• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: воспоминательное (список заголовков)
02:20 

Следуй за белым кроликом (с).
В воскресенье с утра мы с Хельтой отправились в плавание на гичке по Финскому.
Леший проспал, но мы-таки нашли яхт-клуб и присоединились к тем, кто доехал.
Давно в моей жизни не случалось чего-то настолько правильного и важного.

Я не хотела грести и почти не гребла.
Не хотела, потому что на голодный желудок это вдвойне тяжело, хотя, на самом деле, в какой-то момент становится неважным, когда гребёшь, совершенно иным образом переживаешь происходящее.
Визуально ощущаешь себя на галере, а реально тебе нужно поймать ритм и скоординировать с ним движения своего тела. А оно боится и не слушается)
То ли дело сидеть и смотреть на то, как вокруг смыкается Финский.
Чувствовать, как идёт корабль, как он управляется командой; улыбаться своему любимому морю и безмерно радоваться тому, что каким-то чудом оказался здесь_и_сейчас (хотя какое уж тут здесь_и_сейчас? это что-то глубинно-вечное).

Когда поднимаются паруса, испытываешь не то изумление, не то восторг.
Все действия неоднократно прорабатывались командой ещё в бухте - но на открытой воде всё воспринимается совершенно иначе.
Уровень ответственности возрастает, гичка качается на волнах - а тебе приютно и спокойно.
*Может, потому что, когда мне было не то 7, не то я 8 ходила с приятельницей на год младше на кадете по водохранилищу. Кадет - это двухместное парусное судно; удержится ли оно на воде, зависит больше от капитана (в нашем случае, от Гали), т.к. он слушает ветер и решает, куда направить паруса, матрос (я) лишь выполняет команды, вычерпывает воду и с ужасом смотрит на то, как судно в очередной раз чуть не перевернулось.
В 7-8 это и страшно, и круто.
В 25 ты видишь, что ответственность поделена не между двумя маленькими девочками, а между всеми членами немаленькой команды, и что отвечаешь ты только за себя*.

В парусной части поначалу я тоже почти ничего не делала.
Я прикрепляла конец паруса на другую сторону при поворотах, а это объективно не сложно :)
Но вскоре моему мирному существованию пришёл конец: роли поменяли, и мне на ходу пришлось учиться вязать узлы, скручивать верёвку и в паре с прекрасной Аней (очень доброжелательная девушка, которая не сердилась на мои постоянные ошибки, но тихо и подробно всё разъясняла от раза к разу) эти самые паруса натягивать.
На самом деле, ничего прямо_сложного в этих действиях тоже нет, но ответственность же, во-первых, а во-вторых, непросто выполнить хорошо всю цепочку (особенно непросто :) бывает вспомнить, что должен прокричать: "Фал заложен, грот стоит": чётко в нужный момент в памяти образуется красивое белое пятно, слова вылетают из головы, и вот что хочешь с этим, то и делай).

... Очень люблю и парусные суда (когда над тобой раскрывается парус, это евероятно прекрасно), и моря.
Совершенно не знаю, что делать с этой своей любовью.
И с любовью ко всем этим ребятам тоже)
Они прекрасные)

Наша прогулка заняла больше 6 часов.
Особенно ярким моментом было внезапное посещение строящейся Полтавы.
Капитан бросил якорь, и руководитель проекта по сооружению судна водил нас по докам и рассказывал-рассказывал-рассказывал. (А там такой запах древесины!.. И такая мощь. И столько ракурсов и красоты!)
Мне не очень интересно было то, что он говорил фактически; но этим человеком (вылитым пиратом!) можно было любоваться долго))

Вот бывают же увлеченные люди; те, кто искренне верит в своё призвание и идёт вперёд несмотря ни на что.
Те, кто знает, что судну не позволят ходить, но всё-таки набирает команду таких же увлечённых личностей и надеется на смягчение приговора.
Очень бы хотелось видеть Полтаву на ходу, а не просто музеем.
И увидим же?

... Я бы многое хотела рассказать про это внезапное путешествие вне времени, но слов категорически не хватает.
Очень сложно описывать то, что перевернуло душу.
Говорить про реальность, которая создавалась на твоих глазах.
И непонятно совершенно, как теперь быть: в море бы. Но не пассажиром.

После (часов в 9 то бишь)) мы с Хельтой наконец позавтракали :)
Пришел Леший, показал места, в которых делают хороший ром (места очень разные по своей атмосфере, но интересные; и славно, что я не пью), дал нам поиграть с пушечками (почти как в "БК"! пушечка, стреляющая горохом и бусинами! такой сюр))
А там уж и время расходиться подоспело.
Но всё-таки, уже немножко провожая меня, мы встретили нашего общего знакомого (больше, чем знакомого, мягко говоря, ну да неважно). Надеюсь, он проводил Хельту на поезд.
Я же поспешила на Петроградку, дабы оказаться там до развода мостов: когда тебе с утра-пораньше в Петергоф на работу, а накануне ты спал от силы 4 часа, физических сил нет на то, чтобы ждать до 5 утра.

Это были волшебные 3 дня)
И хотя я преимущественно описываю внешнюю сторону, важным было то, что происходило и всё ещё происходит внутри.
Непонятно, что со всем этим делать дальше.
Но мы придумаем.
Доброй вам ночи)

@темы: человеки!.., сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

01:09 

Следуй за белым кроликом (с).
Единый аккорд, звучащий то тише, то громче; не затухающий - разгорающийся; сжигающий в своем пламени всё то, что было дискретно; не с тем, чтобы уничтожить, - но чтобы юный феникс родился из пепла, и казавшееся необратимым заиграло новыми красками. Таким я вижу Хельтино пребывание в Питере.
А теперь линейными вспышками.

Дождливым пятничным утром я стояла у плиты - помешивала кашу, как вдруг почувствовала, что мой друг не может попасть ко мне домой. Мне казалось неправильным звонить (ведь важно бывает справиться самому или, по крайней мере, позвонить самому), но не менее неправильным - этого не делать (я догадывалась, что Хельта и так уже часа три гуляет под дождём; и абсурдно стоять, варить кашу и ни во что не вмешиваться).
Дав отзвучать происходящему, я выбрала то, что в этой ситуации ощущалось человечным, позвонила и провела.

Я не многое могу дать тем людям, которых люблю.
Иногда мне кажется, что лишь накормить, напоить, спать уложить; как в сказках.
Впрочем, "лишь" тут лишнее; для меня это всё очень важно.

Подремав, мы отправились гулять с Лешим.
Леший - чудесный человек, чуть ли не пол-Европы прошедший на фрегате.
Когда он рассказывает о своих морских прогулках - в Питере пасмурно, и ветер застревает в волосах, и пахнет сиренью и морем, - мир начинает представляться добрым и сказочным)
Ты и помыслить себе не мог - а вот вытворяют же люди немыслимое!
И глаза у них блестят, и мечты в груди живут. Плещутся, словно золотые рыбки.

С подачи Лешего забредаем на филфак - бродить по филфаковскому дворику, смотрим на самую маленькую конную скульптуру, заглядываем в окна мастерской Академии художеств.
Правда, для меня это как побывать в музее)
Словно бы со мной пытаются поделиться жемчужинами, забывая о том, что жизнь таится не в них.
Точнее, и в них тоже.
*Если огрублять, для меня и важнее, и честнее увидеть старые качели, которые кто-то очень любил в детстве и, может, любит сейчас; нежели фасад красивого дворца*.
Но он молодец.

Перехватываю у Лешего инициативу и завожу нас в Щелкунчик.
Я не знаю, правильно это или нет.
Я вынуждена настаивать, потому что иначе Леший меня не слышит, т.е. рисковать многим.
Но как бы там ни было, я доверяю Щелкунчику больше, чем себе самой.
Он для меня такой же дом в Питере, как Петергоф в Петергофе.
Очень чуткий, светлый, гостеприимный.
И мы переключаем атмосферу; прежде всего, внутри меня самой.

Квартирник проходит в фотостудии в здании завода.
Женщина на проходной делает объёмные оригами и не только их) Её приятно слушать (точнее, вы_слушивать), потому что она этого не ждёт, хотя, видимо, сильно в этом нуждается.
В самой студии не скажу, что уютно, но камерно, и можно всё переставлять (пока Саша не видит)).
И даже есть чай :)

А концерт получается необыкновенным.
Слишком ярко живым.
И довольно странное чувство возникает: вот, вроде, ты зритель; сидишь себе на стульчике, наблюдаешь, рисуешь; а словно на сцене стоишь. Ну т.е. не на сцене, конечно, но и не вне её.
... Вдруг ясно осознаёшь, почему то, что делают Хельта и Лев Колбачев, - круто.
Раньше тебе оно могло нравиться, даже сильно нравиться; многие Хельтины тексты ты будто проживал.
Но именно что тексты; на концерте дело было не вполне в них)

Это была история, которая создавалась на твоих глазах.
Не из кусочков былых историй - из живого.
Ты не знал, куда деваться от боли :), от космичности, от любви.
Ты как будто понимал, о чём они разговаривают.
Но захотел бы - не смог бы ничего сказать в ответ, потому что это те самые вопросы которые нельзя задавать, на которые у тебя нет ответа, однако на которые особенно важно бывает его иметь.

Очень хочется спрятаться от неимения ответа в иллюзию оного)
Сделать вид, что ну как же, ответ есть, и он очевиден))
Потому что... жестоко, в общем-то, жить, ощущая, что его нет, ведь с какой-то точки зрения, всё без него лишено смысла, и зная, что как бы ты ни стремился его получить, ты его не получишь)
Как не получаешь всё то, что обретаешь из прихоти.
Но c'est la vie.

Серьёзность, драматизм, натянутые струны - и вместе с тем порыв духа, стремление, которое не угасить, дорога.
Точнее, путь, в который пора бы собираться (теоретически ты и так постоянно в нём пребываешь, но практически стыдно быть пешкой на шахматном поле).
Хельта заплетает мне косу, составленную из кос, и я ухожу, доведя всю компанию до набережной Фонтанки.
Я не умею уходить вовремя (да и просто - уходить), для меня это всегда непросто психологически.
Но этой ночью для меня принципиально важно попытаться развязать узлы в собственной голове.
Я делаю выбор и отправляюсь на Васильевский.

@темы: воспоминательное, тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

02:36 

Следуй за белым кроликом (с).
Понимаешь, в чём дело: "мне хорошо" / "мне плохо" - обусловленные штуки.
Светит солнце - мне хорошо, болею - мне плохо.
Я сознательно привожу сейчас наиболее поверхностные примеры, но, как мне видится, это так или иначе касается всего. Моё психологическое состояние обусловлено некими внешними факторами; съем мороженое - станет лучше, посмотрю грустный фильм - хуже. Но это же абсурд!..

... Каждый день я просыпаюсь и понимаю, что мне нужно себя собирать.
Начать это делать хорошо бы не когда у меня возникнет соответствующее желание (давайте честно: оно просто так не возникнет), а вот прямо сейчас, коль скоро я проснулась.
В какие-то дни мне это удаётся лучше, в какие-то хуже, но так или иначе.

Зачем мне это делать?..
Чтобы управлять ситуацией чуть больше, чем на 0%.
Чтобы чувствовать, что в данный конкретный момент я что-то в себе меняю.
Чтобы становиться сильнее, честнее, добрее, нежели я есть.
Чтобы по чуть-чуть, но приближаться к свободе.

Подозреваю, что у многих такой проблемы нет.
Но в своём детстве в случае возникновения непреодолимых сложностей я бежала к маме и с восхищением наблюдала за тем, как казавшееся невозможным воплощается.
Уже лет в 13 я с изумлением обнаружила, что мама-то может не всё. Но привычка звать на помощь близкого человека в любой непонятной ситуации осталась.
И не просто звать - изо всех сил верить в то, что он справится.

... Весь мой летний алтайский поход был про "научиться не просто не звать, но и не думать о том, чтобы позвать".
Получалось так себе (очень трудно, когда у тебя развалилась обувь, а у человека в соседней палатке есть запасная пара, удержаться и не попросить его тебе её одолжить; ты много чего можешь, но 50 с лишним километров босиком пройдёшь, пожалуй, с очень большим трудом; я не прошу, придумываю, как сделать себе калоши из подручных материалов, делаю - но это обувь мне отдают (я ведь слишком хочу о ней попросить), и я её теряю); но стало лучше.
Весь мой ремонт был про то, чтобы снова и снова отправляться в эту вязкую гущу; желательно не терять там лица, а если уже потерял, хотя бы не говорить об этом вслух.
У меня снова не вполне получилось.
По крайней мере, первая мысль, которая у меня возникала, когда случалось что-то глобально неприятное (раз в неделю-в две то бишь))), в половине случаев была позвать на помощь. (Позвонить другу из чащи леса и попросить указать путь домой, угу).
Я не звала и крайне негативно реагировала на поступавшие предложения об оной (на те, в основе которых лежало желание спасти маленькую беззащитную девочку), но факт остаётся фактом.

Зато мне удалось другое.
Я обнаружила вдруг, что все мои "не могу", "я слишком устала" и пр. иллюзорны)
За ними стоит не "не хочу" ("не хочу" - это более ранняя стадия, и у меня с ним по определению разговор короткий), но "не знаю, что могу".
Я не знаю, что могу после небогатой на сон ночи и длинного рабочего дня встать и 4 часа подряд заниматься ремонтом.
Но не узнаю я этого, пока не встану. Несмотря на бессилие, психологическую усталость, "ты что, издеваешься?..", желание заняться тем, чем хочется, - и прочее, прочее, прочее.
Здесь всё не настолько топорно (далеко не всякое но - в моём случае - большинство "не могу" означает "сейчас могу" , здесь наличествует тот самый баланс, который хорошо бы удерживать; но о нём и речи быть не может, пока ты себя не поднял, несмотря на доводы тела, рассудка и чувств.

Когда ты 100 раз так смог, на 101-й ты снова можешь всё.
"Можешь всё" - это не когда уверен, что можешь (этого мало); но когда уверен, что не сдашься.
Не бездумно уверен (не "я смогу забить этот гвоздь!" - и забиваешь его, пока не сломаешь), но чуть более разумно что ли. Когда готов отказаться от десятка представлявшихся надёжными решений в пользу одного рискованного.
Не потому что оно чем-то лучше тех 10-ти - но потому что, чтобы невозможное становилось возможным, важно находить новые пути. Дороги, которыми прежде не ходил, которые изобрёл не голым рассудком, но услышал сердцем. Одновременно услышал и обдумал. И сейчас стоишь на пороге и страшишься принять решение (ведь придётся взять на себя ответственность за оное). Но всё-таки рискуешь и принимаешь.

Если выражаться образнее, "можешь всё" - это когда ты в состоянии подняться над теми 4-мя стенами, которыми себя окружил, обнаружить, что вон же, под одной подземный ход, который ведёт прямиком в долину, спуститься обратно и проползти по нему. Ты бы и пролетел, конечно, но это уже не совсем про то) Ведь ты улетишь - а стены останутся. И рядом с новой долиной ты снова обнаружишь себя в них.

Зачем "мочь всё"?..
Чтобы при работе над собой было на что опереться.
Не "я знаю, что справлюсь", но "я не опущу рук".
Это ведь качественно разные вещи)

Первый путь проходит через отчаяние. Через "я не ожидал, что случится такая жесть".
Здорово выстаивать при таком раскладе, но точно ли так важно пропускать себя через весь этот спектр негативных эмоций?..
Второй путь формально тоже может пролегать через отчаяние. Но т.к. ты не опускаешь рук, ты не испытываешь его в полной мере. Дотрагиваешься - и идёшь дальше.
Не потому что ему не за что внутри тебя уцепиться (давайте честно: если бы не было за что, ты бы не воплотился на этой планете), но потому что ты настроен на вполне конкретную работу, на созидание.
Тебя не останавливают ни боль, ни слёзы, ни страх. Ты видишь, куда идёшь, и твёрдо продолжаешь движение.

Возвращаясь к тому, с чего я начинала: при таком раскладе не имеет определяющего значения, солнце над тобой или град (твой внутренний настрой никак с ними не связан; ты, конечно, почувствуешь разницу в настроении, но силу своего внутреннего вихря регулируешь всё же ты сам).
И сама постановка вопроса становится довольно странной)
Что значит "мне хорошо" / "мне плохо"?..
Может ли быть "мне хорошо", когда я сначала иду туда, где страшно, а потом стараюсь преодолеть тот или иной страх? Но зачем бы я добровольно пошла туда, где "мне плохо"?..
Скорее, я знаю, что для меня хорошо, а что - плохо.
Но моё знание зачастую идёт вразрез с моими чувствами и моим рассудком.
И это, в общем-то, прекрасно)

@темы: кружок по плетению мыслей, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

04:46 

Следуй за белым кроликом (с).
Коль скоро речь зашла о библиотеках.
Не так давно мне пришлось заехать в новое здание Публички, что на Парке Победы.
Ну как пришлось)
Я его люблю за то, что оно ветер.
За то, что ты заходишь - и находишь (на этом самом внезапном порыве откровения) то, что найти не чаял.
За то, что в читальном зале филологии, педагогики и искусств нет даже налёта библиотечности.
За то, что в плане здание круглое; там повсюду огромные окна и какая-то непередаваемо трепетная атмосфера.

Ты прогуливаешься по этажам - а тебе меланхолично и невесомо.
Изредка можно встретить доброжелательного сотрудника (других я там не замечала), посмотреть на спящих в мягких креслах читателей (там можно читать книги в коридоре! и да, прямо-таки спать! потому что никого не интересует, чем, собственно, ты занимаешься), наткнуться на аквариум с огромной рыбиной на цокольном этаже, пообедать (здесь, как и в основном здании Публички, кормят вкусно и дёшево) - как бы ощутить на себе налёт безвременья; но это нарочитое "как бы". Тут вовсю разыгрывается иллюзия сна сознания; но вся прелесть в том, что это просто маска)
Ветер не спит.
И если ты носишь оный в себе, пробудишься.

Я очень хорошо помню тот момент, когда ощутила всё это, оказавшись тут в прошлом году в первый раз.
Мне нужно было в рекордно сжатые сроки написать 1-ю главу про обзор литературы по теме, которую никто не изучал. Я обыскала интернет вдоль и поперёк - но это занятие вгоняло в меня в тоску (потому что я не понимала, ни зачем написаны эти статьи, ни что мне про них писать, ни почему моё время утекает в какую-то бездну).
Тогда я приехала сюда (за какой-то книжкой, которой нигде не было), и случилось чудо.
В первое своё посещение я совершенно случайно нашла работу, которая меня устроила, и как-то сразу поняла, о чём и как мне писать (я читала её когда-то в БАНе, но если вы хотите начать относиться к библиотекам так, как отношусь к ним я, запишитесь в БАН тогда она просто абстрактно мне понравилась), а во второй для меня ожили древние путешественники; я читала взахлёб и про Олеария, и про Саади, и ещё про кого-то; у меня горели глаза, потому что это же надо какая духовная мощь!.. Какие же они крутые, оказывается!
В сумме те мои два посещения длились четыре часа, но чувствовалось, будто прошла вечность, и очень не хотелось уходить) Но я - как знала о таком эффекте)) - приезжала за 2 часа до закрытия)

Чудеса этого года были скучнее, потому что читать мне ничего не нужно было, только ссылки расставить.
Но оттого менее чудесными они не стали.
"Не отчаялся, доверился интуиции и нашёл, когда меньше всего искать собирался", - как-то так их можно было бы описать)
Славное место)

Таки к предыдущему посту.
Эта фотография фрагмента врубелевского камина такой не задумывалась. Но отлично отражает суть.

Для сравнения, допустим. Удивительное дело: сказочный такой камин, яркие краски, богатырская (!) тематика (вообще тут изображена вполне конкретная и достаточно известная былина), но на своей фотографии я отчётливо вижу одного демона и несколько бесенят, фрагменты же былины замечаю только потому, что знаю, где и что искать. Как ему это удавалось?..

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, воспоминательное

02:20 

Следуй за белым кроликом (с).
А жизнь потихонечку течёт.

Диплом написан (если не считать 3-х предложений, которые в него ещё нужно вставить) - и это было бы никак, если бы не было столь многим.
Если бы в процессе его редактирования не пришлось продраться сквозь такое количество жести, с которой ты долгое время не знал, что делать.
Благодаря Юле я поняла, что, оказывается, могу.
Сама, без чьей бы то ни было помощи.
И что продираться - важно и интересно, потому что это уникальная возможность из сухого и омертвелого вылепить вдруг что-то живое (сделать текст простым и понятным, и при этом говорить ровно то, что хотел сказать).
И потому что это невозможно.
Невозможно, но надо (ибо ты сам так решил).
Прямо как с ремонтом.

Ремонт (ммм... в области стен)) тоже близится к своему завершению.
Из 8-ми рулонов обоев непочатых осталось два.
И так это странно ощущать.
Видеть, как стены, с которыми работал больше полугода, покрываются бумагой.
Да, так себе покрываются (хотя Женин совет мазать клеем не только обои, но и стены намного облегчил жизнь); и даже уже не вполне понятно, как содеянное исправить.
Но это именно что последний штрих.
Оформление того, чему отдано столько сил.
Не то чтобы в это верилось.

... Уж и не припомнить, сколько раз я приходила в отчаяние в процессе.
Даже при поклейке обоев это случилось пару раз (и меня вытащил Толкин; до сих пор мне... сложно в это поверить) слишком уж оно неприкрыто невероятно).
Но самим собой разумеющимся было не рассказывать никому о действительном своём состоянии.
И стараться тихо делать своё дело.
Справляясь с тем, с чем, на твой взгляд, справиться немыслимо.
Веря в то, что происходящее правильно (даже тогда, когда совершенно нет).

Не жаловаться получилось, наверное, тоже так себе.
Потому что пару раз у меня совсем не осталось сил.
И это почувствовали даже совсем сторонние люди (ученики мои, например).
Да и вам наверняка надоели посты про ремонт)
И про то, что я никогда раньше не всё то, чем занималась всё это время)
Но я старалась: моя ведь ответственность.

Или вот книжку по механике для школьников в какой-то момент дочитала)
Очень мне понравилась эта книжка тем, что органично встроилась в моё мировоззрение.
В ней не было ни голых фактов, ни пугающей научности - просто стремление оживить то, что обычно подаётся мёртвым.
И автору это определённо удалось)
Сложно забыть, например, свой шок в тот момент, когда осознаёшь, что равномерное движение - это отсутствие движения, т.е. тот же покой.
*И даже в физике так, надо же!!*

Или Чайковского дослушала.
Не послушала всего, но услышала ровно столько, сколько - по ощущениям - было нужно.
Благодаря Жене даже стала немножко понимать про форму.
Хотя поначалу казалось, что это что-то из разряда фантастики)
Как, ну вот как услышать тему вступления в "Ромео и Джульетте" в разработке и в репризе, как вообще увидеть в сонате все эти части и партии?..
А вот как-то же находится оно всё)
И я потихоньку начинаю нащупывать ответ на вопрос, для чего оно всё нужно.
Т.е. в теории-то я его знаю; а на практике пока только начинаю сводить концы с концами.

Многое происходило и происходит)
Но пока сказано достаточно.
Доброй вам ночи)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

02:33 

Следуй за белым кроликом (с).
В первый день лета (питерского) случайно встречаемся с ребятами - и так оно гармонично, на одном дыхании (так что представляется невозможным встретить этот первый день как-то иначе).
Сегодня - с Женей.
И тоже - легко, спокойно.
Как будто и правда живём на соседних улицах)
(Т.е. мы и правда на них живём, но вплоть до весны ощущалось, будто эти улицы как минимум в разных измерениях).

И вот Женя спрашивает, зачем мне нерв, точно ли с ним лучше, чем без него.
Я отвечаю, что для лечения совести - и клубок, кажется, начинает распутываться.
Потому что да, когда ты ежедневно вскрываешь начавшую было заживать рану, ты можешь гарантированно утверждать, что тебе не всё равно.
Но гарантия эта, в конечном счёте, нужна для того, чтобы скинуть часть ответственности со своих плеч.

Ведь, когда ты сильно ранен, рана диктует тебе твои поступки.
Многое ты делаешь потому, что не можешь не делать (да, за этим многим стоит этика, в первую очередь; и делать, конечно, мягко говоря, не просто; но всё-таки тобой движет твоя боль).
И это прекрасно (многое тебе иначе бы и в голову не пришло, например), но равносильно тому, что, стоя на рыночной площади, ты вдруг зычно прокричишь: "Я не хочу быть свободным!"

... Если твоя рана затянута, у тебя нет волшебной опоры под названием "мне гарантированно не всё равно".
Ты оказываешься под градом пущенных самим же собой стрел: "Ага, смотри, всё равно!" - и в какой-то момент перестаёшь знать, как посмотреть себе в глаза.
Потому что, когда не всё равно, что-то делаешь.
Но это "что-то" для тебя всегда бесконечно малое, ибо, в сущности, ты не знаешь, каким ему хорошо бы быть (но достаточно хорошо знаешь, каким ему хорошо бы не быть)).
И что для него значит - быть.
И почему внешне оно на порядок тише эмоций, завязанных на боли.

А потому грызёшь себя за безразличие.
За то, что делаешь бесконечно мало.
За то, что человек ты аморальный и эгоистичный.
И далее по списку.

Так вот... нафиг этот нерв.
Я не хочу прятаться за ним от своей личной ответственности.
Я в состоянии самостоятельно прокладывать свой путь.

На этом пути вопрос не в том, всё равно мне или нет.
Но в том, что я делаю для того, чтобы было не всё равно, что я - кирпичик за кирпичиком - меняю в своей душе, в своих мыслях.

За характер и качество этой своей деятельности я не намерена оправдываться ни перед самой собой, ни перед кем-то ещё.
Не потому что мне этого не хочется - напротив, потому что очень бы хотелось.
Ведь самооправдание - это ещё один способ сбежать от ответственности)
"Я сделал, но так себе; не судите меня строго". - Извини, дорогой, но как и кому судить, каждый решает самостоятельно. Если ты делал "так себе" либо не показывай вообще, либо будь мужественным и не ищи в других снисхождения. Будь готов к любому исходу. И чётче представляй, что и зачем ты делаешь.

На этом пути я стремлюсь приблизиться к любви, верности, честности, мужеству.
Не знаю, получится ли у меня это когда-нибудь.
Но я буду и дальше стараться.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, кружок по плетению мыслей, тяпкой в душу

03:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Собственноручно составленный график структурирует меня в целом и моё мышление в частности.
Я могу стараться делать больше и хорошо, я могу помнить о том, чем мне стоит заняться, но я всё-таки не увижу того предела, до которого могу поднять планку.
Мне всё-таки будет казаться, что я и так до него дошла (хотя реально до него топать и топать).

График - своего рода форма, в которую облечено содержание.
Нет формы - и содержание уже растекается.
Потому что мера не задана.
Потому что, когда не должен делать ничего, в общем, можешь браться за что угодно и заниматься им сколь угодно долго.
Тебе намекнут рано или поздно, что пора бы сворачивать лавочку.
Но отчего бы не регулировать самому?

Помню, когда я ещё шкурила стены, я решила зашкурить ещё один небольшой кусочек.
Я, конечно, не планировала заниматься им в этот день (и что-то мне подсказывало, что не надо, что достаточно на сегодня ремонта), но силы оставались, и почему бы и нет.
Не знаю, долго ли я буду помнить про то, как огромный короб сил превращается в дырявый мешок за считаные минуты.

Ты не можешь понять, что происходит.
Тебе вдруг каждое движение начинает даваться не просто с трудом - с сильной болью.
Прежде всего, аудиальной.
(Т.е. я очень не люблю звук, возникающий, когда шкурка касается зашкуриваемой поверхности. Вплоть до того что плохо переношу его тактильно. Но на том небольшом участке этот самый звук вдруг оказывается главным героем повествования, потому что становится громче во сколько-то раз, и этого достаточно: мера перейдена. Ты и в этот момент еле рукой водишь, но в течение нескольких следующих дней не сможешь приблизиться к стенам: силы нужно восстановить. А не взялся бы за этот кусок - спокойно бы себе работал назавтра).
И это, с одной стороны, шок, а с другой, - опустошение.
Дряхлость на месте юности.

... Так вот, когда силы собственной воли не хватает на то, чтобы разумно регулировать свои действия, помогает план на день.
Ты самолично составляешь его и добровольно ему следуешь.
Он всегда... невыполним что ли.
Но в этом и заключается его прелесть.
В возможности стремиться к тому, что на данный момент тебе недоступно (а в половине случаев - кажется, что недоступно).

Усилием воли я вернулась к планированию, когда обнаружила, что для меня, оказывается, нормально весь день клеить обои и читать в перерывах "Властелина колец".
Процесс, конечно, сопровождается разного рода откровениями-осознаниями, но всё-таки есть в этом нездоровый элемент: мне хочется читать Толкина, и я ничего не могу с этим поделать (и читаю на порядок больше, чем стоило бы; соответственно, воспринимаю притупленнее; скорее, погружаюсь в этот мир, нежели думаю о нём, и т.п.).
А между тем другие важные дела не делаются)
Да и негоже быть привязанным к книге.

"Ок, - говоришь себе, - вот список дел на сегодняшний день. Выполнишь - можешь хоть до конца дочитать ВК".
Но план-то невыполним)
Ждёшь раздражения и печали (ведь не дали вкусную конфетку! книжку не дали почитать), а обнаруживаешь блеск в глазах и желание бороться назавтра.
Потому что здорово выполнять дела, которые определяешь для себя как важные.
Тем более что и чтение Толкина - одно из этих дел.

Просто, когда оно дело, ты знаешь меру.
Ты погружаешься, наверное, ещё глубже в текст (интересно же очень! да и ты - если совсем уж огрублять - ограничиваешь себя не во времени, но в количестве прочитанных глав; если бы ты ограничивал себя во времени, план резко бы оказался выполнимым и совершенно пусто-бессмысленным :)), но помнишь о том, когда тебе выныривать, а не читаешь сколько влезет захочется)
Тем самым, не тобой управляют твои влечения, но ты управляешь ими (если, конечно, осознаёшь их как влечения)).
И, соответственно, ощущаешь себя чуть более свободным.
Что прекрасно)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, кружок по плетению мыслей

00:03 

Следуй за белым кроликом (с).
В первый раз я попала в художку, когда мне было не то 4, не то 5. Вообще в таком возрасте туда категорически не берут, но я рисовала всякие интересные штуки, и меня взяли.
Меня хватило то ли на занятие, то ли на два.
Нам дали тогда задание - перерисовать собаку с календарика - не то гуашью, не то акварелью - на огромный лист.
А я не умела перерисовывать: рисовала-то я из головы))
И собака мне попалась такая, которую рисовать не хотелось (что-то типа добермана, только не доберман).
В итоге она оказалась у меня с чересчур длинной шеей (у неё и была длинная, но не чересчур)), и девочки из группы меня высмеяли. И я сказала, что никогда больше сюда не приду.

Прошло 20 лет, а мне так же больно, когда надо мной смеются недобрым смехом.
С той только разницей, что я этого не показываю.
Больно потому, что я априори не считаю, что что бы то ни было в своей жизни делаю хорошо.
И вряд ли обозначу то, что сделала плохо, словом нормально, а то, что очень плохо, - плохо.
Но я всё-таки не стану над собой зло смеяться.
Потому что действие произведено; может быть, в следующий раз получится лучше.
И потому что смеяться с целью причинить боль в моей картине мира пока ещё аморально.

Т.е. я в курсе того, что моя наскальная живопись безвкусна.
Но в её задачи изначально входит сокрытие огромных бесформенных белых и песочного цвета блямб от гипса.
Она их успешно маскирует, а заодно поднимает мне настроение)
Ибо довольно тяжело делать ремонт с октября; особенно если никогда до этого не)
С солнышком, "которое 3-х летний ребёнок нарисует лучше", как-то повеселее)

Но Алининому художественному вкусу это претит :)
*На самом деле, её раздражает тот факт, что теперь негде фотографироваться*.
... На самом деле, кажется, что всё на порядок сложнее.
Я тоже пока не могу ничего поделать с той огромной волной негатива, которая во мне по отношению к ней всплыла.
Я в этом плане сдержаннее, поэтому не говорю ей в лицо, как меня раздражает тот факт, что она постоянно врёт (в основном, в значении играет) не позволяю себе негативных выпадов в её адрес в её присутствии.
Но оно становится жёстче и жёстче.

Расплести бы нам с ней эти жуткие кармические узлы, пока не случилось бури.
Интересно вот только, как :)

@темы: тяпкой в душу, распорядок жизни в коммуналке, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

19:57 

Следуй за белым кроликом (с).
Это стихотворение написано почти два года назад вскоре после возвращения из Таллина.
Вообще оно должно было быть светлым и про переписку Таллина с Питером, но я уехала в Таллин с огромной болью в сердце, а вернулась с ещё большей. И получилось, что получилось: я спрятала кусок этой боли в этот текст.

Мне плохеет, когда я перечитываю это стихотворение.
Но в каком-то смысле сейчас мне больнее, чем было тогда.
Так что оно вновь тут повисит)

Здравствуй, брат мой! На карте полдень.
В рюкзаке догорает мак.
Если путь твой ещё не пройден,
Я... скорее, этому рад.

У меня лопухи и мошки,
Прорезь - где-то во весь живот.
Мне бы только твоей окрошки...
Но я помню: ты сущий жмот!)

Журавли рассекают небо.
Погляди-ка, уже закат!
Если где-то я в мире не был,
Пусть. Зато, услыхав набат,

Я примчался сквозь мрак и штормы,
Я не пропил честь в кабаке.
Я один водил батальоны,
Когда старший почил в реке.

Впрочем... Это не так и важно?
Вспоминаю за мигом миг.
Почему-то твой взгляд отважный...
Только он ещё не поник.

Затухает последняя свечка.
Я не в силах огонь сдержать.
Враг стреляет. Опять осечка.
Ковыряю: "Не отправлять".

@темы: тяпкой в душу, рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове, воспоминательное

02:24 

Следуй за белым кроликом (с).
Дело не в том, говоришь ты о своих проблемах или не говоришь.
Человек может молчать - но в его молчании кроются такие бездны, что лучше б кричал, право (для тебя лучше, для него, может, и нет, так что это очень эгоистичная мысль).
Дело в том, с каким настроем и каким образом ты над этими своими проблемами работаешь.

Если настрой заведомо негативный (у меня уже_не получилось; это не исправить / значит, не получится никогда или, по крайней мере, в ближайшее время) или - ещё хуже - апатичный (про заведомо негативный настрой ты в курсе, что он заведомо негативный, а про апатичный - нет; это же просто бездействие, равнодушие, что в нём такого плохорго?), ты бьёшь и себя, и того, с кем об этом говоришь / молчишь.
Это путь вникуда, это просьба о со-чувствии, которого тебе не надо.
Т.е. изнутри кажется наоборот, должно быть, но по сути это всё выбросы чувств другой стороной в пустоту.
Потому что тот, кому "надо", не видит, что ему дают то, что ему "надо".
Не потому что он вдруг ослеп (или так оглушён своими чувствами, что уже ни на что не реагирует); но потому что он ищет ответы на вполне конкретные вопросы, а сочувствие их ему не даёт, т.к. не является сочувствием в истинном смысле этого слова.

Если настрой, в целом, позитивный, с человеком можно говорить без ущерба для себя самого.
Позитивный - это не "у меня всё всегда хорошо", это, скорее, терпение вкупе с постоянным утверждением духовной основы бытия.
Это не опора на эту самую основу :)
Это когда из-за утверждения оной вылезает масса дополнительных трудностей, а человек продолжает видеть в них то, что видит. Если говорить совсем примитивно, не проблему, а дар.

Негативный настрой - это зацикливание на проблеме.
Это не значит, что я постоянно о ней думаю; это значит, что я её воспринимаю как проблему и пытаюсь разрешить.
Мне не обязательно заламывать руки и кричать о своей беспомощности :)
Меня окунуло в физическую реальность с головой, и я почему-то забыла, что живу не только в ней.
И вот просыпается весь неглубокий спектр эмоций, мысли-паразиты и прочее, прочее, прочее.
Начинает закручиваться воронка.

Позитивный настрой - это непреклонная уверенность в том, что справишься самостоятельно.
Не стоит путать её с гордостью)
Гордость про физическую реальность; про то, что я справлюсь без чьей-то помощи, но исключительно физическими средствами.
Я преодолею, чего бы это мне ни стоило, - и далее по тексту.
Непреклонная уверенность - это перманентное строительство моста.
Это когда я справился бы физическими средствами, но вовремя вынырнул и вспомнил о том, что вообще-то так нечестно с моей стороны.
Потому что вместо того чтобы подумать о духе, я решаю проблемы.
А мост между тем простаивает.

... И вот я иду в область, в которой у меня нет (и не может быть) гарантий.
Я рискую.
Все ответы остались в физической реальности.
Там мне, допустим, страшно пойти к стоматологу, но всё-таки я знаю, что поход к нему - гарантия того, что пломбу мне поставят, и зуб перестанет болеть.
Ясное дело, могут возникнуть трудности, но и их решать буду не я.
... На порядок страшнее к этому самому стоматологу не пойти.

Я бы и не подумала, что так, покуда как-то раз, пребывая в Москве, не приняла такое решение.
Ибо это не не сказать маме в детстве, что проблемы с зубами.
Не сказать - это спрататься, попытаться сбежать, зная, что всё равно же настигнут)
Это взять на себя ответственность за происходящее в целом.

Это понимать, что не будешь лечить зуб, в т.ч. нефизическими методами (к нефизическим я в данном случае отношу визуализацию как одну из разновидностей психосоматики).
И не перевешивать ответственность на абстрактных духов)
Это, зная, что у тебя нет соответствующего опыта (а в случае с мыслями его обычно не бывает), рискнуть на него поставить.
Абстрагироваться от конкретного (проблема с зубом, которую нужно бы решить в ближайшие дни, ибо случай запущенный), суметь не думать и не чувствовать о нём, но задавать и задавать вопросы себе о себе и, отвечая на них, планомерно работая над собой, зашивать прорехи в собственной душе.

В каком-то смысле, это, конечно, гарантия (чем меньше прорех там, тем меньше их в теле).
Но то-то и оно: если ты будешь думать / чувствовать об этом как о средстве, у тебя (на определённом этапе) ничего не получится))
Потому что, как только это становится средством, ты перестаёшь утверждать духовное.
Ты снова ищешь опору вовне (я прочищу свои мысли => выздоровлю).
А опора может быть только внутри)

Утверждение - это постоянное нахождение баланса между двумя полюсами: между тем, что зуб болит, и важно вылечить его как часть твоего тела (сфера эмоций, небезразличия), и между тем, что это лишь визуальное отражение некоего духовного процесса, которое как таковое значения не имеет (сфера мышления).
Крен в одну сторону - погружение в материю и обусловленный ею негативный настрой; крен в другую - ничем не обоснованное пребывание только в идеальном, своего рода отрицание материального (а значит, доброй половины себя, например).
Можно ли гарантировать себе, что удержишь этот самый баланс и не упадёшь с каната?..

Гарантии можно давать о чём-то, что мертво.
Можно гарантировать, что лифт поедет вверх, а не вниз, что металлический трос сам по себе не оборвётся на глубине в ... метров.
Как только ты можешь гарантировать что-то про себя самого, включается автоматизм.
Ты сам становишься машиной)

... Гарантировать нельзя, можно добровольно взять на себя ответственность за что-то.
Готовность брать на себя ответственность, невзирая на последствия, снова и снова, как мне представляется, и составляет позитивный настрой.
И он же первая ступень на пути к свободе.

@темы: тяпкой в душу, кружок по плетению мыслей, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

03:22 

Следуй за белым кроликом (с).
Знаешь, дорогой друг, я стою, и у меня в одной руке боль, раскалённая до предела, а в другой вера.
Моя задача - сохранять баланс между ними.
Ведь когда перевешивает боль, перевешивает и моё эго.
Я начинаю цепляться за штуки, не имеющие ровным счётом никакого значения; я упрекаю себя за всё; я не вижу света в конце тоннеля (я только знаю, что он есть))
Когда же перевешивает вера, я становлюсь слишком эфемерной.
Я... удаляюсь из этого мира; в каком-то смысле, он перестаёт меня интересовать.
И это уже про эгоизм.

Знаешь, дорогой друг, для меня важно, погружаясь в пучины боли, помнить про то, во что я верю.
Не зацикливаться на себе и на том, что представляется горьким и безвыходным, но, прочувствовав это до кончиков пальцев, найти в себе силы улыбнуться и кивнуть в пространство.
Это как... я сейчас скажу ужасную вещь, но она лучше любой иллюстрации.

С раннего детства я любила себе представлять пытки.
Именно любила, именно представлять, именно про других - абстратных - людей и т.д. и т.п.
Я считала себя за это ужасным человеком; единственным, что чуть-чуть оправдывало меня в своих глазах, было то, что я рано или поздно появлялась в том или ином сюжете и спасала несчастных.
Когда я подросла, это всё стало меня напрягать, и я себе это запретила.
Сила воли по части запретов развита у меня хорошо, поэтому на протяжении нескольких лет я ничем подобным не занималась.
Но запрет - это не решение никогда)
Это, скорее, бегство от оного в ситуации, когда ничего лучшего ты пока придумать не можешь (или не хочешь).
Поэтому не так давно я решила вспомнить то, что было, и постараться найти к нему ключ.
... Но каково же было моё удивление, когда на месте "жертвы" я обнаружила себя.
Но себя не была жертвой.
С ней вытворяли ужаснейшие вещи (уровень боли так зашкаливал, говоря мягко), а она видела кругом свет и улыбалась.

Эта себя, конечно, не про меня: я слишком малодушна.
Но то самоощущение, с которым ты-не ты там, та непреклонная уверенность и, пожалуй, радость (не оттого, что тебе нравится происходящее, а оттого ты поёшь гимн тому, во что веришь, и в этом и состоит твоя вера) делают невозможное: мне больше не нравятся эти штуки. Но не потому что я так для себя решила (так для себя решила я ещё лет в 6, когда призналась в этом маме), а потому что они больше не работают.
Им не за что уцепиться, ибо теперь ты знаешь (не только "виртуально", но отчасти даже и в реальной жизни), т.е. умеешь: чем сильнее, невыносимее боль, тем ярче и непреклоннее гимн к радости.
Тебя реального ещё очень легко сломить; но ты виртуальный уже перешёл этот рубикон: тебя больше не страшат пытки, потому что даже в них ты остаёшься собой; не плачешь, не молишь о пощаде, не предаёшь друзей, но веришь там, где, кажется, никакая вера не поможет. Собственно, в этой точке и начинается вера, а прочее разве она?..

Видишь, дорогой друг, я куда-то довольно сильно отошла от темы.
Но, мне кажется, тем больше к ней приблизилась.
Пытки, о которых мы грезим, подвиги, победы, спасение мира - это всё давно в прошлом.
Т.е., конечно, если поискать, можно найти это всё и сейчас (даже ехать далеко не надо), но вопрос только в том, зачем.
Зачем стрелять в других людей, зачем ехать на чужую войну, когда своя всегда внутри?
... Арена боевых действий перенесена в наши души; особенно ярко это можно заметить в процессе взаимодействия с кем-то близким, но и наедине с собой вполне возможно.

Ошибочно, как мне кажется, считать, будто наша задача - установить там мир.
Сдаться ли, вывесить ли белые флаги в первые секунды боя, сочинить ли хитрое дипломатическое соглашение, уничтожить ли всё в надежде, что вырастет нечто...
К чему это приведёт? К тому, что и_без_того_хлипкая_мораль окажется попранной?..
*Да просто мир нам приятнее войны*.

Установить мир не выиграть кампанию.
Только когда у нас отпадёт необходимость воевать с самими собой / с кем-то, можно будет говорить о том, что мир внутри крепок и искренен.
(Даже тогда, на самом деле, она не отпадёт; она просто выйдет на иной уровень; возможно, восприниматься она будет по-иному, но никуда не денется, если только продолжается движение).
Покуда же такая необходимость есть, прятаться от неё - просто оттягивать время.
Зачем бы оно было нам надо?)

Я бы вот что сказала тебе, резюмируя.
Не бойся ошибиться там, где поступаешь искренне.
Ни за что и нигде не сдавайся.
Если же станет совсем худо, доберись до самого сокровенного в себе и вспомни, почему оно самое сокровенное.
Это будет сделать непросто, но ты приложи усилие.
И тогда, возможно, твоя вера восстанет после долгого сна.

@темы: кружок по плетению мыслей, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

04:18 

Следуй за белым кроликом (с).
Довольно страшно, когда не один месяц не можешь ответить себе на вопрос о том, как работать над собственной душой.
Тем страшнее, что помнишь же: когда-то знал, притом настолько непреклонно и чётко, что изумлялся, как это люди не придумают, чем себя занять; тут каждая секунда на счету! Длинный торный путь.
... Я не знаю, в какой момент перестала знать.
У меня нет ни одного готового ответа.
А если вдруг такой ненароком проскальзывает, я незамедлительно ставлю его под вопрос.
... Я не знаю, как правильно.
Это всё про ту же мораль, которую я когда-то объясняла Даше.
Мораль, которую в каждом конкретном случае ты создаёшь с нуля; и отвечаешь за то, что создал.

Даше я объясняла это на примере нищих.
Я пыталась сказать, что для меня неважно, кто передо мной - старушка или молодой парень.
Я редко дам; но если дам, это будет следствием того, что я прочитаю.
Я могу ошибиться и дать человеку, который пропьёт; я могу сознательно дать такому человеку.
Мой выбор будет обусловлен взглядом в грядущее и тем, что я найду в человеке в данный конкретный миг.
*От моего поступка не зависит его судьба. Но я могу вмешаться, если вижу, зачем, и если готова нести ответственность за последствия своего выбора*.
... Ибо мораль индивидуальна, предельно конкретна; и за последствия морального выбора ты всегда отвечаешь сполна.
А за "старушкам надо помогать", "мне стало его жалко", "я даю всегда хлеб, а не деньги, потому что хлеб не пропьёшь", к сожалению, отвечать некому. Индивидуального в этом нет; а если и проскальзывает ненароком, оно всё-таки слепо. Оно руководствуется исключительно настоящим моментом (потому что якобы будущего знать нельзя), тем, что здесь_и_сейчас оно сделает хорошо. Какое ему, в самом деле, дело до того, во что это выльется завтра?

Так вот, возвращаясь к вопросу о душе, у меня нет образца, чего-то, на что я могла бы опереться.
Очень здорово исповедовать, например... любовь.
Исповедуя её (или что угодно иное), ты всегда точно знаешь, что правильно, а что нет.
Перед тобой есть вектор, которому следовали миллионы людей до тебя, и рано или поздно он приведёт к гармонии и умиротворению (вряд ли, правда, к любви).
И вот ты, зная, что хорошо, что плохо, отыскиваешь в себе негативные установки, заменяешь на какие-то более благоприятные, начинаешь контролировать поток мыслей, высветляешь их и чувства и т.д. и т.п.
До определённого момента это отлично работает)
Ибо объективно (проверено на опыте)) лучше не думать мелких гадких мыслей, чем думать их.
Лучше не раздражаться по пустякам, уметь контролировать чувства, понимать природу оных и т.д. и т.п.
... Проблема в том, что по инструкции можно исключительно существовать.
Как бы ты ни доверял источнику оной.
Поступать же... можешь только ты сам.

Где-то в этот момент просыпается Раскольников с его "всё дозволено".
Но, во-первых, чудится мне, в "Преступлении и наказании" всё на порядок глубже, чем это принято толковать, а во-вторых, в том-то и дело, что не вполне всё.
Т.е. формально да, а реально - ответственность и собственная мораль, которой ты всякий раз сам устанавливаешь рамки в соответствии с ситуацией (но рамки эти, конечно, присутствуют).
Не можешь (в каждом конкретном случае фактически с чистого листа!) сформировать свою и очертить её границы - пользуйся чьей-то. Государственной ли, общественной ли, семейной ли. Той ли, которую вы придумали в своём тесном дружеском круге.
Но жить (в узком смысле слова) ты не начнёшь до того момента, пока не вышагнешь за пределы многочисленных норм, правил, обязанностей, точек зрения, классификаций, о-граничений.
Чтобы, будучи захваченным вихрем, не видя кругом себя ничего, кроме мрака, который хорошо бы во что-то оформить, не имея ни одной опоры, кроме той, что внутри тебя (если она, конечно, есть), принимать, однако, правильные решения. Не потому что знаешь, как правильно, но потому что в основе правильности твоя собственная живая мораль (за которую ты осознанно отвечаешь и автор которой - снова и снова - ты сам).

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, кружок по плетению мыслей

01:37 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда я думаю о безразличии, у меня перед глазами возникает девочка, которая полтора-два с лишним года назад на протяжении нескольких месяцев выходила на улицы Питера, Москвы, области, Пскова и раздавала встречным бумажных журавликов, солнышки, радуги, фонарики, мимозу.
Девочка делала это из сильной боли, конечно, но ни до, ни после она не преодолевала своих страхов столь отчаянно и искренне.
... Ибо сильнее всего девочка боялась смерти, а после смерти - людей.

Мне тогда казалось, что люди перестали верить в чудеса.
И что, раз оно так, стоит попытаться создавать их своими руками.
Пусть кто-то не поймёт - зато кто-то улыбнётся, кому-то станет легче на какой-то миг, а может, и на целый вечер.

Это было трудно.
Ведь к каждому ты подходишь индивидуально и предельно открыто - он может ударить, ты же только улыбнёшься в ответ. А вечером придёшь домой и повалишься на кровать от бессилия. Ибо ресурс себя исчерпал.
Но я знала, зачем это делаю. И это было важно.
*Я помню многих из тех людей. Особенно ярко одного московского дедушку. Я тогда раздавала бумажные фонарики - кажется, незадолго до Нового года. Москвичам они были, по большей части, не нужны; времени же у меня было совсем мало, потому что вечером я уезжала в Питер, а утром эти самые фонарики делала. И вот, смирившись с мыслью о том, что повезу фонарики домой, я встретила этого дедушку у ЦДМ. Он так обрадовался мне и рассказал про ёлку, которую ему нечем украсить, а вот теперь будет фонарик. Очень трогательно оно было*.

И вот та девочка смотрит на меня внимательно и ни о чём не спрашивает.
Она знает, что я больше не могу раздавать так прицельно, потому что по ряду причин считаю это неправильным.
Она понимает, что... нам и так слишком много дано, только мы не видим.
Мы проходим мимо всех чудес, в глубине души, однако, продолжая мечтать о "настоящем" чуде.
Или же коллекционируем чудеса как марки в альбоме, ни в одном из них не замечая и сотой доли глубины.

Но девочке всё-таки горько.
Девочке кажется, что лучше делать что-то неправильное, зато вкладывая в него свой смысл, свои стремления, чувства, боль, нежели "умно" про это рассуждать и ни-че-го-не-де-лать.

Ты, конечно, не можешь как раньше.
Но это не значит, что ты в принципе чего-то больше не можешь.
Нужна новая форма и добавить мыслей в основу, а в остальном - исключительно твоя добрая воля.
Так, может... стоит попробовать?

@темы: воспоминательное, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

02:10 

Следуй за белым кроликом (с).
Стою на кухне, чищу яйцо, заходит Алина, и я слышу:
- Говорят, в этот день нельзя выбрасывать скорлупки в мусорку.
Смотрю на неё внимательно, отвечаю:
- Мало ли что говорят.
- Но говорят, - подчёркивает Алина, - что нельзя на Пасху выбрасывать скорлупу. Нужно собрать её в мешочек и [дальше я не дослушала, потому что мне было неинтересно]. - Алина показывает мне мешочек со скорлупой.
- И что? - спрашиваю я, продолжая чистить яйцо. - Какая мне разница, что говорят?
Алина уходит.

Это обычная бытовая ситуация, которая интересна мне вот с какой стороны.
Я искренне считаю, что не доросла даже до религиозного сознания, но в то же время не знаю, что значит до него дорасти.
... Стоит понимать, что религиозное сознание (на мой взгляд) - это не религия, в узком ли, в широком ли смысле этого слова. Не поверхностная обрядность, не вера в приметы, не обозначение себя христианином, буддистом, мусульманином, эзотериком и пр.
Это... та самая вера, которая в состоянии сдвинуть горы.
Концентрированная мощь, которая не боится основываться исключительно на этой самой вере.
Для неё вера не религия, но образ жизни, мыслей, чувств и т.п.

В каком-то смысле, конечно, в моей жизни было что-то напоминающее такой опыт.
Например, в одиночку автостопом на Алтай я ездила исключительно на вере (не религиозной, своей собственной, и в этом была большая проблема)).
Это был ход ва-банк, решение, принятое за неделю до отъезда в пику многочисленным страхам; решение, которое не нуждалось ни в чьих одобрениях (не потому что мне так плевать стало на мнение кого бы то ни было, но потому что по-другому тогда просто было нельзя), и очень, жутко боялось само себя.
... Когда ты утром в Москве выходишь на трассу и в ужасе понимаешь, что то, что ты замыслил и уже начал реализовывать накануне, - невозможно; что ты бы многое отдал за то, чтобы сейчас развернуться и поехать домой; что вот, правда, хоть бы попутчика найти, как советовала Кэти, - всё не так страшно; ты, однако же, находишь в себе силы и не разворачиваешься. Дело тут не только в вере в дружбу, ради которой ты на тот момент делаешь всё, что делаешь, но и в какой-то... предопределённости происходящего? Которую ты сам же и предопределил и теперь как бы за неё отвечаешь.

... В ту поездку всё, на что ты можешь опереться, - вера как таковая.
По пути на Алтай - отдать себя целиком и полностью (тут нет полумер, потому что не может быть) доброй воле Мироздания, по пути с Алтая - не полностью, но во многом за свои действия отвечать самому.
Довольно жёсткий опыт, в общем-то.
Но про религиозное ли сознание?..

Проблема (?) в том, что более я не готова +/- ничего принимать на веру.
Не потому что я сомневаюсь в искренности, допустим, чьих-то мнений.
Не потому что я не могу снова поехать туда же автостопом одна.
Не потому что неприятно перекладывать ответственность за то, что со мной случается, на некие высшие силы, понять которые человек якобы не в состоянии.
Но потому что мне нужно достоверно знать.
Чтобы увереннее отвечать за собственные поступки.
Чтобы не идти в грозу с мыслью - ударит/не ударит - но иметь смелость на месте изучать природное явление.
Чтобы не бояться мыслить самостоятельно.
Чтобы познавать.
... Но если я не доросла даже до религиозного сознания, всё это оказывается проблематичным.
Так, может быть, начать соответствовать себе самой и перестать бояться идти вперёд?

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, под знаком вопроса, тяпкой в душу

03:09 

Следуй за белым кроликом (с).
Не так давно мы ходили с Женей на концерт в Мариинку.
День был солнечный, весенний, светлый, мы вспоминали структуру сонатной формы, и даже въедливый вирус с его повышениями-понижениями температуры не то чтобы сильно мог нам с утра помешать)

Из трёх композиторов, чьи произведения звучали на концерте, я честно знала одного (и то, как выяснилось, не знала совсем: совершенно иные представления были у меня о Бетховене, пока Женя не скинула мне одну из симфоний).
Фамилии же Элгар и Малер не говорили мне ровным счётом ни о чём.

... Бывают такие события, в которых на месте всё.
Настолько они целостные, многогранные, глубокие.
Этот концерт получился... выдающимся.
Он открывался ни за что_не сдающимся Бетховином, в котором сказочность вперемежку с героизмом, неувядающее стремление, горение, мощь.
Продолжился невесёлым Элгаром)
Исполнялся его концерт для виолончели, и мне очень хотелось, чтобы что-нибудь произошло, круг, в который виолончель себя замкнула, разомкнулся бы, и она бы перестала страдать. И что-то стало происходить. Виолончель вышла на битву - раз, второй, третий... Но, однако же, снова и снова ей не хватало чего-то. И она опять начинала грустить наедине с самой собой, искать чего-то внутри этой замкнутости (хотя там, вовне, уже были созданы, казалось, все условия для движения). И на том концерт и закончился...

А во втором отделении исполнялась 4-я симфония Малера.
И поначалу она совсем для меня распадалась, совершенно (очень трудная для восприятия штука).
Но даже при условии этих бесконечных распадов ты (неминуемо, как кажется) ощущал себя в космосе.
Т.е. вот я говорила Жене и повторю ещё раз здесь: ещё когда дома я начинала слушать это произведение, оно мне очень напомнило 1-ю симфонию Чайковского (которую я честно не люблю за то, что она "Зимние грёзы" - и вот не больше) - но в лучших её проявлениях.
Т.е., если 1-я симфония для меня про дорогу (и, собственно, про эти самые грёзы в пути), то 4-я - про путь духа (и, наверное, души). Как просто_дорога она не читается никак)) И это прекрасно.

Это невероятнейший полёт мысли, непредсказуемость (кажется, все обычные ходы Малер делает необычными), красота и колокольчики (колокольчики могут меня примирить почти с чем угодно)) если, конечно, это не первая симфония Чайковского)))
Взлёты и падения, но - по контрасту с Элгаром - подчёркнуто оптимистический настрой.
Тут нет героизма Бетховена - но здесь его и не может быть.
Это непрекращающийся ни на мгновение поиск, который приводит в рай.
И вот в этот момент перестаёшь понимать, почему читателей обычно не устраивает рай в изображении Данте.
Я, скорей всего, трактую сейчас крайне вольно, но для меня финал у Малера едва ли не живая иллюстрация картин Данте. Это очень (непередаваемо прямо-таки) красиво и светло, это невероятной глубины и отточенности чувства, это... событие (участие в котором принимают все слушатели).

Знаете, я всегда хотела услышать голос как полноценный музыкальный инструмент.
И ни разу мне это в полной мере не удавалось (почему-то априори голосовые партии выделяются на фоне прочих, они главные, в центре внимания и т.пю).
В финале симфонии Малера этот самый голос прозвучал.
Он... сделал невероятное (т.е. по логике, должен бы был быть самым главным), превратил волшебство в Волшебство - и при этом оказался тем самым инструментом, просто_частью оркестра. Наравне со скрипками, арфами, флейтами, виолончелями и пр.
Так это здорово!..

А ещё у первой скрипки было две скрипки, и это чудесно)
Никогда раньше такого не видела)

И вот ты выходишь - и всё не можешь осознать.
Ни как можно было написать такое мощное, космичное произведение, ни как просто взять и исполнить, не сфальшивив ни в чём.
Чтобы получилось последнее, нужен и ясный взгляд дирижёра, и слаженность и глубина чувств (и понимания, наверное) в оркестре.
Иначе как залу летать.
... Так вот им в этот день удалось.

@темы: музыкальная шкатулка, кусочки счастья, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

02:17 

Следуй за белым кроликом (с).
Вести паблик, по ощущениям, как преподавать.
Не кому-то что-то, но делая резкий крен то в одну, то в другую сторону.
Постоянно рискуя, меняя курс, не зная, что будет завтра, но что завтра - будет.
И непременно с отсылками к сегодня.

- Ты уже второй раз за последние два дня радикальнейшим образом переписываешь историю, которая уже начала было формироваться, - бурчит внутри. - Каким образом ты намерена выплывать из всего этого?
- Этот вопрос я задаю себе перед каждой парой))) Порой мне кажется, что не выплыть совсем_никак. Что нужно бросить всю эту затею и стать обычным, правильным преподавателем (у которого всё всегда по плану, знающие ряд "обязательных" вещей студенты и т.д. и т.п.). Но знаешь, то чувство, которое прорастает внутри, когда ты вместе со своим судном и командой вдруг выплываешь из очередной пучины, - бесценно. И я не готова променять его на покой.

Года полтора назад этот текст появился тут.
Теперь он висит в паблике, но вспомнить его здесь для меня сейчас не менее важно.

Текст.

@темы: картинки у меня в голове, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

00:43 

Следуй за белым кроликом (с).
В Питере нынче зима. Т.е. её тут, конечно, принято называть безвременьем, но... даже не знаю.
Просыпаешься утром - снегопад, едешь на работу-с работы - тоже.
Без перерыва, с сильным ветром и мягкими-жёсткими хлопьями снега в лицо.

Группа детей-альпинистов едет на какую-то игру (в смысле, соревнование).
С рюкзаками, палатками, верёвками, шлемами - всё, как у них положено.
Весь путь до Балтийской учатся вязать различные узлы, а я смотрю на белые-белые пейзажи за окном (снега и правда очень много нападало) и вспоминаю, как в очень похожую погоду (правда, снега было на порядок меньше)) мы выезжали в Хибины. Было страшно (мягко говоря)), но мы тогда прицельно ехали в зиму и собирались ночевать не в палатках. А тут в палатках там, где расчёт был на весну.
Жестоко оно, но дети прямо молодцы: позитивные-позитивные (по ощущениям от настроя, в полноценный поход едут, но нет, до воскресенья).

Вообще, отличнейшая погода перед страстной пятницей.
Правда, у меня то Хибины, то Алтай.
Еле-еле я сегодня добралась до дома на почти отвалившейся подошве.
Если учесть тот факт, что за последние дней 10 это вторая пара обуви, в которой_пока_больше_нельзя_ходить_никак, а также то, что с зимы точно (с осени - с большой долей вероятности) каждый шаг на улице для меня через физическую боль (причина может быть разной, но факт вот такой вот), мне, наверное, пора задуматься о своей жизни))))
А точнее, о тех внутренних дырах, которые это всё вызывают.
На Алтае я с ними так и не разобралась.

А в остальном, у меня прекрасные студенты.
- Я смотрю, вы не любите упрощать жизнь, - говорит мне Наташа, которой я отказываюсь переводить слова из домашнего стихотворения Рильке.
- Терпеть не могу, - не задумываясь, соглашаюсь я.
У нас звучит то Евтушенко, то Цветаева - и я давно уже не считаю, что это почему-то может быть неправильным на паре по немецкому языку в университете.

Помню, как-то Наташа задерживалась, а Сабрина придумывала, какую картину Дюрера описать ей по-немецки.
- Нет, ну эту Наташа не узнает, - рассуждала Сабрина. - Я сама её не знала до этого момента.
(А там гравюра такая... ну, не самая известная, наверное).
- Наташа училась в художке.
- Я тоже.
- А вы всё-таки попробуйте, - предлагаю я, думая, что Сабрина просто не понимает, что я имею в виду))
... Наташа узнаёт картину по первому же слову.
И это совсем меня не удивляет)
Чудесные люди)

@темы: околофилологическое, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу, записки на манжетах, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, человеки!..

16:53 

Следуй за белым кроликом (с).
Вирус трещит из всех углов: но картина была бы неполной, если бы...
... если бы всё вышеозначенное не было (не очень) красивым фоном для кризиса веры как таковой.

Этому кризису, в общем-то, уже полгода.
Изначально он проявляет себя как кризис в методологии (т.е. ты упорно каждый день что-то делаешь, а потом перестаёшь в это верить; точнее, наверное, в себя как в деятеля).
Но коль скоро выхода из этой воронки ты не видишь, а перестать делать то, чему не один год и что в то же время самое важное, что есть у тебя в жизни, представляется кощунством, оно перекидывается и на другие сферы тоже.

И в итоге всё это оборачивается кризисом веры как стиля жизни.
Есть штуки, которые я - в каком-то смысле - знаю (к которым я когда-то через эту самую веру пришла).
Но чтобы их знать, нужно что-то делать.
А делать так, как я делала раньше, я, строго говоря, не могу.
А по-другому не получается.
И это очень больно.

"Это всё оправдания, Настенька! Ты просто лентяй и не хочешь как следует подумать!"

Это всё может быть оправданием, безусловно.
И, наверное, им и является.
Но...
А нет никаких но.

В тот самый беспощадный январь мы сидели с Дашей в ночи в Саратове и говорили про болезни.
Речь, как это часто у нас бывает, шла о силах, природу которых мы не ведаем.
- Я могу сказать своему колену не болеть, - отвечала мне Даша. - Но что его тем самым вылечит, я не знаю. И в этом смысле лекарства оказываются лучшим вариантом. Их природу я, по крайней мере, понимаю.
- Но всё ведь... проще, - возражала я. - Т.е. да, я могу, например, визуализировать вирус, придумать способ его удаления за пределы своего организма и, собственно, благополучно удалить. Если я в достаточной мере наивна, я буду считать, что сделала это сама. Но природа визуализации как таковой при этом останется для меня сокрытой.
Поэтому в идеале я не прибегаю к подобного рода методам. Но просто начинаю мыслить.
- Но природа мысли неведома тебе в той же мере, что и природа визуализаций.
- Нет, извини. В данном случае, я мыслю предельно конкретно. Я ищу в совокупности своих идей те, за которые уцепилась болезнь, продумываю их тщательно, меняю ряд установок и выздоравливаю. По сути, выздоровление является результатом этой самой внутренней работы над собой.
Да, мне неведома природа отдельно взятой абстрактной мысли. Однако в данном случае мысль не падает мне на голову, непонятно с чего, как и кем данная. Я думаю конкретно о конкретном. О том, какие шероховатости внутри меня вызвали тот или иное заболевание, и о том, как я могу их проработать.

Так вот, оказывается, нет никаких "но", потому что вера как стиль жизни для меня сейчас аналогична визуализации заболеваний. Я не знаю ни с чем имею дело, ни, соответственно, какие последствия это всё за собой повлечёт.
При таком раскладе логичнее принять лекарство (пойти, например, в монастырь).
... Но это я и в январе знала.
А вот что не нужно понимать природу мышления, для того чтобы суметь по-другому, - почти откровение)

Весь мой конфликт ведь строился на том, что я не могу понять, что оно такое, как ни пытаюсь.
А раз я не могу понять, я и мыслить не в состоянии.
Но мыслить можно без понимания глубинной сути процесса.
Нужно лишь решительно начать.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

01:34 

Следуй за белым кроликом (с).
Последние четыре недели я стараюсь себя организовать.
Одним воскресным мартовским вечером прихожу в Щелкунчик с мыслью: очень много времени уходит в пустоту, мотивировать себя мыслить зачастую не получается, дел много и важных, а времени нет (хотя было бы, если бы не пустота), а главное, они растекаются в голове, ты забываешь о том, что хотел сделать то-то и то-то (а если бы помнил, глядишь, сделал бы раньше) => надо что-то менять в системе, точнее, попросту её создать.
И вот я выписала на листочек всё то долгоиграющее, что хотелось бы куда-то сдвинуть с мёртвой точки, учла, что в понедельник и в четверг я в Петергофе допоздна (т.е. много сделать в эти дни не получится), решила, сколько раз в неделю было бы хорошо заниматься тем и этим, взяла салфетку, разделила её на 22 кусочка (по числу этих самых дел) и принялась вытягивать их в произвольном порядке.
В среднем по больнице получилось 5 дел в день; в остальном, занимайся, чем хочешь: 5 лекций на неделе мозга, офф, Айвазовский, встреча с Хельтой - всё это никак не может повлиять на состав плана как таковой.
(Чтобы вы понимали, о чём речь: к делам относились (и относятся) ремонт, диплом, классическая музыка, художественная литература, философская литература, эзотерическая литература, книги по физике и геометрии, творчество, поездки на природу, мысли).

... Я понятия не имела, как я собираюсь с этим справиться.
Ибо каждое из вышеозначенных дел (на тот момент, за исключением диплома и отчасти Аристотеля, ибо очень он для меня сложен) выполняется с погружением.
Т.е. ты не просто читаешь текст по механике - но вправляешь его в свою картину мира, оживляешь, в каком-то смысле; и так со всем.
(И вот у тебя с утра Айвазовский на несколько часов, потом лекция про мозг, а потом ещё 4 непростых занятия; спрашивается, как?.. Это же невозможно!)

Возможно (не без долгов, правда).
Очень... странно при этом себя ощущаешь.
Вроде, и невероятно правильно в кои-то веки (за счёт этой сумасшедшей скорости внутреннее болото начинает реально_рассасываться - ты, собственно, на то и рассчитывал, но не думал, что результат окажется таким скорым), на месте, а вроде, чисто рассудочно непонятно, а как это (тебе реально кажется, что прошёл месяц, а только неделя закончилась).

... Но несмотря на то, что скачок совершился, несмотря на то, что изначально я старалась по возможности гармонично сочетать строгость и гибкость, следующие две недели оказались качественно другими.
На второй я слегка увеличила объём материала и перестала подтасовывать карточки (на первой, например, если на один день попадало два ремонта, я переигрывала, потому что мне казалось это неадекеватным; на второй я решила, что ничего крамольного в этом нет).
Но за счёт долгов с прошлой недели в среднем по больнице дел получилось по 6 (а ведь у меня и "своих" дел немало, и их, опять же, надо как-то вписывать), и я стала фиксировать некоторую суетность (не дело ради смысла, а дело ради очередной закрашенной жёлтым маркером строчки), с одной стороны, а с другой - как следствие - убегание времени в пустоту (ты словно бы становишься участником квеста ради квеста, растёт внутреннее сопротивление, желание урвать время для себя и т.д. и т.п.).

Ок. На 3-й неделе я снова кое-что поменяла.
Чтобы не оставалось лишнего времени на пустоту, количество дел я увеличила до 32-х, при этом убедила себя в том, что качество превыше опасения остаться в долгах.
Стало лучше. Но не настолько, насколько мне бы хотелось (некоторые дела, которые мне нравились и нравятся, стали вызывать не то чтобы отторжение, но ощущение усталости), вследствие чего (а также ряда других причин) план на 4-ю неделю звучал у меня: "Организуй себя сам!"
Ну... давайте честно: организовать себя сама я покамест не могу.
С одной стороны. Но с другой, когда всё исключительно_добровольно, возвращается изначальная глубина (и по сути, делаешь ты на порядок больше, потому что концентрируешься на чём-то одном и открываешь для себя в нём новые двери и смыслы).
(Другое дело: оказывается важным знать меру; в какой-то момент я откровенно перегибаю с ремонтом - вплоть до ощущения полнейшего физического бессилия - и на следующий день обнаруживаю себя с вирусом).
Так что план на 5-ю неделю будет; и в него я постараюсь всё ж-таки добавить разумности и меры.
Пока не до конца представляю, как.

... Про другие промежуточные итоги этой эпопеи.
Я доредактировала диплом и рискнула позвонить научнице спустя почти_год; дошкурила стены (это казалось чем-то мало реальным, потому что мне очень трудно выносить этот звук), продвинулась в чтении ряда книг, так что, например, теперь в глушь я езжу так: "О, как интересно ручей соблюдает такие-то законы механики!" [физика и геометрия стали ближе, менее абстрактны, и это, собственно то, что я искала не один год, но никак не находила, т.е. достаточно важно для меня], чуть-чуть потрепала своё мышление (вот с ним труднее всего).
Но что интересно: то, о чём я думаю, переплетается (совершенно внезапно для меня!), например, со штайнеровской этикой, и я устраиваю этот самый недельный "перерыв" во многом потому, что мне требуется оживить эмоции (ибо мысль дальше без них не идёт, равно как и нравственность).
А для этого нужна полная перестройка всего (никак не 32+ дела на неделю).

... Терракт способствует оживлению эмоций.
Но что интересно лично для меня: в этой полузабытой сфере отражается, как на ладони, деятельность последнего месяца.
Меня вышвыривает то в жуткие бездны, то в эйфорию (а потом я и вовсе благополучно заболеваю)), и я точно так же, понятия не имея, а как правильно, пытаюсь нащупать баланс.
А он точно так же оказывается не там, где я пытаюсь его нащупать))
(Я стараюсь буквально и широко, а стоило бы небуквально и глубоко).

Такая вот история.
Которую я напоминаю прежде всего себе, потому что по умолчанию не считаю за деятельность (но считаю за нечто само собой разумеющееся).
Считать я, безусловно, могу всё что угодно, но делать вид, что такое радикальное изменение, прежде всего скорости моей жизни, никак на меня не влияет, - абсурдно.
... Буду искать дальше.

@темы: "разговоры ни о чем и о главном", а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное

13:59 

Следуй за белым кроликом (с).
Всякий раз, когда мне начинает приходить в голову, что глубоко чувствовать я не умела никогда, подсознание включает режим кошмаров, и мне приходится признавать, что я ошибаюсь.

Сейчас, например, мне регулярно снятся сны про мою покойную кошку.
Конец истории про неё я никогда не скрывала, он печален, мрачен и в 2-х частях.
читать дальше
Но было у этой истории и начало. Если рассматривать его отдельно, то с добрым концом)
читать дальше

И вот я вспоминаю всё это и заключаю: нет, чувствовала я всегда в меру глубоко.
Моя проблема заключалась в том, что свои чувства я не умела контролировать.
Я никогда не выражала их вне дома (потому что меня приучили к тому, что так неправильно; другие люди не должны знать о твоих проблемах и тем паче видеть твои слёзы; но это не контроль, это запрет - в корне разные вещи), но будучи дома, подолгу плакала каждый день.
(Если вы когда-нибудь плакали каждый день, вы, наверное, понимаете, почему так делать не стоит.
Особенно на протяжении многих лет).

Сейчас с контролем у меня на порядок лучше.
Но всё-таки, когда я начинаю думать про то, что, чтобы поднять чувства, нужно их для начала иметь, сознательно погружаюсь в эту стихию (думаю: о, надо же, какое всё знакомое!)) и позволяю ей быть_внутри_меня, в какой-то момент я обнаруживаю, что не контролирую и половины.
(Контролировать - значит, одновременно с чувствованием в меру ясно понимать, что с тобой происходит, и тем самым не давать нанизываться на чувство мыслям-паразитам, например).
Не потому что я не в силах эту половину осознать - потому что я её не распознаю тотчас же (она сливается с мыслями о чём-нибудь важном и выдаёт себя за осознанную часть).
А там, где ты не распознал что-то и позволил бессознательному выйти на арену, образуется воронка.
И тут уже не до осознания чувств - ворота нужно закрывать, за которыми живёт бес-сознание.
Иначе сам не заметишь, как окажешься в нём; а оно по сути своей как болото - ненавязчивое, неяркое, но затягивает качественно.

Если здесь есть мораль, то она про то, что чувствам бы хорошо быть - но осмысляемыми.
Однако есть нюансы.
Во-первых, при таком раскладе мысль должна бы следовать за чувством (не после и не одновременно, а именно что за).
Во-вторых, стремление отграничивать адекватные идеи от неадекватных должно бы быть искренним, а также сильнее, нежели собственный эгоизм.
В-третьих, необходим какой-то запас этих самых адекватных идей.
В-четвёртых, нужна отточенная воля.
В-пятых, хотя бы зачатки любви (любовь здесь, очень грубо выражаясь, лакмусовая бумажка; когда ты не знаешь, как поступать (чувства ведь одни на всех, они не окрашены в плюсики-минусики, добро-зло и т.п.), когда чувства, сговорившись с рассудком, утверждают, что они правы, только любовь в состоянии напомнить тебе о том, как осуществляется адекватный выбор, и проложить мостик к живым мыслям).
Работы, в общем, много.
Но это радует)

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, кружок по плетению мыслей, тяпкой в душу

Упражнения в прекрасном.

главная