• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: картинки у меня в голове (список заголовков)
10:17 

Следуй за белым кроликом (с).
Шут: 1 2 3 4
Король: 1 2 3 4 5
Солнце: 1 2
Подосиновик: 1

"Я шагаю по мосту. Ты шагаешь по мосту. Он шагает по мосту. Она шагает по мосту", - упрямо повторял подосиновик урок из учебника русского языка. Ни за что не хотел он признаваться себе в том, что на самом деле очень боится идти в ночь один неизвестно куда. В мыслях царил хаос, перед глазами возникали образы всех страхов в строгом алфавитном порядке, гриб хмурился, танцевал чечётку, однако же не сдавался: не мог.

Накануне мама-подосиновик натёрла до блеска его шляпку, а также шляпки 20-ти его братьев и сестёр, прокричала с воодушевлением: "Ну что, дети мои дорогие. Будем грибника ждать. Авось заглянет в нашу болотину и вас - таких чистеньких, свеженьких - тотчас и приметит". Хор из братьев и сестёр вторил маменьке: "Да. Да. Будем ждать. Будем заманивать". И только подосиновик не понимал, как так можно. Жить, чтобы умереть, прикрывшись красивым словом польза? Так и не повидав огромного манящего мира? Даже не задумавшись о том, что его можно повидать?
Гриб был настолько возмущён происходящим, особенно реакцией родичей на своё недовольство ("Если даже это и так, ты всё-таки не сможешь уйти с места, на котором родился" ), что взял и ушёл. Совершая что-то само собой разумеющееся, без единого сомнения.

Братья-сёстры смотрели на него как на миссию, махали полосатыми платочками и кричали вслед: "Посмотри мир за нас, Йонка! Удачи тебе!"
А мама, улыбаясь, добавила - словно бы про себя: "Он и всегда чем-то от других отличался. Даже психолог в школе отметил: уникальный ребёнок".
И вот "уникальный ребёнок" за недолгое своё путешествие успел научиться переходить вброд ручьи, снимать шляпу перед божьими коровками, не говорить (и не думать) "Больше не могу!" там, где, конечно, мог. А теперь ещё и идти, огрызаясь на страхи. Закрываясь тем самым от мыслей о том, что обидел Солнце.

Где-то в паре метров позади подосиновика хрустнула ветка. Гриб напряг внутренние уши. Не то чтобы раньше ветки в лесу не хрустели, но тогда их шевелил или ветер, или букашка какая неаккуратная. Природа же этого звука была иная.
Подосиновик резко соскочил с тропинки, подхватил острую палку и уже приготовился защищаться, как вдруг не то по воздуху, не то по земле прошагала грибоподобная мерцающая сфера. Она манила, будто бы шепча: "Чудо! Я раздаю чудеса!"
Йонка любовался ей с полминуты, закусывал губы, будто борясь с соблазном мигом избавиться почти ото всех своих проблем, а потом, пробурчав что-то невразумительное, с разбегу прыгнул в неё.
Сфера улыбнулась, поддалась, и подосиновик оказался в разноцветном совершенном подпространстве, в котором играла приятная лёгкая музыка и таилось множество любопытных ходов.
Йонка с удовлетворением потёр ладошками и смело шагнул в поманивший его коридор.

@темы: картинки у меня в голове

02:57 

Следуй за белым кроликом (с).
- Энни, ты слышала это? - вкрадчивый скрипучий голос прорвался сквозь поток мыслей девочки прямиком в сердце. Энни поперхнулась, нарисовала пушистыми хвостиками знак бесконечности, истово потерла правый висок и, выдохнув в кристальный воздух легкую грусть, бросила:
- Очевидно, нет.
Где-то сбоку раздалось недовольное бормотание; казалось, что кто-то рьяно топтался на одном месте в спадающих валенках, и вдруг:
- Аййй! - аж подскочила от неожиданности девочка. Оплеухи дед Пихчель раздавать умел и любил.
- Основное правило кружка дедушки Пихчеля? - нарочито серьёзно спросил воспитатель.
- Не отвлекаться и других не отвлекать.
- И далее? - потребовал старик.
- Не сомневаться. Не впадать в крайности. Не превращаться в безвольного кота, который лежит и ждет указаний: "Вот молоко. Иди пить!" И, - дрогнувшим голосом добавила Энни, - не действовать в своих интересах. Цитирую: "Тебе, конечно, захочется перестать думать, смешать свой разум с иллюзией и наделить её огромным пылким сердцем. Но помни: иллюзия, имеющая сердце, оказывает существенное влияние на реальность, в то же самое время ей не являясь. Потакая ей, ты потакаешь себе, в первую очередь. А значит, прежде научись не потакать".
- Нуу? - вздёрнул бровь старик. - Ты как будто бы нарушаешь все мыслимые правила?
- Ну и нарушаю, да! - воскликнула Энни. - Потому что не могу понять, для кого они придуманы! Не знаешь, что иллюзорно, а что реально? Отсеки всё, пока не научишься различать. А если я никогда не научусь? Если я бездарная ученица, которая только и может, что помнить о другом иллюзорно? Если я сама - чья-то иллюзия?
Старик задумчиво потёр руками, подул на них и предложил тихо-серьёзно:
- Так не будь ей.
Энни смотрела в одну точку, почти не моргая, минуты две, а потом промолвила обречённо:
- Развоплотись?
Пихчель засмеялся глухо, даже закашлялся будто от этого смеха, но ответил:
- Напротив. Воплотись.
Энни захохотала надрывно:
- Пока я буду этому учиться, меня признают бесчувственным болванчиком.
- Тпффф... - возмутился старик. - Это сейчас ты болванчик. Коль скоро позволяешь себе приписывать другим бесчувственность.
- Но я не... - попыталась было возразить Энни.
- Но ты да. Поразмысли-ка над этим в свободное время. А теперь вернемся к началу нашего разговора. Ты не услышала в звучании дождевых капель ничего, кроме звучания дождевых капель.
Энни устало нахмурилась:
- Очевидно, мне следовало услышать, как перетекают друг в друга разные цвета, а желательно ещё и увидеть результат подобных смешений?
Старик широко улыбнулся:
- Энни, тебе попросту не нужно было убеждать ни себя, ни меня в том, что ты потеряла концентрацию. Я же не ясновидящий. Я просто проходил мимо и вслух предположил.
В следующий миг Энни набросилась на Пихчеля с кулаками, но того и след простыл.
Зато Энни вовсю трясла за плечо Марья Ивановна - учительница русского языка и литературы.
- Эн-ни! Где ты опять витаешь?
Девочка сфокусировала на ней взгляд, чуть виновато улыбнулась и ответила прилежно и мирно:
- Я здесь, Марья Ивановна. Всё хорошо. Годы жизни Лермонтова - 1814-1841.
Марья Ивановна стерла потертым рукавом проступившую было на лбу испарину. "Кажется, можно не вызывать родителей. Материал усвоен. Ребёнок просто уж больно мечтательный..."

@темы: картинки у меня в голове

02:24 

Следуй за белым кроликом (с).
Шут: 1 2 3
Король: 1 2 3 4 5
Солнце: 1 2

Пещеру окутывает мягкий лазурный свет.
Воздух на вкус напоминает подгнившие водоросли, обжаренные с одного конца.
Иверкий сидит на небольшом выступе, нахмурившись. Он смотрит в одну точку - прямо перед собой, перекатывает по поверхности ладони трость, и яркими, радужными вспышками вспоминает былое.
Здесь Люрмон, в ответ на очередную глупую шутку, взмахнул правой рукой, и пальцы разлетелись в разные стороны будто брызги акварельной краски.
А тут он - с редкой, присущей только ему мягкой иронией - спросил про природу радуги. И голос его сначала блуждал по верхнему регистру, словно пробуя каждую нотку на вкус, а потом вдруг спустился вниз и стал тихий-тихий, даже вкрадчивый. Брови округлились, взгляд сфокусировался на собеседнике - и на один миг король замер каждой своей клеткой.
Ой, а тут нечастый, но такой характерный, искренний поворот головы в сочетании со вздернувшимся плечом и чуть ершистым: "Тебе правда так кажется?"
... В этой пещере вспоминается легко, как по нотам.
Иверкий улыбается загадочно, хотя и чуть озабоченно.

Малышка подходит неслышно и кладёт тёплую ладонь на его плечо.
Шут чуть заметно вздрагивает и тут же выдыхает, расслабляясь.
- Не тоскуй? - улыбается девочка и начинает кружиться медленно, вдохновенно.
- Я и не... - уже бормочет Иверкий и зажмуривается.
Наверное, это так и называется, она права.
А малышка принимается петь - бережно, чуть шевеля губами.
Её голос успокаивает и одновременно рисует.
Вон идилличный зелёный луг с сочными, вяжущими травами, лохматые овцы пасутся в отдаленье, ярко сияет солнце, и маленький пастушок, достав свирель, воспевает красоту сегодняшнего дня.
Вдруг налетает озорник-ветер, смешивает все краски - и томное, задумчивое море заполняет всё пространство вплоть до горизонта. Шут с лёгкой тревогой следит за отважным парусником, в одиночку вспахивающим лазурную гладь.
"Мяу!" - раздаётся протяжно, пронзительно, из ниоткуда. В следующее мгновение на первый план выпрыгивает серый пушистый кот, протягивает когтистую лапу и словно бы утягивает за собой Иверкия...

- Кажется, наладили! - хмуро-уверенный голос пещерного капитана - мужчины лет 60 в двойных очках разной формы, размера и цвета - вытаскивает шута за шкирку обратно в реальность. Иверкий трясёт головой, поднимается во весь рост и с нарочитым безразличием спрашивает:
- То есть, мы теперь сможем увидеть, кого захотим?
- Примерно набросать маршрут до точки его пребывания, - кропотливо поясняет старик. - Маяк бы ещё где раздобыть.
Иверкий резко вскакивает с места.
- Давайте, я поищу? Может...
- Раскопаешь, уменьшишь, бросишь в карман? - едко иронично интересуется капитан.
Шут озабоченно опускается на выступ.
- Да, вы, наверное, правы...
- Очень может быть, - парирует старик и добавляет: Однако надежда - это не то, что я бы вам советовал терять в данной ситуации.
- Почему, доктор? - устало огрызается шут. - Вы рекомендуете мне поверить в чудеса, которые всё равно не произойдут, чтобы увеличить число юродивых в вашем королевстве?
Но капитан не успевает ответить, т.к. внезапно раздаётся требовательный стук, сымитированный дверной проём раздвигается, и в комнату вваливается Солнце.
- Прошу прощения, мне надо отдохнуть. Можно?
Весело хмыкнув, малышка и старик молча кивают.
Солнце опрокидывается на левый бок и начинает уютно храпеть.
Девочка прикрывает его циновкой.
Шут смотрит на происходящее большими, уставшими изумляться глазами.
Может, и правда получится?..

@темы: картинки у меня в голове

01:01 

Следуй за белым кроликом (с).
Шут: 1 2 3
Король: 1 2 3 4
Солнце: 1 2

"Дорогой глубокоуважаемый звук! - строчила на обрывке бумажного платочка короля Ася. - Мы, признаться, заплутали. Не мог бы ты прислать нам карту лабиринта или хотя бы проводника?"
- Фух, - перевела дух девочка. - Кажется, готово. А почему ты такой грустный? - поинтересовалась она у Люрмона осторожно.
Тот отвел глаза и хмуро задрал плечи:
- Сама же спрашивала: "А почему ты сдался?" А теперь что? Выходит, мы вдвоем сдались? - голос короля предательски дрогнул. Пальцы ожесточенно промчались по коленке. Вперёд-назад, вперёд-назад.
- Порвёте... - тихо произнесла Ася и добавила: - Вы думаете, сдались? Но почему? Только потому что мы не можем найти выход и начинаем задыхаться? Чувствуя, что стены везде? Только потому что... написали это письмо? - Ася сжала листок. Из глаз потекли слёзы. - Хотя мы ведь не знаем, дойдёт ли оно хоть куда-то? Кто его получит... Ведь нужно сильно поверить в то, что звук его прочитает, и, может быть, тогда...
- Что, может быть, тогда? - воскликнул король, стукнув кулаком по стене. Мыслей было больше, чем слов, и несколько секунд он бесшумно шевелил губами, глядя на девочку. - Что бы ни было... во что бы мы с тобой искренне ни верили, просить о помощи - это чувствовать себя жертвой. Даже благородно просить. Прикрываясь всевозможными "это ведь оригинальный ход! не каждый до такого додумается!" Давай честно? Мы не можем выбраться из этого лабиринта самостоятельно. Мы сдаёмся. Но признаться в этом нам стыдно, и вот мы пишем письмо. С посылом: "Чудо, случись, а?"

Руки у Аси чуть заметно дрожали. Она с трудом понимала то, что выкрикивал король, но чувствовала, что это для него очень важно.
- Но мы же оставляем ему выбор... Мы подразумеваем: "Не хочешь - не отвечай". А...
Король расхохотался. Ему давно не было так смешно и неловко одновременно. Обычно он чувствовал что-то подобное, когда разговаривал с Иверкием, но после того как появились эти боли, они, кажется, ни разу не беседовали. Кажется, он даже подписывал что-то, касающееся шута, на днях. Вот только что, почему и когда?..
- Ещё не хватало, чтобы мы ему его не оставляли. "Глубокоуважаемый враг! Мы проиграли эту войну. Наши жизни в ваших руках. Но если мы смеем просить о таком великодушии, пощадите, пожалуйста, женщин и детей!"
Ася нахмурилась.
- Почему враг-то сразу?
- Если это многое поменяет: "Дорогой друг! Мои подданные вышли из повиновения. Я не знаю, что делать в такой ситуации. Пожалуйста, подскажи!"
- По-моему, - серьёзно возразила Ася, - слишком высокопарно. Но, в общем-то, что такого? Он на то и друг, чтобы...
- Он на то и друг, чтобы ответить на подобное, - король брезгливо поморщился: - "Ты трус, Люрмон. Я не стану тебе помогать. Выкручивайся сам". Если станет, окажется тряпкой. Понимаешь?

Ася смотрела на короля внимательно, слегка напуганно. Она, кажется, начинала понимать эту беспощадную - прежде всего, по отношению к себе самому - логику и тихо плакала ей в такт всем сердцем. Потому что и так верно. Слишком верно! Но как же больно...
- Хорошо, - осторожно прошептала она, подняв на Люрмона добрые, светлые глаза. - Если мы не хотим сдаваться, что мы будем делать?
Король виновато улыбнулся, но ответил твёрдо:
- Прежде всего, сожжём это. - И он подцепил двумя пальцами письмо. - Есть у тебя чем?
Ася растерянно похлопала по карманам и молча протянула огниво.
- Очень хорошо, - удовлетворенно кивнул Люрмон. - А теперь подумаем, как выйти оттуда_не знаю откуда?
- Использовав то_не знаю что? - предположила Ася тихо-тихо.
Король восторженно хлопнул в ладоши.
- А ведь верно! Дело за малым: его найти!
Люрмон, казалось, был готов схватить невидимый меч и ринуться в бой в ту же секунду. "Вперёд, только вперёд!" - кричала каждая морщинка на его лице.
Ася улыбнулась тепло и чуть виновато:
- Давай попробуем!
И они, не сговариваясь, побежали наперегонки - легко, резво, напевая какой-то популярный народный мотив.

@темы: картинки у меня в голове

02:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Мр, я ведь как пишу, так и публикую, не перечитывая ничего, прежде чем писать дальше (вероятно, напрасно, но таков замысел).
Общего файла у меня нет.
Но, кажется, не лишним будет сделать так:
Шут: 1 2 3
Король: 1 2 3 4
Солнце: 1

Солнце сейчас меньше всего хотело светить. Та самая загадочная ненужность, ополчась на которую оно ушло из дома, поглощала, топила, вынуждала на ходу глотать слёзы.
- Значит, это не иллюзия? - всхлипывало Солнце, проводя дрожащей, чуть розоватой ладошкой по щеке. - Значит, я обречено быть всегда_лишней, бездушной вещью? Которая если есть - хорошо, если нет - ещё лучше?
От скребущих пищевод чувств Солнце иногда резко притоптывало ножкой - и сотни божьих коровок, повинуясь внезапному порыву, взмывали в воздух, оставляя чуть заметные вертикальные следы-спиральки.
- Ведь даже кролик, - кричало Солнце, вытягивая дрожащее пушистое существо из норы за длинные уши, - нужен семье кроликов, друзьям-кроликам, волку, в конце концов!
Брезгливо морщась, Солнце разжало пальцы, и кролик крайне поспешно улетел в нору, хотя до этого умением летать не славился.
- А я что? Я ничего не могу! Потому что ничего не чувствую! - отфутболив очередного мимопроходящего ежа, Солнце, истерически подергиваясь, присело на болотную кочку, опустило ладошки в вязкую жижу и провело по лицу - раз, второй, третий.
- Ха-ха-ха-ха-ха! - громко рассмеялось оно. - Даже если я покрашусь в чёрный и обрежу волосы, я всё равно буду светить! И люди будут думать: "Вот идиот. Даже маскарадный костюм нормально сшить не может. Притворяется готом, а само так и лучится от счастья!" Да какое же я "лучится от счастья"?? Я, знаете, что чувствую?! Не знаете, потому что не хотите знать. Потому что я "не_такое", со мной неинтересно, недушевно, пусто. А я, может быть...
Тут Солнце не выдержало и таки разрыдалось во весь голос. Казалось, в его крике спрятана по крайней мере половина боли всего мира, и вот теперь она вытекает наружу и расползается по рекам и полям, по деревням и городам мрачной, безысходной тоской.
Вмиг налетели тучи, изо всех сил пытаясь скрыть горе поднебесного подопечного. На многие-многие сотни километров растянулся беспощадный проливной дождь. Солнце продолжало плакать.

Подосиновик, конечно, всё чувствовал и понимал и, конечно, не пришёл.
Большое Солнце тяжело вздыхало где-то высоко в небе и вязало про запас радуги.
Мама Солнца бережно варила обед на две персоны, разумеется, понимая, что в дверь никто не постучит.
А Солнцу с каждый всхлипом становилось только тяжелее. Оно не знало, как ему дальше жить, что делать и просто "к чему это всё".
- По по-лю ползёт ог-нен-ный змей. Траву и ручьи сжигает, - запело оно, больно кусая губы. Ни-че-го, пус-то-та, о-гонь. И упорным барашком прорывающаяся наружу мысль: "Ему до меня дела нет. Но мне-то до него есть".
- И что-о-о? - эхом простучало в голове, барабаня по вискам и перепонкам.
- А то. Что. Когда я плачу. Мне. Ни до кого. Нет. А. На самом деле. Есть. Значит. Я. Сейчас встану. И пойду дальше.
Смастерив из камыша длинную трубочку, Солнце через неё всосало обратно всю боль, до которой смогло дотянуться, встряхнуло головой, дрожа, поднялось на плохо гнущиеся ноги и, отбросив камыш, тихо побрело дальше.
Каждая мышца на его теле отчеканивала: "Солнца. Не. Сдаются".

@темы: картинки у меня в голове

23:55 

Следуй за белым кроликом (с).
Трасса М-10.
Поезд, мчащийся из ниоткуда
Прямиком в никуда.
Два желтых глаза. На Земле их не видел
Никто, никогда.
Вихорь из песен, сказок.
Танец теней, машин.
- Папа, когда мы приедем,
Дойдём, доплывём, прилетим?
Белая чёлка знаком вопроса скользит на глаза.
На рукаве - царапина, на футболке вышита стрекоза.
Папа в тельняшке, в рыбацких шортах, в измятых лаптях
Хмуро глядит в окно.
За надутой щекой притаился страх.
- Может быть, завтра, а может - через три тысячи долгих лет.
Сын мой, я не уверен в том,
Что наш машинист знает ответ.
Мальчик смеётся. Мальчику грустно или... легко?
- Дядюшка официант! - нажимает на кнопку вызова. -
Принесите нам молоко! Да, прямо в номер.
Точнее, в вагон СВ.
- Легко!
Он окунает худые пальцы в граненый стакан.
Проводит по окну раз, второй - кажется, написал.
... Первый час ночи. Хмурая фура мчится в Москву.
За рулём дядя Вова повторяет упорно: "Не усну, не усну".
Яркая вспышка, торможение экстренное.
- Что это? Призрак? Гроза?
Мимо плывёт, напевая "Калинку", огромная стрекоза.
... Поезд стоит у перрона.
Натужно хрипит вагон.
Мальчик выводит папу.
- Спасён!
- Спасён!
- Давай наперегонки к Господу?

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

13:22 

Следуй за белым кроликом (с).
Туда же: yferf31071991.diary.ru/p206558268.htm

Каждый день маленькое Солнце вынуждено было вставать по расписанию. В раннем детстве эта обязанность не казалась ему обременительной, но чем старше Солнце становилось, тем ему делалось обиднее. Вот, например, Луна. Плывёт себе и через мрак, и через свет. Хочет - притулится на левый бок, хочет - на правый, даже на голове может подремать при большом желании. А Солнце что? Утром грациозно восходит, вечером грациозно же заходит, и только где-то между спи себе, не выпендривайся.
- Тогда уж, - возмущалось про себя маленькое Солнце, - либо того, недостижимого Солнца достичь, либо вкусить свободы. А так ты, вроде бы, должен быть, а вроде, ну не будет тебя - большое Солнце всё равно никуда не денется и Землю обогреет. Ты-то зачем?

Иногда Солнце хохотало. Включит мама, бывало, человечьи новости, а там люди бегают в панике, солнечного затмения боятся. "А чего боятся-то? - изумлялось Солнце. - За Луной так хорошо спится, такие волшебные снятся сны! Большому Солнцу ведь тоже порой отдых нужен! А тут - такая благодать..."
Но чаще долгими зимними вечерами маленькое Солнце лежало в своей колыбельке - в скромной юрте на отвесной скале - и плакало. Ему хотелось дотянуться до погремушки в виде крошечного Солнышка, оторвать её и... всё-таки пожалеть, не казнить. Ведь маленькое Солнце в глубине души считало себя очень добрым Солнцем.

Как-то раз Солнцу стало невмочь грустить, так что утром оно собрало свой нехитрый скарб в дедовский потрепанный чемоданчик и сбежало. Ну как сбежало. "Солнце ушло по делам", - гласила хмурая табличка, наскоро прибитая к хрупкой колыбели.
Маленькая неприметная солнцева мама зашла утром в комнату к своему детищу, прочитала кое-как корявое послание и вздохнула:
- Отец утверждал, ещё два полнолуния назад уйдёт. А ведь терпело, бедняжка... - и тихо-тихо расплакалась.

В этот миг Солнце уже вовсю загребало слякоть дорог огромными босыми ступнями. Забраться на небо и полететь оно не могло, так как "ушло о делам", а обуви никакой себе сообразить не успело.
- Ну и ладно, - бурчало Солнце обиженно. - Ну и пусть.
И продолжало своё изнурительное путешествие, изредка смачно попинывая выбегающих на дорогу ежей.

Видели его только дети. "Мама, смотри, Солнце идёт!" - восторженно прокричала девочка лет пяти с хлопково-белыми косами. Мама - строгая женщина в классических очках и с пучком - лишь вздохнула озабоченно: "Ну что за несносный ребёнок. Солнце никуда не идёт, оно просто излучает свет!" И обиженно надула напомаженные губы.
"Солнце не просто идёт, Солнце танцует!" - прошипело Солнце и притворилось вальсирующим. Девочка, три раза подмигнув, подняла вверх большой палец.
Мальчонка лет 4-х в изумрудного цвета подтяжках и клетчатой рубашке, запускавший очередной кораблик, вдруг замер, отбросил его в сторону и радостно захлопал в ладоши: "Солнце! Солнце идёт!" Папа, мерно рубивший дрова за сараем, лишь тихо выдохнул: "Новый складывать не буду!"
Солнце пропыхтело в ответ: "Ишь какой! Не буду! Тогда я само сделаю". - И по ручейку поплыл зайчик, робко щурившийся на свет. Паренёк победно улыбнулся.

Солнце предполагало, что рано или поздно ему придется остановиться. Вот только когда? Мир вокруг казался таким огромным, таким таинственным. Пока летишь где-то в облаках, Земля совсем крошечная, люди с букашек, букашки... кто они? А тут назойливый комарёнок покою не дает, всё в глаз лезет. Или ступишь в ручеёк ненароком - ногу как обдаст чем-то склизким, потом знай себе - отряхивайся. Впрочем, Солнце улыбалось: ему было весело.

- Солнце, а Солнце, почему ты не на небе? - прокричал вдруг какой-то дерзкий наглец. Солнце оскорбленно повернулось на звук его голоса, надуло щёки и... прыснуло от смеха.
- Гриб, гриб, а почему ты ходишь? - расхохоталось оно.
- А что, между прочим, смешного? - надулся крошечный подосиновик в теплых разноцветных тапочках и нахмурил брови. - Что, коли родился грибом, так сиди себе на месте весь век, не дёргайся?!
У Солнца началась икота, хотя стыдливая краснота медленно-медленно забиралась на щёки. Солнце поспешно отвернулось - старательно отгоняя от себя несуществующего комара.
- Нет, ну где это видано, чтобы... - попытался продолжить гриб, но Солнце его перебило:
- Где это видано, где это видано. А сам-то чего мне гулять не даёшь? - возмутилось оно искренне, впрочем, зыркнуло с нескрываемым нахальством.
- Ой-ой-ой, мы квиты с Солнцем, только подумайте! - прокричал гриб громко-громко, и хор из кузнечиков застрекотал ему в тон, разнося благую весть по поляне. - Я прямо...
- Да помолчи ты! - оборвало его Солнце раздраженно и задумалось. Этот подосиновик никак не укладывался в его голове, и тогда оно приняло волевое решение:
- Пойдём со мной.
Пребывая в восторге от собственной находчивости, Солнце начало кружиться на левой ноге и потирать ладошки.
В ответ, однако, получило:
- Это ещё зачем?
Подосиновик стоял, оперевшись о берёзовый пень. Его ещё недавно белая шляпка побурела, желваки на мордочке грозно танцевали чечётку, чуть заметная чёлка нервно топорщилась.
Солнце оторопело. Минуту назад оно в красках представляло себе, как под руку с подосиновиком двинет в ближайшие горы, горланя песни, передразнивая белок, а тут этот наглец!.. Дыхание у Солнца участилось, температура тела повысилась на 10 градусов, но, сделав глубокий вдох, оно слащаво-спокойно пояснило:
- Ну как же. Ты один, и я тоже. Идём себе куда-то, хотя нам по должности не положено. Встретились вот случайно. По-моему, очевидно, что дальше нам следует путешествовать вместе!
Выдав эту тираду, Солнце принялось нервно растирать ладошки, правый глаз у него подрагивал - что-то сильно его беспокоило.
Подосиновик усмехнулся, бросил резкое:
- По-моему, очевидно, что я с тобой никуда не пойду, - и, подбоченясь, двинулся, куда глаза глядят, насвистывая какой-то популярный мотивчик.
Солнце осталось стоять - с подбитым сердцем, с пугливо опрокинутыми руками, тщетно стараясь собрать себя из кусочков и сдержать слёзы.
- Да как же это... - беззвучно повторяло оно.
Но никто в округе ему не отвечал.
Вечерело.

@темы: картинки у меня в голове

00:39 

Следуй за белым кроликом (с).
"А если тебе только 9, ты пойдешь на войну?" -
Строчила в измятом блокноте третьеклассница Соня.
Её одногодки мечтали попасть на Луну.
Её старший брат втихоря курил на балконе.

"А если закончатся хлеб, мандарины и свет,
И взрослые вдруг закричат о том, что им страшно,
Ты сможешь забыть про свой собственный сонный бред,
Пройти сквозь огонь, сделать выдох и стать бумажной?

Чтоб только они перестали разом страдать.
Чтоб вмиг на умытой слезами печальной планете
Исчезли кровавые лозунги "Родина - мать!",
Но в сердце прокралось нежное: "Есть же дети!""

"А если они не успеют, если царь тьмы,
Нарушив столетья назад данное богу слово,
Придёт не когда его ждут, но чуть раньше -
Падут мосты, и звери завоют, приветствуя владыку иного.

Ты сможешь не сдаться, ты сможешь сберечь свечу
В пустыне разврата упорно любовь сохраняя,
Ты сможешь?.." - "Я Кузя, я то-по-чу", -
Возникнет вдруг карлик, злобно глазами шныряя.

... Обхватит подушку, с досадой отбросит макет
Счастливого царства, в котором ни бед, ни желанья.
Посмотрит стеклянно. Но твердо выдавит: "Нет.
Мы справимся. Завтра сошью заклинанье".

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

01:34 

Следуй за белым кроликом (с).
Пусть пока так. Туда же: yferf31071991.diary.ru/p206472447.htm

- А почему ты сдался? - с хмурым любопытством спросила Ася. Они сидели на берегу огромного черного озера из их совместной фантазии и оживленно болтали ногами. Кожа в воде изумленно сморщивалась, а сонные зеленые рыбины время от времени замахивались на них хвостами и досадливо уплывали дальше.
Король виновато улыбнулся:
- Я просто не смог бороться дальше.
Девочка поглядела на него остро-внимательно:
- По-че-му?
Люрмон только развёл руками:
- А чего ради? Боль разрушает тебя изнутри. Планомерно, день за днем. Это можно вытерпеть, если есть то_самое_важное, что важнее всего и ради чего ты готов терпеть месяцами, годами, вечностями. А если его нет? Тогда зачем?
Ася возмущенно потрясла пушистыми косами:
- Я не верю.
Король вздохнул:
- Понимаешь, я всегда думал, что для меня королевство - то самое важное, нерушимое. Но как-то раз я посмотрел на своих придворных пристально и понял: они справятся без меня. И вышло, что...
Ася резко вскочила и принялась нарезать круги вокруг короля. Её косы вконец растрепались, но девочка не обращала на них внимания. Наконец она остановилась и выпалила:
- То есть королевство для тебя не всё. Это, наверное, правильно. Но кто-то то должен быть! Вот мама. Есть же она?
Люрмон поглядел на неё с сожалением:
- Есть. Но мама тяжело болеет. И чтобы ей помочь, я не должен быть измотан.
- Должен-не должен, - девочка перебирала слова словно чётки, - знаю, я за всех всё решил и прочее. Ты не понимаешь, да? - вдруг смягчилась она.
Люрмон тихо покачал головой и прислонился к стонущей на ветру иве. По его лицу поползли морщинки и замерли у седых корней волос.
- Я только хочу сказать, - начала Ася, молитвенно сложив руки, - что ты, наверное, сам себя так хорошо обманул, что не заметил. Ведь эдак чего только ни придумаешь! Я иногда, например, представляю себя феей с огромным пуховым веером. И настолько верю в это, что, когда приходит мама и велит мне прибраться в комнате, я надуваю губы и заявляю, что это дело слуг. Хотя никаких слуг у нас дома никогда не было, зато у феи... Я, правда, не всегда фея, а ты всегда!
Король засмеялся - тихо, легко - и спросил с лукавством:
- Ну и что же мне делать, доктор?
Юная спутница озадаченно нахмурилась:
- Вспомнить, что бывает иначе. И сделать иначе. Ну например... Ты с кем-нибудь общался, когда был королем?
Люрмон криво усмехнулся:
- Общался, конечно. Друг у меня даже был.
Девочка воскликнула:
- Ну и отлично! А если бы друг увидел, что ты сдался, что бы он сказал?
Король поперхнулся и разом как-то весь осунулся, помрачнел:
- Наверное, ничего. Но лучше бы он хотя бы что-то высказал...
Ася аж подпрыгнула от воодушевления:
- Ну вот видишь! Значит, тебе есть, с чего начинать! Даже выдумывать ничего не надо!
Король бросил вялое:
- Ну и с чего же?
- Не вынуждать его молчать! Ему, должно быть, тоже от этого неуютно. Он бы поговорил с тобой, посмеялся, а ты рот ему заклеил и смотришь насупленно!
Люрмон поглядел на Асю словно сквозь мутную завесу, прищурился:
- Но это же не на самом деле.
Девочка усмехнулась:
- А что такое на самом деле? Я - на самом деле?
- Ну положим.
- Ну и вот, - звонко отчеканила она, - я_на самом_деле прошу тебя попробовать. Да и к тому же... вдруг ему самому помощь нужна?
Король засмеялся:
- Иверкию-то? Да он любого за пояс заткнет!
- Здорово, что ты в него веришь. Но всё-таки... постараешься? - с искренней беззащитностью переспросила Ася.
Люрмон, нервно передернув плечами, кивнул, и девочка вдруг схватила его под руки и закружила броско, весело. На душе мигом потеплело, и король решительно выдохнул вцепившегося в сердце скоробея. А нечего.

@темы: картинки у меня в голове

04:12 

Следуй за белым кроликом (с).
Кусок из дальше: yferf31071991.diary.ru/p206419907.htm

Пока король плясал танец маленьких чертенят, Ася подпевала - звонко, задорно. Веснушки на её щеках азартно гонялись друг за другом, косы взлетали, чтобы затем со свистом рухнуть, платье надувалось, представляя себя разноцветным волшебным фонариком.
Когда песня закончилась, девочка возбужденно захлопала в ладоши:
- А давайте ещё!
Но король лишь виновато повёл плечами: не в этот раз.
- Ну и ладно, - Ася смешно надула щёки и тут же лопнула их нежными подушечками указательных пальцев. - А что тогда делать будем?
Люрмон вздохнул:
- Думать надо.
Девочка наморщила лоб. По носу пополза маленькая недоумевающая змейка:
- Зачем думать?
Король сделал глубокий вдох и принялся терпеливо разъяснять:
- Нам нужно найти выход из этого лабиринта. Чтобы его найти...
Однако Ася перебила возмущенно:
- Чтобы найти выход, не думать надо!
Мужчина с сомнением покачал головой:
- А что нужно делать?
Девочка крепко сжала потные ладони и прокричала воодушевленно, на одном дыхании:
- Нужно петь, танцевать, сочинять истории, притворяться подсолнухами!
Люрмон, однако, нахмурился:
- О чём ты, родная?
Ася изо всех сил хлопнула ладошками по коленям, с минуту дула на покрасневшую кожу, а потом произнесла тихо-тихо:
- Думать не помогает, понимаете? Этот лабиринт нелогичный. Чем дольше ты его решаешь, тем длиннее он становится. Когда я сюда попала, - Ася всхлипнула пару раз, но всё-таки не заплакала, - он был как дорога от дома до школы, всего-то 300 шагов. Я побежала вперёд. Мне хотелось поскорее выйти из этих жутковатых стен к маме и брату. Но когда я добежала до конца и попыталась сделать 301-й шаг, у меня ничего не получилось! Я видела улицу, видела наш двор, но передо мной выросла прозрачная решётка, которую было не перелезть. Тогда-то я и начала думать. И сама не заметила, как постепенно родной двор становился меньше и меньше...
Король осторожно покачал головой. Он не хотел обидеть юную спутницу, но всё-таки сомневался:
- А почему тебе кажется, что это случилось потому, что ты думала?
Ася улыбнулась загадочно:
- Потому что у нас в деревне есть такая сказка.
В одном далеком королевстве жил волшебник. Чего он только ни умел! Ребятишки бегали за ним толпами, а взрослые приходили с умными лицами советоваться по разным хозяйственным вопросам. Но вот как-то осенью в королевство прилетел смерч. Он был похож на серого изголодавшегося дракона с кривой шеей. Каждое утро смерч появлялся у городских ворот и утаскивал с собой пятерых прохожих. Жители города перепугались и прибежали к волшебнику. Тот же не знал, как поступить, и начал думать. Тогда на следующий день дракон утащил десятерых, а ещё через день - 15.
Жители разозлились на старика. Они как-то разом забыли о том, что он для них сделал, и явились - кто с вилами, кто с граблями, а кто и с топором - к одинокой хижине. Волшебник не испугался (или не показал виду), вышел на крыльцо, улыбнулся доброжелательно:
- Здравствуйте!
А горожане ему:
- Мы пришли тебя казнить. Попрощайся с теми, кто тебе дорог, и отправляйся с нами к ратуше.
Волшебник пожал плечами:
- Нет у меня друзей, кроме вас. Не с кем мне прощаться. Пойдемте, чего тянуть?
И они пошли.
А когда добрели до ратушной площади, и палач произнес грозно: "Твоё последнее желание", - волшебник тихо пробормотал:
- Принесите мне, пожалуйста, самую большую кисть и краски - красную, желтую и синюю.
И когда горожане выполнили его просьбу, старик принялся рисовать. Прямо на мостовой. Из-под его кисти медленно появлялся родной город, спешащие по неотложным делам люди, воющие на солнце псы. Появилась и крепостная стена с отважными колокольчиками, тянувшимися к свету прямо из камней. Из одного такого колокольчика на глазах публики рождался огромный лиловый дракон. И вот уже смерч поспешил к нему с широко распахнутыми, разом подобревшими глазами, и драконы начали вместе кружиться, и... В этот момент горожане заметили прямо над собой этих двух гигантов, которых из ниоткуда возникший ветер уносил на остров влюбленных...
Волшебника, конечно, тут же освободили, и он прошептал в свою пепельного цвета бороду еле слышно:
- Не нужно было думать...
Люрмон улыбнулся мечтательно:
- Интересные у вас в деревне сказки.
Девочка зарделась:
- А это Васька-косой выдумывает! Он сочинитель огого какой! Ну что, будем танцевать?
Король, звонко засмеявшись, кивнул, и они с Асей в пятый раз за этот день исполнили танец маленьких чертенят.

@темы: картинки у меня в голове

03:23 

Следуй за белым кроликом (с).
И далее: yferf31071991.diary.ru/p206419728.htm

- Однако хорошо, когда снятся такие сны. Наверное, хорошо... - с грустью думает король, разминая затекшие ноги. Как долго он не спал? Сутки, двое? Кажется, его снова чудом вырвало из подброшенного кем-то наваждения, и он вновь принадлежит себе. Надолго ли?
Пальцы мелко постукивают по стакану, пока Люрмон наливает себе холодной воды из рукомойника. Делает осторожный глоток, второй, третий. Остатки резко выплескивает на голову.
Внезапно наплывает неясный гул, в виске начинает покалывать.
- Ты плы-вёшь, плы-вёшь, плы-вёшь, - подчеркнуто ласковый голос звенит в растопыренных внутренних ушах.
Король завороженно следит за крошечной золотистой канарейкой, с разгону ныряющей в спиралевидные потоки воздуха, стараясь не обращать внимания на непрошеного гостя. Становится тоскливо и до тошноты хочется спать.
- Но ты плывёшь, плывёшь, плывёшь, - настаивает невидимый собеседник.
И король, тяжело вздохнув, представляет себя в аккуратном каноэ, летящем по громогласной горной реке. То тут, то там из-под самых крон великанов-деревьев свешиваются лианы, а ехидные обезьянки показывают языки.
Картинка складывается идиллическая, и Люрмон сладко улыбается наваждению, беззащитный, расслабленный.
- А теперь ты в звуке! - внезапно вновь вмешивается авторитарный вредный голос.
Не хочется покидать тёплый край вот так сразу, поэтому какие-то мгновения Люрмон ещё качается на волнах, сидя на воде в позе лотоса и полной грудью вдыхая сладость воздушных стрел.
- Ты в звуке, в звуке! - не сдаётся, однако, невидимый собеседник и уже дёргает короля за разноцветные ниточки нервов, заставляя его жмуриться от непрошеной остроконечной боли. Люрмон сникает и погружается в новый сюжет.

Испытание болью тянется не первый месяц.
Поначалу королю удавалось не поддаваться, и вместо Зазеркалья он упрямо отправлялся в тронный зал собственного замка.
Однако постепенно сил сопротивляться становилось всё меньше и меньше, да ещё и любимая матушка тяжело заболела.
И Люрмон уступил. В какой-то совершенной мелочи. Раз, второй, третий.
И вот уже: "Ты в звуке, в звуке!"
- А я на солнышке лежу! - задорно запевает король, стремясь оставить от себя хоть какую-то зацепку, и падает в бескрайний мерцающий лабиринт.

- Если прикоснуться здесь, зазвучит полька. А если тут - мазурка.
Глаза Люрмона восторженно сияют. Он ощущает себя мальчиком, у которого сбылась давняя мечта - стать волшебником.
- Если подпрыгнуть высоко-высоко, заиграет вальс, а если слегка - танго. Ещё тут можно рисовать. Каждый рисунок-контур - новая мелодия. А если барабанить по разным местам с разной силой, родится ничто. Набор звуков, за которым ничего не стоит, - вдохновленно шепчет король и оборачивается вокруг себя на правой ноге.
- Единственное, чего тут нельзя, - и в этот момент голос Люрмона предательски подрагивает, - спрашивать, зачем я тут. То есть спросить-то можно. ("Зачем я тут?" - ухает король в пространство). Но ответа не дождешься. Разве что синица сочувственно посмотрит прямо в стекло с той стороны. Почему звук стеклянный?..
- Но впрочем, - словно бы успокаивает сам себя король, - более ты ни в чем не ограничен. Что хочешь, то и воображай. Хоть придворную болонку, хоть разговор со стражником.
"Эй, Филя, чего нос повесил?" - и Люрмон хохочет в лицо грузному придворному.
- Вот только в самом ли деле происходит этот разговор?
Король хлопает себя по колену и смеётся - многоцветно, но как-то грустно. А что ему делать? И ведь даже не посоветуешься ни с кем!

- Дядя, я домой хочу! - всхлипывает впрыгнувшая в долговязую королевскую тень маленькая девочка с полной корзинкой бананов. Всё лицо у неё расписано веснушками, а из-под красно-желтой повязки выбивается непослушная русая прядь.
Король медленно оборачивается, начинает дышать глубоко-глубоко.
Неужели у него появился зримый смысл?..

@темы: картинки у меня в голове

02:27 

Следуй за белым кроликом (с).
Шарманка: yferf31071991.diary.ru/p206320905.htm - потихонечку крутится.

- Я пою в церковном хоре с детства. Моя маменька-капельмейстерша меня туда и устроила. Нравится ли мне это занятие? Я не задаю себе таких вопросов, любезнейший. Моё дело нехитрое: рот вовремя открывать да душой возноситься к Господу. Впрочем, вы когда-нибудь в звуке были? Взаправду нет? Тогда пойдемте со мной, я проведу.
Молодая девушка в расписном платке и черном платье в пол вспархивает нежной голубкой и призывно машет белым крылом.
Молодой король, завороженный, следует за ней.
Дорога развертывается перед ним полотном из ребячьих рисунков.
Вот кот-проказник исподтишка наблюдает за бабочкой-синеглазкой. Вот совсем юная девушка задорно прыгает через скакалку. Вот царский советник ворон считает в светёлке у горничной. Одна, вторая, третья...
Король загадочно улыбается в ответ и как будто уже не идёт - бежит, летит...
Чёрно-белые клавиши переливаются на солнце всеми цветами радуги; хмурый старичок с львиной гривой на плечах перескакивает с одной на другую.
Легкомысленные канарейки смешно перелетают с цветка на цветок аккурат в такт.
"Я помню чудное мгновенье!" - скандирует рыцарь на белом коне.
Девочка с нежно-рыжими бусинами в волосах мчится куда глаза глядят, звеня тихим смехом.
- Это ли не волшебство?! - восклицает король и пускается в пляс.

@темы: картинки у меня в голове

01:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Втуда же: yferf31071991.diary.ru/p206252720.htm

Он стоял один перед клокочущей бездной моря. Волны ослепительными раскатами оглушали скромный берег. Белая пена впивалась в песок как во вражескую крепость и тут же затихала с недоумением. Глубоко в небе кружили чайки, и их одиночные требовательные "Хочу!" всякий раз словно хватали шута за опасливо вжатые плечи.
Иверкию нужно было приручить стихию и переправиться на противоположный берег. Однако перед глазами во всей красе предстал печной заслон, и, казалось, никаких идей здесь не родится лет этак 100.
- Дядя, вы кого-то ищете? - звонко спросила девочка с ярко-красным бантом в волосах. На вид малышке можно было дать лет шесть. Зеленый сарафан в желтую полоску, помятая грязно-белая маечка, босые ноги.
Шут на секунду вцепился в девочку строгим орлиным взглядом, а потом ответил размеренно:
- Да нет, малыш. Мне нужно перебраться на другую сторону моря, но я пока не знаю, как.
- А что, это так трудно? - удивилась юная собеседница, зарываясь ногой в песок.
Шут грустно улыбнулся.
- Да не то чтобы трудно... Просто я не знаю, как.
- По-нят-но, - отчеканила девочка, насупившись. - Дядя, а кто вам сказал туда идти?
Шут прищурился на мгновенье, чтобы не заплакать. Все, кого он ни встречал по пути, настоятельно советовали ему не двигаться в том направлении. Но Иверкий был убежден в том, что поступает правильно. Ему мерещилось порой, что принц зовет его туда. Вот и сейчас как будто это безмолвное: "Сюда!" Стоп, стоп, стоп, какой принц, о чём ты, эгоист недоделанный?..
И, по обыкновению рассмеявшись, шут сказал тихо:
- Очевидно, я сам...
И развел руки в стороны.
- А, ну это бывает, - с ясно различимым облегчением выдохнула девочка. - А то тут всякое случается. А если это вы сами, я вам тогда помогу!
Шут спросил с насмешливой беспечностью:
- А родители тебя ругать не будут, крошка?
"Крошка" посмотрела на него пристально, не мигая, и бросила жесткое:
- А какая разница?
Шут поперхнулся от неожиданности и выдавил:
- Ну тогда пойдем...
И они пошли. Точнее, полезли.
Местами берег врезался в море острыми неприступными скалами. Часть из них косились на путников угрюмо, часть - с подчеркнутым радушием, некоторые беседовали со стариком-маяком и не обращали внимания ни на что, кроме.
Малышка бодро перескакивала с уступа на уступ. Иверкий еле поспевал за ней с мрачной задумчивостью за пазухой.
- Послушайте! - вдруг закричала ему девочка с очередной скалы. - Чтобы сюда забраться, нужно убедить розового Ничевока продать вам кофе.
- Что? - вырванный из клубка мыслей шут резко встряхнул головой. - Какого Ничевока?
- Говорю же: розового! - терпеливо повторила спутница. - Представьте его себе, как будто он и правда тут стоит, и купите у него кофе! Он кофе терпеть не может, говорят даже, обходит все кофейни в городе особой четвертой дорогой. А вам нужно убедить его продать вам кружку американо со сливками. Это очень важно!
Договорив, девочка резво ускакала вперёд, а шут, увлеченный беседой с таинственным Ничевокой, легко преодолел опасный подъем.
Перед следующим коварным уступом девочка снова остановилась и - будто бы из воздуха выудив рупор! - прокричала в него проказливо:
- А тут вам нужно будет доказать мудрой Черепахе, что Земля имеет форму квадрата. Учтите: Черепаха очень хорошо чует ложь. Ошибетесь, начнете выдумывать - искупаетесь в нашем море!
И пока Иверкий соображал, как бы ему вежливо возмутиться, девочка опять ускакала.
После истинно_квадратной Земли больше всего хотелось зарыться в песок поглубже или - на худой конец - повалиться на морщинистые камни и уснуть, но шут продолжал карабкаться и вскоре увидел малышку верхом на глыбе-льве. Проказница посмотрела на него с доброй улыбкой:
- Третьего не будет.
Иверкий робко покрутил головой:
- Чего третьего?
- Ну... Задания, отвлекающего от грустных мыслей. Пришли.
И, спрыгнув, с каменного изваяния, девочка поманила шута за собой - внутрь приютившейся в брюхе глыбы пещеры.
Шут смачно выругался - про себя, впрочем, от души расхохотавшись - и последовал за юной проводницей.

@темы: картинки у меня в голове

00:55 

Следуй за белым кроликом (с).
Начало тут: yferf31071991.diary.ru/p206214230.htm

Через несколько томительных часов шут дошёл до одинокой деревни. Она притулилась вдали от прочих населенных пунктов и, казалось, парила где-то в воздухе ликующим буревестником.
- Да ну тебя, наваждение! - сердито тряхнул головой Иверкий, заглянул в удачно подвернувшуюся на пути рваную лужу и захохотал: нелепый клоун в колпаке всех цветов радуги ритмично потряхивал ушами, часто хлопал глазами и показывал язык.
- Однако мудро, - вздохнул из ниоткуда взявшийся старец с длинной седой бородой. Он мелодично рисовал плечами штиль и внимательно глядел на шута пронзительно голубыми глазами. - Только деревня не мираж. Она существует. Просто умеет летать.
Иверкий отрешенно посмотрел куда-то мимо старика.
- А... Так я и не думал... Ле-тать?!
Осознание крошечными алыми дракончиками врывалось в его поникшее тело. Хотелось выплюнуть этот огонь, выплакать его наконец, но тот разгорался всё сильнее и беспощаднее.
Старик только пожал плечами.
- Ну да. Местным жителям надоело летать в одиночку, и они научили этому рукотвороное окружающее пространство.
Иверкий нервно сглотнул.
- Значит, даже грудные дети здесь способны на это?
Старец задорно кивнул.
- Ну да. Но им крылья связывают, а то ищи-свищи их потом по смежным пространствам.
Сложив губы трубочкой, он засвистел терпкую песенку-ликование.
Иверкий грустно улыбнулся.
- А я из страны, в которой летать никто не обучен. Ну да, впрочем...
- Прости, что перебиваю, мальчик, - вмешался вдруг старик, - но летать и у нас никто никого не обучает. Личная прихоть, так сказать.
И вдруг опустил запакованные в лапти ноги в лужу, заболтал ими там и захохотал восхищенно.
Иверкий неловко улыбнулся в ответ. Пожалуй, впервые в жизни он не мог придумать, как ему реагировать на то, что видит. Покрутить пальцем у виска? Но он смотрел на старика и в каждой складочке его платья считывал непререкаемое счастье.
И тогда шут вдруг ответил тем, что любил делать больше всего на свете: он захохотал. Ярко, искренне.
Последнее, что Иверкий успел почувствовать - как маленькие тополиные пушинки поднимают его в воздух, лихо закручивают и увлекают за собой.

***
- Ани, стой! - требовал писклявый детский голосок. - Я не хочу больше играть в эту игру!
Крошка в усыпанном малиной платье стояла в самом центре комнаты, под люком-солнцем, и урывисто перекатывалась с пятки на носок.
Волны, сотканные из нежного шелкогового смеха, лёгким штормом растеклись по комнате.
- А... мне-то... что? - почти задыхалась невидимая хохотунья.
Каждое её слово аккомпанировалось смешинкой-единорогом, тут же, впрочем, вылетавшей в приоткрытую форточку.
Зеленоглазая Лекки обиженно нарисовала в воздухе разлапистую яблоню, и следующий питомец не без удовольствия заскочил на неё и заснул.
На долю секунды в комнате зловеще запахло тишиной, однако она тут же была нарушена треском картонных коробок.
- Лек, так нечестно! - топнула ножкой маленькая Ани и возникла на пороге. Очки с одной цельной линзой обиженно съехали на нос. Африканские косички возомнили себя разозленной кошкой и нервно встопорщились.
Лекки незаметно сформировала в правой руке маленький изумрудный мячик и задорно швырнула его в подругу.
- Кто не спрятался, я не виновата! - отчеканила по-чеширски улыбающаяся миссис и исчезла вместе с мурчащим рыжим котом, которого водила на поводке.
- Да ну тебя! - буркнула Ани и бухнулась на край узкой кушетки. Та негодующе скрипнула, Ани повернулась её отшлёпать и едва заметно вздрогнула:
- Ой, вы проснулись?.. Так быстро?.. - шаловливые глазки, впрочем, тут же опомнились и принялись сканировать не успевшего принять позу " глубокий сон" шута.
Иверкий приподнялся, оперся на крупные ладони и спросил тихо:
- А сколько я уже отдыхаю?
- Ой, да откуда же я знаю! - всплеснула руками шалунья. - Я пока ещё не осваивала ни "Время", ни "Пространство". К следующему разу я должна придумать, чем кормить фею. А мне не думается! Вот вы не знаете случайно?
- Э.... - шут растерянно улыбнулся. - Может, головками одуванчиков?
Девочка подчёркнуто серьёзно кивнула.
- Да, такой ответ приходил мне в голову. И моя домашняя фея даже ест их, хотя и отвратительно морщится при этом. Но когда я пыталась накормить ими нашу классную привереду, та сразу улетела в межпространство. Может быть, если её догнать и убедить в том, что иногда и одуванчики пожевать неплохо, она перестанет вредничать и согласится. Но пока я даже за Лекки угнаться не могу! - провокационно печально прокричала хитрюга и ка-ак схватила неосторожно прилетевшую посочувствовать подругу!
- Кто не спрятался! - С этими словами обе проказницы растворились в межпространстве, а шут лишь изумлённо покачал головой: снится ему что ли всё это?
- Да нет, они настоящие, - прервал вялое течение мыслей недавний старичок и ободряюще улыбнулся. - Погляди лучше, что я тебе принёс!
Прямо перед носом Иверкия возник букет из нежно-голубых васильков, смешанных с вереском. Шут виновато открыл рот, но старик опередил его:
- Эдак пробудишься быстрее! А пока спи. Сон - лучший помощник.
И Иверкий чьей-то мягкой рукой вновь оказался погружен в бес-сознание.

@темы: картинки у меня в голове

03:21 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне кажется, что, чем дальше, тем плоше я пишу. Равно сказки и посты.
Сомневаюсь, что опрос на что-нибудь повлияет, но как знать.
Ниже лежит штука, на которую у меня сегодня больше нет сил.
Вопрос, собственно, в том, стоит ли их на неё искать в дальнейшем)
Вопрос глубоко идиотский, но всё-таки!


- Добрый вечер, шут! Мы больше не нуждаемся в ваших услугах. Пожалуйста, покиньте помещение! - натянуто-безразличный тенор Сандапки ложится плашмя на обнажённый затылок. Шут боязливо сжимается и затравленно смотрит по сторонам.
Вот Бант - унылый стражник, товарищ по спонтанным ночным прогулкам - перебрасывает из ладони в ладонь богатырскую палицу. Вот эфемерная Эльза на тоненьких каблучках замедленно движется в такт только ей слышной музыке. Сегодня у неё, должно быть, очередной перформанс. Вот грузный Бунтик ростом вершков в 30 - поглощенный процессом поимки навозной мухи. Его глазки так и бегают в заискивающем вальсе, челюсть вот-вот отвалится, слюна начнет вытекать изо всех дырок...
Впрочем, что это он? Надеялся на сочувствие? Хоть от кого-то? Да право, не ты ли здесь шут?
С этими мыслями Иверкий Бен, нарочито рвано поправив колпак и прихватив когда-то подаренную Его Величеством львиную трость, выплывает из шикарной приёмной, грациозно подняв голову и не передёрнувшись ни единым лицевым мускулом.

Фаерберкия была последним государством на планете Ок, в котором сохранялись монархия и древний институт шутовства. Иверкий - последним юмористически действующим лицом, в чьих услугах были заинтересованы. Однако грозное "больше не нуждаемся", которое живое воображение шута мигом превратило в "ты нам больше не нужен", вгрызалось теперь во внутреннюю сторону горла изумлённым ми-бемолем и плодило готовящиеся вот-вот обнаружиться слёзы.
- Ладно, ладно, остановись! - грозил себе Иверкий, наматывая круги вокруг 3-х молодых берёз. Колокольчики истошно вопили перед лицом надвигающейся темноты, и Бен яростно сдёрнул разноцветный колпак, швырнул его наземь и принялся топтать, злорадно приговаривая: "Так тебе! Так тебе!" Наконец не выдержал и зарыдал - надрывно, навзрыд.
Когда первый поток слёз иссяк, над Иверкием уже сияло обманчиво уютное звёздное небо. Шут рассмеялся ему в лицо смешинками-колибри, подобрал измятый колпак и, рассудив, что неплохо бы где-нибудь переждать ночь, примостился на ближайшей берёзе.

Ночью Иверкия мучили тревожные грёзы - во сне и наяву. Страшно было очнуться в стране, в которой больше нет твоей профессии, - её как будто разом вычеркнули из всех бухгалтерских учетов, смет и приключенческих романов. Ещё страшнее было вдруг оказаться в полном одиночестве. Не то чтобы раньше Иверкий страдал от избытка людского внимания. Но при дворе можно было перекинуться парой слов с гувернанткой, прочитать монолог из "Гамлета" недалекому стражнику, пойти ловить стрекоз с королевским отпрыском - развитым не по годам мальчишкой лет 5-ти. И, наконец, посмеяться над королем, держа в голове: он, как никто другой, его понимает.

Этот король сразу полюбился маленькому Иверкию - ещё когда тот играл с рыжей кошкой в комнате для прислуги, а та вдруг рванула по гардине наверх - прямиком в столовую. И маленький сирота принялся карабкаться вслед за ней и очутился во главе королевского стола. Поднялся возмущенный ропот, разукрашенные люди в подчеркнуто-вульгарных париках брезгливо замахали руками, но восьмилетний Иверкий не растерялся и исполнил танец маленьких гусят прямо на накрахмаленной скатерти. Тогда ещё принц расхохотался в ответ на столь дерзкую проделку и поддержал маленького шалопая, приказав напуганным взрослым: "А ну в пляс!"
Так и завязалась неравная дружба.

А потом Иверкия без экзаменов приняли в школу шутовства, а потом...
Не хотелось вспоминать об этом сейчас, когда ноги сводило от коварства ноябрьских заморозков, а каждый шорох отзывался в сознании портретом ужаса, стремящегося поглотить одинокого странника. Не хотелось вспоминать об этом, когда о-д-и-н, внезапно, необъяснимо. Впрочем, может, напротив хотелось?
Шут нервно тряхнул головой, ухватился за ненадежную ветку и нырнул в блаженную пустоту, очищенную от сновидений.

Утру иногда свойственно приходить и не решать вечерних проблем. С рассветом шут с трудом разомкнул слипающиеся глаза, покрутил головой направо-налево, убеждая себя, что делает зарядку, а не надеется, что "не нужен" - это лишь несбывшийся кошмар, осознал, что, кажется, ничего не изменилось, и тяжело вздохнул, глубоко внутри закупорив боль от по-детски нелепого разочарования. Чуда не произошло. И кина тоже не предвидится.

Закусив губу, Иверкий обречённо плюхнулся на мягкую от росы траву, набрал её в рот вместе со слоем перегноя, представил себя коллекционным быком из королевского стада и засмеялся нежным серебристым колокольчиком. Ощущение было непривычным: более 20 лет шут по-настоящему хохотал только над другими, а тут...
"Хм, а забавное это занятие", - протянул Иверкий и, нацепив колпак и ухватив трость (свои скромные пожитки захватить из дворца он не сообразил), побрел куда глаза глядят.

Вопрос: ?
1. Конечно, стоит! 
5  (100%)
2. Останови мгновенье, Хэтта! 
0  (0%)
Всего: 5

@темы: вам письмо, картинки у меня в голове

02:15 

Следуй за белым кроликом (с).
- Ты полетишь сегодня? - вкрадчивый шёпот соседа по парте вынуждает Квики очнуться от забыться. Колокольчики, вплетённые в спутанные рыжие пряди, возмущённо кричат: "Зачем ты нас разбудила?!" - пока девушка медленно приходит в себя. Сил предательски не хватает, и она выдавливает хрипло: "Полечу, Синти". Парень уважительно кивает головой и утыкается в тетрадь с межпространственными уравнениями. Снова можно вздремнуть.
Квики работает на станции, отвечающей за метеообеспечение планеты Эль. По выходным её работа состоит в посещении практических занятий по межпространственному счетоведению. По будням девушка принимает сигналы со спутников, хвостатых звёзд и других планет, сводит полученные данные в таблицы и вызывает дождь. Или снег. Или любые другие осадки, подходящие под сегодняшний день.
- Квики, тебе не скучно? - зевая, спрашивают у неё от раза к разу новообретённые одноклассники. Они все как на подбор спасают мир, участвуя в ультрасовременных экспедициях, в организации безопасности планеты Эль, в добывании энергии. Квики же в их глазах - пешка, которой всегда можно пожертвовать.
Девушка обычно пропускает такие вопросы мимо ушей и уходит жевать сэндвич собственного приготовления: а что тут возразишь? Что дождь всякий раз разный, и вызвать его, не прибегая к современным технологиям, - настоящее чудо? Что каждый звонок расширяет её Вселенную до невиданных масштабов? Что важно не что ты делаешь, а кто ты?
Впрочем, в последнее время Квики ещё и летает - каждую ночь, на износ.

На одной из соседних планет потерялся ребёнок. Заснул - и исчез. И теперь бродит по миру и плачет.
Иногда его крик проникает в прямой эфир, и коллеги Квики в ужасе затыкают уши. Иногда прохожие натыкаются на одиноко бродящую тень - и брезгливо отшатываются.
Взять бы его за руку и вернуть домой - но как найти маленького скитальца, как убедить тебе поверить?..
Квики согласилась взяться за это дело и теперь каждую ночь летает, хотя, возможно, он уже не то что не на эль - в другой галактике. Девушка, однако, не теряет надежды: она верит, что рано или поздно мальчика удастся найти. Пусть не ей: главное, что ему будет хорошо.

... В первый раз она находит ребёнка на берегу озера. Он сидит, уткнувшись носом в мутную гладь, и тычет палкой в своё отражение.
- Привет, - выдавливает Квики растерянно, приземлившись рядом.
Паренёк никак на неё не реагирует, продолжая агрессивно протыкать волны.
Волне на пятой Квики вновь неумело пытается завязать разговор:
- Послушай. Я искала тебя и теперь помогу тебе попасть домой.
Мальчик резко поворачивает голову, глаза его блестят недетской яростью:
- Ни за что.
И ребёнок мгновенно растворяется в пространстве.
Квики тяжело вздыхает: что же она сделала не так?..
Во время второй встречи Квики ведёт себя "разумнее". Опять случайно встретив беглеца - на этот раз в дюне на границе с планетой Плик - она смешно чихает и выпаливает:
- А давай играть в догонялки?
Мальчик смотрит на неё как на пациентку психбольницы и исчезает, не сказав ни слова.
Квики утомленно зарывает ладони в раскаленный песок: "Очередная дурацкая затея?"

Они встречаются так ещё пару раз, пока у Квики наконец не лопается терпение, и она, преодолев собственное "не хочу", не отправляется в гости к бабушке Яна - своего друга детства. Ян сейчас обитает в каком-то другом мире, а его бабушка, запрещавшая ребятам когда-то есть ненатуральное магазинное мороженое, живет в своем старом доме на Александриевском проспекте.
"Больше всё равно не к кому", - вздыхает Квики и нажимает на кнопку звонка.
Полная женщина в кружевном переднике медленно спускается с галереи второго этажа.
- Кви, деточка, давно ты ко мне не заглядывала! - восхищённо разводит руками старушка.
- Здравствуйте, бабушка Рая. Понимаете, тут такое дело...
- Понимаю, дорогая, что "такие дела" не делаются без куска пирога с райскими яблочками. Шаль повесишь на крючок, тапочки в желтой корзине, столовая - вторая комната направо, - тараторит старушка на ходу.
За чашкой липового чая говорить и правда становится как-то легче, уютнее.
Немного смущаясь, Квики рассказывает бабушке Рае про потерявшегося мальчика и смотрит жадно, заискивающе: подскажите, как быть?
Бабушка Рая улыбыается светло и загадочно и отвечает:
- Ты и сама всё знаешь.
Кипяток с шипением вырывается из носика чайника и падает в расписную кружку.
Мгновение Квики задумчиво смотрит на плывущего по поверхности лебедя, который тут же превращается в поросёнка, потом поднимает огромные зелёные глаза и шепчет:
- Спасибо. Я поняла.
Провожая девушку до крыльца, старушка тихо улыбается и даже машет на прощанье.

- Правда в том, что с ним играть во взрослую не нужно, - как мантру повторяет Квики во время каждого вылета. - Нужно быть такой, какая я есть, и всё. Легко сказать, конечно...
... В следующий раз мальчик находится на планете с кодовым названием "Прошлое". На ней собраны различные экспонаты из доисторической эпохи, как то: автомобили, лодочные станции, дома из кирпича. Есть на ней и детские площадки со скрипучими карусельками. На такой и таится беглец, оседлавшитй льва на пружине.
Квики не обращает на него внимания. Увидев огромные деревянные качели, она подбегает к ним и радостно взлетает: вверх-вниз, вверх-вниз. Перед глазами проносятся несколько жизней, щёки горят от воодушевления: только скорость, только вперёд!
Мальчишка смотрит на девушку исподтишка и улыбается. Кажется, ей и правда нравится то, что она сейчас делает. Но почему? Она же взрослая!
В этот момент ребёнок боковым зрением замечает, что таинственная незнакомка уходит.
- Ну нет! - решает он про себя и резво бежит за ней.
... Квики удовлетворенно хмыкает, когда договаривается встречаться с парнишкой на его планете каждые выходные при условии, что сейчас он проснётся.
Квики с серьёзной тщательностью собирает мальчика в дорогу: они вместе вяжут ему новую варежку на замену утерянной, вместе пекут лимонный торт для мамы.
Отбывая, мальчишка вновь берёт с неё обещание и спокойно засыпает назад, а уже на следующей неделе встречает Квики на пороге мохнатого рыжего дома с баночкой малинового варенья в руках.
- А теперь чай! - говорит он официально-торжественно, лукаво улыбаясь одними глазами, и провожает иноземную гостью в столовую. Всё хорошо.

@темы: картинки у меня в голове

06:07 

Писала об одном, вышло не пойми о чем, что за дела.

Следуй за белым кроликом (с).
Часы на ратушной площади утомленно бьют восемь. Палач в застывшей маске "скорбь" напряжённо всматривается в лица зевак: может, и из них кто опаздывает на свидание с цветочницей и теперь мучительно переминается с ноги на ногу, словно бы забыв завернуть по нужде?
Иногда он бросает выразительные взгляды на преступника: сознайся уже, что тебе стоит? Но тот стоит, спрятав руки за отворот белого плаща в пол и не обращает внимания на немые укоризненные призывы.
Он, собственно, не отрицает своей вины и готов хоть сейчас положить голову на плаху, но судье важно образумить юношество, которое с каждой проведенной на площади минутой проникается всё большей симпатией к обвиняемому.
- Господа, перерыв на кофе! - подчеркнуто торжественно бросает "Ваша честь" и медленно удаляется в сопровождении двух клерков в грязно-фиолетовых париках. Палач белеет. Прокурор растерянным куцым хвостом бросается вслед.
Догнав "ваше сиятельство", он принимается обмахивать его нарумяненное лицо ажурным веером цвета фламинго, скоро шепча в судейское ухо:
- Высокоуважаемый, не пора ли нам, право, расходиться?
Высокоуважаемый сухо кашляет в ответ и бормочет, прикрыв рот маленькой пухлой ладошкой:
- Нам не нужна ещё одна Жанна д'Арк, господин обвинитель. Потому придумайте, как бы так повернуть допрос, чтобы подсудимый перестал походить на народного героя?
Прокурор судорожно проводит по взмокшему лбу засаленной салфеткой, сжимает её в кулаке, так что начинают проглядывать жирные, цвета морской волны вены, и, взвизгнув, тявкает:
- Право, мы уже три часа бьёмся над этим делом!
Судья, задумчиво снимая пылинки с выглаженного фрака, с подчеркнутым безразличием бросает в пространство:
- Да. И я невольно начинаю сомневаться: не сговориться ли мне с адвокатом?
- Господин судья! - голос прокурора зычным эхом перекатывается по залатанным мраморным сводам и замирает крошечной изумленной ноткой аккурат над носом тощего бродячьего пса. Тот принимается свирепо клацать зубами в надежде позавтракать нежданным наваждением. - А впрочем, если на ужин у вас сегодня икра летучей рыбы в сырно-шпинатном соусе...
- Вот-вот! - Парик судьи не выдерживает хозяйской экспрессии и жалобно съезжает на бок. - На ужин, а не на завтрак, любезнейший! Пора покончить с этим процессом!
И два старинных приятеля с деловитым выражением на лицах возвращаются на помост, по пути выписывая кривые восьмёрки.

Подсудимый сознаётся во всём: в членстве в революционно настроенной группировке, в подготовке заговора, в нелегальном хранении оружия, в покушении на сенатора-индюка. Не хочет признавать он лишь одного: того, что его друг стал полицаем, настрочил на него донос и привёл на эшафот. Строго говоря, его признание никоим образом не поменяет состава преступления, но народ негодует: где это видано, чтобы преступник своего обвинителя выгораживал? Да право: преступник ли он после этого?
В ходе процесса волосы на голове у присяжных встают дыбом через каждые 5 минут, судья поминутно требует воды со льдом, прокурор дрожит мелкой дрожью: абсурд какой-то!

Как и было договорено, после кофейной паузы "Ваша честь" бросает адвокату: "Ваш черёд". И кругленький мужчина лет 40-ка, заикаясь, обращается к обвиняемому:
- Итак, господин Крейцер написал на вас донос, и вы...
Вопреки элементарным правилам этикета, подсудимый утомленно перебивает:
- Господин Крейцер не писал на меня донос.
- Но обвинение предъявило вам вещественное доказательство, и вы подтвердили, что письмо написано рукой вашего друга 34 мая текущего года?
- Всё так.
- И вы не отрицаете того факта, что далее оно попало в вышеназванную инстанцию, вследствие чего вы оказались под арестом?..
- Не отрицаю.
- А следственно, господин Крейцер написал на вас донос!
Адвокат пыхтит от усердия: взглядом он постоянно натыкается на дородную матушку, которая сладко улыбается сыну и шепчет одними губами: "Пупсик, скоро стемнеет, пора домой!"
- Господин Крейцер не писал на меня донос.
- Но как же... - теперь и по адвокатской спине бежит предательская струйка, - выходит, вы отрицаете установленные факты?
Подсудимый вздыхает:
- Я говорю только, что господин Крейцер не писал на меня донос. Положим, вы доказали, что письмо составлено им и им же отправлено по вышеозначенному адресу. Пусть так. Но о самом факте доноса это не свидетельствует. Господин Крейцер не доносчик. И я уверен, что он не сделался им и за предложенные ему 200 луидоров.
- Погодите, - вмешивается сведенный с толку судья, - то есть того, что взятка была дана, вы тоже не отрицаете?..
- Камеры засвидетельствовали, как господин Крейцер кладет заботливо приготовленные 200 луидоров в карман. Качество записи подсказывает мне, что это не монтаж. Положим, были деньги, было письмо, был штамп о времени и месте отправления. Однако ничего из этого не делает господина Крейцера доносчиком.
- Даже то, что он публично признал себя виновным? - осторожно осведомляется адвокат, почесывая за оттопыренным ухом.
- Да. Господин Крейцер слишком скромный, чтобы утверждать: "Я не доносчик", - когда все факты говорят против этого. Но на то и существуют друзья, чтобы озвучивать правду, не так ли?
- Но послушайте, - адвокат вдруг начинает глядеть мягко-заискивающе, словно разговаривая с душевнобольным, - он не просто в этом признаётся, он настаивает: "Да, я полицай. Да, я донёс и ни о чём не жалею". Он как будто даже гордится содеянным.
- Господин адвокат, прошу прощения за бестактный вопрос, но есть ли у вас диплом психолога, чтобы утверждать "как будто гордится"? А если даже и был бы, если даже вы и правы, какая связь между гордостью господина Крейцера и фактом доноса?
Вы кажется не понимаете меня, да? Прошу прощения за туманное изложение. Но если, например, вы приведёте сюда господина Крейцера, и он, самодовольно улыбаясь, отрубит мне голову (не бывать такому, однако же в качестве примера, дабы нагляднее вам разъяснить), я всё-таки не поверю в то, что он убийца. Тот, кем ему хочется считать себя сейчас, - быть может, но только не господин Крейцер.
- Подсудимый, вы вводите следствие в заблуждение! - вновь вмешивается судья, смахивая с себя огромную назойливую муху. - Как можно не стать убийцей, однажды убив?
- Как можно прослыть убийцей, когда убитый утверждает, что умер сам? - парирует обвиняемый.
Присяжные обреченно вздыхают. Судья стучит молоточком по шапке клерка:
- Резюмируйте, что вы хотите сказать, и мы закроем это дело.
Обвиняемый бережно сдувает с ладони бабочку с радужными крыльями, несколько мгновений завороженно следит за её восторженным полётом и повторяет тихо, но твердо:
- Я сознаюсь в том, что вам угодно мне приписать. Виновен по всем статьям, не раскаиваюсь немало. Но вынесите отдельным пунктом в протоколе: господин Крейцер не доносчик.
- Хорошо, так и запишем. Последняя просьба? - судья проникновенно и как будто даже сочувственно смотрит сквозь двойные стёкла очков: всё-таки, говорят, смерть - штука малоприятная.
- Не рассказывайте ему ничего об этом балагане.
"Ваша светлость" тянет за рукав прокурора, собирающегося оспорить "балаган", и смеряет его выразительным взглядом: пора заканчивать! Плевать на юношество. Плевать на поруганную честь.
По толпе проносится разочарованный вздох - но на сей раз до него никому нет дела.
Палач с неспешной горечью завершает последние приготовления: всё равно его даже на порог сегодня не пустят.
Судья, прокурор и адвокат отбывают с места действия до исполнения приговора: дома их ждут пока ещё тёплый ужин и мягкая постель.
Они не увидят, как из припаркованной аккурат за эшафотом иссиня-чёрной Волги выйдет молодой полицай с накрученными накладными усиками, зыркнет грозно на возбуждённую толпу, рявкнет: "Место казни переносится в неизвестном направлении. Зрители расходятся по домам, палач вместе с ними, преступник - за мной", - и пока осужденный будет разрубать и вновь склеивать логические цепочки в своей распухшей от мыслей и эмоций голове, едва заметно дрогнувшей рукой препроводит его в транспортное средство, где уже другим - мягким, примирительным голосом - предложит тихонечко:
- А давай махнём на Карибы?
И ведь в самом деле махнут.


@темы: картинки у меня в голове

03:52 

Следуй за белым кроликом (с).
У Алисы глаза-звёзды. Когда друзья спрашивают её, что она ими видит, девочка обыкновенно отвечает: "Свет. Он такой разный. Сейчас он сверкает мириадой оттенков жёлтого, а каких-то 5 минут назад сквозь него просачивалась лазурь и изливалась на ваши руки цветущими реками.
Иногда свет танцует. Разделившись на потоки, кружится, пока не упадёт на лопатки и не примется задорно хихикать.
Иногда водит кистью плавно-плавно. Из-под неё вылетают девочки-отличницы и серебряные копытца, но чаще - всевозможные загадочные узоры.
Я люблю свои звёзды. Они никогда не врут. Какой бы человек передо мной ни стоял, они нащупают в нем доброе начало, протянут руки и засверкают ярко-ярко..."
- Алька, но ведь так не бывает! - пытается образумить иномирную девочку друг Петя. - Сама посуди. Кто-то убивает своих близких, кто-то никого-никого не любит, кто-то... Разве же могут все они быть добрыми?
Алиса улыбается на замечание светло-светло - даже птицы замолкают на мгновение, залюбовавшись красотой девушки. А потом возражает:
- Петя, ты любишь физику и всё "естественно-научное", я помню. Но отвлекись от этого на минуту и ответь: неужели ты никогда не замечал, что мы самолично, будучи друзьями, врагами, соседями, родственниками, много раз на дню друг друга убиваем? Странно ли, что кто-то не удерживается и задевает тело?..
А те одинокие, которые совсем никого не любят... Может ли такое быть, что, перебегая от одного окопа к другому, мы нечаянно отстрелили им главное? И теперь они просто не могут ни любить, ни быть счастливыми?
- Брр, Аля. Ты живешь в каком-то идеальном мире, - пробует парировать Петя.
- И-де-аль-ном? - девочка смотрит куда-то глубоко-глубоко с мечтательностью бродячего клоуна. - В идеальном мире к чему войны?
- Но все же живы, даже если эти твои войны есть!
- Все живы... Но все искалеченные. - Алиса взмахивает яркими лимонного цвета кудрями. И предлагает вдруг провокационно-весело:
- А пойдём смотреть кита?
И ребята бегут по мягкому радужному песку в сторону острова, прозванного местными "Счастье".

Как будто_кит плещется у самого берега, лениво играя в мяч цвета шотландского флага. На окрик Алисы и Пети он поднимает ту часть головы, которую называет ухом, и принимается насвистывать - задорно, хотя и тихо.
Ребята опускаются на колени у самой кромки воды и начинают направлять на него волны, выкрикивая: "Буль-буль! Буль-буль!"
Кит смеётся и, на секунду вообразив себя гордой, неприступной скалой, выпрыгивает вертикально вверх и сбрасывает назойливые капли.
Дети валятся на песок, набирают его полные рты и милыми северными тюленями расползаются в разные стороны.
Очередь кита выпускать фонтанчик из осколков своего смеха!..
Назабавлявшись вдоволь, компания собирается вместе и принимается фантазировать.
Воздух то сотрясают раскаты воображаемого грома, то заполняют тысячи мотыльков, спешащих на юг, то из множества разноцветных граней собирается в нем кубик рубика. Хорошо!

Возвращаясь домой под шапкой из сотен звёзд, ребята долго молчат. Им хочется кожей запомнить и этот назойливый месяц, и небывало яркую большую медведицу, и лунную дорожку на чёрной глади. Они тихо ступают босиком, стараясь осознавать каждый свой шаг, а иногда вдруг берутся за руки: не сон ли?
Уже на пороге хмурой лачуги на скрипящих ножках Алиса задумчиво замечает:
- А знаешь, мы всё-таки не постоянно убиваем. Иногда мы творим всякие безрассудства. И раны затягиваются - даже самые непростительные и безнадёжные.
И словно в подтверждение её слов в небе вспыхивает иномирно-волшебное северное сияние.

@темы: картинки у меня в голове

23:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Он играет как будто знакомый вальс.
Прядь скользит по натруженной голове.
Вихри красок готовы пуститься в пляс!
Интересно, он думает обо мне?

Боль таится в мажоре, в миноре - смех!
Я сегодня в подвале кормила кота.
Если дрожь не пройдёт по сердцам у всех!..
Он замёрз. Или просто... куриная слепота.

Кульминация. Танго. Свищи-пляши!
На плите борщ мой, верно, уже продрог.
Не-мо-та... В двух словах. Что увидела?? Опиши!
Милый, ты... осторожней. Кривой порог.

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

03:51 

Следуй за белым кроликом (с).
- А у тебя есть хобби? - робко спросил Федька, высовываясь из-за Надькиного плеча и опуская на него свою косматую голову.
Девочка беззлобно фыркнула, пригладила непослушные рыжие пряди и ответила с вызовом:
- Нет.
Мальчик чуть не подпрыгнул в непонятном экстазе, но вовремя одумался:
- А вот нам в школе говорят, что любой порядочный человек должен иметь хобби!
Надька ухмыльнулась:
- Ну, видно, я беспорядочный. Завтракать пойдешь, Цербер?
Федька, уже с полминуты клацавший зубами для своего удовольствия, сердито замотал головой:
- Кто. Такой. Цербер. Кто. Такой. Цербер.
Девушка пояснила с провокационной застенчивостью:
- Пёсик такой. На весь мир знаменитый.
Федька засопел обиженно:
- Чем знаменитый?
Надька пожала плечами, скинула с себя озорника, потянулась и - голосом МарьВанны в кабинете географии - ответила:
- Книжки будешь читать - узнаешь.

...
Второклассник Фёдор Горельский резко открыл ярко-голубые глаза, дрожащей рукой вытер со лба испарину и пробормотал:
- Цербер. Кто такой Цербер.
В его комнате, уставленной наисовременнейшей техникой, не было разве что считывателя мыслей. (Родители резонно рассудили, что паренёк маловат для таких игрушек и не купили прибор). Тем не менее мальчик добрых 20 минут искал Цербера по всем поисковикам, пока не вытащил из-под электротумбы старый разбитый ноутбук, привезённый родителями из очередной экспедиции. Тот моментально выдал ответ.
- Ого... А где это, интересно... - задумался парень и поспешил в школу.

На уроках Федька плавал в вихре из мыслей о загадочной Греции и не сразу понял, что "Господин компьютер" обращается к нему. Т.к. отвечать на вопросы, которые не слышал, мальчик не умел, он пробормотал обречённо:
- Цербер.
Шкала успеваемости показала 18 из 20, и пока Федькины глаза стремительно лезли на лоб, "Господин компьютер" пробурчал:
- Горельский. Вам нужно работать над произношением. Сербил. С-е-р-б-и-л.
- Хорошо, Господин компьютер. Большое спасибо! - отрапортовал Федька, старательно пытаясь скрыть улыбку.

На перемене к Федьке подошёл отличник Волька и выдохнул восхищенно:
- Ну даешь. Я бы ни за что не ответил!
Мальчишка лишь пожал плечами и убежал упрашивать робота-охранника дать ему прогулять два последних урока. Ходили слухи, что, если выдать что-то в меру абсурдное, роботу придется перезагружаться, а ты в это время спокойно уйдешь из школы.
То ли Федор 20 раз подряд повторил слово "Цербер", то ли ещё что, но в 12.50 он стоял под окном трёхэтажного особняка и звал Маньку.
- Маня! Выходи!
Заспанная восьмилетняя девчонка нехотя подошла к окну и ответила со вздохом:
- Сейчас, погоди. Подожди на нашем месте.

Манька училась на дому, в школу не ходила, но расписание Федькино помнила, поэтому первое, о чем она спросила, оказавшись под старым дубом, было:
- Ты как тут?
Федька вздрогнул от нетерпения:
- Подожди, Мань. Ты про Цербера знаешь?
И когда девочка изумленно кивнула, рассказал ей про свой сон и добавил загадочно:
- Мы же найдём его, правда?
- Горельский, да ты издеваешься! - возмущенно воскликнула Маня. - Ты чего задумал? В их мир попасть?
Федька ответил заговорщически:
- Не в их мир. В их мир экспедиций вон сколько ездит!
- А что тогда? - вздохнула девочка.
- К самому Церберу! Если они в него крепко верят, значит, он где-то у нас существует!
И Манька устало согласилась.

Результаты экспедиций последних 10 лет показывали: их небольшая планета Копеляндия, кочующая из одной точки Вселенной в другую, сплетена из верований людей. Вот посмотрел на Земле кто-то сон про мальчика Федьку, поверил в него, Федька и родился. Или заклинал какой пастух камень 30 лет, считая, что тот может мыслить и чувствовать, - появился в Копеляндии такой камень. Конечно, за Цербером или греческими богами стояла многовековая история, которая жила своей независимой духовной жизнью, но отдельные образы порой настолько ярко представали в людском воображении, что воплощались в Копеляндии.
- А где искать-то будем, ты придумал? - постучала по Федькиной голове Манька цепким указательным пальцем.
Они шли уже 2 часа под палящим солнцем, а Цербера всё не было.
- Нет. А у тебя есть какие идеи?
Девочка лишь примирительно покачала головой: извини, мол.
- Хм... - многозначительно промычал мальчик, - вообще у меня есть одна мыслишка.
Манька зашлась в истерическом хохоте. Федя посмотрел на неё удивленно.
- Прости. Просто я уже 2 часа жду, когда ты наконец перестанешь врать.
- Маня! Ты опять знала?..
- Естественно.
И ребята понеслись по дороге, тщено пытаясь догнать друг друга.

- Ты что задумал-то? - серьёзно спросила девочка спустя минуты две, тщетно пытаясь отдышаться.
Федька неохотно откликнулся:
- Он у них в загробном мире живёт. У нас здесь такого нет. Но, может, тогда сами придумаем?
- В смысле сами? - Манька даже остановилась и поправила вечно растрепанную чёлку.
- Ну... поверим, что и в Копеляндии он существует. Не совсем такой, но похожий. А потом спустимся туда и...
- Горельский, ты ненормальный! - в сердцах воскликнула Манька.
- Но согласись же: что-то в этом есть!
И они принялись придумывать.

Месяца через три ленты новостей разрывались от объявлений: "Внимание, в точке альфа с координатами 97.36 обнаружен потайной ход. Учёные предполагают, что на Копеляндии появилась ещё одна цивилизация. Просьба: до выяснения обстоятельств дела всем оставаться на своих местах".
Федька и Манька не слышали громогласных объявлений. К этому времени они уже спускались, слегка пораженные: получилось! Им, выдуманым, удалось создать подземное царство! Это же прорыв в современной науке, это целое непаханое поле! Значит, можно будет жить по своим правилам, значит...
Ребята не учли одного: в конце пути их ждал неласковый Цербер. А наверху сограждане, не привыкшие к таким откровениям, спешно засыпали подземный ход: к чему лишние проблемы?


@темы: картинки у меня в голове

Упражнения в прекрасном.

главная