Записи с темой: воспоминательное (список заголовков)
23:31 

Следуй за белым кроликом (с).
Что сказать?.. Тяжело от неприятия, оттого что - оформленные и неоформленные в слова - кругом летают мысли осуждающего характера. Семью, детей, ходить в горы, вернуться домой - лишь малая толика тех ожиданий, которые окружающие - вольно ли, невольно ли - на тебя набрасывают.
"То, что ты делаешь, ошибочно", - пытаются сказать мне со всех сторон. - "С тобой что-то не так".

Конечно, не так. Со мной очень многое не так.
Однако... мне представляется, будто мы находимся в магазине и выбираем платье.
Можно взять зелёное, можно - бежевое, можно - красное. Каждый очень хорошо знает, что тебе подходит, и я не скажу, что он не прав, но ты стоишь в сторонке и не понимаешь, из-за чего спор весь этот. Очевидно же, что платье тебе вовсе не нужно...

Не получится выбрать платье, которое тебе не подходит.
Но и не выбрать то, что висит тут для тебя, тоже.
Можно бесконечно останавливать, не соглашаться, спорить, можно пытаться давить на жалость и на совесть, высмеивать, оскорблять. Так много вариантов, оказывается! И, однако... всё это ровным счётом ничего не меняет. Потому что решаешь не ты, не дядя Вася и не случай. И это удивительно и непререкаемо.

В какой-то момент меня спрашивали, что, почему да как.
Пусть тут повисит мой ответ.
На самом деле, нет. Или так: всё уже радикально поменялось (процесс запущен, и его не остановить).
А потому что, на самом деле, неважно, рядом с каким. Раньше я думала, что это принципиально, но сейчас, наблюдая за тем, как каждый день что-то во мне меняется, просто потому что я прихожу туда работать, я перестаю что-либо знать в этой связи) В этом монастыре живёт очень дорогой мне человек, изначально мне радостно помогать (или мешать, не знаю)) ему, а сейчас... не скажу привыкла, но просто тепло отношусь к самому месту (и к людям, имеющим к нему непосредственное отношение). Оно для меня больше, чем дом.
Дети? Нет, не замучили) Слушай, вот честно: не знаю. Это какой-то внутренний процесс, который сложно обернуть в слова. Как будто был у тебя разобранный паззл и вдруг сложился. Может быть, так будет понятнее. Мне, например, очень грустно оттого, что я не могу пока (или вообще) поехать в горы. Во-первых, потому что я люблю природу, особенно тамошнюю; во-вторых, потому что походы для меня - школа жизни. Там постоянно этой самой жизнью рискуешь и за счет этого растешь. Поэтому по возвращении долгое время не можешь понять, что ты тут делаешь, зачем и т.п. (В горах нет ничего случайного; там малейшее действие имеет огромное значение; ну и нет воздушных подушек тоже). Это я к чему) Мне грустно, но околомонастырская жизнь, на данный момент, для меня богаче горной. Тут пока значительно реже чем бы то ни было рискуешь, однако виден корень. Горы - это всё-таки листва) Там всё здорово, но возвращаешься из похода и не знаешь, куда себя деть. (Ты словно бы расщеплён: там как будто настоящий, а здесь потерянный). Тут - корень, потому что ясно видно, куда; и это самое куда распространяется на все сферы. Исчезают белые пятна, вопросы в духе "чем заняться?" и "зачем чем-то заниматься?". Всегда есть чем, и оно важно (не потому что кто-то так говорит, но потому что для тебя это так на каком-то глубинном уровне). Не знаю, объяснила ли, но как-то так)


@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

14:20 

Следуй за белым кроликом (с).
Наверное, одно из самых важных пониманий в околомонастырской жизни состоит в том, что никто тут тебе не враг.
Когда регулярно причащаешься, ходишь на службы, в меру сил своих помогаешь убираться в храме, ряд вещей стараешься делать постоянно, изменения внутри тебя стремительны и болезненны. Дело не столько в том, что ты к чему-то привык - чем больше ты стараешься что-то в себе исправить, тем сильнее поток из слёз; тех, которые про то, что тебе стыдно и невыносимо смотреть на происходящее. Ведь то, что грехи различаются между собой по степени, по масштабу, - величайшая из иллюзий. Для тебя они располагаются так, как располагаются, потому что более насущное заслоняет аки скалой более давнее. Кажется, стронешь этот камень - и всё будет хорошо.
Но не будет) Именно потому что за ним множество других камней, и камни эти не становятся водой, но заполняют собой всю душу; и ты можешь убрать любой из них только тогда, когда осознаешь всем собой, насколько он... ни в чем не уступает тому булыжнику. Пусть тот был для тебя больше - этот зато ближе к корню, и вреда от него столько же (тем больше, чем меньше ты понимаешь, сколько же от него вреда).

В этой ситуации действительно важно осознавать, что никто не враг.
Покуда ты этого не понимаешь, любая оплошность (коих полно, когда ты работаешь в монастыре) воспринимается подчеркнуто болезненно.
Почва уходит из-под ног, всё из рук валится, просто потому что ты в который раз сделал всё не так.
Осознание того, что ты всегда делаешь всё не так, спасает до первого "серьёзного" промаха - и тогда...

... Мне всё чаще приходится сталкиваться на грани сна и яви с сущностями, не желающими мне добра.
С теми же, что не дают мне свободно перемещаться по улицам, только ещё более ожесточёнными.
Обычно столкновение происходит следующим образом: ты внезапно просыпаешься от какого-то сна, как вдруг в самый момент пробуждения (когда ты ещё не то чтобы проснулся) случается какая-нибудь неприятность. Смех ли женский сатанинского характера слышишь, душить ли тебя начинают, распаляют ли. Не всегда понятно, проснешься ли наутро или уже нет: как-то раз у меня так горло вдруг занемело, ни слова произнести было невозможно; хорошо, молитвы можно и про себя читать...
Где бы я сейчас была, если бы не знала достоверно, что меня защищают?..
Если бы не чувствовала этой непререкаемой поддержки, существующей, в общем-то, между всеми, но особенно явственно исходящей из монастыря?

В какой-то момент мне было нужно срочно уехать в Москву. Там мне есть куда пойти, там даже гулять можно (!) по центру - такая мощь исходит от многочисленных тамошних монастырей и церквей. И, однако, где бы ты ни находился, что бы ни делал, тебе поют из Иоанновского, тебя зовут. Почему? Да кто знает...
Вроде, уезжаешь-то на три дня, вроде, мягко говоря, есть тебе чем заняться, а не то чтобы скучаешь - ощущаешь, что ждут. Не тем ожиданием, что привязывает, но тем, что крылья даёт. Почему так? Кажется, от тебя одни неприятности во все стороны, кажется, греха в тебе сверх меры, и именно в этот монастырь он изливается особо мощным потоком - а зовут, поют, радуются, когда приходишь, руку протягивают. Как это может быть?.. И как это живительно и важно.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

03:53 

Следуй за белым кроликом (с).
Всё начиналось с того, что я больше не могла так жить.
Реальность оказывалась то слишком пустой, то слишком реальной; внутри, кажется, уже не было ничего, кроме боли.
Тогда, мрачным питерским декабрём читая Беннета, я наткнулась на практику повторения определенного рода текстов. Варианта было три, но мне на тот момент подходила только Нагорная проповедь. Совершенно не зная, зачем я это делаю (придумывая фантастические предлоги в духе "Ну, хоть с памятью, может, лучше станет" ), я начала биться над тем, чтобы выучить её наизусть. Это было непросто, но, как я писала однажды, это занятие перевернуло мою жизнь.
Я и представить себе не могла, что текст может быть настолько многогранным и глубоким; что всякий раз, повторяя его, ты как бы начинаешь заново; что неминуемо внутренне меняешься в процессе повторения.
И тем более я не ожидала, что мне станет стыдно. На тебя изливаются потоки света, а ты стоишь и пока ещё очень смутно осознаёшь, насколько ты груб и неотёсан.
Это ощущение не приходит во время чтения Евангелия ли в целом (точнее, приходит отчасти; но мне для этого нужно читать одну главу с несколькими разными комментариями, т.е. опять же остановиться), Нагорной ли проповеди в частности. Но когда ты учишь текст, который не учится; когда пытаешься "охватить сознанием" хотя бы две строчки, чтобы связать их с предыдущими и, тем самым, запомнить, тогда волей-неволей вчитываешься в них "с корнем", так глубоко, насколько пока можешь - а оно свет тебе приносит. Оно не судит - но ты сам себя осуждаешь... И начинаешь пытаться стать лучше.

Много-много позже Нагорная проповедь уступила в моей жизни место Иисусовой молитве.
Первая ни к чему не обязывала (условно говоря), вторая уже да.
Может быть, потому что ко второй я пришла в период жесткого отчаяния.
Такого отчаяния, когда уже не выбирают, не говорят: "Мне не подходит то-то и то-то..."; но начинают делать хоть что-нибудь со всем тем рвением, которое тратилось прежде на негативные эмоции.
... Как ты можешь повернуть вспять, если хотя бы раз видел, насколько всё плохо?..
Что ты можешь делать, как прежде, понимая, что как прежде для тебя больше не существует?
Не потому что ты хотел бы, чтобы что-то поменялось (это, скорее, интонация Нагорной проповеди); не потому что "не существует" - значит, "нет" (формально ты можешь как прежде; вновь тебя никто ни к чему не обязывает), но потому что ты смотришь под другим углом, нежели до этого. Потому что ты не можешь позволять себе познавать что бы то ни было, зная, что ты вредишь своим познанием не только себе; зная, что то, что ты почитал за истинное, в твоём случае, однако же, пропитано злом.

Стремление научиться распознавать зло, но прежде вырвать его из себя с корнем, обуславливает то, что ты всё больше и больше погружаешься в сферу, в которую не планировал погружаться.
Погружение это болезненное по ряду причин; более того, ты не знаешь, в каком месте (и каким) вынырнешь на поверхность и вынырнешь ли в принципе.
Но пути назад нет, именно потому что позади для тебя ничего нет.
При всём своём желании ты больше не можешь видеть так, как видел прежде; ты не можешь просто взять и забыть.

Впереди неизвестность. Не тебе определять, какой ей быть.
Впереди много работы, которую за работу не привык считать (и вряд ли будешь).
Однако, пока идётся, покуда видишь, куда и зачем тебе идти; пока даже в горах не жил полнее, нужно двигаться дальше.
И даже без покуда: суть ведь не в них, равно и не в тебе как в индивидуальности.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

02:35 

Следуй за белым кроликом (с).
С месяц, наверное, я почти не могу гулять - по городу ли, на природе ли.
Мне всё равно приходится перемещаться из точки А в точку Б, но 30 минут - это непререкаемый предел. Если он нарушается, ничего хорошего ждать не приходится, если не нарушается, зачастую тоже.
Если в отношении городских прогулок мне, в общем и целом, всё равно (потому что, когда обрубают руку, не принято страдать из-за пальца), в отношении природных пространств, конечно, нет. Но чем настойчивее я пытаюсь пойти против течения, тем сильнее я впоследствии жалею.

Почему так происходит?..
У меня есть предположения, но лучше я расскажу о том, как оно происходит.
Едешь ты в маршрутке в Петергоф - и не можешь душой не радоваться тому, насколько всё зелёное.
Ты ведь не видел, как оно зеленело, живя либо в монастыре, либо дома.
Ну, отметил разве.
А тут это буйство, эта мощь, красота!

Выходишь - восторженный, радостный - но, наученный горьким опытом, блокируешь различные "не те" мысли, которые, конечно, атакуют, как только ты делаешь шаг из машины.
И, вроде, в одном поддоне у тебя заблокированные помышления, в другом - чувства (которые ты так же охраняешь, ибо они ничем не лучше этих мыслей по сути своей), а вот в третьем... знаете, как иногда - редко-редко - бывает, когда кажется, будто кто-то из друзей о тебе вспоминает?
Не будешь ты верить этому чувству?..
... Правильно сделаешь, если не будешь.
Кто его тебе послал?.. Чем сдобрил?

Но ты-то веришь.
И коль скоро это друзья, полагаешь, что зла они тебе не желают.
Странноватое влияние оказывают, но, значит, так надо? Значит, ты просто чего-то не понимаешь?..

Безусловно, не понимаешь.
Проходит полчаса, тебя уже столько раз ударили под дых, а ты всё веришь, что никакого обмана, друзья же.
Да и думаешь что-то близкое тебе, приятное...

А потом вдруг открывается.
Кто-то открывает тебе природу того, с чем ты столкнулся.
А там такая жесть, такая злоба...
Коль скоро ты её уже видишь, она снимает свои льстивые маски, перестаёт выдавать себя за кого-то другого - ты сталкиваешься с этим ужасом лицом к лицу и не знаешь, что делать.
Она ведь уже внутри тебя :)
И ты, ты сам её туда запустил.

И как быть?..
Нет никаких рецептов.
Кто-то невидимый помогает подобрать молитвы, они внезапно срабатывают, слёзы, слёзы, много слёз...

... А это ведь всего полчаса "на свежем воздухе".
И ты злого (в повседневном понимании этого слова; не мыслил бы - не соблазнился бы) не мыслил, за "другом" шёл.
Избежать - нет, не мог. И сможешь ли когда-нибудь?..
Какие тут тебе горы.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное

22:26 

Следуй за белым кроликом (с).
- А сколько тебе лет?
- Шесть.
- А семь когда будет?
- Через год, в сентябре.
- Везёт тебе... А мне завтра (?) исполняется 7.
- Так день рождения же, здорово!
- Нет. Это значит, мне больше грешить нельзя, понимаешь?..

Качели, берег Черного моря, июль, день рождения скоро. Но не радует это меня совсем. В моей жизни очень большая проблема: грешить больше нельзя.

Самое страшное в том, что, если бы я сейчас посмотрела этой девочке глаза в глаза, она бы меня простила.
Не упрекнула бы ни словом, ни мыслью; не задала бы вопрос: "Во что ты превратила мою жизнь?"; просто бы улыбнулась и, может быть, предложила бы стать друзьями.
Она бы не сожалела - потому что интутитивно понимала бы, что так нельзя, ведь так мне станет ещё больнее.
Забрала бы себе мою боль и засмеялась, чтобы ни в коем случае не заплакать.
А потом мы гуляли бы где-нибудь на берегу моря и разговаривали о самых важных вещах.
И я бы попросила её научить меня любить и верить.
А она бы удивилась: "Но это же так просто!" - и, конечно, тут же бы научила.

Девочка, девочка, я сейчас и шагу не могу ступить без того, чтобы не попасть в сети очередного демона.
Каждое моё слово, мысль, чувство, движение нечисты по своему существу.
Всюду грех, которого ты так когда-то боялась.
А любви... как я могу любить кого бы то ни было, зная, что заражу его своей мерзостью?
Во снах она предстаёт в виде червей, оплетающих внутренности, а в реальности всё выглядит на порядок страшнее.
Представь себе её, например, в виде серых туч, опутывающих тебя со всех сторон.
Ты говоришь что-то кому-то - одна из тучек отделяется и прилепляется к собеседнику.
Думаешь о ком-то - и опять тучка пускается в путь.
Разве же так честно?.. Разве можно поступать так с теми, кого любишь?

Девочка задумалась бы на пару мгновений, потом бы улыбнулась загадочно и выпалила:
- А ко мне не прилепляется!
- Это потому что на тебе греха нет...
- Ага! А ты совсем-совсем не можешь сделать так, чтобы и на тебе его не было?
- Во мне его слишком много накопилось за эти годы.
- Тогда попробуй стать самым-самым счастливым человеком на свете! Когда разговариваешь, представляй это себе и ничего не бойся! Будь счастливым просто так, взаправду, ни секунды не сомневайся в том, что получится! Такое счастье не для кого-то, не для себя, не для мира - просто ода, вытекающая из сердца, тому, кто этот мир создал. Ведь разве же можно её не петь?.. Оглянись, посмотри вокруг себя, подумай: ты ведь мог бы и не жить здесь!..
Такую оду ничто не перебьёт. Никакая самая чёрная туча не встанет у неё на пути. Сколько бы мрака вокруг тебя ни витало, пока ты верен ей, пока поёшь - ни один человек, ни одно существо не получит от тебя вреда!..
Но если убоишься, будет, как представляешь, а может, и ещё хуже.
Так ты не бойся! Просто сделай решительный шаг и...

... Так права эта маленькая девочка.
Мы столько мудрим, думая, как же избавиться от гордости и стяжать смирение.
Столько уже, кажется, перечитали на эту тему, столько испробовали.
А ведь нет ничего проще этого!..
Тот же решительный шаг.

Почему же мы приходим к этим пониманиям столь трудными, извилистыми тропами?..
Почему ищем-ищем-ищем-находим-снова-теряем, а они просто знают и всё?
Чего такого они не могут, что можем мы?
И право: так ли важно это мочь?

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное

02:23 

Следуй за белым кроликом (с).
"Нет-нет, делай быстро, но при этом не спеши", - сказали мне в храме за работой.
Не знаю, почему мне так много дают.
Предложение помочь с уборкой в монастыре, который стал для тебя чем-то сокровенным, и так немыслимый по своей глубине подарок.
Но дело далеко не только во "внешней" стороне.

Причастие требует колоссальных внутренних перемен.
Ты почти не ешь, почти не спишь, днями напролет занимаясь тем, чем не занимался никогда в жизни.
И, однако, всё равно не успеваешь.
Внешнее действие, каким бы оно ни было важным, только прикрытие для того, что на огромной скорости проносится у тебя внутри, сжигая то, с чем жил многие годы.

Да, от тебя ничего не требуется; не твоей волей оно совершается (хотя и по твоей воле).
Однако каким-то образом тебе нужно успевать осознавать, что с этим всем теперь жить; что установки теперь другие, цели, смысл...
Другие в глубинной своей сути, не в каких-то конкретных проявлениях.
И значит, нужно и жизнь свою устроить сообразно им, каким бы абсурдным твоему рассудку ни казалось то или иное очередное начинание.

Ты успеваешь, если не сопротивляешься; но стоит возникнуть малейшему сожалению или - хуже - противлению, как твоё судно начинает заваливаться на один борт, возникает дисгармония, вполне себе физическая боль в сердце - тогда-то тебе и предлагают помочь.
Руку протягивают - просто так, безвозмездно.
"Быстрее, быстрее, но не спеши".
[Притом, что, по своим меркам, ты и так делаешь быстро; ещё быстрее, с твоей точки зрения, как раз и значит спешить; но именно эта точка зрения в корне и неверна, её и необходимо пересмотреть - но не как-то там в теории, а с тряпкой на практике, ибо там-то и сложнее всего это осуществить; там, где всё так просто, а на самом деле, целое искусство].
Откуда они знают?..

Как бы там ни было, что-то внутри выравнивается.
Судно перестаёт тонуть тогда, когда меньше всего этого ожидает.
На горизонте много работы, ещё больше проблем и опасностей; и всё-таки ты сражаешься не в одиночку (да, право, ты ли сражаешься? Разве бы ты мог хоть один шаг самостоятельно сделать?..) не только внутри себя, но и вот так, условно вовне.
И знать это, верить в это бесценно.

@темы: воспоминательное, в зеркале моих восприятий

02:13 

Следуй за белым кроликом (с).
Христианство для меня, в первую очередь, - это таинство Евхаристии.
Все остальные аспекты словно бы приготовление к оному.
Лестница, которая может состоять из разных ступеней, но ведет в конкретную точку.

Даже если бы я хотела рассказать о том, что происходит на этом таинстве, я бы не смогла.
Потому что для чуда в языке нет слов.
Язык неотделим от рассудочной сферы, чудо же не имеет к ней никакого отношения.
Оно не просто лежит вне её - оно живёт в противоположность нашей "реальной" жизни.

Часто мы чудом называем то, что нас поразило, изумило, порадовало.
Что-то обладающее однозначно положительной коннотацией.
Но живое чудо невозможно оценить.
Оно в равной мере вне сфер рассудка и чувств.
И, однако, оно настолько реально случается, что всё, что ты можешь, - быть сопричастным, насколько сопричастен вину сосуд, в который его наливают.

Чудо там, где не возникает вопроса, где ломается вся привычная логика, где ты ломаешься, чтобы быть воссозданным на другом основании.
На каком? Ты не знаешь.
Твоя воля захлопнулась с принятием решения.
Дальше от тебя уже (почти) ничего не зависит.

Ты понятия не имеешь, что из тебя вылепят.
Лучшее, что ты можешь, - не сопротивляться, не пытаться уцепиться за стены, что внутри тебя сжигают.
Тем самым ты только удлинишь процесс, который всё равно пройдёт неминуемо.
Тебе-то кажется, что он протекает во времени (а значит, теоретически его можно остановить на каком-то этапе), но времени-то нет :) Равно как и этапов.

По-своему, это всё очень страшно.
С тобой не произойдёт того, чего ты не в состоянии вытерпеть.
Но мысль о том, что ты больше не хозяин своей жизни (в сущности, ты и не был им никогда, но сила иллюзии нешуточна), может глубоко поразить, если в тебе мало смирения.

Или вот, например, был у тебя некий образ себя самого.
Нравился он тебе, нет ли - ты привык к оному.
И вдруг - ничего из того, что составляло этот образ, больше не существует. Не одномоментно, конечно, - но в силу того, что процесс запущен.
... Может быть, как-то так выглядит посмертие? Когда всё, казавшееся таким важным, отсекается, и хорошо, если хоть что-то остаётся.

Нечему, вроде бы, оставаться.
Чтобы что-то осталось, нужно, чтобы что-то было.
А чтобы что-то было, нужно "то не знаю что".
Оно как будто недостижимо, покуда ты пленник сферы индивидуального в грубых ли, тонких ли его проявлениях...
Но по совести если, есть ли вариант даже не попытаться вырваться за её пределы?

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, кружок по плетению мыслей

20:33 

Следуй за белым кроликом (с).
Был у меня друг, с которым мы много вместе всего прочитали, в том числе "Таэ эккейр!" Э. Раткевич.
Был - а потом мы перестали общаться; так случилось.
Я не хотела этого, но научиться уважать чужие решения - это всё, что я тогда могла и могу (?).

Мне, вроде бы, незачем перечитывать Раткевич.
Она описывает ту сферу, от которой я хотела бы держаться максимально далеко. Трогательно описывает, по-своему тонко.
Но сколько скорлупок ты на себя ни надень, в конце она всё-таки произнесёт вслух то, что ты так тщательно скрываешь.
Ответ на то самое: "А зачем?".
Ответ, который ты и так знаешь, но который ни за что бы не произнёс вслух, даже (?) если вслух - это просто себе самому.
И никуда тебе не улизнуть от этой честности.

– Понял теперь? – осведомился Лерметт. – Нет? Арьен, лэн найри-и-тале! – И почему только Лерметт произнес нетерпеливое повеление «подумай хорошенько» именно по-эльфийски? – То, что ты сейчас делаешь – ведь это тоже я!
Эннеари вскинул голову. Обрывок веревки выпал из задрожавших рук.
– Это тоже я, понимаешь? – настойчиво повторил Лерметт. – Ведь ты же от меня этому научился, верно?
Арьен надломленно кивнул.
– Всякий раз, когда тебе понадобится завязать посольский узел – это я рядом с тобой, даже если меня и нет, даже если я умер, все равно это я! И когда ноги себе ломать станешь – в том или ином смысле – когда примешь на себя боль, чтобы выбраться из ловушки, это тоже я! – Лерметт говорил с лихорадочной убежденностью, быстро и горячо. – И когда надумаешь себе смастерить, как собирался, воротник с припасом и пояс с секретом – это тоже я! И когда смиришь себя прежде, чем гневаться – тоже!
Эннеари пока еще не понимал… не совсем понимал – но лицо его осветилось жадной надеждой.
– Арьен, таэ эккейр – да как я могу умереть, пока ты жив, придурок! Куда я от тебя денусь, скажи на милость? Все, чему ты от меня научился, о чем спорил со мной, все, что мы друг другу сказали и еще скажем – ведь это я с тобой, пойми же. Уйти? Ха! Как бы не так. Мы не уходим от вас навеки – мы остаемся с вами навсегда.
Эннеари открыл было рот, но так и не смог ничего сказать. Губы его дрожали.
– Когда я умру, я просто останусь с тобой навсегда, только и всего, – тихо промолвил Лерметт. – И уже никуда не уйду. Ты всегда сможешь поговорить со мной – и тебе больше не придется меня искать или ждать. Я ведь буду рядом. А что ты моего ответа не услышишь – так всегда ли меня слышно теперь, пока я жив? Хотя… а кто сказал, что не услышишь? Я буду с тобой и в тебе, навсегда, насовсем… ты только прислушайся к самому себе повнимательней – разве я тебе не отвечу? (с)

@темы: воспоминательное, книжный червь, тяпкой в душу

23:23 

Следуй за белым кроликом (с).
Есть страх честный, про который можешь сказать себе или другому: "Я боюсь..."
Ты можешь как-то работать над этим страхом, можешь отодвинуть в дальний ящик - но ты знаешь, что он существует.
А есть страх нечестный, тот, про который ты говоришь: "Я не боюсь, просто не хочу".
Справедливости ради, в большинстве случаев, ты искренне веришь своим словам.
Тебе кажется - нет, ты уверен - в том, что всё так и обстоит в действительности.

А потом обстоятельства складываются таким образом, что или ты идёшь на свою первую исповедь, или ты идёшь на свою первую исповедь. И тут-то и обнаруживается удивительная вещь: тебе страшно; так страшно, как в горах не всегда бывает.
Но если в горах ты переступаешь через что-то вовне (конечно, не без поддержки из внутри, и тем не менее условно_внешний аспект присутствует), здесь тебе нужно сделать аналогичный шаг, но внутри себя самого.
Нужно переступить через гордость (которая, кажется, везде), рабом которой ты незаметно для себя же стал.
Именно когда меньше всего можешь, когда это совершенно непредставимо...
Когда ничто и никто тебя не заставляет, но или ты идёшь, или ты идёшь.

Перед исповедью принято поститься, т.е. в дополнение к тому, что ты и так не ешь мясо и рыбу, ты в течение недели не прикасаешься к яйцам, молоку и всему, что содержит эти продукты. В какие-то дни даже к растительному маслу.
Поначалу это трудно, но потом осознаешь, зачем так (почему именно так), что меняют такого рода правила - если ты выполняешь их не только внешне.
И становится правильно; настолько, что спустя несколько дней после поста едва-едва можешь прикоснуться к этим продуктам; хотя, казалось бы, многие годы не мог обходиться без сладкого и сыра.

Я не хочу касаться здесь того, какие переживания испытываешь в течение этой недели, с какими страхами сталкиваешься, на что начинаешь смотреть совсем по-другому.
Это, в сущности, и не имеет значения, потому что твоя задача - созерцать, а не принимать участие.
По крайней мере, перейти к созерцанию.

Ведь, в конечном счёте, победить гордость - значит, стереть свою индивидуальность, сохранив личность.
(А личности-то обычно и нет; т.е. есть, но в спящем состоянии; т.е. всё, что мы обычно называем этим словом, относится к сфере индивидуального).
Не знаю, насколько это в принципе возможно (гордость и правда повсюду, и ей свойственно появляться вновь там, откуда ты её как будто бы прогнал).
Но представляется важным хотя бы пытаться: на душе и без того достаточно пут.

@темы: кружок по плетению мыслей, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

19:09 

Следуй за белым кроликом (с).
Всё очень непросто - и просто в тот же самый миг.
"Роза мира" настолько близка мне, что почти страшно.
Ведь не будешь же спорить с тем, кого любишь, особенно в сердце, правда?..
Но рассудочно-то понимаешь, что нельзя так, потому что объективно есть, о чём поразмышлять.
Однако не будешь же, не будешь?..

В Питере солнце - и от этого очень много радости.
Той радости, что бывает в горах почти всегда.
В сущности, ведь неважно, гроза ли, ветер ли, ясный ли солнечный день.
Ты там - и это уже неописуемо неохватно.
Такой... чистый дар от Мироздания.
За который ты можешь только благодарить.

И в городе - белым-бело у Невы, лучи скачут по всему, что доступно взору.
Невозможно не снять шапку, не улыбнуться тем, кто загорает, и тем, кто расчищает прорубь.
Когда-нибудь и ты окунешься в неё - а пока звенит призывно в груди Семицветное с его ледяной, но такой тёплой водой.
Тихим светом приветствует любимая горка рядом.
И то ли ты здесь, то ли ты там...
Не отвечая, мостовая у Петропавловки переливается мириадой цветов.

@темы: сказка в дверь стучится, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

00:40 

Следуй за белым кроликом (с).
Р. Киплинг был для меня долгое время автором сказки "Кошка, которая гуляет сама по себе".
Конечно, в сборнике находились и другие произведения; а много позже мы в школе читали и разбирали "Маугли"; но всё-таки, если Киплинг, то кошка.
В университете я узнала, что Киплинг писал и стихи.
Мы тогда зачитывались стихотворением "If", сравнивали между собой совершенно не сравнимые переводы, радовались)
Я не помню, какое стихотворение тогда меня тронуло больше, чем "If", - да, в сущности, это и не важно.

Весь этот пост про то, что сейчас меня поразила "Последняя песнь честного Томаса".
Она для меня с головы до хвоста про любимого персонажа из "Властелина колец" (правда, раскрывается он тут с иной стороны); однако как будто не в этом дело.
Вся баллада - простота, глубина и... душевное тепло?
Последнему, кажется, неоткуда тут взяться, но.
Балладу можно почитать, например, тут: www.knizhnyj-larek.ru/news/redyard-kipling-posl..., а If - здесь; только актуальнее и многограннее оно зачем-то становится (но именно в переводе М. Лозинского).

@темы: чужими словами, книжный червь, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

03:24 

Следуй за белым кроликом (с).
"Правильность" означает, в первую очередь, то, что ты делаешь, что тебе говорят, никак внутри себя это "говорят" не оценивая. Это не значит, что тебе непременно не нравится то, что ты делаешь, - это значит, что ты категорически не умеешь увлекаться самостоятельно.

В 10-м классе я прочитала всего Достоевского, за исключением некоторых рассказов, некоторых очерков из "Дневника писателя", черновиков и писем.
Мне нравилось то, что он пишет; биографию Гроссмана я могла пересказывать больше часа и искренне негодовать на то, что слишком, слишком многое упускаю из-за недостатка времени; впоследствии я какое-то время занималась творчеством Достоевского в университете, радостно перелистывая на лекциях тома с письмами и черновиками.
И однако же... не посещай я тогда в шюфе десятиклассницей семинар по Достоевскому, я бы не стала его читать.
Там нам каждую неделю задавали новое произведение; периодически задание было весьма не просто выполнить, потому что в школе "Война и мир", а здесь "Подросток", в школе "Воскресение", на семинаре - "Братья Карамазовы"; но я была слишком правильной девочкой и откуда-то доставала недостающие часы :)

Я всё ещё не знаю, как преодолевается эта установка.
Почему настолько важно делать что бы то ни было не "в стол".
Как увлечься чем-то настолько, чтобы забыть обо всём остальном ради этого "чего-то"? И - шире - ради самого процесса?
Как осознать, что это "чего-то" и тем паче сам процесс имеют ценность не только для тебя лично?..

Это первый момент.
Второй про то, что очень ведь стыдно бывает за то, что так мало делаешь.
Ведь одно сплошное невежество там внутри! Ничего, совсем-то ничего не знаешь!..
Так наверстывал бы чрез пот и кровь!
... Я ещё раз хочу напомнить о том, что так оно не работает.
Всё, что просто заполняет пустующие ячейки, выветривается оттуда довольно скоро.
Неважно, насколько хорошо ты обосновываешь заполнение той или иной из пустот: покуда тебе в принципе нужно что-то обосновывать, ты стоишь на месте.

Любой материал, с которым ты имеешь дело, живой.
Покуда ты относишься к нему потребительски, ты и взаимодействуешь с продуктом потребления (который перестаёт существовать почти сразу после употребления).
Если ты вкладываешь тот или иной смысл во взаимодействие, ты взаимодействуешь с собой.
Если ты ничего от себя не вкладываешь, кроме благожелательного отношения, но и не относишься к материалу потребительски, тогда ты узнаешь что-то не о себе.
Чтобы последнее осуществилось, необходимо чистое сердце.
У тебя же в сердце слишком много зла, зачастую неосознанного и неконтролируемого.
Покуда оно так, ты опять же стоишь на месте.
... Ещё какие-то вопросы?

@темы: тяпкой в душу, под знаком вопроса, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

02:48 

Следуй за белым кроликом (с).
В какой-то момент ко мне приезжала мама, и мы гуляли по Неве.
Было очень холодно - который день подряд, - но временами выглядывало солнце, люди радовались, а снегоходы (?) мчс катались туда-сюда, оставляя после себя снежные вихри.


Поначалу мы просто побрели от Петропавловки в сторону Зимнего; я обещала, что мы дойдём до ледоходного канала и подумаем, разумно ли его переходить.
По пути мы попали в самое настоящее ледяное царство (в районе Дворцового моста Нева замёрзла особенно примечательно; кругом выступающие льдины разных размеров и форм; в этом царстве Снежной королевы хочется бродить бесконечно, но... не на глазах у мамы)) всё-таки вот_конкретно_там надёжности не ощущается), потом, конечно, перешли канал, и... я передумала и пошла прямо по нему, к мосту.


Это уже какая-то другая стихия.
Переступаешь по льдинам, а в ушах ветер, впереди бесконечная дорога в вечность, а кругом тишина и уединение.


... У моста, конечно, кое-что разрушается, потому что под ним устроили настоящий каток, и детишки радостно проносятся вперёд-назад, а ты стоишь и смотришь на эти нагромождения льдин. Они манят. Ты делаешь шаг, другой...
Я бы и вернулась, конечно, но мама сама за мной отправилась, хотя с самого начала идея ходить по Неве её пугала.

Под мостом.
Полюбовавшись с непривычного ракурса на Заячий остров, мы вышли из-под моста в очередное новое настроение и поднялись на берег у Адмиралтейства, так что-таки перешли реку)
Моё лицо и руки третий день подряд отказывались меня знать; налетевший откуда-то ветер поддавал жару - а я, наконец, смогла выдохнуть. В груди образовался простор; казалось, будто день я провела где-то в глуши и вот вернулась.


По Неве страшновато бродить даже в морозы: что-то таится в ней жутковатое; что-то, что может затянуть в пучину в любой момент, по какой бы безопасной тропке ты ни перемещался.
Но делая новые и новые шаги наперекор собственному страху, двигаясь навстречу ветру, который не стесняется дуть аккурат в лицо, будучи внутри себя тихим-тихим - ты получаешь возможность что-то перещёлкнуть.
Разъединённость уходит, ты смотришь в глаза тому, что физически под тобой, и никак его не оцениваешь.
И оно никак тебя не оценивает.
И из этой не_оценки в твоём внутри рождается смешной ледяной вихрь.
На какой-то миг ты оказываешься свободным, чтобы потом опять нырнуть во всеобщую обусловленность.

У соседнего моста.
И ещё 4!

@темы: мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:14 

Следуй за белым кроликом (с).
17:45 

Следуй за белым кроликом (с).
В этот раз в день свободного посещения в очереди нет ни одного человека.
Словно бы Эрмитаж говорит: "Не пытайся найти тут то, что ожидаешь. Даже если твои ожидания касаются размера очереди".
Он, конечно, не говорит, но не пытайся, так не пытайся)

В этот раз моё путешествие по музею почему-то начинается с древнерусского зала.
Там можно найти ключи очень странной формы (про многие я ни за что бы не подумала, что они выполняют такую функцию; до сих пор не вполне представляю, как они её выполняют)), тмутараканский камень с древней надписью (так и узнаёшь, что Тмутаракань и Тамань - обозначения одного места :)) и, конечно, - куда без этого?)) - позвонок с наконечником стрелы в нём.
Замечательно же ж)

А дальше... Эрмитаж выводит меня прямиком к Рембрандту, я не соглашаюсь с таким положением вещей, потому что если приходить к Рембрандту, то по собственной воле (а иначе незачем), и оказываюсь в залах про Италию, в которых никогда не бывала до этого.
Часы по традиции :) начинают бить, когда я мимо них прохожу, но в этот раз меня больше занимают картины в сочетании (и не в сочетании) с пространством.
Удивительно гармоничный Бартоломео с "Мадонной с младенцем и ангелами"; музыкальное произведение, ассоциирующееся у меня с Малером.
"Поклонение младенцу Христу" Липпи - картина про несказанный свет.
"Святой Иероним" и "Святой Доминик" Боттичелли - очень разные, но предельно неземные полотна.
Столько радости внутри от встречи с этими картинами.
Кажется, что больше быть, просто не может, но... в следующем зале натыкаешься на Леонардо да Винчи.
И пропадаешь, потому что это больше, чем чудо.

Я ведь не ожидала его тут встретить.
Когда-то в школьные годы я знала, что две его Мадонны хранятся в Эрмитаже, но для меня тогда Санкт-Петербург был другим концом мира)
Воспоминательное.
... А тут ты случайно останавливаешься у картины, а это... Леонардо да Винчи. Подписано как "Мадонна Бенуа" - но что-то не так, у неё было другое название! - вспоминаешь.
- Что у младенца в руках? - спрашивает одна женщина у другой.
Та всматривается и отвечает: "Цветок".
"Ну точно! "Мадонна с цветком" же!" - радуешься))
Это очень светлая Мадонна с младенцем; она для меня про душевное тепло.
А рядом "Мадонна Литта". Про себя я её обозначаю как совершенство.
Эта Мадонна с младенцем не просто неземная - она гармоничная в высшем смысле этого слова.
Как Моцарт, только не он.

Пережитого уже слишком много.
Сосуд переполнен, а вечером ещё чем-то слушать Вагнера.
Но Эрмитаж так просто не отпускает, я же так просто не ухожу...)
Вполсилы пробираясь сквозь прекрасных, но всё-таки не про совершество, итальянцев с "Кающейся Марией Магдалиной" Джампетрино и "Святым семейством с Иоанном Крестителем" дель Сарто (у этой картины завораживающая композиция, прочерченная светом), я обнаруживаю себя в зале, в котором выставлен Рафаэль.
"Мадонну Конестабиле" можно воспринимать после Леонардо да Винчи, в чём-то она ещё более отстранённая и неземная; на "Святое семейство" сил уже не хватает, но как не повзаимодействовать с музеем, настаивающем на взаимодействии?..
- А Микеланджело видели? А Караваджо? - спрашивает бабушка дочку с внуком.
- Караваджо мы изучали в прошлый раз, - думаю про себя. - Ок. Где тут Микеланджело, чтобы мне знать на будущее?
Приводит. Аккурат к. А потом хватает за руку и отправляет к чучелам лошадей в рыцарский зал.
Полагая, может быть, что рыцарей воспринимать проще, чем картины.

... По пути к Рембрандту встречаю "Апостолов Петра и Павла" Эль Греко (кажется, они чудесные); почти носом утыкаюсь в чучело лебедя "Глупость, опирающуюся на смертность" Фабра - когда-нибудь я научусь воспринимать Фабра всерьёз, и у меня перестанут возникать вопросы про то, причём тут мёртвый лебедь (там такое чудовище олицетворяет смертность [хотя, по первому впечатлению, оно глупость в чистом своём воплощении], что, пожалуй, за него можно и лебедя стерпеть)).
После - по традиции :) - собираюсь уходить, но то "Поверженных" встречаю (это римская копия древней-древней скульптурной группы про смерть; смертью от неё и веет и, пожалуй, торжественностью); то "Этюд с натуры" Буржуа (очередной эрмитажный монстр, мирно покоющийся среди античной скульптуры; где они только их берут?..)), то "Мадонну во славе" Фьорентино. Последняя ужасает. Она про невероятные краски (пожалуй, даже сопоставимые с рериховскими - в чём-то), про воплощённый свет. Но... свет тоже бывает разным)

... Говорят, Рембрандт сознательно писал свет. Возможно. Его свет интимный, рискну предположить, что духовный; таким он бывает в храмах во время Литургии, когда вдруг тушат все свечи, и пространство погружается во мглу - но не во мглу. Что-то подобное возникает и когда ночью читаешь вслух Евангелие при свете свечи.
У итальянцев свет вселенский (лучше бы сказать неземной, но ведь и у Рембрандта он не земной; и тут отличие принципиальное). Это дух как он есть без привязки к чему бы то ни было (он только внешне привязан к полотну и к краскам). Его можно читать бесконечно - и всё-таки не прочитать и сотой доли.
И вот его-то (кажется) Фьорентино и пытается изобразить.
Но, по моим ощущениям, выходит у него демон, облачившийся в светлые одежды.
Притом достаточно мощный.
Но, может, мне просто кажется)

... Хочешь ты того или нет, а уходишь почти с закрытием.
Никогда не знаешь, вернёшься ли (каждый раз путешествие в Эрмитаж начинается для меня с чистого листа; от того, как ты этот самый лист придумаешь заполнять, зависит, состоится ли в принципе путешествие, или же ты - как в Главном штабе - будешь слоняться от картины к картине, от зала к залу, не зная, куда себя деть).
Но на сердце очень радостно оттого, что вы снова заново встретились.
Этакое волшебство.

@темы: кусочки счастья, коробка с красками, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, сказка в дверь стучится

02:17 

Следуй за белым кроликом (с).
Как-то раз мне нужно было оказаться в другом конце города в 10 утра.
Я сонно вышла за полтора часа, но довольно быстро проснулась: деревья выглядели точь-в-точь как после ледяного дождя.
С одной стороны, это очень красиво, но с другой, я не понимала, почему оно так: на улице было, в лучшем случае, -10.

Троллейбус медленно повёз меня через весь город.
Мы оказались в каком-то невообразимом, непроглядном тумане, пока проезжали по Биржевому мосту.
На Ваське нас припорошило снегом, но уже на набережной Невы, когда мы из-за технических неполадок остановились аккурат напротив Исаакия, сквозь молочную дымку проглянуло солнце. Огромный оранжевый диск, однако не ослепляющий: скрытый за матовой плёнкой.
Это солнце показывали ровно те 5 минут, что мы стояли :)
Когда мы переезжали через Дворцовый, оно проползало где-то за облачной пеленой, оставляя кругом себя нежные отблески. А потом уже плясало по крышам вдоль Невского. Я наблюдала за сбрасывающими снег рабочими и вспоминала попутно рассказ, который услышала как-то в сидячке.

Один мужчина тогда рассказывал соседу о своей работе. Он говорил, что налаживает антенны. Поначалу я не поняла, в чём специфика, но потом сосед спросил:
- Но крыши же разные бывают. Как же вы по ним лазаете, без страховки?
- А, какая страховка, о чём вы... Кто нам её даст? Обычно на крышах и ограждений нет никаких. А они в основном покатые. Так-то привыкаешь, но вот когда крыша покрыта тонким слоем льда - а это частое явление в Питерае - добраться до антенны можно только ползком.
... Пока кто-то очищает крыши от снега, кто-то лазает по ним и налаживает людям антенны (потому что у кого-то не в полную силу работает телевизор, а у кого-то барахлит интернет). Поразительно.

В районе часа дня я оказалась на площади Труда.
Пока я ехала туда на очередном троллейбусе, для меня стало очевидным, что то, что выглядит как ледяной дождь, им не является (что-то поменялось во внешнем облике деревьев, но пока несущественно).
Я вышла и проверила: действительно, это был просто спресованный снег.
Солнце светило ярко-ярко, дул сильный ветер, но деревья всё ещё чудно белели со всех сторон.
Как снег так спрессовался, почему, было не очень понятно, зато вот кругом красота.

Выйдя в 5 вечера из кофейни, я была морально не готова к встрече с по-зимнему голыми деревьями :)
Словно и не было утренней таинственности и дневной радости; вдруг и правда примерещилось?..)
Меня встретила зима, которую я наблюдала уже неделю.
В ней не находилось ничего необычного, кроме...

... Что вы делаете, когда сказка вдруг заканчивается?
Когда вам до дома идти больше часа, ветер в лицо, а вы и так промёрзли насквозь ещё утром, т.к. оделись не по погоде, и до сих пор толком не согрелись?..
Я вот иду гулять по Неве.
Там ветра больше, чем на набережных, не всегда надёжный лёд, но ты бредёшь - а кругом простор. И солнце. И занимающийся закат.

Из вопросов остаётся только один: почему же сейчас совершенно не нужно на противоположный берег?
Почему - только сделать небольшой круг, вдохнуть полной грудью и устремиться домой - греться?
... Этот вопрос ты спонтанно разрешишь несколько дней спустя.
А пока прерванная было вдруг сказка вновь воплотилась.
И ты не понимаешь - совсем-совсем не понимаешь - почему перед тобой рассыпали столько самых настоящих чудес?..

@темы: в зеркале моих восприятий, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, воспоминательное

23:55 

Следуй за белым кроликом (с).
На алиэкспресс часто случается так, что в дополнение к околочайной покупке тебе присылают пробники разных чаёв. Пробники зачастую без единого английского слова на упаковке.
Пуэр от улуна и от обычного зелёного чая визуально отличается очень легко, веселье начинается в процессе дегустации.

Например, у тебя своих три чёрных пуэра и один белый. И решаешь ты их распробовать в компании пуэра-пробника.
Уже внешний вид этого пуэра тебя настораживает.
Но т.к. белый пуэр выглядит ещё более странно, какие, вроде, могут быть претензии?)
... Три чёрных пуэра очень разные по своим вкусовым свойствам и - в каком-то смысле - тяжеловесные.
Белый пуэр пуэром назвать сложно, потому что это явление другого порядка: он про бабочек, порхающих над цветами и уносящих высоко-высоко (но это не новость)).
Настаёт черёд пуэра-пробника. От него ожидаешь обычно-пуэровской тяги к земле... а получаешь внезапно овсянку!
Словно в обычный зелёный чай добавили немного каши.
Я сейчас намеренно огрубляю: на самом деле, этот вкус многосоставен и любопытен.
Но разве же зелёный пуэр - это пуэр?.. Или: почему он больше пуэр, чем белый?

С улунами ещё веселее.
У тебя есть два своих: вменяемый и женьшеневый. И два кота в мешке.
Вменяемый улун светлый, не сильно ферментированный.
Женьшеневый улун тоже светлый, но переносимый только при определённом способе заварки (ароматизированные чаи я терплю, только если представляю, будто пью не чай).
Один из котов в мешке оказывается невероятно похожим на твой вменяемый, но с внезапным послевкусием лилии.
А вот второй... касторовым маслом)))
Он женьшеневый (но почему-то при этом тёмный!), в отличие от твоего, обладает многогранным вкусом (который можно раскладывать на отдельные лепестки, и все они будут разные), его бы изучать и изучать - но кажется, будто пьёшь жутко противное лекарство, и мама говорит: "Просто выпей на одном дыхании. Ну, нос, в крайнем случае, заткни..."
Даже обидно немного :)
Зато понимаешь, что это не с твоим улуном что-то не так (хотя не всё с ним так, будем честны)), но что ты попросту не переносишь женьшень.
Это как пить зелёный чай с сахаром - только ещё специфичнее.
Но надо бы приноровиться)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мухомор - гриб несъедобный, впрочем... (!)

22:09 

Следуй за белым кроликом (с).
- Ты всякий раз меня удивляешь, - говорит Даша.
Я всякий раз не понимаю, чем, но мы спорим о Гурджиеве и о Нагорной проповеди, о Евангелии от Матфея и о Франциске Ассизском, и мне впервые за долгое время становится правильно.
Не потому что мы о чём-то говорим, но потому что то, о чём и как мы говорим, имеет для нас смысл. И смысл этот выше границ личного.

Мы редко в чём-то бываем согласны.
Или так: мы можем позволить себе спорить друг с другом, не опасаясь того, что перейдём в область личного.
Или так: я могу говорить Даше всё что угодно, не боясь сказать что-то не то; не потому что "не того" не существует - именно потому что оно есть, но мы стремимся его в себе преодолевать; и стремление тут важнее неудач.

Все любят разное. Мы любим разговаривать.
Иногда я забываю о том, насколько разговоры (в узком смысле этого слова) существенны для меня.
Насколько без них я не вижу ни ценности, ни смысла в происходящем (хотя происходящее может быть разным; в частности, весьма и весьма важным для меня, и тем не менее).
Но стоит только начать говорить - и всё возвращается на свои места.
Какие могут быть слезы и депрессии там, где ведётся интересный разговор?..)

... Москва, как всегда, знает лучше меня о том, что мне нужно.
Не знаю, откуда в ней и в москвичах столько доброты.
Но в тех двух днях, что я провела в ней недавно, не оказалось ни одной пустой секунды.
Удивительные люди, удивительный город и мерно падающий в безвременье снег.

@темы: человеки!.., мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

02:12 

Следуй за белым кроликом (с).
- Вы когда-нибудь совершали постыдные поступки?
- Что в вашем понимании "постыдные поступки"?
- Поступки, за которые стыдно (с, полиграф).
... В последнее время мне почти каждый день бывает стыдно. За то, что я (не) говорю, чувствую, думаю, делаю.
Виола вот спрашивает:
- Как ты можешь быть такой равнодушной и гиперчувствительной одновременно?
Не знаю. Мне кажется, я не то и, тем более, не другое.
Я не могу чувствовать всё одновременно, поэтому стараюсь в меру сознательно решать, что я чувствую в данный момент. Но т.к. "в меру сознательно" получается редко, выбравшись из очередной ловушки, устроенной моим бессознательным и чувствами, я на полном серьёзе забываю о том, что мне есть, что чувствовать, помимо.
Однако признаться себе в том, что я ничего не чувствую, я не могу, поэтому по умолчанию считаю, будто чувствую то, что чувствовать "должна".
Где-то в этот момент и рождается автоматизм.

Автоматизм опасен тем, что, как и любое не-сущее, незаметен.
Он проникает в твоё существо и становится чем-то само собой разумеющимся, тем, о чём ты и не спросишь: "А почему так?" А почему Земля круглая?
А почему творог, в составе которого написано, что он на закваске бактериального происхождения, такой же по вкусу, как творог, в составе которого указано, что он на закваске животного происхождения?
А почему этот человек мне друг?

Сколько таких "а почему?" мы перестаём задавать себе, потому что якобы знаем на них ответ?..
Словно бы этот ответ может быть чем-то статичным, мёртвым.
Словно бы не самая большая ложь - жить в безумном мире и при этом утверждать, что он не безумный.
... Впоследствии мы и рады бы спохватиться, да вот только чем?
Как увидеть ставшее невидимым?
Как добровольно выйти из зоны комфорта - физического, чувственного, ментального?
Как признаться себе и другим в том, что, кажется, совсем ничего не умеешь? Что ещё чуть-чуть - и ложку заново придётся учиться держать?..
Как - в мире, в котором, куда ни оглянись, все что-то знают, могут, умеют? Притом лучше всех остальных?

... За это и стыдно.
В себе пустоты не разглядел - а всё куда-то стремился, на что-то надеялся, во что-то верил...
- Совершали ли вы постыдные поступки?
Я бы и рада сказать, что вся моя жизнь - один большой постыдный поступок. Но она не он.
Чтобы поступать, нужно быть человеком. Но в автоматизме человеческого-то и нет.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

22:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Знаете, всё ведь очень-очень просто.
- Закройте глаза. Ага. Открывайте! Это вам! Вчера делала.
Вика держит за ниточку огромное солнце. Оно светит ярко-ярко, и я не могу отвести от него глаз.

Вике 9, и она умеет растапливать моё сердце.
Она не врёт, делает то, что хочет, и поэтому трудно сдерживать слёзы, когда тебе вдруг дарят новогодний подарок, составленный из её старой игрушки, рисунков, бумажного самолётика и конфеты.
Трудно, потому что у нас в лучшем случае принято складывать слова. Зачастую спонтанно, наудачу, а потому не вполне искренне. (Ведь чтобы действительно_сложить слова конкретному человеку, нужен не час и не два).
Чаще же подарок - это просто подарок. С наклейками из тысячи условностей, затаптывающих и так почти неживой импульс.

Нам в большей или в меньшей степени важно, что о нас подумают.
Мы не будем дарить то, что, на наш взгляд, человеку не понравится.
... Это слишком сложно)))
Да, мы полусознательно вырастаем из стремления подарить человеку всё_что_угодно.
Потому что, грубо говоря, я как адресат вполне могу обойтись без миньона на колёсиках (хотя, честно говоря, миньон на колёсиках ничем мне не мешает, скорее, наоборот), из чего делаю вывод о том, что и другой тоже может.
Но, выползая в сферу, как нам представляется, сознательности, мы теряем и то_самое_важное, что в состоянии растопить чужой лёд. Искренность, непосредственность, незамутненное стремление подарить радость. Живое чувство, которое, как и живая мысль, живое действие, ритуальность ещё могут напомнить кому-то о том, что потеряно не всё, что нам выбирать, где жить: в море ли из автоматизма или где-то ещё.


@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, воспоминательное, сказка в дверь стучится, человеки!..

Упражнения в прекрасном.

главная