А звёзды падали, падали, падали...

URL
00:12 

Следуй за белым кроликом (с).
23:48 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне нужно рассказать эту историю, чтобы разобраться в ней.

Когда я приехала в Москву, папа всё говорил мне, что нам нужно куда-то вместе съездить, потому что ему что-то кому-то нужно купить, а без моего совета он не может.
Я знаю, что истории, которые начинаются так, ничем хорошим в нашей семье не заканчиваются.
Но всякий раз мне так хочется верить в счастливый финал...

Решив поверить в историю про некоего мифического человека, которому мы что-то покупаем, я поехала с родителями в магазин. Когда мы доехали, и родители признались, что это подарок мне (но без моего одобрения они его не купят), я всё ещё старалась мыслить в позитивном ключе. Но когда я увидела картину ценой 30к, у меня через сердце словно игла насквозь прошла. И, в целом, я с этим до сих пор не справилась.

Дело не в том, что я год живу без ноутбука, а за эту сумму могла бы купить два.
И не в том, что и помимо ноутбука, есть ряд вещей не первой необходимости, которые я ни за что сама себе не куплю, именно потому что они не первой.
В конце концов, моя концепция про "хотите сделать подарок - не дарите ничего, либо подарите что-то, что действительно_нужно", остаётся лично моей.
Но... если бы эта картина была безвкусной картиной (какими были почти все картины в этом салоне), сказать "нет" мне было бы намного проще. Она же была прямым попаданием; она мне правда понравилась (и дело не в том, что мне не может не понравиться картина про горы). Вкупе же с тем, что я знаю, что папа долго выбирал, и они с мамой не раз туда катались, и, ну, правда хотели сделать сюрприз (тут можно долго продолжать) - отказываться просто невыносимо. Отказ воспринимается здесь как "зря вы старались", "ничего я у вас не возьму".

А дело, к сожалению, не в этом. И даже не в том, что я пыталась сформулировать маме: "Хорошим картинам место в картинных галереях". И не в том, что я не стою этого полотна.
Дело в том, что я не покупаю картины (и что бы то ни было ещё) для декора. Дело в том, что в моём мировоззрении нет места понятию "декор", равно как понятиям "удовольствие", "наслаждение", "развлечение", "комфорт".
И это принципиально.

Это можно не понимать и не принимать, но отрицание в любой его форме я воспринимаю как агрессию.
Как посягательство на мои личные границы.
Для меня столкновение с этим отрицанием жутко болезненно, когда человек и не пытается сделать мне лучше.
Когда он просто со мной разговаривает, как разговаривал бы о видах шарлоток, о своих любимых книгах.
Я вижу, что он просто не видит моих границ, потому что не имеет представления о том, что они существуют (не у меня, а в принципе; для него это мёртвое понятие). Как говорится, мои проблемы.

Но когда кто-то искренне пытается сделать мне лучше - не абстрактно, а именно что таким образом попадая - болезненность возрастает в n раз.
Чтобы так попасть, нужно достаточно хорошо меня знать; но чтобы причинить мне такую боль, нужно не знать меня вовсе. Нет противоречия между 'хорошо знать' и 'не знать вовсе'. Просто они описывают разные уровни бытия...
Легче ли мне от этого знания?.. Меньше ли становится моё чувство вины за то, что я вот так, в свою очередь, эту самую боль причинила?

О том, к чему это всё (плюс ещё ряд подобного же рода "внешних" факторов) привело, я писала.
Надо как-то вынуть эту иглу и жить дальше.
Интересно, как.

@темы: воспоминательное, тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

01:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Одним из самых счастливых событий последнего месяца для меня было learning by heart отрывка из Евангелия.
Это было своего рода оправданием школьных будней :)
В школе вынуждали учить стихи наизусть.
Я никогда не понимала, зачем оно надо, и потому с чистой совестью не помню почти ничего.
А тут... вдруг вынуждать себя не надо.
В тебе настолько сильно стремление выучить этот текст, приблизиться к его пониманию, настолько живо изумление: сколько бы ты его ни открывал, он всегда разный.
Только эта разность не риторическая формула, а приглашение к внутренней работе.
Удивительно.

К концу года я доучила его.
Мне радостно оттого, что я в течение 40 с лишним минут могу вот так что-то произносить - и каждое слово при этом исполнено смысла, и смысл этот живой.
Ещё более мне радостно оттого, что в ночь с 6 на 7 января я добралась до Сретенского и увидела в нем чудо: таинство причастия непреложно оказалось таинством причастия.
Это едва ли не первый в моей жизни религиозный опыт такой глубины.

... Всё своё детство я мечтала уйти в монастырь.
Как ни странно, я по-прежнему об этом мечтаю.
Я чётко знаю, что и зачем я бы стала там делать; я уверена в том, что ни минуты не пожалела бы о своём выборе.
Однако... я не могу)
Не потому что меня что-то или кто-то держит - потому что так нечестно.
Мне так поступать - нечестно.

Но что честно?..
Сидеть и изучать эзотерическую литературу, не понимая, почему в ней всё настолько по-разному?
Смотреть выворачивающие наизнанку фильмы, читать книги, которые почему-то неизменно начинают с тобой происходить (хорошо, когда это когда М. Фрай; а когда "Архипелаг ГУЛАГ"? когда "Анна Каренина"?..), посещать картинные галереи?
Между делом выучить дней за 5 более 500 французских слов и фраз (совершенно бездуховное занятие, но почему-то стремление же ж; зато внезапно оказывается, что снова можешь в разговорный английский, что нет тут преград...)?

... Чисто рассудочно я знаю, что мне делать.
Но "чисто рассудочно" - всё равно что "я не знаю".
Значит, выжидать?

@темы: тяпкой в душу, под знаком вопроса, кусочки счастья, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

05:18 

Следуй за белым кроликом (с).
22:39 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда снег тихо укутывает мостовую, кажется, только и можно, что вновь и вновь заваривать крепкий чай в нелепом пузатом чайнике, следить за узорами, которые рисует пар, вспоминать разное и рассматривать открытки с видом на город, которые накануне занёс друг. На одной снега уже нападало столько, что ребятня, устав лепить снеговиков в фуражках и платочках в клеточку - ну ничего себе, даже клеточку не поленились выдавить! - радостно мчится с коньками наперевес к центральному катку; на другой кругом такой туманище, что и не поймёшь поначалу, что за сезон такой - да толпы гуляющих по руслу выдают; на третьей...
Колокольчик смущённо перебивает Льин, радужным пересветом заполняя тёплую комнатушку. Рассеянно улыбаясь переливам не то цветов, не то голосов, девочка ещё сидит неподвижно длинное, накануне сбережённое мгновение, потом медленно поднимается, отодвигает засов.
- Ну здравствуй, Льин, - фыркает огромный, замотанный - кажется, с головы до ног! - в шерстяной коричневый шарф ёж. - Ну и погодка сегодня.
Пригоршни снега лениво плюхаются на порог. Девочка оглядывается: и правда, за окном уже настоящая метель разыгралась!
- Вот оно что... - улыбается Льин рассеянно. - Что ж, заходи. У меня как раз чайник поспел.
- Ох, мечта! - потирая лапками в малиновых домотканых рукавицах, топочет ёж и в следующую секунду уже приземляется в центре комнаты. Зачем он по молодости отрастил себе крылья, и сам толком не может объяснить. Но Льин всякий раз радуется как в первый и хлопает в ладоши. Вот и сейчас.
- Ты что-то хотел мне рассказать? - улыбается девочка, передавая ежу кружку, на стенках которой пар заботливо, пусть и наспех набросал снежинок.
- Я? Отчего же? - бормочет ёж еле слышно, но тут же добавляет: - Впрочем, если ты считаешь, что пришло время историй, я расскажу тебе...
- О крыльях!
- О крыльях!
В унисон проговаривают Льин и крошка-комар, смущённо отряхивающий свои валенки и аккуратно выставляющий их на батарею.
- Простите, я без приглашения.
- Клир! - восклицает ёж изумлённо. - Я думал, зимой ты предпочитаешь спать.
- Я тоже так думал, если честно. Но потом передумал. Мне так нравится подбирать себе обувь, а зимой для этого раздолье! Я же вот никогда не стоял на коньках, представляешь? А ещё...
- Извини, Клир, восторгаться ты можешь долго, но...
- Молчу-молчу! Мне бы только брусничину в чай. Ага, благодарю, Льин!
- Но это грустная история! - начинает было ёж, напыжившись.
- Грустные истории без меня никак нельзя рассказывать! - ворчит рыжий кот Васька, изящно потягиваясь и аккуратно запрыгивая на огромную пуховую подушку. - Я на чердаке спал, а вы дверь не закрыли, - поясняет серьёзно, сосредоточенн сворачиваясь в клубок. - Да я уж захлопнул, начинайте.
И ёж, сонно хлопая ресницами, принимается плести свою историю.

Когда я был ещё совсем юным ежом, я часто спрашивал себя: зачем я живу? А мои родители, а друзья? А весь мир? Я знал, что это не тот вопрос, на который совсем уж не существует ответа. Я подозревал, что, закажи я пару увесистых фолиантов из местной библиотеки, жизнь моя окрасится в неизведанные мной ранее тона, но... Но я не хотел становиться хмурым, серьёзным академиком и просто продолжал спрашивать всех вокруг: зачем?
Жил я тогда на опушке леса. Как-то солнечным морозным утром выполз из своей норы и давай восклицать: "Зачем? Зачем? Зачем?.."
- Зачем ты меня об этом спрашиваешь? - услышал я вдруг тихий, печальный голос. Оглянулся - а оказалось, своими плясками я разбудил улитку, страдавшую бессонницей.
- Простите, мэм. Не хотел вас тревожить...
- Не оправдывайся, пожалуйста, - отмахнулась она, с трудом дыша: всё-таки по душе ей тёплый летний ветер. - Но попытайся, пожалуйста, честно ответить на мой вопрос. Пока ты изнываешь от своих "зачем?" в деревеньке по соседству умирает девочка. Ты хотя бы об этом знаешь?
- Я вообще не знал, что тут где-то есть деревенька... - протянул я.
- Ну а откуда тебе знать? Ты так увлечённо занимаешься самим собой, что, кажется, забываешь, что на свете есть не только ты. И уж точно не один вопрос "зачем?".
Устыдившись, я обул свои самые тёплые валенки и, как мог скоро, побежал в ту деревню. Девочку звали Тита, ей было 12 и умирала она от какой-то неведомой человеческой болезни. Помню, она обрадовалась нашей с ней первой встрече и звонко смеялась, обнаружив, что может меня понимать...
Разговоры у нас были под стать.
- Тита, зачем ты умираешь? - спрошу, бывало, я.
- Ёж, а зачем ты живёшь? - парирует она.
И, знаете, даже не было грустно в эти моменты. Ведь этот коварный вопрос "зачем?" не имел ровным счётом никакого отношения ни ко мне, ни к ней.
Ниточка жизни Титы становилась, однако, всё тоньше. В какой-то момент Тита стала видеть то, чего раньше не замечала, и словно бы потихоньку растворяться в этом неведомом...
Как-то раз в шутку она обронила:
- Знаешь, Ёж, я столько всего диковинного повидала, а крылатого ежа не видела никогда. Кажется, если бы ёж передо мной вдруг взял и полетел, я бы выздоровела.
Мы так часто умно рассуждаем о любви. О том, что ей подобает, а что - нет. О том, что недаром мать её зовётся мудростью, что, мол, поэтому любви чужды безрассудства... Я не знаю, так-то. Непростая эта наука. Кажется, куда ни повернёшь, услышишь вдогонку: "Это ты всё для себя делаешь! А любовь для другого! Значит, ты не любишь!" Может, и так. Только когда я услышал эти её слова, я особо не думал. Отрастил эти грешные крылья...
- Но как? - изумлённо перебил комар?
- В смысле? - не понял ёж. - А... Ты про то, что крылья как-то с ежом не вяжутся? А какая мне разница? Захотел и отрастил. Сильно захотел. Очень.
Пришёл я к ней - она сначала подумала, будто я её разыгрываю. Одолжил у кого-нибудь маскарадный костюм и вот красуюсь. А потом поверила и... Знаете, чувство бывает такое яркое-яркое, про свет, от которого хочется закрыть глаза. Точнее, не то чтобы хочется: всё, что ты можешь, - закрыть эти самые глаза. Погрузиться в тьму, чтобы не быть разорванным.
- Ёж, - говорит она мне, - я тогда пошутила. Я не думала, что ты отнесёшься к моим словам всерьёз. Помню их, конечно, но не могу, понимаешь? Даже если всеми силами души своей пожелаю их исполнить - я уже слишком там, чтобы вновь проснуться здесь... Но это самый счастливый сон в моей жизни! - добавляет, потупившись.
Сказала - и умерла. Дня через два-через три. А я с тех пор так и хожу. Всё не могу поверить, что это она всерьёз...

Ложечка тихо стучит о бока кружки. Все напряжённо молчат.
- Ну, зато все эти "зачем?" меня больше не тревожат, - улыбается ёж. - Разве можно всерьёз рассуждать на такие темы, ни малейшего понятия не имея о том, что такое жизнь?
- Но ты-то, кажется, имеешь, - мурчит кот и вздыхает глубоко-глубоко.
- Ну что ты, Вася!.. - возражает ёж и с минуту сосредоточенно наливает воду в чайник. - Вроде, невозможное сделал, а хоть кому-то стало от этого легче? Это как ходить и спрашивать всех вокруг: "Зачем? Зачем? Зачем?.." Просто в чём-то сложнее.
- Но ведь "самый счастливый сон!" - возражает Льин.
- Знаешь, я бы много отдал за то, чтобы стать героем её самого паршивого сна, рассорится с ней навек, переехать в какую-нибудь другую Вселенную, лишь бы ей захотелось от него пробудиться в нашу странную, неотёсанную жизнь.
- Тогда бы ты, наверное, говорил другое, - вздыхает Васька.
- Ещё бы! Тогда бы я не знал, как это хорошо. Но всё-таки было бы лучше...
- Ёж, ёж, - вздыхает Льин, - ну можем ли мы...
- Отодвинуть смерть? - хмурится тот.
- Можем ли мы так просто сдаваться в угоду самолюбованию?
- Какому ещё самолюбованию?! - вскрикивает ёж, чуть не переворачивая изящный кофейный столик.
Комар и кот тоже, скорее, изумлённо глядят на девочку.
- Я не обвиняю тебя, пойми. Просто мне странно слышать о том, что ты так легко сдался - после всего того, что сделал.
- Льин, ты, кажется, не понимаешь...
- Что такое смерть? Безусловно, не понимаю. И что такое жизнь, в общем, тоже. Но если для тебя настолько важен был этот человек, почему ты позволяешь себе страдать из-за того, что его решение оказалось таким?.. Почему не хватает в тебе ни желания, ни воли на такой, казалось бы, простой шаг: принять это решение?
- Почему ты думаешь, что я не принял? - тихо спрашивает ёж.
-Потому что приятие - это рождение, это множество расходящихся лучей, светящих в разы ярче. А у тебя смерть, точка, конец. Как по мне, есть разница.
- Мне кажется, Льин пытается тебе сказать, - вставляет вдруг комар, - что всё это время ты сначала боролся со смертью, потом, вроде как, этой смерти проиграл, а потом принялся изводить себя мыслью о поражении. Но разве же это правда? Разве о себе ты помышлял, когда растил крылья? Разве с чужой смертью сражался, а не жизнь утверждал?..
- Вась, хоть ты мне объясни, что они мне предлагают, - утомлённо вздыхает ёж.
Васька нахохливается от усердия и роняет первое, что приходит в голову.
- Вспомнить о том, что ничего ты не знаешь. И из мрачной глубины этого незнания, всё так же ничего не зная, отращивать себе панцирь ли, хобот ли, плавники. Может, и вовсе котом стать в какой-то момент.
- Это ещё зачем? - хмурится ёж.
- Да низачем, ёженька, - сладко улыбается кот. - Кроме как чтобы жить. Ну, хочешь так посмотри. Ты всё борешься со смертью, которая с тобой не борется, заметь, а всё-таки побеждает. А что если не бороться с ней? Что если не подпитывать смерть постоянными мыслями о том, что она существует, но просто - тихо ли, громко ли - утверждать жизнь?
- И что тогда?
- Ты меня спрашиваешь? - заливается кот. - Будто я какой мудрец? Попробуй - может, сам и узнаешь...
- Не в меру серьёзные разговоры сегодня у нас, - вставляет Льин.
- Погоди! - перебивает ёж. - Вы оставайтесь, а я домой.
Спешно обувшись, он выскакивает в метель и несётся-летит куда-то далеко-далеко.
Оставшиеся виновато смотрят друг на друга.
- Ну а что тут скажешь... - вздыхает Васька, поворачивается на левый бок и начинает сопеть. Комарик тоже укладывается в углу. Льин же принимается задумчиво вглядываться в даль. Где-то там, на горизонте - а может, на втором или третьем - ёжик уже сосредоточенно начинает пытаться выпрыгнуть туда, где ни жизни, ни смерти. Туда, где ведёт только предельно живое внутри.
Льин улыбается.
- А как будто нас даже слушал... Ну да ладно. Всё лучше, чем кувыркаться в пустоте, воображая будто живёшь полной жизнью.
- Дай ему самому найти, - сонно бурчит кот, приоткрывая один глаз.
- Пусть, пусть, я не мешаю, - вздыхает девочка и распахивает окно. Ветер старательно завивает кудри, снег стучится в щёки, звёзды, кажутся, такие близкие в этой своей отстранённости...
- Фррр, Льин, - шелестит Васька недовольно.
- Не нравится - марш на чердак! - задорно звенит девочка, захлопывает окно и кружится, кружится, кружится... Всё-таки славный нынче день!..

@темы: картинки у меня в голове

01:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Новосибирский художественный музей прекрасен тем, что не даёт тебе над собой издеваться.
Когда ночь накануне не спал, а несколько ночей до этого тоже не особо, с час-два бродил по давно забытым -20 (говорят, в Новосибе -20 не -20, то ли дело в Томске!.. не знаю про Томск, но -20 в Новосибе ощущаются так же, как -20 в Нижнем, т.е. не как -15, а ещё же ветер)), а потом ещё с час по другим залам музея и, наконец, добрался до Рериха, минут через 15 туда придёт мастер налаживать карниз, и тебе скажут "до свидания" на неопределенный срок.
Это счастье, честно говоря.
Возможность вспомнить, зачем ты тут, почему тебе так важно попасть именно туда, куда не пускают, вернуть себе осколки сознания волей и - внезапно - "Затмением Солнца" Брюллова (я не знала, что он писал в откровенно эзотерическом ключе, а в Новосибе привиделось что-то такое), принять текущее положение вещей (не как досадное препятствие, но как мудрость), из принятия осознать, что ты в состоянии решить эту проблему, вдруг почувствовать, что ремонт окончен (зал ещё не открыли, но рабочие ушли, значит, можно войти) и всего только несколько раз чуть не упасть в обморок, медленно перебираясь от одного полотна к другому (не будь этого двухчасового "перерыва", упал бы отнюдь не "чуть" ).

... Я всё думала, что у меня появятся какие-нибудь слова про Рериха.
Но я по-прежнему могу утверждать только то, что таким его раньше не видела.
Дело не в тематике (в Новосибирске в центре полотна зачастую формально стоят не только горы, но и происходящее на фоне оных), но в том, насколько живо художником улавливается реальность.
Я ничего не знаю про то, что изображено на большинстве из этих полотен (зачастую Н. Рерих использует некий сюжет, про который ты понятия не имеешь), - только в данном случае это не важно.
Ты и так кое-что можешь прочитать - и это кое-что глубиннее ряда основательных знаний.
Красота как она есть, жизнь духа и мысли, глубочайшая эмоциональная наполненность (но не та, что сносит потоком, а ненавязчивая в своей строгости; мысль составляет эта эмоция) ничем не запятнанное восхищение Мирозданием.
Не кажутся пейзажи Рериха сказочными 'вымышленными' после походов на Алтай (всё ровно так и есть) - но посещение Новосибирского музея даёт понять: не вымысел в них, но безграничная, непоколебимая любовь, которая и есть волшебство.

Я помню, что какие-то полотна поражали меня больше, возле каких-то я стояла и чуть не падала (тут не только в недостатке сна дело), где-то просто опускалась на пол, чтобы посмотреть на картину под другим ракурсом, - но, кроме изображения Настасьи Микулишны (дважды я видела репродукцию этого полотна в Верх-Уймоне; и так меня оба раза поражало это место, что всё ещё я помню экскурсию в тамошнем музее Рериха трёхлетней давности :) не в деталях, правда - во впечатлениях), визуально могу воспроизвести только редкое негорное изображение)
Т.е. и там дело происходит в горах, конечно, но конкретно на полотне показаны монастырь, девушка, которая в нём служит, и воин. Насыщенный синий цвет в помещении, твёрдость в спокойствии и множество измерений, отделяющих одну фигуру от другой.

Когда-то я стала бы себя ругать за подобное восприятие.
Вроде бы, что ты там воспринимал, если ничего не можешь вспомнить?
Но сейчас скажу по-другому: форма всё-таки - только форма.
То, что с одной стороны, позволяет удержать содержание, как бы вынудить его застыть на мгновение, а с другой - ворота, ключ к которым можно либо найти, либо не найти.
Рерих текуч; пробираясь по залам в Новосибирске, где-то переживаешь горы с их невероятными закатами и рассветами, где-то - лодку, плывущую по реке времён, где-то - как будто начинающийся снегопад (не могло там быть снегопада, по идее, но одно из ярчайших впечатлений).
Это всё не отдельные сюжеты (и вообще не сюжеты), это изображение одного и того же с разных ракурсов, из меняющихся пониманий - для чего мне, как воспринимающему, запирать это обратно в форму?..
... Впрочем, хотелось бы попробовать и запереть тоже. Как-нибудь в другой раз)

В Новосибирском музее есть что посмотреть и помимо Н. Рериха.
Там и "Апостол Павел" Брюллова (ничего не знал про связь этого художника с Исаакиевским собором и тем паче с христианской церковью, а вот же ж), и "Пасмурный день. Болотце" Левитана (всякий раз, когда в названии полотна Левитана болото фигурирует не как озеро, а как, например, болотце, я внутренне ликую)), и "На террасе в Харькове" Серебряковой (очень светлое и живое полотно).
И - вдруг - "Солнечная корона" А. Васнецова: картина про солнечное затмение в горах; не будь в соседнем зале Рериха с его невероятной цветовой гаммой я бы нашла в себе силы простоять напротив этой работы с час.
И Айвазовский, и "Воскресение Христа" Тинторетто, и, кажется, мощный зал древнерусского искусства с Богоматерью Троеручицей. И, собственно, работы С. Рериха.
Но всего за раз не охватишь)

@темы: сказка в дверь стучится, коробка с красками, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

00:44 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне всё кажется, что я врежу своими постами и себе, и вам.
В частности, потому что много рассказываю о себе в них - но я ведь не центр Вселенной.
Я не делаю и не чувствую ничего, достойного внимания, - а, однако же, говорю об этом, и говорю, и говорю...
... Не выдерживаю я дома.
И даже, вроде, пыталась объяснить маме, почему - а толку?
Оно, конечно, куда-то меняется, но и я куда-то меняюсь.
По крайней мере, менялась, пока не произнесла те слова.
А сейчас - кому меняться?
А сейчас всё несколько бессмысленно, потому что я плохо над собой работаю, если вообще работаю.

... Я уверена, что вам знакомы эти чувства)
И если они для вас по какой-то причине сейчас актуальны, не поддавайтесь им?
Мало ли, с чем вы не справились, чего не сумели, в чём повели себя не лучшим образом или даже вообще не повели.
Это всё имеет большое значение, да, но легко впадать в депрессию, когда, кажется, ничего больше не остаётся, когда всё к ней ведёт, сложнее - сделать выбор.
При таких обстоятельствах он может быть, например, в пользу радости.
Не той, что вопреки, не той, что рождается из стремления противоречить (хотя и она, в общем, приятнее тёмных состояний), но заполняющей всё твоё существо, растекающейся теплом внутри и стремящейся передать его кому-то или чему-то.

Какая разница, что происходит в твоей жизни?..
Ты волен решать, какие чувства тебе испытывать.
Не потому что ты какой-то смутьян (это как раз радость из противоречия), но потому что есть что-то выше и прекраснее тебя.
Так как же ему не улыбаться?..
Как не считаться с тем, что его воля мудрее твоей собственной?
Как замкнуться в себя и ни под каким видом не пускать, не понимая, что оно и так в тебе живёт, что ты живёшь через него?
... Пространство не виновато в том, что тебя, например, расстраивают ливни.
Дождливые дни не менее прекрасны, чем солнечные.
Точнее даже, они просто есть (как у тебя просто есть тело, мысли, чувства).
И покуда ты отгораживаешься от пространства этим своим расстройством, тебе и самому невесело, и его ты не слышишь.
Но если только ты примешь существующее положение вещей (не побежишь танцевать под ливнем, но просто осознаешь внутренне, что это нормально, во-первых, а во-вторых, это дар, и теперь же ты можешь, например, почитать что-то важное, остановиться, подумать..), тебе и самому станет легче и наполненнее, и что-то, кроме себя, может, уловишь.
Так и тут.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

19:18 

Следуй за белым кроликом (с).
01:40 

Следуй за белым кроликом (с).
По Неве гуляет лёд. Енисей в перманентные -7 / 12 свободен от него.
А Обь... Самолёт снижается над Новосибом, пилот говорит, что за бортом -21. Ты думаешь, что, наверное, чего-то не расслышал (в Красноярске только-только было -7), но информацию повторяют. Тогда ты выбираешься на свежий воздух, любуешься деревьями - они словно после ледяного дождя, белые-белые и невероятно красивые, привыкаешь к -20, к которым тебе невозможно привыкнуть (в -20 с ветром для тебя существуют вполне конкретные лимиты непрерывного нахождения на улице, пусть их в экстренных случаях и допустимо не соблюдать), подходишь к набережной и... в первые секунды ничего не понимаешь)) Обь-то скована льдом.

Изумляют и поющие в снежных красноярских лесах птицы, и то, что действительно хороший кофе действительно хороший, а варит его твой же дядя из каких-то особенно правильных зёрен (я совсем-совсем не разбираюсь в кофе, но, оказывается, есть непереходимая разница между хорошим кофе и действительно хорошим кофе; и разница эта на несколько ступеней шире (глубже?), нежели между хорошим кофе и плохим), и то, что заскакиваешь в какую-то неизвестную пекарню - аккурат перед поездом в Москву, покупаешь там одну печенину, а тебе выдают огромный пакет с хлебом и пирожным: "С наступающим!" И ты вручаешь этот пакетище маме наутро за почти 800 км от той питерской пекарни и всё не можешь перестать улыбаться.

Кто его знает, что важно?..
Я иду через город со своей случайно найденной идеальной ёлкой под мышкой и ни за что не признаюсь в том, что это важно. Потому что ёлка - это всего только ёлка, а в душе столько всего бурлит, переживает, негодует.
Но разве оно важнее?) Разве имеет всё это хоть какое-то значение?.. Ёлке-то, по крайней мере, радуешься.
А потому, когда, наконец, вспоминаешь о том самом важном - случайно, между делом, уже и не надеясь, - когда в который раз заново обнаруживаешь источник радости в себе самом, ёлке-то, скорее, улыбнёшься, а себе - станешь ли?
Ведь ёлка честно напоминала тебе о том, что что-то утеряно, сам же ты творил из утерянного культ и лишь глубже и глубже зарывал его.
... Впрочем, и себе улыбнёшься. Без себя и проблемы где взять?)

@темы: мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

02:50 

Следуй за белым кроликом (с).
По полустанкам разносится осень -
Запахивает пальто.
Юркой змейкой, крадучись, проседь
Прорезает мутон.
За стеной из дождя не расслышать,
Как дымит паровоз.
Не увидеть, но не нарушить
Сказанного всерьёз.
По холмам пробегает грохот,
Сотрясает старуху-мглу.
В центре города конский топот
Разрывает паутину в углу.
Прямо в сердце хмурого неба
Голубей нестройный поток
Вплывает. С буханкой тёплого хлеба
Мальчишка переступает порог.
"Я есмь. И он есть!" - звонко клокочет,
Мастеря бутерброд.
Кот в клубочек свернуться хочет,
Да что-то ему не даёт.
Это что-то седым ля-минором
Наполняет аморфность пространств.
Мальчик хватает скрипку. Озорным до-мажором
Выводит оперения царств.
Кот замирает, прихлопнув муху
На грязно-липком полу.
Пусть на мгновенье, но и его слуху
Открылось, как попасть на Луну.

@темы: рифмой из-под рёбер

01:48 

Следуй за белым кроликом (с).
Не знаю, почему мне так нравится ставить опыты на себе, но иногда приспичивает узнать, как работает аллергия.
Точнее, по изначальному плану, по-прежнему ли организм не переносит тахинную халву.
Почему изначальный план не включает наличие дома супрастина (на случай если ответ утвердительный) или прогулки по холлу больницы, я объяснить себе не могу.

Это даже не тахинная халва (после приёма оной меня в детстве откачивала скорая).
Подсолнечная, с добавлением арахиса и кунжута.
Организм ведёт себя так, будто ты съел ведро апельсинов.

В течение полутора часов непрерывно напоминаешь себе о необходимости оставаться в сознании.
Оставаться в сознании предполагает, в данном случае, не пропускать внутрь страх и усилием воли не давать аллергии проникать в те области, из которых вытащить тебя сумеет только скорая.
Почему-то это достаточно тяжело, особенно в первые полчаса, зато многое узнаёшь о механизме работы аллергии.

Аллергия - интересное явление, которое почему-то первым атакует сердце, а дальше распространяется поочерёдно по разным частям организма.
Бродит по крови, вряд ли хаотично (хотя, кажется, конечно, что так: высыпает то тут, то там; иногда в весьма неожиданных местах), периодически пытаясь ударить в голову и тем самым лишить тебя возможности контролировать его перемещения.
Старается ударить в голову, атакуя страхом на физическом уровне.
Это вполне конкретный процесс, который важно не пропустить в душевную сферу, иначе последствия не заставят себя долго ждать.
Хоть танцуй - но оставайся внутренне непоколебимым и спокойным. И непременно в сознании.

За тем, как аллергия себя проявляет в организме, действительно весьма интересно наблюдать, но.
(Но надо было тогда воплощаться веке в 19-м, непременно становиться врачом и с чистой совестью проверять на своём организме действие всех новых препаратов, тобою изобретаемых, разумеется).
Я спрашиваю себя: "Настя, зачем? Что ты тем самым пытаешься проверить ли, доказать? Или это такой хитрый тренинг по работе над страхами и удержанием себя в сознании? Но твои действия больше напоминают гипноз, чем тренинг!"
Не отвечает.
А разгребать, как водится, нам вместе.
Как маленькая, ну.

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так

02:28 

Следуй за белым кроликом (с).
Беда в том, что смирения внутри уже не хватает: не из чего выстраивать.
И ты чувствуешь себя в лапах машины каким-то беспомощным котёнком.
С которым эта машина может делать всё что угодно.

Следователя боишься до такой степени, что ставишь ему условия.
Всё это оберегает от лишних и никому не нужных поездок в Петергоф (хорошо, когда вы оба живёте в центре города; почему такие вещи часто выясняются из препирательств?..), но выводит из состояния равновесия на весь день.
Так качественно выводит, что впервые за много лет банковский автомат зависает и не возвращает карту - приходится, как взрослой, звонить на горячую линию, выяснять, что делать в такой ситуации, про себя не соглашаться на подобное положение вещей и радостно встречаться со своей картой на следующий же день; благо, автомат относится к офису банка.
Оперов вот не боишься - потому вопросов не задаёшь, и всё дальше скатываешься в какую-то пучину.
- У вас всё нормально? - спрашиваешь у мамы ученицы, которую зачем-то вызывали на допрос.
- Да. Теперь мужа вызывают, - сообщает мне она.
И я, конечно, спрашиваю, зачем (но кто же знает? кому это говорят?), но, честно говоря, мне уже попросту нечем отвечать.
Может, это потому, что я сама только что оттуда :)

Когда два часа занимаешься бесполезной работой (утешаешь себя только тем, что тут никто не знает, что может оказаться полезным), от которой уже спустя полчаса начинает болеть голова, нечем отвечать.
Каждый раз при столкновении с такого рода организациями словно попадаешь в фильм ужасов: работает телевизор, по которому крутят какую-то жесть вперемежку с рекламой; на столе стоит то, что лучше бы никогда не видел; кругом разговоры, которых бы лучше никогда не слышал, а сам ты просматриваешь кучу фотографий и приходишь в ужас оттого, сколько, оказывается, в мире зла. Ты ведь не какие-то особые фотографии просматриваешь. Не каких-то конкретных людей. Самых-самых обычных. Откуда же это всё берётся?.. Вся эта жестокость и грязь?
*Кажется, пора вспомнить о чувстве самосохранения и как-то отдалить себя от этой деятельности. Ещё пара сеансов - и меня будет уже не собрать. Вопрос как всегда в том, как*.

... Но света всё-таки больше.
Идёшь через Петергоф от одной ученицы к другой, а на тебя падает снег.
Тихий-тихий, пушистый, нарядный.
И кругом всё белым-бело.
Тёмный ноябрь осторожно приподнял завесу и пропустил декабрь.
Тот щурится, бредёт пока неуверенно, вразвалочку, но снег - это всё-таки уже так много!..
И что бы ты про себя ни думал - радостно.

Пора брать себя в руки и рассеивать эту тьму.
Это и не должно казаться возможным.
Тем важнее напрячь все свои силы (представление о том, что их нет, - иллюзия) и сделать.
Доброй вам ночи)

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

00:32 

Следуй за белым кроликом (с).
23:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Ближе к 4 утра рассказываю человеку, который - к счастью ли, к несчастью ли - написал именно в этот час, о том, что ничто не проходит. Боль не становится меньше с годами. Она может быть отодвинута на какой-то план, замещена сахаром-заменителем, но стоит только стронуть камень - ты всё там же и о том же.
Изнутри этой боли всё так же кажется, что не вынесешь.
Из нутра бездны - что не выскользнешь.

Но в этом нет ничего негативного)
Изнутри боли, разумеется, представляется, что есть, что выхода нет и не предвидится.
Однако... где бы мы были безо всех этих хронических болей?..

Больно там и тогда, где распадается очередная иллюзия.
Она может быть чем-то мимопроходящим, в общем-то, малозначимым, а может составлять основу твоего бытия.
Во втором случае остаётся только смеяться))
Иначе, похоже, сойдёшь с ума.

Почему сойдёшь, если это всего лишь иллюзия?
Потому что нет никакого "всего лишь".
Потому что мы живём в иллюзии и иллюзиями.
Потому что однажды оживотворённое очень не хочет умирать.

Хорошо думать: не оживотворяй.
Но в оживотворении суть человеческой жизни.
И в нём же - её боль.
... В мире слишком много равнодушия, чтобы позволять себе роскошь оставаться равнодушным.
Однако последствий подобного рода выбора никто не отменял.
Dixi.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

02:09 

Следуй за белым кроликом (с).
Чувствуешь себя бесконечно виноватой, когда возвращаешься в магазин, спросить, почему не пробилась скидка (не нарушен ли тем самым некий порядок вещей).
Трудно развернуть себя, трудно убедить в том, что дело не в деньгах вовсе (на эту сумму можно купить половину батона в булочной; батон отличный и как раз собирался за ним зайти, но ведь можешь и обойтись), трудно посмотреть в глаза кассиру и начать говорить...
Пересиливаешь себя, и они вдруг меняют ценники. Представляете? Не просто деньги возвращают, но ценники меняют!..

Я понимаю, что, наверное, так и положено, но когда вот так возвращаешься с другим посылом (со скрытно негодующим: "Верните мне мои деньги или заберите обратно свой товар!" ), ничего не происходит, кроме неохотного возврата денежных средств (всё равно неполного, но доставать калькулятор и показывать кассиру, что он не прав, неловко, хотя, думаю, стоит).
А тут прямо меняется (не только лично для тебя). Словно бы не зря пересиливал себя и возвращался.
И половинку батона можно с чистой совестью купить, опять же ж)
Удивительно!

@темы: мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий, а - так

15:44 

Следуй за белым кроликом (с).
Ну да вернёмся к недорассказанному.
Уже вечером я приехала в Зеленоградск.
Спать хотелось почти невыносимо, но не погулять по этому тихому приморскому городку я не могла себе позволить)
Я кружила по крошечным безлюдным улочкам и то натыкалась на очень красивую водонапорную башню, то на домик ангелов (он и правда домик ангелов! особенно поражает фигура ангела в человеческий рост на качелях при входе; он словно вышел из рассказа Кэти), то на памятник зеленоградским котам - а это такой огромный чёрный кот, который может крутиться вокруг своей оси; умиляет и бесконечно радует).


Зеленоградск в исторической части - частный сектор. Многие дома и дворы оформлены бережно и со вкусом; но как случайно не дойти до новостроек (сюрно это, честно говоря; шёл-шёл - и пришёл)) или до парка, в котором по темноте мало что видно, зато можно бегать вверх-вниз по горкам мимо прудов.
Море в этот час (время к 12 ночи) тихое-мирное. Вроде, и нападает на берег, а вроде, ну почти для галочки. И ты идёшь - там, где можно идти, там, где уже нельзя, вдыхая одиночество и покой.

С утра мы с Виолой отправляемся на Куршскую косу.
Едем туда же, куда ездила я, потому что важно попасть на море, а времени свободного каких-то 3 часа.
Море совсем другое этим утром)
Спокойное, лениво потягивающееся.
Таким обычно представляется безвременье: огромный простор, куда ни кинь взор, ничем не нарушаемое спокойствие, призрак солнца то тут, то там ("Белое солнце пустыни", не иначе; просто на этот раз к песку примешана вода - в общем-то, мало от этого самого песка отличимая).


Где ты? Зачем ты? Почему?.. Сколько веков ты уже прожил? - вопросы, которые неминуемо возникают в такие моменты. Виола остаётся сидеть где-то посреди этой всей круговерти, а я добредаю до Морского - а там такой лес, если отойти от берега! Всем лесам лес! Волшебный-волшебный. Сделаешь несколько шагов вглубь - а он уже охватил, и ты уже не знаешь, где ты, хотя, конечно же, головой знаешь.
Возвращаюсь за Виолой, довожу нас туда (оттуда тоже можно уехать) - дорога кажется бесконечной (да она такая и есть) из-за всепоглощающей меланхолии, но можно идти по самой береговой кромке и слушать звучание волн, а сама остаюсь сидеть на дюне. Лес - это, конечно, прекрасно, но море - это море.
И оно начинает петь; и я с большим-большим трудом его покидаю.


Зеленоградск провожает трогательно)
Я успеваю сделать всё, что хотела, за те 10 минут, что у нас остаются до отправления электрички.
Уже вбегаем в вагон, поезд отправляется - а за окном включают ноябрьские туманы.
Предельно честно Калининград баловал нас до этого золотой осенью, а тут вдруг оно)
Радуешься этому "оно", улыбаешься, не можешь закрыть глаза: так оно прекрасно и мистично по своей сути.

В Калининграде у нас остаётся примерно час, мы снова разбредаемся.
У меня нет сколь-либо чёткого плана (хочестся выйти на набережную, но туда же далеко)), иду наудачу - и то попадаю к Бранденбургским воротам (а внутри музей марципана; и поразительно то, что люди делают своими руками; но главное - марципан вкусный) и ворота очень интересные - широченные! - внутри), то меня манит мост - я перехожу его и чувствую, что близко тот, по которому я чаяла пройти накануне (а значит, и набережная). И правда)
Мост чудный, мощный-мощный, но главное - с него видно Кёнигсбергский собор, и можно по-человечески сказать "до свидания".
А ещё поблизости оказываются Фридрихсбургские ворота; они очень про Петергоф, и как до них не добежать, когда на разные ворота мечтаешь посмотреть уже дня три :)


Тот самый мост.

... Вот так вот Калининград исполняет мечты.
Ничего не ждёшь от этого всего_часа, а кажется, будто провёл в городе минимум полдня.
Дело не в обилии впечатлений - дело в том, что тебе так ненавязчиво протягивают руку, не утаивая ничего, не выставляя. И уже стоя на вокзале, осознаёшь, насколько же не хочешь уезжать.
Так бы бродил и бродил, бродил и бродил..)


Светлый-светлый город.

И ещё 5!

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

10:56 

Следуй за белым кроликом (с).
Ну что же, мои хорошие. Случилось то, чего я боялась много лет, а недавно перестала: меня изнасиловали.
Приключилось всё ровно так, как описывают обычно взрослые люди: тёмный безлюдный парк, кто-то за тобой идёт, хватает, у него в руках оказывается нож… Попытки отобрать нож завершаются тем, что в больнице тебе зашивают палец, – странная такая процедура, т.е. прямо-таки действительно берут нитки и зашивают.

Я не знаю. В том, что говорит следователь, чёрным по белому читается: ты сама виновата, нужно было защищаться.
Я не буду настаивать сейчас на том, что, когда тебе приставляют к горлу нож, это не так просто.
И на том, что, даже не будь угроз, я бы не стала вести себя по-другому: вероятность случайного ножевого ранения достаточно велика (никто не собирался, но что-то куда-то выскользнуло, и вот); спонтанного, в общем, тоже.
А в остальном… ну кто ж спорит, виновата. Ещё бы понять, в чём именно (не знаю, правда не знаю, что конкретно к этому привело).

Забавно, что даже в таких ситуациях проводишь собеседнику сеанс психотерапии. Задаёшь вопросы, выслушиваешь – а он в ответ то: «То же самое мне говорил мой психиатр, прямо слово в слово», то: «Ты первый человек, который меня понимает». Всерьёз спрашивает, как поступить, просит простить и свечку за него поставить…
Т.е. да, он помог мне одеться, проводил меня до остановки, рассказал про свои вспышки неконтролируемой агрессии. «Вырастешь, начнешь зарабатывать, тогда поймёшь», - плакать или смеяться?..

… Очень хочется сесть и расплакаться. Потому что, честно говоря, тяжело. Дело не в том, что до этого дня я была девственницей, - бог бы с ним, правда? Дело в том, что с тобой происходит что-то не вполне то, а ты не можешь сделать ни-че-го. Хотелось бы верить, что это такой фильм или сон, но. Но это реальность.
Только я катастрофически не могу подобным образом поступить. Потому что у меня есть друзья, которые делают невероятные вещи. Которые почему-то стараются мне помочь. Благодаря которым я могу провести 14 часов в хлопотах по написанию заявления и не сойти с ума. Которые непрерывно звонят и пишут с половины седьмого вечера и вплоть до 10 утра. "Ой, а можно я заряжу телефон, если зарядка подойдёт?" - нагло спрашиваю я у следователя. Можно. Подходит.

Да, я буду винить себя за такое поведение.
Я не могла не написать первую смс-ку - после того как, по прошествии получасовых брожений по Петергофу, так и не поняла, что делать. Почему-то руки были в крови, одежда в крови, а аптеки всё не попадалось и не попадалось.
Но ещё две через 3 часа вполне могла бы и не писать.
В конце концов, я же уже знала, что делать.
А то, что на душе, мягко говоря, неспокойно - это же обычное состояние...
Но за что бы я себя ни винила, я очень благодарна этим людям.
Ты как будто бы не один; как будто бы есть светлые нити, которые тебе протягивают.
И это важно.

Всё-таки скатилась я в истерику) Пора прекращать.
Доброго вам утра, мои хорошие!..
Пусть у вас всё будет хорошо.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

03:07 

Следуй за белым кроликом (с).
Беда госучреждений в том, что в них - за редкими исключениями - относятся к людям как к объектам.
Кому-то нужно вылечить, кому-то - найти преступника, кому-то - научить.
По умолчанию, все средства хороши, коль скоро они ведут оптимальным образом к достижению цели.
... Но ты-то вообще-то не объект, а индивид.
И это принципиально важное положение.

Не сопротивляться - бессмысленно и вредно для тебя же, сопротивляться эмоционально - аналогично.
Т.е. теоретически можно что-то, круша, изменить, но восстанавливаться потом будешь дольше.
То же, что ты якобы изменил, постепенно, но медленно и верно вернёт себе себя.
*Сопротивление системе - лучшее средство её укрепить, что уж*.

Остаётся оставаться собой и не поддаваться на провокации.
Это трудно, потому что сознание норовит уснуть.
Потому что проще ощущать себя жертвой, чем бороться за каждую секунду.
Однако трудно не значит невозможно.

... Никто не отменял турниров, они продолжают существовать.
Просто, если раньше противника вызывали на дуэль, и его видели, по крайней мере, секунданты, теперь он не имеет физического облика.
Если ты его не вызовешь, никто тебя не осудит, т.е. вполне можно и не вызывать.
Только это иллюзия)
Вопрос как был, так и остаётся вопросом твоей личной совести.
А её к чему обманывать?..

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так

12:47 

Следуй за белым кроликом (с).
С морем и с Калининградом мы пришли в итоге к неожиданным для меня выводам.
Речь шла всё о том же "кто виноват и что с этим делать", но совершенно внезапно разговор переместился из одной сферы в другую.

Юля писала в комментариях к моему предыдущему посту на эту тему, что предпочитает лишний раз себя не оправдывать. Мне тогда казалось, что мы говорим о разных вещах.
Однако, о чём бы кто из нас ни говорил, не может быть никаких оправданий для того, кто относится к себе как к машине.
Это был внезапный поворот сюжета.
Разбирались с одним, а оказалось, что сущностно важно другое.

Каким-то образом внутри тебя самого произошло разделение.
Один "себя" отнёсся к другому "себя" как к объекту наблюдения (переводя на мой язык, к машине лучше относятся).
И, с одной стороны, это вызвало прикрытую жгучую обиду (ибо "себя", конечно, заслужил, следовательно, обижаться тут не на что), а с другой, не менее жгучее чувство вины.

Выхода ни для того, ни для другого не было, потому что один совершенно искренне не обижался (и активно призывал перестать испытывать чувство вины), а второй не менее искренне не мог себя простить, потому что простить или не простить может только другой, а в данном случае другой делает вид, что всё нормально.
... Этот самый себя с чувством вины бегал по берегу морю и пытался достучаться (докричаться) до того, другого.
Дошло до обвинений в эгоизме и лжи, до примеров про сломанную руку (если кто-то сломал тебе руку, виноват, безусловно, во многом ты сам, но не в меньшей степени и тот, кто её ломал; себя же, утверждающий, будто ни на что он не обижается - и действительно ведь не обижается! - отказывает тому, кто ломал, в праве быть виноватым; а ведь тот кто ломал, в курсе того, что он ломал; а слышит: "Успокойся, выпей какао, ни в чём ты не виноват, ничего ты не ломал!" - ну конечно же, наверное, ему приснились и само действие, и последствия [тот же гипс, например]).

Это правда довольно трудно, когда кто-то отказывается считать тебя виноватым (и как следствие, испытывать боль), потому что не очень любит себя / понимает, что ты не специально / понимает, что ты по-другому тогда не мог - список можно продолжать почти бесконечно.
Никак не объяснишь тому, кто вот так отказывается, что он, тем самым, тебя отрицает.
И самим фактом этого отрицания увеличивает твою боль во много раз.

Почему?..
Потому что в пору сойти с ума от подчёркнуто спокойного, "понимающего": "Этого не было".
Потому что, ну, было.
И тебе есть за что себя корить (и более того, ты постоянно этим занимаешься).
Но твоим переживаниям почему-то отказывают в бытии; а тебе самому - в праве на ошибки.

Что делать? - спрашивал этот себя и у моря, и у Калининграда.
Что делать, когда тебя отказываются услышать просто потому, что считают: этак всем будет лучше?
Ведь кому-то - чисто рассудочно если - будет: признание того, что другой виноват, повлечёт за собой погружение в боль. Ибо это больно - осознавать, что твоя боль не иллюзия, что за неё в ответе кто-то ещё (хотя ты так привык его выгораживать); больно проживать заново то, с чем уже для себя разобрался и что хотел бы забыть хотя бы на время.

А ты уже всё сделал, - отвечали ему.
Ты посадил мысль про: "Я сам себя поломал тем, что отнёсся к себе как к объекту".
Больше ты ничего сделать не можешь, кроме как наблюдать.

... Я не знаю, в какой момент тот себя простил этого себя.
Этот себя ведь не просил о прощении.
Он почувствовал, что его вина признана виной, и поблагодарил за это.
А тот себя взял и простил.
Когда-то, почему-то, добровольно.

Это какой-то новый уровень доверия; на нём любое мало-мальски неловкое движение отзывается болью для всех сторон.
Хрупко, чрезвычайно хрупко.
Но много благодарности внутри за это: "Хорошо, давай рискнём. Давай попробуем друг друга услышать".
Давай.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

00:34 

Следуй за белым кроликом (с).
Искали выход к морю, случайно пришли в другой город - кажется, лучше про наше путешествие не расскажешь)
... Когда я задумывала поездку в Светлогорск, я планировала, что день окажется, в целом, ненапряжным.
Побродить по маленькому приморскому городку, встретиться с морем, с большой долей вероятности, довольно рано вернуться в город - меня вполне устраивал такой вариант, т.к. я сильно устала накануне и второй день подряд не высыпалась.
Но когда мне было интересно играть в "ненапряжность" )

Светлогорск шокировал меня с первых шагов.
Накануне я побывала в Зеленоградске и наивно надеялась найти тут что-то подобное.
Не тут-то было)
Светлогорск оказался мрачно-сосредоточенным местом; в нём мало дорог, зато много горок и хвойных (преимущественно елей), больше холода, чем тепла.


Удивительно разные и красивые постройки; многочисленные точки, в которых собираются радость и свет (которые не тьма, но окружающий мрак не рассеивают); собор на вершине горы - прекрасный, однако и страшный (много диссонанса внутри, когда забредаешь в протестантский храм, а обнаруживаешь во множестве иконы; и, вроде, всё понимаешь, но не всё).
Мне хотелось тихо бродить - и мы тихо бродили.
Но в какой-то момент речь зашла о море - тут-то и понеслось)

Я с самого начала знала, как к нему пройти.
Однако я не всегда вижу смысл в том, чтобы выбирать простые пути.
Тем паче, когда хочу спать.
Поэтому, когда Виола решила выйти к заливу через Светлогорск-3, я предпочла не настаивать на том, что нам вряд ли туда надо, но посмотреть, к чему это всё нас приведёт.
Посмотрела))


Отказавшись пробираться к морю через санаторий, я предложила пойти по дороге, которая вела в посёлок Рыбное.
Не потому что думала, будто через санаторий нас не пустят, - потому что поле манило; хотелось в него окунуться.
Дорога была грязно-мокрая и в какой-то момент разбрелась по местным улочкам.
Идти по ней было не то чтобы тяжело, но непонятно.
Я поймала себя на ощущении неуверенности в завтрашнем дне, когда уже не знаешь точно, сможешь ли довести до моря.

Это ощущение я люблю.
Оно привносит смысл в мою жизнь, потому что требует взаимодействия и расширения собственных границ.
На одной чаше весов стремление попасть в какую-то точку / пройти определённой дорогой и т.п., на другой - жёсткое, спокойное "не пройдёшь".
Хорошо бы в таких случаях уметь в гибкость, а не в твёрдость, в творчество, а не в таран.
... Когда я поняла, как пройти к морю, я подошла к женщине с ребёнком и спросила у них, как к нему пройти.
Потому что я шла не одна, ответственность за решение пойти через этот посёлок лежала на мне, нервное напряжение неуклонно росло, а мои подозрения про то, что путь выдастся тернистый (знать-то знаешь, и в одиночку пройдёшь; а не один?..), усиливались.
- ... А можно более цивильным путём, - говорила мне она. - Через город и порт. Так дольше, зато точно пройдёте.
*Всё время забываю об одной простой вещи: когда говорят "через город", а ты уверен в том, что он в другой стороне, уточнять, через какой :)*
Вот мы и пошли)
И оказались в Пионерском)
Ну а почему, собственно, и нет))


В Пионерском тихо, приятно, уютно.
Полупустой песчаный пляж, уходящие с верфей кораблики, какая-то идилличность.
Ты словно попал на страницы книг Крапивина, не много не мало - по-крапивински; сидишь себе теперь в беседке-пьёшь чай, наблюдаешь за тем, как стремительно текущее время вдруг приостановилось, и только волны неуклонно наползают на берег.
Здесь интересно гулять; совершенно нет пышности т.н. туристических мест, всё родное, неприглаженное, нелепое.
Всё со всем по-туапсински перемешано; в воздухе витают свет и тепло, коты и бережность.

Действительно очень хорошо, но... не могу я так)
Если была задача повзаимодействовать со Светлогорском, нужно её решать.
А для этого необходимо туда вернуться.

Т.е. я не возвращаюсь ведь; только приезжаю заново.
Уже не человеком, которому, в общем-то, всё равно куда идти (хоть в другой город), но тем, кто знает: нужно выйти к морю и здесь.
И мы выходим, и я сильно удивляюсь.
Потому что побережье почти_скалистое; потому что Светлогорск и правда мрачен (и тут это особо ясно ощущается), романтически мрачен; потому что всё, что тебе остаётся, - лазать по камням и потихоньку прощупывать эту аристократичность.


... Уже перед отъездом мне как будто удаётся слегка его увидеть.
Почувствовать боль захваченного города, которая для него единственное подтверждение: всё осталось, как было.
Да, многое не так, но покуда боль существует, ничто внешнее не способно вмешаться в настоящее положение дел.

В каком-то смысле это и правда так; но в другом - жесточайшая иллюзия, перекрывающая все пути в "сейчас".
Это не плохо, потому что отказ от иллюзии с большой долей вероятности ведёт к отказу от себя самого.
(Чтобы удержаться, нужно чётко знать, кого удерживаешь).
Однако всегда ли уместно упорство?..
Не может ли быть так, что оно только разрушает то, что пытаешься сохранять?


У меня нет ответа на этот вопрос: сама я веду себя ровно так же.
Но кажется мне, тяжело быть Светлогорском.
Почти неподъёмно тяжело.
... Люблю этот город.


@темы: мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

Упражнения в прекрасном.

главная