Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в объективе (список заголовков)
11:56 

Путешествие по Кавказу. Питер-Москва-Астрахань-Элиста.

Следуй за белым кроликом (с).
Всё начиналось - как обычно - с рывков.
С 'под вечер я обнаружила, что пакеты под крупу рвутся, но за 10 минут до открытия обнаружила киоск, в котором продается то, что мне нужно', с 'сушеный сыр очень много весит, а я забыла это учесть, и надо как-то облегчать рюкзак, а некогда', с 'на метро-то я успела, а на пересадку на Гостинке - нет; хорошо, что автобусы ещё ходят :)'. Но уже поезд всё расставил по своим местам.
Я ехала на нижней боковушке, смотрела на лес за окном, и хотя он не пел, всё было правильно-правильно.

В Москве тучи ходили за мной по пятам.
Но думать с Коломенским, вдыхать липовый цвет, добираться до Библиоглобуса и обнаруживать, что сегодня скидочный день, а кругом немало людей с карточками, поедать мороженое в метро, разговаривать с Хельтой, добираться до изнанки странного, но очень известного дома у Чистых и обнаруживать там пусть не красоту, но мощь - прекрасно.
А проезжать с автобусом по 3-м автовокзалам!..
Очень странная процедура, но когда так поездишь по Москве, полюбуешься на облака за Павелецким?)

Ехать в жару в Астрахань на автобусе - жестко, но на какой-то остановке накрывает любимыми с детства степными запахами. Стоишь, вдыхаешь, гладишь какого-то огромного бездомного пса, изумляешься зелёным подсолнухам во 2-й половине июля)

Астрахань прекрасна. Мы очень странно проводим там время: на ночь глядя отправляемся пешком в центр искать кафе, говорим важное, гуляем вплоть до завтрака, внезапно купаемся в Волге, переправившись на пляж на лодке (я крайне неоднозначно отношусь к купаниям, но когда температура на улице приближается к +40, окунуться в какой-нибудь водоём - прекрасно), бродим по Кремлю с его лабиринтами и башенками.
... В Астрахани очень, очень много бродячих собак. Днем они довольно безобидны (хотя когда идешь через частный сектор, сжимается сердце), а по ночам сбиваются в стаи. В стае всегда есть крутой вожак и рядовые члены, которые сами по себе трусливы, но вместе ощущают себя силой.
Т.к. в городах мне особенно бывает нужно свободное время, в которое я брожу строго одна, я ухожу как-то на ночь глядя (а живём мы не совсем в центре).
Астрахань обнимает тихонько, пробуждает мышление, мы много думаем про то, чем здоровая человеческая группа отличается от человеческой же стаи, о том, что мне не стоило бы быть хвостом, но по-другому я не знаю, как...
Здорово так идти, размышлять, вдыхать свежий астраханский воздух, слушать цикад, улыбаться паукам и абрикосам на крошечных центральных улочках.
... В двух шагах от гостиницы на меня нападает стая, точнее, вожак оной.
У него волчьим блеском светятся глаза, и мне не хочется проверять на себе, бешеный ли он.
Меня отбивают местные жители, но мне горько ощущать себя безликим хвостом.
Ведь быть хвостом - это не просто ходить за кем-то по пятам, не имея собственного мнения, это самоощущение.

Утром всё по-другому. И характер разговоров с городом, и собор, в который заходишь, а он летит, и даже моя наглость :)
В кремлевской башне экспозиция во многом посвящена корабельному делу, и, конечно, там есть колокол (в который мне, конечно, очень хочется позвонить).
И понятно, что прямо не спросишь (разумеется, это запрещено).
- Скажите, а вы знаете, как звучит этот колокол? - спрашиваю я у смотрительниц.
- Конечно, знаем. Но звонить в него нельзя.
- Это понятно. А какой у него звук? Высокий, низкий? Громкий, тихий? Какая нота?
- Он ка-ак зазвонит! Можешь ударить тихонечко, пока никого нет.
Того и добивались))) Правда, за это пришлось писать отзыв в книгу отзывов, но это побочный эффект :)


А ещё в Астрахани есть настоящие качели (!), странные цветы, у которых бутоны фиолетовые, а собственно цветы вдруг розовые, кошки, которые дают себя гладить, волшебно подсвеченные мосты, всеми цветами радуги украшенные детские больницы, множество печально заброшенных домов, фонтанов, в которые хорошо засовывать руки, музей лягушек и жаб :), отличное грузинское мороженое со специями и звезды.

... В Элисту едем на машине, втроем с водителем, и меня накрывает ощущением автостопа. Бескрайней дорогой, ведущей отсчет километров, ощущением скорости и надежного управления, странными разговорами, которые не то чтобы вынужден поддерживать, но интересно повзаимодействовать с новым человеком, двухступенчатыми миражами. Кругом такая жара, что кажется, будто от асфальта валит пар, подъезжаешь чуть ближе - оный превращается в воду, ещё ближе - нет ни пара, ни воды.
Добираемся за каких-то 3,5 часа.
Возникает ощущение дома, в который возвращаешься, и тепла.
А ещё, если выйти вечером в поля, поражаешься многообразием цветов и оттенков.
Удивительный город)


Утром еду на службу в хурул. Несмотря на все блуждания под дождем по частному сектору, добираюсь.
В хуруле как всегда ощущаю себя хорошо. Но если в православных церквях словно бы взмывает в воздух само здание храма, тут ничего подобного не происходит. Впечатления неземные, но они предельно отделены от материального.
Почему-то мне вручают в хуруле мешочек с конфетами (это уже прямо традиция какая-то)), я тихо бреду через город, утоляю голод, улыбаюсь вышедшему солнцу и яблонькам.
Дома пересматриваем с Виолой "Лэсси" - и у меня достаточно тяжёлые впечатления вдруг. Меня... возмущает топорность чувств, их грубость что ли - хотя сам фильм я ещё неоднократно вспомню на Кавказе. Равно как Евангелие от Иоанна и 1-е послание к коринфянам, которые тихо читаю в ночи.
Они напоминают мне о сфере, связь с которой я регулярно теряю (хотя с Астраханью мы честно думали про баланс между душевным и духовным и даже, вроде, к чему-то пришли). И как в Астрахани я выписывала в походный блокнот кое-что из Штайнера, так тут - из Библии.

... Здорово гулять по Элисте вечером. Тут и свежесть, и запахи, и внезапная совершенно сахарная вата)))
И действительно вкусная пицца и рис с овощами :)
Да и просто - люблю этот город и людей, которые там живут.
Но если едешь в поход, задерживаться не стоит.
И уже ночью автобус уносит меня в Ставрополь.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза

14:41 

Следуй за белым кроликом (с).
Это был очень странный (в хорошем смысле этого слова) поход.
Не раз и не два мне хотелось бросить всё и уехать - потому что психологическое напряжение, потому что стараешься идти туда, куда идти трудно и страшно, потому что не знаешь, что будет завтра. Самая простая радиалка может оказаться чем-то, что перевернёт твоё сознание, а самая на вид трудная - оазисом в пустыне.
... Как бы ни было страшно - двигайся, как бы ни был беспросветен тупик, в который погрузилось сознание, - вспоминай про духовную основу бытия и понимай тем самым, где включил не тот поворотник. И сердцем, и умом; одновременно.

"Зачем ты ездишь в горы? - спросил у меня один прекрасный пятигорский житель. - Чтобы рисовать, чтобы получать вдохновение, чтобы делать красивые фотографии?"
Я задумалась тогда и записала в походном блокноте ответ.
Довольно длинный и путаный)
Сейчас я бы сформулировала так: я езжу в горы, чтобы соответствовать самой себе и одновременно формировать эту себя, воспитывать, если угодно (одно ведь неотделимо от другого, правда?), с одной стороны.
С другой стороны, чтобы взаимодействовать с этим пространством, осознавать его по мере сил.
С третьей, я просто очень люблю горы) Мне легче дышится на просторе и высоте. Меняется взгляд, характер мыслей, возникает изумление.
Мне пока сложно находиться на высоте более 3000 метров (мне очень хочется там быть, но грубость моего существа - по ощущениям - этого не позволяет, поэтому час-два оказываются пределом), но 2600-3000 - этакий идеальный вариант.
Надеюсь, эта планка сдвигаема)

А ещё в горах отличные люди.
Трогательные порой очень, заботливые.
Не всегда ты готов принимать то, что они тебе предлагают (потому что в половине случаев принять что-то - проявить слабость, сбежать от себя, не соответствовать себе, пойти более лёгким путём и т.п.), но от этого взаимодействие с ними не становится менее ценным.
"Ты смотрела фильм "Дикая"? Ты очень похожа на его героиню", - утверждают, не сговариваясь.
Не смотрела и вряд ли буду, но славные же такие!)


@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

03:54 

Следуй за белым кроликом (с).
Недавно мы с ребятами вновь ездили на Финский.
Был тёплый меланхоличный вечер, собаки увлечённо рыли норы в песке, огромная полная луна тихо плыла над линией горизонта, оставляя мерцающий след на поверхности залива.
Ребята принесли подзорную трубу.
Это так... необычно)
Ведь сколько в детстве книжек читано про эти трубы, сколько фантазий с ними связано (кажется чем-то самим собой разумеющимся выйти в открытый океан и смотреть в подзорную трубу), а всё, с чем ты сталкивался, - калейдоскопы и телескопы. И хотя, ясное дело, калейдоскоп для тебя всегда выполнял функцию этой самой подзорной трубы (ну, не на цветную же мозаику в него смотреть!), в полной мере он ей не являлся :) Телескоп же слишком внушительный)

Не так-то просто в неё смотреть!)
Устают голова и глаза, а изображение (если оно не статичное) куда-то всё перемещается, и нужно бы как-то за ним поспевать)
Но такой сюр!.. Пить чай на дюнах и смотреть в трубу, которая тут словно с начала времён установлена))
Или вот наблюдать в неё за миражами)
Корабль с выеденной сердцевиной, парящие в небе фрагменты рыбаков :), зависший край суши.
Странные оптические явления происходят над Финским в ночи)

И костер.
Особенно волшебный в темное время суток.
С ним как-то... легче)

***
А давеча отправились с Vanом на один крупный заброшенный объект.
Объект этот не раз привлекал моё внимание (один раз даже придумал за меня четверостишие, к которому мне пришлось дописывать стихотворение)) - во многом из-за странного (на мой вкус) названия, во многом из-за масштабов.
А тут вот мы-таки до него добрались.

Проход на него условно не разрешён, поэтому странно себя ощущаешь, забираясь во двор через окно у всех на виду. Но в то же время вход условно открытый, поэтому почему бы и нет.
(Это как выходишь в какой-то таллиннский заповедник с берега, увешанного табличками про "проход запрещён"; вроде, и табличка висит, а вроде, дорога и дорога).

Внутри очень круто)
Там длинные-длинные анфилады, по обе стороны которых - окна; поэтому светло.
И не очень страшно, коли светло)
Хотя не то чтобы стремишься кого-нибудь тут встретить :)


'Не очень' переходит в 'совсем не' на верхних этажах.
Нижние всё-таки придавливают к земле, а наверху уже неважно, там свет и простор в чистом виде.
Впику заброшенности, кем-то сбитым лестницам, стёклам под ногами.
Там бы можно было летать, но вместо этого не боишься выглядывать из окон у всех на виду или вот чай пьёшь.
Уютно там его пить!)
Периодически мы наталкиваемся то на школьников, то на ребят с граффити, то на пары.
Стоя на улице никогда бы не подумал, что в этой заброшке что-то происходит.
А оно между тем да.

А ещё происходит странное.
Я вижу двух непонятных мужчин (непонятно издалека не из охраны ли они), и мы спешно пытаемся от них оторваться.
Быстро идём какими-то лабиринтами, по незнакомой лестнице спускаемся на этаж ниже...
Но они вновь показываются на горизонте.
Мы продолжаем идти куда-то вперёд, поворачиваем и утыкаемся в тупик)
Возвращаемся - и на перекрёстке сталкиваемся с ними нос к носу :)
Ничего в них охранного как будто не таится, но вскоре мы точно так же вновь
пытаемся от них скрыться - набредаем на тупик - сталкиваемся на том же
самом перекрёстке.
Почти абсурд)

Чуть ниже мы находим старое и очень хорошее пианино без клавиш.
На нём всё ещё можно играть, оно, кажется, прилично настроено.
Даже не знаю, грустно ли это)
А огромные катушки с бумагой, пожалуй, даже расстраивают.
Ну да... заброшенности в принципе настраивают на меланхоличный лад.


Зато как чудесно выбраться в город!..
Не верится совсем, что ты там, что вот есть какой-то незаброшенный мир, в котором, оказывается, уже прошёл не один час) и в котором собирается гроза)
Здорово!..

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

16:06 

Следуй за белым кроликом (с).
Как-то раз я отправилась с открытым городом в Пушкин.
Не люблю экскурсии и не слушаю их, по большей части, но в этот раз по ряду причин вариантов не было.
И оно заиграло. Приправленное запахом свежескошенной травы, видом красивых деревьев, тихим голосом экскурсовода.
"Николай II, Николай II, Николай II", - свистело из всех щелей и укутывало так заботливо воспоминанием о случившейся здесь драме.

Сомнительна для меня ценность истории как науки.
Не уверена я, что стоит представлять себе, где, кто, когда и как жил.
Не потому что всё равно не представишь, но потому что такого рода информация лишь искажает восприятие.
Волей-неволей мы начинаем фантазировать и тем самым всё отдаляемся и отдаляемся от пространства как такового.
Нам легче жить с образами, нежели приручать пустоту.
С одной стороны.
А с другой, мне иногда кажется, что полезно сначала что-то такое узнать, а потом как бы забыть.
Не случайно (как часто бывает после экскурсий, когда во время действа ты всё прекрасно помнил, а потом оно просто улетучилось), но сознательно.
Т.е., получив некий внутренний опыт, привязанный, однако, к образной сфере, направить силы на забвение оного.
Полезно, потому что, когда на месте не-пустоты обнаружится пустота (с которой, честно говоря, не хочется иметь дела), мы обретем зримый шанс заполнить оную опытом, полученным путем забвения опыта же.
Мы воскресим тот забытый внутренний опыт, но в нем уже не будет ни одного образа, лишь те или иные движения души.

Станет неважной, например, информация о том, что в Пушкине царскую семью держали под арестом.
Но внутренние переживания, вызванные самим фактом пребывания тебя в этой последней резиденции монарха, станут частью опыта восприятия Александровского парка.
Ты бы мог получить, конечно, этот опыт другим путем, но почему бы и не таким.

... Из Александровского парка отчетливо видно море, которого там и близко нет.
А ещё в парке есть кладбище лошадей - с плитами про "пал в... году".
Кладбище это огибает заброшенную императорскую конюшню.
В ней довольно мрачно и неприютно сейчас, зато на 2-м этаже - крошечные комнатки для прислуги, а ещё выше - на самом верху милой винтовой лестницы - башенка с окнами.
Не будь оных, был бы отличный обзор)
Но и так приятно.

Конюшня.

@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, кружок по плетению мыслей, мир на стечатке глаза

19:54 

Трёхчастная композиция.

Следуй за белым кроликом (с).
Душевная область - это прекрасно и замечательно, но в ней теряешь себя. Настолько, что в какой-то момент оказываешься неспособным делать что-либо. Т.е. у тебя, безусловно, может быть план и осознание разумности действия как такового, но сил на воплощение чего бы то ни было почти нет. Даже стеклорез, и тот тебя понимает отказывается резать стекло, хотя, в общем-то, мог бы напрячься.

1. Внезапно пишет Женя. Кажется, что соглашаться на ночную поездку в преддверии утренней, по меньшей мере, безумно и безответственно, но ответственность не свод правил, и иногда, чтобы нащупать оную, нужно рискнуть.
В ночь мы отправляемся в Зеленогорск. У Финского тепло и безветренно; небо медленно, но стремительно меняет одежды из предзакатных и закатных цветов. Почти идилличная атмосфера окутывает всё вокруг; всюду парят чайки и их смешные птенцы, где-то вдалеке ходят немногочисленные рыбаки, на пирсе красиво и уютно.
Но как же не побродить по заброшке в ночной час))
Снаружи кажется, что ну клуб, ну стекла кругом разбросаны, ну типичная советская архитектура, а внутри изумляют сохранившиеся навека туалеты, почти винтовая лестница, масштабы пространства (и его организация как таковая) и - вдруг - комната с трубами. Эти трубы очень напоминают граммофоны, странно, что их так много, а при этом всё на месте словно.
Где-то над ангаром на пару мгновений становится страшно. Не из-за высоты, но из-за той самой замкнутости вкупе с непонятными голосами, которые мы в какой-то момент услышали. Но все страхи уходят, стоит только выбраться на крышу) Какую опасность может таить в себе простор?.. И может ли в принципе возникнуть мысль об оной там, наверху? Ликование, радость, ощущение свободы; всё то, что ловишь, когда выбредаешь из леса на дорогу. Ты пока не знаешь, куда она ведёт, но больше ничто на тебя не давит.
А в остальном - надёжность. Твердокаменная, непоколебимая. Потому что ребята. Потому что может происходить какая угодно жесть, но мы всё равно выберемся.


Возвращаемся к заливу - а там лунная дорожка. На такую заглядываешься на южных морях - но здесь она неожиданнее и потому волшебнее. Бродит за тобой, становится то уже, то шире, то ближе, то дальше. В какой-то момент так хочется пробежаться уже по ней!..)
И прекрасная луна - огромная, несуразная, предстающая в разных цветах от ярко-жёлтого до почти красного; заходящая (!) за вдруг подвернувшееся облачко (никогда я не обращала внимание на то, что луна тоже заходит), выпадающая сквозь него почти к линии горизонта)

В белую ночь небо не становится темным, что особенно ясно видно, когда находишься на природе. Однако ближе к рассвету оно начинает светлеть. Свечение это тихое, мерное, про непонятные белые полосы и свет в душе. В моём случае сонный такой свет (внутреннее состояние даёт о себе знать таким образом), да и свет ли, право, но тем не менее.
На камнях не чувствуешь себя вполне уверенным (особенно на крупных камнях, хотя казалось бы), но всё-таки это не коса в Комарово с камнями под водой и в воде (очень греет эта мысль)), поэтому где-то быстрее, где-то медленнее, а всё-таки прыгаешь вперёд. Недовольные чайки-дозорные будят своих сородичей, когда мы проходим мимо, и какие-то даже лениво взмывают в воздух, а какие-то остаются досыпать. Лягушка поёт серенаду, предутренние запахи становятся всё ярче, предрассветные краски - задумчивее.
Окружённое отдельными деревьями, у самого берега тлеет бревно. И так это здорово - наткнуться на костёр в утренний час и побыть рядом недолго!..
Там-то мы и замечаем корабль.


Он медленно (на самом-то деле, конечно, отнюдь нет) идёт где-то вдали, отражая солнце своими широкими белыми боками, как вдруг в какой-то момент заходит за остров (т.е. с такого расстояния не очень-то понятно, за что).
Остров странный; он и перед кораблём, и за ним; но при этом само судно видно довольно отчётливо. Как в книжке про Маленького принца слона в удаве. Разве что не настолько детально.
И ну мало ли что бывает)
Мы продолжаем свой путь, добираемся до чудесных песчаных дюн в окрестностях Комарово (там что-то со мной случается, и я просыпаюсь из того малоприятного душевного состояния; в час, в который на природе обычно физически засыпаю). Всё кругом уже пробуждено, нас окутывает запах моря и утренней свежести, окружают чайки, утки, гордо парящий в вышине ворон... Такое красивое всё вокруг, такое манящее)
... А вечером ребята рассказывают мне, что то, что мы видели, было фатто-морганой. И я ничего, конечно, не знаю про это явление, и мне довольно сложно понять, что - с физической точки зрения - оно из себя представляет, но это совершенно прекрасно) Сказка, которая вдруг случилась, пока вы 9 часов бродили по побережью Финского.
И очень от этого радостно, очень светло.


2. 4 часа сна - и вот мы с Олей едем почти туда же, в Сестрорецк. Оля любит архитектуру, особенно модерн, и в Сестрорецке её интересуют, в первую очередь, местные заброшенные (и полузаброшенные) дачи.
Я сонно хожу вместе с ней, радуюсь обилию сосен (никогда не была в Сестрорецке прежде, а он, между тем, весьма зелёный), Сестрорецкому заливу, на противоположном берегу которого я когда-то стояла, реке Сестре, котикам (их тут почти столько же, сколько в Дубне), как вдруг мы выходим к заливу - и весь сон как рукой снимает))
Залив, по берегу которого бродил несколько часов назад, не то чтобы совсем другой, но волшебный-волшебный. Над ним застыли облака, мерно отражающиеся теперь в глади моря, а линию горизонта местами совсем не видно (на её месте дымка, переходящая частью в облака, частью в отражения этих самых облаков), и кажется, что одинокий рыбак вдалеке вот-вот пойдёт по изнанке неба (да и ты пойдёшь, и любой другой; было бы желание).
Идиллично, тихо (несмотря на то, что пляжи отнюдь не безлюдные), и взгляд попросту не оторвать.

Море, перетекающее в небо.

... Брести босиком по горячему песку (который тактильно ещё и везде разный), периодически забредая в воду и радуясь как ребёнок, - идеально.
Лежать на этом самом песке и чувствовать, как растворяется в воздухе накопившаяся усталость, - тоже.
А главное, наблюдать за тем, как счастлив человек, бредущий рядом))
"В Москве нужно море!" - краткое содержание этого дня, или то, что Оля повторяет не раз и не два :)
Может, оно и так)

Наш путь пролегает через многочисленные пляжи, в т.ч. внезапно и нудисткий, мимо людей и музыки, мимо угрожающе зелёной воды, но всё это вдруг оказывается нерелевантным. Ценно само ощущение, а оно этим жарким днём про то, что вы где-то на юге на курорте.
"Тут как на Мёртвом море", - резюмирует Оля; мне нечего на это ответить, но вполне может быть)

... С ребятами утром мы дошли до Комарово, а с Олей вечером - до Солнечного.
Это сюрно очень, конечно (от Солнечного до Комарово я не так давно ходила, во-первых, а во-вторых, когда несколько дней назад я думала о том, что неплохо бы побродить у Финского, я не рассчитывала, что проведу в окрестностях оного 9+5,5 часов), и радостно.
В Солнечном ярко пахнет соснами, солнечно и в такую погоду ожидаемо лениво))
И из него уезжать замечательно, кстати.


3. После прогулки босиком все ноги (нелогично, на мой взгляд, но таковы факты :) радостные, ибо про кривое-косое, но пробуждение) в мозолях, но когда и кому это мешало дойти ночью от Московского вокзала домой пешком.
Пару часов назад в разных частях Питера моросил дождь (пришла туча, которую мы днём видели над Кронштадтом), но к этому времени перестал, и было чёткое ощущение того, что окончательно (как когда на небо выползает радуга; конечно, может, ещё капать, но исход битвы, в целом, предрешён). Я шла, фантазировала, как вдруг мне на голову полились потоки воды. Начался ливень; и тут уж истинно - ни с того ни с сего.
Т.е. да, конечно, были тучи, но ощущения-то))

На пару минут я от изумления спряталась под какую-то крышу.
"Питер, что ты имеешь в виду?" - спрашивала я про себя, пока всё кругом заливало.
Посмотрела на небо, которое было особенно беспросветным в той стороне, в которую я направлялась, эксплицировала, что на метро я всё равно не поеду (пусть и идти больше часа) и пошла через стихию.
Когда идёшь через ливень, важно не бояться (замёрзнуть, промокнуть и т.п.), но ступать твёрдо, уверенно, расправив плечи.
Только если ты не, включается радость вкупе с осознанием того, что всё это внешняя сторона вопроса.
Только если ты не, приходишь не мокрым (т.е. одежда-то мокрая, безусловно, но не мокрая; т.е. рюкзак у тебя был большую часть времени открыт - но так вышло, что воды в него вообще не попало).
Только если ты не, начинает потягиваться мышление, и твоя прогулка домой обретает смысл. Это своего рода точка в вопросе пробуждения тебя. Этакое логичное завершение похода, финальный аккорд.

***
Конечно, формально эти три части друг с другом никак не связаны.
Но для меня они неотделимы одна от другой.
Ибо они в т.ч. про разные уровни одного и того же явления.
Субъективного, внутреннего, но от того не теряющего для меня своего значения.

@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, сказка в дверь стучится, человеки!..

02:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Я довольно давно не считаю, что кто-то может быть рад или не рад меня видеть.
Частью потому, что никто ничего мне не должен, частью потому, что я сама не вижу в себе ничего интересного.
Я могу выслушать, могу что-то сказать, могу поехать с кем-нибудь куда-нибудь - но в моей системе координат это как приготовить поесть или спать уложить; всякий это может, но во всяком есть что-то кроме (что-то, чем он может поделиться, чем может порадовать, согреть), а во мне, на первый взгляд, одни дыры.
Эту штуку внутри себя я называю кризисом доверия (или эгоизмом в высшем его проявлении).
И только-только начинаю догадываться, как можно было бы из оного выйти.

Мне очень странно бывает, когда вдруг как будто оказывается по-другому.
Иногда мне представляется, что это по ошибке, что это иллюзия, от которой я вскоре очнусь, - и далее по тексту.
Иногда мне ничего не представляется (не успевает). Я иду и доверяю. Поначалу в ответ, а потом и просто так.

Приезжает Хельта - и время принимается течь в каком-то ином направлении)
Оказывается, что идти через мост по бордюру - довольно специфично, потому что ветер норовит сдуть прямо на трассу, и нужно включать координацию почти на полную мощность.
Или что во дворце творчества юных помпезно, но красиво (и хороший туалет))
Или что продавцы в магазинах моют персики просто так (хотя, если бы не, ты бы купил у них воду; очень радостно, когда случается подобное).
Или что можно приехать в Петергоф чуть больше, чем на час, а ощутить, будто на полдня, по крайней мере.
В этом месте я сделаю ремарку про Петергоф.

Обычно я называю этот город городом дорог (или даже дорогой как таковой).
При этом добавляя, что более чуткого пространства я не знаю.
Однако же из песни слов не выкинешь.
И стоит понимать, что то, что сейчас Старый Петергоф (та половина, которая ближе к заливу, точно, но вполне вероятно, что и вторая; формально они разделены ж/д), - т.е. сравнительно небольшой участок, усыпанный советскими новостройками, - выросло на руинах ВОВ.
Как пишут, Старый Петергоф был величественнее Нового, однако от него осталось ни-че-го.
В сочетании с той самой невероятной чуткостью.
... Так бывает.

Петергоф высылает нам автобус, и мы оказываемся в Автово в момент, когда поезда в центр уже не едут.
Мне хочется подсократить наш путь, но я только примерно знаю, как, поэтому мы сначала оказываемся в усыпанном предприятиями районе (с гордым таким ветряком, отмеряющим шаги ветра), а потом - совершенно неожиданно для меня - врезаемся в ж/д. Меня по ряду причин мучит совесть, но не поворачивать же :)
... На ж/д ночью славно. Где-то скользят рабочие, где-то пробегают поезда, но чаще ты оказываешься наедине с мирно спящими составами. Что по-своему атмосферно и красиво.
Мы неминуемо приближаемся к Балтийскому вокзалу (с которого ночью непонятно, как выходить, потому что он закрыт же ж), как вдруг нам навстречу попадаются железнодорожники (судя по их внешнему виду, начальники оных). Они подсказывают нам, в какую сторону можно пойти, дабы выбраться из этого тупика. И мы выбираемся.
И это настолько невообразимо (для меня в тот момент) и радостно, что попробуй словами передай :)
(Т.е. я ведь очень боюсь замкнутых пространств, особенно растянутых в пространстве. И в какой-то момент теряю в них надежду на то, что в принципе когда-нибудь выберусь. А тут вдруг раз - и очередная дорога в никуда выводит в живой_город!! Это прямо счастье))

По пути забираемся почти на крышу какого-то заброшенного здания.
С неё, с одной стороны, открывается отличный вид на окрестности, а с другой, ещё сильнее ощущается эта заброшенность, ветхость, мертвенность всего вокруг.
Здорово!)

Стыдно за свои страхи очень.
Легко ощущать себя рыбой в воде в городе; но стоит выпасть из привычной среды в неизвестность, в ничего_не_гарантировано, как все неверия и малодушия как на ладони.
Жуткая картина.
Не менее жуткая, чем заброшки уже в городской черте днем ли, ночью ли.
Я не умею чувствовать блокаду, однако больные это места очень.

Я могу продолжить рассказывать про внешнее, но не буду, потому что не в нем дело.
И не в том, какие чувства я испытывала в той или иной связи.
Приезжала Хельта - и это было важно и радостно.
А прочее пусть побудет за скобками. Покамест.

Про петербургские рассветы.

@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, тяпкой в душу

01:30 

Следуй за белым кроликом (с).
Суть ночи сказок для меня не в читаемых сказках, но в переплетениях разных пластов реальности, которые - в свою очередь - образуют новую реальность.
Она создаётся на твоих глазах - и бесстрашие, с которым она это делает, восхищает.

... Мы уезжали из Ясенево на автобусе.
Его довольно долго не было, и за это время на остановку пришла девушка.
Они с Хельтой разговорились - и вот уже Юля спонтанно едет с нами.
В это не верится поначалу (мы ведь на ночь в лес, а она просто возвращалась из Битцевского лесопарка к себе домой днем в субботу), но Юля не боится ни незнакомых людей, ни их планов, и ведь и правда не поворачивает!..

Из подобного рода историй сплетаются эти 2 дня.
Настолько крепко сплетаются, что ночью в воскресенье я понимаю, что потерялась во времени)
Точнее даже, выпала из него напрочь.
Иными словами, то, что свершалось, свершилось.


А свершалась дорога.
Та самая, что начинает случаться в поезде, в котором отправляешься в горный поход (когда и очень страшно, и предчувствуются трудности и опасности, но в то же время радостно и свободно, и ты ходишь на остановках собирать бересту, а потом почему-то разговариваешь с мужчиной, который набивается к тебе в попутчики, а потом находишь ответ на вопрос, не дающий покоя, и т.п.); та самая, что почти синоним автостопа.
Эта дорога не про удачи/неудачи, не про чёткие планы/полнейшее отсутствие оных, но про едва уловимый баланс между полюсами. Про "не знаю, что меня ждёт, но полностью ему доверяю" [не доверяюсь - доверяю]. Про движение вопреки (которое, конечно, не вопреки - но нам зачастую понятнее такая метафора, ибо мы слишком привыкли к комфорту в любых его проявлениях).

... Мы долго блуждаем в поисках места для стоянки.
Не попасть в лес там, где мы собирались в него попасть.
А там, где не собирались, - бурелом и болота.
Командный дух тускнеет; где-то рождается усталость, где-то почти протест.
Но самоотверженность Хельты, кажется, горы способна свернуть.
И мы не сдаёмся и находим место для стоянки.

Быстро ставятся палатки, разводится костёр, варятся супы.
Постепенно доходят те, кто шёл самостоятельно, а поляна меж тем превращается в сказочное ущелье.
Вокруг много-много фонариков и свеч и других украшений, развешенных / поставленных бережно, с любовью - и вот уже пространство становится ближе; стираются границы между лесом и нами.
Рождаются уютные дорожные разговоры, трещат дрова, разгорается закат.

Уже ночью начинается непосредственно ночь сказок.
И поначалу она тоже как будто не вполне оформленная, этакими разношерстными мазками (как когда художник только делает набросок, и ещё один штрих, и ещё), но в какой-то момент у неё появляются более определённые, ясные черты, и уже не страшно, и очень, очень крутые вещи рассказывают те, кто сидит в кругу.


Под утро мы отправляемся радоваться рассвету призывать дождь :), провожать уезжающих, гулять по окрестностям и натыкаемся на заброшки. Моя мятежная сущность не может не подговорить тех, кто идёт впереди, свернуть к вышке.
И мы сворачиваем, и обнаруживаем не очень надёжную, но визуально достаточно крепкую деревянную лестницу, ведущую в небеса на нижнюю платформу.
Мне кажется, что я по ней не заберусь (а если даже заберусь, то не спущусь), но надо же проверить как не попытаться.
Оказывается, что это не страшно - после подъёма по вертикальной лестнице на Котлине.
Разница в том, как падать будешь.
С вертикальной - спиной вниз (что совсем, совсем не радует)).
С наклонной - в другую сторону.

Но выше нижней платформы добровольно лезть я не соглашусь (там подрезана лестница, и подняться мне, может, и можно, а спуститься совсем никак), поэтому очень радуюсь, когда мы добираемся до заброшенного пятиэтажного дома, на крыше которого можно дышать полной грудью, любоваться лесом внизу и на уровне глаз и радоваться местным берёзкам и ёлочкам. Как они тут оказались, почему?.. Этакий глоток света)


А там и до озера недалеко.
И можно пройти по каркасу моста, остановиться у кромки и любоваться далью, и слушать, как капли стучат по воде, и молчать... А потом Хельта начинает бродить по балкам, и ты с грустью осознаёшь, что пора.
Я честно не боюсь высоты, как ни пытаюсь :), но перспектива идти по узкой балке очень сильно меня не радует.
Делаешь шаг - и накрывает ужасом. Не тем, конечно, с которым встречаешься на середине какого-нибудь бревна (хождение по бревнам - процесс динамический; там каждый новый шаг не равен предыдущему, т.к. брёвна редко бывают устойчивыми), но всё-таки с довольно хорошо ощутимым. Который про "а давай не пойдём здесь? тут ответственность, тут ты можешь упасть... к чему эти нервы?", про ноги, которые дрожат, про настройку внутри, благодаря которой удаётся преодолеть страх и сделать шаг. И с одной стороны, это всё очень не радует (а что же на брёвнах-то будет при таком раскладе?..), но с другой, преодолеть такого рода страх, по ощущениям, как лопнуть шарик. Чувствуешь себя при этом живым)

... Я сейчас опять малодушно отражаю внешнюю сторону. Тогда как для меня эти 2 дня были про что угодно, только не про неё) Но как передать интонацию, если не умеешь образовывать звук?..

После своих угольных приключений я отправилась на озеро за водой для мытья посуды.
И, вроде, никуда больше не собиралась изначально, но решила свернуть (в ту сторону, в которую мы гуляли утром).
Затем, впрочем, передумала и решила повернуть к лагерю, после того как проедет встречная машина.
Меня довольно сложно удивить, но того, что эта машина остановится рядом со мной, и из неё выйдет Хельта, я определённо не ожидала))
... Ребята, которые пришли в лагерь вскоре после нас, рассказывали про тачку (или телегу?), которую мы якобы везли. Не знаю, что там была за телега, но это была интересная интерпретация :)


Уже вечером Дима вёз нас сквозь странные развязки и пробки, по мостам и мимо мороженщиков.
И привёз-таки к той станции, на которой расположен мой московский дом.
И в этом, конечно, нет ничего странного; но в то же время столько растерянности появляется внутри.
Это почти как уезжать из Москвы в Питер, так и не доехав до Красногорска, однако проезжая мимо оного на ночном автобусе.
Неловко, нелепо, совестно.

... Очень разные настроения, интонации, состояния души.
Очень разные одни_и_те_же_люди в различные моменты времени.
И очень много благодарности и любви внутри.
За такое чудесное чудеснживое волшебство.

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

05:33 

Следуй за белым кроликом (с).
Для меня очень страшно причинять боль другим.
Особенно если при этом не прав ты сам.
Да, я могу догадываться, зачем оно так происходит, что я тем самым опосредованно говорю и утверждаю и к чему оно, в конечном счёте, приводит.
Но это филиал внутреннего ада.
Это прыжок в: "я не могу ничего знать, но я буду; и покамест я буду знать, я отрину всякие сомнения в том, что это невозможно; и из этой не_сомненности я стану кричать другим: "смотрите, я знаю!" - и причиню им боль своим криком; они не скажут о ней - но спустя какое-то время я увижу (благодаря их же деликатности), в чём я не прав; я пойму, что заблуждался, что моё "знание" было глубоким невежеством; но боль уже причинена, невежество уже проело глубокую дыру, и..."
...и ужас в том, что по-другому, кажется, не бывает.
Если ты желаешь иметь дело с живой этикой, от безоблачного неба на внутреннем горизонте впору отказаться.

Мы поехали с ребятами на Котлин, и я принялась укреплять стену.
Потому что во мне сталкивались два потока: поток про осознание собственного несовершенства, чувство вины, стыд и поток про твердость, про "я не могу позволить себе быть слабой", потому что "я и только я несу отвественность за собственные поступки" и потому что "я не вправе выливать на других то, что чувствую" - и второй перманентно оказывался сильнее первого и укреплял, укреплял, укреплял...
Укрепление способствует усилению чувства вины.
Но второй поток непреклонен.

... Вовне ты стараешься хотя бы чуть-чуть думать о других быть вежливым.
Но каждое твоё слово, движение настолько не о том, что... тебя каким-то образом из этого всего вытаскивают (не раз и навсегда, но настолько, чтобы стало возможным в меру адекватно воспринимать происходящее).
Хотя тебе казалось, что это невозможно, что ты уже n раз исчерпал все лимиты.
Но это всё мои личные тёмные стороны, давайте-ка о другом.


И Котлин, и Риф совершенно прекрасные)
Т.е. я даже не подозревала, что настолько.
И вышка, на которой мы провожали закат и встречали рассвет.
На ней чувствуешь себя капитаном корабля.
Куда ни оглянешься - всюду море, и судна медленно бредут через залив к горизонту.
И ветер играет на всём этом просторе.

Страшно лезть вертикально вверх.
Внезапно ответственно.
Спину притягивает земля, в руках, кажется, вот-вот закончатся силы, и ты упадёшь вниз во мрак, так и не пробившись наверх, к свету...
Но это иллюзия.
И когда понимаешь, в чём конкретно она заключается, страшно перестаёт быть.


Только не на спусках)
Это жутко, на самом деле.
Я старалась обходить эту тему, когда описывала, как "прыгала" по мокрым камням на Финском, но, видимо, зря.
... Жутко осознавать, что ничего не изменилось.
Ты как был бревном на мокрых камнях, так им и остался (и вынужден учить себя "с нуля"; радоваться каждой секунде, в которую удалось сберечь ритм и не зажиматься).
Ты как не умел спускаться с горок, так и не умеешь.
И ладно бы дело было в наборе умений (мало ли кто чего не умеет, правда?), но в случае с камнями и горками это вопрос сознания. Или к сознанию.
*Да чем ты занимаешься в жизни?..*

Море бьётся о стены форта, и им можно дышать.
Кажется, ходил бы вдоль бесконечно.
Или бегал бы по дышащей траве, качался бы на качелях.
Это удивительно!)
Ка-че-ли! Самые-самые настоящие, летящие в самое сердце заката...


... Ночью под землёй жутковато.
Мёртвый форт слишком мёртвый, он буквально рассыпается в прах.
По пути можно встретить гробы, почти_открытые почти_бездонные люки, в которые лучше бы не проваливаться (там, внизу, жуткая жижа), созвездия из трупов пауков, старые таблички про "берегите тепло", немножко торжественные надписи про "идёт четвёртый месяц войны, но сейчас всё ещё безнадёжнее, чем вначале" (цитата неточная); современные следы во всю стену про "не ходите туда, там смерть", "бегите", "поздно..." (и это не то, что совсем не пугает в два часа ночи :) при свете трёх фонариков).
Но безнадёжнее, когда выключен весь свет, над вами, на высоте метров 4-х, может, огромный купол с щелью, в которое видно небо; но до него не добраться ни-ког-да; а там, за стеной, в которую вы практически замурованы, совершенным диссонансом (а точнее, в тон безнадёжности) поёт соловей. И, вроде бы, его песня должна радовать. Но только не когда обречён провести в этом пространстве вечность.

... Там много ходов и выходов. Вы периодически выбираетесь подышать вольным воздухом поглядеть на огромную обкусанную луну. Кругом зелено, птички поют (тут уже органично), шумит море, в волосы забирается ветер...
Почти пытка спускаться обратно.
Кажется, всё твоё существо протестует против этого.
Там, наверху, жизнь, полная красок, а там, внизу, кандалы и смерть.
И бескрайние галереи.
И много-много света и новой жизни, которые привносят туда ребята.

Я не буду писать о том, как они это делают.
Частью потому что это слишком личные вещи, частью потому что процесс творения не тот процесс, про который я готова говорить (не умею я в слова совершенно).
Но - бережность, хрустальность, чуткость и одновременно утверждение, мощь - про те два с лишним часа, что мы провели под землёй.


... И из всей этой чумы вдруг выбраться на свет.
К пляжу, морю, маякам, кораблям, бликам на воде.
Этой ночью это место очень напоминает Геленджик - хотя, в целом, Финский совсем не Чёрное море.
Здорово вот так сидеть на песке и смотреть вдаль.

Не могу не сказать про то, как прекрасен рассвет.
Про то, как солнце ещё не вышло, а уже отражается кое-где.
Про непередаваемо волшебную солнечную дорожку.
Про проснувшихся чаек, смешно охотящихся за мошкарой.
Про то, как меняется характер мыслей и чувств.
Это всякий раз поражает, как в первый.
Это надежда, которая внезапно, почему-то, кем-то тебе дана.

... Возвращаетесь уже в полусне.
Очень сложно поверить, что столько всего было пережито за эту ночь.
Настолько оно глубокое, яркое, живое.
Настолько невообразимое, искреннее, настоящее.
И... тихое в то же время.

Но чтобы уметь быть тихим, нужно уметь быть громким.
А чтобы уметь доверять, "уметь" предавать.
И всё это не "раз и навсегда", а в каждое мгновение.

Иногда кажется, что оно безнадёжно.
Что ты годами стоишь на одном и том же месте, и ничего в тебе не появляется хорошего; ни на шаг ты не приближаешься ни к любви, ни к добру.
В каком-то смысле, так оно и есть.
И самое, наверное, сложное в этой ситуации, признавая (где признание - то активное действие, то пассивный процесс) всё это (переживая факт собственного несовершенства) снова и снова, обнаруживая, что очередная вершина, к которой ты так стремился, оказалась дном бездны, падая и поднимаясь, снова падая, снова поднимаясь... не терять веры. Но одновременно не бояться её потерять.
А иначе... а каком знании может идти речь?
О каком присутствии духа?


@темы: человеки!.., тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

17:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Со своей ночной прогулки я вернулась в половину седьмого утра, потому что решила не ходить лёгким коротким путем, но не учла того факта, что нахожусь, мягко говоря, не там, где предполагаю))
Зато долго-долго шла вдоль залива (ЗСД почти достроили, и Финский теперь видно даже с берега), забрела во дворик со странными скульптурами, покачалась на качелях (вот тут-то, правда, и понимаешь, насколько мало в запасе физических сил: взлетаешь, и голова начинает кружиться), убедилась в том, что остров ни минуты не спит и дошла до дома благодаря обретённой в Перекрестке ряженки (я и не думала, что поможет; а вот))

Чем_не_Мерлин с Васильевского.

А уже днем написала Хельта пришлось вставать :), и всеми правдами-неправдами мы оказались на книжных аллеях той компанией, которой уходили накануне с концерта.

Были моменты, которые меня тревожили, но Хельта и Лев Евгеньевич выступили, встретили знакомых поэтов, отправились по делам, а я ушла на Сенной, благо, туда и собиралась.
На Сенном в этот раз было солнечно и почти трогательно :)
Мне подарили киви (а потом продали ещё со скидкой) за то, что я помогла пожилому мужчине. Сосед продавца киви полусерьёзно сказал, что обидится, если я не куплю у него черешню. Я подумала (и так собиралась её покупать, но видела, где это можно сделать дешевле) и купила; и оказалась права: в прошлый раз я покупала на Сенном черешню, но мало в ней было вкуса, а в этот раз она получилась идеальной. Зато я ошиблась с овощами (с ценой, так-то они славные) - но иногда мне кажется, что это баланс Сенного: и так уходишь с несколькими килограммами вкусных овощей-фруктов, оставив, в среднем, 200 рублей; не грех и переплатить где-то 20-30.

Вернувшись домой, я обнаружила, что кефир пить уже нельзя, расстроилась, а потом вспомнила, что можно же испечь оладьев!) Чем и занялась) *А они так действительно получаются на порядок вкуснее, нежели из свежего кефира*.
Переделала важные дела, даже в контакт заглянула ненадолго, а там вдруг домофон зазвонил: Хельта пришла.
Я не уставала удивляться тому, какая она в этот свой приезд всякий раз разная)
Не то чтобы другой человек перед тобой - но иная история.
Удивительно.

Долго ли коротко ли отправились мы этой ночью гулять.
Но мосты развели, а Хельте хотелось попасть на другую сторону, я же выпала из происходящего активной своей стороной, поэтому мы честно несколько часов ждали, пока их сведут обратно, вместо того чтобы пойти более простым путём.
Зато гуляли, светили фонариками кораблям, фотографировали вьетнамцев и много разговаривали.
И оказались-таки на другой стороне Невы в момент, когда на небе разгорелся рассвет.

Это волшебно)
Рассветный час - прекрасный час, а в белые ночи и вовсе - невероятно светлый и нежный.
В это время хочется быть вне дома; и очень здорово, когда так полуспонтанно выходит.
Возвращаетесь, конечно, ближе к 6-ти)
Но это уместно, пусть и мало будет сна этой ночью.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, человеки!..

03:49 

Следуй за белым кроликом (с).
От Ярк прилетел ко мне флешмоб про хорошие новости.
Пожалуй, что тоже: очень вовремя)
Правила у него: "неделю постить по пять хороших новостей каждый день, осаливать по три ПЧ".
Осаливаю тех, кому он по той или иной причине сейчас актуален.

Первый день.

Второй день.

Третий день.

Четвертый день.

Пятый день.

1. Сегодня на меня не нападал демон генеральной уборки, тем не менее несколько часов подряд я пылесосила в комнате и в прихожей. И это счастье! Это ж и дышать легче, и думать, и просто радуешься тому, что пространство на толику прочистилось. А ковры! Всё ведь ради них затевалось. В них, конечно, ещё много пыли и грязи, но всё-таки значительно меньше, чем было. Можно стелить их обратно)
2. А потом я помыла то, до чего дотянулась. И это ещё большее счастье, потому что, кажется, помыть этак ещё раз 10 - и в этом пространстве можно будет жить)) мытьё про свежесть, про новое дыхание и настоящесть.
3. Настя мне сегодня читала свой фанфик, и я удивилась. Потому что он написан... взрослым литературным языком. И то, что написано, - красиво. Славно!
4. А ещё Настя сегодня долго и упорно рассказывала мне про аниме "Хвост феи". Сначала я не очень внимательно слушала, потому что мне есть о чём подумать и без этого аниме. Но потом что-то перещёлкнуло, и я вдруг увидела, что она говорит серьёзно. В том плане, что принято разделять разговоры как минимум на беседы и болтовню. Так вот Настя не болтает. Она рассказывает с таким чувством, что в воздухе едва не начинают летать драконы. Ты отчётливо представляешь, о чём она говорит и почему это имеет смысл (и не только для неё).
5. Ни в Ленте, ни в Перекрестке не было немытой моркови, а гречневую лапшу с овощами и грибами я всё-таки намеревалась приготовить. Поэтому вместо привычных лука и моркови я взяла свёклу и помидор и потушила их вместе с шиитаке и зелёной фасолью в соевом соусе.
Я думала, получится несъедобное нечто (мало того что свёкла; ещё и помидор!). Но оказалось, что это вполне себе хорошо)) Т.е. я бы не постеснялась кого-нибудь таким накормить :)
Лучше, кажется, правда, обходиться без фасоли (по крайней мере, без замороженной ашановской, потому что она несъедобная); но в остальном - всё на месте.
Особенно интересно проявляют себя помидоры: они по вкусу начинают напоминать пасту, но сохраняют целостность формы и отлично сочетаются со всеми прочими ингридиентами (я опасалась, что не будут).

запись создана: 04.06.2017 в 01:05

@темы: человеки!.., распорядок жизни в коммуналке, мухомор - гриб несъедобный, впрочем... (!), кружок по плетению мыслей, чужими словами, книжный червь, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

02:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Всякий раз, когда я еду на природу, я почти уверена в том, что у меня не получится, что я буду видеть картинки, а в голове будут вертеться ниочёмные мысли / привязчивые чувства.
И всякий раз я почти столбенею, когда это почему-то оказывается не так.
Когда в тот или иной момент тем или иным способом мне удаётся переломить ситуацию.

Сегодняшняя поездка в Солнечное не сулила ничего хорошего.
Во-первых, было солнечно :) (в такую погоду хорошо находиться где угодно, но только не у залива: засыпаешь), во-вторых, выехала я поздно (т.е. у меня было неполных 6 часов до последней электрички), а в-третьих, моё психологическое состояние оставляло желать лучшего.
- Ну ладно, причешу себя хотя бы внутри, - думала я, пока лежала на песке, а из глаз катились слёзы.
Но не тут-то было)

Я пошла из Солнечного в Комарово босиком.
Изумлялась таким знакомым местам, которые такие незнакомые (когда я пыталась пройти из Солнечного в Репино осенью, например, мне это не удалось, потому что волны лизали камни и бились о них, т.е. метров на 10-15 заползали на берег, и требовались скалолазные навыки, чтобы не сорваться в разъяренную стихию; а сегодня почти штиль, иди себе по песочку-радуйся), вдыхала запах водорослей, слушала море, смотрела в окна пансионата и ловила себя на желании прокричать людям оттуда: "Выходите же!.. В пансионатах так скучно, а тут такое солнце!" - улыбалась двум чайкам, которые пошли на меня в атаку (они так смешно это делают, так подчеркнуто воинственно кричат в один голос), обходила чайку мёртвую (ни разу не видела мёртвых чаек, а тут вот)...
Но чего ты, по сути, делаешь?.. Просто идёшь босиком по песку?


... И тогда я дошла до косы, посмотрела на неё выжидающе, сказала себе: "Ага, тут тебе будет трудно. Вперёд!", и несмотря на укоризненные взгляды изнутри (шёл ты себе тихо-мирно, душевное равновесие восстанавливал, а тут страхи преодолевать!), отправилась прыгать с камушка на камешек.
Ну как прыгать)
Если бы я умела прыгать по камням, торчащим из воды, ничего трудного я бы в этом занятии не находила.
Но как только я вижу камни, у меня включается фобия №1, а как только воду - фобия №2.
Поскачешь тут, пожалуй)

... Проблема в том, что скакать проще.
Когда скачешь, во-первых, делаешь это в согласии с ритмом (который есть у груд камней), а во-вторых, практически не сталкиваешься с иллюзией зрения.
Ведь что останавливает таких скованных людей, как я?)
"Камни, они все разной формы, разной степени устойчивости, разной высоты (!), а если я ногу не туда поставлю и соскользну, ой, а тут и вовсе некуда её ставить, а тут - кошмар-то какой! - прыгать надо!" - и прочие "мысли" в таком духе. Мы пытаемся высчитать :), понять, куда ступать безопаснее, будучи при этом почти каменными от ужаса.
А безопаснее просто прыгать, не думая, ибо, во-первых, тогда не нужно балансировать, а во-вторых, тело у тебя становится гибким и податливым, как у кошки)

Но я не ищу лёгких путей)
Ловлю ритм изредка и ненадолго, а в большинстве случаев останавливаюсь с мыслью: "Тут не пройти!" - стою так минуты две, жую подступивший страх и всё-таки продолжаю путь (ну, не поворачивать же)))
Становится даже лучше (хотя, чтобы стало хорошо, кажется, нужно по этой косе 10 раз пробежать туда-обратно); я почти не использую третьей опоры в виде руки :), хотя иногда хочется сказать себе: "Нет, ну ты Горлум прямо!"; не ищу дорогу, но вижу тропы и т.п.
Но иллюзии всё ещё управляют моими глазами.

Комароввский спуск.

Зато эта незапланированная 30-минутная борьба со страхами кардинальным образом меняет всё.
С одной стороны, я снова вижу красивое, изо всех сил улыбаюсь ему (в Комарово очень много черёмухи, а у ёлок появились молодые побеги! а деревья все таких разных цветов, и каждое - такое прекрасное!..), и оно оживает внутри, а с другой, растворяются преграды.
Ещё по пути "туда" я решаю выйти на Удельной и спрыгнуть с платформы (для меня это очень страшно, потому что я боюсь прыгать); в электричке кондуктор снова меня не видит, хотя, ну, всех обходит (я ведь так соседке когда-нибудь поверю; она меня называет то призраком, то привидением, потому что всякий раз или вскрикивает, или подпрыгивает, или просто очень пугается, когда я вдруг возникаю "из ниоткуда"; она говорит мне, что я очень тихо перемещаюсь, хотя, как по мне, громче ходят только слонопотамы), и отступать становится некуда)
Но мне всё равно.
Да, мне страшно; но уверенность в правильности происходящего сильнее.
И я просто схожу с этой платформы, пребывая в недоумении от того, чего боялась-то: в Солнечном спрыгивать и то труднее.

... Сложно описать, почему это всё так для меня важно.
Почему эти почти 6 часов столько всего внутри меняют.
Почему поначалу я плачу, а потом нет (почему и как именно в этой связи коса оказывается переломным моментом).
Почему, уже стоя на платформе, я сбегаю вниз и трогаю листья у деревьев.
Почему так здорово, что весна тут ещё случается!.. В Солнечном цветёт жасмин, в Комарово - черёмуха, и везде эти непоколебимые, чуть ли не видимые глазу силы роста, которые и про пробуждение, и про борьбу, и про расцвет.
Но я сижу дома, а у меня только начинают остывать ступни (как будто ты немножко солнца унёс с собой; или по углям побродил).
А в волосах песок.
Волшебно!)


@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

04:46 

Следуй за белым кроликом (с).
Коль скоро речь зашла о библиотеках.
Не так давно мне пришлось заехать в новое здание Публички, что на Парке Победы.
Ну как пришлось)
Я его люблю за то, что оно ветер.
За то, что ты заходишь - и находишь (на этом самом внезапном порыве откровения) то, что найти не чаял.
За то, что в читальном зале филологии, педагогики и искусств нет даже налёта библиотечности.
За то, что в плане здание круглое; там повсюду огромные окна и какая-то непередаваемо трепетная атмосфера.

Ты прогуливаешься по этажам - а тебе меланхолично и невесомо.
Изредка можно встретить доброжелательного сотрудника (других я там не замечала), посмотреть на спящих в мягких креслах читателей (там можно читать книги в коридоре! и да, прямо-таки спать! потому что никого не интересует, чем, собственно, ты занимаешься), наткнуться на аквариум с огромной рыбиной на цокольном этаже, пообедать (здесь, как и в основном здании Публички, кормят вкусно и дёшево) - как бы ощутить на себе налёт безвременья; но это нарочитое "как бы". Тут вовсю разыгрывается иллюзия сна сознания; но вся прелесть в том, что это просто маска)
Ветер не спит.
И если ты носишь оный в себе, пробудишься.

Я очень хорошо помню тот момент, когда ощутила всё это, оказавшись тут в прошлом году в первый раз.
Мне нужно было в рекордно сжатые сроки написать 1-ю главу про обзор литературы по теме, которую никто не изучал. Я обыскала интернет вдоль и поперёк - но это занятие вгоняло в меня в тоску (потому что я не понимала, ни зачем написаны эти статьи, ни что мне про них писать, ни почему моё время утекает в какую-то бездну).
Тогда я приехала сюда (за какой-то книжкой, которой нигде не было), и случилось чудо.
В первое своё посещение я совершенно случайно нашла работу, которая меня устроила, и как-то сразу поняла, о чём и как мне писать (я читала её когда-то в БАНе, но если вы хотите начать относиться к библиотекам так, как отношусь к ним я, запишитесь в БАН тогда она просто абстрактно мне понравилась), а во второй для меня ожили древние путешественники; я читала взахлёб и про Олеария, и про Саади, и ещё про кого-то; у меня горели глаза, потому что это же надо какая духовная мощь!.. Какие же они крутые, оказывается!
В сумме те мои два посещения длились четыре часа, но чувствовалось, будто прошла вечность, и очень не хотелось уходить) Но я - как знала о таком эффекте)) - приезжала за 2 часа до закрытия)

Чудеса этого года были скучнее, потому что читать мне ничего не нужно было, только ссылки расставить.
Но оттого менее чудесными они не стали.
"Не отчаялся, доверился интуиции и нашёл, когда меньше всего искать собирался", - как-то так их можно было бы описать)
Славное место)

Таки к предыдущему посту.
Эта фотография фрагмента врубелевского камина такой не задумывалась. Но отлично отражает суть.

Для сравнения, допустим. Удивительное дело: сказочный такой камин, яркие краски, богатырская (!) тематика (вообще тут изображена вполне конкретная и достаточно известная былина), но на своей фотографии я отчётливо вижу одного демона и несколько бесенят, фрагменты же былины замечаю только потому, что знаю, где и что искать. Как ему это удавалось?..

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, воспоминательное

04:24 

Следуй за белым кроликом (с).
Так всякий раз странно видеть, как исполняются твои желания.
Хотел закончить с обоями до лета - и вот в твоей комнате окопалась Алина.
И ничего тебе не остаётся, как доклеивать всё, что можно и нельзя, пока она ставит эксперименты на свечах.

На самом деле, оно, наверное, и должно было так завершиться.
Мы с Алиной вместе начинали сдирать обои в моей комнате - вместе мы их и доклеивали.
Т.е. пришла-то она и правда их клеить изначально))
Залезла на стремянку, принялась уверенно так накладывать полосу на стену)
Я не предупредила её о том, что стены у меня кривые и что в некоторых местах шпаклевка отслаивается вместе с клеем. Алина ведь так в себе уверена была)

В итоге, когда всё стало слишком плохо (минут так через 10)), она жалобно на меня посмотрела, и мне пришлось спасать её тонущее судно :)
Так что впредь она именно что помогала, а не пыталась сделать что-то за меня)
А больше заливала мой стол тем, из чего сейчас делают свечи.

- Хм... А это что за море? - спросила я, в очередной раз куда-то передвигая стремянку.
- Где? Ой... Это из той свечки, наверное, натекло, - ответила Алина и даже осушила водоём, который я впоследствии нарекла Байкалом.
"Даже" - потому что Алина не приучена (ну и просто не любит) за собой убирать.
Сегодня же она вдруг многое поставила на место, а кое-что и вытерла - по собственной инициативе.

... Сложно с ней очень в этом плане. Белое пятно там, где впору бы формироваться ответственности.
Не могу не сравнивать её с той же Настей.
Алине 12, Насте 13.
Настя одна ездит из Петергофа на другой конец Питера на маршрутках и возит туда малышей.
Алину мама водит в школу и из школы; до школы 5-7 минут пешком.
*А потом мама удивляется, почему ребёнок у неё такой безответственный. И правда, с чего бы*.

***
Чтобы отдохнуть от обоев и от Алины, я пошла гулять.
А там... чудеса.

Сначала меня обогнал парень с картонной ТАРДИС в руке (50*30*30 примерно).
Идёт как ни в чём не бывало, а она у него качается из стороны в сторону; не очень аккуратно склеенная, но тем более милая)

Потом - уже стемнело - меня обогнал другой парень.
И не собиралась я в него вглядываться (ну, вроде, парень как парень с рюкзаком, в походной одежде), но странная тень скользнула с его руки.
Я подняла глаза, чтобы понять, что за источник.
А там, оказывается, сова крыльями махнула.
И вот разные совы бывают, но эта про Хогвартс; не Букля, правда.

А недавно я шла, и навстречу мужчина, на плече у которого сидит на поводке рыжий кот, а рядом бежит кто-то типа лабрадора или крупной дворняги, не помню уже.
И девушка рядом достаёт телефон, чтобы их сфотографировать (и я её, в общем, понимаю: невероятно яркая, атмосферная компания).
Мужчина же прямо останавливается (дело на переходе, конечно)) и начинает позировать.
Не картинно, а так; ну, чтобы удобнее снимать было.
Девушка поначалу смущается, но потом они начинают перекидываться какими-то фразами и улыбаться.

Питер как он есть)
Столько в нём свежести и запахов после дождя.
И столько радости - когда уже подходишь к дому, а тебя окатывает почти_ливнем.
Улыбаешься)

Пока у нас тут дом вверх дном,

в Питере белые ночи.

@темы: сказка в дверь стучится, распорядок жизни в коммуналке, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, человеки!..

17:31 

Следуй за белым кроликом (с).
В ночь иду на Васильевский остров.
Издавна это место у меня любимое в городе.
Но одновременно и то, в котором я ни за что не хочу (и, надеюсь, не стану) жить.
Слишком любимое, и от головы до хвоста про боль.

Я прихожу туда разбираться.
Давеча гуляли-разговаривали с Наташей, и ко мне подступила неизбежность))
Наташа из тех людей, кто заживляет раны, когда им про них не рассказываешь.
Они как коты: ступают мягкими лапами, осторожно, бережно, греют...
... И ты вдруг понимаешь, где болит.
И что, если дёрнуть за ниточку, можно добраться до истоков.

Вот мы и дёргаем - в зловещей василеостровской тьме.
Когда пытаться докопаться до сути - чуть ли не единственный способ избежать жути наяву.
И докапываемся - и даже начинается дождь.
Делает вид, что начинается; иначе как мне покажешь, что слышно?..

... Иногда меня спрашивают, как понять, что задал тот самый вопрос.
А я не знаю, что отвечать)
Потому что, когда "задал тот самый", сомнений не возникает.

Вот с болью, например.
Пытаешься нащупать, бродишь вокруг да около, и оно болит, разумеется, но вы с Васькой бдите)
И в какой-то момент кто-то из вас говорит: "Настя, прекращай формулировать. Говори, как оно есть. Озвучивай весь тот бред, что приходит в голову. Ровно так, как он в неё приходит".
И оно приоткрывается.
Вы добираетесь до пережатых струн в душе.
Их становится видно - скозь этот внезапный поток слёз.
И не в чем тут сомневаться.

"Тише, тише, хватит, пойдём я тебя чаем напою", - усаживаешь себя на скамейку, достаёшь термос и задумываешься.
Боль, которая решается не таиться ночью, - тёмная боль.
И непонятно, как с ней работать в светлое время суток.

... А вообще очень много чудес на Ваське в ночи)
И фиолетовое белоночное небо; и из ниоткуда появившаяся Лента (про которую ты искренне не понимаешь, с каких пор она тут; неужели ты настолько давно здесь не был?.. или просто свернул не там, где раньше сворачивал?..), которая почти как Лента на Балтийской (Лента на Балтийской - особое место, в котором ждёшь утра после ночных автостопов / прогулок, чтобы на первой электричке уехать в Петергоф) и которой так же подозрительно доверяешь; и где-то на заливе гнездится Горьковская (т.е. она, наверное, ЗСД, но выглядит в ночи очень похоже и космически), и фуры-поливалки-люди с поднятой рукой-"таксисты"; птицы, весенние запахи, зелень и совершенно волшебный рассвет, в который выходишь прямиком из магазина.
Он горит над заливом ярко-ярко - и столько в нём сказки, столько чуда...)

С этим самым рассветом строй мыслей и чувств радикальнейшим образом меняется.
Ты уже не можешь думать о том, о чём думал ночью.
Любуешься подсвеченными облаками и временно_розовыми окошками башенек, останавливаешься у тихой речушки, по обе стороны от которой кладбища, и слушаешь утреннюю тишину, бредёшь через пробуждающийся (а на самом деле, не то чтобы и спавший) остров с блендером наперевес (не рассчитывал найти подходящий в Ленте, но чудеса случаются)) - вялый, в полусне, обходя вереницы пьяных - и обнаруживаешь, что через Тучков можно пройти!
И дышишь, дышишь, дышишь свежестью этого неописуемо прекрасного утра.

Я теперь не представляю, как в эти часы находиться дома))
Белые ночи завораживают, особенно когда ты так целиком в них.
Буду гулять что ли)
И доразбираться с тем, с чем мы только начали разбираться давеча.
Понять бы ещё только, как.

Изумления эта фотография не передаёт, но кое-что да ухватывает)

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, в объективе

01:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Я шла сегодня через полгорода, от парка Победы до дома, потому что, когда и разговаривать с собой, как не в дождь.
Под дождём холодно, если легко одет, неприютно - но одновременно очень на своём месте, и невероятно концентрированно - если на душе есть вопрос, который не даёт покоя.

Проговаривались простые вещи, самые основные, казалось бы, базовые - но при этом отошедшие на второй план что ли.
Когда выдвигаешь их на первый, поначалу сжимаешься удивлённо, а потом едва ли не ликуешь.
Тучи расходятся, светит солнце; за Обводным прямо-таки сияет)
Ты ликуешь, потому что делавшееся почти на автомате, вдруг расцвело новыми красками; такими, которые ты от него и не ожидал.
А город... стоит тихонечко и улыбается.

Когда ты смотришь во все глаза на разноцветно-зелёный Михайловский сад.
Когда радуешься байдарочникам на Неве и солнечным бликам на канале Грибоедова (и просто тому, что живёшь в центре Питера; это ведь как в сказке оказаться).
Когда добираешься до Сенного, а он ещё открыт! И можно купить себе фруктов и овощей вволю!..
Когда забредаешь в Новодевичий монастырь, а там ярко-ярко поют птицы, и молодая мама подражает им, дабы развеселить сына. И ты-то идёшь в туалет :), но мимо проходят монахини, и в воздухе, в походке, в выражениях лиц ты читаешь, почему они тут, для чего. И так оно тебе близко сейчас) Усилием воли выводишь себя за пределы этих стен: если я когда-нибудь сдамся и решу исполнить свою заветную детскую мечту, я твёрдо знаю, в какой монастырь уйду.
... Город дышит, город стремительно зацветает (даже сирень уже вот-вот, кажется, распустится) и очень-очень бережно проводит тебя по тенетам твоей души.

А говорите вы и правда о простом. Но одновременно об очень сложном.
О вере в человека.
О том, что эта вера - едва ли не единственное, что один может дать другому.
Но она не пустой звук; она реальная, действенная сила.

Проще осудить, проще пожалеть, проще пройти мимо.
Ничто из вышеозначенного не сделает уязвимым тебя, не причинит тебе боли.
Ведь ты отделён от ситуации; ты почему-то себя ей противопоставляешь.
... Но когда речь о вере, и ситуаций как таковых нет.
Ты принимаешь на себя удар за ударом.

Совсем необязательно, что они направлены на тебя.
Просто ты можешь переживать душевное движение того или иного человека как что-то... разрушающее все надежды.
Как крах, после которого не подняться на ноги.
Но именно в такие моменты ярче всего разгорается огонь веры.

Для тебя происходящее категорически_неправильно, болезненно, душераздирающе - но это... твоё видение и, в этом смысле, твои проблемы.
Если ты веришь в человека, ты не позволяешь себе в нём сомневаться.
Не потому что и повода нет (он-то вполне может быть; и он жалит тебя тем сильнее, чем менее сам человек его распознаёт), но потому что, строго говоря, нет (ведь есть и нематериальный мир, как бы одновременно).
И потому что это то немногое настоящее, что существует: несмотря ни на что видеть в человеке его высшее начало.

... Он сам себя покарает, сейчас ли, 20 ли лет спустя.
И боль и ужас его будут в разы сильнее твоих.
Но боль и ужас - это путь в никуда; это беспросветный мрак, из которого не так-то просто найти выход.
Вера же - фонарик, который светит во мгле.
Та самая надежда, которая не позволяет зарыть свою волю в песок и утонуть.
Маяк, который радостно увидеть и в шторм, и в штиль.
И вместе с тем всё, что ты знаешь про любовь.

***
Меня сейчас, как волной, сносит куда-то не в те степи.
Не получается формулировать сколь бы то ни было строго.
Но я буду думать дальше и приду к более ясному пониманию.
А пока доброй вам ночи)


@темы: мир на стечатке глаза, кружок по плетению мыслей, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:55 

Следуй за белым кроликом (с).
Накрапывает дождь; я тянусь к нетбуку - посмотреть прогноз погоды и одёргиваю себя: "Ты что? Дождь мелкий, "временами", ливня не будет, грозы тоже; а вот солнышко, вероятно, увидишь; это же очевидно!; поехали".
Нетбук закономерно не включается (есть у него такая функция; когда я собираюсь посмотреть какую-нибудь ерунду и, тем самым, например, опоздать на электричку, он пишет про ошибки на диске; и ты либо теряешь время, включая-выключая машину несколько раз, либо одумываешься), и я отправляюсь на Дудергофские, как и собиралась.

Я еду туда, потому что хочу посмотреть на то, как пробуждается природа.
Там лиственный лес; и если не туда, то куда?..
И оно удаётся.
Дудергофские встречают меня зелёным ковром, нестихающим птичьим пением, недораспустившимися листьями, зато уже распустившимися цветами :), и ясным весенним духом.

Очень люблю эти растения за их иномирность.

... Дудергофские сейчас очень похожи на Дудергофские золотой осенью.
Не по настроению, конечно, визуально.
Ищешь мириады оттенков зелёного, а находишь жёлтый, рыжий (ну, разве без красного) - и это не потому что цветы.
Очень много разных птиц и дорог, приводящих к кладбищу из Палевой розы, запахов, реагирующих на изменение погоды, мошек, летающих столбами и тучами, но всегда аккурат мимо тебя (может, дело в том, что они не совсем мошки, не знаю).
В какой-то момент неподалёку раздаётся ну почти грохот, я оборачиваюсь в надежде увидеть слонопотама, а замечаю двух белок, которые задорно носятся друг за другом, сметая всё на своём пути)
Много бережности и ясности.


То есть на Дудергофских ведь чего только ни происходит: то тебе солнце, то дождь накрапывает, то шквальный ветер (и мрачные тучи подступают)), то вдруг - не ливень, конечно, но ощутимо сильный для того, кто сидит на открытом пространстве и не собирается оттуда уходить в ближайшее время)), дождь на час или дольше.
И как и в серьёзных горах, изменения в погоде тут завязаны на твоих сиюминутных чувствах-мыслях-ощущениях.
Но несмотря на это, тебя не вырывают из более тонких сфер.
Напротив, перед твоим взором происходящее вовне и внутри предстаёт как единое целое.
И то, что для тебя в последнее время чаще разъединено, соединяется.

Очень люблю смотреть с высоты)
А потом мчаться с горы под дождём и улыбаться.
Сворачивать на те тропки, которые позовут.
И непременно - непременно! - спускаться в поля.
Даже если над ними нависли тучи, которые могут стать грозовыми.
Особенно если.

Не было грозы, конечно, но баталии в небе происходили знатные.

Это чувство простора и ветра, шумящего в волосах, можно поймать в Питере почти ежедневно в природе на открытых пространствах: на льду ли залива (или просто у моря в шторм), в поле ли, в достаточно ли высоких горах.
Его... не променять, кажется, ни на что.
Оно про огонь внутри, про неудержимое стремление, про отсутствие преград и не_возможностей.
Хотя именно на открытых пространствах ты наиболее уязвим, ты наименее уязвим тут, если смел и решителен.
Тебя видно, но и ты видишь; не прячешься и не сомневаешься.
... И тучи уходят к Дудергофским :) И так и не становятся грозовыми.
А ты идёшь через поле и не можешь перестать глубоко вдыхать.
Где если не тут.

Под конец моей прогулки начинается тот самый в меру сильный дождь.
Я прикрываю зонтом рюкзак (хватит с него мокнуть; кажется, он на 10 жизней вперёд за все наши совместные скитания вымок)), а сама смотрю на нежные оттенки белоночного заката и думаю, что же такое мой пресловутый кризис веры.
Я ведь что-то под ним имею в виду - но только не то, что вытекает непосредственно из значения словосочетания.
И вот мы сидим и разбираемся вместе с Вороньей горой.
Но не надрывно и болезненно, как обычно с Васькой, а тихо и по полочкам.
И выясняем невзначай, что я нещадно подменяю понятия.
Что тут, с какой стороны ни посмотри, о вере речи не идёт.


А о чём идёт, разбираться, видимо, с Васькой))
Пора уже, в самом деле, открывать сезон "ночей под ливнем без зонта на Васильевском".
Где ещё прочищать голову, как не там.
Благо, и дом теперь рядом.

Непогода уносится в горы.

И ещё 3!

@темы: тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

02:41 

Следуй за белым кроликом (с).
В Питере сегодня была неоднозначная погода. Вроде, и солнце, а вроде, тучи и ветер.
Поэтому, когда я села в электричку до Лемболово, я была готова к встрече с чем угодно.
Но определённо не с ясным голубым небом и солнцем в половину оного)
... Это немножко про волшебство, про то, как тебя держат, что бы ни случалось.
А ты идёшь через лес и улыбаешься.

Моё лесное путешествие сегодня оказалось двухчастным.
Первая часть выдалась, конечно, странной.
Началось всё с того, что батарейки в навигаторе за полгода сели.
И это была бы обычная история имени меня, когда бы я вдруг не возмутилась.
Т.е. вопрос ведь не был принципиальным (мой навигатор выручил меня целый один раз на Алтае), вполне можно было обойтись без техники, но я вдруг не поняла, почему я должна без неё обходиться)
Достала фотоаппарат из рюкзака, вставила в навигатор рабочие батарейки, порадовалась тому, что до одной из недавних точек 3680 что ли километров (это как раз Алтай), отметила новую точку, вернула батарейки фотоаппарату и отправилась гулять.
... И это не вполне стандартное для меня решение каким-то образом повлияло на всё, что было дальше.

А дальше я заблудилась в лесу.
Точнее, не заблудилась, конечно (потому что для меня "заблудиться" - это что-то про чувства, про действительно_не знаешь, в каком направлении тебе двигаться, чтобы выйти; я так блуждала в лесу под Новгородом и в лесу под Петергофом, и это был специфичный опыт, ибо закат стремительно надвигался и там, и там)), но, побродив по бурелому и обнаружив себя вдруг в болоте, осознала, что, если бы мне прямо сейчас нужно было отсюда выйти, я бы банально не указала направление.

Вот этим светом болота заманивают. С холмов кажется, что там просто лес, в котором просто почему-то светло) Из бурелома этот свет видно задолго до)

Люблю такие ситуации за то, что "здесь и сейчас" в них преодолевается страх.
За то, что ты скачешь с холма на холм меж двух болот и при этом утверждаешь.
Ты сильный и контролируешь происходящее - какой-то такой посыл.
... Лес расступается и приводит тебя к дороге, которая, как обнаруживается опытным путём :), ведёт к станции.
И ты, как когда-то, в Чайке разводишь руками)
Т.е. это всё очень круто, но ты ведь ещё даже не заблудился!
И вообще: к станции-то тебе зачем?)
*Т.е. да, ты подумал, что хорошо бы найти дорогу. И вообще выйти к станции, потому что тогда бы ты выбрал другой путь. Но ты даже не желал этого)*

Шутки шутками, а когда выходишь из мрачного бурелома и бесчисленных болот на дорогу, на душе становится уютно и тепло.
Дело даже не в появившейся определённости (когда блуждаешь, определённость формируется из неизвестности с каждым следующим шагом; или не формируется, если ты, например, паникуешь), но в ярком ощущении того, что и из гнетущего бурелома, и из вязких болот, можно выйти к настоящему свету.
Ведь, когда ты пробираешься через ельник, нередко появляется свет-мираж.
Поначалу ты ведёшься на него, а потом понимаешь, что всякий раз это болота.
Они словно заманивают тебя, дарят надежду, которая разбивается о реальность.
... А тут настоящий свет. О котором и не мечталось. И в котором всё просто. Чудеса!)

Болотная эстетика)

Во второй части путешествия я брожу уже по лесопарку.
Там дорожки, мостики через болота и озёра, много зелени кругом, птицы, солнце, красота и - тот тут, то там - люди.
Не очень укладывается в голове (потому что только что был в лесу же), но и не вызывает диссонанса.
Это... другой жанр.
Это когда тебе не нужно отвлекаться на борьбу со страхами - но только воспринимать и мыслить.
Как если бы ходил по лесу не в одиночку (с кем-то, кто умеет не бояться).
Славный жанр)

В лесопарке много дорожек-тропинок, постоянно расходящихся в разные стороны.
Но ты почему-то всегда точно знаешь, куда они ведут.
И когда тебе нужно выбрать вполне конкретную (чтобы вернуться, например, к станции в нужное время), ты не задумываешься.
По ощущениям, она зелёная, а остальные красные.
Вот только ты не на цвет ориентируешься.
Она становится зелёной, потому что ты предварительно её выбрал, потому что знал, что она-то тебе и нужна.
Люблю так читать дороги)

Лесопарк, свитый из множества дорог.

А дальше Мироздание продолжает улыбаться)
Часто так получается в последнее время, что меня не замечают - в автобусах ли, в поездах ли.
И с одной стороны, впору испытывать неловкость (и обычно испытываешь, конечно, в той или иной мере), а с другой, не с нашими ценами на проезд.

Вот и сегодня меня не видят.
И я уже "предвкушаю радость" выходить в Пискарёвке в ночи и искать подходящий автобус :) (мне всё время кажется, что билет "на выход" очень дорогой, хотя, на самом деле, нет), но начинается перепроверка билетов, и я, грустно смотря в глаза кондуктору (я невидима, но все знают, что я еду, мягко говоря, давно), покупаю билет до вокзала (это очень неловко, конечно человек-то работает объективно хорошо, а тут ты вдруг, но честно).
И непонятно поначалу, почему так.
Ведь получилось лучше, чем должно было (ты должен был сначала пытаться сориентироваться в Пискарёвке, в которой ни разу не был; потом ждать автобус, потом долго ехать на нём; или же, как планировал, выйти в Девяткино с билетом, потратив на 100 рублей больше, и долго-долго ехать под землёй до дома).
Но пока ты пробирался от вокзала к дому, начался салют.
Который только что, пока ты был в лесу и сидел на бревне, устраивал Гэндальф в честь дня рождения Бильбо.
Как же его не увидеть вживую, в самом деле)

Огнедышащие деревья)

... Такими странными путями ты всё-таки не прошёл мимо Дня Победы.
Т.е. про себя-то ты и так мимо него не прошёл.
А не про себя по касательной соприкоснулся с толпами на улицах.

Когда-то я очень трепетно относилась к этому празднику.
Сейчас мне не очень-то понятно, что празднуется.
Мне, скорее, не нравится, что происходит, потому что война - это не то, за что следовало бы поднимать бокалы с шампанским. С одной стороны.
Но с другой, для многих это повод помнить.
И, может быть, лучше так, чем никак.
Тем более что конкретно в Питере в отношении жителей к этому дню больше серьёзности, чем чего-то иного.

... Поезда на Финляндский приезжают сегодня не в Питер, а в Ленинград.
Из приозерской электрички днём выходит пожилая пара; он с кучей орденов, в военной форме и с табличками для бессмертного полка; она просто рядом.
Машинисты поздравляют всех с праздником.
Такое вот 9-е мая.

Куда же без воды и озёр)

И цветы бонусом) Хоть и снежная, а весна.

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

15:04 

Следуй за белым кроликом (с).
Приезжаем в Комарово и сворачиваем на экотропу - а почему бы и нет)
Она славная там.
Каскадные озёра со сказочного цвета водой. Вода в них зеленовато-голубая, но визуально ещё и вязкая.
Всё вместе оживляет пространство; ты просыпаешься в нём, не успев приложить усилий.
И изумлённо смотришь на полые зелёные стебли, которые и тут и там, всё больше гроздями, нежели поодиночке.


А потом - совершенно внезапно, как бывает, когда просто перелистнул страницу - скорее, бор сменяется самым настоящим ельником. Глухим, тёмным, сплетённым из мириад запахов.
Молоденькие ёлочки вытягиваются из корней поваленных собратьев, куда ни направишь взгляд - всюду ёлки, огромные, высокие, заслоняющие солнечный свет; и покрывало из апатичного мха.
Мама говорит, что считается, будто ёлки забирают энергию. Не люблю всех этих наклеек, но какая же торжественно-зловещая красота!..

Мне нравится, как в этом пространстве формы перетекают одна в другую. Но, может, оно и чудится)

Внезапно ельник сменяется ненадолго елово-сосновым бором.
Это разительная перемена, по ощущениям.
Визуально перед тобой теперь бесконечные угловатые узоры из веток, но сквозь эти узоры на тропу попадает солнечный свет, и это прекрасно)

Но прекраснее, когда сворачиваешь с тропы, чтобы побродить по остаткам снега на широченной просеке.
Кажется, что радикально ничего от этого не поменяется, но стоит вступить на белоснежную полянку, как оказываешься буквально ослеплен.
Свет, от которого хочется закрыть глаза :), но ты, конечно, наоборот открываешь.
Впереди ёлки-сосны начинают перемежаться берёзками. Неужели же и правда бывает так светло?)

Вернувшись на тропу, оказываешься среди огромного числа муравейников.
На сопроводительных табличках пишут про республики муравьёв (про то, что муравейники не обособленны, но связаны друг с другом) - и вот уж истинно так :)
Огромные, конусообразные, примостившиеся то меж двух деревьев, то просто в тени огромных ёлок, они... производят впечатление)
Ты не то чтобы оказываешься в ином измерении - но в ином царстве, в гостях, и оно завораживает.


... И вот не люблю я все эти таблички - на тропах ли, в музеях ли - но для моих родителей они одно из средств познания реальности. Я люблю наблюдать за тем, как это происходит, и становиться соучастником что ли.
95% информации там пустая, ничего не добавляющая (а скорее, наоборот) шелуха.
Но если среди оставшихся 5-ти ты найдёшь ключ, что-то начнёт происходить и в тебе, и вокруг.
И это доброе такое волшебство)

Т.е., понимаете, там раньше было море.
Никаких глухих ельников и муравьёв, никаких в меру крутых горок и озёр - морское дно.
Тропа проходит по дну этого моря (из которого когда-то образовалоась Балтийское); и если это хоть на сколько-то пережить, и внутри тебя кое-что расширяется.

Тропа приводит к Финскому - и мы начинаем путь к Репино.
По пути мы преодолеваем множество ручьёв (через них приходится перепрыгивать, и это то, чего совсем не ожидаешь), бредём то по пляжу, то меж камней, один раз даже переходим брод по бревну (и не хочется, конечно, но в голове всплывают образы брёвен из Ярлу, по которым, конечно, с огромным рюкзаком, и местное бревно начинает резко казаться мирным, ровным, устойчивым и толстым-толстым)).
Маме это всё, конечно, скучно, потому что "кругом всё одно и то же, впечатления не меняются", а я не очень понимаю такую позицию, поэтому вставляю пару копеек про сомнительную ценность внешних впечатлений, навязанных нам кем-то /чем-то извне, и про то, что неплохо бы стараться самому образовыать впечатления внутри.

Смотрите, как светится, несмотря ни на что)

... И тогда станет ясно, что вокруг всё непрерывно меняется (да Финский же, ну; и питерское небо).
Что в этот пасмурный (но не дождливый, к счастью) день над заливом выстраивается панорама того, что будет дальше.
Там видишь то, чего не видишь в городе.
Там солнце на полгоризонта, а на среднюю половину - затянутое плотной пеленой небо.
И поначалу эти три части взаимодействуют между собой неактивно, как вдруг средняя начинает наступать.
Местами в ней как будто образуется дождь (он и до нас добиарется, и целых минуты две капает), но "как будто" довольно скоро перерастает в нехилые такие воронки, которые уже, очевидно, польют основательно, если их вдруг не остановят те белые несокрушимые облачка, на которые я очень надеюсь.

Да меняется же ж! По настроению так точно)

Для упрощения восприятия мы с мамой... играем.
У нас есть воронка-дочка, которая стремительно несётся в сторону Питера, не обладая при этом достаточной мощью.
Есть воронка-разъярённая мамаша, которая несётся вослед и уже представляет из себя нечто зловещее, нечто, что в состоянии оказать сопротивление солнечной стороне.
И есть воронка-папаша, которая никуда не несётся, но мудро накапливает силы на своём горизонте.
Кажется, если она их накопит, над Питером прольётся неслабый дождь.

Скорее, вихри, чем воронки, конечно.

И дочка, и мамаша пролетают над Кронштадтом (и кажется, поливают оный дождём, но, впрочем, может, и нет) и почти растворяются в питерском небе.
Храбрые белые облачка не пропускают их дальше; от зловещей ворончатости остаются ошмётки, которые местами проливаются двухминутным дождём.
А папаша... видимо, не успевает до заката?
(У меня есть дурацкая с_алтайская гипотеза про то, что на закате все процессы замедляются; т.е могла быть жуткая гроза, но стоит начаться золотому часу - и нет никакой грозы, словно и не бывало; но я люблю фантазировать, да)) По крайней мере, дождей над центром Питера не проливается, а в понедельник нас встречает и вовсе яркий, солнечный день)

Здорово бродить под аккомпанемент моря)

@темы: мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда недели три назад я искала, что можно было бы послушать / посмотреть в Питере с мамой, я грустно констатировала, что ничего.
Но после Жениного рассказа о Моцарте мне стало интересно, и вот совершенно внезапно нашлись вменяемые билеты на "Свадьбу Фигаро" в Мариинке, и мы с мамой бодро туда пошли)

Оперы - это тяжёлый для меня жанр)
Оперы Моцарта, наверное, вдвойне, потому что я чётко слышу, что да, мощь, что оно нисколько не пошлое, несмотря на характер источника, что оно точно не романтизм, а какое-то... безапелляционное утверждение, но воспринимать всё-таки у меня не выходит.

Я довольно давно прицельно слушаю Чайковского и могу +/- поверхностно говорить о противостоянии рока и личности в его симфониях и не только; я иногда с первого раза вижу структуру экспозиции :facepalm:, в меру близко к тексту могу предположить, о чём 2, 3, 4 части.
Но Моцарт не Чайковский, и опера не симфония, и в этом проблема.

... На тебя почему-то вываливается космос.
Ему нет никакого дела до того, понимаешь ты в нём что-то или нет, он просто звучит.
А ты не знаешь, с какой стороны к нему подступиться.

Уже из увертюры понятно, что дальше будет что-то грандиозное.
Что это не просто музыка к комедии, что это похлеще, чем никогда не сдающийся Бетховен.
Потому что Бетховена ты всё-таки в состоянии воспринимать; он мощный, но конфликты у него (сверх)человеческие (а потому в чём-то близкие), а за Моцарта не уцепиться попросту.
У тебя нет ключа к такого рода откровениям.
Слишком концентрированно и глубоко.

А ещё трагизма нет.
Вроде, звучат иногда печальные нотки, но они тут не то чтобы случайно, но гармонично.
И всегда с выходом в целое, соответствующее (равное) самому себе.

... На сцену я не так часто смотрела, но визуально очень красиво сделано.
Соответственно; со вкусом.
И поют (и играют) прекрасно.

Здорово, конечно, что опера на старой сцене.
В антракте можно спуститься в партер и любоваться круглой формой зала, императорской ложей, эстетикой пространства.
В нём очень много сказки)
Уюта, смешанного с серьёзностью.
Смотришь с разных ракурсов и радуешься)
Красиво оно всё в целом)


@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, музыкальная шкатулка

22:27 

Следуй за белым кроликом (с).
Всякий раз не перестаю изумляться тому, что можно поднять себя с утра и сделать, что собирался)
Волшебство такое)

Сегодня, например, я добралась до колокольни в Александро-Невской Лавре.
Мне очень хотелось попасть именно туда (частью потому что 2 года назад я не рискнула проникнуть в Лавру, но просто побродила рядышком вечерком; частью потому что это труднее - ехать туда, где ещё не был, это расширение границ собственного мира что ли; частью потому что там высокая колокольня со множеством колоколов) - и вот совпали моё намерение, солнечный (!) день и, собственно, возможность (наверное, кульминацией был тот момент, когда я стояла внизу, сверху стали спускаться люди, и уже можно подниматься, как вдруг на колокольню проходит звонарь; "Покажи им там, как надо звонить", - отпускает ему вслед священнослужитель; так оно здорово!..).



Вообще в Лавре сегодня удивительно мало народу.
На колокольню ведёт очень-очень узкая винтовая лестница (не видела я таких на колокольнях пока больше нигде), и, кажется, там можно поселиться.
Играют то прихожане, то звонарь - последний делает это настолько прочувствованно и каждый раз по-разному, что просто не хватает слов)
... Т.е. я ведь далека от Лавры.
В том смысле, что разные храмы и монастыри бывают, и редкие оказываются мне созвучны.
(Лавра... слишком популярное место; это не очень сильно на ней сказывается (как ни парадоксально), но всё-таки тут довольно много того православия, которое мало кто любит) Православия как религии, вот).
Но, несмотря на это, ты стоишь там, наверху - и тебе всё нравится.

Да, ты не понимаешь, зачем женщины средних лет начинают возмущаться, когда одна пара играет чуть дольше, чем, на их взгляд, положено (в этой паре, очевидно, есть священник, и ещё к ним присоединяется звонарь, и то, что они втроём делают, - непередаваемо прекрасно), - всё равно эти женщины никуда не опаздывают отыграют и тут же спустятся; ещё меньше ты понимаешь все эти экскурсии (ну... не то место храм, чтобы там долго и громко обсуждать, чем Лента отличается от К-Рауты), но оно всё тает, когда ты стоишь аккурат под колоколами и смотришь на солнечный город.
Или когда играешь сам - глупо, неумело, по-своему.
... Всё парит в эти мгновения, всё праздник.



Когда выходишь из Лавры, ощущаешь странное.
Радость, из которой словно вырезали эмоцию.
Этакое ничто, заполненное не тьмой, а светом.
... Т.е., наверное, раз оно воспринимается как радость, эмоция в нём есть - просто ты до неё пока не дорос.
Так что летишь себе отполированным сосудом, улыбаешься людям, с которыми звонил на колокольне, радуешься автобусу, который подъзжает, как только ты доходишь до остановки.
И свету - солнечному, яркому, отражающемся в школьницах напротив, которые словно крапивинские мальчики, только Поллианны.
Едут во французский колледж с несделанным д/з, придумывают историю про забытую тетрадь, смеются, делают глупости, надеются на счастливый билетик)
Хорошие)


@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, кусочки счастья, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

Упражнения в прекрасном.

главная