• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в объективе (список заголовков)
05:33 

Следуй за белым кроликом (с).
Для меня очень страшно причинять боль другим.
Особенно если при этом не прав ты сам.
Да, я могу догадываться, зачем оно так происходит, что я тем самым опосредованно говорю и утверждаю и к чему оно, в конечном счёте, приводит.
Но это филиал внутреннего ада.
Это прыжок в: "я не могу ничего знать, но я буду; и покамест я буду знать, я отрину всякие сомнения в том, что это невозможно; и из этой не_сомненности я стану кричать другим: "смотрите, я знаю!" - и причиню им боль своим криком; они не скажут о ней - но спустя какое-то время я увижу (благодаря их же деликатности), в чём я не прав; я пойму, что заблуждался, что моё "знание" было глубоким невежеством; но боль уже причинена, невежество уже проело глубокую дыру, и..."
...и ужас в том, что по-другому, кажется, не бывает.
Если ты желаешь иметь дело с живой этикой, от безоблачного неба на внутреннем горизонте впору отказаться.

Мы поехали с ребятами на Котлин, и я принялась укреплять стену.
Потому что во мне сталкивались два потока: поток про осознание собственного несовершенства, чувство вины, стыд и поток про твердость, про "я не могу позволить себе быть слабой", потому что "я и только я несу отвественность за собственные поступки" и потому что "я не вправе выливать на других то, что чувствую" - и второй перманентно оказывался сильнее первого и укреплял, укреплял, укреплял...
Укрепление способствует усилению чувства вины.
Но второй поток непреклонен.

... Вовне ты стараешься хотя бы чуть-чуть думать о других быть вежливым.
Но каждое твоё слово, движение настолько не о том, что... тебя каким-то образом из этого всего вытаскивают (не раз и навсегда, но настолько, чтобы стало возможным в меру адекватно воспринимать происходящее).
Хотя тебе казалось, что это невозможно, что ты уже n раз исчерпал все лимиты.
Но это всё мои личные тёмные стороны, давайте-ка о другом.


И Котлин, и Риф совершенно прекрасные)
Т.е. я даже не подозревала, что настолько.
И вышка, на которой мы провожали закат и встречали рассвет.
На ней чувствуешь себя капитаном корабля.
Куда ни оглянешься - всюду море, и судна медленно бредут через залив к горизонту.
И ветер играет на всём этом просторе.

Страшно лезть вертикально вверх.
Внезапно ответственно.
Спину притягивает земля, в руках, кажется, вот-вот закончатся силы, и ты упадёшь вниз во мрак, так и не пробившись наверх, к свету...
Но это иллюзия.
И когда понимаешь, в чём конкретно она заключается, страшно перестаёт быть.


Только не на спусках)
Это жутко, на самом деле.
Я старалась обходить эту тему, когда описывала, как "прыгала" по мокрым камням на Финском, но, видимо, зря.
... Жутко осознавать, что ничего не изменилось.
Ты как был бревном на мокрых камнях, так им и остался (и вынужден учить себя "с нуля"; радоваться каждой секунде, в которую удалось сберечь ритм и не зажиматься).
Ты как не умел спускаться с горок, так и не умеешь.
И ладно бы дело было в наборе умений (мало ли кто чего не умеет, правда?), но в случае с камнями и горками это вопрос сознания. Или к сознанию.
*Да чем ты занимаешься в жизни?..*

Море бьётся о стены форта, и им можно дышать.
Кажется, ходил бы вдоль бесконечно.
Или бегал бы по дышащей траве, качался бы на качелях.
Это удивительно!)
Ка-че-ли! Самые-самые настоящие, летящие в самое сердце заката...


... Ночью под землёй жутковато.
Мёртвый форт слишком мёртвый, он буквально рассыпается в прах.
По пути можно встретить гробы, почти_открытые почти_бездонные люки, в которые лучше бы не проваливаться (там, внизу, жуткая жижа), созвездия из трупов пауков, старые таблички про "берегите тепло", немножко торжественные надписи про "идёт четвёртый месяц войны, но сейчас всё ещё безнадёжнее, чем вначале" (цитата неточная); современные следы во всю стену про "не ходите туда, там смерть", "бегите", "поздно..." (и это не то, что совсем не пугает в два часа ночи :) при свете трёх фонариков).
Но безнадёжнее, когда выключен весь свет, над вами, на высоте метров 4-х, может, огромный купол с щелью, в которое видно небо; но до него не добраться ни-ког-да; а там, за стеной, в которую вы практически замурованы, совершенным диссонансом (а точнее, в тон безнадёжности) поёт соловей. И, вроде бы, его песня должна радовать. Но только не когда обречён провести в этом пространстве вечность.

... Там много ходов и выходов. Вы периодически выбираетесь подышать вольным воздухом поглядеть на огромную обкусанную луну. Кругом зелено, птички поют (тут уже органично), шумит море, в волосы забирается ветер...
Почти пытка спускаться обратно.
Кажется, всё твоё существо протестует против этого.
Там, наверху, жизнь, полная красок, а там, внизу, кандалы и смерть.
И бескрайние галереи.
И много-много света и новой жизни, которые привносят туда ребята.

Я не буду писать о том, как они это делают.
Частью потому что это слишком личные вещи, частью потому что процесс творения не тот процесс, про который я готова говорить (не умею я в слова совершенно).
Но - бережность, хрустальность, чуткость и одновременно утверждение, мощь - про те два с лишним часа, что мы провели под землёй.


... И из всей этой чумы вдруг выбраться на свет.
К пляжу, морю, маякам, кораблям, бликам на воде.
Этой ночью это место очень напоминает Геленджик - хотя, в целом, Финский совсем не Чёрное море.
Здорово вот так сидеть на песке и смотреть вдаль.

Не могу не сказать про то, как прекрасен рассвет.
Про то, как солнце ещё не вышло, а уже отражается кое-где.
Про непередаваемо волшебную солнечную дорожку.
Про проснувшихся чаек, смешно охотящихся за мошкарой.
Про то, как меняется характер мыслей и чувств.
Это всякий раз поражает, как в первый.
Это надежда, которая внезапно, почему-то, кем-то тебе дана.

... Возвращаетесь уже в полусне.
Очень сложно поверить, что столько всего было пережито за эту ночь.
Настолько оно глубокое, яркое, живое.
Настолько невообразимое, искреннее, настоящее.
И... тихое в то же время.

Но чтобы уметь быть тихим, нужно уметь быть громким.
А чтобы уметь доверять, "уметь" предавать.
И всё это не "раз и навсегда", а в каждое мгновение.

Иногда кажется, что оно безнадёжно.
Что ты годами стоишь на одном и том же месте, и ничего в тебе не появляется хорошего; ни на шаг ты не приближаешься ни к любви, ни к добру.
В каком-то смысле, так оно и есть.
И самое, наверное, сложное в этой ситуации, признавая (где признание - то активное действие, то пассивный процесс) всё это (переживая факт собственного несовершенства) снова и снова, обнаруживая, что очередная вершина, к которой ты так стремился, оказалась дном бездны, падая и поднимаясь, снова падая, снова поднимаясь... не терять веры. Но одновременно не бояться её потерять.
А иначе... а каком знании может идти речь?
О каком присутствии духа?


@темы: человеки!.., тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

17:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Со своей ночной прогулки я вернулась в половину седьмого утра, потому что решила не ходить лёгким коротким путем, но не учла того факта, что нахожусь, мягко говоря, не там, где предполагаю))
Зато долго-долго шла вдоль залива (ЗСД почти достроили, и Финский теперь видно даже с берега), забрела во дворик со странными скульптурами, покачалась на качелях (вот тут-то, правда, и понимаешь, насколько мало в запасе физических сил: взлетаешь, и голова начинает кружиться), убедилась в том, что остров ни минуты не спит и дошла до дома благодаря обретённой в Перекрестке ряженки (я и не думала, что поможет; а вот))

Чем_не_Мерлин с Васильевского.

А уже днем написала Хельта пришлось вставать :), и всеми правдами-неправдами мы оказались на книжных аллеях той компанией, которой уходили накануне с концерта.

Были моменты, которые меня тревожили, но Хельта и Лев Евгеньевич выступили, встретили знакомых поэтов, отправились по делам, а я ушла на Сенной, благо, туда и собиралась.
На Сенном в этот раз было солнечно и почти трогательно :)
Мне подарили киви (а потом продали ещё со скидкой) за то, что я помогла пожилому мужчине. Сосед продавца киви полусерьёзно сказал, что обидится, если я не куплю у него черешню. Я подумала (и так собиралась её покупать, но видела, где это можно сделать дешевле) и купила; и оказалась права: в прошлый раз я покупала на Сенном черешню, но мало в ней было вкуса, а в этот раз она получилась идеальной. Зато я ошиблась с овощами (с ценой, так-то они славные) - но иногда мне кажется, что это баланс Сенного: и так уходишь с несколькими килограммами вкусных овощей-фруктов, оставив, в среднем, 200 рублей; не грех и переплатить где-то 20-30.

Вернувшись домой, я обнаружила, что кефир пить уже нельзя, расстроилась, а потом вспомнила, что можно же испечь оладьев!) Чем и занялась) *А они так действительно получаются на порядок вкуснее, нежели из свежего кефира*.
Переделала важные дела, даже в контакт заглянула ненадолго, а там вдруг домофон зазвонил: Хельта пришла.
Я не уставала удивляться тому, какая она в этот свой приезд всякий раз разная)
Не то чтобы другой человек перед тобой - но иная история.
Удивительно.

Долго ли коротко ли отправились мы этой ночью гулять.
Но мосты развели, а Хельте хотелось попасть на другую сторону, я же выпала из происходящего активной своей стороной, поэтому мы честно несколько часов ждали, пока их сведут обратно, вместо того чтобы пойти более простым путём.
Зато гуляли, светили фонариками кораблям, фотографировали вьетнамцев и много разговаривали.
И оказались-таки на другой стороне Невы в момент, когда на небе разгорелся рассвет.

Это волшебно)
Рассветный час - прекрасный час, а в белые ночи и вовсе - невероятно светлый и нежный.
В это время хочется быть вне дома; и очень здорово, когда так полуспонтанно выходит.
Возвращаетесь, конечно, ближе к 6-ти)
Но это уместно, пусть и мало будет сна этой ночью.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, человеки!..

03:49 

Следуй за белым кроликом (с).
От Ярк прилетел ко мне флешмоб про хорошие новости.
Пожалуй, что тоже: очень вовремя)
Правила у него: "неделю постить по пять хороших новостей каждый день, осаливать по три ПЧ".
Осаливаю тех, кому он по той или иной причине сейчас актуален.

Первый день.

Второй день.

Третий день.

Четвертый день.

Пятый день.

1. Сегодня на меня не нападал демон генеральной уборки, тем не менее несколько часов подряд я пылесосила в комнате и в прихожей. И это счастье! Это ж и дышать легче, и думать, и просто радуешься тому, что пространство на толику прочистилось. А ковры! Всё ведь ради них затевалось. В них, конечно, ещё много пыли и грязи, но всё-таки значительно меньше, чем было. Можно стелить их обратно)
2. А потом я помыла то, до чего дотянулась. И это ещё большее счастье, потому что, кажется, помыть этак ещё раз 10 - и в этом пространстве можно будет жить)) мытьё про свежесть, про новое дыхание и настоящесть.
3. Настя мне сегодня читала свой фанфик, и я удивилась. Потому что он написан... взрослым литературным языком. И то, что написано, - красиво. Славно!
4. А ещё Настя сегодня долго и упорно рассказывала мне про аниме "Хвост феи". Сначала я не очень внимательно слушала, потому что мне есть о чём подумать и без этого аниме. Но потом что-то перещёлкнуло, и я вдруг увидела, что она говорит серьёзно. В том плане, что принято разделять разговоры как минимум на беседы и болтовню. Так вот Настя не болтает. Она рассказывает с таким чувством, что в воздухе едва не начинают летать драконы. Ты отчётливо представляешь, о чём она говорит и почему это имеет смысл (и не только для неё).
5. Ни в Ленте, ни в Перекрестке не было немытой моркови, а гречневую лапшу с овощами и грибами я всё-таки намеревалась приготовить. Поэтому вместо привычных лука и моркови я взяла свёклу и помидор и потушила их вместе с шиитаке и зелёной фасолью в соевом соусе.
Я думала, получится несъедобное нечто (мало того что свёкла; ещё и помидор!). Но оказалось, что это вполне себе хорошо)) Т.е. я бы не постеснялась кого-нибудь таким накормить :)
Лучше, кажется, правда, обходиться без фасоли (по крайней мере, без замороженной ашановской, потому что она несъедобная); но в остальном - всё на месте.
Особенно интересно проявляют себя помидоры: они по вкусу начинают напоминать пасту, но сохраняют целостность формы и отлично сочетаются со всеми прочими ингридиентами (я опасалась, что не будут).

запись создана: 04.06.2017 в 01:05

@темы: человеки!.., распорядок жизни в коммуналке, мухомор - гриб несъедобный, впрочем... (!), кружок по плетению мыслей, чужими словами, книжный червь, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

02:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Всякий раз, когда я еду на природу, я почти уверена в том, что у меня не получится, что я буду видеть картинки, а в голове будут вертеться ниочёмные мысли / привязчивые чувства.
И всякий раз я почти столбенею, когда это почему-то оказывается не так.
Когда в тот или иной момент тем или иным способом мне удаётся переломить ситуацию.

Сегодняшняя поездка в Солнечное не сулила ничего хорошего.
Во-первых, было солнечно :) (в такую погоду хорошо находиться где угодно, но только не у залива: засыпаешь), во-вторых, выехала я поздно (т.е. у меня было неполных 6 часов до последней электрички), а в-третьих, моё психологическое состояние оставляло желать лучшего.
- Ну ладно, причешу себя хотя бы внутри, - думала я, пока лежала на песке, а из глаз катились слёзы.
Но не тут-то было)

Я пошла из Солнечного в Комарово босиком.
Изумлялась таким знакомым местам, которые такие незнакомые (когда я пыталась пройти из Солнечного в Репино осенью, например, мне это не удалось, потому что волны лизали камни и бились о них, т.е. метров на 10-15 заползали на берег, и требовались скалолазные навыки, чтобы не сорваться в разъяренную стихию; а сегодня почти штиль, иди себе по песочку-радуйся), вдыхала запах водорослей, слушала море, смотрела в окна пансионата и ловила себя на желании прокричать людям оттуда: "Выходите же!.. В пансионатах так скучно, а тут такое солнце!" - улыбалась двум чайкам, которые пошли на меня в атаку (они так смешно это делают, так подчеркнуто воинственно кричат в один голос), обходила чайку мёртвую (ни разу не видела мёртвых чаек, а тут вот)...
Но чего ты, по сути, делаешь?.. Просто идёшь босиком по песку?


... И тогда я дошла до косы, посмотрела на неё выжидающе, сказала себе: "Ага, тут тебе будет трудно. Вперёд!", и несмотря на укоризненные взгляды изнутри (шёл ты себе тихо-мирно, душевное равновесие восстанавливал, а тут страхи преодолевать!), отправилась прыгать с камушка на камешек.
Ну как прыгать)
Если бы я умела прыгать по камням, торчащим из воды, ничего трудного я бы в этом занятии не находила.
Но как только я вижу камни, у меня включается фобия №1, а как только воду - фобия №2.
Поскачешь тут, пожалуй)

... Проблема в том, что скакать проще.
Когда скачешь, во-первых, делаешь это в согласии с ритмом (который есть у груд камней), а во-вторых, практически не сталкиваешься с иллюзией зрения.
Ведь что останавливает таких скованных людей, как я?)
"Камни, они все разной формы, разной степени устойчивости, разной высоты (!), а если я ногу не туда поставлю и соскользну, ой, а тут и вовсе некуда её ставить, а тут - кошмар-то какой! - прыгать надо!" - и прочие "мысли" в таком духе. Мы пытаемся высчитать :), понять, куда ступать безопаснее, будучи при этом почти каменными от ужаса.
А безопаснее просто прыгать, не думая, ибо, во-первых, тогда не нужно балансировать, а во-вторых, тело у тебя становится гибким и податливым, как у кошки)

Но я не ищу лёгких путей)
Ловлю ритм изредка и ненадолго, а в большинстве случаев останавливаюсь с мыслью: "Тут не пройти!" - стою так минуты две, жую подступивший страх и всё-таки продолжаю путь (ну, не поворачивать же)))
Становится даже лучше (хотя, чтобы стало хорошо, кажется, нужно по этой косе 10 раз пробежать туда-обратно); я почти не использую третьей опоры в виде руки :), хотя иногда хочется сказать себе: "Нет, ну ты Горлум прямо!"; не ищу дорогу, но вижу тропы и т.п.
Но иллюзии всё ещё управляют моими глазами.

Комароввский спуск.

Зато эта незапланированная 30-минутная борьба со страхами кардинальным образом меняет всё.
С одной стороны, я снова вижу красивое, изо всех сил улыбаюсь ему (в Комарово очень много черёмухи, а у ёлок появились молодые побеги! а деревья все таких разных цветов, и каждое - такое прекрасное!..), и оно оживает внутри, а с другой, растворяются преграды.
Ещё по пути "туда" я решаю выйти на Удельной и спрыгнуть с платформы (для меня это очень страшно, потому что я боюсь прыгать); в электричке кондуктор снова меня не видит, хотя, ну, всех обходит (я ведь так соседке когда-нибудь поверю; она меня называет то призраком, то привидением, потому что всякий раз или вскрикивает, или подпрыгивает, или просто очень пугается, когда я вдруг возникаю "из ниоткуда"; она говорит мне, что я очень тихо перемещаюсь, хотя, как по мне, громче ходят только слонопотамы), и отступать становится некуда)
Но мне всё равно.
Да, мне страшно; но уверенность в правильности происходящего сильнее.
И я просто схожу с этой платформы, пребывая в недоумении от того, чего боялась-то: в Солнечном спрыгивать и то труднее.

... Сложно описать, почему это всё так для меня важно.
Почему эти почти 6 часов столько всего внутри меняют.
Почему поначалу я плачу, а потом нет (почему и как именно в этой связи коса оказывается переломным моментом).
Почему, уже стоя на платформе, я сбегаю вниз и трогаю листья у деревьев.
Почему так здорово, что весна тут ещё случается!.. В Солнечном цветёт жасмин, в Комарово - черёмуха, и везде эти непоколебимые, чуть ли не видимые глазу силы роста, которые и про пробуждение, и про борьбу, и про расцвет.
Но я сижу дома, а у меня только начинают остывать ступни (как будто ты немножко солнца унёс с собой; или по углям побродил).
А в волосах песок.
Волшебно!)


@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

04:46 

Следуй за белым кроликом (с).
Коль скоро речь зашла о библиотеках.
Не так давно мне пришлось заехать в новое здание Публички, что на Парке Победы.
Ну как пришлось)
Я его люблю за то, что оно ветер.
За то, что ты заходишь - и находишь (на этом самом внезапном порыве откровения) то, что найти не чаял.
За то, что в читальном зале филологии, педагогики и искусств нет даже налёта библиотечности.
За то, что в плане здание круглое; там повсюду огромные окна и какая-то непередаваемо трепетная атмосфера.

Ты прогуливаешься по этажам - а тебе меланхолично и невесомо.
Изредка можно встретить доброжелательного сотрудника (других я там не замечала), посмотреть на спящих в мягких креслах читателей (там можно читать книги в коридоре! и да, прямо-таки спать! потому что никого не интересует, чем, собственно, ты занимаешься), наткнуться на аквариум с огромной рыбиной на цокольном этаже, пообедать (здесь, как и в основном здании Публички, кормят вкусно и дёшево) - как бы ощутить на себе налёт безвременья; но это нарочитое "как бы". Тут вовсю разыгрывается иллюзия сна сознания; но вся прелесть в том, что это просто маска)
Ветер не спит.
И если ты носишь оный в себе, пробудишься.

Я очень хорошо помню тот момент, когда ощутила всё это, оказавшись тут в прошлом году в первый раз.
Мне нужно было в рекордно сжатые сроки написать 1-ю главу про обзор литературы по теме, которую никто не изучал. Я обыскала интернет вдоль и поперёк - но это занятие вгоняло в меня в тоску (потому что я не понимала, ни зачем написаны эти статьи, ни что мне про них писать, ни почему моё время утекает в какую-то бездну).
Тогда я приехала сюда (за какой-то книжкой, которой нигде не было), и случилось чудо.
В первое своё посещение я совершенно случайно нашла работу, которая меня устроила, и как-то сразу поняла, о чём и как мне писать (я читала её когда-то в БАНе, но если вы хотите начать относиться к библиотекам так, как отношусь к ним я, запишитесь в БАН тогда она просто абстрактно мне понравилась), а во второй для меня ожили древние путешественники; я читала взахлёб и про Олеария, и про Саади, и ещё про кого-то; у меня горели глаза, потому что это же надо какая духовная мощь!.. Какие же они крутые, оказывается!
В сумме те мои два посещения длились четыре часа, но чувствовалось, будто прошла вечность, и очень не хотелось уходить) Но я - как знала о таком эффекте)) - приезжала за 2 часа до закрытия)

Чудеса этого года были скучнее, потому что читать мне ничего не нужно было, только ссылки расставить.
Но оттого менее чудесными они не стали.
"Не отчаялся, доверился интуиции и нашёл, когда меньше всего искать собирался", - как-то так их можно было бы описать)
Славное место)

Таки к предыдущему посту.
Эта фотография фрагмента врубелевского камина такой не задумывалась. Но отлично отражает суть.

Для сравнения, допустим. Удивительное дело: сказочный такой камин, яркие краски, богатырская (!) тематика (вообще тут изображена вполне конкретная и достаточно известная былина), но на своей фотографии я отчётливо вижу одного демона и несколько бесенят, фрагменты же былины замечаю только потому, что знаю, где и что искать. Как ему это удавалось?..

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, воспоминательное

04:24 

Следуй за белым кроликом (с).
Так всякий раз странно видеть, как исполняются твои желания.
Хотел закончить с обоями до лета - и вот в твоей комнате окопалась Алина.
И ничего тебе не остаётся, как доклеивать всё, что можно и нельзя, пока она ставит эксперименты на свечах.

На самом деле, оно, наверное, и должно было так завершиться.
Мы с Алиной вместе начинали сдирать обои в моей комнате - вместе мы их и доклеивали.
Т.е. пришла-то она и правда их клеить изначально))
Залезла на стремянку, принялась уверенно так накладывать полосу на стену)
Я не предупредила её о том, что стены у меня кривые и что в некоторых местах шпаклевка отслаивается вместе с клеем. Алина ведь так в себе уверена была)

В итоге, когда всё стало слишком плохо (минут так через 10)), она жалобно на меня посмотрела, и мне пришлось спасать её тонущее судно :)
Так что впредь она именно что помогала, а не пыталась сделать что-то за меня)
А больше заливала мой стол тем, из чего сейчас делают свечи.

- Хм... А это что за море? - спросила я, в очередной раз куда-то передвигая стремянку.
- Где? Ой... Это из той свечки, наверное, натекло, - ответила Алина и даже осушила водоём, который я впоследствии нарекла Байкалом.
"Даже" - потому что Алина не приучена (ну и просто не любит) за собой убирать.
Сегодня же она вдруг многое поставила на место, а кое-что и вытерла - по собственной инициативе.

... Сложно с ней очень в этом плане. Белое пятно там, где впору бы формироваться ответственности.
Не могу не сравнивать её с той же Настей.
Алине 12, Насте 13.
Настя одна ездит из Петергофа на другой конец Питера на маршрутках и возит туда малышей.
Алину мама водит в школу и из школы; до школы 5-7 минут пешком.
*А потом мама удивляется, почему ребёнок у неё такой безответственный. И правда, с чего бы*.

***
Чтобы отдохнуть от обоев и от Алины, я пошла гулять.
А там... чудеса.

Сначала меня обогнал парень с картонной ТАРДИС в руке (50*30*30 примерно).
Идёт как ни в чём не бывало, а она у него качается из стороны в сторону; не очень аккуратно склеенная, но тем более милая)

Потом - уже стемнело - меня обогнал другой парень.
И не собиралась я в него вглядываться (ну, вроде, парень как парень с рюкзаком, в походной одежде), но странная тень скользнула с его руки.
Я подняла глаза, чтобы понять, что за источник.
А там, оказывается, сова крыльями махнула.
И вот разные совы бывают, но эта про Хогвартс; не Букля, правда.

А недавно я шла, и навстречу мужчина, на плече у которого сидит на поводке рыжий кот, а рядом бежит кто-то типа лабрадора или крупной дворняги, не помню уже.
И девушка рядом достаёт телефон, чтобы их сфотографировать (и я её, в общем, понимаю: невероятно яркая, атмосферная компания).
Мужчина же прямо останавливается (дело на переходе, конечно)) и начинает позировать.
Не картинно, а так; ну, чтобы удобнее снимать было.
Девушка поначалу смущается, но потом они начинают перекидываться какими-то фразами и улыбаться.

Питер как он есть)
Столько в нём свежести и запахов после дождя.
И столько радости - когда уже подходишь к дому, а тебя окатывает почти_ливнем.
Улыбаешься)

Пока у нас тут дом вверх дном,

в Питере белые ночи.

@темы: сказка в дверь стучится, распорядок жизни в коммуналке, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, человеки!..

17:31 

Следуй за белым кроликом (с).
В ночь иду на Васильевский остров.
Издавна это место у меня любимое в городе.
Но одновременно и то, в котором я ни за что не хочу (и, надеюсь, не стану) жить.
Слишком любимое, и от головы до хвоста про боль.

Я прихожу туда разбираться.
Давеча гуляли-разговаривали с Наташей, и ко мне подступила неизбежность))
Наташа из тех людей, кто заживляет раны, когда им про них не рассказываешь.
Они как коты: ступают мягкими лапами, осторожно, бережно, греют...
... И ты вдруг понимаешь, где болит.
И что, если дёрнуть за ниточку, можно добраться до истоков.

Вот мы и дёргаем - в зловещей василеостровской тьме.
Когда пытаться докопаться до сути - чуть ли не единственный способ избежать жути наяву.
И докапываемся - и даже начинается дождь.
Делает вид, что начинается; иначе как мне покажешь, что слышно?..

... Иногда меня спрашивают, как понять, что задал тот самый вопрос.
А я не знаю, что отвечать)
Потому что, когда "задал тот самый", сомнений не возникает.

Вот с болью, например.
Пытаешься нащупать, бродишь вокруг да около, и оно болит, разумеется, но вы с Васькой бдите)
И в какой-то момент кто-то из вас говорит: "Настя, прекращай формулировать. Говори, как оно есть. Озвучивай весь тот бред, что приходит в голову. Ровно так, как он в неё приходит".
И оно приоткрывается.
Вы добираетесь до пережатых струн в душе.
Их становится видно - скозь этот внезапный поток слёз.
И не в чем тут сомневаться.

"Тише, тише, хватит, пойдём я тебя чаем напою", - усаживаешь себя на скамейку, достаёшь термос и задумываешься.
Боль, которая решается не таиться ночью, - тёмная боль.
И непонятно, как с ней работать в светлое время суток.

... А вообще очень много чудес на Ваське в ночи)
И фиолетовое белоночное небо; и из ниоткуда появившаяся Лента (про которую ты искренне не понимаешь, с каких пор она тут; неужели ты настолько давно здесь не был?.. или просто свернул не там, где раньше сворачивал?..), которая почти как Лента на Балтийской (Лента на Балтийской - особое место, в котором ждёшь утра после ночных автостопов / прогулок, чтобы на первой электричке уехать в Петергоф) и которой так же подозрительно доверяешь; и где-то на заливе гнездится Горьковская (т.е. она, наверное, ЗСД, но выглядит в ночи очень похоже и космически), и фуры-поливалки-люди с поднятой рукой-"таксисты"; птицы, весенние запахи, зелень и совершенно волшебный рассвет, в который выходишь прямиком из магазина.
Он горит над заливом ярко-ярко - и столько в нём сказки, столько чуда...)

С этим самым рассветом строй мыслей и чувств радикальнейшим образом меняется.
Ты уже не можешь думать о том, о чём думал ночью.
Любуешься подсвеченными облаками и временно_розовыми окошками башенек, останавливаешься у тихой речушки, по обе стороны от которой кладбища, и слушаешь утреннюю тишину, бредёшь через пробуждающийся (а на самом деле, не то чтобы и спавший) остров с блендером наперевес (не рассчитывал найти подходящий в Ленте, но чудеса случаются)) - вялый, в полусне, обходя вереницы пьяных - и обнаруживаешь, что через Тучков можно пройти!
И дышишь, дышишь, дышишь свежестью этого неописуемо прекрасного утра.

Я теперь не представляю, как в эти часы находиться дома))
Белые ночи завораживают, особенно когда ты так целиком в них.
Буду гулять что ли)
И доразбираться с тем, с чем мы только начали разбираться давеча.
Понять бы ещё только, как.

Изумления эта фотография не передаёт, но кое-что да ухватывает)

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, в объективе

01:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Я шла сегодня через полгорода, от парка Победы до дома, потому что, когда и разговаривать с собой, как не в дождь.
Под дождём холодно, если легко одет, неприютно - но одновременно очень на своём месте, и невероятно концентрированно - если на душе есть вопрос, который не даёт покоя.

Проговаривались простые вещи, самые основные, казалось бы, базовые - но при этом отошедшие на второй план что ли.
Когда выдвигаешь их на первый, поначалу сжимаешься удивлённо, а потом едва ли не ликуешь.
Тучи расходятся, светит солнце; за Обводным прямо-таки сияет)
Ты ликуешь, потому что делавшееся почти на автомате, вдруг расцвело новыми красками; такими, которые ты от него и не ожидал.
А город... стоит тихонечко и улыбается.

Когда ты смотришь во все глаза на разноцветно-зелёный Михайловский сад.
Когда радуешься байдарочникам на Неве и солнечным бликам на канале Грибоедова (и просто тому, что живёшь в центре Питера; это ведь как в сказке оказаться).
Когда добираешься до Сенного, а он ещё открыт! И можно купить себе фруктов и овощей вволю!..
Когда забредаешь в Новодевичий монастырь, а там ярко-ярко поют птицы, и молодая мама подражает им, дабы развеселить сына. И ты-то идёшь в туалет :), но мимо проходят монахини, и в воздухе, в походке, в выражениях лиц ты читаешь, почему они тут, для чего. И так оно тебе близко сейчас) Усилием воли выводишь себя за пределы этих стен: если я когда-нибудь сдамся и решу исполнить свою заветную детскую мечту, я твёрдо знаю, в какой монастырь уйду.
... Город дышит, город стремительно зацветает (даже сирень уже вот-вот, кажется, распустится) и очень-очень бережно проводит тебя по тенетам твоей души.

А говорите вы и правда о простом. Но одновременно об очень сложном.
О вере в человека.
О том, что эта вера - едва ли не единственное, что один может дать другому.
Но она не пустой звук; она реальная, действенная сила.

Проще осудить, проще пожалеть, проще пройти мимо.
Ничто из вышеозначенного не сделает уязвимым тебя, не причинит тебе боли.
Ведь ты отделён от ситуации; ты почему-то себя ей противопоставляешь.
... Но когда речь о вере, и ситуаций как таковых нет.
Ты принимаешь на себя удар за ударом.

Совсем необязательно, что они направлены на тебя.
Просто ты можешь переживать душевное движение того или иного человека как что-то... разрушающее все надежды.
Как крах, после которого не подняться на ноги.
Но именно в такие моменты ярче всего разгорается огонь веры.

Для тебя происходящее категорически_неправильно, болезненно, душераздирающе - но это... твоё видение и, в этом смысле, твои проблемы.
Если ты веришь в человека, ты не позволяешь себе в нём сомневаться.
Не потому что и повода нет (он-то вполне может быть; и он жалит тебя тем сильнее, чем менее сам человек его распознаёт), но потому что, строго говоря, нет (ведь есть и нематериальный мир, как бы одновременно).
И потому что это то немногое настоящее, что существует: несмотря ни на что видеть в человеке его высшее начало.

... Он сам себя покарает, сейчас ли, 20 ли лет спустя.
И боль и ужас его будут в разы сильнее твоих.
Но боль и ужас - это путь в никуда; это беспросветный мрак, из которого не так-то просто найти выход.
Вера же - фонарик, который светит во мгле.
Та самая надежда, которая не позволяет зарыть свою волю в песок и утонуть.
Маяк, который радостно увидеть и в шторм, и в штиль.
И вместе с тем всё, что ты знаешь про любовь.

***
Меня сейчас, как волной, сносит куда-то не в те степи.
Не получается формулировать сколь бы то ни было строго.
Но я буду думать дальше и приду к более ясному пониманию.
А пока доброй вам ночи)


@темы: мир на стечатке глаза, кружок по плетению мыслей, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:55 

Следуй за белым кроликом (с).
Накрапывает дождь; я тянусь к нетбуку - посмотреть прогноз погоды и одёргиваю себя: "Ты что? Дождь мелкий, "временами", ливня не будет, грозы тоже; а вот солнышко, вероятно, увидишь; это же очевидно!; поехали".
Нетбук закономерно не включается (есть у него такая функция; когда я собираюсь посмотреть какую-нибудь ерунду и, тем самым, например, опоздать на электричку, он пишет про ошибки на диске; и ты либо теряешь время, включая-выключая машину несколько раз, либо одумываешься), и я отправляюсь на Дудергофские, как и собиралась.

Я еду туда, потому что хочу посмотреть на то, как пробуждается природа.
Там лиственный лес; и если не туда, то куда?..
И оно удаётся.
Дудергофские встречают меня зелёным ковром, нестихающим птичьим пением, недораспустившимися листьями, зато уже распустившимися цветами :), и ясным весенним духом.

Очень люблю эти растения за их иномирность.

... Дудергофские сейчас очень похожи на Дудергофские золотой осенью.
Не по настроению, конечно, визуально.
Ищешь мириады оттенков зелёного, а находишь жёлтый, рыжий (ну, разве без красного) - и это не потому что цветы.
Очень много разных птиц и дорог, приводящих к кладбищу из Палевой розы, запахов, реагирующих на изменение погоды, мошек, летающих столбами и тучами, но всегда аккурат мимо тебя (может, дело в том, что они не совсем мошки, не знаю).
В какой-то момент неподалёку раздаётся ну почти грохот, я оборачиваюсь в надежде увидеть слонопотама, а замечаю двух белок, которые задорно носятся друг за другом, сметая всё на своём пути)
Много бережности и ясности.


То есть на Дудергофских ведь чего только ни происходит: то тебе солнце, то дождь накрапывает, то шквальный ветер (и мрачные тучи подступают)), то вдруг - не ливень, конечно, но ощутимо сильный для того, кто сидит на открытом пространстве и не собирается оттуда уходить в ближайшее время)), дождь на час или дольше.
И как и в серьёзных горах, изменения в погоде тут завязаны на твоих сиюминутных чувствах-мыслях-ощущениях.
Но несмотря на это, тебя не вырывают из более тонких сфер.
Напротив, перед твоим взором происходящее вовне и внутри предстаёт как единое целое.
И то, что для тебя в последнее время чаще разъединено, соединяется.

Очень люблю смотреть с высоты)
А потом мчаться с горы под дождём и улыбаться.
Сворачивать на те тропки, которые позовут.
И непременно - непременно! - спускаться в поля.
Даже если над ними нависли тучи, которые могут стать грозовыми.
Особенно если.

Не было грозы, конечно, но баталии в небе происходили знатные.

Это чувство простора и ветра, шумящего в волосах, можно поймать в Питере почти ежедневно в природе на открытых пространствах: на льду ли залива (или просто у моря в шторм), в поле ли, в достаточно ли высоких горах.
Его... не променять, кажется, ни на что.
Оно про огонь внутри, про неудержимое стремление, про отсутствие преград и не_возможностей.
Хотя именно на открытых пространствах ты наиболее уязвим, ты наименее уязвим тут, если смел и решителен.
Тебя видно, но и ты видишь; не прячешься и не сомневаешься.
... И тучи уходят к Дудергофским :) И так и не становятся грозовыми.
А ты идёшь через поле и не можешь перестать глубоко вдыхать.
Где если не тут.

Под конец моей прогулки начинается тот самый в меру сильный дождь.
Я прикрываю зонтом рюкзак (хватит с него мокнуть; кажется, он на 10 жизней вперёд за все наши совместные скитания вымок)), а сама смотрю на нежные оттенки белоночного заката и думаю, что же такое мой пресловутый кризис веры.
Я ведь что-то под ним имею в виду - но только не то, что вытекает непосредственно из значения словосочетания.
И вот мы сидим и разбираемся вместе с Вороньей горой.
Но не надрывно и болезненно, как обычно с Васькой, а тихо и по полочкам.
И выясняем невзначай, что я нещадно подменяю понятия.
Что тут, с какой стороны ни посмотри, о вере речи не идёт.


А о чём идёт, разбираться, видимо, с Васькой))
Пора уже, в самом деле, открывать сезон "ночей под ливнем без зонта на Васильевском".
Где ещё прочищать голову, как не там.
Благо, и дом теперь рядом.

Непогода уносится в горы.

И ещё 3!

@темы: тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

02:41 

Следуй за белым кроликом (с).
В Питере сегодня была неоднозначная погода. Вроде, и солнце, а вроде, тучи и ветер.
Поэтому, когда я села в электричку до Лемболово, я была готова к встрече с чем угодно.
Но определённо не с ясным голубым небом и солнцем в половину оного)
... Это немножко про волшебство, про то, как тебя держат, что бы ни случалось.
А ты идёшь через лес и улыбаешься.

Моё лесное путешествие сегодня оказалось двухчастным.
Первая часть выдалась, конечно, странной.
Началось всё с того, что батарейки в навигаторе за полгода сели.
И это была бы обычная история имени меня, когда бы я вдруг не возмутилась.
Т.е. вопрос ведь не был принципиальным (мой навигатор выручил меня целый один раз на Алтае), вполне можно было обойтись без техники, но я вдруг не поняла, почему я должна без неё обходиться)
Достала фотоаппарат из рюкзака, вставила в навигатор рабочие батарейки, порадовалась тому, что до одной из недавних точек 3680 что ли километров (это как раз Алтай), отметила новую точку, вернула батарейки фотоаппарату и отправилась гулять.
... И это не вполне стандартное для меня решение каким-то образом повлияло на всё, что было дальше.

А дальше я заблудилась в лесу.
Точнее, не заблудилась, конечно (потому что для меня "заблудиться" - это что-то про чувства, про действительно_не знаешь, в каком направлении тебе двигаться, чтобы выйти; я так блуждала в лесу под Новгородом и в лесу под Петергофом, и это был специфичный опыт, ибо закат стремительно надвигался и там, и там)), но, побродив по бурелому и обнаружив себя вдруг в болоте, осознала, что, если бы мне прямо сейчас нужно было отсюда выйти, я бы банально не указала направление.

Вот этим светом болота заманивают. С холмов кажется, что там просто лес, в котором просто почему-то светло) Из бурелома этот свет видно задолго до)

Люблю такие ситуации за то, что "здесь и сейчас" в них преодолевается страх.
За то, что ты скачешь с холма на холм меж двух болот и при этом утверждаешь.
Ты сильный и контролируешь происходящее - какой-то такой посыл.
... Лес расступается и приводит тебя к дороге, которая, как обнаруживается опытным путём :), ведёт к станции.
И ты, как когда-то, в Чайке разводишь руками)
Т.е. это всё очень круто, но ты ведь ещё даже не заблудился!
И вообще: к станции-то тебе зачем?)
*Т.е. да, ты подумал, что хорошо бы найти дорогу. И вообще выйти к станции, потому что тогда бы ты выбрал другой путь. Но ты даже не желал этого)*

Шутки шутками, а когда выходишь из мрачного бурелома и бесчисленных болот на дорогу, на душе становится уютно и тепло.
Дело даже не в появившейся определённости (когда блуждаешь, определённость формируется из неизвестности с каждым следующим шагом; или не формируется, если ты, например, паникуешь), но в ярком ощущении того, что и из гнетущего бурелома, и из вязких болот, можно выйти к настоящему свету.
Ведь, когда ты пробираешься через ельник, нередко появляется свет-мираж.
Поначалу ты ведёшься на него, а потом понимаешь, что всякий раз это болота.
Они словно заманивают тебя, дарят надежду, которая разбивается о реальность.
... А тут настоящий свет. О котором и не мечталось. И в котором всё просто. Чудеса!)

Болотная эстетика)

Во второй части путешествия я брожу уже по лесопарку.
Там дорожки, мостики через болота и озёра, много зелени кругом, птицы, солнце, красота и - тот тут, то там - люди.
Не очень укладывается в голове (потому что только что был в лесу же), но и не вызывает диссонанса.
Это... другой жанр.
Это когда тебе не нужно отвлекаться на борьбу со страхами - но только воспринимать и мыслить.
Как если бы ходил по лесу не в одиночку (с кем-то, кто умеет не бояться).
Славный жанр)

В лесопарке много дорожек-тропинок, постоянно расходящихся в разные стороны.
Но ты почему-то всегда точно знаешь, куда они ведут.
И когда тебе нужно выбрать вполне конкретную (чтобы вернуться, например, к станции в нужное время), ты не задумываешься.
По ощущениям, она зелёная, а остальные красные.
Вот только ты не на цвет ориентируешься.
Она становится зелёной, потому что ты предварительно её выбрал, потому что знал, что она-то тебе и нужна.
Люблю так читать дороги)

Лесопарк, свитый из множества дорог.

А дальше Мироздание продолжает улыбаться)
Часто так получается в последнее время, что меня не замечают - в автобусах ли, в поездах ли.
И с одной стороны, впору испытывать неловкость (и обычно испытываешь, конечно, в той или иной мере), а с другой, не с нашими ценами на проезд.

Вот и сегодня меня не видят.
И я уже "предвкушаю радость" выходить в Пискарёвке в ночи и искать подходящий автобус :) (мне всё время кажется, что билет "на выход" очень дорогой, хотя, на самом деле, нет), но начинается перепроверка билетов, и я, грустно смотря в глаза кондуктору (я невидима, но все знают, что я еду, мягко говоря, давно), покупаю билет до вокзала (это очень неловко, конечно человек-то работает объективно хорошо, а тут ты вдруг, но честно).
И непонятно поначалу, почему так.
Ведь получилось лучше, чем должно было (ты должен был сначала пытаться сориентироваться в Пискарёвке, в которой ни разу не был; потом ждать автобус, потом долго ехать на нём; или же, как планировал, выйти в Девяткино с билетом, потратив на 100 рублей больше, и долго-долго ехать под землёй до дома).
Но пока ты пробирался от вокзала к дому, начался салют.
Который только что, пока ты был в лесу и сидел на бревне, устраивал Гэндальф в честь дня рождения Бильбо.
Как же его не увидеть вживую, в самом деле)

Огнедышащие деревья)

... Такими странными путями ты всё-таки не прошёл мимо Дня Победы.
Т.е. про себя-то ты и так мимо него не прошёл.
А не про себя по касательной соприкоснулся с толпами на улицах.

Когда-то я очень трепетно относилась к этому празднику.
Сейчас мне не очень-то понятно, что празднуется.
Мне, скорее, не нравится, что происходит, потому что война - это не то, за что следовало бы поднимать бокалы с шампанским. С одной стороны.
Но с другой, для многих это повод помнить.
И, может быть, лучше так, чем никак.
Тем более что конкретно в Питере в отношении жителей к этому дню больше серьёзности, чем чего-то иного.

... Поезда на Финляндский приезжают сегодня не в Питер, а в Ленинград.
Из приозерской электрички днём выходит пожилая пара; он с кучей орденов, в военной форме и с табличками для бессмертного полка; она просто рядом.
Машинисты поздравляют всех с праздником.
Такое вот 9-е мая.

Куда же без воды и озёр)

И цветы бонусом) Хоть и снежная, а весна.

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

15:04 

Следуй за белым кроликом (с).
Приезжаем в Комарово и сворачиваем на экотропу - а почему бы и нет)
Она славная там.
Каскадные озёра со сказочного цвета водой. Вода в них зеленовато-голубая, но визуально ещё и вязкая.
Всё вместе оживляет пространство; ты просыпаешься в нём, не успев приложить усилий.
И изумлённо смотришь на полые зелёные стебли, которые и тут и там, всё больше гроздями, нежели поодиночке.


А потом - совершенно внезапно, как бывает, когда просто перелистнул страницу - скорее, бор сменяется самым настоящим ельником. Глухим, тёмным, сплетённым из мириад запахов.
Молоденькие ёлочки вытягиваются из корней поваленных собратьев, куда ни направишь взгляд - всюду ёлки, огромные, высокие, заслоняющие солнечный свет; и покрывало из апатичного мха.
Мама говорит, что считается, будто ёлки забирают энергию. Не люблю всех этих наклеек, но какая же торжественно-зловещая красота!..

Мне нравится, как в этом пространстве формы перетекают одна в другую. Но, может, оно и чудится)

Внезапно ельник сменяется ненадолго елово-сосновым бором.
Это разительная перемена, по ощущениям.
Визуально перед тобой теперь бесконечные угловатые узоры из веток, но сквозь эти узоры на тропу попадает солнечный свет, и это прекрасно)

Но прекраснее, когда сворачиваешь с тропы, чтобы побродить по остаткам снега на широченной просеке.
Кажется, что радикально ничего от этого не поменяется, но стоит вступить на белоснежную полянку, как оказываешься буквально ослеплен.
Свет, от которого хочется закрыть глаза :), но ты, конечно, наоборот открываешь.
Впереди ёлки-сосны начинают перемежаться берёзками. Неужели же и правда бывает так светло?)

Вернувшись на тропу, оказываешься среди огромного числа муравейников.
На сопроводительных табличках пишут про республики муравьёв (про то, что муравейники не обособленны, но связаны друг с другом) - и вот уж истинно так :)
Огромные, конусообразные, примостившиеся то меж двух деревьев, то просто в тени огромных ёлок, они... производят впечатление)
Ты не то чтобы оказываешься в ином измерении - но в ином царстве, в гостях, и оно завораживает.


... И вот не люблю я все эти таблички - на тропах ли, в музеях ли - но для моих родителей они одно из средств познания реальности. Я люблю наблюдать за тем, как это происходит, и становиться соучастником что ли.
95% информации там пустая, ничего не добавляющая (а скорее, наоборот) шелуха.
Но если среди оставшихся 5-ти ты найдёшь ключ, что-то начнёт происходить и в тебе, и вокруг.
И это доброе такое волшебство)

Т.е., понимаете, там раньше было море.
Никаких глухих ельников и муравьёв, никаких в меру крутых горок и озёр - морское дно.
Тропа проходит по дну этого моря (из которого когда-то образовалоась Балтийское); и если это хоть на сколько-то пережить, и внутри тебя кое-что расширяется.

Тропа приводит к Финскому - и мы начинаем путь к Репино.
По пути мы преодолеваем множество ручьёв (через них приходится перепрыгивать, и это то, чего совсем не ожидаешь), бредём то по пляжу, то меж камней, один раз даже переходим брод по бревну (и не хочется, конечно, но в голове всплывают образы брёвен из Ярлу, по которым, конечно, с огромным рюкзаком, и местное бревно начинает резко казаться мирным, ровным, устойчивым и толстым-толстым)).
Маме это всё, конечно, скучно, потому что "кругом всё одно и то же, впечатления не меняются", а я не очень понимаю такую позицию, поэтому вставляю пару копеек про сомнительную ценность внешних впечатлений, навязанных нам кем-то /чем-то извне, и про то, что неплохо бы стараться самому образовыать впечатления внутри.

Смотрите, как светится, несмотря ни на что)

... И тогда станет ясно, что вокруг всё непрерывно меняется (да Финский же, ну; и питерское небо).
Что в этот пасмурный (но не дождливый, к счастью) день над заливом выстраивается панорама того, что будет дальше.
Там видишь то, чего не видишь в городе.
Там солнце на полгоризонта, а на среднюю половину - затянутое плотной пеленой небо.
И поначалу эти три части взаимодействуют между собой неактивно, как вдруг средняя начинает наступать.
Местами в ней как будто образуется дождь (он и до нас добиарется, и целых минуты две капает), но "как будто" довольно скоро перерастает в нехилые такие воронки, которые уже, очевидно, польют основательно, если их вдруг не остановят те белые несокрушимые облачка, на которые я очень надеюсь.

Да меняется же ж! По настроению так точно)

Для упрощения восприятия мы с мамой... играем.
У нас есть воронка-дочка, которая стремительно несётся в сторону Питера, не обладая при этом достаточной мощью.
Есть воронка-разъярённая мамаша, которая несётся вослед и уже представляет из себя нечто зловещее, нечто, что в состоянии оказать сопротивление солнечной стороне.
И есть воронка-папаша, которая никуда не несётся, но мудро накапливает силы на своём горизонте.
Кажется, если она их накопит, над Питером прольётся неслабый дождь.

Скорее, вихри, чем воронки, конечно.

И дочка, и мамаша пролетают над Кронштадтом (и кажется, поливают оный дождём, но, впрочем, может, и нет) и почти растворяются в питерском небе.
Храбрые белые облачка не пропускают их дальше; от зловещей ворончатости остаются ошмётки, которые местами проливаются двухминутным дождём.
А папаша... видимо, не успевает до заката?
(У меня есть дурацкая с_алтайская гипотеза про то, что на закате все процессы замедляются; т.е могла быть жуткая гроза, но стоит начаться золотому часу - и нет никакой грозы, словно и не бывало; но я люблю фантазировать, да)) По крайней мере, дождей над центром Питера не проливается, а в понедельник нас встречает и вовсе яркий, солнечный день)

Здорово бродить под аккомпанемент моря)

@темы: мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда недели три назад я искала, что можно было бы послушать / посмотреть в Питере с мамой, я грустно констатировала, что ничего.
Но после Жениного рассказа о Моцарте мне стало интересно, и вот совершенно внезапно нашлись вменяемые билеты на "Свадьбу Фигаро" в Мариинке, и мы с мамой бодро туда пошли)

Оперы - это тяжёлый для меня жанр)
Оперы Моцарта, наверное, вдвойне, потому что я чётко слышу, что да, мощь, что оно нисколько не пошлое, несмотря на характер источника, что оно точно не романтизм, а какое-то... безапелляционное утверждение, но воспринимать всё-таки у меня не выходит.

Я довольно давно прицельно слушаю Чайковского и могу +/- поверхностно говорить о противостоянии рока и личности в его симфониях и не только; я иногда с первого раза вижу структуру экспозиции :facepalm:, в меру близко к тексту могу предположить, о чём 2, 3, 4 части.
Но Моцарт не Чайковский, и опера не симфония, и в этом проблема.

... На тебя почему-то вываливается космос.
Ему нет никакого дела до того, понимаешь ты в нём что-то или нет, он просто звучит.
А ты не знаешь, с какой стороны к нему подступиться.

Уже из увертюры понятно, что дальше будет что-то грандиозное.
Что это не просто музыка к комедии, что это похлеще, чем никогда не сдающийся Бетховен.
Потому что Бетховена ты всё-таки в состоянии воспринимать; он мощный, но конфликты у него (сверх)человеческие (а потому в чём-то близкие), а за Моцарта не уцепиться попросту.
У тебя нет ключа к такого рода откровениям.
Слишком концентрированно и глубоко.

А ещё трагизма нет.
Вроде, звучат иногда печальные нотки, но они тут не то чтобы случайно, но гармонично.
И всегда с выходом в целое, соответствующее (равное) самому себе.

... На сцену я не так часто смотрела, но визуально очень красиво сделано.
Соответственно; со вкусом.
И поют (и играют) прекрасно.

Здорово, конечно, что опера на старой сцене.
В антракте можно спуститься в партер и любоваться круглой формой зала, императорской ложей, эстетикой пространства.
В нём очень много сказки)
Уюта, смешанного с серьёзностью.
Смотришь с разных ракурсов и радуешься)
Красиво оно всё в целом)


@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, музыкальная шкатулка

22:27 

Следуй за белым кроликом (с).
Всякий раз не перестаю изумляться тому, что можно поднять себя с утра и сделать, что собирался)
Волшебство такое)

Сегодня, например, я добралась до колокольни в Александро-Невской Лавре.
Мне очень хотелось попасть именно туда (частью потому что 2 года назад я не рискнула проникнуть в Лавру, но просто побродила рядышком вечерком; частью потому что это труднее - ехать туда, где ещё не был, это расширение границ собственного мира что ли; частью потому что там высокая колокольня со множеством колоколов) - и вот совпали моё намерение, солнечный (!) день и, собственно, возможность (наверное, кульминацией был тот момент, когда я стояла внизу, сверху стали спускаться люди, и уже можно подниматься, как вдруг на колокольню проходит звонарь; "Покажи им там, как надо звонить", - отпускает ему вслед священнослужитель; так оно здорово!..).



Вообще в Лавре сегодня удивительно мало народу.
На колокольню ведёт очень-очень узкая винтовая лестница (не видела я таких на колокольнях пока больше нигде), и, кажется, там можно поселиться.
Играют то прихожане, то звонарь - последний делает это настолько прочувствованно и каждый раз по-разному, что просто не хватает слов)
... Т.е. я ведь далека от Лавры.
В том смысле, что разные храмы и монастыри бывают, и редкие оказываются мне созвучны.
(Лавра... слишком популярное место; это не очень сильно на ней сказывается (как ни парадоксально), но всё-таки тут довольно много того православия, которое мало кто любит) Православия как религии, вот).
Но, несмотря на это, ты стоишь там, наверху - и тебе всё нравится.

Да, ты не понимаешь, зачем женщины средних лет начинают возмущаться, когда одна пара играет чуть дольше, чем, на их взгляд, положено (в этой паре, очевидно, есть священник, и ещё к ним присоединяется звонарь, и то, что они втроём делают, - непередаваемо прекрасно), - всё равно эти женщины никуда не опаздывают отыграют и тут же спустятся; ещё меньше ты понимаешь все эти экскурсии (ну... не то место храм, чтобы там долго и громко обсуждать, чем Лента отличается от К-Рауты), но оно всё тает, когда ты стоишь аккурат под колоколами и смотришь на солнечный город.
Или когда играешь сам - глупо, неумело, по-своему.
... Всё парит в эти мгновения, всё праздник.



Когда выходишь из Лавры, ощущаешь странное.
Радость, из которой словно вырезали эмоцию.
Этакое ничто, заполненное не тьмой, а светом.
... Т.е., наверное, раз оно воспринимается как радость, эмоция в нём есть - просто ты до неё пока не дорос.
Так что летишь себе отполированным сосудом, улыбаешься людям, с которыми звонил на колокольне, радуешься автобусу, который подъзжает, как только ты доходишь до остановки.
И свету - солнечному, яркому, отражающемся в школьницах напротив, которые словно крапивинские мальчики, только Поллианны.
Едут во французский колледж с несделанным д/з, придумывают историю про забытую тетрадь, смеются, делают глупости, надеются на счастливый билетик)
Хорошие)


@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, кусочки счастья, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

00:55 

Следуй за белым кроликом (с).
Одно из самых удивительных качеств Петергофа заключается в том, что он не скажет тебе ни что ты болен, ни что ты не прав.
Не потому что он во всём с тобой согласен - потому что он в тебя верит, что бы с тобой ни происходило.
Он ни за что не будет тебе помогать (но посодействовать может); он не утешит, не скажет, какой ты замечательный, - но его поддержка неоценима.
Потому что реальна; потому что благодаря ей ты понимаешь, что что-то всё-таки можешь, ибо вот_прям_щас это делаешь, во многом потому что... он в тебя верит.
Вера эта размыкает тебя.
Тебе перестаёт хотеться спрятаться в скорлупку - но напротив, ты стремишься сделать всё возможное для того, чтобы осмелиться утверждать: "я не один".

Обратная ситуация неминуемо возникает там, где ты боишься, что в тебя не верят / перестанут верить и т.п.
Ты замыкаешься в этом своём страхе, начинаешь стараться соответствовать своим представлениям о представлениях другого человека о том, что есть правильно.
Стоит тебе ошибиться хоть в крошечной детали (которая, напомню, всё ещё твоё представление о чужом представлении правильности :)), на тебя низвергается ад.
Первая мысль, которая обычно возникает, - "это непоправимо".
С ней достаточно пожить минут 10, чтобы внутренний ад начать воплощать вовне.
Это очень мощная и жестокая мысль.

(Сегодня добрый Петергоф напомнил мне, как это работает, сделав меня участником довольно невинной ситуации.
В Петергофе есть магазин с кучей отделов. И вот в молочном проходит дегустация сыра. В рабочие дни я не могу пройти мимо бесплатной еды, потому что, когда ты встаёшь в 11, а возвращаешься в 10-11 и_начинаешь_готовить_завтрак-обед-ужин, в промежутке перехватить что-то - бесценно.
И вот беру я зубочистку, а на ней вместо одного кусочка - четыре (ну, как мне показалось).
Ну, вроде бы, подумаешь, мне же лучше))
Кладу в рот этот сыр - и тут на меня наступает крупная женщина с вопросом: "И как?!"
Ей пришлось трижды повторить свой вопрос и даже уточнить его, прежде чем я поняла, что она имеет в виду: "Вкусно? Стоит покупать?", а не: "Ты ограбила три супермаркета! Оставила без еды женщин и детей! Как ты могла!!"
... Шутки шутками, а для меня это был ужас. Почти_оцепенение. Но это длилось секунд 5; а вот представьте если 10 минут).

Я уже несколько раз благополучно ушла от темы, тогда как изначально хотела сказать следующее.
Сначала ты полпары слушаешь Наташу (так, как обычно слушаешь людей, т.е. не вставляя реплик от себя, но устраивая так, что человек ощущает себя комфортно), потом добредаешь до 3-го курса, и вы много смеётесь.
Потому что, когда догрызаешь (!) Тухольского, смех - чуть ли не единственное, что тебе остаётся)))

- Полюбуйтесь курами и и злыми козлами, - переводит Андрей.
- Почему злыми, когда сердитыми? - вставляет Толя.
- Где вы видели сердитых козлов? - спрашивает Аня.
- И вообще тут козы, а не козлы!
- Ну а коз сердитых вы где видели? Или хотя бы просто выражающих какие-то эмоции?
- Я встречала несердитых! Те, которых тут пасут (ну, в Петергофе), даже улыбаются иногда!

Толя пытается перевести предложение слов из 20-ти 30-ю примерно словами.
- Толя... Оно-то, конечно, прекрасно, но если чуть ближе к тексту?
- Это художественный перевод!
- А... Т.е., чтобы пробудить в вас поэтическое вдохновение, нужно дать вам почитать Тухольского? Ну, ладно-ладно)

А потом ты выбираешься на улицу, чтобы идти к Насте, а там солнце во всё небо. И ни облачка! (Хотя с утра всё было затянуто).
И ты прямо физически ощущаешь, как что-то внутри тебя возвращается на своё место.
Как в душе возникает не мир, конечно, - но его предчувствие.
... Потягивается после долгого сна любовь.

После солнца явился туманищще. Но это уже другая история)

@темы: человеки!.., тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:25 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда проводишь - не в глуши, конечно, просто на природе - почти 8 часов, столько всего происходит разного, хорошего)

С утра в Питере полыхало солнце.
Я расстраивалась на тему того, что опять увижу залив в ничего_не_делательную погоду, вышла в Комарово и отправилась исследовать окрестности озера Щучье.
Задачи дойти до этого озера я накануне не ставила (мне просто хотелось посмотреть, что за лес там вокруг), поэтому поворот на нужную улицу я благополучно пропустила, и показалось поначалу, что зря (в лесу пока довольно глубокий снег, и ходить без троп, конечно, можно, но не очень понятно, зачем этим увлекаться).
Однако принцип: "Когда не ищешь, находишь", - отлично работает. Поэтому, побродив по окраине посёлка и по утрамбованной лыжниками просеке, я вдруг вышла на Озерную улицу; точнее, уже даже непосредственно в заказник.

Финский - со множеством оттенков белого и чудесными узорами)

Ну, к Щучьему, так к Щучьему)
Бредёшь через лес - светлый-светлый, с огромными муравейниками, запахом хвои, кронами сосен высоко под небесами, голосами птиц, скрипом деревьев - и вдруг испытываешь изумление (почти такое, только сильнее, каждый раз настигает, когда выходишь к Финскому в Старом Петергофе; вроде, столько раз там выходил, столько раз удивлялся как в первый, столько раз, забывая, что под ногами голый лёд, устремлялся вперёд бегом, потому что невероятно сказочно и светло, и вообще Финский, - а вот же ж): там, впереди, огромное белое поле, усеянное солнечными лучами.

... Конечно, идёшь по льду. Внутри пережёвывает совершенно нежданное здесь ощущение простора. Кругом всё мягкое, приветливое, сдёргиваешь с головы шапку - и бредёшь, думая о своём, параллельно радуясь тому, что вот же, выстраивается как будто кое-что...

Финский.

Забираешься на какой-то нехоженый берег выпить горячего чая - и вдруг слышишь, как поёт лес.
Это так внезапно именно_тут, и вообще лес обычно звучит по-другому (точнее, ты привык, что он звучит по-другому) - у Щучьего это похоже на настройку инструментов в оркестре.
Впрочем... мало ли что тебе покажется, в самом деле.

Обходишь озеру по периметру, сколько-то бродишь по лесу (по нему бродить оченть мокро, но хорошо; он немножко сказочный), выходишь к опоясанной деревьями дороге - и начинается снегопад.
Лёгкий, нежный, под тон мыслям и домам с разноцветными стёклами, которых почему-то очень много в Комарово)
... Выбредаешь где-то не совсем там, смешно ругаешься на себя (приходится идти вдоль трассы по скользкой наклонной поверхности, срывающейся в обрыв; и, вроде бы, непонятно, чего тут бояться, а боишься же всё равно и потому троллишь себя Хибинами, и прямо срабатывает даже))

А потом выходишь на дорогу к заливу и совершенно внезапно встречаешь там Кэти))
Т.е. для тебя это не вполне внезапно (тебе утром казалось, что как-то так будет, но ты давно забыл; а тут идёшь под довольно крутую горку и видишь далеко впереди движущегося навстречу человека, очень похожего на Кэти; "а было бы забавно встретить здесь Кэти", - думаешь про себя и вдруг обнаруживаешь, что ты как бы уже))
И так радостно)

Финский. Лёд тронулся.

... Выходишь к Финскому, а там бушует стихия.
(Ну, не хотел же снова солнца на заливе))
Свистит на многие голоса ветер, в лицо забивается колючий град.
Ты, конечно, подходишь по льду к самой кромке; там, где ты останавливаешься, пока нет воды, но слой льда визуально очень тонкий; этакая чернота на несколько метров вперёд.
Кажется, будто ты не то в Финляндии, не то, скорее, в Дании.
Весна с привкусом гор и зимы; и идти, идти, идти навстречу этому ветру...

На каком-то участке вдруг очень много морен.
Там и настроение меняется - подключается что-то космическое, бескрайнее...
А если пройти ещё вперёд - утыкаешься в ледяной гребень.
Конечно, идёшь по нему гулять - и вдруг замираешь: лёд тронулся.
Т.е. он, понятно, что не вот_прям_щаз, но так это здорово!
Кажется, можно долго-долго смотреть на то, как из той самой тёмной толщи выбивает льдины; они выпрыгивают, на пару мгновений замирают перпендикулярно поверхности моря и вдруг, подталкиваемые следующими наступающими льдинами, рассыпаются на кучу мелких осколков.

Эти кусочки льда таинственно-голубого цвета.
Из них вот таким естественным образом выстраиваются целые башни, покуда на очередной льдине (лично для меня олицетворяющей Финский как он есть), уже выпрыгнувшей и застывшей, процесс вдруг не замораживается.
Все звуки разом затихают, будто и не было ничего только что)

Та самая застывшая льдина.

А параллельно с этим по той самой чёрной полосе бежит-шипит тонкий слой воды.
Точнее, наверное, пены.
И понятно, что ещё чуть-чуть, и... но, на самом деле, ничего не понятно)

Думал, что возвращаться будешь под град в спину, а он давно утих, сменившись в меру сильным, мягким снегопадом.
(И никак тебе в голове не уложить, что совсем недавно светило солнце; только что бушевала стихия; а тут вдруг почти колыбельная тебя подгоняет))

Я не знаю, во сколько электричка, ухожу наугад, не угадываю и возвращаюсь на полчасика.
И вот небо и земля))
Такое спокойствие, такой свет с небе и с горизонта, такие мягкие краски...
О том, что было совсем по-другому ещё совсем недавно, напоминает разве взрывающийся под ногами лёд.
Сначала не понимаешь, что это за хлопки такие, а потом осознаёшь, что идти там, где шёл полчаса назад совершенно спокойно, резко стало небезопасно)
Точнее, на грани.
Но пока не прошёл закат, ничего не случится.

Тёмная полоса и прочие сущности.

И правда)
Сидишь себе с чаем на каком-то нагромождении льдин, смотришь на прекрасные замки впереди (снежно_королевские такие), на замершее небо - тебе очень спокойно и правильно.
Уносишь внутри эту умиротворенность и нежность, сказочность и красоту; тебе аккомпанирует Комарово с глубоко_синим небом и мерцающими фонарями.
Что-то петергофское есть во всём этом, но одновременно - что-то неповторимо_своё.
Здорово)

И ещё 8)

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:25 

Следуй за белым кроликом (с).
В Питере поселился туман.
Сначала выходишь так недоверчиво (может, горит что? на всей Петроградке одновременно, ага)), а потом чуть не прыгаешь от радости.
Очень это всё про горы Очень оно красиво и наполненно.
И небо, и Нева, и очертания города.

Почти море.

Туман ведь не стоит на месте.
Перемещаясь, он местами разрывает небо - и из этих разрывов на город падает свет.
Деревья яркие и чёткие (словно прорисованные тушью), Исаакий то прячет макушку, то хитро выглядывает откуда-то сбоку; со стороны Петропавловки видно только бродящих по Неве людей, корабль и огромное серое поле, тянущееся вплоть до горизонта.

Над городом гуляет свет.

Ближе к ночи картина радикально меняется.
По небу плывут облака, сияет чуть ли не полная луна, а густой туман территориально ограничен Дворцовым)
До него город словно на ретушированной фотографии, пахнет тайной, загадочный, уютный.
В районе Эрмитажа небо рассекает орёл.
Не разглядеть, откуда он поднимается. Кажется, что вот так и застыл в небе.
От Адмиралтейства видна тоже только стрела.
Купол Исаакия, ни следа Медного всадника (или, точнее, только след))

Такой он [туман]) При включённой вспышке.

Сразу после Дворцового всё чёткое-чёткое.
О тумане напоминают льдинки на тротуарах и стёклах машин, словно инеем покрытые лавочки, зябкость.
И плывущее под фонарями нечто.
Которое туман и есть. Живой-живой.
И ещё 4!)

@темы: в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

00:04 

Следуй за белым кроликом (с).
Очень люблю Петергоф.
Он тактичный невероятно, всюду рассыпает чудеса и дороги.
То находишь деньги на улице, объясняешь, почему не возьмёшь, - а он спустя время пару раз бесплатно катает тебя на автобусах.
То находишь ключи, благодаришь, объясняешь, почему не возьмёшь, - и в следующий раз обнаруживаешь такие, которые не взять неправильно))
Он принимает тебя со всей твоей нерешительностью и глупостью, расставляет мысли по местам, упаковывает эмоции в красивый ящик, называет себя твоим домом - но всё-таки особенно он радуется, когда ты поступаешь из силы.
Когда ты сама решаешь, что сейчас будешь делать.
Но не рассудочно (рассудочность этот город с трудом терпит)) - а иным образом.

В этот четверг у меня 2 пары, ученица в Петергофе, ученик по скайпу и отъезд в Москву через час после окончания занятия.
Болезнь внутри меня говорит: "То, что ты замышляешь, - безрассудство!"
И, вроде, с этим утверждением сложно спорить: всё течёт, между студентами и Настей перерыв всего 2 часа (т.е. дольше 20 минут на Финском не задержишься по определению), температура норовит подняться - но я, взвесив все видимые мне "за" и "против" в последний момент решаю так.
И ни секунды не жалею о своём решении.

К Финскому пробираешься по воде и льду.
В какой-то момент даже кажется, что не дойдёшь, - но прогоняешь эти мысли и выбираешься на своё место.
В котором ты, как это обычно бывает, один.


Белоснежная гладь до горизонта поражает.
Только-только (какие-то 10-15 минут назад) ты шёл по Петергофу и думал, что в воздухе появился тот самый весенне-летний свет.
Его, кажется, ни с чем не перепутать.
Как только он появляется, можно утверждать: зима отошла.

И вот ты выбрался к заливу - а он весь про этот свет.
Сияет себе сказочно и спокойно.
И ты, конечно, выходишь на лёд.
И идёшь - вперёд, вперёд, вперёд....

Тот самый свет.

На Финском (у берега) надёжно очень.
Вроде, и вода уже есть, и трещин немало, и под тобой задорно проваливается верхний слой льда - а залив держит.
И ты видишь, что удержит: этой зимой он основательно промёрз.
От него веет спокойствием и уверенностью.

Очень здорово вот так через него идти!
Прямо по курсу плывут корабли, за твоей спиной - тихий, безлюдный лес, над головой - окрашенное в нежные закатные тона небо.
И, вроде, день был облачный - а ни ветерка, и солнце улыбается мягко-мягко.


... А потом выходишь - и тебя подхватывает любимый твой город дорог.
Линейное пространство становится не только линейным.
Дороги вновь сплетаются в клубок, расплетаются обратно - и так бесчисленное число раз.
Как когда-то в Таллине, ты вдруг видишь, как город взаимодействует с морем.
И как из этого взаимодействия рождаются настоящие чудеса.
Их не пощупать-не потрогать; но они разлиты повсюду.
И это прекрасно)

Ты встречаешь по пути таких же странников и ощущаешь, что всё на своём месте.
Что, конечно, тут люди видят глубже; что почти никто всерьёз не ходит по бездонным лужам и грязным сугробам.
Что тут - и так, и не так.


Подходишь к Настиному дому - изумляешься вдвойне.
В этом месте Петергоф, оказывается, очень похож на Красногорск.
Настолько, что вдыхаешь этот воздух - и понимаешь, как тут живут.
И светло от этого понимания очень...

... Словно и правда в этом году город дорог решил познакомить меня со всеми теми местами, про которые я и знать-то не знала, хотя прожила тут три года.
Они раскрывают его с неизвестных мне ранее сторон.
И мне это всё очень нравится.

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

05:16 

Следуй за белым кроликом (с).
Иногда кажется, что уже устал ездить.
Что вот бы лечь на диван и превратиться в Обломова.
Ну, понятно, книжки / статьи читать, еду готовить, гулять время от времени и заниматься ремонтом.
Очень обманчивое ощущение)

Так что утром я направлюсь в Киров.
Трудно мне пока в это поверить.
Но время ещё есть)
Доброй вам ночи!)

P.s. А тут пусть полежат разные фотографии.
Про февральский Питер (люди бродят по Неве, кажется, в любую погоду; и это по-своему красиво), про лёд на Неве и падающий снег, про новогоднюю Москву и про странное моё подсознание.




И ещё 2!

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так, в объективе

01:15 

Быково.

Следуй за белым кроликом (с).
"Не Зарайск так Быково", - подумали мы и поехали туда в чудный, солнечный день.
Оля фотографировала поезда на Казанском вокзале, я собирала себя по кусочкам и говорила, говорила, говорила...
Вот уже и погода стала меняться, и мы обходили бездорожье по частному сектору, и показалась совершенно внезапная с архитектурной точки зрения церковь, которую Оля и планировала посмотреть, а слова произносились и произносились.
Этакий магический круг)

В самой церкви очень нехорошо (ну, на мой взгляд).
Я не люблю изображений черепов в храмах, особенно в православных.
Хотя дело не столько в этом: сама атмосфера отталкивающая.
... Но красивая она!.. Сказочная!)

(с)

А ещё возле храма живёт кот)
И, конечно, приходит посидеть у меня на коленках, когда мы пьём чай из огромного Олиного термоса))
Славный кот.

А в Воронцовском парке сюр)
Старый дворец, напоминающий царицынский, музыка современная играет, дети на ватрушках катаются.
Можно прорубать ступеньки в ступеньках :) и лазить.
С Олиной токи зрения, лучше куда-то залезть, чем не залезть.
Я концептуально не согласна, хотя чаще поступаю так же)

... Когда мы сбегаем с какой-то горы, начинается снегопад.
Это волшебно: смотреть на падающий снег, когда сам стоишь под деревом.
Очень много в этом спокойствия и мира.
Намного больше, чем когда бредёшь через частный сектор, и пурга тебе в лицо.

Как же без кота)

Обратно я отказалась ехать до вокзала, и мы вышли на станции Фрезер.
Люблю МЦК за то что оно всякий раз оказывается ровно там, где нужно :)
За возможность быстро и с окнами в треть вагона (!) объехать Москву.
За отсутствие часа-пик в час-пик (хотя, кажется, в этом большая доля везения))
За туалеты на станциях.
За общую меланхоличность.
За едешь по мосту, а под ним проходит корабль.
За парки и университет, монастыри и Москву-Сити в окнах.
*Всякий раз не до конца веришь, что так бывает*.

... А дальше я еду на концерт, и меня случайно встречает мама в метро.
Меня довольно трудно удивить, но когда я что-то подобное предчувствую, можно))
И изумляюсь Олимпийской деревне (всё никак я не могу понять, почему она деревня :) а если серьёзно, есть в не что-то загадочное, по крайней мере, в ночи)), и дивлюсь Филармонии 2, в которой можно сидеть на широких подоконниках и смотреть в окна.
Хорошо)
И ещё 2!

@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

05:03 

Геленджик-Краснодар.

Следуй за белым кроликом (с).
Спускаешься с гор, приходишь на остановку - а автобус через 40 минут.
"Нет, - думаешь, - так не пойдёт. Пешком, значит, доберусь". (Благо, 6 километров до города).
- Ну, там, может, стопом, - предлагает внутри.
- Нет уж, не хочу стопить. Благо, не Изборск (до которого на транспорте только минут 40, а в километрах не помню).
*Где-то в этом месте Мироздание иронично улыбнулось*.

Проходишь Светлый - в нем водятся не виданные тобой ранее домашние птицы (смахивают на индюков, но индюки не такие), протекает чудесная река, и просто светло - и стопят тебя))
Молодой человек, йог, на какой-то крутой машине.
Приглашает пожить в его гостинице (у него 4 девушки-постояльца, но ни одна не любит природу так, как любит её он) и полазить по горам вместе, показывает фотографии про лису, которая пыталась стащить его продукты, пока он медитировал, пытается записать меня в анастасиевцев (нравится ему думать, что я из Возрождения иду, и "вы так внутренне чисты, вы наверняка что-то практикуете" ) и очень мило довозит аккурат до центра города, так что ровно к закату я оказываюсь на набережной.


... Небо ясное-ясное, нежных, светлых тонов, много спокойствия висит в воздухе, а море словно играет.
У берега суетятся утки, их пытаются кормить хлебом, но уткам редко что перепадает: аккурат у берега вырастают волны и сметают то уток, то еду, то кормителей.
И тогда приплывают лебеди.
Мерно, неспешно они добираются до берега, лениво вытягивают лапы, поднимаются и шагают к людям.
Сначала один-два, но под конец все, которые плавают поблизости (т.е. где-то 10).
Наедаются вдоволь - и картина повторяется в точности, только наоборот.
Так же по цепочке и гордо лебеди опускаются на воду, не обращая внимания на волны; кто-то отталкивается лапами, кто-то сразу плывёт - и совершенно не волнует эту стаю тот факт, что люди ещё стоят, что хлеб ещё не закончился - они наелись и уплывают по каким-то своим делам.
*А утки так и плавают голодные*.


У такого моря можно пробыть очень долго, наблюдая за закатом, слушая звучание волн, дыша...
Часа через 2 я возвращаюсь на набережную и собираюсь идти в другую сторону (я всё ещё не знаю про 18 км и думаю, что там вполне себе недалеко)); и не узнаю море. Точнее, нахожу его вдруг стремительным, ярким, мятежным.

В той стороне пляжи каменные.
Местами волны буквально запрыгивают на них с грохотом, и можно наблюдать этакий танец стихии: пошла волна слева-направо, повырастали водопады один за другим; а следующая послабее оказалась, водопад только один получился.
Завораживает!

Где-то по пути ты встречаешь скульптуру, изображающую смотрителя маяка.
Ты не знаешь, что это он, но моментально догадываешься. По фонарю)
А потом и маяк створный обнаруживаешь.
И столько в этом изумления, столько внезапности и чуда!..
Маяк прекрасный)


И вот ты идёшь по набережной, по левую руку море; набережная тянется и тянется куда-то вдаль, море грохочет и грохочет; и в какой-то момент получается так, что они сливаются воедино: стихия и Город (хотя они будто бы совсем отдельные, на первый взгляд).
Ты бредёшь сквозь эту круговерть, понимая, что пространство здесь сейчас не такое, каким его видят глаза (и что всё это очень напоминает Таллин; взаимодействие залива, старого города и тебя).
Ты начинаешь глубже слышать и впервые за эту поездку не сомневаешься в том, что чувствуешь - если не город, то море.
И оно начинает вести с тобой диалог (точнее, ты принимаешься мыслить в определенном ключе), и завершается всё тем, что ты сидишь на песчаном пляже (там, кстати, стихия так не бушует, и этот контраст здорово наблюдать), ешь апельсин и получаешь ответы на вопросы, которые не задаёшь.
Над тобой - затянутое облаками небо (а было ясное-ясное!), где-то рядом молодые ребята запускают петарды, долетает музыка из многочисленных кафе - а ты рад, так беспредельно рад тому, что встреча наконец состоялась!..
*Южные моря не северные. От них не тянет холодом и постоянной борьбой за выживание. В них меньше суровости и строгости. Но и тишины и сосредоточенности тоже меньше. Более ли они внезапны при этом?.. Кажется-то, что нет*.


Рано утром выезжаешь в Краснодар и боишься лететь на самолете.
Геленджик провожает очень трогательно: на автостанции видишь кота на скамеечке, специально садишься на соседнюю, чтобы не потревожить.
А он тут же прибегает к тебе и пытается заснуть на коленях.
И так тепло и спокойно)

В Кабардинке кони с красными гривами (из лампочек), а из Новороссийска очень ясно виден геленджикский маяк (свет от него), и это тоже трогательно.
И корабли там светятся - не отвести взгляд от моря никак)

Соседи сзади обсуждают велоспорт.
Обоим 40-50, один - тренер, судья, катающийся круглогодично.
Ты не очень понимаешь, зачем ему это всё, но восхищаешься.
И в дождь, и в снег он садится на свой велосипед и едет, едет, едет...

Ближе к Краснодару картина за окном кардинально меняется.
Поля (частью уже засеянные), маленькие уютные домики, где-то горы.
А в Краснодаре - заводы и солнце.

И поначалу тебе не нравится город очень.
В нём понамешано всего как в Екатеринбурге, но при этом ещё и нарочито дерзко понамешано.
Ничего эстетически радующего глаз; деструктивизм ради деструктивизма - представляется на первый взгляд.
А потом стоишь на светофоре - из дома, что метрах в 10 от тебя, начинают швырять петарды прямо на проезжую часть; бродячая собака в ужасе шарахается оттуда и случайно налетает прямо на тебя; пугается ещё больше и убегает куда-то. А ты две связки ключей находишь.
И свой троллейбус вовремя замечаешь там, где не ожидал его встретить (и даже успеваешь на него).
И потом едешь минут 50 в задумчивости и спрашиваешь у Краснодара: "Да ты просто озорник, да?"
И он заливисто в окно смеётся.
А ты регистрируешься в аэропорту, уже стоишь в очереди на контроль безопасности (времени ещё много, но совершенно непонятно, как с ним быть, при условии наличия страха внутри) - как вдруг решаешь: "Ну нет, так неправильно!", выходишь обратно на свежий воздух и долго разговариваешь с городом, признаваясь: "Добровольно я бы не смогла тут жить. (На неделю меня от силы бы хватило, хотя, может, и на день с трудом). Но это не отменяет того, что ты прекрасный".
И он вдруг о серьёзном спрашивает, а ты отвечаешь.
И, как втайне хотела, покупаешь мятный чай в местной сети, а стаканчик вдруг со львом)
И как-то всё становится на свои места.


А потом ждёшь посадки и долго смотришь в окно на другие самолёты и на то, как весело развозят багаж.
*И почти убеждаешь себя в том, что летать на управляемой кем-то машине не страшно*.
И - уже в самолёте - через два места нагловато наблюдаешь за полётом и командой футболистов, летящей на матч в Москву)

Воздушное море очень красивое (под самолётом толстая белая, однако же нежная пелена, а над ним - ярко-голубое небо с редкими облачками).
Чёрное с высоты волшебное такое)
Здорово ловить себя на мыслях: "Там картинка перевернулась; значит, самолёт поднимается слегка. Выровнялась - выровнялись".
И очень странно прилетать в Москву.
Очень резкий контраст между солнечным Краснодаром и плаванием по воздушному морю - и снижением в непроглядную плотную пелену.
Которая и по земле стелется и угнетает, просто не столь очевидно.
*Ну и в принципе всякий раз как в первый - два часа назад находиться в одном конце страны, а проснуться совсем в другом*.

... Ощущение, словно был ты в сказке, и тебя из неё резко выдернули.
И теперь тебе надо как-то адаптироваться)
А у тебя спектакль на три с лишним часа, на который надо успеть, обманув химкинские пробки.
Чем не адаптация, вроде бы.
Но очень кстати оказывается случайно встретить Таню Козлову))
Такие дела)
И ещё две!

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

Упражнения в прекрасном.

главная