказывался сильнее первого и укреплял, укреплял, укреплял...
Укрепление способствует усилению чувства вины.
Но второй поток непреклонен.

... Вовне ты стараешься хотя бы чуть-чуть думать о других быть вежливым.
Но каждое твоё слово, движение настолько не о том, что... тебя каким-то образом из этого всего вытаскивают (не раз и навсегда, но настолько, чтобы стало возможным в меру адекватно воспринимать происходящее).
Хотя тебе казалось, что это невозможно, что ты уже n раз исчерпал все лимиты.
Но это всё мои личные тёмные стороны, давайте-ка о другом.


И Котлин, и Риф совершенно прекрасные)
Т.е. я даже не подозревала, что настолько.
И вышка, на которой мы провожали закат и встречали рассвет.
На ней чувствуешь себя капитаном корабля.
Куда ни оглянешься - всюду море, и судна медленно бредут через залив к горизонту.
И ветер играет на всём этом просторе.

Страшно лезть вертикально вверх.
Внезапно ответственно.
Спину притягивает земля, в руках, кажется, вот-вот закончатся силы, и ты упадёшь вниз во мрак, так и не пробившись наверх, к свету...
Но это иллюзия.
И когда понимаешь, в чём конкретно она заключается, страшно перестаёт быть.


Только не на спусках)
Это жутко, на самом деле.
Я старалась обходить эту тему, когда описывала, как "прыгала" по мокрым камням на Финском, но, видимо, зря.
... Жутко осознавать, что ничего не изменилось.
Ты как был бревном на мокрых камнях, так им и остался (и вынужден учить себя "с нуля"; радоваться каждой секунде, в которую удалось сберечь ритм и не зажиматься).
Ты как не умел спускаться с горок, так и не умеешь.
И ладно бы дело было в наборе умений (мало ли кто чего не умеет, правда?), но в случае с камнями и горками это вопрос сознания. Или к сознанию.
*Да чем ты занимаешься в жизни?..*

Море бьётся о стены форта, и им можно дышать.
Кажется, ходил бы вдоль бесконечно.
Или бегал бы по дышащей траве, качался бы на качелях.
Это удивительно!)
Ка-че-ли! Самые-самые настоящие, летящие в самое сердце заката...


... Ночью под землёй жутковато.
Мёртвый форт слишком мёртвый, он буквально рассыпается в прах.
По пути можно встретить гробы, почти_открытые почти_бездонные люки, в которые лучше бы не проваливаться (там, внизу, жуткая жижа), созвездия из трупов пауков, старые таблички про "берегите тепло", немножко торжественные надписи про "идёт четвёртый месяц войны, но сейчас всё ещё безнадёжнее, чем вначале" (цитата неточная); современные следы во всю стену про "не ходите туда, там смерть", "бегите", "поздно..." (и это не то, что совсем не пугает в два часа ночи :) при свете трёх фонариков).
Но безнадёжнее, когда выключен весь свет, над вами, на высоте метров 4-х, может, огромный купол с щелью, в которое видно небо; но до него не добраться ни-ког-да; а там, за стеной, в которую вы практически замурованы, совершенным диссонансом (а точнее, в тон безнадёжности) поёт соловей. И, вроде бы, его песня должна радовать. Но только не когда обречён провести в этом пространстве вечность.

... Там много ходов и выходов. Вы периодически выбираетесь подышать вольным воздухом поглядеть на огромную обкусанную луну. Кругом зелено, птички поют (тут уже органично), шумит море, в волосы забирается ветер...
Почти пытка спускаться обратно.
Кажется, всё твоё существо протестует против этого.
Там, наверху, жизнь, полная красок, а там, внизу, кандалы и смерть.
И бескрайние галереи.
И много-много света и новой жизни, которые привносят туда ребята.

Я не буду писать о том, как они это делают.
Частью потому что это слишком личные вещи, частью потому что процесс творения не тот процесс, про который я готова говорить (не умею я в слова совершенно).
Но - бережность, хрустальность, чуткость и одновременно утверждение, мощь - про те два с лишним часа, что мы провели под землёй.


... И из всей этой чумы вдруг выбраться на свет.
К пляжу, морю, маякам, кораблям, бликам на воде.
Этой ночью это место очень напоминает Геленджик - хотя, в целом, Финский совсем не Чёрное море.
Здорово вот так сидеть на песке и смотреть вдаль.

Не могу не сказать про то, как прекрасен рассвет.
Про то, как солнце ещё не вышло, а уже отражается кое-где.
Про непередаваемо волшебную солнечную дорожку.
Про проснувшихся чаек, смешно охотящихся за мошкарой.
Про то, как меняется характер мыслей и чувств.
Это всякий раз поражает, как в первый.
Это надежда, которая внезапно, почему-то, кем-то тебе дана.

... Возвращаетесь уже в полусне.
Очень сложно поверить, что столько всего было пережито за эту ночь.
Настолько оно глубокое, яркое, живое.
Настолько невообразимое, искреннее, настоящее.
И... тихое в то же время.

Но чтобы уметь быть тихим, нужно уметь быть громким.
А чтобы уметь доверять, "уметь" предавать.
И всё это не "раз и навсегда", а в каждое мгновение.

Иногда кажется, что оно безнадёжно.
Что ты годами стоишь на одном и том же месте, и ничего в тебе не появляется хорошего; ни на шаг ты не приближаешься ни к любви, ни к добру.
В каком-то смысле, так оно и есть.
И самое, наверное, сложное в этой ситуации, признавая (где признание - то активное действие, то пассивный процесс) всё это (переживая факт собственного несовершенства) снова и снова, обнаруживая, что очередная вершина, к которой ты так стремился, оказалась дном бездны, падая и поднимаясь, снова падая, снова поднимаясь... не терять веры. Но одновременно не бояться её потерять.
А иначе... а каком знании может идти речь?
О каком присутствии духа?


@темы: человеки!.., тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

02:20 

Следуй за белым кроликом (с).
В воскресенье с утра мы с Хельтой отправились в плавание на гичке по Финскому.
Леший проспал, но мы-таки нашли яхт-клуб и присоединились к тем, кто доехал.
Давно в моей жизни не случалось чего-то настолько правильного и важного.

Я не хотела грести и почти не гребла.
Не хотела, потому что на голодный желудок это вдвойне тяжело, хотя, на самом деле, в какой-то момент становится неважным, когда гребёшь, совершенно иным образом переживаешь происходящее.
Визуально ощущаешь себя на галере, а реально тебе нужно поймать ритм и скоординировать с ним движения своего тела. А оно боится и не слушается)
То ли дело сидеть и смотреть на то, как вокруг смыкается Финский.
Чувствовать, как идёт корабль, как он управляется командой; улыбаться своему любимому морю и безмерно радоваться тому, что каким-то чудом оказался здесь_и_сейчас (хотя какое уж тут здесь_и_сейчас? это что-то глубинно-вечное).

Когда поднимаются паруса, испытываешь не то изумление, не то восторг.
Все действия неоднократно прорабатывались командой ещё в бухте - но на открытой воде всё воспринимается совершенно иначе.
Уровень ответственности возрастает, гичка качается на волнах - а тебе приютно и спокойно.
*Может, потому что, когда мне было не то 7, не то я 8 ходила с приятельницей на год младше на кадете по водохранилищу. Кадет - это двухместное парусное судно; удержится ли оно на воде, зависит больше от капитана (в нашем случае, от Гали), т.к. он слушает ветер и решает, куда направить паруса, матрос (я) лишь выполняет команды, вычерпывает воду и с ужасом смотрит на то, как судно в очередной раз чуть не перевернулось.
В 7-8 это и страшно, и круто.
В 25 ты видишь, что ответственность поделена не между двумя маленькими девочками, а между всеми членами немаленькой команды, и что отвечаешь ты только за себя*.

В парусной части поначалу я тоже почти ничего не делала.
Я прикрепляла конец паруса на другую сторону при поворотах, а это объективно не сложно :)
Но вскоре моему мирному существованию пришёл конец: роли поменяли, и мне на ходу пришлось учиться вязать узлы, скручивать верёвку и в паре с прекрасной Аней (очень доброжелательная девушка, которая не сердилась на мои постоянные ошибки, но тихо и подробно всё разъясняла от раза к разу) эти самые паруса натягивать.
На самом деле, ничего прямо_сложного в этих действиях тоже нет, но ответственность же, во-первых, а во-вторых, непросто выполнить хорошо всю цепочку (особенно непросто :) бывает вспомнить, что должен прокричать: "Фал заложен, грот стоит": чётко в нужный момент в памяти образуется красивое белое пятно, слова вылетают из головы, и вот что хочешь с этим, то и делай).

... Очень люблю и парусные суда (когда над тобой раскрывается парус, это евероятно прекрасно), и моря.
Совершенно не знаю, что делать с этой своей любовью.
И с любовью ко всем этим ребятам тоже)
Они прекрасные)

Наша прогулка заняла больше 6 часов.
Особенно ярким моментом было внезапное посещение строящейся Полтавы.
Капитан бросил якорь, и руководитель проекта по сооружению судна водил нас по докам и рассказывал-рассказывал-рассказывал. (А там такой запах древесины!.. И такая мощь. И столько ракурсов и красоты!)
Мне не очень интересно было то, что он говорил фактически; но этим человеком (вылитым пиратом!) можно было любоваться долго))

Вот бывают же увлеченные люди; те, кто искренне верит в своё призвание и идёт вперёд несмотря ни на что.
Те, кто знает, что судну не позволят ходить, но всё-таки набирает команду таких же увлечённых личностей и надеется на смягчение приговора.
Очень бы хотелось видеть Полтаву на ходу, а не просто музеем.
И увидим же?

... Я бы многое хотела рассказать про это внезапное путешествие вне времени, но слов категорически не хватает.
Очень сложно описывать то, что перевернуло душу.
Говорить про реальность, которая создавалась на твоих глазах.
И непонятно совершенно, как теперь быть: в море бы. Но не пассажиром.

После (часов в 9 то бишь)) мы с Хельтой наконец позавтракали :)
Пришел Леший, показал места, в которых делают хороший ром (места очень разные по своей атмосфере, но интересные; и славно, что я не пью), дал нам поиграть с пушечками (почти как в "БК"! пушечка, стреляющая горохом и бусинами! такой сюр))
А там уж и время расходиться подоспело.
Но всё-таки, уже немножко провожая меня, мы встретили нашего общего знакомого (больше, чем знакомого, мягко говоря, ну да неважно). Надеюсь, он проводил Хельту на поезд.
Я же поспешила на Петроградку, дабы оказаться там до развода мостов: когда тебе с утра-пораньше в Петергоф на работу, а накануне ты спал от силы 4 часа, физических сил нет на то, чтобы ждать до 5 утра.

Это были волшебные 3 дня)
И хотя я преимущественно описываю внешнюю сторону, важным было то, что происходило и всё ещё происходит внутри.
Непонятно, что со всем этим делать дальше.
Но мы придумаем.
Доброй вам ночи)

@темы: человеки!.., сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

17:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Со своей ночной прогулки я вернулась в половину седьмого утра, потому что решила не ходить лёгким коротким путем, но не учла того факта, что нахожусь, мягко говоря, не там, где предполагаю))
Зато долго-долго шла вдоль залива (ЗСД почти достроили, и Финский теперь видно даже с берега), забрела во дворик со странными скульптурами, покачалась на качелях (вот тут-то, правда, и понимаешь, насколько мало в запасе физических сил: взлетаешь, и голова начинает кружиться), убедилась в том, что остров ни минуты не спит и дошла до дома благодаря обретённой в Перекрестке ряженки (я и не думала, что поможет; а вот))

Чем_не_Мерлин с Васильевского.

А уже днем написала Хельта пришлось вставать :), и всеми правдами-неправдами мы оказались на книжных аллеях той компанией, которой уходили накануне с концерта.

Были моменты, которые меня тревожили, но Хельта и Лев Евгеньевич выступили, встретили знакомых поэтов, отправились по делам, а я ушла на Сенной, благо, туда и собиралась.
На Сенном в этот раз было солнечно и почти трогательно :)
Мне подарили киви (а потом продали ещё со скидкой) за то, что я помогла пожилому мужчине. Сосед продавца киви полусерьёзно сказал, что обидится, если я не куплю у него черешню. Я подумала (и так собиралась её покупать, но видела, где это можно сделать дешевле) и купила; и оказалась права: в прошлый раз я покупала на Сенном черешню, но мало в ней было вкуса, а в этот раз она получилась идеальной. Зато я ошиблась с овощами (с ценой, так-то они славные) - но иногда мне кажется, что это баланс Сенного: и так уходишь с несколькими килограммами вкусных овощей-фруктов, оставив, в среднем, 200 рублей; не грех и переплатить где-то 20-30.

Вернувшись домой, я обнаружила, что кефир пить уже нельзя, расстроилась, а потом вспомнила, что можно же испечь оладьев!) Чем и занялась) *А они так действительно получаются на порядок вкуснее, нежели из свежего кефира*.
Переделала важные дела, даже в контакт заглянула ненадолго, а там вдруг домофон зазвонил: Хельта пришла.
Я не уставала удивляться тому, какая она в этот свой приезд всякий раз разная)
Не то чтобы другой человек перед тобой - но иная история.
Удивительно.

Долго ли коротко ли отправились мы этой ночью гулять.
Но мосты развели, а Хельте хотелось попасть на другую сторону, я же выпала из происходящего активной своей стороной, поэтому мы честно несколько часов ждали, пока их сведут обратно, вместо того чтобы пойти более простым путём.
Зато гуляли, светили фонариками кораблям, фотографировали вьетнамцев и много разговаривали.
И оказались-таки на другой стороне Невы в момент, когда на небе разгорелся рассвет.

Это волшебно)
Рассветный час - прекрасный час, а в белые ночи и вовсе - невероятно светлый и нежный.
В это время хочется быть вне дома; и очень здорово, когда так полуспонтанно выходит.
Возвращаетесь, конечно, ближе к 6-ти)
Но это уместно, пусть и мало будет сна этой ночью.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, человеки!..

01:09 

Следуй за белым кроликом (с).
Единый аккорд, звучащий то тише, то громче; не затухающий - разгорающийся; сжигающий в своем пламени всё то, что было дискретно; не с тем, чтобы уничтожить, - но чтобы юный феникс родился из пепла, и казавшееся необратимым заиграло новыми красками. Таким я вижу Хельтино пребывание в Питере.
А теперь линейными вспышками.

Дождливым пятничным утром я стояла у плиты - помешивала кашу, как вдруг почувствовала, что мой друг не может попасть ко мне домой. Мне казалось неправильным звонить (ведь важно бывает справиться самому или, по крайней мере, позвонить самому), но не менее неправильным - этого не делать (я догадывалась, что Хельта и так уже часа три гуляет под дождём; и абсурдно стоять, варить кашу и ни во что не вмешиваться).
Дав отзвучать происходящему, я выбрала то, что в этой ситуации ощущалось человечным, позвонила и провела.

Я не многое могу дать тем людям, которых люблю.
Иногда мне кажется, что лишь накормить, напоить, спать уложить; как в сказках.
Впрочем, "лишь" тут лишнее; для меня это всё очень важно.

Подремав, мы отправились гулять с Лешим.
Леший - чудесный человек, чуть ли не пол-Европы прошедший на фрегате.
Когда он рассказывает о своих морских прогулках - в Питере пасмурно, и ветер застревает в волосах, и пахнет сиренью и морем, - мир начинает представляться добрым и сказочным)
Ты и помыслить себе не мог - а вот вытворяют же люди немыслимое!
И глаза у них блестят, и мечты в груди живут. Плещутся, словно золотые рыбки.

С подачи Лешего забредаем на филфак - бродить по филфаковскому дворику, смотрим на самую маленькую конную скульптуру, заглядываем в окна мастерской Академии художеств.
Правда, для меня это как побывать в музее)
Словно бы со мной пытаются поделиться жемчужинами, забывая о том, что жизнь таится не в них.
Точнее, и в них тоже.
*Если огрублять, для меня и важнее, и честнее увидеть старые качели, которые кто-то очень любил в детстве и, может, любит сейчас; нежели фасад красивого дворца*.
Но он молодец.

Перехватываю у Лешего инициативу и завожу нас в Щелкунчик.
Я не знаю, правильно это или нет.
Я вынуждена настаивать, потому что иначе Леший меня не слышит, т.е. рисковать многим.
Но как бы там ни было, я доверяю Щелкунчику больше, чем себе самой.
Он для меня такой же дом в Питере, как Петергоф в Петергофе.
Очень чуткий, светлый, гостеприимный.
И мы переключаем атмосферу; прежде всего, внутри меня самой.

Квартирник проходит в фотостудии в здании завода.
Женщина на проходной делает объёмные оригами и не только их) Её приятно слушать (точнее, вы_слушивать), потому что она этого не ждёт, хотя, видимо, сильно в этом нуждается.
В самой студии не скажу, что уютно, но камерно, и можно всё переставлять (пока Саша не видит)).
И даже есть чай :)

А концерт получается необыкновенным.
Слишком ярко живым.
И довольно странное чувство возникает: вот, вроде, ты зритель; сидишь себе на стульчике, наблюдаешь, рисуешь; а словно на сцене стоишь. Ну т.е. не на сцене, конечно, но и не вне её.
... Вдруг ясно осознаёшь, почему то, что делают Хельта и Лев Колбачев, - круто.
Раньше тебе оно могло нравиться, даже сильно нравиться; многие Хельтины тексты ты будто проживал.
Но именно что тексты; на концерте дело было не вполне в них)

Это была история, которая создавалась на твоих глазах.
Не из кусочков былых историй - из живого.
Ты не знал, куда деваться от боли :), от космичности, от любви.
Ты как будто понимал, о чём они разговаривают.
Но захотел бы - не смог бы ничего сказать в ответ, потому что это те самые вопросы которые нельзя задавать, на которые у тебя нет ответа, однако на которые особенно важно бывает его иметь.

Очень хочется спрятаться от неимения ответа в иллюзию оного)
Сделать вид, что ну как же, ответ есть, и он очевиден))
Потому что... жестоко, в общем-то, жить, ощущая, что его нет, ведь с какой-то точки зрения, всё без него лишено смысла, и зная, что как бы ты ни стремился его получить, ты его не получишь)
Как не получаешь всё то, что обретаешь из прихоти.
Но c'est la vie.

Серьёзность, драматизм, натянутые струны - и вместе с тем порыв духа, стремление, которое не угасить, дорога.
Точнее, путь, в который пора бы собираться (теоретически ты и так постоянно в нём пребываешь, но практически стыдно быть пешкой на шахматном поле).
Хельта заплетает мне косу, составленную из кос, и я ухожу, доведя всю компанию до набережной Фонтанки.
Я не умею уходить вовремя (да и просто - уходить), для меня это всегда непросто психологически.
Но этой ночью для меня принципиально важно попытаться развязать узлы в собственной голове.
Я делаю выбор и отправляюсь на Васильевский.

@темы: воспоминательное, тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

02:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Всякий раз, когда я еду на природу, я почти уверена в том, что у меня не получится, что я буду видеть картинки, а в голове будут вертеться ниочёмные мысли / привязчивые чувства.
И всякий раз я почти столбенею, когда это почему-то оказывается не так.
Когда в тот или иной момент тем или иным способом мне удаётся переломить ситуацию.

Сегодняшняя поездка в Солнечное не сулила ничего хорошего.
Во-первых, было солнечно :) (в такую погоду хорошо находиться где угодно, но только не у залива: засыпаешь), во-вторых, выехала я поздно (т.е. у меня было неполных 6 часов до последней электрички), а в-третьих, моё психологическое состояние оставляло желать лучшего.
- Ну ладно, причешу себя хотя бы внутри, - думала я, пока лежала на песке, а из глаз катились слёзы.
Но не тут-то было)

Я пошла из Солнечного в Комарово босиком.
Изумлялась таким знакомым местам, которые такие незнакомые (когда я пыталась пройти из Солнечного в Репино осенью, например, мне это не удалось, потому что волны лизали камни и бились о них, т.е. метров на 10-15 заползали на берег, и требовались скалолазные навыки, чтобы не сорваться в разъяренную стихию; а сегодня почти штиль, иди себе по песочку-радуйся), вдыхала запах водорослей, слушала море, смотрела в окна пансионата и ловила себя на желании прокричать людям оттуда: "Выходите же!.. В пансионатах так скучно, а тут такое солнце!" - улыбалась двум чайкам, которые пошли на меня в атаку (они так смешно это делают, так подчеркнуто воинственно кричат в один голос), обходила чайку мёртвую (ни разу не видела мёртвых чаек, а тут вот)...
Но чего ты, по сути, делаешь?.. Просто идёшь босиком по песку?


... И тогда я дошла до косы, посмотрела на неё выжидающе, сказала себе: "Ага, тут тебе будет трудно. Вперёд!", и несмотря на укоризненные взгляды изнутри (шёл ты себе тихо-мирно, душевное равновесие восстанавливал, а тут страхи преодолевать!), отправилась прыгать с камушка на камешек.
Ну как прыгать)
Если бы я умела прыгать по камням, торчащим из воды, ничего трудного я бы в этом занятии не находила.
Но как только я вижу камни, у меня включается фобия №1, а как только воду - фобия №2.
Поскачешь тут, пожалуй)

... Проблема в том, что скакать проще.
Когда скачешь, во-первых, делаешь это в согласии с ритмом (который есть у груд камней), а во-вторых, практически не сталкиваешься с иллюзией зрения.
Ведь что останавливает таких скованных людей, как я?)
"Камни, они все разной формы, разной степени устойчивости, разной высоты (!), а если я ногу не туда поставлю и соскользну, ой, а тут и вовсе некуда её ставить, а тут - кошмар-то какой! - прыгать надо!" - и прочие "мысли" в таком духе. Мы пытаемся высчитать :), понять, куда ступать безопаснее, будучи при этом почти каменными от ужаса.
А безопаснее просто прыгать, не думая, ибо, во-первых, тогда не нужно балансировать, а во-вторых, тело у тебя становится гибким и податливым, как у кошки)

Но я не ищу лёгких путей)
Ловлю ритм изредка и ненадолго, а в большинстве случаев останавливаюсь с мыслью: "Тут не пройти!" - стою так минуты две, жую подступивший страх и всё-таки продолжаю путь (ну, не поворачивать же)))
Становится даже лучше (хотя, чтобы стало хорошо, кажется, нужно по этой косе 10 раз пробежать туда-обратно); я почти не использую третьей опоры в виде руки :), хотя иногда хочется сказать себе: "Нет, ну ты Горлум прямо!"; не ищу дорогу, но вижу тропы и т.п.
Но иллюзии всё ещё управляют моими глазами.

Комароввский спуск.

Зато эта незапланированная 30-минутная борьба со страхами кардинальным образом меняет всё.
С одной стороны, я снова вижу красивое, изо всех сил улыбаюсь ему (в Комарово очень много черёмухи, а у ёлок появились молодые побеги! а деревья все таких разных цветов, и каждое - такое прекрасное!..), и оно оживает внутри, а с другой, растворяются преграды.
Ещё по пути "туда" я решаю выйти на Удельной и спрыгнуть с платформы (для меня это очень страшно, потому что я боюсь прыгать); в электричке кондуктор снова меня не видит, хотя, ну, всех обходит (я ведь так соседке когда-нибудь поверю; она меня называет то призраком, то привидением, потому что всякий раз или вскрикивает, или подпрыгивает, или просто очень пугается, когда я вдруг возникаю "из ниоткуда"; она говорит мне, что я очень тихо перемещаюсь, хотя, как по мне, громче ходят только слонопотамы), и отступать становится некуда)
Но мне всё равно.
Да, мне страшно; но уверенность в правильности происходящего сильнее.
И я просто схожу с этой платформы, пребывая в недоумении от того, чего боялась-то: в Солнечном спрыгивать и то труднее.

... Сложно описать, почему это всё так для меня важно.
Почему эти почти 6 часов столько всего внутри меняют.
Почему поначалу я плачу, а потом нет (почему и как именно в этой связи коса оказывается переломным моментом).
Почему, уже стоя на платформе, я сбегаю вниз и трогаю листья у деревьев.
Почему так здорово, что весна тут ещё случается!.. В Солнечном цветёт жасмин, в Комарово - черёмуха, и везде эти непоколебимые, чуть ли не видимые глазу силы роста, которые и про пробуждение, и про борьбу, и про расцвет.
Но я сижу дома, а у меня только начинают остывать ступни (как будто ты немножко солнца унёс с собой; или по углям побродил).
А в волосах песок.
Волшебно!)


@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

03:21 

Следуй за белым кроликом (с).
- Вы приходите, и мне сразу начинает здорово везти! Как никогда не везло. Вы маг! - восклицает Настя.
Я не знаю, огорчаться или радоваться, и опять занимаюсь с ней математикой.
(Всё чаще мне кажется, что идея дописать математику к списку преподаваемых предметов была не такой уж и глупой. Люблю я её; на уровне 6-го класса так точно :))

***
В Питере снега, конечно, нет (всё-таки - да простят меня москвичи - лето!)), но временами промозгло и холодно. По крайней мере, утром-днём сегодня было именно так, покуда в рамках открытого города я ездила на экскурсию "Библиотечный Петербург".
Если не хочешь куда-то попасть, иди именно туда - кажется, мой лозунг))
Шутки шутками, а оно отлично работает))

Нет, я не изменила своего мнения относительно библиотек.
Они для меня как были местом, в котором я не хочу находиться, так им и остались.
Но открытый город был и остаётся магическим проектом)
И 4,5-часовая экскурсия вместо заявленной 3,5 часовой оказывается настоящим событием.

Во-первых и в-главных, мы проехали полцентра.
Мы редко перемещались по "обычным" улицам. Чаще проезжали там, где я давно не была (или - может - вообще не была). И город сиял обилием красок (несмотря на дождь и ветер). Город непререкаемо был_с_нами и пел - частью потому что экскурсовод всю дорогу душевно рассказывала истории, в нём происходившие; частью потому что как ему не быть с, когда ты впился взглядом в окно и радуешься, радуешься, радуешься)
Времена сплелись в один клубок - и вот мне как-то говорили, что на красном автобусе очень нестандартная, душевная экскурсия. Не-а) Очень нестандартная, душевная была сегодня. С учётом того, что мне была неинтересна информация, которую в меня пытались влить (ну, я в принципе не люблю информацию ради информации, например). *Когда тебе неинтересно, но ты не можешь взгляд оторвать, потому что дело отнюдь не в фактической информации, это дорогого стоит*.
... Едет автобус по Исаакиевской площади, экскурсовод завершает рассказ про президентскую библиотеку, вдруг начинают звонить колокола, а потом раздаётся оглушительный грохот.
- 12 часов, - задумчиво произносит эта прекрасная женщина)
И ты изумлён. Ты живёшь на Петроградке, но даже когда в 12 оказываешься у Горьковской, пушка так не гремит)

Во-вторых, мы побывали в весьма интересных пространствах.
В театральной библиотеке в витринах выставлены костюмы животных, а на входе встречает весьма интересная барышня - кукла в человеческий рост, умеющая кланяться)
В отделе редкой книги (там же) камерно. Там показывают старинные рукописи, и для тебя это так странно)
Два года ты работал с намного более древними фолиантами, привык к тому, что с ними можно делать всё что угодно (не в смысле вообще всё, но ты взрослый человек, тебе доверяют), а тут хранительница так бережно относится к книгам) Кажется, что и листать их боится даже)) И для людей увидеть их - такой восторг)
И ты, наверное, умом понимаешь, почему (хотя этот восторг в сравнение не идёт с тем, когда тебе - ещё даже не аспиранту - выдают эти огромные тома; и ты становишься не зрителем, но участником; ты как бы... приобщаешься к этой древности), но вообще-то совсем-совсем не понимаешь) Может, и теряешь что-то от этого - но кажется-то, нет.
... Я перечисляю сейчас внешние штуки, но осознание того, что в городе есть и такие места, и в них работают прекрасные люди, бесценно.

Но поражает меня детская библиотека (кажется, истории и культуры Петербурга).
Это пространство, которое прямо-таки надо видеть.
Бывший дом Бажанова (ранее огромный и невероятный по своей планировке; сейчас библиотека занимает только меньшую его часть), в котором на месте всё.
Свет из полтолка (!), очень красивые (правильные?) куклы на окнах, очень разные (и невероятно говорящие) залы, а главное - диалог Врубеля и Рериха.
В моей голове последний факт прямо-таки отказывается умещаться)
Как могут эти два мощных человека взаимодействовать в пределах одного пространства?..
Ответ: гармонично.

... Врубелевский камин поражает.
Дело не в том, что он для тебя внезапен, или красив, или великолепен и пр. - дело в том, что он формирует это пространство. Т.е. для тебя-то, если Врубель, то, например, Третьяковка (или какой-то другой художественный музей) - а тут, ну, просто_квартира! И конкретно под неё он делал эскиз!
Рериховский зал, естественно, тоже.
Т.е. те картины, которые частью выставлены, а частью - нет в Русском музее, писались специально для местной столовой! Много картин; и они тематически соответствуют врубелевскому сюжету.
Да как же это так?)
Что же за люди в этом доме жили?..

Прочие залы, к слову, не уступают этим двум.
В один заходишь - и расцветаешь, потому что один сплошной поток света; в другом можешь выражаться исключительно междометиями, потому что зал весь белый и совершенный по своей форме; третий, по ощущениям, трансформер (был коридор коридором, а чем может стать!..), четвёртый трансформер и есть))
И всюду старинные камины, чудеснейшие потолки и стены и всё_разное: ни один зал не похож на другой ни внешне, ни содержательно, ни атмосферно.
... Библиотекари восстановили.
И оно живёт же ж!..
Это прямо чудо из чудес.

А в библиотеке Маяковского предсказуемо меланхолично)
Нас ведут в здание усадьбы, в котором сейчас фонд литературы на иностранных языках (очень хорошо я его знаю в связи с кандмином)), и показывают две библиотеки (ну т.е. фонда).
И не люблю я Маяковку, какой стороной её ни поверни, а, однако же, работают люди)
Робкое-робкое дыхание, но ощущается же ж.

А в третьих, у нас была прекрасный экскурсовод из Маяковки.
Она начала свой рассказ с того, что подарила нам всем открытки) Это очень мило, особенно если учесть тот факт, что открытый город и так некоммерческий проект)
И хотя мне правда претит идея получения фактической информации, мне подали её так, что она гармонично встроилась в информацию из других планов реальности.
У меня так было во дворце Петра I, и вот теперь сейчас.
*Город становится шире; город становится ближе и глубже*.
С учётом того, что я и так не понаслышке знаю про Публичку, БАН, Маяковку, библиотеку СПбГУ, я могу утверждать, что теперь представляю библиотечный Петербург настолько, насколько мне это нужно.
Паззл сложился)
И это прекрасное чувство)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, кусочки счастья, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

04:24 

Следуй за белым кроликом (с).
Так всякий раз странно видеть, как исполняются твои желания.
Хотел закончить с обоями до лета - и вот в твоей комнате окопалась Алина.
И ничего тебе не остаётся, как доклеивать всё, что можно и нельзя, пока она ставит эксперименты на свечах.

На самом деле, оно, наверное, и должно было так завершиться.
Мы с Алиной вместе начинали сдирать обои в моей комнате - вместе мы их и доклеивали.
Т.е. пришла-то она и правда их клеить изначально))
Залезла на стремянку, принялась уверенно так накладывать полосу на стену)
Я не предупредила её о том, что стены у меня кривые и что в некоторых местах шпаклевка отслаивается вместе с клеем. Алина ведь так в себе уверена была)

В итоге, когда всё стало слишком плохо (минут так через 10)), она жалобно на меня посмотрела, и мне пришлось спасать её тонущее судно :)
Так что впредь она именно что помогала, а не пыталась сделать что-то за меня)
А больше заливала мой стол тем, из чего сейчас делают свечи.

- Хм... А это что за море? - спросила я, в очередной раз куда-то передвигая стремянку.
- Где? Ой... Это из той свечки, наверное, натекло, - ответила Алина и даже осушила водоём, который я впоследствии нарекла Байкалом.
"Даже" - потому что Алина не приучена (ну и просто не любит) за собой убирать.
Сегодня же она вдруг многое поставила на место, а кое-что и вытерла - по собственной инициативе.

... Сложно с ней очень в этом плане. Белое пятно там, где впору бы формироваться ответственности.
Не могу не сравнивать её с той же Настей.
Алине 12, Насте 13.
Настя одна ездит из Петергофа на другой конец Питера на маршрутках и возит туда малышей.
Алину мама водит в школу и из школы; до школы 5-7 минут пешком.
*А потом мама удивляется, почему ребёнок у неё такой безответственный. И правда, с чего бы*.

***
Чтобы отдохнуть от обоев и от Алины, я пошла гулять.
А там... чудеса.

Сначала меня обогнал парень с картонной ТАРДИС в руке (50*30*30 примерно).
Идёт как ни в чём не бывало, а она у него качается из стороны в сторону; не очень аккуратно склеенная, но тем более милая)

Потом - уже стемнело - меня обогнал другой парень.
И не собиралась я в него вглядываться (ну, вроде, парень как парень с рюкзаком, в походной одежде), но странная тень скользнула с его руки.
Я подняла глаза, чтобы понять, что за источник.
А там, оказывается, сова крыльями махнула.
И вот разные совы бывают, но эта про Хогвартс; не Букля, правда.

А недавно я шла, и навстречу мужчина, на плече у которого сидит на поводке рыжий кот, а рядом бежит кто-то типа лабрадора или крупной дворняги, не помню уже.
И девушка рядом достаёт телефон, чтобы их сфотографировать (и я её, в общем, понимаю: невероятно яркая, атмосферная компания).
Мужчина же прямо останавливается (дело на переходе, конечно)) и начинает позировать.
Не картинно, а так; ну, чтобы удобнее снимать было.
Девушка поначалу смущается, но потом они начинают перекидываться какими-то фразами и улыбаться.

Питер как он есть)
Столько в нём свежести и запахов после дождя.
И столько радости - когда уже подходишь к дому, а тебя окатывает почти_ливнем.
Улыбаешься)

Пока у нас тут дом вверх дном,

в Питере белые ночи.

@темы: сказка в дверь стучится, распорядок жизни в коммуналке, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, человеки!..

01:55 

Следуй за белым кроликом (с).
Накрапывает дождь; я тянусь к нетбуку - посмотреть прогноз погоды и одёргиваю себя: "Ты что? Дождь мелкий, "временами", ливня не будет, грозы тоже; а вот солнышко, вероятно, увидишь; это же очевидно!; поехали".
Нетбук закономерно не включается (есть у него такая функция; когда я собираюсь посмотреть какую-нибудь ерунду и, тем самым, например, опоздать на электричку, он пишет про ошибки на диске; и ты либо теряешь время, включая-выключая машину несколько раз, либо одумываешься), и я отправляюсь на Дудергофские, как и собиралась.

Я еду туда, потому что хочу посмотреть на то, как пробуждается природа.
Там лиственный лес; и если не туда, то куда?..
И оно удаётся.
Дудергофские встречают меня зелёным ковром, нестихающим птичьим пением, недораспустившимися листьями, зато уже распустившимися цветами :), и ясным весенним духом.

Очень люблю эти растения за их иномирность.

... Дудергофские сейчас очень похожи на Дудергофские золотой осенью.
Не по настроению, конечно, визуально.
Ищешь мириады оттенков зелёного, а находишь жёлтый, рыжий (ну, разве без красного) - и это не потому что цветы.
Очень много разных птиц и дорог, приводящих к кладбищу из Палевой розы, запахов, реагирующих на изменение погоды, мошек, летающих столбами и тучами, но всегда аккурат мимо тебя (может, дело в том, что они не совсем мошки, не знаю).
В какой-то момент неподалёку раздаётся ну почти грохот, я оборачиваюсь в надежде увидеть слонопотама, а замечаю двух белок, которые задорно носятся друг за другом, сметая всё на своём пути)
Много бережности и ясности.


То есть на Дудергофских ведь чего только ни происходит: то тебе солнце, то дождь накрапывает, то шквальный ветер (и мрачные тучи подступают)), то вдруг - не ливень, конечно, но ощутимо сильный для того, кто сидит на открытом пространстве и не собирается оттуда уходить в ближайшее время)), дождь на час или дольше.
И как и в серьёзных горах, изменения в погоде тут завязаны на твоих сиюминутных чувствах-мыслях-ощущениях.
Но несмотря на это, тебя не вырывают из более тонких сфер.
Напротив, перед твоим взором происходящее вовне и внутри предстаёт как единое целое.
И то, что для тебя в последнее время чаще разъединено, соединяется.

Очень люблю смотреть с высоты)
А потом мчаться с горы под дождём и улыбаться.
Сворачивать на те тропки, которые позовут.
И непременно - непременно! - спускаться в поля.
Даже если над ними нависли тучи, которые могут стать грозовыми.
Особенно если.

Не было грозы, конечно, но баталии в небе происходили знатные.

Это чувство простора и ветра, шумящего в волосах, можно поймать в Питере почти ежедневно в природе на открытых пространствах: на льду ли залива (или просто у моря в шторм), в поле ли, в достаточно ли высоких горах.
Его... не променять, кажется, ни на что.
Оно про огонь внутри, про неудержимое стремление, про отсутствие преград и не_возможностей.
Хотя именно на открытых пространствах ты наиболее уязвим, ты наименее уязвим тут, если смел и решителен.
Тебя видно, но и ты видишь; не прячешься и не сомневаешься.
... И тучи уходят к Дудергофским :) И так и не становятся грозовыми.
А ты идёшь через поле и не можешь перестать глубоко вдыхать.
Где если не тут.

Под конец моей прогулки начинается тот самый в меру сильный дождь.
Я прикрываю зонтом рюкзак (хватит с него мокнуть; кажется, он на 10 жизней вперёд за все наши совместные скитания вымок)), а сама смотрю на нежные оттенки белоночного заката и думаю, что же такое мой пресловутый кризис веры.
Я ведь что-то под ним имею в виду - но только не то, что вытекает непосредственно из значения словосочетания.
И вот мы сидим и разбираемся вместе с Вороньей горой.
Но не надрывно и болезненно, как обычно с Васькой, а тихо и по полочкам.
И выясняем невзначай, что я нещадно подменяю понятия.
Что тут, с какой стороны ни посмотри, о вере речи не идёт.


А о чём идёт, разбираться, видимо, с Васькой))
Пора уже, в самом деле, открывать сезон "ночей под ливнем без зонта на Васильевском".
Где ещё прочищать голову, как не там.
Благо, и дом теперь рядом.

Непогода уносится в горы.

И ещё 3!

@темы: тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

02:41 

Следуй за белым кроликом (с).
В Питере сегодня была неоднозначная погода. Вроде, и солнце, а вроде, тучи и ветер.
Поэтому, когда я села в электричку до Лемболово, я была готова к встрече с чем угодно.
Но определённо не с ясным голубым небом и солнцем в половину оного)
... Это немножко про волшебство, про то, как тебя держат, что бы ни случалось.
А ты идёшь через лес и улыбаешься.

Моё лесное путешествие сегодня оказалось двухчастным.
Первая часть выдалась, конечно, странной.
Началось всё с того, что батарейки в навигаторе за полгода сели.
И это была бы обычная история имени меня, когда бы я вдруг не возмутилась.
Т.е. вопрос ведь не был принципиальным (мой навигатор выручил меня целый один раз на Алтае), вполне можно было обойтись без техники, но я вдруг не поняла, почему я должна без неё обходиться)
Достала фотоаппарат из рюкзака, вставила в навигатор рабочие батарейки, порадовалась тому, что до одной из недавних точек 3680 что ли километров (это как раз Алтай), отметила новую точку, вернула батарейки фотоаппарату и отправилась гулять.
... И это не вполне стандартное для меня решение каким-то образом повлияло на всё, что было дальше.

А дальше я заблудилась в лесу.
Точнее, не заблудилась, конечно (потому что для меня "заблудиться" - это что-то про чувства, про действительно_не знаешь, в каком направлении тебе двигаться, чтобы выйти; я так блуждала в лесу под Новгородом и в лесу под Петергофом, и это был специфичный опыт, ибо закат стремительно надвигался и там, и там)), но, побродив по бурелому и обнаружив себя вдруг в болоте, осознала, что, если бы мне прямо сейчас нужно было отсюда выйти, я бы банально не указала направление.

Вот этим светом болота заманивают. С холмов кажется, что там просто лес, в котором просто почему-то светло) Из бурелома этот свет видно задолго до)

Люблю такие ситуации за то, что "здесь и сейчас" в них преодолевается страх.
За то, что ты скачешь с холма на холм меж двух болот и при этом утверждаешь.
Ты сильный и контролируешь происходящее - какой-то такой посыл.
... Лес расступается и приводит тебя к дороге, которая, как обнаруживается опытным путём :), ведёт к станции.
И ты, как когда-то, в Чайке разводишь руками)
Т.е. это всё очень круто, но ты ведь ещё даже не заблудился!
И вообще: к станции-то тебе зачем?)
*Т.е. да, ты подумал, что хорошо бы найти дорогу. И вообще выйти к станции, потому что тогда бы ты выбрал другой путь. Но ты даже не желал этого)*

Шутки шутками, а когда выходишь из мрачного бурелома и бесчисленных болот на дорогу, на душе становится уютно и тепло.
Дело даже не в появившейся определённости (когда блуждаешь, определённость формируется из неизвестности с каждым следующим шагом; или не формируется, если ты, например, паникуешь), но в ярком ощущении того, что и из гнетущего бурелома, и из вязких болот, можно выйти к настоящему свету.
Ведь, когда ты пробираешься через ельник, нередко появляется свет-мираж.
Поначалу ты ведёшься на него, а потом понимаешь, что всякий раз это болота.
Они словно заманивают тебя, дарят надежду, которая разбивается о реальность.
... А тут настоящий свет. О котором и не мечталось. И в котором всё просто. Чудеса!)

Болотная эстетика)

Во второй части путешествия я брожу уже по лесопарку.
Там дорожки, мостики через болота и озёра, много зелени кругом, птицы, солнце, красота и - тот тут, то там - люди.
Не очень укладывается в голове (потому что только что был в лесу же), но и не вызывает диссонанса.
Это... другой жанр.
Это когда тебе не нужно отвлекаться на борьбу со страхами - но только воспринимать и мыслить.
Как если бы ходил по лесу не в одиночку (с кем-то, кто умеет не бояться).
Славный жанр)

В лесопарке много дорожек-тропинок, постоянно расходящихся в разные стороны.
Но ты почему-то всегда точно знаешь, куда они ведут.
И когда тебе нужно выбрать вполне конкретную (чтобы вернуться, например, к станции в нужное время), ты не задумываешься.
По ощущениям, она зелёная, а остальные красные.
Вот только ты не на цвет ориентируешься.
Она становится зелёной, потому что ты предварительно её выбрал, потому что знал, что она-то тебе и нужна.
Люблю так читать дороги)

Лесопарк, свитый из множества дорог.

А дальше Мироздание продолжает улыбаться)
Часто так получается в последнее время, что меня не замечают - в автобусах ли, в поездах ли.
И с одной стороны, впору испытывать неловкость (и обычно испытываешь, конечно, в той или иной мере), а с другой, не с нашими ценами на проезд.

Вот и сегодня меня не видят.
И я уже "предвкушаю радость" выходить в Пискарёвке в ночи и искать подходящий автобус :) (мне всё время кажется, что билет "на выход" очень дорогой, хотя, на самом деле, нет), но начинается перепроверка билетов, и я, грустно смотря в глаза кондуктору (я невидима, но все знают, что я еду, мягко говоря, давно), покупаю билет до вокзала (это очень неловко, конечно человек-то работает объективно хорошо, а тут ты вдруг, но честно).
И непонятно поначалу, почему так.
Ведь получилось лучше, чем должно было (ты должен был сначала пытаться сориентироваться в Пискарёвке, в которой ни разу не был; потом ждать автобус, потом долго ехать на нём; или же, как планировал, выйти в Девяткино с билетом, потратив на 100 рублей больше, и долго-долго ехать под землёй до дома).
Но пока ты пробирался от вокзала к дому, начался салют.
Который только что, пока ты был в лесу и сидел на бревне, устраивал Гэндальф в честь дня рождения Бильбо.
Как же его не увидеть вживую, в самом деле)

Огнедышащие деревья)

... Такими странными путями ты всё-таки не прошёл мимо Дня Победы.
Т.е. про себя-то ты и так мимо него не прошёл.
А не про себя по касательной соприкоснулся с толпами на улицах.

Когда-то я очень трепетно относилась к этому празднику.
Сейчас мне не очень-то понятно, что празднуется.
Мне, скорее, не нравится, что происходит, потому что война - это не то, за что следовало бы поднимать бокалы с шампанским. С одной стороны.
Но с другой, для многих это повод помнить.
И, может быть, лучше так, чем никак.
Тем более что конкретно в Питере в отношении жителей к этому дню больше серьёзности, чем чего-то иного.

... Поезда на Финляндский приезжают сегодня не в Питер, а в Ленинград.
Из приозерской электрички днём выходит пожилая пара; он с кучей орденов, в военной форме и с табличками для бессмертного полка; она просто рядом.
Машинисты поздравляют всех с праздником.
Такое вот 9-е мая.

Куда же без воды и озёр)

И цветы бонусом) Хоть и снежная, а весна.

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

22:27 

Следуй за белым кроликом (с).
Всякий раз не перестаю изумляться тому, что можно поднять себя с утра и сделать, что собирался)
Волшебство такое)

Сегодня, например, я добралась до колокольни в Александро-Невской Лавре.
Мне очень хотелось попасть именно туда (частью потому что 2 года назад я не рискнула проникнуть в Лавру, но просто побродила рядышком вечерком; частью потому что это труднее - ехать туда, где ещё не был, это расширение границ собственного мира что ли; частью потому что там высокая колокольня со множеством колоколов) - и вот совпали моё намерение, солнечный (!) день и, собственно, возможность (наверное, кульминацией был тот момент, когда я стояла внизу, сверху стали спускаться люди, и уже можно подниматься, как вдруг на колокольню проходит звонарь; "Покажи им там, как надо звонить", - отпускает ему вслед священнослужитель; так оно здорово!..).



Вообще в Лавре сегодня удивительно мало народу.
На колокольню ведёт очень-очень узкая винтовая лестница (не видела я таких на колокольнях пока больше нигде), и, кажется, там можно поселиться.
Играют то прихожане, то звонарь - последний делает это настолько прочувствованно и каждый раз по-разному, что просто не хватает слов)
... Т.е. я ведь далека от Лавры.
В том смысле, что разные храмы и монастыри бывают, и редкие оказываются мне созвучны.
(Лавра... слишком популярное место; это не очень сильно на ней сказывается (как ни парадоксально), но всё-таки тут довольно много того православия, которое мало кто любит) Православия как религии, вот).
Но, несмотря на это, ты стоишь там, наверху - и тебе всё нравится.

Да, ты не понимаешь, зачем женщины средних лет начинают возмущаться, когда одна пара играет чуть дольше, чем, на их взгляд, положено (в этой паре, очевидно, есть священник, и ещё к ним присоединяется звонарь, и то, что они втроём делают, - непередаваемо прекрасно), - всё равно эти женщины никуда не опаздывают отыграют и тут же спустятся; ещё меньше ты понимаешь все эти экскурсии (ну... не то место храм, чтобы там долго и громко обсуждать, чем Лента отличается от К-Рауты), но оно всё тает, когда ты стоишь аккурат под колоколами и смотришь на солнечный город.
Или когда играешь сам - глупо, неумело, по-своему.
... Всё парит в эти мгновения, всё праздник.



Когда выходишь из Лавры, ощущаешь странное.
Радость, из которой словно вырезали эмоцию.
Этакое ничто, заполненное не тьмой, а светом.
... Т.е., наверное, раз оно воспринимается как радость, эмоция в нём есть - просто ты до неё пока не дорос.
Так что летишь себе отполированным сосудом, улыбаешься людям, с которыми звонил на колокольне, радуешься автобусу, который подъзжает, как только ты доходишь до остановки.
И свету - солнечному, яркому, отражающемся в школьницах напротив, которые словно крапивинские мальчики, только Поллианны.
Едут во французский колледж с несделанным д/з, придумывают историю про забытую тетрадь, смеются, делают глупости, надеются на счастливый билетик)
Хорошие)


@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, кусочки счастья, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

00:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда я шла сегодня на вечерню в Иоанновский ставропигиальный женский монастырь, я была готова к чему угодно, но только не к тому, что захочу остаться там жить и никуда больше не ходить.
Потому что свет там, кажется, разлит везде (в страстную-то пятницу!).
Потому что скорбь тут перековывается в радость.
Потому что с первого шага ты однозначно дома.

Вечерня - служба необычная.
Там поют многое из того, что, как правило, не поётся, и это само по себе очень красиво.
Днейвной свет из окон и тихие, уносящие вдаль голоса.
Т.к. монастырь женский, и хор женский - запредельный, нежный, ненавязчивый.
И столько во всех этих спелениях звуков и слов красоты!..

У службы ярко выраженная структура.
Мужчины зачитывают отрывки из Евангелия (про Моисея и послание коринфянам, про предательство Иуды и про распятие, про смерть ИХ и про скорбь Марии Магдалины).
И, вроде, громко, пронзительно, скорбно - а одновременно невероятно тихо, спокойно, с любовью.
И всё это вперемежку с молитвами (которые читают женщины, что само по себе очень необычно!) и партией хора.
А в какой-то момент загораются свечи в руках у прихожан и монахинь (часть из них стоит на балкончиках наверху - и так сразу вспоминаются "Звуки музыки"!..) - и столько от этого радости внутри...

В какой-то момент начинается проповедь. Я инстинктивно хочу уйти, потому что много слышала в храмах и монастырях постороннего, не_такого. Но смотрю на спокойно-мудрые (не лишённые чувств, а именно что на осветлённые разумом) лица монахинь, вслушиваюсь в слова и волей-неволей восхищаюсь. Человек рассказывает про природу зла (как рассказывали бы эзотерики) и про свободу (не в привычно_православном ключе, но как о том, что принесло в жизнь человеческую страдания, но, однако же, было дано человеку для блага Мироздания), про страдания, про типичные_ответы на непростые вопросы, про любовь. В проповеди разбираются некоторые философские трактаты, приводятся примеры из художественных произведений.
И это так прекрасно!.. Вдруг живая мысль, широта и глубина.

Я остаюсь не до самого конца службы, потому что за мной приходит Наташа, которой я, как вариант, предлагаю меня найти и отсюда увести)
*Вообще это, наверное, немножко шок, когда ты только из Тулы, а почему-то сразу оказываешься в питерском монастыре, который сам же нашёл по навигатору*.
Но ощущение безграничного мужества и твёрдости, глубины чувств и крепости духа, света, который льётся отовсюду (и который вполне определённо звучит), и любви я уношу с собой в по-декабрьски заснеженный Питер.

@темы: в зеркале моих восприятий, сказка в дверь стучится

01:25 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда проводишь - не в глуши, конечно, просто на природе - почти 8 часов, столько всего происходит разного, хорошего)

С утра в Питере полыхало солнце.
Я расстраивалась на тему того, что опять увижу залив в ничего_не_делательную погоду, вышла в Комарово и отправилась исследовать окрестности озера Щучье.
Задачи дойти до этого озера я накануне не ставила (мне просто хотелось посмотреть, что за лес там вокруг), поэтому поворот на нужную улицу я благополучно пропустила, и показалось поначалу, что зря (в лесу пока довольно глубокий снег, и ходить без троп, конечно, можно, но не очень понятно, зачем этим увлекаться).
Однако принцип: "Когда не ищешь, находишь", - отлично работает. Поэтому, побродив по окраине посёлка и по утрамбованной лыжниками просеке, я вдруг вышла на Озерную улицу; точнее, уже даже непосредственно в заказник.

Финский - со множеством оттенков белого и чудесными узорами)

Ну, к Щучьему, так к Щучьему)
Бредёшь через лес - светлый-светлый, с огромными муравейниками, запахом хвои, кронами сосен высоко под небесами, голосами птиц, скрипом деревьев - и вдруг испытываешь изумление (почти такое, только сильнее, каждый раз настигает, когда выходишь к Финскому в Старом Петергофе; вроде, столько раз там выходил, столько раз удивлялся как в первый, столько раз, забывая, что под ногами голый лёд, устремлялся вперёд бегом, потому что невероятно сказочно и светло, и вообще Финский, - а вот же ж): там, впереди, огромное белое поле, усеянное солнечными лучами.

... Конечно, идёшь по льду. Внутри пережёвывает совершенно нежданное здесь ощущение простора. Кругом всё мягкое, приветливое, сдёргиваешь с головы шапку - и бредёшь, думая о своём, параллельно радуясь тому, что вот же, выстраивается как будто кое-что...

Финский.

Забираешься на какой-то нехоженый берег выпить горячего чая - и вдруг слышишь, как поёт лес.
Это так внезапно именно_тут, и вообще лес обычно звучит по-другому (точнее, ты привык, что он звучит по-другому) - у Щучьего это похоже на настройку инструментов в оркестре.
Впрочем... мало ли что тебе покажется, в самом деле.

Обходишь озеру по периметру, сколько-то бродишь по лесу (по нему бродить оченть мокро, но хорошо; он немножко сказочный), выходишь к опоясанной деревьями дороге - и начинается снегопад.
Лёгкий, нежный, под тон мыслям и домам с разноцветными стёклами, которых почему-то очень много в Комарово)
... Выбредаешь где-то не совсем там, смешно ругаешься на себя (приходится идти вдоль трассы по скользкой наклонной поверхности, срывающейся в обрыв; и, вроде бы, непонятно, чего тут бояться, а боишься же всё равно и потому троллишь себя Хибинами, и прямо срабатывает даже))

А потом выходишь на дорогу к заливу и совершенно внезапно встречаешь там Кэти))
Т.е. для тебя это не вполне внезапно (тебе утром казалось, что как-то так будет, но ты давно забыл; а тут идёшь под довольно крутую горку и видишь далеко впереди движущегося навстречу человека, очень похожего на Кэти; "а было бы забавно встретить здесь Кэти", - думаешь про себя и вдруг обнаруживаешь, что ты как бы уже))
И так радостно)

Финский. Лёд тронулся.

... Выходишь к Финскому, а там бушует стихия.
(Ну, не хотел же снова солнца на заливе))
Свистит на многие голоса ветер, в лицо забивается колючий град.
Ты, конечно, подходишь по льду к самой кромке; там, где ты останавливаешься, пока нет воды, но слой льда визуально очень тонкий; этакая чернота на несколько метров вперёд.
Кажется, будто ты не то в Финляндии, не то, скорее, в Дании.
Весна с привкусом гор и зимы; и идти, идти, идти навстречу этому ветру...

На каком-то участке вдруг очень много морен.
Там и настроение меняется - подключается что-то космическое, бескрайнее...
А если пройти ещё вперёд - утыкаешься в ледяной гребень.
Конечно, идёшь по нему гулять - и вдруг замираешь: лёд тронулся.
Т.е. он, понятно, что не вот_прям_щаз, но так это здорово!
Кажется, можно долго-долго смотреть на то, как из той самой тёмной толщи выбивает льдины; они выпрыгивают, на пару мгновений замирают перпендикулярно поверхности моря и вдруг, подталкиваемые следующими наступающими льдинами, рассыпаются на кучу мелких осколков.

Эти кусочки льда таинственно-голубого цвета.
Из них вот таким естественным образом выстраиваются целые башни, покуда на очередной льдине (лично для меня олицетворяющей Финский как он есть), уже выпрыгнувшей и застывшей, процесс вдруг не замораживается.
Все звуки разом затихают, будто и не было ничего только что)

Та самая застывшая льдина.

А параллельно с этим по той самой чёрной полосе бежит-шипит тонкий слой воды.
Точнее, наверное, пены.
И понятно, что ещё чуть-чуть, и... но, на самом деле, ничего не понятно)

Думал, что возвращаться будешь под град в спину, а он давно утих, сменившись в меру сильным, мягким снегопадом.
(И никак тебе в голове не уложить, что совсем недавно светило солнце; только что бушевала стихия; а тут вдруг почти колыбельная тебя подгоняет))

Я не знаю, во сколько электричка, ухожу наугад, не угадываю и возвращаюсь на полчасика.
И вот небо и земля))
Такое спокойствие, такой свет с небе и с горизонта, такие мягкие краски...
О том, что было совсем по-другому ещё совсем недавно, напоминает разве взрывающийся под ногами лёд.
Сначала не понимаешь, что это за хлопки такие, а потом осознаёшь, что идти там, где шёл полчаса назад совершенно спокойно, резко стало небезопасно)
Точнее, на грани.
Но пока не прошёл закат, ничего не случится.

Тёмная полоса и прочие сущности.

И правда)
Сидишь себе с чаем на каком-то нагромождении льдин, смотришь на прекрасные замки впереди (снежно_королевские такие), на замершее небо - тебе очень спокойно и правильно.
Уносишь внутри эту умиротворенность и нежность, сказочность и красоту; тебе аккомпанирует Комарово с глубоко_синим небом и мерцающими фонарями.
Что-то петергофское есть во всём этом, но одновременно - что-то неповторимо_своё.
Здорово)

И ещё 8)

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

02:10 

Следуй за белым кроликом (с).
В час ночи на Петроградке можно встретить немало таксистов, дворников и объявлений про возможное внезапное обрушение штукатурного слоя. Тем интереснее, скользя взглядом по очередному тексту, начинающемуся с "Осторожно!!", обнаружить нестандартную концовку: "Возможно все!!!"
Тут как-то даже и не поспоришь)

Или вот проверяешь сочинения про города мечты.
Радуешься, что ошибок почти нет (как им это удаётся?.. мои студенты ведь простыми предложениями не изъясняются, но умудряются при этом не путаться в порядке слов! О_о), а потом вдруг всерьёз увлекаешься Сашиным текстом))
В немецком 'мечтать' и 'видеть сны' описывается одним глаголом, и Саша очень... красиво это обыгрывает)
Рассказывая мне про город, в котором обнаружились исключительно здания, названия которых на немецком он помнит. И про словарь, который изниоткуда появился в руках.
И вот Саша не помнит, как будет банк, открывает словарь, произносит слово - в городе появляется банк.
Хочет замок - будет замок, магазин - так магазин.
Под конец Саша просыпается, но ощущение сказочности внутри меня остаётся)

Вообще у меня отличные студенты)
Мы с ними прошли уже почти всю грамматику :facepalm:, сейчас в числе прочего грызём неадаптированного Тухольского (когда мы учились на филфаке, мы читали этот текст не то на 3-м, не то на 4-м курсе (притом что половина группы владела языком свободно), в сокращённой, адаптированной версии; я не знаю, как мы делаем это сейчас, но я нашла человека, который увлёкся процессом - находить прямое дополнение 3-мя строчками ниже или глагол в конце предложения и из всего этого безобразия складывать смысл ему нравится, т.к. напоминает программирование, а Стас не много не мало чемпион мира по оному среди студентов; и поэтому планирую текст догрызть)), а недавно, зайдя в аудиторию пораньше, я услышала фрагмент разговора:
- Ну конечно я написал, ты что! Это же не английский, где можно было выйти и начать что-то говорить по теме. Я тут так не смогу. Так что подготовился.
(В домашнем задании в числе прочего было указано устно уметь выражать мнение по выбранной статье, книге и т.п.
А они письменно сделали))
Ответственные такие :))

@темы: сказка в дверь стучится, околофилологическое, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

00:29 

Следуй за белым кроликом (с).
Иногда (т.е. вот прямо 3-й раз в жизни)), бывает, приснится такой сон, что ты ходишь затем весь день и улыбаешься.
Не сюжету, не своей мечте, не тем светлым чувствам, которые сон в тебе оставил, но в каком-то смысле человеку.
Тому, что он в этом сне вдруг такой, каким ты его видишь.
(И земной, и неземной в одном обличье).
Настоящий.
От этого очень радостно и светло)

В Питере сегодня солнце во всё небо, и освободившаяся ото льда Нева, и ветер.
И на территории Петропавлоки стоит, оказывается, деревянная горка (вероятно, с зимы), по которой можно забираться и вниз, и вверх, что очень здорово, ибо немного страшно)
И случайно встречаешь преподавательницу с оффа)
А потом два разных человека, не сговариваясь, цитируют (при) тебе в разговоре "Мастера и Маргариту".
И в первый раз ты просто удивляешься, а во второй уже изумлён, потому что МиМ ты перечитываешь последние несколько дней)
Ты не очень хочешь в неё углубляться (окунаться в бездны в ходе чтения Достоевского ты ещё можешь себе позволить, но - особенно в 1-ю часть романа Булгакова - нет, благо, и сам текст от этого словно оберегает) и - в общем-то - наверное, не очень и, но вот сыплются цитаты.
И во второй раз от демонической и весьма проницательной натуры.
Впрочем, я впервые видела этого человека; может, оно (демонизм и проницательность, про цитату при мне даже переспрашивали отдельно вдруг я не узнаю)) и померещилось.
Занятно)

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, сонная лощина, в зеркале моих восприятий

02:08 

Следуй за белым кроликом (с).
Приехала давеча в Солнечное, а там солнце - огромное, яркое-яркое, во весь залив.
Необъятный ледяной простор, множество оттенков белого и серого и статичное небо.
Последнее поражает больше всего, потому что такого рода неподвижность характерна для Изборска, например.
Или для золотого часа, перетекающего в закат.
(Мне это очень нравилось на Алтае в районе Тюнгура. Вечером может быть гроза любой силы: тучи смешиваются с облаками, дует ветер, сверкают молнии, жутковато - но в золотой час с завидной регулярностью всё замирает, как в игре "Море волнуется раз"; это красиво).
Но едва ли для Питера в полдень.
Хотя, пожалуй, я просто слишком привыкла к ветру)

... Интересно, что некоторые облака замерли вертикально.
Низ собирался перетечь вверх, но считалочка закончилась, и небо остановилось.
Движение при этом есть, конечно, но как в эпизоде "Не моргай" из Доктора Кто.
Там, чтобы каменные ангелы не перемещались в пространстве, нужно было смотреть на них неотрывно.
Стоит тебе моргнуть - и они передвигаются (но ты их движения не видишь, в твоем распоряжении два кадра - до движения и после него).
Тут перед тобой тоже набор кадров.
Ты осознаешь, что там, наверху, что-то постоянно меняется.
Но в какой момент и как это происходит, отследить тебе не удаётся.

Я не собиралась совершенно ходить в конце марта по льду, но когда кругом такая благодать, очень важным оказывается прикоснуться хотя бы к краюшку открывающегося простора.
И вот ты идёшь вдоль берега - тихо, уверенно, под ногами трещит верхний слой льда, сапоги радостно впитывают воду - и всё правильно.
Т.е. совершенно не стоит (сейчас) удаляться от береговой линии далее, чем метров на 25 (поразительно, но факт: чем дальше ты от кромки, тем лёд под ногами ненадёжнее), но это и не представляется нужным.
Почти 4 часа пребывания на заливе - это ли не дар?..

Очень здорово выбрать какой-нибудь огромный камень (вокруг которого всё подтаяло, и следует прямо как-то хитро обходить воду), сесть в снег и смотреть на небо.
Пугающе - идти и вдруг понимать, что под тобой трескается весь массив льда (ты определяешь это по низкому звуку и по тому, что лёд под ногами принимается ощутимо вибрировать).
Т.е. ясно, что тонуть тут негде, однако не хочется никуда проваливаться))
... Пока там, на самом деле, не провалиться.
Но чёткое ощущение того, что "на грани".
Ещё сколько-то дней - и бродить там станет опасно.
Страшно - спать.
Т.е. солнечный день - это прекрасно, но, пожалуй, слишком прекрасно.
Ощущаешь себя на каком-то курорте, на прогулке в санатории - мысли здесь растекаются и растворяются эффективнее, чем на службе в храме.
И не хочется никуда отсюда уходить)))
Спал бы и спал себе)
Невероятно вовремя в этом смысле пишет Хельта.
Резко приходится собираться, переходить в режим усиленного восприятия и возвращаться_уже из Репино в Солнечное.
Удивляясь то тому, что лёд стал ненадёжнее (а лёд как лёд; ты просто на порядок дальше от берега, но не замечаешь сего до определённого момента), то тому, что перед глазами разбросаны такие цвета, "что кажется, будто ты идёшь по самому морю".
- В самом деле! - восклицает внутри. - Интересно: собственно, а где ты идёшь?

Очень трудно вытаскивать себя на большую землю.
Дело не просто в переживании простора, в том, что тут ты легко можешь оказаться вне пространства и времени (ты на полном серьёзе ведь забыл, что идёшь по морю), - Финский вокруг подчёркнуто_как он есть.
Волшебный, надёжный и очень светлый)
... А в лесу по пути два ряда ёлок.
Одни высокие-высокие, а другие крошечные.
И если не вглядываться, кажется, будто это покров из мха.
Поют птицы, деревья очень ярких, насыщенных цветов, мужчина (ещё когда ты на подступах только к Финскому) восклицает: "Чудесно! Ну до чего же хорошо!" - и ты тогда не очень понимаешь, к чему это он, и только потом разделяешь в каком-то смысле его чувства.
Всюду звучит весна.

@темы: в зеркале моих восприятий, кусочки счастья, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

03:39 

Следуй за белым кроликом (с).
Почему-то художественная литература оказывает колоссальное влияние на самоощущение (а зачастую и на то, как сплетаются события между собой), когда читаешь её медленно.
Буквально неделю назад я ходила на выставку Айвазовского, поняла, что очень мне там тяжело (хотя я была практически на такой же в Москве) и что нужно срочно дочитать Ефремова и посетить её ещё раз.
Дочитала, посетила.
Совершенно иные впечатления)

В прошлый раз я не знала, что мне повезло.
Я простояла каких-то 45 минут под дождём, случайно встретила своих бывших студентов (точнее, они меня :)), прогуляла на выставке вплоть до её закрытия...
... И всё это время я боролась с мелочностью в себе.
Мне было трудно воспринимать картины, потому что огромная масса сил уходила на противодействие желанию раскритиковать людское поведение (не свойственное мне желание; я могу выражать своё несогласие с кем-то довольно резко, но всё-таки не переносить его на своё отношение к человеку, своё видение его).
Я могла только его удерживать (не пресечь полностью); параллельно думая о том, откуда оно во мне.
Нить привела к Ефремову)

Сегодня я честно отстояла час сорок на ветру.
Было холодно, порывался пойти снег - но, однако же, никто не уходил.
Это не было похоже на безумие (когда очередь повернула на финишную прямую, мы оказались напротив ларьков с матрёшками и прочими сувенирами; возле них сидели продавцы - по сравнению с их каждодневной многочасовой работой на ветру ли, под дождём ли, под снегом ли, наши час сорок казались чем-то призрачным, несерьёзным) - это просто совершалось.

... В прошлый раз я ничего не знала про то, как устроена выставка.
А она в Питере в виде двух рукавов.
В одном - картины военной тематики, в другом - "мир".

Неделю назад я, конечно, начала с войны.
Когда делаешь так, захватываешь кусочек оной в мир и искренне не понимаешь потом, почему страшнейшие штормы расположены в этом кармане.
... Когда меняешь рукава местами, восприятие кардинальным образом меняется.
Объяснимо это, вроде бы, просто: силы активно воспринимать пропадают часа через два; соответственно, волей-неволей то, что ты видел в начале, оказывается организующим звеном.
То последнее, на что сил уже нет, воспринимается через призму первого.

Отлично плыть сперва по мирному рукаву)
Я не писала, но питерская выставка сильно отличается от аналогичной московской (хотя чисто формально почти все картины, за исключением нескольких, те же).
Основных (с моей точки зрения) отличий два.

В Москве больше пространства, и дело тут не только в "количестве".
На прошедшей там выставке было задейстовано два этажа; почти все картины были собраны на первом, "мостиком" служил "Великий потоп", на втором же зритель сталкивался с моделями кораблей, флагами и т.д. и т.п.
Прелесть была в том, что со второго этажа можно было как на ладони видеть некоторые большие полотна с первого.
Сверху они выглядели совершенно иначе; настолько, что, спустившись обратно, ты начинал рассматривать прочие метров с 20-ти (это было не то что сверху, конечно; но и не то что с метра-с двух; точка_с которой_можно_воспринимать_в меру_объективно, потому что взгляд целостнее).

В Питере такое пространство можно нащупать исключительно в некоторых военных залах (и это здорово, очень уместно, я бы сказала), зато здесь есть то, чего не было в столице: бережность.
Тут всё расставлено с любовью; тут подчас очень внезапные скачки мыслей, но, если их улавливать, понимаешь: ни одна картина не находится вот_именно_в этом_углу просто так.
Более того: ты словно вписан в некую морскую повесть.

Тебя то довольно беспощадно швыряют (впрочем, никогда не в эпицентр стихии), то вдруг гладят по головке так, что на лице отрастает улыбка.
Почти вначале были бури без надежды на спасение, через "Девятый вал" (он очень светлый для меня, несмотря на) тебя провели в ещё более страшные бури, к мысу Айе, например, где ты вдруг начинаешь слышать музыку (в такие моменты кажется, что лучше бы "Похоронный марш"; он, конечно, мрачнее и тяжелее, но тихие шаги безысходности хочется сделать хотя бы громче, но если бы), - а потом вдруг спад. Переворот на 180 градусов - нежность, закаты, эстетика, волшебство...
И ведь там чисто тематически (и технически, кстати) есть очень жёсткие вещи.
Про взрыв монастыря, про желчь (?) каракатицы, с помощью которой написано несколько полотен, про те же самые штормы...
Но превалирующее настроение иное. Тебе честно дают выдохнуть.

Улыбаешься, проходя мимо тихих ночных турецких кофеен; весь сжимаешься внутри перед картиной про Пушкина (она названа "Прощай, свободная стихия..." - и на тебя обрушивается трагедия поэта, нарисованного мятежником внутри, который в последний раз смотрит на то, что ему созвучно); не можешь оторваться от "Данте и художник в горах" (потому что Айвазовский - сказочник, конечно; но как же прекрасно ему подчас удаются небо и мифология) и вообще от всего, что про горы.
У Айвазовского не очень много гор, но до чего же сказочные изображенные им ущелья!)

Ещё я очень люблю его штили и рассветы)
Штили у него зачастую словно стеклянные, про бесконечные отражения, хрупкость и тонкость; рассветы - про торжество дня, про улыбку до ушей и ликование.
(Про одну картину я думала, что на ней закат; стояла и удивлялась, отчего чувства-то такие яркие, незакатные)) Добралась до названия - оказалось, рассвет :))

... То чуть слышный полёт, то безмолвное созерцание, то стойкость и непоколебимость.
И даже картины околорелигиозного содержания не стоят особняком, как это ощущалось в Москве, но также аккуратно вписаны в общую канву.
И фонари (!), и флаги, и модели кораблей, и колокол - всё на месте.

... В Питере, в отличие от московской выставки, нет ни слова про картины.
Не знаю, плюс ли это, минус ли (я не любитель такого рода информации, но в Москве я её частично читала, и не могу сказать, что она была однозначно лишней) - но оно сосредотачивает.
Вместо того, чтобы узнавать, что Айвазовский не был в Антарктиде, а написал "Ледяные горы", ты просто смотришь на них, пытаясь воспринять настолько глубоко, насколько сейчас можешь.
Если это принципиально (что он не был там), ты и так поймёшь; если нет - то какая разница?..

Ухожу через 3,5 часа, потому что нужно ехать в 1-й мед.
Но на самом деле, дело не не только в этом)
Как мне кажется, Русскому музею удалось написать море внутри моря.
И если пытаться воспринимать его в меру глубоко, достаточно быстро пропадают силы.
Попытки сконцентрироваться на том или ином изображении через 2,5 часа обречены на неуспех)
Ты начинаешь плыть, вместо того чтобы стараться думать.
А оно, вроде бы, незачем.

Уходя, думаю, что тут нет рериховцев, которые озаботятся твоим состоянием, накормят обедом и отправят гулять на 15 минут (сравнительно долгий перерыв теоретически может вернуть концентрацию; но может и не вернуть)).
И, конечно, на выходе взглядом утыкаюсь в картину Рериха.
Это неудивительно (в том плане, что она там не один год висит :), нужно только вовремя поднять голову), но забавно)
Чудесная выставка)

@темы: воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так, сказка в дверь стучится

01:25 

Следуй за белым кроликом (с).
В Питере поселился туман.
Сначала выходишь так недоверчиво (может, горит что? на всей Петроградке одновременно, ага)), а потом чуть не прыгаешь от радости.
Очень это всё про горы Очень оно красиво и наполненно.
И небо, и Нева, и очертания города.

Почти море.

Туман ведь не стоит на месте.
Перемещаясь, он местами разрывает небо - и из этих разрывов на город падает свет.
Деревья яркие и чёткие (словно прорисованные тушью), Исаакий то прячет макушку, то хитро выглядывает откуда-то сбоку; со стороны Петропавловки видно только бродящих по Неве людей, корабль и огромное серое поле, тянущееся вплоть до горизонта.

Над городом гуляет свет.

Ближе к ночи картина радикально меняется.
По небу плывут облака, сияет чуть ли не полная луна, а густой туман территориально ограничен Дворцовым)
До него город словно на ретушированной фотографии, пахнет тайной, загадочный, уютный.
В районе Эрмитажа небо рассекает орёл.
Не разглядеть, откуда он поднимается. Кажется, что вот так и застыл в небе.
От Адмиралтейства видна тоже только стрела.
Купол Исаакия, ни следа Медного всадника (или, точнее, только след))

Такой он [туман]) При включённой вспышке.

Сразу после Дворцового всё чёткое-чёткое.
О тумане напоминают льдинки на тротуарах и стёклах машин, словно инеем покрытые лавочки, зябкость.
И плывущее под фонарями нечто.
Которое туман и есть. Живой-живой.
И ещё 4!)

@темы: в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

Упражнения в прекрасном.

главная