А звёзды падали, падали, падали...

URL
09:49 

Следуй за белым кроликом (с).
Я бы многое хотела сказать, но мне нельзя.
По существу же... дайри многие годы был моим домом. Местом, куда я приходила, не сомневаясь, со всеми своими радостями и печалями. Местом, где я говорила то, что хотела говорить. Местом, благодаря которому я подружилась со множеством очень дорогих мне людей.
Каждый вечер читать то, что вы пишете, было почти моей традицией. Равно как и делиться тем, что пишется внутри меня самой.

В какой-то момент жизнь моя обернулась таким образом, что для меня стало более невозможным писать здесь.
Периодически я оставляла какие-то посты, но... Но.
Теперь же мне следует уйти вовсе.

Мне бы не хотелось просто захлопывать дверь - знаете вы о том или нет, хотите вы знать о том или нет - но для меня и правда дорого то, что здесь происходило, то, что вы приносили и, надеюсь, будете приносить, то, что не приносили, этакое незримое присутствие. Как будто живешь в доме, в котором никто никому ничего не должен, и, однако же, в котором услышат. Сегодня один, завтра другой, послезавтра камни.
Услышат не значит как-то явно отреагируют, но почему-то прочитают ли, пролистают ли - это уже неописуемо много.

А уж слушать то, что доносится из других комнат!..
Просто слушать день ото дня, ничего не комментируя, никак явно не реагируя...
Кажется, в душе твоей уже целые летописи собрались. Их много, они разные, какие-то созвучнее, какие-то увлекательнее, какие-то молчаливее (люди на годы замолкают, а летопись не стирается, даже ведётся; это удивительно); а важны все.

... Если захочется что-то сказать ли, помолчать ли, пишите в умыл.
Мне придет оповещение, и я отвечу. Или тоже помолчу.
Пока оно ещё так работает (надолго ли?..).
Или вот в гости приезжайте :)
Здорово было бы кого-нибудь из вас повидать, знакомы ли мы лично, нет ли.

Как бы там ни было, света вам на ваших дорогах, добра.
Пусть всё у вас будет хорошо.
Вы чудесные люди, все вы, помните об этом!..
Спасибо вам.
И до свидания.

С любовью,
Хэтта

@темы: вам письмо

22:26 

Следуй за белым кроликом (с).
- А сколько тебе лет?
- Шесть.
- А семь когда будет?
- Через год, в сентябре.
- Везёт тебе... А мне завтра (?) исполняется 7.
- Так день рождения же, здорово!
- Нет. Это значит, мне больше грешить нельзя, понимаешь?..

Качели, берег Черного моря, июль, день рождения скоро. Но не радует это меня совсем. В моей жизни очень большая проблема: грешить больше нельзя.

Самое страшное в том, что, если бы я сейчас посмотрела этой девочке глаза в глаза, она бы меня простила.
Не упрекнула бы ни словом, ни мыслью; не задала бы вопрос: "Во что ты превратила мою жизнь?"; просто бы улыбнулась и, может быть, предложила бы стать друзьями.
Она бы не сожалела - потому что интутитивно понимала бы, что так нельзя, ведь так мне станет ещё больнее.
Забрала бы себе мою боль и засмеялась, чтобы ни в коем случае не заплакать.
А потом мы гуляли бы где-нибудь на берегу моря и разговаривали о самых важных вещах.
И я бы попросила её научить меня любить и верить.
А она бы удивилась: "Но это же так просто!" - и, конечно, тут же бы научила.

Девочка, девочка, я сейчас и шагу не могу ступить без того, чтобы не попасть в сети очередного демона.
Каждое моё слово, мысль, чувство, движение нечисты по своему существу.
Всюду грех, которого ты так когда-то боялась.
А любви... как я могу любить кого бы то ни было, зная, что заражу его своей мерзостью?
Во снах она предстаёт в виде червей, оплетающих внутренности, а в реальности всё выглядит на порядок страшнее.
Представь себе её, например, в виде серых туч, опутывающих тебя со всех сторон.
Ты говоришь что-то кому-то - одна из тучек отделяется и прилепляется к собеседнику.
Думаешь о ком-то - и опять тучка пускается в путь.
Разве же так честно?.. Разве можно поступать так с теми, кого любишь?

Девочка задумалась бы на пару мгновений, потом бы улыбнулась загадочно и выпалила:
- А ко мне не прилепляется!
- Это потому что на тебе греха нет...
- Ага! А ты совсем-совсем не можешь сделать так, чтобы и на тебе его не было?
- Во мне его слишком много накопилось за эти годы.
- Тогда попробуй стать самым-самым счастливым человеком на свете! Когда разговариваешь, представляй это себе и ничего не бойся! Будь счастливым просто так, взаправду, ни секунды не сомневайся в том, что получится! Такое счастье не для кого-то, не для себя, не для мира - просто ода, вытекающая из сердца, тому, кто этот мир создал. Ведь разве же можно её не петь?.. Оглянись, посмотри вокруг себя, подумай: ты ведь мог бы и не жить здесь!..
Такую оду ничто не перебьёт. Никакая самая чёрная туча не встанет у неё на пути. Сколько бы мрака вокруг тебя ни витало, пока ты верен ей, пока поёшь - ни один человек, ни одно существо не получит от тебя вреда!..
Но если убоишься, будет, как представляешь, а может, и ещё хуже.
Так ты не бойся! Просто сделай решительный шаг и...

... Так права эта маленькая девочка.
Мы столько мудрим, думая, как же избавиться от гордости и стяжать смирение.
Столько уже, кажется, перечитали на эту тему, столько испробовали.
А ведь нет ничего проще этого!..
Тот же решительный шаг.

Почему же мы приходим к этим пониманиям столь трудными, извилистыми тропами?..
Почему ищем-ищем-ищем-находим-снова-теряем, а они просто знают и всё?
Чего такого они не могут, что можем мы?
И право: так ли важно это мочь?

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное

01:56 

Приветственное.

Следуй за белым кроликом (с).
shanni, добро пожаловать!)


00:44 

Следуй за белым кроликом (с).
В Питере сегодня пасмурно, а на Финском творится волшебство.
Он сегодня весь про белый (вплоть до того, что не видишь, что фотографируешь: всё со всем сливается в глазах), про свет, про слиянность горизонтов и бесконечную дорогу вдаль. Про весну, которую отчётливо слышно несмотря ни на какие сугробы. Про настроения и неземные пейзажи.


Нельзя не идти вперёд (и тебе-то кажется, что идёшь прямо, а оборачиваешься - какое там; кружишь, петляешь); и не пойти потом вдоль берега; не прокладывать в обход чьим-то тропам свой собственный путь; и не брести чьими-то же дорогами; потому что в сущности не так важно, что ты выберешь.


Намного важнее то, что после заката тянет лечь где-нибудь прямо в снегу и уснуть; ведь раз солнце зашло - самое время; этакий... походный режим.
- Спи, - словно бы говорит. - Я заберу весь этот твой ад, а ты спи. Я буду охранять твой сон.
И будет же. И, может, даже заберёт.
Но сон - это не то, что я выбираю.


И ещё 5.

@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

02:48 

Следуй за белым кроликом (с).
В какой-то момент ко мне приезжала мама, и мы гуляли по Неве.
Было очень холодно - который день подряд, - но временами выглядывало солнце, люди радовались, а снегоходы (?) мчс катались туда-сюда, оставляя после себя снежные вихри.


Поначалу мы просто побрели от Петропавловки в сторону Зимнего; я обещала, что мы дойдём до ледоходного канала и подумаем, разумно ли его переходить.
По пути мы попали в самое настоящее ледяное царство (в районе Дворцового моста Нева замёрзла особенно примечательно; кругом выступающие льдины разных размеров и форм; в этом царстве Снежной королевы хочется бродить бесконечно, но... не на глазах у мамы)) всё-таки вот_конкретно_там надёжности не ощущается), потом, конечно, перешли канал, и... я передумала и пошла прямо по нему, к мосту.


Это уже какая-то другая стихия.
Переступаешь по льдинам, а в ушах ветер, впереди бесконечная дорога в вечность, а кругом тишина и уединение.


... У моста, конечно, кое-что разрушается, потому что под ним устроили настоящий каток, и детишки радостно проносятся вперёд-назад, а ты стоишь и смотришь на эти нагромождения льдин. Они манят. Ты делаешь шаг, другой...
Я бы и вернулась, конечно, но мама сама за мной отправилась, хотя с самого начала идея ходить по Неве её пугала.

Под мостом.
Полюбовавшись с непривычного ракурса на Заячий остров, мы вышли из-под моста в очередное новое настроение и поднялись на берег у Адмиралтейства, так что-таки перешли реку)
Моё лицо и руки третий день подряд отказывались меня знать; налетевший откуда-то ветер поддавал жару - а я, наконец, смогла выдохнуть. В груди образовался простор; казалось, будто день я провела где-то в глуши и вот вернулась.


По Неве страшновато бродить даже в морозы: что-то таится в ней жутковатое; что-то, что может затянуть в пучину в любой момент, по какой бы безопасной тропке ты ни перемещался.
Но делая новые и новые шаги наперекор собственному страху, двигаясь навстречу ветру, который не стесняется дуть аккурат в лицо, будучи внутри себя тихим-тихим - ты получаешь возможность что-то перещёлкнуть.
Разъединённость уходит, ты смотришь в глаза тому, что физически под тобой, и никак его не оцениваешь.
И оно никак тебя не оценивает.
И из этой не_оценки в твоём внутри рождается смешной ледяной вихрь.
На какой-то миг ты оказываешься свободным, чтобы потом опять нырнуть во всеобщую обусловленность.

У соседнего моста.
И ещё 4!

@темы: мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:14 

Следуй за белым кроликом (с).
17:45 

Следуй за белым кроликом (с).
В этот раз в день свободного посещения в очереди нет ни одного человека.
Словно бы Эрмитаж говорит: "Не пытайся найти тут то, что ожидаешь. Даже если твои ожидания касаются размера очереди".
Он, конечно, не говорит, но не пытайся, так не пытайся)

В этот раз моё путешествие по музею почему-то начинается с древнерусского зала.
Там можно найти ключи очень странной формы (про многие я ни за что бы не подумала, что они выполняют такую функцию; до сих пор не вполне представляю, как они её выполняют)), тмутараканский камень с древней надписью (так и узнаёшь, что Тмутаракань и Тамань - обозначения одного места :)) и, конечно, - куда без этого?)) - позвонок с наконечником стрелы в нём.
Замечательно же ж)

А дальше... Эрмитаж выводит меня прямиком к Рембрандту, я не соглашаюсь с таким положением вещей, потому что если приходить к Рембрандту, то по собственной воле (а иначе незачем), и оказываюсь в залах про Италию, в которых никогда не бывала до этого.
Часы по традиции :) начинают бить, когда я мимо них прохожу, но в этот раз меня больше занимают картины в сочетании (и не в сочетании) с пространством.
Удивительно гармоничный Бартоломео с "Мадонной с младенцем и ангелами"; музыкальное произведение, ассоциирующееся у меня с Малером.
"Поклонение младенцу Христу" Липпи - картина про несказанный свет.
"Святой Иероним" и "Святой Доминик" Боттичелли - очень разные, но предельно неземные полотна.
Столько радости внутри от встречи с этими картинами.
Кажется, что больше быть, просто не может, но... в следующем зале натыкаешься на Леонардо да Винчи.
И пропадаешь, потому что это больше, чем чудо.

Я ведь не ожидала его тут встретить.
Когда-то в школьные годы я знала, что две его Мадонны хранятся в Эрмитаже, но для меня тогда Санкт-Петербург был другим концом мира)
Воспоминательное.
... А тут ты случайно останавливаешься у картины, а это... Леонардо да Винчи. Подписано как "Мадонна Бенуа" - но что-то не так, у неё было другое название! - вспоминаешь.
- Что у младенца в руках? - спрашивает одна женщина у другой.
Та всматривается и отвечает: "Цветок".
"Ну точно! "Мадонна с цветком" же!" - радуешься))
Это очень светлая Мадонна с младенцем; она для меня про душевное тепло.
А рядом "Мадонна Литта". Про себя я её обозначаю как совершенство.
Эта Мадонна с младенцем не просто неземная - она гармоничная в высшем смысле этого слова.
Как Моцарт, только не он.

Пережитого уже слишком много.
Сосуд переполнен, а вечером ещё чем-то слушать Вагнера.
Но Эрмитаж так просто не отпускает, я же так просто не ухожу...)
Вполсилы пробираясь сквозь прекрасных, но всё-таки не про совершество, итальянцев с "Кающейся Марией Магдалиной" Джампетрино и "Святым семейством с Иоанном Крестителем" дель Сарто (у этой картины завораживающая композиция, прочерченная светом), я обнаруживаю себя в зале, в котором выставлен Рафаэль.
"Мадонну Конестабиле" можно воспринимать после Леонардо да Винчи, в чём-то она ещё более отстранённая и неземная; на "Святое семейство" сил уже не хватает, но как не повзаимодействовать с музеем, настаивающем на взаимодействии?..
- А Микеланджело видели? А Караваджо? - спрашивает бабушка дочку с внуком.
- Караваджо мы изучали в прошлый раз, - думаю про себя. - Ок. Где тут Микеланджело, чтобы мне знать на будущее?
Приводит. Аккурат к. А потом хватает за руку и отправляет к чучелам лошадей в рыцарский зал.
Полагая, может быть, что рыцарей воспринимать проще, чем картины.

... По пути к Рембрандту встречаю "Апостолов Петра и Павла" Эль Греко (кажется, они чудесные); почти носом утыкаюсь в чучело лебедя "Глупость, опирающуюся на смертность" Фабра - когда-нибудь я научусь воспринимать Фабра всерьёз, и у меня перестанут возникать вопросы про то, причём тут мёртвый лебедь (там такое чудовище олицетворяет смертность [хотя, по первому впечатлению, оно глупость в чистом своём воплощении], что, пожалуй, за него можно и лебедя стерпеть)).
После - по традиции :) - собираюсь уходить, но то "Поверженных" встречаю (это римская копия древней-древней скульптурной группы про смерть; смертью от неё и веет и, пожалуй, торжественностью); то "Этюд с натуры" Буржуа (очередной эрмитажный монстр, мирно покоющийся среди античной скульптуры; где они только их берут?..)), то "Мадонну во славе" Фьорентино. Последняя ужасает. Она про невероятные краски (пожалуй, даже сопоставимые с рериховскими - в чём-то), про воплощённый свет. Но... свет тоже бывает разным)

... Говорят, Рембрандт сознательно писал свет. Возможно. Его свет интимный, рискну предположить, что духовный; таким он бывает в храмах во время Литургии, когда вдруг тушат все свечи, и пространство погружается во мглу - но не во мглу. Что-то подобное возникает и когда ночью читаешь вслух Евангелие при свете свечи.
У итальянцев свет вселенский (лучше бы сказать неземной, но ведь и у Рембрандта он не земной; и тут отличие принципиальное). Это дух как он есть без привязки к чему бы то ни было (он только внешне привязан к полотну и к краскам). Его можно читать бесконечно - и всё-таки не прочитать и сотой доли.
И вот его-то (кажется) Фьорентино и пытается изобразить.
Но, по моим ощущениям, выходит у него демон, облачившийся в светлые одежды.
Притом достаточно мощный.
Но, может, мне просто кажется)

... Хочешь ты того или нет, а уходишь почти с закрытием.
Никогда не знаешь, вернёшься ли (каждый раз путешествие в Эрмитаж начинается для меня с чистого листа; от того, как ты этот самый лист придумаешь заполнять, зависит, состоится ли в принципе путешествие, или же ты - как в Главном штабе - будешь слоняться от картины к картине, от зала к залу, не зная, куда себя деть).
Но на сердце очень радостно оттого, что вы снова заново встретились.
Этакое волшебство.

@темы: кусочки счастья, коробка с красками, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, сказка в дверь стучится

00:12 

Следуй за белым кроликом (с).
23:48 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне нужно рассказать эту историю, чтобы разобраться в ней.

Когда я приехала в Москву, папа всё говорил мне, что нам нужно куда-то вместе съездить, потому что ему что-то кому-то нужно купить, а без моего совета он не может.
Я знаю, что истории, которые начинаются так, ничем хорошим в нашей семье не заканчиваются.
Но всякий раз мне так хочется верить в счастливый финал...

Решив поверить в историю про некоего мифического человека, которому мы что-то покупаем, я поехала с родителями в магазин. Когда мы доехали, и родители признались, что это подарок мне (но без моего одобрения они его не купят), я всё ещё старалась мыслить в позитивном ключе. Но когда я увидела картину ценой 30к, у меня через сердце словно игла насквозь прошла. И, в целом, я с этим до сих пор не справилась.

Дело не в том, что я год живу без ноутбука, а за эту сумму могла бы купить два.
И не в том, что и помимо ноутбука, есть ряд вещей не первой необходимости, которые я ни за что сама себе не куплю, именно потому что они не первой.
В конце концов, моя концепция про "хотите сделать подарок - не дарите ничего, либо подарите что-то, что действительно_нужно", остаётся лично моей.
Но... если бы эта картина была безвкусной картиной (какими были почти все картины в этом салоне), сказать "нет" мне было бы намного проще. Она же была прямым попаданием; она мне правда понравилась (и дело не в том, что мне не может не понравиться картина про горы). Вкупе же с тем, что я знаю, что папа долго выбирал, и они с мамой не раз туда катались, и, ну, правда хотели сделать сюрприз (тут можно долго продолжать) - отказываться просто невыносимо. Отказ воспринимается здесь как "зря вы старались", "ничего я у вас не возьму".

А дело, к сожалению, не в этом. И даже не в том, что я пыталась сформулировать маме: "Хорошим картинам место в картинных галереях". И не в том, что я не стою этого полотна.
Дело в том, что я не покупаю картины (и что бы то ни было ещё) для декора. Дело в том, что в моём мировоззрении нет места понятию "декор", равно как понятиям "удовольствие", "наслаждение", "развлечение", "комфорт".
И это принципиально.

Это можно не понимать и не принимать, но отрицание в любой его форме я воспринимаю как агрессию.
Как посягательство на мои личные границы.
Для меня столкновение с этим отрицанием жутко болезненно, когда человек и не пытается сделать мне лучше.
Когда он просто со мной разговаривает, как разговаривал бы о видах шарлоток, о своих любимых книгах.
Я вижу, что он просто не видит моих границ, потому что не имеет представления о том, что они существуют (не у меня, а в принципе; для него это мёртвое понятие). Как говорится, мои проблемы.

Но когда кто-то искренне пытается сделать мне лучше - не абстрактно, а именно что таким образом попадая - болезненность возрастает в n раз.
Чтобы так попасть, нужно достаточно хорошо меня знать; но чтобы причинить мне такую боль, нужно не знать меня вовсе. Нет противоречия между 'хорошо знать' и 'не знать вовсе'. Просто они описывают разные уровни бытия...
Легче ли мне от этого знания?.. Меньше ли становится моё чувство вины за то, что я вот так, в свою очередь, эту самую боль причинила?

О том, к чему это всё (плюс ещё ряд подобного же рода "внешних" факторов) привело, я писала.
Надо как-то вынуть эту иглу и жить дальше.
Интересно, как.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

01:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Одним из самых счастливых событий последнего месяца для меня было learning by heart отрывка из Евангелия.
Это было своего рода оправданием школьных будней :)
В школе вынуждали учить стихи наизусть.
Я никогда не понимала, зачем оно надо, и потому с чистой совестью не помню почти ничего.
А тут... вдруг вынуждать себя не надо.
В тебе настолько сильно стремление выучить этот текст, приблизиться к его пониманию, настолько живо изумление: сколько бы ты его ни открывал, он всегда разный.
Только эта разность не риторическая формула, а приглашение к внутренней работе.
Удивительно.

К концу года я доучила его.
Мне радостно оттого, что я в течение 40 с лишним минут могу вот так что-то произносить - и каждое слово при этом исполнено смысла, и смысл этот живой.
Ещё более мне радостно оттого, что в ночь с 6 на 7 января я добралась до Сретенского и увидела в нем чудо: таинство причастия непреложно оказалось таинством причастия.
Это едва ли не первый в моей жизни религиозный опыт такой глубины.

... Всё своё детство я мечтала уйти в монастырь.
Как ни странно, я по-прежнему об этом мечтаю.
Я чётко знаю, что и зачем я бы стала там делать; я уверена в том, что ни минуты не пожалела бы о своём выборе.
Однако... я не могу)
Не потому что меня что-то или кто-то держит - потому что так нечестно.
Мне так поступать - нечестно.

Но что честно?..
Сидеть и изучать эзотерическую литературу, не понимая, почему в ней всё настолько по-разному?
Смотреть выворачивающие наизнанку фильмы, читать книги, которые почему-то неизменно начинают с тобой происходить (хорошо, когда это когда М. Фрай; а когда "Архипелаг ГУЛАГ"? когда "Анна Каренина"?..), посещать картинные галереи?
Между делом выучить дней за 5 более 500 французских слов и фраз (совершенно бездуховное занятие, но почему-то стремление же ж; зато внезапно оказывается, что снова можешь в разговорный английский, что нет тут преград...)?

... Чисто рассудочно я знаю, что мне делать.
Но "чисто рассудочно" - всё равно что "я не знаю".
Значит, выжидать?

@темы: тяпкой в душу, под знаком вопроса, кусочки счастья, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

05:18 

Следуй за белым кроликом (с).
22:39 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда снег тихо укутывает мостовую, кажется, только и можно, что вновь и вновь заваривать крепкий чай в нелепом пузатом чайнике, следить за узорами, которые рисует пар, вспоминать разное и рассматривать открытки с видом на город, которые накануне занёс друг. На одной снега уже нападало столько, что ребятня, устав лепить снеговиков в фуражках и платочках в клеточку - ну ничего себе, даже клеточку не поленились выдавить! - радостно мчится с коньками наперевес к центральному катку; на другой кругом такой туманище, что и не поймёшь поначалу, что за сезон такой - да толпы гуляющих по руслу выдают; на третьей...
Колокольчик смущённо перебивает Льин, радужным пересветом заполняя тёплую комнатушку. Рассеянно улыбаясь переливам не то цветов, не то голосов, девочка ещё сидит неподвижно длинное, накануне сбережённое мгновение, потом медленно поднимается, отодвигает засов.
- Ну здравствуй, Льин, - фыркает огромный, замотанный - кажется, с головы до ног! - в шерстяной коричневый шарф ёж. - Ну и погодка сегодня.
Пригоршни снега лениво плюхаются на порог. Девочка оглядывается: и правда, за окном уже настоящая метель разыгралась!
- Вот оно что... - улыбается Льин рассеянно. - Что ж, заходи. У меня как раз чайник поспел.
- Ох, мечта! - потирая лапками в малиновых домотканых рукавицах, топочет ёж и в следующую секунду уже приземляется в центре комнаты. Зачем он по молодости отрастил себе крылья, и сам толком не может объяснить. Но Льин всякий раз радуется как в первый и хлопает в ладоши. Вот и сейчас.
- Ты что-то хотел мне рассказать? - улыбается девочка, передавая ежу кружку, на стенках которой пар заботливо, пусть и наспех набросал снежинок.
- Я? Отчего же? - бормочет ёж еле слышно, но тут же добавляет: - Впрочем, если ты считаешь, что пришло время историй, я расскажу тебе...
- О крыльях!
- О крыльях!
В унисон проговаривают Льин и крошка-комар, смущённо отряхивающий свои валенки и аккуратно выставляющий их на батарею.
- Простите, я без приглашения.
- Клир! - восклицает ёж изумлённо. - Я думал, зимой ты предпочитаешь спать.
- Я тоже так думал, если честно. Но потом передумал. Мне так нравится подбирать себе обувь, а зимой для этого раздолье! Я же вот никогда не стоял на коньках, представляешь? А ещё...
- Извини, Клир, восторгаться ты можешь долго, но...
- Молчу-молчу! Мне бы только брусничину в чай. Ага, благодарю, Льин!
- Но это грустная история! - начинает было ёж, напыжившись.
- Грустные истории без меня никак нельзя рассказывать! - ворчит рыжий кот Васька, изящно потягиваясь и аккуратно запрыгивая на огромную пуховую подушку. - Я на чердаке спал, а вы дверь не закрыли, - поясняет серьёзно, сосредоточенн сворачиваясь в клубок. - Да я уж захлопнул, начинайте.
И ёж, сонно хлопая ресницами, принимается плести свою историю.

Когда я был ещё совсем юным ежом, я часто спрашивал себя: зачем я живу? А мои родители, а друзья? А весь мир? Я знал, что это не тот вопрос, на который совсем уж не существует ответа. Я подозревал, что, закажи я пару увесистых фолиантов из местной библиотеки, жизнь моя окрасится в неизведанные мной ранее тона, но... Но я не хотел становиться хмурым, серьёзным академиком и просто продолжал спрашивать всех вокруг: зачем?
Жил я тогда на опушке леса. Как-то солнечным морозным утром выполз из своей норы и давай восклицать: "Зачем? Зачем? Зачем?.."
- Зачем ты меня об этом спрашиваешь? - услышал я вдруг тихий, печальный голос. Оглянулся - а оказалось, своими плясками я разбудил улитку, страдавшую бессонницей.
- Простите, мэм. Не хотел вас тревожить...
- Не оправдывайся, пожалуйста, - отмахнулась она, с трудом дыша: всё-таки по душе ей тёплый летний ветер. - Но попытайся, пожалуйста, честно ответить на мой вопрос. Пока ты изнываешь от своих "зачем?" в деревеньке по соседству умирает девочка. Ты хотя бы об этом знаешь?
- Я вообще не знал, что тут где-то есть деревенька... - протянул я.
- Ну а откуда тебе знать? Ты так увлечённо занимаешься самим собой, что, кажется, забываешь, что на свете есть не только ты. И уж точно не один вопрос "зачем?".
Устыдившись, я обул свои самые тёплые валенки и, как мог скоро, побежал в ту деревню. Девочку звали Тита, ей было 12 и умирала она от какой-то неведомой человеческой болезни. Помню, она обрадовалась нашей с ней первой встрече и звонко смеялась, обнаружив, что может меня понимать...
Разговоры у нас были под стать.
- Тита, зачем ты умираешь? - спрошу, бывало, я.
- Ёж, а зачем ты живёшь? - парирует она.
И, знаете, даже не было грустно в эти моменты. Ведь этот коварный вопрос "зачем?" не имел ровным счётом никакого отношения ни ко мне, ни к ней.
Ниточка жизни Титы становилась, однако, всё тоньше. В какой-то момент Тита стала видеть то, чего раньше не замечала, и словно бы потихоньку растворяться в этом неведомом...
Как-то раз в шутку она обронила:
- Знаешь, Ёж, я столько всего диковинного повидала, а крылатого ежа не видела никогда. Кажется, если бы ёж передо мной вдруг взял и полетел, я бы выздоровела.
Мы так часто умно рассуждаем о любви. О том, что ей подобает, а что - нет. О том, что недаром мать её зовётся мудростью, что, мол, поэтому любви чужды безрассудства... Я не знаю, так-то. Непростая эта наука. Кажется, куда ни повернёшь, услышишь вдогонку: "Это ты всё для себя делаешь! А любовь для другого! Значит, ты не любишь!" Может, и так. Только когда я услышал эти её слова, я особо не думал. Отрастил эти грешные крылья...
- Но как? - изумлённо перебил комар?
- В смысле? - не понял ёж. - А... Ты про то, что крылья как-то с ежом не вяжутся? А какая мне разница? Захотел и отрастил. Сильно захотел. Очень.
Пришёл я к ней - она сначала подумала, будто я её разыгрываю. Одолжил у кого-нибудь маскарадный костюм и вот красуюсь. А потом поверила и... Знаете, чувство бывает такое яркое-яркое, про свет, от которого хочется закрыть глаза. Точнее, не то чтобы хочется: всё, что ты можешь, - закрыть эти самые глаза. Погрузиться в тьму, чтобы не быть разорванным.
- Ёж, - говорит она мне, - я тогда пошутила. Я не думала, что ты отнесёшься к моим словам всерьёз. Помню их, конечно, но не могу, понимаешь? Даже если всеми силами души своей пожелаю их исполнить - я уже слишком там, чтобы вновь проснуться здесь... Но это самый счастливый сон в моей жизни! - добавляет, потупившись.
Сказала - и умерла. Дня через два-через три. А я с тех пор так и хожу. Всё не могу поверить, что это она всерьёз...

Ложечка тихо стучит о бока кружки. Все напряжённо молчат.
- Ну, зато все эти "зачем?" меня больше не тревожат, - улыбается ёж. - Разве можно всерьёз рассуждать на такие темы, ни малейшего понятия не имея о том, что такое жизнь?
- Но ты-то, кажется, имеешь, - мурчит кот и вздыхает глубоко-глубоко.
- Ну что ты, Вася!.. - возражает ёж и с минуту сосредоточенно наливает воду в чайник. - Вроде, невозможное сделал, а хоть кому-то стало от этого легче? Это как ходить и спрашивать всех вокруг: "Зачем? Зачем? Зачем?.." Просто в чём-то сложнее.
- Но ведь "самый счастливый сон!" - возражает Льин.
- Знаешь, я бы много отдал за то, чтобы стать героем её самого паршивого сна, рассорится с ней навек, переехать в какую-нибудь другую Вселенную, лишь бы ей захотелось от него пробудиться в нашу странную, неотёсанную жизнь.
- Тогда бы ты, наверное, говорил другое, - вздыхает Васька.
- Ещё бы! Тогда бы я не знал, как это хорошо. Но всё-таки было бы лучше...
- Ёж, ёж, - вздыхает Льин, - ну можем ли мы...
- Отодвинуть смерть? - хмурится тот.
- Можем ли мы так просто сдаваться в угоду самолюбованию?
- Какому ещё самолюбованию?! - вскрикивает ёж, чуть не переворачивая изящный кофейный столик.
Комар и кот тоже, скорее, изумлённо глядят на девочку.
- Я не обвиняю тебя, пойми. Просто мне странно слышать о том, что ты так легко сдался - после всего того, что сделал.
- Льин, ты, кажется, не понимаешь...
- Что такое смерть? Безусловно, не понимаю. И что такое жизнь, в общем, тоже. Но если для тебя настолько важен был этот человек, почему ты позволяешь себе страдать из-за того, что его решение оказалось таким?.. Почему не хватает в тебе ни желания, ни воли на такой, казалось бы, простой шаг: принять это решение?
- Почему ты думаешь, что я не принял? - тихо спрашивает ёж.
-Потому что приятие - это рождение, это множество расходящихся лучей, светящих в разы ярче. А у тебя смерть, точка, конец. Как по мне, есть разница.
- Мне кажется, Льин пытается тебе сказать, - вставляет вдруг комар, - что всё это время ты сначала боролся со смертью, потом, вроде как, этой смерти проиграл, а потом принялся изводить себя мыслью о поражении. Но разве же это правда? Разве о себе ты помышлял, когда растил крылья? Разве с чужой смертью сражался, а не жизнь утверждал?..
- Вась, хоть ты мне объясни, что они мне предлагают, - утомлённо вздыхает ёж.
Васька нахохливается от усердия и роняет первое, что приходит в голову.
- Вспомнить о том, что ничего ты не знаешь. И из мрачной глубины этого незнания, всё так же ничего не зная, отращивать себе панцирь ли, хобот ли, плавники. Может, и вовсе котом стать в какой-то момент.
- Это ещё зачем? - хмурится ёж.
- Да низачем, ёженька, - сладко улыбается кот. - Кроме как чтобы жить. Ну, хочешь так посмотри. Ты всё борешься со смертью, которая с тобой не борется, заметь, а всё-таки побеждает. А что если не бороться с ней? Что если не подпитывать смерть постоянными мыслями о том, что она существует, но просто - тихо ли, громко ли - утверждать жизнь?
- И что тогда?
- Ты меня спрашиваешь? - заливается кот. - Будто я какой мудрец? Попробуй - может, сам и узнаешь...
- Не в меру серьёзные разговоры сегодня у нас, - вставляет Льин.
- Погоди! - перебивает ёж. - Вы оставайтесь, а я домой.
Спешно обувшись, он выскакивает в метель и несётся-летит куда-то далеко-далеко.
Оставшиеся виновато смотрят друг на друга.
- Ну а что тут скажешь... - вздыхает Васька, поворачивается на левый бок и начинает сопеть. Комарик тоже укладывается в углу. Льин же принимается задумчиво вглядываться в даль. Где-то там, на горизонте - а может, на втором или третьем - ёжик уже сосредоточенно начинает пытаться выпрыгнуть туда, где ни жизни, ни смерти. Туда, где ведёт только предельно живое внутри.
Льин улыбается.
- А как будто нас даже слушал... Ну да ладно. Всё лучше, чем кувыркаться в пустоте, воображая будто живёшь полной жизнью.
- Дай ему самому найти, - сонно бурчит кот, приоткрывая один глаз.
- Пусть, пусть, я не мешаю, - вздыхает девочка и распахивает окно. Ветер старательно завивает кудри, снег стучится в щёки, звёзды, кажутся, такие близкие в этой своей отстранённости...
- Фррр, Льин, - шелестит Васька недовольно.
- Не нравится - марш на чердак! - задорно звенит девочка, захлопывает окно и кружится, кружится, кружится... Всё-таки славный нынче день!..

@темы: картинки у меня в голове

01:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Новосибирский художественный музей прекрасен тем, что не даёт тебе над собой издеваться.
Когда ночь накануне не спал, а несколько ночей до этого тоже не особо, с час-два бродил по давно забытым -20 (говорят, в Новосибе -20 не -20, то ли дело в Томске!.. не знаю про Томск, но -20 в Новосибе ощущаются так же, как -20 в Нижнем, т.е. не как -15, а ещё же ветер)), а потом ещё с час по другим залам музея и, наконец, добрался до Рериха, минут через 15 туда придёт мастер налаживать карниз, и тебе скажут "до свидания" на неопределенный срок.
Это счастье, честно говоря.
Возможность вспомнить, зачем ты тут, почему тебе так важно попасть именно туда, куда не пускают, вернуть себе осколки сознания волей и - внезапно - "Затмением Солнца" Брюллова (я не знала, что он писал в откровенно эзотерическом ключе, а в Новосибе привиделось что-то такое), принять текущее положение вещей (не как досадное препятствие, но как мудрость), из принятия осознать, что ты в состоянии решить эту проблему, вдруг почувствовать, что ремонт окончен (зал ещё не открыли, но рабочие ушли, значит, можно войти) и всего только несколько раз чуть не упасть в обморок, медленно перебираясь от одного полотна к другому (не будь этого двухчасового "перерыва", упал бы отнюдь не "чуть" ).

... Я всё думала, что у меня появятся какие-нибудь слова про Рериха.
Но я по-прежнему могу утверждать только то, что таким его раньше не видела.
Дело не в тематике (в Новосибирске в центре полотна зачастую формально стоят не только горы, но и происходящее на фоне оных), но в том, насколько живо художником улавливается реальность.
Я ничего не знаю про то, что изображено на большинстве из этих полотен (зачастую Н. Рерих использует некий сюжет, про который ты понятия не имеешь), - только в данном случае это не важно.
Ты и так кое-что можешь прочитать - и это кое-что глубиннее ряда основательных знаний.
Красота как она есть, жизнь духа и мысли, глубочайшая эмоциональная наполненность (но не та, что сносит потоком, а ненавязчивая в своей строгости; мысль составляет эта эмоция) ничем не запятнанное восхищение Мирозданием.
Не кажутся пейзажи Рериха сказочными 'вымышленными' после походов на Алтай (всё ровно так и есть) - но посещение Новосибирского музея даёт понять: не вымысел в них, но безграничная, непоколебимая любовь, которая и есть волшебство.

Я помню, что какие-то полотна поражали меня больше, возле каких-то я стояла и чуть не падала (тут не только в недостатке сна дело), где-то просто опускалась на пол, чтобы посмотреть на картину под другим ракурсом, - но, кроме изображения Настасьи Микулишны (дважды я видела репродукцию этого полотна в Верх-Уймоне; и так меня оба раза поражало это место, что всё ещё я помню экскурсию в тамошнем музее Рериха трёхлетней давности :) не в деталях, правда - во впечатлениях), визуально могу воспроизвести только редкое негорное изображение)
Т.е. и там дело происходит в горах, конечно, но конкретно на полотне показаны монастырь, девушка, которая в нём служит, и воин. Насыщенный синий цвет в помещении, твёрдость в спокойствии и множество измерений, отделяющих одну фигуру от другой.

Когда-то я стала бы себя ругать за подобное восприятие.
Вроде бы, что ты там воспринимал, если ничего не можешь вспомнить?
Но сейчас скажу по-другому: форма всё-таки - только форма.
То, что с одной стороны, позволяет удержать содержание, как бы вынудить его застыть на мгновение, а с другой - ворота, ключ к которым можно либо найти, либо не найти.
Рерих текуч; пробираясь по залам в Новосибирске, где-то переживаешь горы с их невероятными закатами и рассветами, где-то - лодку, плывущую по реке времён, где-то - как будто начинающийся снегопад (не могло там быть снегопада, по идее, но одно из ярчайших впечатлений).
Это всё не отдельные сюжеты (и вообще не сюжеты), это изображение одного и того же с разных ракурсов, из меняющихся пониманий - для чего мне, как воспринимающему, запирать это обратно в форму?..
... Впрочем, хотелось бы попробовать и запереть тоже. Как-нибудь в другой раз)

В Новосибирском музее есть что посмотреть и помимо Н. Рериха.
Там и "Апостол Павел" Брюллова (ничего не знал про связь этого художника с Исаакиевским собором и тем паче с христианской церковью, а вот же ж), и "Пасмурный день. Болотце" Левитана (всякий раз, когда в названии полотна Левитана болото фигурирует не как озеро, а как, например, болотце, я внутренне ликую)), и "На террасе в Харькове" Серебряковой (очень светлое и живое полотно).
И - вдруг - "Солнечная корона" А. Васнецова: картина про солнечное затмение в горах; не будь в соседнем зале Рериха с его невероятной цветовой гаммой я бы нашла в себе силы простоять напротив этой работы с час.
И Айвазовский, и "Воскресение Христа" Тинторетто, и, кажется, мощный зал древнерусского искусства с Богоматерью Троеручицей. И, собственно, работы С. Рериха.
Но всего за раз не охватишь)

@темы: сказка в дверь стучится, коробка с красками, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

00:44 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне всё кажется, что я врежу своими постами и себе, и вам.
В частности, потому что много рассказываю о себе в них - но я ведь не центр Вселенной.
Я не делаю и не чувствую ничего, достойного внимания, - а, однако же, говорю об этом, и говорю, и говорю...
... Не выдерживаю я дома.
И даже, вроде, пыталась объяснить маме, почему - а толку?
Оно, конечно, куда-то меняется, но и я куда-то меняюсь.
По крайней мере, менялась, пока не произнесла те слова.
А сейчас - кому меняться?
А сейчас всё несколько бессмысленно, потому что я плохо над собой работаю, если вообще работаю.

... Я уверена, что вам знакомы эти чувства)
И если они для вас по какой-то причине сейчас актуальны, не поддавайтесь им?
Мало ли, с чем вы не справились, чего не сумели, в чём повели себя не лучшим образом или даже вообще не повели.
Это всё имеет большое значение, да, но легко впадать в депрессию, когда, кажется, ничего больше не остаётся, когда всё к ней ведёт, сложнее - сделать выбор.
При таких обстоятельствах он может быть, например, в пользу радости.
Не той, что вопреки, не той, что рождается из стремления противоречить (хотя и она, в общем, приятнее тёмных состояний), но заполняющей всё твоё существо, растекающейся теплом внутри и стремящейся передать его кому-то или чему-то.

Какая разница, что происходит в твоей жизни?..
Ты волен решать, какие чувства тебе испытывать.
Не потому что ты какой-то смутьян (это как раз радость из противоречия), но потому что есть что-то выше и прекраснее тебя.
Так как же ему не улыбаться?..
Как не считаться с тем, что его воля мудрее твоей собственной?
Как замкнуться в себя и ни под каким видом не пускать, не понимая, что оно и так в тебе живёт, что ты живёшь через него?
... Пространство не виновато в том, что тебя, например, расстраивают ливни.
Дождливые дни не менее прекрасны, чем солнечные.
Точнее даже, они просто есть (как у тебя просто есть тело, мысли, чувства).
И покуда ты отгораживаешься от пространства этим своим расстройством, тебе и самому невесело, и его ты не слышишь.
Но если только ты примешь существующее положение вещей (не побежишь танцевать под ливнем, но просто осознаешь внутренне, что это нормально, во-первых, а во-вторых, это дар, и теперь же ты можешь, например, почитать что-то важное, остановиться, подумать..), тебе и самому станет легче и наполненнее, и что-то, кроме себя, может, уловишь.
Так и тут.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

19:18 

Следуй за белым кроликом (с).
01:40 

Следуй за белым кроликом (с).
По Неве гуляет лёд. Енисей в перманентные -7 / 12 свободен от него.
А Обь... Самолёт снижается над Новосибом, пилот говорит, что за бортом -21. Ты думаешь, что, наверное, чего-то не расслышал (в Красноярске только-только было -7), но информацию повторяют. Тогда ты выбираешься на свежий воздух, любуешься деревьями - они словно после ледяного дождя, белые-белые и невероятно красивые, привыкаешь к -20, к которым тебе невозможно привыкнуть (в -20 с ветром для тебя существуют вполне конкретные лимиты непрерывного нахождения на улице, пусть их в экстренных случаях и допустимо не соблюдать), подходишь к набережной и... в первые секунды ничего не понимаешь)) Обь-то скована льдом.

Изумляют и поющие в снежных красноярских лесах птицы, и то, что действительно хороший кофе действительно хороший, а варит его твой же дядя из каких-то особенно правильных зёрен (я совсем-совсем не разбираюсь в кофе, но, оказывается, есть непереходимая разница между хорошим кофе и действительно хорошим кофе; и разница эта на несколько ступеней шире (глубже?), нежели между хорошим кофе и плохим), и то, что заскакиваешь в какую-то неизвестную пекарню - аккурат перед поездом в Москву, покупаешь там одну печенину, а тебе выдают огромный пакет с хлебом и пирожным: "С наступающим!" И ты вручаешь этот пакетище маме наутро за почти 800 км от той питерской пекарни и всё не можешь перестать улыбаться.

Кто его знает, что важно?..
Я иду через город со своей случайно найденной идеальной ёлкой под мышкой и ни за что не признаюсь в том, что это важно. Потому что ёлка - это всего только ёлка, а в душе столько всего бурлит, переживает, негодует.
Но разве оно важнее?) Разве имеет всё это хоть какое-то значение?.. Ёлке-то, по крайней мере, радуешься.
А потому, когда, наконец, вспоминаешь о том самом важном - случайно, между делом, уже и не надеясь, - когда в который раз заново обнаруживаешь источник радости в себе самом, ёлке-то, скорее, улыбнёшься, а себе - станешь ли?
Ведь ёлка честно напоминала тебе о том, что что-то утеряно, сам же ты творил из утерянного культ и лишь глубже и глубже зарывал его.
... Впрочем, и себе улыбнёшься. Без себя и проблемы где взять?)

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

02:50 

Следуй за белым кроликом (с).
По полустанкам разносится осень -
Запахивает пальто.
Юркой змейкой, крадучись, проседь
Прорезает мутон.
За стеной из дождя не расслышать,
Как дымит паровоз.
Не увидеть, но не нарушить
Сказанного всерьёз.
По холмам пробегает грохот,
Сотрясает старуху-мглу.
В центре города конский топот
Разрывает паутину в углу.
Прямо в сердце хмурого неба
Голубей нестройный поток
Вплывает. С буханкой тёплого хлеба
Мальчишка переступает порог.
"Я есмь. И он есть!" - звонко клокочет,
Мастеря бутерброд.
Кот в клубочек свернуться хочет,
Да что-то ему не даёт.
Это что-то седым ля-минором
Наполняет аморфность пространств.
Мальчик хватает скрипку. Озорным до-мажором
Выводит оперения царств.
Кот замирает, прихлопнув муху
На грязно-липком полу.
Пусть на мгновенье, но и его слуху
Открылось, как попасть на Луну.

@темы: рифмой из-под рёбер

01:48 

Следуй за белым кроликом (с).
Не знаю, почему мне так нравится ставить опыты на себе, но иногда приспичивает узнать, как работает аллергия.
Точнее, по изначальному плану, по-прежнему ли организм не переносит тахинную халву.
Почему изначальный план не включает наличие дома супрастина (на случай если ответ утвердительный) или прогулки по холлу больницы, я объяснить себе не могу.

Это даже не тахинная халва (после приёма оной меня в детстве откачивала скорая).
Подсолнечная, с добавлением арахиса и кунжута.
Организм ведёт себя так, будто ты съел ведро апельсинов.

В течение полутора часов непрерывно напоминаешь себе о необходимости оставаться в сознании.
Оставаться в сознании предполагает, в данном случае, не пропускать внутрь страх и усилием воли не давать аллергии проникать в те области, из которых вытащить тебя сумеет только скорая.
Почему-то это достаточно тяжело, особенно в первые полчаса, зато многое узнаёшь о механизме работы аллергии.

Аллергия - интересное явление, которое почему-то первым атакует сердце, а дальше распространяется поочерёдно по разным частям организма.
Бродит по крови, вряд ли хаотично (хотя, кажется, конечно, что так: высыпает то тут, то там; иногда в весьма неожиданных местах), периодически пытаясь ударить в голову и тем самым лишить тебя возможности контролировать его перемещения.
Старается ударить в голову, атакуя страхом на физическом уровне.
Это вполне конкретный процесс, который важно не пропустить в душевную сферу, иначе последствия не заставят себя долго ждать.
Хоть танцуй - но оставайся внутренне непоколебимым и спокойным. И непременно в сознании.

За тем, как аллергия себя проявляет в организме, действительно весьма интересно наблюдать, но.
(Но надо было тогда воплощаться веке в 19-м, непременно становиться врачом и с чистой совестью проверять на своём организме действие всех новых препаратов, тобою изобретаемых, разумеется).
Я спрашиваю себя: "Настя, зачем? Что ты тем самым пытаешься проверить ли, доказать? Или это такой хитрый тренинг по работе над страхами и удержанием себя в сознании? Но твои действия больше напоминают гипноз, чем тренинг!"
Не отвечает.
А разгребать, как водится, нам вместе.
Как маленькая, ну.

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так

02:28 

Следуй за белым кроликом (с).
Беда в том, что смирения внутри уже не хватает: не из чего выстраивать.
И ты чувствуешь себя в лапах машины каким-то беспомощным котёнком.
С которым эта машина может делать всё что угодно.

Следователя боишься до такой степени, что ставишь ему условия.
Всё это оберегает от лишних и никому не нужных поездок в Петергоф (хорошо, когда вы оба живёте в центре города; почему такие вещи часто выясняются из препирательств?..), но выводит из состояния равновесия на весь день.
Так качественно выводит, что впервые за много лет банковский автомат зависает и не возвращает карту - приходится, как взрослой, звонить на горячую линию, выяснять, что делать в такой ситуации, про себя не соглашаться на подобное положение вещей и радостно встречаться со своей картой на следующий же день; благо, автомат относится к офису банка.
Оперов вот не боишься - потому вопросов не задаёшь, и всё дальше скатываешься в какую-то пучину.
- У вас всё нормально? - спрашиваешь у мамы ученицы, которую зачем-то вызывали на допрос.
- Да. Теперь мужа вызывают, - сообщает мне она.
И я, конечно, спрашиваю, зачем (но кто же знает? кому это говорят?), но, честно говоря, мне уже попросту нечем отвечать.
Может, это потому, что я сама только что оттуда :)

Когда два часа занимаешься бесполезной работой (утешаешь себя только тем, что тут никто не знает, что может оказаться полезным), от которой уже спустя полчаса начинает болеть голова, нечем отвечать.
Каждый раз при столкновении с такого рода организациями словно попадаешь в фильм ужасов: работает телевизор, по которому крутят какую-то жесть вперемежку с рекламой; на столе стоит то, что лучше бы никогда не видел; кругом разговоры, которых бы лучше никогда не слышал, а сам ты просматриваешь кучу фотографий и приходишь в ужас оттого, сколько, оказывается, в мире зла. Ты ведь не какие-то особые фотографии просматриваешь. Не каких-то конкретных людей. Самых-самых обычных. Откуда же это всё берётся?.. Вся эта жестокость и грязь?
*Кажется, пора вспомнить о чувстве самосохранения и как-то отдалить себя от этой деятельности. Ещё пара сеансов - и меня будет уже не собрать. Вопрос как всегда в том, как*.

... Но света всё-таки больше.
Идёшь через Петергоф от одной ученицы к другой, а на тебя падает снег.
Тихий-тихий, пушистый, нарядный.
И кругом всё белым-бело.
Тёмный ноябрь осторожно приподнял завесу и пропустил декабрь.
Тот щурится, бредёт пока неуверенно, вразвалочку, но снег - это всё-таки уже так много!..
И что бы ты про себя ни думал - радостно.

Пора брать себя в руки и рассеивать эту тьму.
Это и не должно казаться возможным.
Тем важнее напрячь все свои силы (представление о том, что их нет, - иллюзия) и сделать.
Доброй вам ночи)

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

00:32 

Следуй за белым кроликом (с).

Упражнения в прекрасном.

главная