• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: картинки у меня в голове (список заголовков)
00:09 

Следуй за белым кроликом (с).
- Знаешь, мир иногда переворачивается с головы на хвост. Вот ты идешь по набережной, пьёшь горячий американо - бултых! - и рыба с огромными лазурными плавниками делает сальто прямо в небе. Или, например, сидишь ты в кафе, задумаешься на минуту, повернешься к окну, а там худенькая девочка в цивильном черном пиджачке стоит на голове. По-разному бывает.
Иногда в этой вселенской круговерти начинаешь терять себя. И вот тебе уже навязчиво кажется, что это не они с ума посходили, но ты стал бродячим фокусником. Живешь в каком-то вольере, питаешься объедками, а чтобы во время выступления ты не убежал в закат по радуге, за час что ли тебе вкалывают какое-то вещество вызывающе-розового цвета. Говорят, им питаются все "нормальные" люди, просто не знают об этом. Так вот, когда оно попадает в кровь, ты оказываешься в сети из принципов, представлений и предрассудков и, конечно, никуда не пойдешь более: не ненормальный же ты, упадешь!
- А на самом деле? - раздается вызывающее "мяу" под самым левым ухом. Огромная пушистая кошка лениво потягивается под бледным светом придорожного фонаря и заискивающе смотрит на романтически настроенного студента в длинном пыльном плаще.
- А что на самом деле? - непонимающе переспрашивает он. Огромная дождевая капля наконец скатывается с покатой крыши прямиком на его горбатый нос. Студент недовольно морщится.
- Ну... - И эта белая кошка достаёт изумрудного цвета зонт и начинает двигаться под ним в темпе вальса. - Кем ты себя считаешь?
Парень удивленно хмыкает.
- Я студент 3-го курса Владимир Илларионович Гайкин. Снимаю комнату в общежитии. Много занимаюсь. Вечерами преподаю французский и право.
Кошка заливисто хихикает в ответ.
- И разговариваешь с мимопроходящими кошками? Которые, верно, и не кошки вовсе, коль умеют смеяться?
Владимир Илларионович хватается за голову и шепчет:
- Уйди, уйди, уйди!..
- Я уйду, но кто ты на самом деле, студент 3-го курса юридического факультета?
Видение растворяется в холодном осеннем воздухе. Владимир Илларионович стирает со лба испарину, сжимается в один большой комок и начинает плакать.
...
Белая кошка с пышным хвостом хозяйничает в этом мире чуть не с начала времён. Она является людям во снах, в видениях, на тёмных улицах. Большинство после встречи с ней сходит с ума, часть убеждает себя в том, что ни с кем не встречались, отдельные персонажи уходят в монастырь. Только некоторых безумцев можно потом встретить танцующими на крышах города. Глаза у них горят, души и тела нараспашку, и кажется, ещё пара минут - и они дождутся этой своей радуги. Или на худой конец облака заклинать научатся.

@темы: картинки у меня в голове

21:12 

Следуй за белым кроликом (с).
Бабочкой по репризе,
Парусом на часах,
Строчкой письма к маркизе,
Каплей луны впотьмах;
Шёпотом переходов,
Вихрем на волосах,
Пляскою пароходов,
Пухлым котом в ногах;
Белой свободной птицей
На изголовье рам;
Новоизбранной Фелицей,
Звоном, зовущим в храм,
Бродит, плывёт, летает,
Хмуро даёт на чай...
Знает или не знает?..
Можешь - так выручай.
... И не найти ответа,
И не приметить, как
Он растворяет лето
В тёплых моих руках.

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

23:25 

Следуй за белым кроликом (с).
Они плывут по длинным лабиринтам,
А по ночам смиренно рвут набат.
В их песнях - бога длань и непокорность ритмам,
В их душах скрыт тринадесятый ад.
Когда смешно - смеются, грустно - плачут.
Им, в общем, дела нет до наших дум.
Но если кони больно резво скачут
Иль разум у кого зашёл за ум,
Забудут обо всём. И на качелях
Просматривая выпуск новостей,
Потянут нить. А где-то в Пиренеях
Отец друзей начнёт благодарить,
Не ведая об истине ни слова.

@темы: рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове

20:01 

Следуй за белым кроликом (с).
По изнанке улиц летит стрела:
Кто-то выпустил твёрдой горячей рукой.
Мама, я в Париже никогда не была.
Так на кой мне этот... "долгожданный" покой?
Тихо плачет свечка, за углом кот
Отпускает птицу. До неё ли сейчас?
Мама пишет сказку про невиданный плот.
Мама смерть встречала не один раз.
- Поплывёшь, воробушек? Ты со мной?
Ей как будто нечего и терять.
- Проживёт... дня два, - паренёк молодой
Вроде бы, устал уже повторять.
- Мне смешно, мне очень-очень... - Молчи! -
Раздаётся громкое за окном.
Из-за шпор у него свисают ключи.
- Ты что, рыцарь? Это не замок, дом.
Ты, наверно, ошибся. Может быть, проводить?
Я умею двери в пространства вскрывать.
- Помолчи, говорю же! - Хмур. И с ней говорить
Он совсем не намерен. Ну и ладно. Плевать.
Засыпает. Но краем глаза сквозь сон
Отмечает, что та роковая стрела
Им отбита. Зачем? Исчезает он.
А она... словно и не болела, просто спала.

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

19:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда Тишхе больно, она закрывает глаза. Призрачный спаниель, тихо летящий за ней по пятам, становится ещё более призрачным и начинает еле слышно скулить. Тишхе словно бы приходит в себя от его слёз, сильно-сильно сжимает кулачки и улыбается.
- Спарри, что ты? Всё хорошо!
Спарри смешно поводит левым ухом, прислушиваясь, но всё-таки уточняет:
- Тишхе больно. Спарри знает, что Тишхе больно. И поэтому...
- И поэтому Спарри закрывает свою очаровательную пасть и начинает улыбаться! - парирует девочка.
- Но Тишхе, - спаниель смотрит заискивающе, - ты же еле идёшь. Может... присядем?
Девочка смеётся долго, а потом кидает на друга ясный взгляд и отрезает:
- Нет. Но если ты так хочешь мне помочь... - Спарри с надеждой подпрыгивает на задних лапах, - пожалуйста, перестань обращать внимание на мою боль.
Обиженный пёс сникает, И Тишхе аккуратно поясняет:
- Потому что, когда ты начинаешь меня жалеть и думаешь: "Она такая несчастная!" - мне становится вдвое тяжелее. Я превращаюсь в эту самую несчастную и забываю о том, что могу всё. А ещё, Спарри, мне начинает казаться, что ты сомневаешься в этом моём умении. И это, пожалуй, самое ужасное.
Тишхе присаживается у обочины, стараясь ничем не выдать себя, зарывается головой в иван-чай и принимается следить за пухлым шмелём, в задумчивости перелетающим от цветка к цветку.
- Тишхе... - Пёс шепчет её имя тихо-тихо.
Тишхе обеспокоенно оборачивается. Четыре лапы, хвост, голова - вроде, всё на месте...
- Ну?
- Прости, а? - В его голосе столько искреннего сожаления, что Тишхе отвечает:
- Нет.
Глаза становятся большими-большими, каждый мускул напряжён и полон ужаса. Сейчас повернётся и уйдёт: они всегда так делают. И можно будет наконец, не таясь, лечь и перевязать гноящуюся рану.
Но пёс зависает в воздухе и не делает ничего. Вообще ничего. В глазах его стоят слёзы, вот только он не заплачет. Не потому что гордый: потому что её пожалеет.
Тишхе смеётся, хотя ей вовсе не смешно сейчас, и слышит жёсткое:
- Я всё равно останусь.
Пожимает плечами:
- Воля твоя. Но только так, чтобы я тебя не видела и не слышала.
Скрипит зубами. Неужели это и правда так для него важно?..
- Хорошо.
Растворяется. Словно и не было его никогда. Только вот он и был, и есть...
Тишхе раздевается, стиснув зубы, снимает повязку с живота. Сильно хуже не стало. Лучше, впрочем, тоже. Лечь бы в траву с головой, набрать в рот земли и...
Но он наблюдает. Нельзя.
Ладно, идти пора. - Девочка поднимается и медленно движется в сторону моря.

Ей почему-то очень нужно туда дойти. Кто это был?.. А, ну да. Какой-то странник. Подошёл к ней в придорожном кафе, что-то долго рассказывал... И с тех пор она идёт.
С каждым шагом это даётся всё труднее. Наверное, не нужно было разнимать дерущихся на ножах в тот день. Но даже не попытаться?..
Да что ж такое! Глаза сами собой закрываются. Остановись. Дыши медленно. Ещё медленнее...
Через пять минут Тишхе идёт, насвистывая какую-то песенку. Нет уж, так просто она не сдаётся!

Спарри не следит за ней. Он чувствует её боль, но, связанный данным обещанием, не может лететь ближе. Впрочем, дело не только в этом.
Защищая её от тех полоумных, он подставил себя под удар. Нож, конечно, не задел сердце (да и есть ли оно у таких, как он?..), но поспевать за Тишхе с тех пор едва удаётся.
Да кто я в самом деле?! Жалкий слабак или хоть чуть-чуть настоящий?! - кричит пёс, видя, что разрыв непроизвольно увеличивается. Отчаянный рывок... и Спарри проваливается в пустоту.

Тишхе передёргивается. Беспокойство юркой змейкой проникает в сердце. Она сама поставила такие условия. Но чтобы просто уйти?.. Не мог он так поступить! Она - да, но не он же!
Упаковав свои принципы в просторный вещмешок, Тишхе осторожно зовёт:
- Спарри!
Тишина. И снова, и снова.
Да что же это?..
Разозлившись на одно_другого_лучше положение вещей, девочка громко произносит: "Я хочу видеть Спарри!"
Вихрь сбивает с ног, кругом пустота и бьющееся в судорогах тельце. Такого она не ожидала.
Сил хватает только на доползти. Некогда думать, нельзя думать.

... Пока Спарри и Тишхе в порыве великодушия отказываются позволить друг другу пожертвовать жизнью ради спасения другого, где-то на седьмом этаже небесной канцелярии озабоченный титулярный советник, минуя все препоны, вбегает в кабинет к самому главному и кричит:
- Послушайте, многоуважаемый, тут такое дело! Я...
"Многоуважаемый" смотрит проницательным взглядом на запыхавшегося чиновника и отвечает:
- Делайте, что считаете нужным. Я подпишу.

И вот на берегу какого-то южного моря сидят девочка и лохматый пёс. От былых ранений, словно в сказке, не осталось и следа, но и говорить... Зачем говорить, когда молчать интереснее?

@темы: картинки у меня в голове

00:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Свеча на камине неловко потрескивала. Казалось, один случайный порыв ветра - она погаснет, и дом окутает непроглядный мрак.
Однако Бэнди это волновало мало. Она сидела, поджав под себя ноги, на старом диване, и думала.
Перед глазами плясали картинки. Чудилось, будто кто-то снял немое кино и теперь показывает его без монтажа, по кадрам, взятым в произвольном порядке.
- Стоп! - Бэнди раздраженно встряхнула рыжими косами.
- Стоп, стоп, стоп, хватит! - отчаяния в этом крике было столько, что невидимый режиссер погасил проектор, и всё погрузилось во тьму. Бэнди выдохнула, потянулась к розетке с мыслью: "Хорошо бы поставить чайник!" - но тут же отдёрнула руку: свет в деревеньке отключили ещё прошлым вечером и, кажется, не собирались включать.
- Не-у-же-ли в печку, как в старые добрые времена! - протянула Бэнди и расхохоталась. Слёз в её смехе было больше, чем круглолобых пузатых смешинок, но какая уже разница. Подвернувшаяся под ноги табуретка отлетела на другой конец комнаты. Смех сделался ещё громче и безнадёжнее. От переполнявших её чувств девушка даже хлопнула в ладоши, но потом опустилась на пол и заплакала.
- Стоп, Бэнди, стоп, ты же понимаешь, что плакать совсем нельзя! - но какое там.

Спустя - может, полчаса, может, час - Бэнди сидела на подоконнике и старательно изучала окно. Спустя ещё минут 15 нарезала круги по комнате.
- Он мне даже выбора не оставил! Сиди тут и подыхай. И хоть... - слёз было много, они периодически прерывали монолог.
- Ну не бывает же так, чтобы ничего нельзя было сделать! - с полумёртвой надеждой выкрикивала раз от раза девушка и тут же сникала: конечно, бывает.
Он рыцарь, он имеет право отправиться в крестовый поход или как это сейчас называется. А она что? Она даже не простилась с ним по-человечески.
Да с чего бы! Не хватало ещё, чтобы он подумал, что она не вполне ему чужая!
Да какая сейчас-то разница! Сидеть и ждать: вернется - не вернется? А какие варианты?..
Как бы хорошо взять и разозлиться. Да так, что... Что? Она и этого не может! Он ведь в опасности, храбрец несчастный!
Хотя...

В детстве дедушка часто играл с ней в одну игру. Он называл её... да неважно! Суть игры была в том, чтобы придумать нестандартный выход из стандартной ситуации. Например, сбежало у тебя молоко. Что ты делаешь? Стандартно - ругаешься, снимаешь ковш с остатками с плиты, берёшь тряпку... А нестандартно?
Бывало, они ломали головы над очередной задачкой целый вечер, а бывало, хватало и пяти минут. Ну, если молоко не хочет кипеть, значит, ему и не нужно? Значит, можно сбегать к бабке Дусе за парным, а из этого сделать вкусный пирог?
Бэнди даже улыбнулась: такие штуки они порой с дедом проворачивали, что мама только руками разводила!
А сейчас что? Один идиотский вариант?

... На следующее утро Бэнди нарядилась шутом и отправилась в то самое государство, на которое ополчились крестоносцы. При дворе маленькую хрупкую девушку приняли тепло и оперативно препроводили в покои к замминистру. Поначалу он вместе с новым шутом от души смеялся над его сказками и песнями. А потом поразмыслил и решил принять басурманскую веру.
Когда крестоносцы подошли к городской стене (войско было большое, неопытное, двигалось с чувством, с толком, с расстановкой), они с удивлением обнаружили, что вера у варваров живет и процветает. А значит - мечи сложить, пир горой на радостях устроить!
Никто и не заметил, как маленький шут, поглядев на счастливую развязку, удовлетворенно хмыкнул, да и ускакал в своё королевство.
Сколько их таких незначительных от кабинета к кабинету бегает!

@темы: картинки у меня в голове

04:02 

Следуй за белым кроликом (с).
Где-то над центром Земли, а может, чуть левее или правее, вспыхивает солнце. Оно направляет свой самый яркий луч на одинокого пловца, вздумавшего переплыть мир. Вроде, и силы его уже на исходе, вроде, и вера шатается - словно балансируя на невидимом канате, но он плывет, плывет, плывет... И не думает останавливаться.

- Паш, ты уроки сделал? - громко спрашивает мама у подростка лет 13 через весь двор. Соседки - слева Клава и справа Люба - не без любопытства прикладывают уши к сетке: что-то ответит шалопай? А шалопай сидит, прислонившись к стене сарая, и записывает истории.
- Так сделал или нет? - Мама склоняется над подростком, отложив на "драгоценные три минуты" поливку огорода.
Подросток сначала не реагирует, а потом непонимающе встряхивает лохматой головой: "Что?"
- Уроки, спрашиваю, готовы? - Мама смотрит пристально, глаза в глаза, и сын нехотя признается:
- Нет. Сейчас. Сейчас всё сделаю, мам.
Женщина властно бросает:
- Немедленно. Одна нога здесь, другая - там.
И Паша, прихрамывая, устремляется в свою комнату.

"Чему равен катет АС, если гипотенуза - 10 см", - пятый раз проговаривает ребёнок. Голова болит сильно, обезболивающих в доме не водится.
Мимо проходит мама с кувшином молока:
- Решил что ли?
Паша смотрит утомленно и только качает головой.
- Ну, что с тобой поделаешь? А всё эти твои истории! Занимался бы делом - всё бы решалось хорошо.
И мама, кропотливо выводя буквы, записывает решение геометрической задачки.
- Спасибо, - грустно вздыхает Паша.
- Спать что ли пойдёшь?
Паша пытается считать: усталость? разочарование? тоска? Что кроется за этой интонацией? Но честно отвечает:
- Мам, понимаешь, там человек, он плывёт и...
- Человек? Плывёт? Ну и пусть плывёт. А я пока булочек напеку.
И дверь в комнату мягко, но захлопывается.
Через пять минут Паша засыпает прямо на столе.

- На три счёта рассчитайсь! - грозно выкрикивает физрук. Паша опять попадает к заветным "третьим", улыбается: сегодня играют в волейбол только "первые" и "вторые", поэтому.
Перед глазами возникает страшная акулья пасть. Сколько у неё зубов-то, мама дорогая!.. Не заглотить бы ей отважного пловца. Но тот проплывает мимо, не обратив на чудище никакого внимания.
Акула будто обижается, взмахивает плавниками и уплывает далеко-далеко...
- Если на счёт три...
- Паша, Паша! - Миша-ботаник в огромных круглых очках трясёт товарища за худое плечо. - Поднимайся, а то физрук...
На счет "два" парень медленно вскидывает голову и тихо-тихо вытягивается вверх.

- Эй, Акимов! Ты с нами? - звонко спрашивает Ася, набирающая команду для игры в казаки-разбойники. Паша глядит куда-то мимо неё и тихо качает головой.
- Что, опять пираты атакуют судно? - спрашивает девочнка насмешливо.
Паша смотрит на неё долго, внимательно, а потом отворачивается и уходит. Ася на секунду задумывается, вздыхает и продолжает набор.

- Да как же он! - Паша ударяет по столу с такой силой, что чашки на несколько секунд застывают над блюдцами. Мама тихо обнимает сзади:
- Сыночек, что с тобой?
Утомленный взгляд, частое дыхание.
- Я не понимаю, не понимаю! Там, где он плывет, - суша. Там страны, они вон даже в атласе указаны. А он всё равно!
- Ну, не кипятись, милый! Плывет и плывет. Мешает он разве тебе?
Паша почти плачет:
- Нет, ты не понимаешь! Он плывёт! По-настоящему, брасом. Но это невозможно! Не_может_так_быть!
- Ммм... Спать пойдем?
Голос у мамы спокойный, мягкий.
- Пойдём.
И Паша с трудом, но засыпает.

На следующий день Паша отбивает у разгорячившихся одноклассников маленького мальчика. Тот одет довольно странно для осени: легкая туника перекинута через левое плечо, на ногах - поистрепавшиеся сандалии.
Над таким можно посмеяться, но как-то не хочется, и Акимов спрашивает насупленно:
- Ты откуда такой?
Ребёнок смотрит удивленно:
- Я не помню.
Паша вскидывает правую бровь:
- Как так не помнишь? У тебя ведь есть мама?
Мальчик утомленно вздыхает:
- Наверное, есть.
Волны хлещут в глаза, над головой, призывно крича, мечутся чайки. Где-то он сейчас проплывает?..
Вдруг что-то случается, и на пловца устремляется волна высотой метров в 10. У Паши перехватывает дыхание, он вот-вот закричит.
Кто-то мягко трясёт его за плечо: "Не бойся, с ним ничего не случится. Переплывет он мир, вот увидишь. Что ему твои волны? Он ведь знает, зачем..."
Волна и правда не пугает одинокого пловца. Сначала накрывает с головой, а потом отпускает. Путь продолжается.
Паша трясёт головой:
- Откуда ты узнал про того пловца?
Мальчишка виновато улыбается:
- Подглядел просто.
- Как это? - глаза у Акимова расширяются, он настойчиво ждёт ответа.
- Неважно. Какая разница... Он справится, понимаешь? А вот я...
Мальчик мысленно высушивает подскочившие было слёзы и облегченно улыбается.
- А что ты?
Паша задумчиво хмурится.
- Не знаю. Я, видишь, какой. Любой мальчишка меня повалить может. Ну и устал я очень. Я как-то... не верю, что смогу, что ли.
Паша тихо спрашивает:
- Сможешь что?
- Обойти весь мир одними ногами.
Акимов недоверчиво косится на собеседника:
- И по воде ногами? И через все-все горы? И в Антарктиду?
- Да, да, - нетерпеливо отмахивается мальчик.
- Но там же.... - Паша замирает на полуслове.
- Там же, там же. Вот и я так в последнее время: "А там же". И кто мне сказал, что это поможет? Зачем я?..
Слёзы коварными струйками потекли из глаз. Паренёк вздохнул, провел рукавом по лицу и через силу улыбнулся:
- А знаешь, так здорово идти по океану! Когда под тобой стаи беспокойных разноцветных рыб врезаются в другие стаи. А потом наступает ночь, и ты словно бы по звёздам шагаешь.
- И что, совсем не страшно? - Паша смотрит пристально, но заинтересованно. Паренек глядит чуть недоуменно:
- Страшно? Не знаю... Наверное, должно быть, но... Но ты же не для себя идешь, понимаешь? Какой тут уже страх...
Паша дышит глубоко, размеренно и еле слышно выдыхает:
- Но там же вода!.. А ты - ногами.
Мальчик вдруг как-то обреченно усмехается:
- А если это единственное, что ты можешь сделать для другого? Если иных вариантов нет?
Паша нервно сглатывает:
- Что ж, и до космоса дойдешь?
Мальчик говорит твердо, звонко:
- Дойду. Если будет нужно.
Тихо-тихо Паша поправляет:
- Но... ты ведь не знаешь, зачем?
- Знаю.
- Но ты ведь не уверен, что это поможет?
Вместо ответа мальчишка начинает танцевать. Лихорадочно, ярко, насквозь. Он танцует так минуты две-три, а, остановившись, бросает:
- Не уверен. Но верю. Понимаешь, в чем разница?
Паша грустно качает головой.
- В том, что я устал считать, сколько раз ничего не вышло. И разучился сомневаться. Зачем это? Про главное я не забываю, а остальное... Я верю и поэтому не сижу на месте. Знаешь, сколько я всего обошел? А скольких людей встретил? Ну вот как бы мы с тобой познакомились, если бы меня останавливало то, что по воде ходить нельзя?..
Паша проговорил сочувственно:
- Тебе, наверное, очень грустно и одиноко?..
Мальчик рассмеялся - легко, задорно.
- Нет, с чего ты взял? Да даже если я и захочу потосковать, где я возьму на это время? Я очень спешу!
Глаза паренька сияли словно маленькие звездочки. Казалось, что он сидит в кроватке, и его баюкает радуга. А он вырывается - этакий пострелёнок! - и бежит танцевать под дождем.
- Да нет, я просто...
Мальчишка расхохотался:
- А просто - не надо. Ладно, прости, мне идти пора.
Паша вздыхает:
- Проводить?
- Нет. Но запомни: этот твой пловец доберется туда, куда ему нужно. Он очень сильный и верный. И ему правда неважно, суша под ни или вода.
Так что не вздумай в нем сомневаться. И не бойся, слышишь?
И мальчик исчезает в как нарочно вовремя подвернувшемся лесу.

Паша долго стоит, в задумчивости глядя вдаль. Он мало что понимает в необычном ребенке, но искренне им восхищается.
Домой он возвращается поздно. Заходит через заднюю дверь в комнату, зажигает свечу и записывает историю про пловца, который однажды решил переплыть мир и... справился с поставленной задачей.
Какая разница, как, если у него было веское зачем?



@темы: картинки у меня в голове

01:05 

Следуй за белым кроликом (с).
Солнце поёт над обочинами, когда хочет летать. Ему кажется, что робкий призыв его будет услышан, и новорожденный Дедал в один из темных ноябрьских дней запрется в гараже старика-отца и примется за работу. Но проходят столетия, а Дедал то ли не рождается, то ли...

Как-то раз по поросшему высокой жесткой травой лугу бежал ёжик. Он спешил по своим неотложным делам и был очень серьёзен и даже наигранно надменен. Иногда по его мордочке пробегало презрительное "фыр", и ёжик смешно передергивался всеми колючками.
Вдруг он словно напрягся, прижал уши и замер. Жёлтая капля упала на кончик его носа.
Ёжик прорычал:
- Солнце, зачем ты плачешь?
Где-то за многие лье отсюда солнце дрожащими руками схватило гребень, наскоро причесалось и пропело надрывно:
- Я не пла-ачу!
Ёжик уточнил:
- Как так не плачешь, когда только что твоя солёная слеза упала на мой нос?
Солнце пожало плечами:
- Может, тебе показалось?
Ёжик возмутился:
- По-ка-за-лось? Да за кого ты меня принимаешь??
Солнце вздохнуло:
- Честно говоря, я не знаю. Ты просто звук, который долетает до меня, надо сказать, с сильными помехами.
Ёж аж запрыгал от негодования.
- Звук?? Значит, я к тебе со всем уважением, а ты ко мне "звук"? Сколько таких "звуков" в твоей жизни?
- О... - протянуло солнце устало. - Ты не представляешь, как много. Обычно мне удается не обращать на них внимания, дабы не лишиться последних чувств. Но ты настолько настойчив, что...
- Ааа! - Ёжик вскипел. - Так я ещё и виноват?! Ответь, солнце, я виноват в том, что, поймав на себе твой плач, остановился и решил помочь, если это в моих силах?
- Это не в твоих силах. - Солнце вдруг, не таясь, разрыдалось. - Ты звук не той частоты. Мне нужен тот, который...
Ёжик побагровел от ярости, хотя и не умел багроветь:
- Во-первых, я не "звук", я ёжик, запомни это, пожалуйста. Во-вторых, "ты не той частоты" - я сейчас сам расплачусь! Может, ты ещё добавишь: "Ну... если ты так настойчив, перемени свою частоту. Пусть выйдет не идеально, но..." Солнце, говорят, благодаря тебе я могу прыгать, бегать и в мечтах грызть яблоки. Спасибо. Но пока ты будешь искать помощника по частоте и проходить мимо всех остальных - недостаточно хороших, ты не обретёшь свои крылья.
Солнце на другом конце провода поперхнулось.
- Звук, т.е. ёжик, откуда ты знаешь про крылья?
Ёжик усмехнулся.
- Догадался.
- А если серьёзно? Про крылья может знать только тот, с нужной частотой.
Ёжик угрожающе зарычал.
- Знать - наверное. А догадаться в состоянии и простой смертный.
На этой раздраженной ноте ёжик обиженно побежал по своим делам.

Солнце искало его не один день. Оно выставляло луч-прожектор и исследовало фрагмент за фрагментом далекое пространство. Дважды оно чуть не наткнулось на ёжика, но тот, угрожающе рыча, убегал. А там и вовсе решил, пожалуй, не выходить из норы до наступления сумерек.
Солнце плакало. Поначалу ему казалось, что новый звук противный, нарочно его обижает и шел бы он дальше по своим делам. Потом оно принялось во всем винить себя и ещё сильнее начинало рыдать. "Ах, как я виновато! - думало солнце. - Я причина всех бед. Я так его обидело... Ах, если бы я вело себя иначе, он бы на меня не сердился!" Но и этот период прошел. Тогда солнце вытерло слёзы, нахмурилось и принялось действовать. Оно не искало ежа специально - вот ещё! невелика птичка, точнее, ёж! - но было уверено в том, что рано или поздно всё равно его найдёт.

Рано или поздно случилась белая ночь. Солнце, сладко потягиваясь, уже стремилось к закату, как вдруг что-то - как будто знакомое - пробежало в зоне его непосредственной видимости. Солнце лениво потянулось к ушному лорнету, приблизило источник звука и победно воскликнуло:
- Ха! А вот и ёж.
"А вот и ёж" аж подскочил от неожиданности. Он не забыл про солнце, но был уверен в том, что великое и ужасное давно о нем не помнит. Вот даже и прятаться толком перестал...
- А вот и солнце. Надо же, какая встреча! - пробурчал ёжик с неискренней злобой в голосе: она была вызвана, скорее, удивлением и тем, что снова из-за этого источника жизни Вселенной всё пошло не по плану.
- Да ты никак в обиде на меня! - подчеркнуто приторно развел руками источник жизни. - Надо же, какой нежный звук оказался!
Ёжик запыхтел порывисто, но на провокацию не повёлся. Вместо этого он выпалил:
- А ты, выходит, всё это время искало меня?
И если бы солнце могло разглядеть его глаза, оно прочло бы в них искреннее любопытство. Но оно не могло. Поэтому просто покрылось крупными красными пятнами.
- Сдался ты мне...
Ёжик только ехидно фыркнул в ответ.
- Что ж, неужели без крылышек вот прямо совсем никак?
- Иди своей дорогой! - не выдержало солнце напора.
Вздохнул и ёжик.
- Да ладно тебе. Я, может, так пошутил.
- Угу...
- Нет, ну правда, слушай. Ты вот как меня видишь?
- В смысле?.. - безнадёжно переспросило солнце.
- Ну... кто я для тебя? - уточнил зверёк.
- Звук частоты n, почему-то называющий себя ёжик.
- И всё? - разочарование предательской чёрной дырой проскользнуло над самой его головой. Ёж даже пригнулся на всякий случай.
- И всё. Ты, похоже, ничего не смыслишь в расстояниях.
- А ты в полётах, - парировал ёж. И пока солнце не успело возмутиться, продолжил: - Ты для меня отсюда нечто огромное и бесформенное. Пока я могу тебя видеть, тут светло, когда перестаю - темно. Но это не значит, что я не знаю про крылья или про огромный коралловый гребень, которым ты рано утром расчесываешь волосы. Куски твоих волос, кстати, разлетаются по земле солнечными зайчиками, и некоторые охотничьи собаки принимают их за настоящих и будят хозяев ни свет ни заря.
- Тьфу. Да откуда ты?..
- Да я вообще ученый! - весь прямо засиял ёжик.
Солнце нахмурилось:
- Ёж, сделай мне крылья!
- Пффф. Насколько я помню, я "не той частоты".
Солнце затопало ногами:
- Ёж, это неважно, сделай!
- Не-важ-но? - пришёл черёд ежа возмущаться. - Ах, вот так, значит. Сначала: "Извини, ты не подходишь мне по тем-то параметрам". Потом: "Извини, ты всё ещё мне не подходишь. Но т.к. конкретно те параметры оказались нерелевантными для решения моей проблемы, я готово закрыть глаза на твою... неприятную особенность". Да иди ты!
Ёж не на шутку разозлился.
- Не пойду.
- Пойдёшь.
- Нет. Что ты привязался ко мне со своей частотой? Было бы хорошо, конечно, если бы...
- Вот видишь!
Ёж нахмурился.
- Было бы хорошо, но так - не менее замечательно.
- Докажи!
- Идиот.
- Пффф.
И ёж снова удалился в неизвестном направлении.

На этот раз поиск оппонента занял существенно меньше времени, т.к., на самом деле, к моменту разговора солнце знало чуть больше, чем просто частоту звука ежа, однако стеснялось об этом сказать. В процессе оно убедилось, что его догадки не эфемерны, но не успело сориентироваться, собрать все факты воедино и сделать правильный вывод.
Поэтому, когда через пару дней послышалось привычно раздраженное:
- Да ты издеваешься?! Уходи! - оно не удивилось.
- И не подумаю, - фыркнуло солнце в ответ.
- Ты наглое, ты об этом знаешь?
- Хм... Должно быть. А ты весь в колючках.
Пришел черед ежа удивляться.
- Это ты с чего взяло?
В раздумчивости солнце ответило:
- Я изучало...
- На предмет наличия опасных вирусов?
- На предмет тебя!
Ёж смутился, но виду не подал.
- Если ты в состоянии изучать ежа на предмет ежа, не сжигая при этом дотла планету, на которой он обитает, ты умеешь летать.
Солнце пожало плечами.
- Спасибо, я в курсе.
Ёж поднял глаза к небу.
- Но если ты в курсе, тогда... зачем это всё?
Он казался окончательно сбитым с толку.
- Зачем? - солнце распахнуло глаза широко-широко. - Вероятно, затем, что мне ничего от тебя не нужно. Но лучше с тобой, чем без тебя.
С этими словами оно поспешно закатилось, дабы ненароком не заплакать.
А ёж ещё долго сидел в нерешительности, перебирая в памяти слова далёкого, но такого близкого друга.

@темы: картинки у меня в голове

02:53 

Следуй за белым кроликом (с).
- Курабяки по утрам не гуляют! Курабяки по утрам спят! - кричала щупленькому 9-летнему мальчишке женщина лет сорока. Она стояла по колено в воде, сжимая в руке красный кружевной зонт и кутаясь в чёрную мантилью.
Мальчик лишь смущённо пожал плечами:
- Что ж, извините. Я, пожалуй, пойду.
Женщина была не первой странной встречной на его пути. Буквально пару дней назад в древней избушке, примостившейся у озера, паренёк познакомился с настоящей Бабой Ягой. Она была одета в поношенный халат в цветочек, щёлкала длинными корявыми зубами и, подкладывая дровишки в печь, вдруг угрожающе серьёзно спросила:
- Ска-ажи-ка, а ты знаешь, как меня называют, Петя?
Петя утомленно вздохнул:
- Вас называют Баба Яга. Вы едите маленьких бестолковых детишек, а утром, пока никто не видит, ласкаете дряхлую рыжую кошку. Вы всё боитесь, что она умрёт, и у вас совсем никого не останется. Я очень-очень вам сочувствую, но подскажите, пожалуйста, как мне найти Курабяку?
Баба Яга, пораженная напористостью паренька, открыла древний справочник по магическим существам, надела очки с двойными стёклами и стала искать.
- Кракозябра, Крот европейский, Кунигунда, - морщинистый палец медленно скользил по истершимся строчкам. - Не то, не то, сейчас, подожди, малыш. Хм. Кура из питерской печи, Курильский принц. Про Курабяку ничего не сказано! А ты точно правильно его называешь? У меня самый полный магический справочник!
- Точно, бабушка, точно. Значит, в справочник ещё не внесли...
Вслед задумчиво выходящему Пете неслось пораженное:
- Как так не внесли? Сюда все новинки заносятся автоматически!..
Но он не обращал внимания. Он думал, где найти того, кого найти нельзя.

У Пети тяжело заболела старшая сестра. Они вдвоем жили в домике у болота, и когда местный лекарь до них добрался, на устланный соломой пол посыпались раздраженные фразы. Они растекались угловатыми зигзагами и мрачными дугами, и, казалось, сейчас прожгут дыру в полу.
Осмотрев Алису, доктор вынес страшный вердикт: "Жить не будет". Но, заглянув в полные отчаяния глаза мальчика, всё же добавил: "Впрочем, если ты найдешь Курабяку и приведешь к сестре, у неё появится шанс".
Скорее всего, лекарь сказал первое, что пришло ему в голову, лишь бы не смотреть на сжавшегося от боли мальчишку. А тот поверил - искренне, беззаветно. И, оставив Алису на попечение старухи-соседки, отправился искать загадочное существо.

Петя брёл по лесу уже давно, зарываясь всё глубже и глубже в чащу. Он научился разговаривать с волками, подпевать птицам и не бояться бешеных кабанов. Иногда он что-то кидал в рот, но чаще его уводили за руку в свои хижины лесники, почти насильно кормили и оставляли спать. Петя подчинялся им во всем, но был непреклонен в главном. Когда особенно надоедали, он тихо бурчал:
- Вы можете не верить в Курабяку. Вы можете считать, что его не существует, что это выдумка или чья-то глупая шутка. Но я - верю. И непременно, непременно найду.
Лесники лишь разводили руками и отпускали странного ребёнка на все четыре стороны.

День на 25-й Петя набрёл на волшебника. Тот упражнялся в каких-то бытовых чудесах: цветок ли в бабочку превратить, эликсир ли молодости сварить. На вопрос, зачем ему всё это, волшебник ответил, что в этом году в лесу ввели обязательную аккредитацию, и, мол, если обнаружат, что ты не умеешь делать "такие элементарные вещи", тебя официально признают шарлатаном и выселят в одну из вымирающих деревень.
- Поэтому, мальчик, бабочек творю, да, - вздохнул старик и продолжил упражнение.
- Ясно, - вздохнул и паренёк.
- А ты, собственно, чего хотел? - поинтересовался волшебник. - В колокол позвонить, с летучими мышами пообщаться, самому полетать?
- А я Курабяку ищу. Не знаете, да?
То ли волшебнику почудилось что-то - родное, знакомое - в голосе паренька, то ли просто был он добрый и чуткий, но на Петин вопрос ответил бодро и уверенно:
- Знаю!
Глаза у мальчика заблестели.
- А вы... сможете подсказать, где его найти?
Строгость опутала черты лица старика:
- Подсказать тут никто тебе не сможет. Курабяка, как известно, на одном месте не сидит. Но обратить на тебя его внимание - это пожалуйста!
И волшебник расписал Пете план действий на ближайшие несколько дней. И пока мальчик в поте лица бегал, выполняя странные поручения, старик хмуро строгал куклу. Существ из дерева он никогда не делал: не было такой необходимости - но почему не попробовать для мальчишки?
Когда силуэт обрёл нужные очертания, старик улыбнулся и принялся беседовать со своим творением. Однако кукла не разговаривала, как волшебник ни старался вдуть в неё жизнь. Старик повздыхал-повздыхал и решил попробовать снова, а первый скомканный блин отложить до лучших времён. Но когда он с опущенными руками отправился во двор - спрятать неудавшееся творение - из ниоткуда навстречу ему выскочил Петя.
- А это кто? - звонким ребяческим голоском спросил парнишка.
- Это... - Волшебник вздохнул, - Его называют Курабяка. Но он слишком много спал и, кажется, уснул навсегда.
- Ку-ра-бя-ка? - лицо паренька просветлело. - Дедушка волшебник, а можно я с ним поговорю? Ну пожалуйста!
- Что ж, попробуй, - старик осторожно усадил куклу на землю. - А я пойду пока чай заварю.

Когда чайник вскипел, в тесную хижину волшебника ввалились два старинных приятеля - Петя и Курабяка. Петя что-то увлеченно рассказывал про рыб, а Курабяка в такт ему восклицал: "Ого!"
- Чего только в мире ни бывает... - пробормотал старик, разливая по блюдечкам малиновое варенье. - А ну налетайте, господа!
И пока ребята уплетали угощение за обе щеки, где-то в далёкой деревне распахнула глаза Алиса, вдруг очнувшись от комы.

@темы: картинки у меня в голове

00:37 

Следуй за белым кроликом (с).
Она приходит к болоту каждый вечер. Садится на мшистый берег, вытягивает ноги и начинает петь. Её песня разносится по воздуху мягкими, лёгкими волнами. Волны эти - всех цветов радуги - сплетаются между собой в невиданные узоры и рассказывают про тернистый, но достойный путь. Хорошо рассказывают, душевно.
Она думает, что в этом глухом месте никто её не слышит, кроме пляшущих комаров и изредка проползающих мимо зверей и птиц.
В каком-то смысле так оно и есть. Но всякий раз, когда она запевает свою песню, я не могу не оказаться рядом. Мне кажется, она поёт её для меня. Хотя я давно умер и ничего, совсем ничего не помню.
Впрочем, может, затем она её и поёт? Я ведь и про смерть свою не знал - она рассказала.

Я прихожу на это болото каждый день. Мне нравится смотреть на то, как вода постепенно покрывается розовым, а небо загорается мириадой цветов. Я люблю утопать босыми ногами во влажном мягком мху и слушать пение птиц. А ещё я пою здесь то, что поётся. То, что само слетает с языка. Я пока не знаю, кому посвящены мои песни, но я верю, что адресат обязательно их услышит и как-нибудь вечером встретит меня на лесной опушке и проводит до дому.
Соседи иногда предлагают: "Марья, может, тебе дров наколоть? Как ты одна справляешься в таком возрасте? У Дуси внуки, У Вали - сын крепкий неженатый, а ты что?"
А я не понимаю, о чём они. Я молодая, очень молодая. Я хожу к этому болоту каждый день. И я уверена: однажды вечером он меня встретит.

@темы: картинки у меня в голове

23:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Здравствуй, брат мой! На карте полдень.
В рюкзаке догорает мак.
Если путь твой ещё не пройден,
Я... скорее, этому рад.

У меня лопухи и мошки,
Прорезь - где-то во весь живот.
Мне бы только твоей окрошки...
Но я помню: ты сущий жмот!)

Журавли рассекают небо.
Погляди-ка, уже закат!
Если где-то я в мире не был,
Пусть. Зато, услыхав набат,

Я примчался сквозь мрак и штормы,
Я не пропил честь в кабаке.
Я один водил батальоны,
Когда старший почил в реке.

Впрочем... Это не так и важно?
Вспоминаю за мигом миг.
Почему-то твой взгляд отважный...
Только он ещё не поник.

Затухает последняя свечка.
Я не в силах огонь сдержать.
Враг стреляет. Опять осечка.
Ковыряю: "Не отправлять".

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

23:41 

Очень сырой текст.

Следуй за белым кроликом (с).
По улице старого города ехал пожилой мужчина. Велосипед под ним угрожающе поскрипывал, потрёпанный узелок всё норовил съехать с багажника. Старик лишь сплёвывал в седые усы, на ходу поправляя кепи, и продолжал свой путь. Трубы-горгульи с интересом наблюдали за одиноким странником, из прохожих, казалось, никто его не замечал.
Внезапно из тёмного проулка выскочила маленькая девочка. На ходу вплетая в косы разноцветные ленточки, она прокричала звонкое: "Подождите, ну пожалуйста! Хоть сегодня!" Но странник, казалось, не слышал её и продолжал свой одинокий путь. Улица расстилалась под ним бесконечной ковровой дорожкой, домов он и вовсе не различал, а на месте людей видел крошечные солнца - с более или менее чёткими очертаниями.
Элли остановилась - запыхавшаяся и с росинками-слезами в огромных голубых глазах. Серебристая бандана с огромными изумрудными звёздами съехла на выступающий лоб. Самодельные бумажные крылья удивленно хлопали друг о друга.
Девочка присела прямо на запыленную мостовую и стала смотреть вперёд остановившимся взглядом.
Рядом приземлился мальчик лет 13-ти. Спокойное лицо, усыпанное мелкими веснушками, выражало сочувствие и понимание.
- Снова уехал? - мягкий голос осторожно проникал сквозь опутавший Элли мрак прямиком в сердце.
- Да, снова. Он проезжает здесь редко, но я всякий раз чувствую и выбегаю на дорогу. А он словно не замечает меня, словно не слышит...
Девочка печально вздохнула. Звёзды с банданы как будто упали на узкие плечи и грустно посмотрели на мальчика.
Прежде они никогда не видели друг друга, но имело ли это какое-то значение теперь?
Мальчик поковырял носком ботинка стёршийся булыжник и спросил тихо:
- Для тебя это очень важно, да?
Элли виновато улыбнулась.
- Ага. Я и сама не знаю, почему. Просто всякий раз выбегаю к нему навстречу, а он...
Мимо ребят прогромыхала колесница. Возница что-то крикнул на непонятном языке и растворился в темноте подкравшейся ночи.
- На дороге что ли сидим? Пойдём-ка отсюда. Меня, кстати, Геком зовут. А тебя?
Девочка посмотрела на Гека сквозь непроглядную пелену:
- А меня Элли. И правда - пора.
И ребята рука в руку ушли с мостовой.

Гек знал в городе одно тайное место. Если пройти через большой двор, а потом через два маленьких, упрёшься прямиком в старый поваленный дуб. В его дупле живёт почти ручная белка, а под разлапистой кроной спрятан домик совы, которая наведывается туда пару раз в неделю.
Ребята уселись на широком, чуть корявом стволе.
- Гек, а ты уверен, что мы сможем его найти? - спросила Элли потерянно.
Гек лишь мотнул кудрявой головой.
- Я уверен, что сможем, Элли. Вот только не знаю, когда. Скажи, ты что-нибудь про него знаешь?
Девочка призадумалась.
- Он старик, ездит на велосипеде, иногда играет на шарманке, иногда показывает фокусы. Кажется, его мало кто замечает. Как-то раз, например, его переехала лошадь, но ничего не было ни ей, ни ему. Я думаю, он так путешествует давно, а по вечерам в лесу показывает сказки.
- Подожди-подожди, - перебил Гек. - Показывает - это как?
Элли помолчала с минуту, пытаясь оформить в слова то, что и так ясно.
- Ну как "как?". Сидишь ты ночью у костра, а перед глазами начинают мелькать картинки - словно в кино. Только не просто так начинают, а потому что кто-то включает невидимый проектор. И вот ты уже в каком-нибудь начале веков скачешь на красивой белой лошади, впереди - война, позади - тоже, проскочить бы...
Мальчик почесал в затылке:
- Ну положим... Т.е. это точно не ты сама видишь, а он тебе показывает!
Элли от радости аж хлопнула в ладоши:
- Ну конечно! Потому что ты сам в этом месте в это время не был, а он был! И то, что ты видишь, - его воспоминания. В которых тебя приглашают поучаствовать!
Мальчик нервно выдохнул:
- Но Элли, Элли. Ты ведь ни разу с ним даже не заговаривала. Откуда ты всё это знаешь?
Элли загадочно улыбнулась в ответ:
- Чувствую.
Гек лишь непонимающе развёл руками.

Они много разговаривали, много бегали по неосвещенным улочкам, рассказывали друг другу странные истории. Можно было подумать, что они самые обычные дети с типичными детскими проблемами и приключениями. Но это было не вполне так. День и ночь Гек и Элли решали один нерешаемый вопрос: как найти того, кого найти невозможно?
Много догадок было высказано, много версий продумано до мельчайших деталей и вслед за тем отброшено. Казалось, правильный ответ никогда не найдется. И вот тогда, вконец отчаявшись, Элли предложила:
- Может быть, послать ему письмо?
- Как? Обычной почтой? - усмехнулся Гек. - Я прямо вижу глаза почтового служащего, обнаружившие "тому, кто показывает сказки" в графе кому и "в лес" в графе куда.
- Ну, может, он отправит его как-то, проклиная всё на свете, да, но одновременно и с улыбкой: почему бы не помочь там, где помочь можно? И окажется, что оно попадёт в тот самый лес в руки того самого человека...
Гек пожал плечами.
- Может быть, так и будет. А может, ничего не получится. У почтового служащего случится мигрень, он вскроет наше письмо как подозрительное, прочтет и разорвет на мелкие кусочки. А коллегам будет ещё долго рассказывать про вредных ребятишек с их мерзкими шуточками.
У Элли гневно заблестели глаза:
- Нет, нет, Гек, так, конечно, не будет. Если мы изо всех сил поверим в то, что письмо дойдет...
- ... Оно всё равно сможет принести немало неприятностей сторонним людям. Но знаешь, Элли, твоя идея, она...
- Идиотская, Гек, можешь не повторять.
Девочка печально вздохнула.
- Да нет, напротив, хорошая. Просто зачем нам почта, когда у нас есть сова?
Элли недоверчиво захлопала густыми ресницами. Задремавшая было божья коровка растерянно упала с взъерошенной головы.
- Эээ, Гек... Я не очень понимаю, что ты хочешь этим сказать?
Гек довольно усмехнулся:
- Я хочу сказать, что нужно написать письмо и отправить его. Но не обычной почтой, а с нашей совой.
Элли передёрнула плечами в нерешительности:
- И что, оно дойдет?
- Если мы очень в это поверим...

И они очень в это поверили. А потом написали письмо тому, кто показывает сказки, и отправили его с совой в лес.
Никто не знает, получил ли сказочник его, но в следующий раз, когда он проезжал по городку и ребята - уже на два голоса - окрикнули старика, тот вдруг услышал зов и остановился. Мчавшаяся же мимо карета подхватила странную компанию и увезла в неизвестном направлении.
Должно быть, теперь они все втроем собирают сказки, а по ночам показывают их животным, птицам, рыбам, отшельникам... Впрочем, как знать?

@темы: картинки у меня в голове

18:44 

Ни о чём.

Следуй за белым кроликом (с).
Знаешь, он родился с барабаном на шее.
Поглядеть на этого чудика сбежалась вся больница. Кто-то тыкал в него пальцем, кто-то смеялся, кто-то сочувствовал. Нашлась пара человек, говоривших убитой горем матери: "Да знаете, так даже и к лучшему. Божий промысел явил себя при рождении. Быть ему музыкантом". Подобные комментарии оказались последней каплей яда, и мать сдала ребёнка в детдом.
Там Родьку невзлюбили с самого первого шага. Ну а как принять человека, который на тебя не похож? В его еду плевали, его тетради рвали, ему ставили подножки... Родька днем терпел, а по ночам уходил во двор - играть. Вообще-то воспитанникам в такое время полагалось спать, но детдомовскому сторожу было скучно в одиночестве, и он охотно выпускал странного паренька.
Тихо-тихо из-под Родькиных рук выплывали мелодии. Они сплетались в едином танце, и, если приглядеться, можно было увидеть необычайной красоты узоры, растворяющиеся в черноте ночи... Барабан, как и Родька, был весь в трещинах и ссадинах, однако же играл верно и не рассыпался на части.
Когда пришел черёд прощаться с детским домом, Родька не расстроился, но и не обрадовался. Он собрал вещи в сшитую на трудах котомку и, не дожидаясь торжественной церемонии выпуска, отправился куда глаза глядят.
Нет, он не стал известным на весь свет барабанщиком. И магом, читающим наперёд ход стихий и умеющим на него влиять, тоже не сделался.
Родька умер в возрасте 63-х лет на пороге цирка, в котором проработал все эти годы.
Говорят, он так и уходил каждую ночь играть - "по привычке". Никто не видел, куда. Лишь один раз сын бродячего клоуна подсмотрел краем глаза. Потом он пытался рассказывать об увиденном заикающимся шёпотом:
- Представляете, он играет, а из лесу к нему на поляну выходят звери, слетаются птицы и словно бы танцевать начинают. В этот момент с месяца протягивается на землю лестница, по ней спускается девушка неземной красоты, улыбается, а потом подставляет ладони под его музыку, и в них начинает трепыхаться новорожденная звезда. Красавица смотрит на неё тепло, радостно и осторожно поднимает всё выше и выше в небо... И та вдруг улетает. А девушка прощается с мастером одними глазами и тихо возвращается на месяц.
Но кто ж такому поверит?

@темы: картинки у меня в голове

04:38 

...

Следуй за белым кроликом (с).
Знаешь, Элли. Я ведь не ангел,
Я какой-то слепой дровосек,
Что полжизни палубы драил,
А ночами не смыкал век.
Скажут: босоногим мальчишкой
У соседей кур воровал!
Мы тогда поспорили с Мишкой:
Я за хвост поймал и украл.
Но потом вернул! Помнил долго
Меня Шарик - соседский пёс.
Лет с тех пор прошло уже много -
Всё не знаю, как ноги унёс...

Ты считаешь, я праведник, Элли?
Стольким в жизни успел помочь?
... Как-то раз мы лежали в поле.
Нас хранила звёздная ночь,
А ещё судьба - та злодейка,
Что ребят ведёт под штыки.
Что не знает, Володька ль, Андрейка,
Что не смотрит на башмаки,
На подошве которых споро
Кто-то вывел число двадцать два...
Мы лежали в окопе; скоро
Завизжал миномёт; и едва
Адский звук в небесах раздался,
Откололся товарищ наш.
Он под пытками не ломался.
А тут, видишь... пропал кураж.
Мы не ели четверо суток,
Под обстрелом к своим брели.
Мудрено ли? Из тонких веток
Мы веночек ему сплели
И оставили в хмуром поле...
Но никак не могли понять:
Почему ещё дышим; доколе
Нам самим не пора умирать?

На войне я изведал много.
Но ценнее всего - завет:
Смерть нельзя отложить ненадолго,
Отменить, сделать ближе... Нет,
Не пытайся, безвестный путник,
Навязать ей свою игру.
Ты не первый такой разумник,
Кто кричит истошно: "Умру!
Но не дам ей того человека,
И собаку мою не возьмёшь!"
... Впрочем, раз на исходе века
Я сказал ей: "Плевать. Уйдёшь!"

Мы ползли по отвесным скалам.
Друг шел первым, я замыкал.
Вдруг невидимым чьим-то ударом
Его сбило. Я взглядом держал.
Он упал на голые камни.
Прибежал минуты за три,
Опустился на корточки. "Дай мне!-
Промычала Смерть. - Не дури!
Ну чего ты упорствуешь, глупый?
Ты ведь знаешь простой завет..."
Я смотрел ей в глаза - долго, тупо -
И промолвил решительно: "Нет".

Я не буду рассказывать, Элли,
Что случилось после того.
Друг мой выжил. И в этом деле
Нет важней для меня ничего.
Да, с тех пор я ослеп и с палкой
Доживаю мутный свой век.
Да, не балует бог смекалкой -
И я - странный больной дровосек -
Рассекаю по целой планете,
Рассыпая кругом чудеса.
Я не ангел, Элли. На свете
Много слышащих голоса.
Много тех, кто умеет видеть,
С кем-то вышним заговорить,
Или будущее предвидеть,
Или злое остановить...
Я же просто пою, танцую,
Гну корзины, сушу дрова...
Где-то бабочку нарисую,
Где-то - сказку про острова
Расскажу...

Дорогая Элли,
Я чертовски за жизнь устал.
И, хоть мало недугов в теле,
Вижу, час мой почти настал.
Скажи,
Ты глаза мне прикроешь?

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

03:46 

Странное.

Следуй за белым кроликом (с).
Дым от людских сплетен проникал даже через наглухо закрытое окно. Кираса протерла глаза, потянулась и медленно сползла на пол. Голова немилосредно болела, казалось, ещё чуть-чуть - и она попросту разорвется.
- Кираса! К тебе можно? - раздалось за дверью, и в комнату вошёл рыжебородый мужчина лет 60-ти с сучковатой кленовой тростью.
- Конечно, дед. - Кираса медленно поднялась и посмотрела на него внимательным взглядом. - Согреть чаю?
Старик задумчиво почесал голову:
- А давай. Я уже, правда, и позавтракал, и в лес сходил по грибы-по ягоды, но чай - дело знатное.
Маленькая плитка возмущенно захрипела, и вскоре из крошечного носика повалил дым. Дед не удержался, подошёл к густой струе и ка-ак дунул! Из чайника попрыгали дымчатые оленята, крольчата, лягушата, а старик ухмыльнулся во все усы и озорно подмигнул внучке.
Кираса вздохнула:
- Ну вот, опять ты за старое.
Он лишь пожал плечами и довольно хмыкнул.
- А я сегодня едва глаза сомкнула.
- И зря, внученька, очень зря. Такая ночь была!.. А что тебе снилось?
Голос старика сделался серьёзным и как будто даже суровым.
- Не знаю, не помню, какая разница. Понимаешь, вся эта пустота, весь этот мусор мучит меня!
Казалось, девушка вот-вот разревётся. Дед тихо полгадил её по голове:
- Кираса, ты тоже его мучишь. Ты говоришь "мусор", вкладывая в это понятие своё личное представление о его ненужности, неуместности. Тогда как чем ты лучше или, может, вернее сказать, совершеннее?
Кираса отчаянно выкрикнула:
- Ничем, дед, ничем, я это сознаю и понимаю, просто...
Но дед, на секунду поддавшись охватившим его эмоциям, перебил девушку:
- Сознаёшь? Понимаешь?! Девочка, для тебя это значит не больше, чем фраза "Земля вращается вокруг Солнца". Тебе предложили аксиому - ты с ней согласилась, совершенно не представляя себе ни Землю, ни Солнце, ни что стоит за словом "вращается".
Кираса возмутилась:
- Дед, я прожила на Земле 117 лет. Я каждый божий день выходила на улицу и смотрела на солнце. Когда мне было 5, мама подарила мне юлу, и я познала вращение. Чего я могу не понимать?
Старик печально улыбнулся:
- Ничего. Ты ни-че-го не понимаешь. Но коль скоро тебе отрадно представлять, что ты понимаешь всё, представляй.
Дед втянул в себя аромат чая из свежих трав и клубники, отпил глоток и блаженно промолвил:
- Ммм, волшебство... Ты только попробуй, внученька!
Но внученька бросала кругом себя раздражённые молнии:
- Нет, ты мне объясни, чего я не понимаю и в чём я не права.
Старик лишь пожал плечами:
- Зачем?
- Чтобы я всё поняла и стала лучше.
- Нет.
- Чтобы мы с тобой говорили на одном языке.
- Нет.
- Чтобы я осознала глубину своего невежества.
- Нет.
- Чтобы в моей душе поселился мир.
- Нет.
- Чтобы у меня по утрам не болела голова, в конце концов!
- О! Это уже больше похоже на правду. А то много громких слов, знаешь ли.
В руках деда из ниоткуда возникли листок бумаги и ручка.
- Смотри, девочка, я напишу "Её зовут Кираса", бережно выводя каждую букву и думая о тебе. Теперь я дуну - легко-легко - на получившийся текст, и он...
Буквы вдруг оторвались от бумаги, засветились мириадой красок и, словно повинуясь единому порыву, сомкнулись вокруг девушки в общем танце. Она завороженно смотрела вверх и улыбалась:
- Ничего себе.
- Да... А теперь смотри. Я напишу что-то, о чём просто "знаю". Например...
На бумаге медленно появились слова: "Если подняться на гору Афон в 7-й час, 7-го числа 7-го месяца, можно постичь сокрытое от глаз людских".
Дед подул на них осторожно, но ничего не произошло. Текст остался текстом на бумаге. Кираса спросила:
- Но почему? Об этом пишут во всех учебниках нового мира. Это то, что известно каждому школьнику. Это... точно правда!
Дед грустно вздохнул:
- Для кого? Для тех, кто в это верит? Не смешно ли, деточка?
И он тихо поднялся с насиженного места, поблагодарил за чай и уже хотел было выйти, но его догнал взволнованный вопрос внучки:
- Но почему? Почему они не взлетели?
Старик обернулся и бросил усталое:
- Это правда для того, кто несколько лет просидел на Афоне, питаясь лишь бобами и ягодами, и вдруг постиг божественное.
Это ложь для тех, кто "пошел за ним", дабы что-то увидеть, что-то увидел и принял за откровение. Может, оно им было, может, нет. Истина в том, что двигала этими людьми жажда знания, а не свет сердца (двигавший тем отшельником). Истина в том, что откровение в таких руках не будет иметь силы.
А для нас с тобой, на Афоне не бывавших, это пустые слова. Мы можем их почитать как сокровенное знание отдельно взятого человека, но не более. Чтобы что-то подобное обрело для нас силу, мы должны найти свой собственный Афон. Может, он в гуще того облака, может, в реке, что протекает на другом конце мира, может, под твоей кроватью.
С этими словами дед тихо вышел из комнаты.
А Кираса осталась сидеть.
Ей не хотелось сейчас думать об Афоне - шестым чувством девушка понимала, что старик не одобрит, что он совсем не думать её призывал.
Вместо этого она стала сосредоточенно вдыхать сплетни - изучая их запах, вкус, состав.
... Когда после непрерывного трехчасового изучения Кирасе стало совсем невмоготу, и она вышла во двор проветриться, то с удивлением обнаружила, что, хотя всё ещё относится к сплетням с презрением, они для неё уже не мусор. Не может быть мусором то, что обрело объём, цвет, форму. То, про что можно несколько часов подряд увлеченно рассказывать подругам. То, что внезапно не разрозненное, а целостное.
Девушка улыбнулась этим своим ощущениям. Сплетни удовлетворенно кивнули.
Не будет сегодня болеть голова.

@темы: картинки у меня в голове, кружок по плетению мыслей

21:39 

Следуй за белым кроликом (с).
В небо взлетел ярко-синий воздушный шарик. Филька долго смотрела на него - словно провожала в дальнее плаванье, - потом отвела взгляд и вздохнула: "Ещё один..."
На кухне мама пекла пирожки с картошкой и что-то тихо напевала. Филька едва слышно закрыла входную дверь и уже хотела было подняться по лестнице на 2-й этаж, как услышала робкое:
- Филя, ты?
- Да, мама.
Дальше скрываться не было смысла, и Филя зашла на кухню.
- Ммм, как вкусно пахнет! - нарочито восторженно произнесла девочка, хотя у самой в глазах стояли слёзы.
Мама обернулась, вытерла руки о передник и сочувственно спросила:
- Ещё один?
Слёзы полились непрерывным потоком. Филька упала на табурет, уткнулась носом в стол и зарыдала.
Тихо шумела вода, посуда медленно домывалась в ушастой раковине, а она плакала и плакала, плакала и плакала...
- Понимаешь, я устала принимать то, что они все уходят, - с отчаянием выдавила из себя наконец девочка. - Я не могу больше. Так не должно быть, это неправильно!
Её голос сдавленно дрожал в кухонной пустоте, стекло на одном из окон угрожающе затрещало.
- Ну, Филя, Филя. Знаешь же, что должно. Они шарики, которые очень хотят понюхать свободу и просто полетать в вышине. А ты девочка, которая, конечно, очень их любит, но одновременно привязывает к пугалу в огороде. Что же странного в том, что они предпочитают тебе небо?
Филя устало вздохнула. И - словно в 100-й раз это объясняла - пояснила:
- Мама, это я понимаю. И я бы их не привязывала, но они сами просят. Они кричат мне: "Филя, если ты не сделаешь этого, мы улетим и никогда, никогда не вернёмся. Потому что мы движемся туда, куда дует ветер. А дважды в одно место он не направляет". И я бы рада им показать, что ветер - это только ветер и что они не должны ему подчиняться. Но когда я пытаюсь сказать что-то подобное, они начинают биться о стену гаража и причитать: "Ветер... Да что ты о нём знаешь, девочка? Что ты о всех нас знаешь?" Через пару дней они уже просятся на волю, я их отвязываю, они улетают и не возвращаются никогда...
Ставня яростно хлопает где-то в глубине двора, протяжно завывает соседский пёс Шарик, а мама, словно бы что-то осознав, вдруг бросает:
- Но последний-то... Он ведь не был похож на остальных?
Филя задумчиво вздыхает:
- Последний не был. Он и пробыл у меня не неделю, а целых два месяца. И я даже имя ему дала - Фьорд. В нём, знаешь, словно дух северный был заключён. Какой-то твёрдостью, решимостью от него веяло. Хотя ну кто он? Просто случайно занесённый сюда штормом воздушный шарик.
Филя загадочно улыбнулась:
- Он говорил мне: "Филя, помни, я найду способ. Я научусь возвращаться к тебе в любое время дня и ночи, несмотря ни на какие бури и штормы". Говорил, а у самого слёзы из глаз. И у меня тоже. Потому что кто он против этого дикого ветра... Так и улетел.
Протирая полотенцем блюдо из-под торта, мама заметила:
- Но ведь он пообещал не сдаваться. Почему ты ему не веришь?
Филя обречённо усмехнулась:
- Если даже убрать отсюда налёт невозможности, кто, мама, познав свободу, вспомнит о своём тюремщике? Пусть даже тот очень его любил?
По маминому лицу скользнула добрая улыбка:
- Тот, кто внутри настоящий.
...
Дни протекали за днями, сваливаясь на девочку унылым бытом. Буря заносила в деревушку всё новые и новые шарики. Филя выхаживала их, добродушно выслушивала каждого, отпускала на волю, но сердце разрывалось от немых вопросов: "Где-то сейчас Фьорд? Каково ему? Жив ли ещё, или жестокие северные бури разорвали хрупкое тело?" Ей казалось, что она чувствует его присутствие где-то в мире, но мало ли, что может показаться...
Несколько месяцев спустя, когда Филя возилась в огороде, высаживая незабудки на участке, кто-то тихо запел за кустом смородины. Девочка поначалу не обратила внимания, а потом резко обернулась и вскрикнула: Фьорд, весь увешанный репейником, весело катался по молодой траве.
- Да что ж ты творишь, глупый?! - воскликнула девочка. - Они проткнут тебя, и ты лопнешь!
Фьорд задорно рассмеялся в ответ:
- Филя, я нашёл способ! Я справился понима-аешь? Филя!!
И словно в подтверждение его слов внезапно поднявшийся северный ветер смог сдвинуть шарик лишь на какой-то дюйм.

@темы: картинки у меня в голове

01:39 

Ещё кривее, чем предыдущее( Ну и пусть.

Следуй за белым кроликом (с).
Териберка любит смотреть на звёзды.
Когда он смотрит на них долго-долго, ему начинает казаться, что в них отражаются лица его друзей, знакомых, случайных прохожих. Териберка улыбается им как своему отражению и представляет, что не отделён от них сотней километров и прожитых жизней, а что они рядом прямо сейчас.
- А знаешь, сегодня я долго гулял по лесу и вдруг в глуши встретил лесного кота. Раньше я думал, что лесные коты - это лишь выдумка биологов, что их не существует на самом деле. Но этот выступил - такой осторожный и гордый - прямо из-под лапы ели, посмотрел мне в глаза суровым взглядом и скрылся за кустом из подсолнухов. Да-да, в этом лесу ещё и подсолнухи живут. Я не знаю, откуда они тут, но, бывает, бредёшь, думаешь о своём, а они как махнут из-за муравейника солнечными головами - словно к себе в царство приглашают. Ты и замрёшь на мгновение.
Так Териберка зачастую начинает голосовые письма. Уставится на какую-нибудь звезду, представит друга и давай делиться-рассказывать. Почему-то он верит, что друг непременно его услышит. Может, поднесёт ухо к горлу граммофона, а оттуда раздастся Териберкин звонкий голос, может, ещё как-нибудь.
А однажды и сам Териберка увидел кино. Он пробирался труднопроходимыми горными тропками к своей хижине - в небе разгорался закат, настроение было тёпло-сказочным - как вдруг горы начали меняться. Они стали вспыхивать всеми цветами радуги, заходиться в вальсе, едва не петь... Териберка остановился изумлённый. Никогда прежде он такого не видел и теперь смотрел на удивительное представление широко распахнутыми глазами... Спустя минуту или две мальчик стал различать отдельно взятые картины, темы, сюжетные ходы - они суетливо сменяли друг друга, словно режиссёр и сам до конца не представлял, что хочет сказать, но очень стремился донести хоть что-то. А вскоре Териберка заметил и самого режиссёра. Смешная веснушчатая девочка в зелёном платье дирижировала воображаемым оркестром с подчёркнутой серьёзностью.
- Манька, Манька же! - воскликнул мальчик и исполнил танец бедуина. - Как это ей удалось?
С Манькой Териберка дружил в раннем детстве. Ребята вместе строили города из колосьев пшеницы, призывали русалок с местной речушки, распевали песенки собственного сочинения. Им было интересно и радостно вдвоём. А потом Маньку почему-то перевезли в большой город, Териберка же пару месяцев спустя и вовсе попал в лес. С тех пор он посетил родную деревушку лишь один раз - лет через пять после отъезда - но когда проезжал мимо почты на раздолбанном велосипеде, тётя Нюра - местная заведующая почтовым отделением - окликнула бывшего соседа. Мальчик удивился, подъехал поближе и получил охапку писем от Маньки. Оказалось, что она много писала ему на старый адрес, упорно не теряя надежды, хотя ответа всё не было и не было. Последнее же письмо заканчивалась сообщением о том, что подруга переезжает на Северный полюс, и почты там, наверное, не будет, "но я всё равно с тобой свяжусь, Териберка! Я непременно найду способ!" - кричали спешно приписанные строки.
Нашла.
Териберка загадочно улыбается в нахлынувшей тьме. Теперь он точно знает, что не ошибался в звёздах. И теперь можно... Мальчик достаёт дудочку из походной котомки и начинает играть. На многие мили вокруг разносит ветер новорожденную музыку. Она про радость, по свет, про шелест горных трав и вкус родниковой воды. В ней можно различить сияние сотен радуг и стрекочущего кузнечика, треск костра и трепет юного вереска.
Териберка играет долго. Птицы подпевают ему, а звёзды тихо любуются с небес чистотой юного порыва.
... Ближе к полуночи робким аккомпанементом вступает губная гармошка.
И у него получилось.

@темы: картинки у меня в голове, тяпкой в душу

00:46 

Без претензий на стихотворность и что бы то ни было.

Следуй за белым кроликом (с).
По земле расстилается ласковый звёздный шёпот.
Бледным кентавром горит придорожный свет.
В небо направленный твёрдый отрывистый ропот,
Кажется, скоро размоет покровы планет.

Мальчик идёт, плотно сжав губы, выпрямив спину,
Грим блёклой краской сползает с опущенных век.
"Если я шут, то лишь на одну половину.
Остальной своей частью я просто живой человек".

В вихре оваций теряется тихий голос.
Публике, в общем, плевать на натуру шута.
Главный в их труппе не помнит расцвеченных полос.
Вся его жизнь - этот цирк, чаша сомнений пуста.

... Он не проронит слезы - хотя ему только восемь.
И не пойдёт швырять бесполезный футбольный мяч.
Но на арене, стуча деревяшкой оземь,
Шут всей душой постарается передать...

И мальчик в пятом ряду не засмеётся.

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

02:16 

Следуй за белым кроликом (с).
За всеми рассказами про горы и себя любимую я совсем забыла, что можно и нужно уносить тексты с ЗФБ.

Что я имею сказать.
У нас была отличная команда (wtf doctors 2015), атмосфера в которой царила благостная и уютная.
Туда приносили действительно хорошие тексты (читаешь - и нечего добавить ни стилистически, ни эмоционально, настолько здорово и написано, и прочувствовано), видео, арты, там в последний момент делали огромные переводы и тут же их бетили, но ни разу не создавалось впечатления "мамапожармыничегонеуспеваем". Ретушировалось это всё - за что во многом спасибо капитану.
От меня пользы команде было сравнительно мало; да и вообще все люди как люди, а я несу не фики, но ориджи.
И тем не менее)

Первые две сказки небольшие, последняя - миди за полторы ночи для подстраховки (из этого можно сделать вывод о его качестве)).
С моей стороны откровенно ничего выдающегося, но зато это первый опыт фб и первый же - миди (да, оно написано в спешке, зато честно-искренне).
Такие дела.

Доктор летает?

Кометный доктор.

 

Иди через лес.

@темы: картинки у меня в голове, а - так

23:26 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда ключ начинает поворачиваться в замке, в коридоре раздается топот маленьких ножек, и вот уже 4-х-летняя Маринка висит на шее у мамы и улыбается во весь рот.
- Слазь, слазь, дружок, - аккуратно просит девочку женщина средних лет, ставит её на дощатый пол, а сама наконец вешает сумку на крючок:
- Фух, устала...
- Ус-та-ла, - отчеканивает ребёнок. - А почему?
Глазки озорно блестят в темноте - словно пытаются добраться до правды.
- Работы много...
Девочка воровато подёргивает плечами:
- А почему?
Мама лишь выдыхает:
- А потому. Мариш, пойдём я сейчас суп разогрею и...
- Нет-нет-нет!! - раздается внезапно и резко в ответ. - Мама, завтра солнечное затмение, нам в садике сказали. Зачем суп?
Женщина аккуратно подталкивает дочь к кухне:
- Затем.

За ужином они разговаривают о всяких бытовых вещах: о том, кто с кем подрался на прогулке, о том, как пациенты отказываются есть кашу с комочками - как вдруг девочка спрашивает:
- Мама, а что такое солнечное затмение?
Мама тяжело вздыхает и начинает объяснять:
- Понимаешь, Мариш, в древности люди представляли себе, что иногда на небо приплывает страшный крокодил. Никто не знал, откуда он там берется, зато было известно, что он жутко голодный. Поэтому-то он, мол, не спросясь, и проглатывает солнце. И пока какой-нибудь смельчак не одолеет крокодила в страшной битве и не вернет тем самым солнце на небосклон, на земле будет темно.
- Ууу, интересно, - протягивает девочка. - А большой крокодил?
- А ты как думаешь? - с нарочитой строгостью спрашивает мама. - Если он может проглотить целое огромное солнце.
- Ого... - Вилка падает на тарелку, Марина начинает фантазировать про себя.
- Но с тех пор, дочь, люди изменились, многое узнали про мир, в котором живут. И сейчас, конечно, никто не верит в крокодила, объясняя затмение тем, что луна встает на пути у солнца и не дает ему посылать свет на землю.
Марина возмущенно вскакивает из-за стола:
- Но ты ведь в это не веришь??
Мама протягивает:
- Ну как не верить... Конечно, верю. Всё это научно доказано и не раз подтверждено учёными.
- Это потому что они трусы! - яростно вскрикивает девочка. - Это потому что им страшно выйти на бой с крокодилом. Он же большой, а они маленькие! Как им его одолеть?
- Ну, тише-тише, дочь, - успокаивает мама. - Пусть трусы, пусть боятся. Главное, ты завтра не бойся. Ну и что что станет темно? Ты у меня девочка смелая...
Марина дуется:
- А я и не буду бояться!
Мама лишь робко улыбается в ответ.

На следующий день, когда солнце уже почти совсем скрывается луной, Марина, несмотря на окрики воспитательницы, выбегает на улицу, хватает палку - забытые кем-то во дворе грабли - и представляет, что идёт в атаку на врага.
Когда нянечка рассказывает вызванной в детский садик маме, что произошло, до не приходящей в сознание Марины доносится:
- А потом она словно вся обмякла. Опустила грабли, присела на корточки и как зашепчет: "Так это же кот! Ему просто поиграть не с кем..." Тут мы её подхватили и унесли.
В этот момент на лице ребёнка появляется довольная чеширская улыбка: теперь-то ему всегда есть с кем играть, теперь он больше солнце не украдёт...
И словно в знак согласия из-под кровати доносится ласковое: мурр...

@темы: картинки у меня в голове

Упражнения в прекрасном.

главная