16:37 

Доступ к записи ограничен

Jake Enotoff
ex-Джейк Чемберз
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:53 

lock Доступ к записи ограничен

Morning Lea
нельзя прийти, если не будешь идти (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:27 

lock Доступ к записи ограничен

Morning Lea
нельзя прийти, если не будешь идти (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:18 

lock Доступ к записи ограничен

Morning Lea
нельзя прийти, если не будешь идти (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:45 

Хельта
Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Хотела когда-то давно написать этот факт, но всё забывала. А сейчас скоро март-то уже кончится, а хотелось бы показать два стихотворения...
В общем, тут ведь как...
Я пишу стихи, да. Но не верлибры и очень-очень редко - белые.
А Ключник - пишет.

На самом деле, чтобы полностью понять, о чём это тут и что это вообще, нужно бы читать и другие стихи Ключника. У меня их порядка двух десятков есть, наверное. Может быть, и правда когда-то покажу остальные.
А пока пусть будут эти.

***
Арбат веснеет.
Золотистое солнце плещется в окнах по утрам,
Шпиль высотки на горизонте тёплый даже на вид.

Скоро снова на улице будут петь молодые ребята,
И девчонка с ультрамарином во взлохмаченных волосах
Будет слёзно просить, поддержите, мол, музыкантов.

Гулким вечером в баре они
Выпьют пива,
Возможно,
Во славу доверчивых, глупых, щедрых,
Ну а может, смеясь, просто так.
Потому что пришла весна.
Потому что молодость только раз в этой жизни.

И гитара под утро будет немного пьяна.

25.02.2018

***
Март пришёл под февральской маской.
В индевеющем четверге,
Как во сне,
Только тянешь руки -
Пустота, немота...

Снег, как ластик, стирает звуки.
По району крадётся память.
Лапки мягкие, когти цепки. Кто сегодня твоя добыча?..

Март бессолнечно-непривычен.
Но за все эти годы можно
Было бы догадаться, что там,
Что тебя на изломе ждёт.

И над Яузой вьётся пепел.
Писем ли, или белых листьев тонких клёнов, проросших в вечность,
Вросших в этот весенний снег,
В подсознание, сны и песни?..

Мне по-прежнему неизвестно.
И по-прежнему время честно не заглядывает вперёд.

15.03.2018

@темы: Необъяснимое, Лит-быт, Календарь моей жизни, Другие путешествия, В копилку символизма, Larusargentatus, По Ту сторону мира, Что-то кроме сказанного, Чужое творчество

12:28 

Хельта
Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
05.03.2018 в 08:29
Пишет Миранда Элга:

городской романс
Взгляд ловить, как крутят сальто,
Приноравливаясь к быстрому цветенью,
Чтоб шагами по асфальту
Мерить тайны, нарисованные тенью.

Прячет облако комету,
Луч ложится на вершину за Непалом .
Каблуки стучат по свету -
По камням, по мостовым, по листьям палым.

Вот записки на манжетах,
Вот заметки на коре большой пироги -
Как из старого сюжета
Вырастают камни, корни и дороги?

Долгий всплеск, письмо подруги -
И круги по мостовой, как нагадала...
Доставляйте прямо в руки -
И окажется, что связь не пропадала.

Над рекой сверкнет монета,
Перевозчику заплачено, и снова -
В тень проворную одета,
Выйдет тень из окруженья кружевного,
Будто не было и нету -
Снег весенний пролетит и дым растает...
Каблуки стучат по свету -
Посмотрите, чьей походки не хватает.

URL записи

@темы: Календарь моей жизни, Чужое творчество

18:32 

lock Доступ к записи ограничен

Morning Lea
нельзя прийти, если не будешь идти (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:03 

***

Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Кажется, раньше во мне было больше доброты.

Ты знаешь, говорю на встрече в пятницу, мне очень сложно говорить людям слова любви и поддержки, когда я в плохом настроении или обижена на них.
А ничего удивительного, слышу в ответ, потому что вместо того, чтобы повернуться к ним самой собой, ты поворачиваешься своей обидой и болью. Закупоривая выход для своего негатива и консервируя его в себе, ты закупориваешь ещё и выходы для положительных эмоций.

Так и есть.

@темы: Минимысли, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?

20:25 

lock Доступ к записи ограничен

Eilien Shadow
Горел синим пламенем, остался очень доволен. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:01 

lock Доступ к записи ограничен

Heavy Rain
"Yes, Virginia."
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:42 

Доступ к записи ограничен

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:45 

lock Доступ к записи ограничен

=Sable=
Your huckleberry friend
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

04:38 

Доступ к записи ограничен

Шамана
Noli foras ire, in interiore homine habitat veritas.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:30 

lock Доступ к записи ограничен

Ярк
Прежде, чем писать, нужно жить. Антуан де Сент-Экзюпери | Не грусти. | Солнцелис
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

03:52 

lock Доступ к записи ограничен

Clisson
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:57 

lock Доступ к записи ограничен

Альтаир аль Наир
I am self-made human beast.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:47 

Немного про булочную и много про детство и Петербург

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Рядом с моим домом живет булочная из новой маленькой сеточки "Ленинградские булочные", и я не знаю ничего про остальные, но эта радует мое сердце бесконечно. Кто бы ни делал ее, он или вырос в Ленинграде, или у него очень хорошо с интуицией. Потому что в довольно простом оформлении есть много неуловимого, что делает ее действительно очень своей и как будто действительно ленинградской, в отличие от большинства других очень славных мест, которые все равно больше скандинавские или европейские, хотя и весьма логично втягивающиеся в город.
Люблю сидеть здесь с кофе и чем-нибудь еще (не лучшая кофемашина, но вообще вовсе неплохо, да и стоит весь ассортимент со всякими латте и сиропами не дороже 75 рублей), смотреть на людей, которые приходят - интересно одетые, самых разных возрастов. Разновозрастность - вообще отличный индикатор того, что место действительно хорошо подходит городу. Молодые девчонки с расписными, увешанными цацками рюкзаками, пожилые старушки в аккуратных шляпках, лаконично одетые девушки. Колоритные мужчины и звонкие мальчики.
Еще отличная продавщица. Да и вообще хорошо здесь быть.

Здесь чувствуешь, как все тянется из прошлого и продолжает его.
__________________
Я выросла в Коломне, между Верфями, Семимостьем, Александровским садом и Невой. Это были девяностые, мы с родителями жили на 20 квадратах в коммуналке с ужасными условиями, отваливающейся штукатуркой и выкрашенными во всех "местах общего пользования" жуткой масляной краской стенами, дверьми, паркетом и мебелью, нам едва хватало денег на какую-то еду (бутерброд с тоненьким куском карбоната на Новый год, спред вместо масла, куриные ноги вместо мяса, первую в жизни шоколадку подарили в четыре года на день рождения гости), одежду передавали от дочки маминой подруги, когда та из нее вырастала, под окнами иногда стреляли (правда, труп я видела только один раз и старательно обошла его стороной по дороге в школу).
Родители бесконечно любили друг друга, бесконечно занимались мной и все это было очень, очень счастливое время.

Поначалу я общалась с детьми из соседнего двора - там была большая деревянная горка и больше места, поэтому все водили детей гулять туда. Меня выпинывали, потому что "надо дышать воздухом, оторвись от книги хоть ненадолго!". Обычно я какое-то время наблюдала за играющими детьми, выбирала девочку, которая больше всего мне нравилась и подходила к ней с детским "Привет. Давай дружить". Мы дружили этот час, потом я уходила домой и забывала о ней.
Я лучше всех во дворе прыгала в "классики", а сложные связки в "резиночку" мне так и не объяснили. Я и не спрашивала - в нее играли девочки постарше - только наблюдала.

Потом я подросла, меня очень рано перестала конвоировать бабушка, я осталась предоставленной на улице самой себе, начала исследовать соседние дворы и почти сразу растворилась в отныне и навсегда своем городе. Другие дети больше не были мне интересны.
У меня были деревья, на которых можно было подолгу сидеть, думать или читать, и никто тебя не видел, был огромный заброшенный дом с провалами вместо пола, осыпающимися лестницами и детским сокровищем - мешками белой известки и обломками красными кирпичей, которыми можно рисовать на асфальте.

Потом я еще подросла, люди практически исчезли из моей жизни (кроме, пожалуй, двух соседок на даче), зато во все стороны развернулся город, который можно было пройти дворами насквозь, почти не выходя на улицы, и каждая вторая крыша была моей. В моей школьной жизни было мало радости кроме сцены, книг и долгих одиноких прогулок. Они всегда были пленительными и волшебными.
Относительно последнего мало что поменялось.

Я не запоминала улицы, но четко ориентировалась по рекам, которые становились пешеходными каждую зиму. Только в радиусе десяти минут ходьбы от моего дома было четыре реки, четыре канала (пять, если считать ново-голландский) и еще один засыпанный, и недостижимое море прямо за верфями. У меня не было телефона и никто не знал, где я, когда я гуляю. Это было особенно чудесно - в мире не было никого, кроме меня и города.

Он конечно вырастил меня, был моим домом всегда, был мне за семью и за друзей (он и еще лет в 16-17 Юрий Юлианович в наушниках), был моим якорем в самые черные времена и всегда из всего вытаскивал, но наверное, так всегда бывает с городом, в котором ты вырос.

А улицы, конечно, бывают параллельные, перпендикулярные и Кронверкский проспект.

О чем это я.
Да, булочная вот славная.
Ленинградская.

@темы: Петербург, пешком по тротуарам

21:36 

lock Доступ к записи ограничен

Morning Lea
нельзя прийти, если не будешь идти (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:21 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Никогда не крась свои вещи только потому, что у тебя осталась краска - говорит папа Муми-тролля.
Это очень важно.
Никогда не крась свои вещи только потому, что у тебя осталась краска.

Мне очень нужно прыгнуть этой зимой выше своей головы, я боюсь, что не справлюсь, но все-таки очень стараюсь.

Выбор ведь только один: или путь, или страх пути, - пишу я пять лет назад, и мало что поменялось для меня, конечно.

Перечитывать старые записи очень странно. Я часто делаю это довольно хаотично и бессистемно. Этому дневнику девять лет, и пока я не пошла работать в дорогую редакцию, я писала здесь ежедневно. Времени хватало, а поймать в слова и сохранить хотелось очень многое.

"Все в мире имеет исток. Видя корни, ты видишь суть. Видя суть, ты одушевляешь мир. Одушевляя мир, ты одушевляешь себя"
.

На некоторых постах я думаю, что раньше писала лучше, чем сейчас. На некоторых - что я уже наверное сказала все, что хотела. На некоторых удивляюсь, как же эти очевидные вещи, которые, кажется, неотъемлемы, как дыхание, были когда-то новыми и захватывающими. На некоторых фыркаю, что за чушь - но последнее все же чаще относится к первым годам. Хотя и дальше не без этого.
В конечном счете важно помнить, откуда ты пришел. И как.

Сидя в Хельсинки в самой лучшей в мире кофейне, я смотрела на плещущуюся за небольшим окном темную воду, отогревалась теплом и глёгом и неторопливо писала:

"Я хочу, чтобы ты помнила.
Стоит давать дорогам вести тебя, но никогда не перекладывать на них ответственность за твой путь.
Мироздание - это реакция на твой выбор, а не наоборот.
И при этом рано вставать и делать положенное.
Чувствовать мир до корней. Это дает осмысленность и силу.
Не бояться сочинять сказки.
Добрые вещи из дерева - это хорошо.
Изучать историю предков. Не как последовательность фактов, но как мировосприятие.
Делиться своим.
Принимать чужое.
Впускать в себя большое.
Принимать людей сразу.
Помнить о море".


Еще очень видно, как со временем расширяются мои жесткие границы privacy. Как в отношении себя, так и в отношении других. Что, кажется, взаимозависимо с возрастанием моей любви - кажется, что парадоксально, но на самом деле нет.

Когда-то ты переступаешь ту черту, за которой все становится любовью.
А, значит - бесспорным.
А, значит - принимающимся тобой.
А, значит - светом.

И ты идешь один по огромному миру, теплый и счастливый, и тебе уже не страшно, не тревожно, не мятежно, не темно, не запутанно, не зыбко.
Хотя еще острее, прозрачнее и хлестче бывает больно, яростно и тяжело. Но уже тысячу лет - не про себя.

И любовь, как способ вернуться домой.


На трассе, чтобы не надоедало рассказывать одно и то же разным водителям, я часто беру какой-то из изолированных кусков моей жизни, и рассказываю его. То про преподавание, то про журналистику, то про колледж, то про СПбГУ. Иногда про джигитовку и конюшни, иногда про вокал, иногда про танец, да мало ли... Получаются совсем разные истории. Когда я их сравниваю, то сама удивляюсь, насколько разные. Мой внутренний критик брезгливо считает, что это называется только неумением доводить дело до конца.
Дорогой внутренний критик, проблема конечно в том, что конца нет ни у одного дела, и совершенно непонятно, как с этим всем жить, когда любишь все сразу. И не только.

Для меня всегда было принципиальным стремление к гармонизации и к уравновешиванию. Из серии сократовского "посидел - почитал книжку, пошел - поработал в огороде".
Искусство уравновешивается бытом. Абстрактные штуки вроде музыки или литературоведения - конкретной работой с деревом или с другим осязаемым. Мозговые штуки - физической формой. Жизнь в городе - работой с землей, травами, пониманием деревенского быта и хотя бы каким-то соприкосновением с ним. И так далее.
Все должно иметь противовес. "Научите меня фуэте и бурению скважин".


Дорисовываю открыток для сюрприза, доперечитываю "Школу в Кармартене", дошлифовываю подставку под вешалку, дослушиваю очередной арзамасовский курс, перепаиваю наушники и надо бы еще прибраться. Неплохая вообще суббота.

А потом, когда доубираюсь, будет время идти на Неву, пить воду из бокала и продолжать укладывать в голове, что и как я собираюсь делать со своей нелепой жизнью.

Никогда не крась свои вещи только потому, что у тебя осталась краска.

@темы: I inside and up

21:27 

Доступ к записи ограничен

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Упражнения в прекрасном.

главная