• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: а - так (список заголовков)
22:03 

Следуй за белым кроликом (с).
В половине случаев мои свидания с Петергофом без слёз не обходятся))
Сговорились сегодня с Финским и смотрят невинными глазами.
- И зачем? - спрашиваю.
- Есть вопрос - есть ответ, - отвечают.
- Так-то оно так. Но этот вопрос я тебе, Петергоф, не задавала!
Ну да, о чём это я, в самом деле)
Удивляюсь, что пространство, знающее меня лучше меня самой, в курсе того, какие вопросы меня сейчас мучат =))

В этой связи захожу в самое петергофское из петергофских общественных мест.
- Давно вы не заходили! - встречает меня владелец.
- Да, я знаю. [Наверное, с год. Но никогда не сомневалась в том, что меня там помнят].
... В Петергофе всё-таки невероятно правильные штуки случаются.

Из обрывков разговора:
"Пока все мечтали стать космонавтами, первооткрывателями и учителями, я мечтала стать гардеробщицей. И, чувствую, гештальт не закрыт. Эта работа казалась мне во всех отношениях идеальной. В первую очередь потому, что самый часто посещаемый мной гардероб находился в поликлинике. Я не любила поликлинику и болеть, но детский сад я ненавидела. Поэтому весь день принимать куртки и пальто и раздавать номерки было моей мечтой. И не болеешь, и сад не посещаешь".

- А музыкалку ты любила как место, в котором можно было не вспоминать про садик?
- Отчасти. Понимаешь, я не то чтобы любила музыкалку. За те 12 лет, что я там провела, я так ни с кем и не подружилась (и даже приятельницей никому не стала). Был момент, когда я стала общаться с новенькой девочкой, которая очень мне понравилась. И где-то, наверное, с месяц мы как будто были друг другу не совсем чужие. Даже, знаешь, сидели вместе в автобусе, что вез наш хор на концерт в Дом Музыки. Но потом Алину как-то все разом полюбили, у неё появилась своя интересная компания, и со мной она больше не общалась.
В садике в плане общения было так же, но там ещё наличествовал элемент принуждения. В нас запихивали еду, которую мы недоедали, заставляли спать в тихий час (а как ты там уснёшь, если совсем не хочешь?), ну и просто - весь день ты находился в довольно тесном пространстве в окружении людей, которых не хотел видеть.
Музыкалка, конечно, казалась островком свободы.
- А когда садик закончился?
- Когда садик закончился, началась школа))) По сравнению с садиком, она казалась мне раем, правда, но всё равно. Ну, и дома проблемы обострились серьёзно.
- Т.е. музыкалка всё ещё оставалась тем чудо-островком?
- Да. Но был и ещё один аспект. Я ведь училась в хоровой школе. Хор у нас был три раза в неделю обычно и пять-семь - в преддверии какого-нибудь важного концерта или конкурса. По будням репетиции по партиям, по субботам - общие. Многим не нравилось ходить по субботам на хор, во-первых, потому что по субботам, во-вторых, потому что репетиции длились от трёх часов и дольше. А я жила ожиданием этих дней)
- Почему?
- Потому что... в основном мы пели духовную музыку. Для нас, например, было чем-то в порядке вещей приехать в какой-нибудь польский католический собор и всю службу развлекать прихожан своим пением) У нас и нецерковный репертуар, конечно, был, но он интересовал меня в меньшей степени, потому что не понимала я его, по большей части.
- А церковный понимала?))
- Когда мы репетировали что-нибудь духовное, особенно если только концертным составом, я начинала видеть странные штуки. Не вспомню сейчас, что они из себя представляли. Они были очень красивые, красочные, но видела я их не глазами (глаза всё-таки смотрели на дирижёра)) - не знаю чем. Ощущение от них было невероятно светлое. Все проблемы разом переставали существовать. Ты буквально оказывался вырванным из повседневной реальности и парил где-то. Внутри было тихо и радостно. И колокольчики звенели.
- Гкхм.
- Скажешь, придумывала? Может быть. Но у нас и правда неплохой хор был (и есть). Два года подряд побеждает в европейских хоровых играх в номинации духовная музыка. Не думаю, что это случайность.

Такие дела.

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

02:42 

Следуй за белым кроликом (с).
Взяла себя в руки - написала письмо студентам.
Старалась сделать его не трагичным, а напутственным; не знаю, что получилось в итоге.

Так или иначе, 3 года преподавания немецкого языка в вузе принесли мне очень разноплановый и важный опыт.
Я и не думала никогда, что такое возможно)
Были, конечно, неприятные моменты - но неизменная радость от того, что едешь туда и сейчас, думаю, говорит о многом. И искупает многое.

Однако в детстве я очень любила книгу про Мери Поппинс.
Переслушивала, и переслушивала, и переслушивала кассету про неё, даже фильм не раз смотрела.
И не могу не отметить: ветер меняется.
И отныне нам с бюрократией не по пути.

Понятия не имею, как собираюсь из всего этого выкручиваться: репетитор из меня так себе, да и не люблю я это занятие. Точнее: люблю его на порядок меньше, нежели преподавать русским студентам в вузе.
Но, может, стоит начать преподавать математику. Это хоть интереснее.
Ну да посмотрим.

Как бы там ни было, начинается новая страница.
Её, как водится, открываешь не без внутреннего трепета, да оно и хорошо)
В конце концов, вспоминая наш диалог с пограничниками:
- А если звери какие дикие? Волки, медведи?
- Я справлюсь.
Справлюсь, ага)
Доброй вам ночи!)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

20:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Такое странное для города чувство, когда мозг говорит: "Это невозможно!" - и ты не собираешься с ним спорить, потому что он прав. Но и не делать чего-то, просто потому что оно представляется невозможным, в твоей картине мира возмутительно. В итоге делаешь и будто бредёшь по цепочке: невозможное->возможное, невозможное->возможное, невозможное->возможное... Очень правильно (очень по-горному) ощущая себя в процессе.

Хотя собирать огромный стол и комод в одиночку и вручную - то ещё занятие))
Стол весит более 60 кг, и, конечно, эту цифру составляют в т.ч. 2 тумбочки и ящик, но столешница внушительная.
На инструкции недаром нарисованы два жизнерадостных человека, которые её на эти тумбочки устанавливают.
Но, оказывается, в одиночку тоже можно))

Не то чтобы ты стремился ставить рекорды и делать вещи, которые разумно делать вдвоём, в одиночку.
Но то некогда ждать возвращения папы с работы, то он спит - ты включаешь мышление и понимаешь, почему ножка комода постоянно отскакивает, и т.п.
*Хотя на отвертку у меня уже, кажется, развилась аллергия :)*

Много деталей, при чтении схем и переносе их на "реальную действительность" требуется немало внимания и терпения. Там что-то недозавинтил - приходится приподнимать столешницу и держать её на голове, покуда руки стараются дозакрутить уже из положения снизу вверх, здесь не обратил должного внимания на значок (потому что не понял, для чего он) - ножка комода отказывается цепляться за стенку, а вот лишние усилия затрачиваются тут, тут и тут, и это ты ещё сосредоточенно серьёзен)
Но инструкции по сборке мебели на порядок проще схем оригами))

... Люблю вот так сосредоточенно созидать много часов подряд.
С одной стороны, это выматывает, но с другой, ты ощущаешь происходящее всем собой, искренне погружаешься в него и даже почти улавливаешь, как оно всё устроено (хотя, чтобы уловить вполне, стоит что-нибудь собрать по собственным чертежам :smirk:), творя не одну только физическую реальность.

Под конец закрываю глаза на очередное за этот день "не собиралась", "не успею" и т.п. и перетаскиваю вещи и огромные, нескончаемые стопки книг в новое пространство.
Потому что никто не обязан этим заниматься, кроме меня, потому что родители считают, что ничего никуда не влезет (а вдруг у них и правда нет?), - а я рассовываю все книги по ящикам и полкам и вытираю пот.
Может быть, мне стоило потратить этот день на поиск дна для шкафа.
Или встретиться с людьми, которые хотели меня видеть.
Но то, что выкристаллизовалось в итоге за час до моего отъезда в Питер, мне нравится.
Я думаю, оно не то чтобы подарило надежду - но ситуация со шкафом перестала зиять гнойной раной не только в моей голове.
И это радостно-радостно.

... А в Питер здорово возвращаться.
Всякий раз не могу этого не отмечать, когда поезд мчится уже по Ленобласти.
Я люблю Москву, но, как писала уже когда-то в связи с Архызом, она для меня из тех мест, которые любишь, потому что этого хочешь. Сначала усилие, потом любовь.
Питер же любишь безусловно. Хочешь ты того или нет. И скучать по нему всякий раз начинаешь за несколько дней до отъезда. Из Питера))

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза

00:10 

Следуй за белым кроликом (с).
Иногда мне очень хочется забыть о том, что я не пью.
Просто опустить уже руки и очутиться в этаком блаженном неведении.
Но нельзя.

Собирали мы тут с папой шкаф.
Нормально, в общем-то, собирали, но и не без греха.
Папе всё не нравились мои походные вещи (а когда папе что-то не нравится, это "весело" ), а мне не нравилось то, как он об этом говорит, поэтому они оставались лежать там, где лежали, но пришла мама и то ли повышенных тонов испугалась, то ли что, но начала их перекладывать на этажерку.
В итоге получилось так, что этажерка упала на дно нижней части шкафа (шкаф двухчастный) - и хорошо, что не на кого-то, ну и, собственно, дна у шкафа больше нет.

Всё это очень непросто, честно говоря.
Потому что ты испытываешь определённый спектр эмоций, но вынужден оставаться в сознании, не давая делать окружающим отчаянные и заведомо ни к чему доброму не ведущие штуки, подсказывая, что можно предпринять в подобной ситуации, почти не срываясь.
*А хочется как минимум разрыдаться*.

Каким-то чудом мне удаётся повернуть ситуацию в мирное русло.
Под шумок дособрать верхнюю половину, убедить в том, что всё решаемо и даже не слишком сложно, придумать, собственно, каким образом решаемо, но господи, до чего же это всё больно. До чего же это всё бурно клокочет внутри. До чего страшно, когда у других болит, а ты ничем не можешь помочь (но кажется, только приносишь дополнительную боль одним своим молчаливым присутствием), хотя можешь.
C'est la vie.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

02:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Всё чаще мне в жизни приходится выбирать из двух (трёх, четырёх) зол.
Когда плохо и так, и так; когда, что бы ты ни выбрал, в кратковременной перспективе фактически гарантирован ад.
Когда не выбирал бы ничего, господи, - но в отсутствии выбора заключается зло (которое хуже любого ада).

... И можно, действительно можно выбрать неправильно.
Но стоит понимать: в самом факте сделанного неправильно выбора не содержится никакого приговора.
Выбрать неправильно - нормально. Понять, что ошибся, и выбрать снова, но уже правильно - тоже.
А вот идти на поводу у собственных страхов и не выбирать - чудовищно.
Пусть в кратковременной перспективе это, как правило, и самый радужный (приятный, комфортный) вариант.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

10:32 

Осторожнее.

Следуй за белым кроликом (с).
Чаще всего на Кавказе в мой адрес говорили: "смелая".
Мне не хотелось ни спорить с людьми, ни выяснять, что же они имеют в виду, но это, пожалуй, тот самый пункт, который способен довести меня до отчаяния.
Дело не в том, что я сама себя таковой не считаю (и не в том, что мне стыдно за то, что я трус).
Дело в том, что мне очень сложно продолжать что бы то ни было делать, после того как я начинаю вдумываться в это во всё.

... Ведь ничего не меняется.
Что бы ты ни вытворял, как бы над собой ни работал, всё остаётся тем, чем было.
Да, есть некая шкала твоей собственной относительности.
"Я относительно себя годовой давности", - и поехали дальше.
Но беда в том, что всё оно не имеет ровным счётом никакого значения.
Это как с историей: если мы максимально приближаем к себе некое историческое событие, то волей-неволей обращаем внимание на ряд граней. Но стоит нам - хотя бы чуть-чуть - его от мысленного взора отдалить, как все проступавшие и казавшиеся немаловажными грани стираются. И становится понятно, что дело-то вообще не в них.

Ну, или с другого угла: нельзя стать хорошим человеком.
Чем лучше ты становишься, тем хуже ты становишься.
А в сущности, не становишься вовсе.
И так есть, знаешь ты об этом или нет.

Единственное, что я могу противопоставить всему этому аду, - переходящую в знание веру.
Но чем дольше я живу, тем больше сомневаюсь в своей способности верить, быть верной, любить.
Каждый день оно рассыпается у меня на глазах, и я давно уже не нахожу сил собрать его обратно.
Всё, что я в состоянии делать, - следить за тем, чтобы оно не исчезло вовсе.
Выходит, я просто махровый эгоист, думающий только о своём благополучии?..

Помню, в день рождения я вернулась из 10-ти часовой радиалки и позволила себе одну слабость.
Дело в том, что газ я экономила, а разводить костер после заката солнца считала занятием неблагодарным (особенно если учесть, что жила я выше зоны леса), поэтому предпочитала после длительных радиалок не ужинать (в конце концов, завтрак и перекус - это не так уж и мало).
А тут... захотелось мне вермишели очень (ну, в качестве исключения).
И я не просто себе вермишель на горелке сварила - чай заодно вскипятила (кажется, можно на пальцах сосчитать, сколько раз за этот поход я пила свой собственный чай)! И это было так радостно, с одной стороны.
Но с другой, мне всякий раз болезненно непонятно, что же мы празднуем.
Устраиваем день имени себя - того самого, что увяз во тьме.
Это нормально?..

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

14:17 

Следуй за белым кроликом (с).
В горах разное происходит.
Но что бы ни, тебя не допустят дальше того предела, за которым ты не можешь уже ничего.
Иногда уроки эти очень травматичны, однако стараться их избежать - затея не то чтобы пустая, но сомнительно ценная.

Я очень боюсь гроз.
Грозы - это то явление, которое преследовало меня от Тюнгура до Новосибирска, но, скорее, как угодившего в мышеловку мышонка.
Я ничего не могла сделать со своим страхом, кроме как, чуть-чуть его проработать.
Но Кавказ всё расставил по своим местам.

... Мы стояли на Семицветном двумя палатками.
Во второй была семья из 4-х человек: Локки папа, мама и две маленькие девочки.
Гроза началась в середине ночи и продолжалась часа 4.
Кажется, что обычно она сосредотачивается над вершинами и перевалами, но в этот раз не обошло и наш полуостровок.
Небо вечером было ясное-ясное, а тут вдруг так.

В грозу страшно то, что внешне ничего поменять ты не можешь.
Над тобой грохочет стихия - и если молнии суждено в тебя попасть, так и будет.
... В таких ситуациях молишься за других.
За тех, кому сейчас ещё более жутко.
За тех, кто, может, без палатки бредёт куда-то, или вот за детей по соседству.
(Хотя будем честны: в палатке такое огромное количество вещей - отличная приманка для разряда, что даже смешно, пожалуй, и большое внутреннее усилие требуется для того, чтобы не выскочить из неё в страхе).
Но кругом ночь, и горы содрогаются от грохота, и ты вместе с ними.

... Несколько дней спустя я спускалась с вершины горы.
Мысль о спуске возникла у меня сразу, когда я увидела прямо над собой дождевую тучку.
Пару минут назад она была белым облачком, и хотя алтайский опыт подсказывал мне, что из такого грозы не прольётся, хотя гроза-гроза была далеко (насколько ты можешь судить, наблюдая её формирование с вершинки), по какому-то наитию я стала спускаться вниз.
Тучка, разумеется, последовала за мной (немножко досадно наблюдать светлое голубое небо над вершинкой, на которой только что был, но что поделать).
Под редкие дождевые капли я добралась до перевала, спустилась где-то на 2/3 и вдруг повернула направо - снова по какому-то наитию.
Вправо уходила неуверенная тропка, позволяющая добраться до Семицветного без сильного сброса высоты (траверсом).
Я никогда по ней не шла, но вот свернула.

Где-то через пять минут без объявления войны на меня начал выливаться ливень из той самой маленькой тучки.
Склон загрохотал, посыпались молнии.
Я как раз брела по курумнику (а по той тропе курумник и заросли рододендрона, и больше нет ничего), нашла камень, который чуть выступал над другими, образуя своего рода карниз, укрылась дождевиком, который даже надеть не успела, и принялась ждать.
... В какой-то момент небо полностью затянуло (две грозы как бы соединились).
Стало очень холодно, меня начал хлестать град - а молнии всё ещё пылали над головой.

В такие моменты понимаешь, что, в общем, всё равно, находишься ты на вершине, тут на склоне или в палатке.
Это не рассудочное понимание - это то, к чему приходишь, когда снова ничего не можешь поменять.
Кажется-то, что, добеги ты до стоянки, всё было бы хорошо.
Только это иллюзия)
Слишком неприкрыто туча следовала конкретно за тобой.

... С тех пор я не то чтобы не боюсь гроз - но они перестали быть для меня каким-то непереходимым страхом, чем-то, с чем я совершенно не умею взаимодествовать.
Я предпочитаю с ними не сталкиваться, но когда сталкиваюсь (а Кавказ это регулярно обеспечивает, словно по заказу)), моя Вселенная не рушится. Я остаюсь той же, кем была, и могу не только сидеть и бояться.
И это... невероятное что-то.

***
Но рассказывать изначально я собиралась не про себя.
Вспоминая начало поста, приведу два зеркальных (для меня) случая.
Они важные.

1. Как-то раз я спускалась с вершины горы за перевалом Аюлю.
Я, скорее, спешила, потому что до Семицветного далеко, и хотелось бы быть там до темноты, но спуск прошел сильно быстрее, чем я рассчитывала, и я задержалась в своем любимом предвершинье.
И вот смотрю я в сторону перевала, а там идет группа.
Далековато, видно не очень хорошо - ну да что мне там рассматривать.

А через перевал проходит огромный снежник.
Сначала он просто идет под довольно крутым уклоном, а потом вдруг обрывается почти под прямым углом.
Те, кто проходят через перевал, обычно обрезают его по верхней половине под определенным углом.
Но тут какой-то человек (тогда мне показалось, что лет 17-ти) начинает двигаться по нему параллельно склону.
И по началу он делает это нормально - но на вертикальном обрыве что-то определённо идёт не так, и мужчина теряет равновесие.
Я не вижу со своей высоты, чем заканчивается эта история, но для меня она выглядит очень плохо, потому что там и скорость развивается нехилая, и огромные камни на выходе со снежника, и что-то определённо пошло не по плану.

Я думала, что исход этой ситуации летальный.
Но догнав эту группу любителей на полпути к Семицветному и побыв у них проводником (прямо-таки яркая моя функция в этом походе)), я выяснила, что пошло не по плану всё у их очень крутого руководителя лет 50-ти (из тех, кто может всё и кто плевать хотел на всякие 'невозможно';).
Он не соскользнул, он планировал проехать под углом 90 градусов, чтобы быстрее забрать рюкзаки своей семьи, однако палки, которыми он собирался тормозить, оказались для этого неподходящими, и мужчина потерял равновесие.
Он говорил мне, что много ругался матом - там, на камнях, под снежником, что этот день - день его второго рождения, но обошлось даже без царапин.
*А если бы на его месте был кто-то другой, было бы почти с гарантией худо*.

2. Но бывает и по-другому.
Мне нужно было попасть на горку за перевалом Караджаш, но я очень смутно представляла себе, где он находится (и где, соответственно, проходит тропа).
Увидев молодую пару (и подумав, что они, конечно, туда), я дождалась их, чтобы эту самую дорогу узнать.
Но оказалось, что они сами идут по навигатору, и мне снова пришлось работать проводником :), потому что уносило их откровенно не туда (моё смутно было, оказывается, не так уж и).
И вот идём мы с ними по тропе, а девушке откровенно не нравится происходящее.
Она очень неуверенно чувствует себя на курумнике, не хочет никуда идти с рюкзаком (она этого не высказывает, но видно же), немножко ругается - ну да оно в целом и понятно: её парень рвётся на какие-то сложные маршруты, однако, совершенно не представляя себе, что там да как (у него есть навигатор, и он ему верит).

И вот перед нами возникает снежник.
Несложный, почти не под наклоном, но Аня кричит, что мы будем обходить его по камням.
Ок, не вопрос.
Её парень лезет на курумник, как вдруг Аня, которая всё ещё неуверенно чувствует себя в такого рода пространствах, передумывает.
*Мне кажется, передумывать в пользу страха более простых (да даже и сложных) вариантов - это то, чего категорически нельзя делать в горах. Ты можешь сомневаться, принимая то или иное решение, но если ты его уже принял, стоит ему следовать*.
И отправляется вдоль по кромке снежника.
Ок, не вопрос, я иду за ней.

Но не проходит она и 5-ти меров, как случается беда: снежник ведь укрывает камни, и потому категорически не стоит ходить по его краю (как зимой в горах не стоит ходить рядом с деревьями: там вокруг глубокие ямы), Аня же боится и идёт по самой кромке.
Ну и распарывает себе ногу (чуть ли не с веной вместе) до кости.
- У тебя есть что-то, чем можно перевязать? - спрашивают они меня.
А у меня аптечка состоит из пластырей и зелёнки, да и те у Софийских в палатке.
В итоге у них находится эластичный бинт, и я аккуратно советую им возвращаться на Софийские (а не идти сейчас на перевал даже налегке, как хочет молодой человек) и поспрашивать про аптечки стоящих там людей.
От своих знакомых я впоследствии узнаю, что рану они Ане заклеили ("но лучше было бы зашить!" - говорят), сообщили об этой паре в МЧС и отправили вниз, спускаться.

Чувствую вину и за то, что ничем не помогла (могла бы вот второй рюкзак донести, например [в итоге-то парень нёс оба], а не не сходить с запланированного маршрута), и за то, что вдруг это из-за меня (они предлагали их обогнать, но я малодушно этого не сделала), но, в частности, и таким образом горы не пускают.

Предельно параллельные ситуации для меня, хотя и предельно различные: очень разные по силе духа люди в них оказались.

@темы: воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так, тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза

11:56 

Путешествие по Кавказу. Питер-Москва-Астрахань-Элиста.

Следуй за белым кроликом (с).
Всё начиналось - как обычно - с рывков.
С 'под вечер я обнаружила, что пакеты под крупу рвутся, но за 10 минут до открытия обнаружила киоск, в котором продается то, что мне нужно', с 'сушеный сыр очень много весит, а я забыла это учесть, и надо как-то облегчать рюкзак, а некогда', с 'на метро-то я успела, а на пересадку на Гостинке - нет; хорошо, что автобусы ещё ходят :)'. Но уже поезд всё расставил по своим местам.
Я ехала на нижней боковушке, смотрела на лес за окном, и хотя он не пел, всё было правильно-правильно.

В Москве тучи ходили за мной по пятам.
Но думать с Коломенским, вдыхать липовый цвет, добираться до Библиоглобуса и обнаруживать, что сегодня скидочный день, а кругом немало людей с карточками, поедать мороженое в метро, разговаривать с Хельтой, добираться до изнанки странного, но очень известного дома у Чистых и обнаруживать там пусть не красоту, но мощь - прекрасно.
А проезжать с автобусом по 3-м автовокзалам!..
Очень странная процедура, но когда так поездишь по Москве, полюбуешься на облака за Павелецким?)

Ехать в жару в Астрахань на автобусе - жестко, но на какой-то остановке накрывает любимыми с детства степными запахами. Стоишь, вдыхаешь, гладишь какого-то огромного бездомного пса, изумляешься зелёным подсолнухам во 2-й половине июля)

Астрахань прекрасна. Мы очень странно проводим там время: на ночь глядя отправляемся пешком в центр искать кафе, говорим важное, гуляем вплоть до завтрака, внезапно купаемся в Волге, переправившись на пляж на лодке (я крайне неоднозначно отношусь к купаниям, но когда температура на улице приближается к +40, окунуться в какой-нибудь водоём - прекрасно), бродим по Кремлю с его лабиринтами и башенками.
... В Астрахани очень, очень много бродячих собак. Днем они довольно безобидны (хотя когда идешь через частный сектор, сжимается сердце), а по ночам сбиваются в стаи. В стае всегда есть крутой вожак и рядовые члены, которые сами по себе трусливы, но вместе ощущают себя силой.
Т.к. в городах мне особенно бывает нужно свободное время, в которое я брожу строго одна, я ухожу как-то на ночь глядя (а живём мы не совсем в центре).
Астрахань обнимает тихонько, пробуждает мышление, мы много думаем про то, чем здоровая человеческая группа отличается от человеческой же стаи, о том, что мне не стоило бы быть хвостом, но по-другому я не знаю, как...
Здорово так идти, размышлять, вдыхать свежий астраханский воздух, слушать цикад, улыбаться паукам и абрикосам на крошечных центральных улочках.
... В двух шагах от гостиницы на меня нападает стая, точнее, вожак оной.
У него волчьим блеском светятся глаза, и мне не хочется проверять на себе, бешеный ли он.
Меня отбивают местные жители, но мне горько ощущать себя безликим хвостом.
Ведь быть хвостом - это не просто ходить за кем-то по пятам, не имея собственного мнения, это самоощущение.

Утром всё по-другому. И характер разговоров с городом, и собор, в который заходишь, а он летит, и даже моя наглость :)
В кремлевской башне экспозиция во многом посвящена корабельному делу, и, конечно, там есть колокол (в который мне, конечно, очень хочется позвонить).
И понятно, что прямо не спросишь (разумеется, это запрещено).
- Скажите, а вы знаете, как звучит этот колокол? - спрашиваю я у смотрительниц.
- Конечно, знаем. Но звонить в него нельзя.
- Это понятно. А какой у него звук? Высокий, низкий? Громкий, тихий? Какая нота?
- Он ка-ак зазвонит! Можешь ударить тихонечко, пока никого нет.
Того и добивались))) Правда, за это пришлось писать отзыв в книгу отзывов, но это побочный эффект :)


А ещё в Астрахани есть настоящие качели (!), странные цветы, у которых бутоны фиолетовые, а собственно цветы вдруг розовые, кошки, которые дают себя гладить, волшебно подсвеченные мосты, всеми цветами радуги украшенные детские больницы, множество печально заброшенных домов, фонтанов, в которые хорошо засовывать руки, музей лягушек и жаб :), отличное грузинское мороженое со специями и звезды.

... В Элисту едем на машине, втроем с водителем, и меня накрывает ощущением автостопа. Бескрайней дорогой, ведущей отсчет километров, ощущением скорости и надежного управления, странными разговорами, которые не то чтобы вынужден поддерживать, но интересно повзаимодействовать с новым человеком, двухступенчатыми миражами. Кругом такая жара, что кажется, будто от асфальта валит пар, подъезжаешь чуть ближе - оный превращается в воду, ещё ближе - нет ни пара, ни воды.
Добираемся за каких-то 3,5 часа.
Возникает ощущение дома, в который возвращаешься, и тепла.
А ещё, если выйти вечером в поля, поражаешься многообразием цветов и оттенков.
Удивительный город)


Утром еду на службу в хурул. Несмотря на все блуждания под дождем по частному сектору, добираюсь.
В хуруле как всегда ощущаю себя хорошо. Но если в православных церквях словно бы взмывает в воздух само здание храма, тут ничего подобного не происходит. Впечатления неземные, но они предельно отделены от материального.
Почему-то мне вручают в хуруле мешочек с конфетами (это уже прямо традиция какая-то)), я тихо бреду через город, утоляю голод, улыбаюсь вышедшему солнцу и яблонькам.
Дома пересматриваем с Виолой "Лэсси" - и у меня достаточно тяжёлые впечатления вдруг. Меня... возмущает топорность чувств, их грубость что ли - хотя сам фильм я ещё неоднократно вспомню на Кавказе. Равно как Евангелие от Иоанна и 1-е послание к коринфянам, которые тихо читаю в ночи.
Они напоминают мне о сфере, связь с которой я регулярно теряю (хотя с Астраханью мы честно думали про баланс между душевным и духовным и даже, вроде, к чему-то пришли). И как в Астрахани я выписывала в походный блокнот кое-что из Штайнера, так тут - из Библии.

... Здорово гулять по Элисте вечером. Тут и свежесть, и запахи, и внезапная совершенно сахарная вата)))
И действительно вкусная пицца и рис с овощами :)
Да и просто - люблю этот город и людей, которые там живут.
Но если едешь в поход, задерживаться не стоит.
И уже ночью автобус уносит меня в Ставрополь.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза

21:59 

Следуй за белым кроликом (с).
Магическим образом рюкзак почти со всеми вещами весит всего 19,1.
Я до сих пор не понимаю, как оно так вышло (и как в него всё тихо-спокойно влезло; это чудо-чудо!), но всё-таки буду уменьшать количество еды (хотелось бы, чтобы он весил не больше 19 без хитрых "почти" )).

Соседка не устаёт повторять, что боится за меня, но мне уже всё равно, но у меня тяжело на сердце в связи с другими штуками, поэтому... даже не знаю)
Я бы, пожалуй, только в который раз повторила одну немаловажную вещь: когда вы за кого-то боитесь, этому кому-то становится хуже - физически ли, психологически ли.
И это нормально, правда.
Но если вы не хотите такого эффекта, возможно, имеет смысл взять себя в руки и не бояться?..)

В Архыз я поеду через Москву, Астрахань и Элисту - так (в чём-то, пожалуй, нелепо) оно в этот раз сложилось.
Непосредственно поход для меня начнётся 23 или 24 июля.
Т.е. до - примерно - 20 августа в дайри я не появлюсь (и на время похода буду не доступна по телефону).
Не теряйте)

Чудесного вам лета, мои хорошие)
Пусть оно будет ярким и наполненным важными для вас событиями.
Пусть получается радоваться несмотря ни на что.
Пусть приоткрываются новые грани пути, рождаются вдохновение и отвага.
Пусть то, что вы давно стремились сделать, но никак не решались, окажется осуществимо в эти дни.
Что-то оно непременно сдвинет)
Удачи! :sunny:

С любовью,
Хэтта

@темы: тяпкой в душу, вам письмо, в зеркале моих восприятий, а - так

03:45 

Следуй за белым кроликом (с).
Почини молнию на рюкзаке, натри сыр, постирай юбку.
Который день я не лежу с бессмысленным (отчаянным, а скорее, два в одном) видом только потому, что поднимаю себя за шкирку, говорю, что делать и как.
Долгое время мне казалось, что это из-за страха.
Из-за того, что самое страшное в каждом новом дне для меня сейчас его начало.
Какие бы кошмары мне ни снились, просыпаться всё равно хуже.
Поэтому безусловно лучше (кажется моей мало адекватной душе) хотя бы не давать пробуждаться сознанию.
... Но это иллюзия.

Лирическое отступление.
Так сложилось, что два раза в неделю в течение этого учебного года я преподавала в Петергофе студентам.
Обычно распорядок моего дня был примерно следующим: в 11.30 я встаю, в 12 выхожу из дома, с 13.40 до 17 у меня пары, потом я или еду или бегу к ученикам; в зависимости от дня недели, дома я или ближе к 22, или ближе к 23 (а то и в районе 00, если мне приспичит заехать в Ашан). И вот в этот час я начинаю себе готовить завтрако-обедо-ужин.
Да, меня могли угостить студенты шоколадкой; да, я сама могла угостить себя кефиром или сладостью из университетского автомата (и ещё пару часов грызть себя за то, что так много трачу на себя ем), но с учетом обилия передвижений и характера моей работы, это, пожалуй, что объективно не так много.
Обычно ближе к 00 я принималась за ремонт.
Это ещё часов на 4-5-6 при хорошем раскладе, а при плохом недосып давал о себе знать, я ложилась на диван и говорила: "Я очень устала. Я правда больше не могу".

Бывало, я себе верила (и день выходил насмарку, потому что ничего, кроме сна, я при таком раскладе не могла).
Но бывало, хватала себя за шкирку, заваривала крепкий чёрный чай и отправлялась колдовать над стенами.
Всякий раз это оказывалось идеальным решением, потому что с ремонтом на той стадии останавливаться было нельзя, а усталость обычно проходила в процессе работы (хотя во время усталости мне правда казалось, что больше я не могу; с едой не казалось, для сравнения).

... С тех пор я не очень-то себе верю.
Да, страшно, да, страх ровно такое воздействие и оказывает.
Но и с ремонтом было страшно большую часть времени, во-первых)
А во-вторых, не примешивается ли к этому всему лень (которую я могу политкорректно обозначить в данном контексте 'отсутствием представления о количестве собственных ресурсов' )?
Почерк уж больно похожий)
Доброй вам ночи)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

02:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Путешествия для меня всегда были, в частности, способом вернуться к себе самой.

Помню свой восторг, когда я в первый раз перехитрила "систему".
Это было летом 2009-го.
Мне тогда было очень нужно одной попасть в Псков.
Но одну бы меня туда никто не пустил (родители чрезмерно беспокоились о моей безопасности), поэтому я уговорила свою школьную подругу поехать со мной.
Машу в моей семье хорошо знали, у неё тоже была репутация тихой и скромной; кроме того, у Маши мама, которая умеет приводить моих родителей в адекватное состояние, поэтому нам-таки разрешили отправиться в путешествие.
В 1-й день я пошла на компромисс и честно обходила с Машей все точки, указанные в её путеводителе (их там было порядка 50-ти, но кого это пугало), а следующие 4 мы делали то, что было интересно мне.
Потому что, если я куда-то еду, я точно знаю, чего хочу (даже если самой мне кажется, что не знаю), и пытаться вклиниться между мной и моим стремлением - чревато.

Цели-задачи у разных людей редко бывают одинаковыми, поэтому я предпочитаю ездить одна.
Или с людьми, с которыми можно договориться (которые не будут пытаться на меня давить, но и не потрепят давления с моей стороны).
В крайнем случае, с теми, кто уступает.
(С ними во всех отношениях путешествовать хорошо, кроме одного - мне небезосновательно кажется, что я погружаю в ещё более глубокий сон их волю).
Не со сборной группой, не с теми, кто меня подавляет.

Цели-задачи простые.
Мне всегда интересней слушать, нежели говорить самой.
Но роль пассивного наблюдателя мне не близка (потому что я хочу понимать, а не фиксировать в памяти).
Поэтому я стараюсь наблюдать активно, вести ни к чему не обязывающий, как правило, бессловесный диалог.
Не знаю, удаётся ли мне это (интересно, что это)), но вот как-то так.

... В последнее время я пытаюсь себя-из-путешествий обнаруживать в себе-вне-путешествий.
Это довольно страшно, т.к. маски, прежде всего, влияют на тех, кто их носит.
Кажется, сними ты их - и все от тебя отвернутся.
Потому что... ну, неудобно так, по крайней мере; опять же, не в последнюю очередь тебе самому.
Потому что без них ты грубый и неотёсанный (в них, впрочем, тоже, но там не так заметно).
Потому что непонятно, чего от тебя ожидать (т.е. кому-то точно понятно, но однозначно было понятнее).

Что делать с этим страхом, в общем, большой вопрос.
Он ведь не на пустом месте возникает: ты не с чужих слов знаешь, что координатора, который перестаёт координировать, принято отбрасывать за ненадобностью.
И убедить себя забыть о том, как это бывает, в общем, довольно непросто.
Но с другой стороны, такова природа страха как такового.
Чтобы его преодолеть, нужно рискнуть его преодолеть, осознавая, на какие грабли в процессе можешь напороться.
А значит, будем бороться.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

19:03 

Следуй за белым кроликом (с).
Я стала с трудом выносить свою стену, поэтому, наконец, покрасила её остатками шпаклевки)
В моей комнате теперь почти можно жить :)
Дело за дверью, потолком, немножко окном, полом и батареей, но не летнее это дело.

Вообще очень радостно, когда можно, наконец, перевести вещи из режима "осторожно, переезд" в режим "пока мы тут поживём, располагайтесь".
Неправильно, когда книги лежат в чемоданах, открытки сложены в ящиках, а гитара стоит в коридоре - от пыли подальше.
Ещё бы ноутбук перевезти от Даши и как-нибудь починить, но это, видимо, тоже ближе к осени.
Надеюсь, всё-таки его не станут вскрывать дрелью в моё отсутствие (я не верю, что дрель - единственное средство извлечения шурупов со стёртой резьбой), ибо дрелью по ноутбуку для меня равносильно шприцом с клеем под обои, а может, даже и жёстче, а впрочем.
Впрочем, ему, кажется, уже ничего не повредит.
Мне пока может.

Осторожнее.

@темы: тяпкой в душу, распорядок жизни в коммуналке, в зеркале моих восприятий, а - так

23:01 

Околосемейное.

Следуй за белым кроликом (с).
Есть такой момент: когда в моей жизни случается что-нибудь хорошее, я практически всегда внутри себя уверена в том, что это мне помогли добрые люди; что я как я, в общем-то, имею к этому всему весьма опосредованное
отношение.
Когда в моей жизни случается что-то, что я обозначаю словом негативное, я точно так же уверена в том, что это исключительно моя вина. Это не значит, что я виновата за других; это значит, что я их ни в чём не виню (не пытаюсь поделить вину между нами) и что сама я малонад собой работаю.

В Твин Пиксе в одной из серий сказали удивительно правильную вещь (недословная цитата): "В мире есть великое
зло. Кому-то доводится с ним столкнуться. Столкнувшийся с оным вправе определять, как он себя поведёт. Но страх съедает силы, приоткрывает злу дверь и делает человека более уязвимым".
... Про страх очень правда.

- Почему именно Кавказ? - спрашивает Женя.
На этот вопрос можно ответить по-разному (и всё, в общем-то, будет правдой).
Но один из возможных ответов: "Потому что на Алтай меня бы отпустили спокойно".
Потому что на Алтай я бы сама себя отпустила спокойно.

Когда я в позапрошлом году уехала на Алтай автостопом, я не сказала родителям ни куда я еду, ни каким образом.
Я побоялась это сказать; и просто сбежала.
Они тогда поняли, где я (у моего папы отличная интуиция), но решили, что я с друзьями, да и... связаться со мной можно было тогда большую часть времени.
Уже весной я призналась тогда маме в Щелкунчике (ну а где как не там, вроде бы; это место знает про меня не меньше, чем Петергоф; там написаны почти все мои сказки и стихи; мысленно выплакана половина слёз; когда я еду туда, где очень (для меня) страшно, я обязательно захожу в Щелкунчик накануне или непосредственно перед; он молчит - но мне становится спокойнее) в том, что ездила одна. Это было жутко, и маму я успокаивала ещё не один час, но было принципиально важно об этом сообщить.
Летом же в разгар скандала накануне следующего моего алтайского похода (я тогда решила, что прятаться и сбегать нечестно; и сказала, что еду в поход на Алтай одна, и связи со мной не будет долго), когда я почти потеряла веру в то, что поступаю правильно, моё весеннее признание позволило мне уехать "легально": мама рассказала папе, что
одна в горы я уже ездила (то, что я одна не смогу, было его главным аргументом), и он уступил.

... Понятно, что дома никто не хотел, чтобы я туда ехала, что ещё год после меня периодически обвиняли в том, что мои похождения крайне негативно сказываются на здоровье моих родных.

Но в плане Алтая самое страшное было позади; я ожидала, что меня не погладят по головке перед следующим походом, но такой жути уже не будет.
То ли дело Кавказ, которого я сама очень боюсь, потому что ничего про него пока не знаю.

И вот удивительное дело: что-то поменялось, когда я меньше всего этого ждала.
Совершенно внезапно мой главный оппонент спросил меня, когда мы возвращались домой в ночи в конце июня, про мои планы на это лето. И я скрепя сердце ответила, что собираюсь в горный поход.
- Ну ладно, - ответил папа спокойно (как будто я сказала, что собралась на недельку к друзьям в соседний город). - Лучше бы не одна, конечно.
"Что происходит?.." - подумала я тогда про себя, но предпочла не уточнять.

И вот я сказала про Кавказ.
Мама, конечно, испугалась, а папа... отнёсся к этому как к чему-то само собой разумеющемуся.
Мне показалось даже, что он, в отличие от меня, в состоянии успокоить маму.
Не знаю, почему добрые люди так добры ко мне, это прямо-таки что-то немыслимое...
Тем паче, что я совсем, кажется, ничего не делаю хорошего.
Только деградирую и деградирую...


... В последнее время почти каждую ночь папа мне снится.
В основном, это довольно жуткие сны, в них довольно много участников, но папа в той или иной роли обычно присутствует.
Это довольно странное явление вкупе с тем, что пару месяцев назад он сообщил мне мимолетом, что решил перечитать Блаватскую.
(Папа уверен в том, что я имею к ней какое-то отношение, поэтому и, хотя я сама её не читала, конечно).
Не знаю, какого рода воздействие оказывает Блаватская; всё это довольно загадочно (и весьма неоднозначно; ибо очень сильное воздействие исходит из дома; и я трачу кучу сил на то, чтобы не поддаться оному, но вернуться в себя); так что я думаю, может, и мне её почитать?.. Вдруг в чём-то да разберусь.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

04:32 

В себе.

Следуй за белым кроликом (с).
Самое страшное в одиночных походах то, что ты выключен из восприятия
реальности на величину глубины своих страхов (зачастую пропорциональную
величине природного пространства).
Когда ты боишься чего бы то ни было, ты замкнут в своем мирке, и стены его видятся тебе непроницаемыми.
Ты
тотально один в такие моменты, ты как бы... сам это постулируешь,
смотришь в себя, а не из себя, и потому всё кругом для тебя преграда.

Это не лечится. В том смысле, что, чем меньшего ты боишься, тем большего ты боишься.
Есть,
вроде бы, 2 варианта: делать вид, что тебе не страшно (но это обман
других и самого себя) - не в смысле притворяться, но уметь в
самообладание, внутреннюю гармонию и некий свой нравственных правил,
которые так удобно соблюдать!, :) и не ходить туда, куда страшно.
Оба они словно движение по вытянутой орбите по отношению к собственному Я и истине.
Этакая весьма удобная позиция про "ничего не знаю, меня не троньте".
Но если стараешься эти варианты не выбирать, меньшее обращается большим.
А иначе причём тут движение?..

В рамках оффа у нас недавно была лекция про желания; то ли слишком сложная, то ли слишком простая)
По-моему,
вполне очевидная штука: если я чего-то боюсь, я туда не хочу ни на
уровне довольно грубых, неотесанных чувств (их принято называть
инстинктами, вроде), ни на уровне рассудка.
Но если собственную жизнь я начну выстраивать вокруг потакания желаниям, я приду, например, к герани на окошке.
(Хм. Ничего не имею против герани, кстати :))

Поэтому... просто идёшь и всё.
Мимо
всех этих: "Ну давай хотя бы к организованному походу присоединимся?
Там до 10 человек (т.е. достаточно мало), отличный маршрут, которым сама
ты ни за что не пройдёшь, дикие места, продуманность, ответственность,
которая громоздится не только на тебе?"
... Извини, нет.
Рада бы с тобой согласиться, правда.
Но ты пытаешься ускользнуть из этого поля, нащупать опору, на которую можно навалиться и...

Трудно быть трусом.
Но ещё труднее отвечать (за себя).
Отвечай.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

05:48 

Следуй за белым кроликом (с).
Перед Зимним дворцом творится какое-то безумие (очень много людей в день свободного июльского посещения) - и я отправляюсь по соседству, в Главный штаб.
Никогда не была там прежде, а оно интересно.
Во-первых, с пространственной точки зрения. Лестницы, анфилады, неотреставрированные помещения, внутренний двор, таящаяся где-то в недрах библиотека (на самом деле, она просто в закрытом для посетителей крыле)) Отличные виды из окон всех этажей. Я не думала, что Главный штаб настолько длинный, а он течёт себе и течёт вдоль Мойки. Местами стеклянный пол!
Главный штаб не дворец совсем, но, кажется, идеально подходит для дипломатов.
В бесконечность уходящие пространства, которые можно соединять в разном порядке (как детальки лего), почти_лабиринт, строгий, не особенно запутанный, иногда, впрочем, поражающий своими интерьерами (сочетанием цветов, украшений и зеркал; очень оно красиво бывает!).

Во-вторых, тут помимо отдельных изюминок прячутся 19-20 вв., в основном, в живописи.
И это такое чудо)
Забредаешь ты - усталый, покусанный - на 4-й этаж; плечи тяготит рюкзак, в нём собраны отдельные произведения искусства с первых трёх этажей. Ты аккуратно вылавливал их из множества якобы_подобных и потратил слишком много сил за этим занятием. И вот поднял себя наверх (как думал, на минуточку) и как-то сразу очутился в зале Родена.
И не то чтобы ты что-то понимал в такого рода скульптуре, но как же отдыхает глаз!)
... А потом зашёл в первый попавшийся зал и начал кружиться и петь от радости.
Вроде, только что не было сил :), но там же Ван Гог!
Там же невероятные цвета, изумительное видение и очень много света.
Волшебство)

Эта моя прогулка по Главному штабу оказывается, скорее, обзорной.
Слишком много ресурса улетает не туда.
В итоге, когда доходишь до произведений, на которые охотно бы его потратил, обнаруживаешь, что нечего.
Ты бесконечно радуешься тому же Ван Гогу, но... бродишь кругами.
Словно юла, которую завели.

Хотя как не отметить и "Девочку в поле" Кнауса (там такое поле!.. как луга на Алтае; не менее сказочное, хотя мне всегда казалось, что никак эту красоту не передать), и "Детей в ожидании ёлки" Хильдебрандта (в них не очень с глубиной, на мой взгляд, но прекрасно передано настроение и, пожалуй, символика Рождества), и "Хорватского часового" Галле (а это уже "Властелин колец прямо-таки)) мужество, смешанное со злом и с такой жестью, которую словами не выразишь), и "Жанну д'Арк" Штильке (никогда я, кажется, не видела иё изображений вживую, поэтому поражает, прежде всего. сам факт), и "Пейзаж Авлиды" Ротмана (а это нагло космическая штука), и "Ущелье в горах" Дори (оно просто мистическое, и олени там славные))

Мимо Ван Гога, Гогена, Дега, Сезанна, Пикассо, Кандинского бродишь кругами)
Параллельно догоняя то итальянскую, то французскую группу (очень здорово наблюдать за французами; важно видеть, что им небезразлично, что им нравится тут; словно бы ты имеешь какое-то отношение к экспозиции Главного штаба))
Это не плохо - но определённо есть ещё, что посмотреть. Не раз и не два.
До следующей очереди в Зимний дворец, хвостом почти упирающейся в Невский))

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

03:12 

Следуй за белым кроликом (с).
Редко-редко смотрю фильмы и совсем не смотрю сериалов, но "Твин Пикс" - это что-то невероятное.
Или так: если вы хотите, чтобы ночью приснилась жуть (в почти высшем смысле этого слова), посмотрите на сон грядущий пару серий))
Я без сарказма сейчас.

Это действительно крутая штука: в ней, во-первых, всё хорошо с чувством меры (и поэтому не сомневаешься в мистике, которая там представлена), а во-вторых, со смелостью и вкусом.
Как можно было снять про это сериал, и при этом сделать это идеально?..
Т.е. давайте честно: я не люблю Твин Пикс) Для меня любить его равнозначно утверждению "я люблю рисковать собственной жизнью". Нет же)) Но я им восхищаюсь.
Я не погружаюсь в этот мир с головой (как и в любой другой), но моя реальность в ходе взаимодействия с оным радикальным образом меняется.
Как это ни банально звучит, я становлюсь лучше. И это бесценно.

... Линч сумел рассказать о том, о чём обычно молчат, достоверно. Как, бывает, весь фильм рассказывают о быте. Просто, всем понятно, трогательно) Только быт остаётся бытом, а мистика уносит в космические дали.
Да, бывает страшно. Но это страх ради преодоления оного. За ним - целая огромная Вселенная.
*Т.е. тут ведь вообще дело не в сюжете. При этом внешне этого самого сюжета много. И он, собственно, материал для идеальной (невероятно красивой) формы. Поразительно!*

А сны))) Мне очень не нравятся ситуации, в которых я нахожусь в тёмной комнате, в ней 2 близких мне человека, которые не то поссорились, не то что (кажется, кто-то сделал что-то не то, по мнению второго). В итоге один (более сильный) хочет убить другого. Но убивать просто так аморально. Поэтому он выдвигает условие: "Ты стреляешь в меня, я - в тебя". Второй не хочет в это играть, но у него почему-то нет выбора. А я... пытаюсь уговорить того, первого, этого не делать. (Даже глупо на жалость давлю: "Она ведь пистолета ни разу в руках не держала, ты что!" Угрожаю, что выбегу между ними). Но все мои доводы рассыпаются о глухую стену. И о ужас, который испытывают - пусть и в разной форме, но все.
*Наверное, кто-то кого-то убивает. Я не знаю; у меня заканчиваются силы*.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, сонная лощина, фильмография

02:24 

Следуй за белым кроликом (с).
3 года я проработала на кафедре немецкого языка - и вот трудовая снова у меня на руках.
Это, скорее, грустно, чем радостно - но, как и в случае с защитой, это своего рода завершенная глава, в которой нужно найти смелость поставить точку.

Да, обидно, наверное, в каком-то смысле.
По крайней мере, несколько дней назад Оля говорила мне, что это ненормально, когда про своё увольнение узнаешь от сотрудницы отдела кадров.
Я удивлялась (я была уверена в том, что это нормально), мне становилось хуже, и хуже, и хуже, потому что я привыкла прожевывать боль внутри себя.
А тут, вроде как, приходилось вытаскивать её наружу при другом человеке, но не плакать, а улыбаться.

... Важно просто понимать, что так функционирует система.
Когда-то ты работал на неё, потом был в жёсткой оппозиции, а последние года полтора-два - в параллельном измерении.
Ты учил студентов немецкому, а радовался, когда удавалось что-то сказать о любви.
Ты был с кем-то строг, с кем-то мягок, но ничто не воодушевляло тебя так, как честность; которую они сами в себе нащупывали; с которой стучались, потому что не боялись тебе доверять.
Ты не позиционировал себя как человека, который в какой-то области знает чуть больше; да что уж - ты не стремился никого ничему научить (разве только провести, если была в том потребность); но вы все просто шли рядом, и у вас одинаково ярко загорались глаза, когда что-то вдруг получалось.

А ещё ты тихо обходил десятой дорогой все заседания кафедры, курсы повышения квалификации, выяснения отношений.
Но последние всё-таки существовали (пусть и в параллельной реальности) и наступили тебе на хвост, пока ты раздумывал, в какую сторону теперь прыгать.
... Рано или поздно это должно было случиться.
Ибо ничто так не разрушает систему как отсутствие оной в параллельной реальности.
Но какой же системе это полюбится)

"Carpe diem" - то, о чём я забыла рассказать своим студентам.
Я очень надеюсь, что они теперь сами с этим разберутся и будут и впредь стремиться становиться хорошими людьми, что тот корабль, который мы мы с ними совместно вели, не потонет ни в разочарованиях, ни в беспечности, ни в равнодушии, ни в страхах, но будет гордо идти через самые опасные бури.
Пусть на него приземлится отважный капитан!..
А я полечу дальше.
Посмотрим, куда выведет меня мой путь.
Но как бы там ни было, я продолжаю его с благодарностью и улыбкой.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

21:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Очень странный сегодня день.
Приходишь домой рано утром, включаешь свет в коридоре - и лампочка вдруг взрывается, рассыпаясь на множество осколков.
"Хорошо, - думаешь ты. - Подремлю часик, потом верну в квартиру свет" [ибо пробки, конечно, вышибло, и электричества нет нигде))].
Засыпаешь - и снится тебе сон во сне во сне.
Жутковатая штука, суть которой заключается в следующем.

Ты смотришь фильм про себя в своей комнате, просыпающегося. Веришь в то, что этот фильм - реальность, но в какой-то момент (вскоре после того, наверное, как ловишь уличную крысу у себя на диване голыми руками) осознаёшь, что это сон. Т.е. прямо - по физическим ощущениям - просыпаешься, делаешь выводы о состоянии собственной души, понимаешь, в какую сторону нужно меняться. Но осознаёшь ты это, пребывая в другом цикле этого же самого сна. Т.е. да, ты осознал - но опять крыса, опять соседка меняет лампочку в коридоре, опять поначалу ты во всё это веришь.
"Да что ж такое? - думаешь ты про себя. - Как мне из этого замкнутого круга выбраться?"
[Будильник, кстати, не помогает; ты его выключаешь и проваливаешься во всё это великолепие опять].
... Ты бултыхаешься в этом пограничном состоянии до того момента, пока в рамках сна не осознаёшь наличия у себя (не в пространстве сна! а в принципе) в голове некоторых глупых страхов, не понимаешь, что бояться там нечего (ну нет ничего страшного, например, в коротком замыкании для человека, который самостоятельно менял коротящую розетку), и не преодолеваешь - там же, в пространстве сна - этого всего.
Только после этого ты, наконец, просыпаешься на самом деле - не совсем тем, кем засыпал.

На защите ты единственный без презентации и подготовки.
Защищающиеся все такие серьёзные - а ты смотришь на комиссию и понимаешь, что зря они так нервничают.
Т.е. члены комиссии и вопросы задают, и придраться к чему-то могут - но это такая не очень искусная игра.
- Ну что, как? - спрашивают у меня в перерыве мои коллеги.
- Да никак, - отвечаю. - Во-первых, я не готовилась, а во-вторых, я не помню половину замечаний рецензента (т.е. не знаю, на что мне предстоит отвечать).
В итоге я на него же нападаю в процессе; считается, что так делать категорически нельзя, но я не могу согласиться с тем, что гибель и уничтожение - это одно и то же (понятно, что он этого не имеет в виду, и вообще его комментарий про другое, однако я не могу закрыть на это глаза).

- Что же ты не сказала, что у тебя нет презентации? - спрашивают мои коллеги же после защиты. - Мы бы могли тебе в перерыве её сделать. Это занимает меньше, чем 30 минут.
- [Да я бы сама могла её сделать за те же 20-30 минут]. А зачем она? Какой в ней смысл?
- Ну... это такая необходимая формальность. А так никакого.
- Ну вот поэтому у меня её и нет.

В итоге мне почему-то ставят 5 (и почему-то это вновь никого не удивляет, кроме меня).
- Тебе сразу нужно было сказать, что ты читаешь немецкий готический шрифт! Это же так круто!.. - восклицает Аня.
[Про него упомянула моя научница, и мне было совсем непонятно, зачем].
- [Русскую скоропись 17-18 вв. разбирать намного сложнее, нежели готический шрифт. Но ни в том, ни в другом занятии ничего выдающегося нет], - ответила бы я, но не ответила.
- И вообще. Если Егор [мой рецензент] так хорошо отозвался о твоей работе, она действительно крутая. Ты же столько ранее неизвестных текстов в научный оборот ввела!
- [О да. Круче не придумаешь просто. Да причём же тут это всё?.. Вы так говорите, будто вся эта игра имеет какое-то значение. Вам словно бы действительно важно, 5 вам поставят или 4, защититесь ли вы удачно или нет. Но вот меня спросили на защите, какова цель моей работы. И мне пришлось себя удерживать, чтобы не ответить: нет никакой цели. Мне нужно закончить начатое [обучение в аспирантуре], и вот я его завершаю. "Уточнить датировку памятника; изучить его языковые особенности", - сколько же в этом лицемерия!..]. Не знаю - не знаю. Егор вообще хочет статью в соавторстве написать. А я не хочу ничего писать. Правда, статья-то у меня есть ваковская, но её нужно доработать, и он готов этим заняться. Это нормально?
- Конечно. Это и называется соавторство.
- [Да? Но я же ничего для этого не делаю. Я не против того, чтобы он написал статью по моей теме. Только я-то причём?] Ну ладно.

... Прохожу через рынок, и взгляд цепляется за сказки Толкина.
- Ок, - решаю я. - Поздравлять себя совершенно не с чем, но эта та редкая книга, о существовании которой я не знала раньше, но мимо которой я не пройду. В конце концов... сегодня я закончила аспирантуру)
Что ж. Пусть так))

@темы: а - так, околофилологическое, распорядок жизни в коммуналке, сонная лощина

16:16 

Следуй за белым кроликом (с).
И ещё шаг в сторону.
В последнее время моё психологическое состояние крайне нестабильно, потому что я довольно остро переживаю свою неправильность.
Не в смысле "что-то со мной не так", но в смысле "я опять сказала, подумала, почувствовала, сделала что-то не то".

Когда я одна, я, в целом, обычно могу нащупать баланс.
Т.е. да, мне категорически не нравится то, что я делаю, но часто я могу объяснить и зачем, и почему пытаюсь что-то делать.
Тем самым, градус эмоционального напряжения удаётся понизить, и в общем, всё это оказывается не самоуничижением, но пониманием того, в какую сторону над собой целесообразна работать.

Когда я не одна, начинается веселье)
Потому что любое взаимодействие (в т.ч. и на мой взгляд) - это своего рода обмен сущностями.
И если я ловлю осуждение, или недовольство собой, или ещё что-нибудь такого порядка, я начинаю не любить себя на порядок сильнее.
Казалось бы, причём тут себя.
Притом, что ты снова не справился с собой (и, соответственно, транслировал что-то не то).
И вот теперь снова. И снова.

Всякий раз ты опаздываешь.
Видишь уже результат действия ли, слова ли, мысли (и они, конечно, тебя не радуют; и ты начинаешь бояться делать что бы то ни было, но бездействие - тоже действие)).
И никак не можешь повернуть колесо в обратную сторону.
Никак не можешь перегнать то самое время :)
Ибо перегонять его - занятие в корне своём бессмыленное.

Контрпример, дабы пояснить.
Мы пришли с папой в Пушкинский, его разозлил мой иномирный взгляд (так мне показалось, по крайней мере), и он спросил, не на 3-м ли я месяце.
Я ответила, что нет, он сказал что-то ещё в этом духе, и мы пошли на выставку.
... Мне не всё равно. Когда я слышу такого рода вещи от людей, которых я люблю, у меня внутри кое-что рушится.
Я не показываю этого никак, потому что а) да, они правы; я действительно не худенькая девочка б) я вижу, что это говорит не мой папа и, в общем-то, понимаю, чего хочет добиться тот, кто инициирует его это произнести в) если я на один маленький миг позволю этому вторгнуться, побродить по руинам моей башни, я перестану отвечать за себя; я и обидеться могу, и начать думать злое, и дать сдачи, и просто сосредоточиться сугубо на своих переживаниях, вместо того чтобы воспринимать выставку.
Я выбираю выстоять в этой волне, испытать весь спектр не очень весёлых эмоций и ни на секунду не перестать быть верной своей любви.

Это контрпример, потому что, чтобы так мочь, нужно мочь.
Когда по тем или иным причинам не можешь (ну... в случае с папой, там никаких эмоций никакого другого человека нет; это просто высказывание, цель которого - причинить боль; твоя задача - эту самую боль прожить внутри себя, а затем отпустить, ни в коем случае не перенеся попутно на другого; когда же у другого болит, очень трудно не поддаться соблазну испытать боль; одно дело - мысленно поддерживать человека, и совсем другое - заболеть самому (обычно это называют словом сочувствие); проблема в том, что толку от сочувствия нет никакого, ведь теперь тебе нужно прежде разобраться со своей болью, иначе взаимодействие будет состоять во взаимном причинении боли), начинается тот самый порочный круг, который рано или поздно доходит до ступени самоуничижения.
С неё взаимодействовать с людьми уже определённо нельзя (это то самоей сосредоточение на себе, которое есть зло почти в чистом виде).
И нужны, например, угли.

О хорошем напишу завтра.
Если доеду до Питера защищусь :)
Шучу. Нет тут такой логической связки.
Доброго вам дня)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

02:53 

Следуй за белым кроликом (с).
Я очень хочу рассказать вам про ночь сказок, но прежде расскажу про угли, по которым я не ходила 2 года, а сегодня решила вспомнить былое.

В принципе, хождение по углям считается духовной практикой.
Это довольно безопасное занятие (обычно почти никто не обжигается; но многое зависит от настроя того, кто идёт), тем не менее, зачастую оно представляется обыденному сознанию (в котором мы пребываем большую часть жизни) чем-то страшным, немыслимым и прочее.
Собственно, в осознанном преодолении этого страха, в твердом шагании по раскаленной поверхности и заключается практика.
Но ничего не бывает просто так)
Стоит понимать, что, как бы здорово и хорошо всё ни прошло, что-то внутри сгорит.
По мне, это скорее плюс, нежели минус, но иногда проходит ни один год, прежде чем ты оказываешься готовым с этим согласиться.
И это сильная душевная боль.

Но так бывает обычно (если вообще что-то бывает обычно).
Сегодня я отправлялась шагать по углям как на плаху.
Я хотела обжечься (частью потому что мне нужно было кое-что внутри себя сжечь, частью потому что мне нужно было выяснить, что там внутри со страхами, сознанием душевным состояним и пр.); точнее, я знала, что мне этого не миновать.
Особенно ясно я это поняла, когда не смогла взять уголёк в руки.
Т.е. взять-то я взяла - но обрела ожог на пальце (а уж это и правда немыслимое что-то).

Ну, собственно.
На той ноге, которой не повезло сделать первый шаг, у меня сейчас несколько пузыриков.
Я, кажется, вскрикнула тогда - было очень неожиданно остро больно.
И мне, конечно, не хотелось возвращаться на угли.
Но я вернулась.
И не ушла от кострища до тех пор, пока не убедилась в том, что могу преодолевать этот страх и ступать на угли твердо.
*Это ужасно, если честно. Почти как заставлять себя возвращаться на бревно, с которого только что чуть не упал (только тут-то ты упал как раз). Но в то же время очень важно. Потому что как второй шанс. Этакое прощение самого себя. Как "я даю тебе право на ошибку, даже если ошибка эта стоит для меня очень много. И я осознаю, что ты можешь ошибиться и во второй раз"*.

... Босиком потом ходить больно.
Не босиком ещё больнее почему-то, но боль довольно скоро переходит в сильный жар, и тебе даже перестаёт хотеться опустить ногу в холодную воду.
В общем, ничего страшного, с физической точки зрения)

С нефизической - сгорает, да.
То, что ты хотел предать огню, и наверняка ещё что-то впридачу.
И психическое состояние как на ладони.
*Как с этим великолепием куда-то далеко ехать, большой вопрос. Впрочем, как не ехать - ещё больший*.

Будем думать.

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так

Упражнения в прекрасном.

главная