• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: книжный червь (список заголовков)
01:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Вчера, когда я по дороге в Ашан читала "Войну и мир", я поймала себя сначала на восхищении, а потом на не дающем покоя вопросе.
Как получилось так, что русская армия не день и не два (а счёт прямо-таки на месяцы) шла по морозу в -18, не имея толком ни тёплой одежды, ни сапог, ни даже в достатке провианта, ночевала - основной своей массой - прямо в снегу и не унывала.
Т.е. да, Толстой пишет: "Напротив, никогда, в самых лучших материальных условиях, войско не представляло более веселого, оживленного зрелища. Это происходило оттого, что каждый день выбрасывалось из войска всё то, что начинало унывать или слабеть. Всё, что было физически и нравственно слабого, давно уже осталось назади: оставался один цвет войска - по силе духа и тела" (с).
Но мне - как индивидуальности - это ничего не объясняет.
Потому что я не могу себе представить.

Мне в палатке при нуле градусов и наличии тёплых вещей не очень комфортно.
И я могу ходить сколько-то дней подряд по морозу - но мне важно знать, что вечером мне будет где укрыться от него (а главное, от ветра).
Каким бы славным ни был костер, я едва ли ночь под его боком сумею переночевать.
И не только я.
Так как же описанное оказалось возможным?..

... Уверившись в том, что общество безнадежно обмельчало, я вспомнила Алтай.
Тот самый переход через мост в состоянии "у меня в глубоком минусе как физические, так и моральные силы", протянутые палки, вспыхнувшее внутри негодование (и на себя, и на тех, кто помог), волшебным образом восстановившее психологический ресурс, небольшой привал, на котором у меня закончился сухой паёк и я пыталась понять, что делать дальше при таком раскладе (на чём идти, если ни физических сил, ни еды нет).
И тогда меня обогнала группа из 4-х человек, с которой мы накануне вместе проходили перевал.
Я плюнула на все свои "не могу" и догнала их.
Дорожка была узкая, выматывающая (бесконечные спуски-подъёмы по корням), я никуда не торопилась, поэтому просто минут 20 шла вместе с ними.
Стоило мне приблизиться, как я почуствовала ритм группы.
Прошлогодний опыт с курумником подсказал мне: если где-то слышишь ритм, следуй ему.
Поэтому на те 20 минут, что я шла с группой, я включилась в их ритм - и то, что казалось непреодолимым, невозможным, то, на что не хватало никакого ресурса, растворилось в ладонях.
Место хаоса занял логос, стоило мне включиться.
Силы восстановились.

... Секрет в том, что у любой группы (от 2-х человек) может быть ритм.
Ритм возникает тогда, когда индивидуальное (обычно стараниями руководителя группы) растворяется в надиндивидуальном.
Когда все заняты одним общим делом и не думают о собственных благах.
Т.е. кому-то может быть тяжело, страшно, кто-то хочет остановиться и перекусить - но это либо говорится самому себе (и затем прожёвывается и выплёвывается), либо (если совсем припекло) - всем.
И тогда уже все (по факту, конечно, руководитель) решают, что делать в сложившейся ситуации.

Так вот там, где один человек сталкивается с трудностями лоб в лоб (и весь груз ложится на его плечи), группа выставляет защитный барьер в виде духа группы, тем более мощного, чем более гармоничен и слажен ритм.
Поэтому то, что один преодолевает с трудом, группа из 5-ти человек может и не заметить - сила удара на каждого в 5 раз меньшая (либо ударит не по всем, например).

... Это всё не про то, что не так уж трудно тем солдатам было.
Было трудно. И подозреваю, что непредставимо для меня.
Это про то, что дух 100-тысячного войска, связанного одной задачей, обладает определенной мощью.
И мощь эта делает многое невозможное возможным.
Картинка сложилась!

@темы: чужими словами, кружок по плетению мыслей, книжный червь, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

00:01 

Следуй за белым кроликом (с).
"Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнью. И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную преграду, которая без любви стоит между жизнью и смертью" (с).
Не знаю, сказал ли кто-то пронзительнее про то, зачем мы, собственно, все тут.
Описал ли кто-то смерть глубже.
Или вот любовь.

... Идёшь через морозный Питер, и в голове начинает играть музыка.
Та, что из ниоткуда.
Та, что смягчает поток возникающих в процессе чтения "Войны и мира" осознаний.
Та, что сама осознание, в каком-то смысле.

Мощь княжны Марьи, отрешённость князя Андрея, любовь Наташи, чуткость Николеньки, соединенные воедино в грохочущем "неустойчивом" аккорде, разрешаются для тебя в тихую мелодию, составленную из 2-х-3-х тактов.
Она не скорбь, она смирение, прикрывающее шок.
В которое укутан зародыш, призванный напомнить: "Жизнь продолжается".

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, чужими словами

02:43 

Следуй за белым кроликом (с).
Всё ещё перечитываю потихоньку "Войну и мир" и не перестаю восхищаться.
Сказать гениально не сказать ничего.
Вот сцена казни, например.
Нарисована глазами Пьера, выхвачены отдельные детали - а пронзительно очень и всеобъемлюще.
Показана одна картина, казалось бы, а хватаешься за неё - и обнаруживаешь себя перед панорамой.
И мысль, сила и концентрация оной поражают.

И вот - испытываешь не то чтобы отчаяние, но тяжело - как вдруг появляется Платон Каратаев.
"Эх, милый человек ты, - возразил Платон. - От сумы да от тюрьмы никогда
не отказывайся. <...> - И Платон Каратаев рассказал длинную
историю о том, как он поехал в чужую рощу за лесом и попался сторожу,
как его секли, судили и отдали в солдаты. - Что ж, соколик, - говорил он
изменяющимся от улыбки голосом, - думали горе, ан радость! Брату бы
идти, кабы не мой грех. А у брата меньшого сам-пят ребят, - а у меня,
гляди, одна солдатка осталась" (с).
И эта доброта, какая она есть.
Это то, про что Раиса Павловна говорит и живёт.
Я не раз писала тут про неё, но напишу ещё.

Раиса Павловна - учитель истории на пенсии из села Верх-Уймон (Республика Алтай), которая многие годы записывала рассказы, пословицы, поговорки уймонских староверов, выпустила несколько книг про них и самолично организовала музей.
В этом музее она работает с утра до вечера, с единственным перерывом на обед (а иногда и без оного). Работа её - речь.
К ней непрерывным потоком приходят всевозможные посетители, которым она рассказывает про быт, нравы и моральные устои уймонских староверов.

Но вот... представьте, вы работаете ежедневно с 9 до 6, рассказывая примерно одно и то же каждые час-полтора на протяжении нескольких лет.
Сумеете ли вы удержать то чувство, с которым шли это делать?..
... Раиса Павловна удерживает.
На её экскурсиях люди плачут.
И нет, не из-за драм, но потому что трогает.
Но потому что человек с чувством, сердечно рассказывает о... доброте других людей.
Не приукрашивая ничего, предельно просто, естественно.
Но выходит так, что, что бы человек ни вытворял, как бы жизнь его ни кидала, у него всегда остается шанс на то, чтобы выбрать свет.
И его поддержат его земляки.
Просто потому что они так живут, так выбирают; потому что в этом их мудрость.

После такой часовой экскурсии неизменно выходишь с огромным куском света в груди.
С желанием становиться лучше, со стремлением крепче верить в то, во что веришь.
Поэтому, когда через год, находясь в Тюнгуре после похода, ловишь себя на сильном-сильном внезапном чувстве: "Хочу в Верх-Уймон к Раисе Павловне", - в общем-то, не очень и удивляешься)
Ибо это важно - слышать и видеть человека, который совершенно бескорыстно поёт о доброте других людей (к оным себя не причисляя).
*Раиса Павловна родилась в Верх-Уймоне и не выезжала из него (по крайней мере, надолго), но сама она не старовер*.
А при этом... столько в ней самой этой обыкновенной_доброты.
Столько силы духа, непоколебимости и мужества.
Столько служения, верности тому, о чём она говорит (ведь одно дело - восхищаться чьими-то жизненными устоями и совсем другое - во всём их соблюдать).
Что лишний раз становится понятно: религий много, вера едина.
И она проявляет себя, в частности, в умении делать "простые" вещи просто.

Настя, три недели проработавшая волонтёром на выставке Рериха в Верх-Уймоне, рассказывала мне, что, как ни пройдёшь мимо огорода Раисы Павловны, он в идеальном порядке (хотя огромный).
Притом, что муж Раисы Павловны умер много лет назад, живёт она в доме одна, работает 7 дней в неделю с 9 до 6 (стоя!), успевает к староверам в гости сходить и порой у себя кого-то принять (и, кажется, корову подоить, но вот тут я не уверена).
Очень приветливая, внимательная женщина, которая ни словом, ни мускулом не жалуется на то, что ей тяжело.
Кажется, ей такое и в голову не может прийти.
Хотя - это всё огромный труд же.

... А когда про неё вспоминаешь, первым делом перед глазами всплывает картинка: Раиса Павловна едет с работы на велосипеде (так быстрее).
Замечает тебя, здоровается, улыбается, участливо спрашивает, что да как...)
Не проезжает просто_мимо (хотя видела тебя только накануне на эскурсии да год назад).
И так с каждым встречным.
Удивительный, светлый человек!

@темы: чужими словами, человеки!.., прекрасное, книжный червь, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

23:37 

Следуй за белым кроликом (с).
Толстого, вроде бы, проще читать, чем Достоевского (по крайней мере, у него не кроется бездны за почти каждым абзацем))), но при этом не менее напряжённо.
То, что у ФМ подробно расписано, здесь скрыто за отдельными словами-штрихами.
И если видеть глубже, в т.ч. и всё это непрописанное проезжает по тебе катком.
Но т.к. задачи у текста другие, свалиться в бездну, перечитывая, например, "Войну и мир", едва ли выйдет.
"Шире, ещё шире смотри", - словно бы говорит из-за строк автор.
Смотришь.
Мощно.

Про сущность доброты и разумное начало.
"- Не будем больше говорить, мой друг, - сказал Пьер.
Так странно вдруг для Наташи показался этот его кроткий, нежный, задушевный голос.
- Не будем говорить, мой друг, я всё скажу ему; но об одном прошу вас - считайте меня свои другом, и ежели вам нужна помощь, совет, просто нужно будет излить свою душу кому-нибудь - не теперь, а когда у вас ясно будет в душе, - вспомните обо мне <...>.
- Не говорите со мной так: я не стою этого! - вскрикнула Наташа и хотела уйти из комнаты, но Пьер удержал её за руку. Он знал, что ему нужно что-то ещё сказать ей. Но когда он сказал это, он удивился сам своим словам.
- Перестаньте, перестаньте, вся жизнь впереди для вас, - сказал он ей.
- Для меня? Нет! Для меня всё пропало, - сказала она со стыдом и самоунижением.
- Всё пропало? - повторил он. - Ежели бы я был не я, а красивейший, умнейший и лучший человек в мире и был бы свободен, я бы сию минуту на коленях просил руки и любви вашей.
Наташа в первый раз после многих дней заплакала слезами благодарности и умиления и, взглянув на Пьера, вышла из комнаты" (с).

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, чужими словами

04:43 

Следуй за белым кроликом (с).
Как будто все правы, и никто не прав.
... Я разговариваю с человеком, который начал принимать наркотики.
Я спрашиваю его: зачем?
А через несколько дней где-то внутри осекаюсь.
Это я считаю, что наркотики не самый лучший путь.
Но откуда эти оценки - "лучший", "худший".
Откуда сама мысль о том, что кто-то может быть не прав на пути поиска себя самого.

Да, ложь, да, зло, да, слабости и страсти.
Да, лень, гордыня, войны, предательства, измены, порочность.
Оглянешься вокруг - и становится жутковато.
Но каждый идёт своим путём.
И путь этот обычно тернист.
И самоценен.

Это как у Толстого.
После помолвки Наташи Пьер возвращается к былому образу жизни.
Почти забыты масоны, стремления стать чистым и добродетельным.
Ну и что же?
Он перестаёт от этого быть Пьером Безуховым?..
Да нет.

... Легче быть смелым, чем напоить чаем человека, вернувшегося с войны.
Чтобы быть смелым, нужна скорлупа из жёсткости.
Нужно уметь забывать про собственные чувства, находясь не наедине с самим собой (а например, перед лицом опасности).
И помнить, ради кого ты на всё это идёшь.

Чтобы напоить чаем, нужно поделиться своим сердцем.
Нужно бережно удалить с него все скорлупки, сплетённые из мыслей о собственном эго, и встретить того, кто готов биться с тобой на штыках, миром.
Не нападать на нападающего, но выйти без щита, с улыбкой и закипающим чайником.
... Для того чтобы суметь так, нужно быть чемпионом своего города по битве на штыках.
Тем, кого уважают и боятся.
Тем, кому достаточно одного движения руки, чтобы повалить этого вернувшегося с войны человека.
Но кто не будет этого делать, даже если ему подставят штык к сердцу.
Потому что штыки на войне.
А дома горячий чай.
И оладьи с вареньем.

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетению мыслей, книжный червь

01:54 

Эго-пост.

Следуй за белым кроликом (с).
Когда я теряю понимание того, что правильно, а что нет; когда начинает казаться, что всё, что я делаю, бессмысленно (если не хуже); когда внутренняя жёсткость начинает протягивать лапки к другим, ни в чём неповинным людям, я вспоминаю о чистоте.
Это происходит не рассудочным путём.
Где-то внутри прорастает тень образа, который я видела раз в жизни, но который оставил гигантский след в душе.
Его сложно описать.
Ты просто точно_знаешь, что ближе к чистоте, что от неё дальше на основании - если грубо - сопоставления, но не рассудочного, а чувственного что ли.
Поступок (мысль, чувство) может быть безупречен, но не чист. И наоборот.

... Может быть, я не умею думать о людях.
Может быть, я не умею глубоко чувствовать.
Но я стараюсь видеть в другом человеке эту самую чистоту.
Неважно, рядом со мной сейчас этот человек или за три девять земель.
Неважно, соответствует ли его нынешнее поведение этой чистоте хоть на йоту, или нет.

Когда у меня хватает сил на то, чтобы видеть чистоту в другом, я перестаю сомневаться.
Потому что это априори важно.
Потому что в том, что знаешь нерассудочно, сомневаться странно.

***
У М. Хайдеггера есть статья "Учение Платона об истине". Она небольшая, но я разбирала её, кажется, месяц. Потому что даже при том условии, что кое-что читал у Платона (и кое-что знаешь, соответственно, про его мировидение), понять, о чём говорится в статье, трудно.
... Статья оказала на меня огромное влияние.
И сейчас, когда я её потихоньку перечитываю, меня накрывает совокупно тем же стыдом и желанием мыслить и познавать.
Ибо сидеть в пещере в оковах (даже при том условии, что можешь крутить головой) стыдно (на мой взгляд), господа.
А я, например, ровно там и нахожусь.
Лени через край ибо.

"Почему, однако, привыкание в каждой из областей должно быть постепенным и медленным? Потому что перемена касается бытия человека и происходит в основе его существа. Это значит: определяющая установка, долженствующая возникнуть благодаря перемене, подлежит развёртыванию из уже заложенной в человеческом существе отнесённости в устойчивое поведение. Такое переучивание и приучение человеческого существа к то или иной отведенной ему области - суть того, что Платон зовёт пайдейя" (с).
"Пайдейя означает обращение всего человека в смысле приучающего перенесения его из круга ближайших вещей, с которыми он сталкивается, в другую область, где является сущее само по себе. Это перенесение возможно лишь благодаря тому, что всё прежде открытое человеку и тот способ, каким оно было ему известно, делаются другими. То, что является человеку так или иначе непотаённым, и род этой непотаённости должны перемениться" (с).

@темы: в зеркале моих восприятий, чужими словами, тяпкой в душу, книжный червь

21:48 

Антарова К.Е., "Две жизни", том 4.

Следуй за белым кроликом (с).
Я знала, что в 4-м томе одна глава, но не читала, потому что не хватало опоры внутри.
Когда её не хватает, ты словно пустая шлюпка в море в шторм.
Тебе по большей части нравится то, что написано, однако ты ничего можешь поделать с тем, что книга оказывает на тебя нешуточное воздействие, которого ты не желаешь, т.к. предпочитаешь понимать, видеть глубинную суть, а не просто принимать что-то на веру.

... Я всё ещё не понимаю про ученичество. Подсознательно мне очень хочется, чтобы кто-то чему-то меня научил. Чтобы я пришла к учителю, он бы давал мне указания, подсказывал, что и как делать, радовался моим успехам... Чтобы мне не нужно было всякий раз балансировать меж двух бездн, рискуя свалиться в ту или в другую. Чтобы я отвечала только за то, что делаю, а не за то, что выбираю делать. Чтобы кто-то видел, как правильно в целом и для меня в частности)
Но реальность такова, что твоей индивидуальности чужда такая постановка вопроса. Что ты, конечно, можешь не думать своей головой и преклоняться пред авторитетами, но в таком случае вынужден будешь согласиться и с тем, что твоя индивидуальность в данном воплощении себя не проявляет.
А с этим ты согласиться уже не можешь.
Не просто потому что подобное тебе, мягко говоря, не близко - потому что тогда то, что ты представляешь себе про мироустройство и место человека в нём, рассыплется, и ты вновь окажешься один на один с вопросом "Да что происходит?", на который у тебя был зачаток ответа и на который ты уже знал, где и как продолжать его искать.

... А в остальном, очень правильные по своей сути слова. Попадающие теперь так, как надо, и туда, куда нужно.
Очень светлая книга. Которая и снится вновь как очень светлая.
И герои, до которых не дотянуться) По крайней мере, пока твоё сознание на такой ступени...
Часть маленькая, цитат мало.

@темы: чужими словами, кружок по плетению мыслей, книжный червь, в зеркале моих восприятий

06:04 

Следуй за белым кроликом (с).
Вот мы и дочитали "Этику" Спинозы.
5-я часть оказалась светлее, чем предыдущие две, однако всё ж таки из пещеры не вывела (и оставила после прочтения немало вопросов).
Напротив: впечатление замкнутого круга стало ярче.
Точнее, даже так: внутри круга выход из пещеры просматривается, но круг при этом остаётся кругом.
Прекрасным, совершенным, однако в самом себе замкнутом.
Цитаты.

Почему так происходит?
Возможно, потому что такая задача. Потому что в центре внимания не описание мироустройства как такового (равно как не описание процесса познания и не системного представление аффектов), но одного из его модусов. Который мне видится как любовь.

Почему именно любовь - вопрос сложный.
"Это же очевидно", - отвечаю я на него, но что это за ответ, в самом деле.
"Любовь есть удовольствие, сопровождаемое идеей внешней причины". "Удовольствие есть переход человека от меньшего совершенства к большему" (с, Спиноза).
*В этом месте очень хочется написать, что сама "Этика" - по крайней мере, плод любви. Что, по крайней мере, это-то несомненно и следует из процитированного выше?.. Однако не стоит))*

... Данный текст не сухой трактат по геометрии.
Он же не философский трактат - в строгом смысле этого слова (т.к. философский трактат, на мой субъективный взгляд, так или иначе закручивается вокруг поиска истины).
При этом ни одну часть из него нельзя 'выбросить'.
Да что уж: пересказать его нельзя (формально можно; в 5-10 предложениях, кажется, вполне получится; но любой пересказ будет в той или иной мере изложением фактической информации, а не тем духовным опытом, который есть сам процесс прочтения данного произведения).
Почему?

Потому что тебя как читателя болтает как шлюпку в шторм.
То рассказывается об очень высоких, едва ли воспринимаемых тобой материях.
(Ты сидишь много часов, пытаешься прорубиться сквозь эти заросли - и запутываешься ещё сильнее (мало что мало с чем стыкуется как в первой, так и во второй главе).
Чем больше ты понимаешь, тем ярче осознаешь, насколько мало ты понимаешь).
То тебя сбрасывают в пучину, в которой одна теорема мрачнее другой. Периодически обещая выход, но тем страшнее окунаться ещё глубже.
То вдруг говорят: смотри, хэппи-энд. Хотя, если честно, не хэппи и не энд, но давай лучше о Боге вспомним.

... Я сейчас делаю вид, будто "Этику" можно прочитать как художественное произведение. Нет, конечно. Я хочу сказать только, что любовь не возникает из довольства и потухших взглядов. Что она битва, не имеющая ни начала, ни конца. Она процесс, состоящий и в максимальном усложнении, и в нырянии в бездны без конца и края, и в выплывании из этих бездн. И можно добиваться всё более и более ясного видения (более адекватного познания), можно идти к мужеству, великодушию, блаженству - это вычистит любовь, сделает её острее - однако искра никуда не денется (равно как сложности, бездны и бури), и пламя будет становиться всё ровнее и мощнее, а шлюпка - твёрже и непоколебимее. И, может быть, когда-нибудь станет прекрасной.

Мне казалось, этот текст об этом, также и потому, что, куда бы он ни погружал, он всё-таки честен и светел.
Он швыряет тебя всерьёз, а при этом всегда остаётся рядом. Как этакий маяк.
И потому что любовь - это не то, о чём можно рассуждать напрямую. (Попробовать можно, но она, скорей всего, ускользнет, как только начнешь пробовать).

... Я знаю, что это всё ничего не доказывает, что это весьма неумелая попытка ухватить и выразить то, что ухватить и выразить сложно, что ни о какой строгости мысли тут речи не идёт.
Буду думать.
Возможно, в процессе размышлений я обнаружу, что сильно заблуждаюсь насчет этого текста, что приписываю ему что-то, что он априори в себе не содержит. Как знать.
Но покамест я этого не обнаружила, я продолжаю утверждать, что "Этика" Спинозы про любовь.

Доброй вам ночи) Точнее, уже даже утра)

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, кружок по плетению мыслей, чужими словами

04:29 

Следуй за белым кроликом (с).
За чтением Спинозы очень, оказывается, соскучиваешься по Платону)
Очень легко идёт "Менон" после этого всего.
И, главное, светло от него)
"А вот за то, что мы, когда стремимся искать неведомое нам, становимся лучше и мужественее и деятельнее тех, кто полагает, будто неизвестное нельзя найти и незачем искать, - за это я готов воевать, насколько это в моих силах, и словом, и делом" (с).

Не то чтобы Спиноза не светлый. Он очень добрый, искренний, ищущий.
Но, как мне представляется, он сам себя загоняет в ловушку, из которой заведомо нет видимого для него выхода.
*Это сейчас предельно субъективно и от человека, который пока не читал последнюю главу*.
Ммм... таки не будем забегать вперёд))

3 глава читается намного проще первых двух, но она про аффекты и их классификацию (очень подробную и чёткую).
Аффекты ты шустренько у себя находишь и впадаешь в депрессию))
Ок, не впадаешь в депрессию - пишешь пару не самых весёлых постов, но тебе становится жутковато. Потому что, как многократно повторяет автор, аффект нельзя перестать испытывать, его нельзя контролировать. Единственное, что мы можем сделать, - познать его (про это единственное Спиноза молчит вплоть до двух последних теорем (а их порядка 60!), и ну как бы!..)
Что, мне кажется, важно: это самое понимание достигается не самоконтролем, но осознанной работой над собой.
Т.е. можно делать вид, что ты в состоянии что-то контролировать; можно поместить себя в футляр и вообще ничего не чувствовать; но речь всё-таки о другом. Она о перестройке себя посредством любви. Не о том, что я запрещаю чувствовать себе то, то и то, но о том, что всё позволено, коль скоро разумно (и разум здесь - высшее проявление любви).
Цитаты.

И вот 4 глава должна бы быть светлее (наверное; по логике). Но нет))
Наш преподаватель называет её "сошествием во ад", и я с ним в этом солидарна.
С первых же фраз Спиноза отрицает существование объективного добра и зла. Это очень мне не близко, но дело личное.
Но из этого личного дела вытекает неличный пессимизм. Бессмысленно всё как-то ибо) И ибо даже людей разумных, которые не раз и не два возникают в главе в качестве некоего идеала, в действительности не существует.
Много цитат.

Вот. А вообще Спиноза хороший. И очень незаурядный. И про любовь) *И, надеюсь, в 5 главе позволит хоть немного выдохнуть)*
Но за свежим воздухом всё-таки к Платону)

@темы: чужими словами, кружок по плетению мыслей, книжный червь, в зеркале моих восприятий

01:56 

Следуй за белым кроликом (с).
После Достоевского перечитывать "Повесть о Ходже Насреддине" неловко)
Содержания я там никакого не нахожу, кроме очевидного.
Тем не менее, первая часть уютная.
И сам по себе персонаж интересный) Очень правильно поданный, как мне кажется.
Здорово, что эти штуки проговариваются. Они тут на своём месте.

... А вот вторая часть лучше бы не была написана.
Может быть, это только первые три главы такие (но дальше я читать не буду, хватит)
Но они просто_глупые.
Не по содержанию, в целом.
*Я бы очень хотела, чтобы это было не так, правда*.

И, однако, во второй части эпиграф из Саади:
"Много странствовал я в разных краях земли: я побывал в гостях у многих народов и срывал по колоску с каждой нивы, ибо лучше ходить босиком, чем в тесной обуви, лучше терпеть все невзгоды пути, чем сидеть дома..." (с)

Саади удивительный. На протяжении 20-30 лет он странствовал пешком. Исследователи отмечают, что он прошёл "Малую Азию, Северную Азию, Эфиопию, Египет, Сирию, Палестину, Аравеш" (с), бывал в Индии, в Иране, несколько раз совершал паломничество в Мекку.
(Раз попал в плен, раз участвовал в крестовом походе, периодически выполнял функцию телохранителя).
Зарабатывал на жизнь он чтением проповедей.
По окончании же странствий написал две свои знаменитые поэмы, одна из которых почти целиком - литературно обработанные случаи из жизни.
... Пешком. И, судя по всему, чётко зная, зачем он это делает.

Ещё один удивительный человек Адам Олеарий.
Вот он, видимо, не знал, зачем делает то, что делает (ну, Персия для него была идеалом, например, но это не вполне то).
И тем не менее, просто представьте себе: в середине 17 века он из Лейпцига соглашается ехать сначала в Московию (помогать в переговорах), а после и в Персию (это была авантюра в чистом виде, для европейца тем паче, она и подавалась как авантюра). И мало того что сам соглашается - подбивает на это нескольких друзей.
Они едут от - примерно Архангельска - на юг.
Несколько раз их корабль терпит крушение, как-то на них нападает войско Великого Могола, тяжёлые болезни, задержки в пути, да чего только ни случается!
А Олеарий упорно продолжает делать подробные записи и зарисовки.
В сумме посольство занимает почти 7 лет.

И вот он пишет (очень резко, да, однако какой мощный дух): "Природе смелого духа противно, когда он, наподобие улитки (что приличествует одному только женскому полу да старухам), принуждается к домоседству. <...> Встречаешь дары и чудеса Господни всё более великолепные, переходя от места к месту. Поэтому те люди поступают, по рассуждению моему, достойно и похвально, кто с удовольствием совершает путешествия и дальние поездки, и, пускаясь в них, не страшится ни затрат, ни трудов, ни опасностей" (с).
По-моему, прекрасно)

@темы: чужими словами, прекрасное, книжный червь, в зеркале моих восприятий

05:31 

Следуй за белым кроликом (с).
В какой-то момент я доперечитала "Бесов". И... хорошо, что так.
Потому что они очень отличаются от "Братьев Карамазовых".
Если БК можно читать по 3-5 страниц, то "Бесов" нет.
И дело не в том, что текст не позволяет. С ума, пожалуй, сойдёшь (не метафора).
Почему сойдёшь? Потому что и без них сходишь. Потому что в "Бесах", что логично, куча бесов. Явленных в разных обликах.
И ни одного неодержимого при этом.
И ни одного глубоко чувствующего.
(Ммм, можно приводить Степана Трофимовича, Лизу, Шатова или даже Ставрогина, но лучше не стоит. Потому что ни в одном из них опоры нет. Стержня. Так и о чём в таком случае речь?..)

... Оно не мрачно поэтому.
Зато схвачено гениально.
Зато цитировать практически нечего) Не про цитаты текст.

Однако цитаты.

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, чужими словами

03:34 

Следуй за белым кроликом (с).
Я доперечитала "Братьев Карамазовых", и это радует)
Честно говоря, в какой-то момент чтения части про суд я подумала было: может быть, мне показалось? Может быть, самое больное уже позади?
Как бы не так.
*Самое страшное случается после суда, но это субъективное в скобках*.
Суд ужасает своей механистичностью.
Т.е. есть, например, прокурор - который, вроде, и искренний, а вроде, дальше своей колокольни не видит (и, ну, не хочет увидеть).
Есть и адвокат, колокольня которого много выше прокурорской, но с этой самой колокольни ему плевать на подсудимого.
Есть состязание в риторике между прокурором и адвокатом (которое целиком и полностью про карьеру и положение в свете).
И, собственно, всё. И от этого всё жутко.
Боль-ные цитаты с боль-ными же комментариями.

Вот. Вообще я сейчас смещаю акценты, конечно. Делаю вид, что имеют место оценочные суждения, например. А они не имеют места)
... Невероятнейшее произведение.

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, чужими словами

02:45 

Путано.

Следуй за белым кроликом (с).
Я много раз об этом говорила. Скажу ещё один)
"Братьев Карамазовых" очень тяжело (= медленно) перечитывать из-за боли. Из-за того, что ты боль каждого героя делаешь своей (ты проживаешь её, тем самым осознаёшь и превращаешь в личный опыт).
Переусердствуешь - вляпаешься в депрессию (ибо там бездны; и из одной ты ещё в состоянии себя выскрести, а из двух вряд ли).
Начнёшь халтурить - встанет вопрос: зачем, собственно, перечитываешь?..

Параллельно с этим ты вдумываешься в то, что читаешь.
Но не в духе: "О, какая интересная мысль!" - а, скорее: "Как он, однако, тонко это выразил (запечатлел, во-плотил). Какое красивое обрамление. Как точно и на месте".
Читаешь ведь не из сюжета. И не из того, что есть некие персонажи, которым ты в меру сил сопереживаешь.
Читаешь из себя. Из того, что ты постоянно с этим сталкиваешься и ведёшь себя зачастую точно так же (как каждый из героев, нравится он тебе или нет). Прямо-таки буквально.
Но не на физическом уровне (иначе бы ты давно сидел за убийство :nope:), и не на эмоциональном даже (хотя вживаешься во всё это прямиком из оного), а в сфере действия собственного "я". Будь она душевная или мысленная.
... Стараешься переосмыслить, соответственно.
*Благо, как я уже отмечала, есть пугающе крепкая связь между читаемым мной фрагментом и тем, что происходит (со мной же) в реальности. На данный момент я добралась до самой страшной для меня книги (12-й, про судебную ошибку) и прямо-таки предвкушаю...)))*

Да. Поэтому я люблю, когда хотя бы_мимо_проходит Алёша. Градус безумия снижается, появляется свет в конце тоннеля, и просто он славный)
Из особенно болезненного.

Но. Я тут планировала восхищаться тем, как Достоевский показал чёрта.
Это же ж шедеврально.
Много цитат.

@темы: чужими словами, книжный червь, в зеркале моих восприятий

01:38 

Следуй за белым кроликом (с).
Простите. У меня иногда заканчиваются слова, чтобы комментировать какие бы то ни было явления)
Так что просто цитата из Лейбница)
"А вследствие такой связи, или приспособленности (accommodement), всех сотворенных вещей к каждой из них и каждой ко всем прочим любая простая субстанция имеет отношения, которыми выражаются все прочие субстанции, и, следовательно, монада является постоянным живым зеркалом универсума" (с).

А вообще "Монадология" очень-очень трогательная. От неё остаётся послевкусие, которое никак, кроме словом "волшебное", я обозначить не могу. Правда-правда)
Видение у Лейбница необычное очень.
Т.е., если смотреть рационально, можно, конечно, начать критиковать. Мол, тут и Платон, тут и Спиноза, тут и Августин - и что, собственно, нового?
А новое - всё) Новая точка сборки, изложение как иллюстрация высшей красоты и любви.
Читаешь - и, с одной стороны, перед тобой такой серьёзный философский трактат, в который надо вдумываться, в котором каждое слово неслучайно и на своём месте, а с другой, очаровательная и предельно светлая картина, написанная искренне, по-доброму...
Картина про спиральки, они же для меня - олицетворение гармонии и прекрасного.
Ну и чисто мировоззренчески немало соприкосновений)

Цитаты.)

@темы: чужими словами, книжный червь, в зеркале моих восприятий, а - так

01:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Перечитывая "Братьев Карамазовых", я особенно восхищаюсь тем, как - уже вырос - Алёша.
Т.е. вести себя правильнее, чем он, кажется, невозможно.
Он невероятно глубоко переживает всё то, что происходит вокруг; при этом чувства его не оказывают (заметного) влияния на мысли (и - частью - на действия).
Алёша мыслями живёт в духовном, он не-по-ко-ле-бим.
И это невероятно сильно.
Цитаты. Но я не уверена, что будет понятно без контекста.

***
А мне очень тяжело (физически в том числе) переносить, когда кто бы то ни было настроен на критику. Неважно, что (кто) критикуется. Может быть, даже ничто и никто (на словах; мысли-то всё равно слышно). Но рвётся - и во мне, и в окружающих, и - это больнее всего - в том, кто критикует.
Непонятно, чем тут ему помочь.
Кроме любви.
А ей попробуй научись...

Зато. Приезжала Наташа из Тулы и показывала крошечного петербургского ангела!..
Я его никогда раньше не видела, а он между тем очень милый и трогательный)



В дацане, между тем, по-прежнему довольно трудно находиться.
Те, кто приходят туда со мной, ругаются, мол, ничего не чувствуют.
Мне не близка такая позиция, потому что куда-куда, а в дацан ты приносишь что-то внутри себя и чувствуешь глубоко и ярко.
Другое дело, что никуда не деть ощущения суетливости (которого не возникает в элистинском хуруле) и придавленности к земле.
Может быть, это связано с бахилами, которые надеваешь, вместо того чтобы разуться, может быть, с количеством посетителей, может, с силой веры прихожан.
... Однако минут за 15 до закрытия дацан преображается. Он отрывается от земли, несмотря ни на что, и ты вместе с ним.
А по ночам и вовсе парит где-то в небесах)

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, книжный червь, в объективе, в зеркале моих восприятий, чужими словами

01:29 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда мне в 10-м классе нужно было перечитывать "Братьев Карамазовых", я, несмотря на всю свою любовь к Достоевскому, перечитала всё, кроме описания судебно-следственной тяжбы.
Я не_мог_ла заставить себя столкнуться с этим ещё раз, потому что мне было очень больно.
Тогда мне казалось, что - от вопиющей несправедливости. Сейчас - от ужаса, от несоответствия сторон друг другу.

... Платон в "Государстве" пишет: "- Искуснейшими врачами стали бы те, кто начиная с малолетства кроме изучения своей науки имел бы дело по возможности с большим числом совсем безнадёжных больных, да и сам перенёс бы всякие болезни и от природы был бы не слишком здоровым. Ведь лечат, по-моему, не телом тело - иначе было бы недопустимо плохое телесное состояние самого врача, - нет, лечат тело душой, а ею невозможно хорошо лечить, если она у врача плохая или стала такой.
- Это верно.
- А судья, друг мой, душой правит над душами. Нельзя, чтобы она у него с юных лет воспитывалась среди порочных душ, общалась с ними, прошла бы через всяческие несправедливости и сама поступала так, - и всё это только для того, чтобы по собственному опыту заключать о чужих поступках, как о чужих болезнях заключают по своим. Напротив, душа должна смолоду стать невинной и не причастной к дурным нравам, если ей предстоит безупречно и здраво вершить правосудие" (с).

И вот "Государство" (если его понимать буквально) считается утопией, но беда случается, когда глубины чувств в подсудимом оказывается в разы больше, чем в тех, кто его судит. Дело не в несправедливости (у Достоевского как раз всё предельно справедливо, на мой взгляд), дело в том, что одни люди считают себя вправе судить других людей, и в том, что в основе всего происходящего на судебной арене мысль: "Он виновен. Это очевидно и просто нужно обосновать".

... Ужас тут в том, что никого не волнует, что произошло на самом деле (а судят при этом из "на самом деле" ). Потому что из сочетания темперамента человека с его поведением, словами и прочим следует, что убийца - Дмитрий Карамазов. И как бы он искренне ни рассказывал о том, что случилось, в это не поверят, потому что а) предпосылка б) ну не умеют они так глубоко и искренне чувствовать. Не потому что с ними что-то не так - но потому что опыта соответствующего нет. Потому что ими правит их же рассудок, а не они сами - но они не в силах этого заметить на данный момент.

*Я не к тому, что Митя должен был быть оправдан (напротив, здорово, что его осудили, правда-правда). Но сама по себе (в данном случае, судебная) система абсурдна и бесчеловечна. Не-ра-зум-на. И от этого больно*.

И так сейчас повсеместно.
(Если принимать тот факт, что суды как внешняя организация давно переместились в головы каждого из нас.
И мы судим всех, кого не лень, включая себя).
И это страшно.
... Очень больно, когда тебя обвиняют в том, чего ты не совершал.
Но ещё больнее самому осмеливаться обвинять кого бы то ни было в чём бы то ни было и не осознавать этого.
Поэтому большое-большое счастье - иметь возможность не только ошибаться на каждом шагу, но и потихоньку прочищать своё внутри, надеясь, что рано или поздно, так или иначе оно станет - пусть на каплю, но - чище.
Цитаты, которые, может быть, что-то прояснят в сказанном.

@темы: чужими словами, тяпкой в душу, книжный червь, в зеркале моих восприятий

05:27 

К. Антарова, "Две жизни", книга 3, часть 2.

Следуй за белым кроликом (с).
Эта часть непохожа на все предыдущие.
В ней много граней, ответов на вопросы, возникавшие ранее, насыщенности.
Но её очень трудно читать из-за возникающего и стремительно растущего дисбаланса внутри тебя.

Возникает он вот по какой причине: довольно много внимания здесь уделяется вопросу совершенствования очень духовно развитых личностей. Требуются от них зачастую до определённой степени понятные и разумные вещи.
И с одной стороны, ты не можешь так же, как они, по определению, а с другой, постоянно подсознательно за это себя укоряешь. Не за то, что не можешь, как они, а за то, что, вроде как, разгильдяйствуешь, не работаешь в полную силу, да что там: вообще ничего не делаешь.

... Я не знаю, за счёт чего достигается такой эффект.
Когда у Штайнера доходишь до мест, которые к тебе сейчас отношения не имеют, то просто радостно про них читаешь. Как про что-то реально существующее, но пока недостижимое.
Антарова рассказывает про что-то очень близкое к штайнеровской концепции, только внезапно (в этой 2-й части 3-й книги) подробнее - а ты едва себя не теряешь.
Может быть, дело в том, что в данной части постоянно меняются слушатели - и ты запутываешься, не знаешь, что с этим делать :), может быть, дело в концентрированности, в обилии информации, которую необходимо осмыслять и претворять либо не претворять в жизнь (а ты попробуй претвори; малейшая деталь - это дни, месяцы, годы работы, а тут этих деталей...) но факт остаётся фактом.

Есть зато и обратная сторона: не к чему придираться))
Ну т.е. тебе действительно очень нравится всё то, что говорится (делается), вне зависимости от того, соотносится ли это с твоим личным мировидением (ты не замечаешь ни недосказанностей, ни противоречий внутри концепции, впервые за 4 тома), и это здорово.
(Т.е. с чем-то ты по-прежнему априори не согласен - но в этом несогласии больше нет ни остроты, ни даже конфликта, потому что всё, на чём ты спотыкался и разводил руки раньше, прояснили; остальное - вопросы отдельно взятой системы).

А ещё конкретно эта часть неоднократно меня выручала.
Где бы я ни находилась, что бы со мной ни было, прочитывая очередной фрагмент, я радовалась, улыбалась и знала, что и как мне сейчас нужно делать.

... В этой книге очень, очень красивая картина, на самом деле.
И в какой-то момент, читая, ты замираешь: внутри тебя рождается новое понимание, ничему, ранее изученному, не противоречащее и даже в чём-то торжественное.
И герои невероятнейшие, и места, и события.
И как-то... ты бы ещё с удовольствием почитал, а оно почти закончилось)

Очень много цитат.

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, чужими словами

01:46 

Следуй за белым кроликом (с).
Между формулами "я могу всё" и "я могу не всё" я снова не вижу противоречия.
"Я могу не всё", только когда "могу всё", не раньше.
Если я не просто абстрактно это признаю, а действительно_могу, без исключений, на всех (или даже хотя бы на одном, но уж на совесть) уровнях, тогда в какой-то момент возникает то, что принято называть идеей бога.

Но бог здесь не тот, кто защитит и поможет (защитит и поможет - это откровенно про я не могу всё и никогда не мог), не тот, кто погладит по головке и покажет чудо, а тот, кто, загнав к краю бездны и уверившись в том, что я всё ещё всё могу (если я вдруг могу не всё, я уже в бездне), поможет мне в неё не упасть.

... Его помощь я не факт, что замечу (признаю факт её наличия): выбирался-то с этого края я сам. Да ещё и наверняка с очень-очень большим напряжением, поминутно рискуя жизнью.
Но это что ли мои проблемы, мой выбор: видеть или не видеть, что должно было убить (и я сам не в силах был это остановить, при всём своём "могу всё" ) - а снова не убило.

Путано изъясняюсь. Чтобы стало ещё путанее :), приведу цитаты из "Братьев Карамазовых".
Там в "Великом инквизиторе" про смежное (про веру и то, что ей не является, - если сильно упрощать), но так мощно, тонко и красиво, что почти до слёз.
(Тот случай, когда перечитываешь в нный раз = читаешь в первый. Гениальная вещь).
Много цитат.

@темы: чужими словами, кружок по плетению мыслей, книжный червь, в зеркале моих восприятий

22:19 

Следуй за белым кроликом (с).
Самые грустные сны для меня сейчас - те, в которых кому-то плохо. Особенно если эти кто-то близкие мне люди.
... Ты смотришь потом ещё несколько снов подряд (потому что как в этом проснуться?..), ты стараешься не унывать - но догадываешься (чувствуешь?), что и в реальности человеку зачастую как-то так.
И это тяжело. Это про то, что ты с удовольствием бы понабрал себе чужой боли, если бы так было можно.
Но, но, но.

В какой-то момент после мне снился сон, в котором я пишу стихотворение. Длинное, про кого-то рыжего, в "Палевую розу")
Во сне забавно что бы то ни было писать. Это почти как мысленно рисовать, только рисунок ты потом повторить не можешь (руки из странного места растут)), а стихотворение сотворить - да.
Оно, конечно, будет другое и о другом (и хочется верить, что писать ты его будешь не так долго, как во сне, хотя, наверное, ещё дольше в итоге))) - но классно)

И да. Второй раз за последнее время пишу стихотворение во сне - второй раз в непосредственной близости оказывается Кайлиана)
На этот раз публикует его где-то, пользуясь самопишущем пером (ну т.е. газета выходит по мере того, как перо записывает в него стихи, допустим; этакая онлайн-трансляция в печатном формате), а я пытаюсь ей объяснить, что стихотворение ещё не дописано (хоть ей и кажется, что да)! И что дописываю я его вот_прям_щаз! :lol:

Про эзотерику.

У меня сломаны ноут и шкаф, зато йота решила научиться работать на нетбуке (два года он её в упор не видел :)), и плееру надоело лежать без дела (не прошло и трёх недель - а он включился так же внезапно, как и выключился)! Чудеса!)

@темы: сонная лощина, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, распорядок жизни в коммуналке, книжный червь

05:21 

Следуй за белым кроликом (с).
Два дня в Петергофе всё текло, а теперь ветер завывает в окно (и делает свет мигать).
Сильный ветер ночью - то, что меняет картинку, словно бы разбирает старый паззл (вероятно, тот, про Звёздные войны, что недавно вечером собирали в Щелкунчике девушки), припрятывая детальки в различных местах.
"Задача" окружающего пространства за короткий промежуток времени (между предчувствием утра и собственно утром) придумать, что со всем этим делать, и, собственно, осуществить задуманное.
... Ты никогда не знаешь, с чем столкнешься наутро. Но что-то определённо изменится (или продолжит изменяться, коль скоро так решит).

Рыбаки между тем не уходят с прорубей. И это формирует определённую уверенность, устойчивость.
Пруды уже больше вода, чем лёд. А они сидят себе - мирные, спокойные - и, кажется, ничего не боятся.
*Сказал человек, который несколько километров прошёл по такому же Финскому. И Смиллу когда-то прочитал. Гкхм!*

***
Ну и т.к. "Гарри Поттера и методы рационального мышления" я дочитаю хорошо, если в следующей жизни (тот случай, когда ты мыслишь настолько по-другому, что на прочтение каждой главы уходит чуть не час, а ты, ну, всё равно и трети не понимаешь; я знаю людей, которые и схватывают сразу, и очень любят этот, скажем так, фанфик, и говорят, что узнают себя в детском возрасте - и, блин, это круто, но нет, ты не готов тратить своё время настолько нерационально, хотя иногда почему не погрызть), а вещь, между тем, мощная (я называю её учебником по высшей математике, написанным в условно_художественной форме), цитаты что ли)

Много цитат.

@темы: чужими словами, мир на сетчатке глаза, книжный червь, в зеркале моих восприятий

Упражнения в прекрасном.

главная