• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в зеркале моих восприятий (список заголовков)
01:52 

Путешествие по Кавказу. Нижн. Запятая ->Верхн. Запятая ->Софийские озёра, 11.08-12.08

Следуй за белым кроликом (с).
Есть такой момент. Когда я выбираю из двух и более путей самый простой, потому что он проще, он непременно оказывается самым сложным. Ибо простое только тогда становится для тебя простым, когда ты на полном серьёзен не боишься сложного. В горах это правило работает на все 100%, но, но, но.

Такой вид открывается, когда выходишь из палатки на Ледниковой ферме.
На Софийские озера попасть можно тремя разными путями.
Самый быстрый путь через перевал Иркиз. Но "там под конец есть очень крутой участок. Нужно цепляться всеми 4-мя конечностями. Тебе туда не надо", - убеждает Наташа.
Убедить меня в чём-то не так сложно, поэтому вариант подниматься через первое ущелье я для себя даже не рассматриваю (и вот зря).
Второй и третий путь рассчитаны на два дня (если идёшь с тяжёлым рюкзаком).
Через второе ущелье мимо озера Айматлы (Нижнее Софийское) либо через третье мимо озера Нижняя Запятая со стоянками на соответствующих озёрах.

Почему-то считается, что тропа, проходящая через Запятую, самая длинная, но при этом самая простая.
Про протяженность всё верно, а вот про уровень сложности я бы поспорила)
Я поднималась там, чтобы ещё раз встретиться со своим соседом, который отправился туда рано утром собирать траву.
Что тут скажешь)
Вечно моя сентиментальность заводит меня в какую-то жесть))

Очень мне хотелось посмотреть на Софию с этой дороги. И вот я шла от неё, поворачивалась и представляла, что иду к ней. Невероятная всё-таки гора!
Начинается всё, в общем, неплохо.
Я, наконец, сама готовлю себе завтрак - что очень приятно делать, когда вокруг столько дров.
Обнаруживаю два малоприятных бревна, по которым нужно пройти (но, по сравнению с алтайскими, все отличные)), улыбаюсь одиноко пасущемуся ослику, Софии и солнцу и иду, иду, иду...))
Всё мне кажется, что я что-нибудь не так сделаю, не найду третье ущелье и гладкое бревно через Софию, но нет, нахожу) А на другой стороне меня, как водится, ждёт проводник.
(Стоит там мужчина, показывает, в какую сторону идти, чтобы попасть на тропу, а когда я едва не прохожу мимо оной, с неё сходят мужчина, женщина и собака, и тут уж ничего не добавишь))

Совершенно волшебно идти через лес!..
Там можно найти малину, ручейки и тень)
А вот стоит подняться выше - где-то пока в отдалении начинает грохотать.
С этого момента гроза становится лейтмотивом моего похода.

Хвост Нижней Запятой.
На подходе к озеру сталкиваемся с Виктором.
- О, молодец! - говорит.
- Далеко до озера?
- Нет. За теми берёзами спуск начинается. Это к Нижней Запятой. А завтра ты на Софийские будешь подниматься с Верхней. (Эта фраза очень поможет мне на следующий день. А пока для меня открытие, что Запятых две)).
- Гроза собирается?
- Да, тебя встречать будет.

Непосредственно перед спуском какая-то женщина рассказывает мне, что основная тропа проходит по болоту, поэтому она предпочитает идти по курумнику по другой тропе.
В этом мы с ней схожи) Потому под громогласные раскаты я траверсом прохожу полдолины, радуясь изредка попадающейся чернике.
Тропу довольно быстро теряю, ну да зачем она?..

Нижняя Запятая. По этой фотографии даже видно, почему её так назвали)
Когда я спускаюсь к Нижней Запятой, мне в очередной раз помогают поставить палатку))
- Да я справлюсь.
- Это понятно. Но сейчас как ливанёт!
Стоит мне убрать в палатку вещи - начинается.
4 часа длится гроза прицельно над Нижней Запятой.
Сказать, что это психологически напрягает, не сказать ничего.
Дело не в "ударит-не ударит".
Дело в том, что грозу иначе как зло я не воспринимаю.
И вот оно давит, скручивает, электризует...
*Зато после того как гроза 4 часа громыхает над тобой, а час перед этим не над тобой, связка "грохочет гром, в небе чёрные тучи" - "сейчас тут начнётся гроза!" пропадает из головы. И ты получаешь уникальную способность определять, где гроза сейчас, через сколько будет здесь, если будет, и в какую сторону пойдёт дальше :facepalm:*.

... Выползаешь потом из присыпанной градом палатки на шатающихся ногах.
Костер развести не можешь, как ни пытаешься, - ну хоть мусор сжигаешь.
И поражаешься тому, насколько странное это место.
Здесь повсюду вода (по сути палатки стоят на окраине болота).
На островок, на котором ещё растут берёзки, перейти можно только вброд.
Назад тоже - либо вброд, либо по склону по курумнику.
Вперёд - вверх меж двух водопадов.
Это не плохо, это частью гнетуще, частью мистично.


Утром встаю рано и выслушиваю от соседей (мужчина лет 35 с, видимо, отцом, пятигорские) совет:
- Ты бы выходила как можно раньше. Тут уже пятый день до обеда светит солнце, а часа в 2 - в 3 как по расписанию начинается гроза.
(Это очень странно слышать, потому что на Ледниковой ферме не только гроз - дождей не было уже 10 дней).
Заставлять меня уйти с этого специфичного места не надо, выхожу.
Отправляюсь туда, где в последний раз видела тропу.
... Кричат мне, разворачивают.
- У тебя палки нет никакой?
- Только эта [дорогой мой рододендрон; он для снежников, мостиков и поверхностной страховки, опираться на него бессмысленно: сломается].
- Это не дело. Там очень крутой подъём. Мало ли что.
[Слушать, как трое (подходит одиночка) взрослых мужчин, накануне спустившихся, всерьёз говорят про очень крутой подъём, не то чтобы очень весело. Это может означать только то, что подъём простым не будет].
В итоге самый взрослый из них отдаёт мне свою треккинговую палку.
И мне, вроде, и неловко, а в итоге эта палка не раз меня впоследствии выручает.

Т.е. тут ведь как: сначала подъём как подъём, ну, крутоватый, с кем не бывает.
Так что ты поднимаешься себе по тропе и искренне не понимаешь, с чего тут столько паники развели.
До того момента пока тропа не упирается в скалы.
Здесь даже нехорошие слова вспоминаешь, потому что, ну, жесть.

Верхняя Запятая.
... Если бы ты шел налегке, этот внезапно образовавшийся скальный участок был бы просто не очень приятным.
Потому что не очень приятно спиной смотреть в пропасть (пока руки и ноги перемещаются по камням).
Когда же ты с весом, оно, мягко говоря, очень неприятно.
Потому что 15-16-ти килограммовый рюкзак норовит стянуть тебя вниз.
(А спиной-то ты по-прежнему смотришь в пропасть).
... Я не знаю, каким усилием воли мне удается не дать себе сдаться (я каждый раз этого не знаю, будем честны).
Помню, что ужаса внутри оказывается достаточно много для того, чтобы чаша весов заколебалась.
Но всё-таки я иду вверх.
Первые скалы остаются позади.
*После я вспоминаю этот эпизод и понимаю, что тропа шла выше (там, где хотя бы можно было прижаться к слону), просто я не рискнула на неё забираться. Там, где она проходила, я не смогла, а в другом месте меня остановил уступ, укрытый рододендроном. Вроде, кажется, ну что такого. А ставишь ногу и понимаешь, что не знаешь наверняка, земля там где-то под ней или пустота. Скорей всего, земля, но у рододендрона длинные ветвистые ветви, потому есть и другая вероятность*.

Когда я дохожу до вторых :), я уже искренне не понимаю, почему тропа идёт там, где она идёт.
Ведь на этом склоне не сплошь скальные участки, ведь откровенно можно обойти!
... Что я и делаю, оставив рюкзак и отправившись на разведку.
Не хочется лишний раз карабкаться спиной вниз.

Верхняя Запятая.
Обходим с рюкзаком по безопасным скалам и травке.
Даже, кажется, срезаем прилично.
Иногда очень смутно понимаю логику горных троп(

А дальше начинается веселье)))
Я-то думаю, что Верхняя Запятая за виднеющимся впереди перевалом.
По какому-то наитию присаживаюсь на камень попить воды, поворачиваю голову и с удивлением обнаруживаю, что тропа уходит куда-то вбок.
Это не то чтобы очень радует :), но ладно.
Дохожу до кажущейся высшей точки, но вместо озера обнаруживаю снежник.
Тропа идёт вдоль него вверх по крупному курумнику))

После забегов на Аюлю курумником испугать меня довольно сложно)
Напротив, я люблю по ним подниматься-спускаться, потому что таким образом экономлю силы.
Но когда, проходя по довольно узкому ущелью, я не то дважды, не то трижды за очередной "высшей точкой" обнаруживаю очередной снежник, хочется уже рассмеяться.
(А гроза между тем начинает собираться: расписание же)).

Кажется, первый из тех снежников.
... Когда я-таки добредаю до Верхней Запятой, я в очередной раз оказываюсь перед нелёгким выбором.
Стоять здесь откровенно не хочется (тоже очень мистическое место, и вдвойне такое, когда ты там один), до грозы, очевидно, часа полтора (при очень хорошем раскладе, два), сколько до Софийских - да непонятно. Кто-то говорил про километр, но хорошо бы уточнить этот вопрос, а не у кого.
Частью потому что предпочитаю идти, если есть такая возможность, частью из-за того, что Виктор сказал мне накануне, я начинаю движение по периметру озера. Заглянув в 2 отвесных ущелья, которые, очевидно, ведут не на Софийские, я поднимаю голову и обнаруживаю трёх спускающихся человек.
(Невероятная светлая девушка среди них!)
Спрашиваю, далеко ли до Софийских.
Отвечают, что нет.
Объясняю, что мне нужно понимать, дойду ли я за час, ибо гроза идёт.
- Дойдёте, - улыбается мне девушка.
И у меня исчезают сомнения.
Ну и что что опять подъём)
Я справлюсь.

Очень люблю окрестности Верхней Запятой. Но ночевать там всё равно не тянет) Первое из двух ущелий.
Перед последним подъёмом натыкаюсь на группу.
Её инструктор настоятельно рекомендует мне поторопиться (громыхает всё ближе и ближе).
"Да где бы силы на это взять..." - вздыхаю про себя и вдруг обнаруживаю, что умею бегать с рюкзаком вверх при отсутствии сил. Гроза всё-таки - отличный мотиватор.

Палатку ставлю уже в лёгкий дождь.
Наконец-то никто не помогает))
Гроза оказывается суровой, но короткой (у Софийских в этом смысле хорошо: оттягивают они грозы, в отличие от Нижней Запятой; и дышится у них очень легко, хотя людей толпы).
... И восходит солнце.
Верхняя Запятая.

И ещё 5!

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

17:40 

Путешествие по Кавказу. Перевал Софийское седло, водопады. 09.08-10.08.

Следуй за белым кроликом (с).
Что меня радовало на Ледниковой ферме - очень тёплые ночи.
На Семицветном спишь в двух флисках, двух штанах, шапке, и тебе нормально; здесь - в футболке и лосинах, и тебе тепло.
А ещё тут кормят просто так :) И рассказывают интересное. И рисков нет, если с фонариком их не искать.
Ну, курорт прямо.

Гора София.
Но знаете, что удивительно.
Я пробыла здесь два дня.
В первый ходила в долгую радиалку на перевал Софийское седло, во второй - в сравнительно короткую на водопады. При очень большом желании я бы могла придумать, куда ещё отправиться.
Но моё очень большое желание оказалось про другое: скорее, как можно скорее собирать рюкзак и подниматься с ним на Софийские.
Да, здесь хорошо и уютно. Идиллично даже, пожалуй. Но в том и беда))
Невыносимо жить на курорте, зная, что там, километром выше, подстерегают опасности и неизвестность.
Но ещё невыносимее осознавать, что там, выше, вовсю кипит жизнь (туда не просто можно забраться - там можно жить, я про это), а ты почему-то тут.


***
Виктор звал меня на Софийское седло, но на тот момент я ещё не умела выходить в 8 утра (или так: природа не препятствовала моим более поздним выходам), поэтому отправились мы туда порознь.
Я как всегда очень приблизительно знала о том, где проходит тропа (а троп как обычно оказалось три)), но решила ни у кого это не уточнять и случайно попала ровно туда, куда собиралась.
Так непривычно было идти через лес (видеть кругом себя огромные деревья - очень странно после 2-х недель, проведенных в безлесой зоне), через поле (там трава местами с тебя ростом, а местами выше; очень это люблю), а потом вдруг оказаться у водопадов и придумывать, где и как через них перебираться) *Всё-таки очень я неуютно себя чувствую на камнях, укутанных водным потоком*.

Перевал Софийское седло.
Прямо рядом-рядом София (с её невероятным ледником, утыканным ледяными пирамидками), впереди затяжной подъём (технически он не сложный, но набор высоты в сумме 700 метров, это не очень... приятно)), но время от времени догоняющие лабрадоры радуют))
Их прямо можно гладить!)

На самом перевале чудесно)
Особенно если подняться чуть повыше по склону, собственно, Софии.
Оттуда не такой хороший обзор как с седловины (но это потом компенсируется прогулкой по хребту!), зато за каким-то из камушков наступает зона тишины. Т.е. ты усаживаешься на него (а потом даже укладываешься, он удобный и тёплый) и вдруг перестаёшь слышать разговоры и смех, опутывающие собственно перевал. Идеально))


Фотограф из группы с лабрадорами просит разрешить ему меня пофотографировать.
Говорит, я очень похожа на героиню фильма "Дикая" (не он первый)).
Милый такой)
А кругом слоистые скалы, в которых вдруг много рыжего (Алтай)), справа снежные вершины (те самые, что видел с Аюлю!), впереди покрытые лесом склоны, змейкой извивающаяся река, над головой собирается гроза (она прольётся дальше, над Софийскими, а пока делает подъём на перевал чуть менее утомительным: солнце закрывает) - всё хорошо.

Пропускаешь вперёд группу, отправляешься вверх по хребту - и как маленький, как в первый раз изумляешься огромным, бескрайним лугам, открывающимся в какой-то момент. Готов бегать по ним, кажется, бесконечно долго, но вместо этого замечаешь полувершинку (вершина далеко, ближе к Таулу)) и устремляешься на неё по конной тропе. Ещё недавно тебе казалось, что на подъёмы сегодня ты больше не способен, но поманили почти_высшей точкой, и откуда только силы взялись) Откуда решимость)
По пути обнаруживаешь чабрец: это очень радостно, конечно!

С полувершинки открывается отличный обзор во все 4 стороны, да и чувствуется - непопулярное среди туристов место, но ветер начинает дуть сильнее, тучи - смотреть более угрожающе, ты возвращаешься в те долинки (идёшь по хребту, хотя тропы там нет, потому что скалы, и сталкиваешься с удивительным: на тебя буквально наползает захребтовая часть, словно пытается вобрать; и вот уже теряется время, пространство... но ты тут, ты никуда не уходил и никуда не собирался вбираться)), а там уж и спускаться пора.


Спускаешься другой дорогой, не через перевал, а по усыпанному травой гребню. И это опять давно забытые переживания. Так, именно так спускался 2 года назад с горки, что укрывает Усть-Коксу. Столько же радости было внутри, столько же упоения простором. Только там Белуха, а здесь София.
Почему-то район Ледниковой фермы оказывается для меня алтайским-алтайским.

Несмотря на то, что я люблю гору София, с некоторых ракурсов она меня ужасает.
***
На следующее утро неспешно готовите с Виктором завтрак, пьёте чай, разговариваете - есть железная уверенность в том, что куда нужно, успеешь. В перерывах приходится отражать нашествие буйволов и коров (их, конечно, между делом интересуют палатки). Никогда раньше не видела буйволов, а они между тем поражают своей мощью и твердостью собственного спокойствия!)
А ещё там, где мы стоим, много хвойных, берёз и белочек. Особенно любят они рассветные часы. Так и скачут туда-сюда!)


Ещё нет 11 - а я уже в пути)
Дорога на водопады проходит вдоль русла Софии, постепенно поднимаясь в гору, и ты не можешь не останавливаться через каждые 5-10 метров, радуясь тому, что приоткрывается)
Водопады там неземные.
Я захожу почти прямо под первый, с тем расчетом, чтобы часть меня осталась относительно сухой, и не ухожу оттуда долго-долго. Водопад этот частью заваливается набок, потому имеет интересную форму и представляется внушительным.
Наблюдать за направлением движения мощных потоков и ощущать внутри себя эту мощь, переживать стихию можно почти целую вечность)

Первый водопад.
Воды в этом году очень много, поэтому даже до второго водопада долезть не так просто. Но добираешься (некоторыми страхами приходится пренебречь)) и замираешь от изумления. Водопад вертикальный, распадается на отдельные капельки-точки, а главное, с первых же секунд оглушает. Т.е. сначала ты честно ничего не можешь понять: к первому подбирался ближе, а таких эффектов не наблюдал. Отходишь, прогуливаешься в сторону первого, возвращаешься обратно... опять оглушает!
... А ещё он падает на тебя как облака за Дуккой. Так же завораживающе, только намного стремительнее)
Удивительная всё-таки София)

Второй водопад.
Изумительные места между водопадами и Ледниковой фермой. Там можно поймать такое настроение, когда тихо-пустынно кругом, и огромные, в два-три человеческих роста одиночные глыбы спят то тут, то там. Как они здесь очутились, почему?.. Этакое каменное царство)

На нашу стоянку возвращаюсь днём; отправляюсь прогуляться в лес - и натыкаюсь на малинник!
Дождей этим летом мало, малина почти вся сухая, но мне много не нужно)
Собираю несколько горсточек; нахожу сколько-то красной смородины, ещё меньше земляники, приношу Виктору. Давно я не видела на лицах людей такой искренней радости))

... Много-много разговоров вечером про живопись и литературу, про судьбы разных европейских писателей. Виктор читает стихи наизусть - в горах они звучат завораживающе.
Наш костер горит несколько часов подряд, вкусное (по походным меркам)) какао стынет в кружках.
Уже по кромешной темноте идём смотреть на звёзды.
Меня бесполезно учить различать созвездия, даже астрофизик Виктор с этим не справляется (т.е., пока мне показывают, я различаю, конечно)), но неизменно здорово смотреть на ночное небо.
Утром я ухожу.
"Meine liebe Fräulein", - неизменное его ко мне обращение так и остаётся звучать в голове.
Оба.
И ещё 18!

@темы: человеки!.., сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

22:03 

Следуй за белым кроликом (с).
В половине случаев мои свидания с Петергофом без слёз не обходятся))
Сговорились сегодня с Финским и смотрят невинными глазами.
- И зачем? - спрашиваю.
- Есть вопрос - есть ответ, - отвечают.
- Так-то оно так. Но этот вопрос я тебе, Петергоф, не задавала!
Ну да, о чём это я, в самом деле)
Удивляюсь, что пространство, знающее меня лучше меня самой, в курсе того, какие вопросы меня сейчас мучат =))

В этой связи захожу в самое петергофское из петергофских общественных мест.
- Давно вы не заходили! - встречает меня владелец.
- Да, я знаю. [Наверное, с год. Но никогда не сомневалась в том, что меня там помнят].
... В Петергофе всё-таки невероятно правильные штуки случаются.

Из обрывков разговора:
"Пока все мечтали стать космонавтами, первооткрывателями и учителями, я мечтала стать гардеробщицей. И, чувствую, гештальт не закрыт. Эта работа казалась мне во всех отношениях идеальной. В первую очередь потому, что самый часто посещаемый мной гардероб находился в поликлинике. Я не любила поликлинику и болеть, но детский сад я ненавидела. Поэтому весь день принимать куртки и пальто и раздавать номерки было моей мечтой. И не болеешь, и сад не посещаешь".

- А музыкалку ты любила как место, в котором можно было не вспоминать про садик?
- Отчасти. Понимаешь, я не то чтобы любила музыкалку. За те 12 лет, что я там провела, я так ни с кем и не подружилась (и даже приятельницей никому не стала). Был момент, когда я стала общаться с новенькой девочкой, которая очень мне понравилась. И где-то, наверное, с месяц мы как будто были друг другу не совсем чужие. Даже, знаешь, сидели вместе в автобусе, что вез наш хор на концерт в Дом Музыки. Но потом Алину как-то все разом полюбили, у неё появилась своя интересная компания, и со мной она больше не общалась.
В садике в плане общения было так же, но там ещё наличествовал элемент принуждения. В нас запихивали еду, которую мы недоедали, заставляли спать в тихий час (а как ты там уснёшь, если совсем не хочешь?), ну и просто - весь день ты находился в довольно тесном пространстве в окружении людей, которых не хотел видеть.
Музыкалка, конечно, казалась островком свободы.
- А когда садик закончился?
- Когда садик закончился, началась школа))) По сравнению с садиком, она казалась мне раем, правда, но всё равно. Ну, и дома проблемы обострились серьёзно.
- Т.е. музыкалка всё ещё оставалась тем чудо-островком?
- Да. Но был и ещё один аспект. Я ведь училась в хоровой школе. Хор у нас был три раза в неделю обычно и пять-семь - в преддверии какого-нибудь важного концерта или конкурса. По будням репетиции по партиям, по субботам - общие. Многим не нравилось ходить по субботам на хор, во-первых, потому что по субботам, во-вторых, потому что репетиции длились от трёх часов и дольше. А я жила ожиданием этих дней)
- Почему?
- Потому что... в основном мы пели духовную музыку. Для нас, например, было чем-то в порядке вещей приехать в какой-нибудь польский католический собор и всю службу развлекать прихожан своим пением) У нас и нецерковный репертуар, конечно, был, но он интересовал меня в меньшей степени, потому что не понимала я его, по большей части.
- А церковный понимала?))
- Когда мы репетировали что-нибудь духовное, особенно если только концертным составом, я начинала видеть странные штуки. Не вспомню сейчас, что они из себя представляли. Они были очень красивые, красочные, но видела я их не глазами (глаза всё-таки смотрели на дирижёра)) - не знаю чем. Ощущение от них было невероятно светлое. Все проблемы разом переставали существовать. Ты буквально оказывался вырванным из повседневной реальности и парил где-то. Внутри было тихо и радостно. И колокольчики звенели.
- Гкхм.
- Скажешь, придумывала? Может быть. Но у нас и правда неплохой хор был (и есть). Два года подряд побеждает в европейских хоровых играх в номинации духовная музыка. Не думаю, что это случайность.

Такие дела.

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

02:42 

Следуй за белым кроликом (с).
Взяла себя в руки - написала письмо студентам.
Старалась сделать его не трагичным, а напутственным; не знаю, что получилось в итоге.

Так или иначе, 3 года преподавания немецкого языка в вузе принесли мне очень разноплановый и важный опыт.
Я и не думала никогда, что такое возможно)
Были, конечно, неприятные моменты - но неизменная радость от того, что едешь туда и сейчас, думаю, говорит о многом. И искупает многое.

Однако в детстве я очень любила книгу про Мери Поппинс.
Переслушивала, и переслушивала, и переслушивала кассету про неё, даже фильм не раз смотрела.
И не могу не отметить: ветер меняется.
И отныне нам с бюрократией не по пути.

Понятия не имею, как собираюсь из всего этого выкручиваться: репетитор из меня так себе, да и не люблю я это занятие. Точнее: люблю его на порядок меньше, нежели преподавать русским студентам в вузе.
Но, может, стоит начать преподавать математику. Это хоть интереснее.
Ну да посмотрим.

Как бы там ни было, начинается новая страница.
Её, как водится, открываешь не без внутреннего трепета, да оно и хорошо)
В конце концов, вспоминая наш диалог с пограничниками:
- А если звери какие дикие? Волки, медведи?
- Я справлюсь.
Справлюсь, ага)
Доброй вам ночи!)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

13:28 

Путешествие по Кавказу. Семицветное - Ледниковая ферма, 08.08.

Следуй за белым кроликом (с).
Уходить из любимых мест важно (для меня), когда меньше всего этого хочется.
Когда не просто нет желания поскорее уехать (вот в такие моменты уезжать совершенно непонятно зачем), но когда каждый лишний час тут представляется даром судьбы.
Отъезд в такой момент обретает значение; сливаются воедино любовь и боль, и ты обнаруживаешь, что уходишь вовремя.

Я провела тут 15 дней и провела бы больше.
Но срок пришёл, я кое-как собрала вещи, не обрадовалась тому, что осталась одна (и соседи ушли раньше, и группа) - от этого всегда неловко в такие минуты; что-то меня дёрнула пойти-сказать "до свидания" ручью, и вот я поднимаюсь обратно и сталкиваюсь с Женей и Наташей. Я видела их накануне на перевале и была уверена в том, что они из питерской группы (которая уже ушла). А они не из, а с, тоже одиночки, тоже сейчас выходят.
... Ну и пошли мы вместе)

Спускались мы быстро, как доктор в таких случаях прописал.
При переходе через ручьи я, правда, радостно тормозила всех: на тот момент я очень не любила мокрые камни и резко замедлялась на переправах - но ручьёв, благо, было не много.

В какой-то момент мы догнали моих соседей.
Я попрощалась с ними, сказав, что, может, и не увидимся больше в этих краях.
- Конечно, увидимся, ты что! - ответил мне на это физик-астроном.
"Конечно, нет", - подумала я про себя, но ничего не ответила.
... В какой-то момент мы делали пятиминутный привал, и я заметила, что мои соседи пытаются нас догнать.
Может, и не так оно было - но очень уж отчётливо показалось.
[Как в былинах русских бывает].
"Ну что ж, пробуйте", - подумала я про себя.
Мы двинулись в путь и больше их не видели.

Женя и Наташа необыкновенные.
Они из тех людей, которые могут всё.
Женя объездил полмира, включая Камчатку и 3 из 4-х океана.
Неоднократно поднимался на Эльбрус; излазил Кавказ вдоль и поперёк; живёт в Мурманске (но после похода, по законам жанра, направляется в Красногорск к родственникам)), поэтому осенние походы по Хибинам - его профиль :)
Наташа тоже чудесная) Сама она из Кисловодска, профессиональный фотограф (из тех людей, кто не боится брать в поход профессиональный фотоаппарат), очень любит горы и часто в них бывает.
Но это всё внешнее)
От них веет ощущением того, что, что бы ни происходило, получится так, как они запланировали.
И получается же.

Они, конечно, хотят добросить меня до Таулу на каком-нибудь транспорте (потому что, на их взгляд, нет смысла идти по трассе много километров, если можно доехать).
- Да мне в Романтик нужно, - отвечаю. - У меня все батарейки для фотоаппарата сели, а там, думаю, можно купить.
- Сколько тебе нужно батареек? - спрашивает Женя.
- Собираюсь купить 4.
Открывает рюкзак, достаёт огромный мешок с батарейками, отсчитывает мне четыре.
Мы с Наташей смотрим на него огромными глазами.
- Ну, я думал, что буду пользоваться навигатором [а в итоге с группой пошёл], - поясняет Женя. - А он в горах в день две батарейки съедает, если трек пишешь.
Такие вот чудеса)

Дошли мы до погранцов, столкнулись там с питерской группой, ожидавшей свой транспорт, дух перевести не успели, как Женя нам уже машину до Таулу добыл (в итоге мы все в Таулу поехали).
Мы с Наташей не очень поняли поначалу, как это у него получилось (в это время машин в сторону Архыза, мягко говоря, мало: кто-то ещё в обратную доезжает, рано), он и пояснил:
- Ну, вообще он группу встречать ехал. Но я его развернул, он подумал-подумал и решил нас подбросить.
- А, ну понятно, - улыбались мы, запивая травяным чаем вкуснейшие хычины.
Наташа привела нас в Таулу к волшебной женщине.
Пронзительный взгляд, добрые мысли, всё, что делается, делается с любовью - идеально, в общем.
(И как же это здорово! Горячий хычин, айран, вкусный чай, даже лимонад - после двух недель похода).
Нашли мне ручку и карту (всё моим попутчикам не нравилось, что я без карты хожу); позвонили родителям.
Карта, правда, мелкая-мелкая (у меня с собой поадекватнее была)) - но Женя постарался, нарисовал, как и куда идти.
Хотели маршрут мне составить, а мне этого не нужно было, тут ливень и пошёл.

Но мне стало интересно, что будет, если в этот день я сделаю так, как решили Женя и Наташа.
Если поплыву по их течению, одним словом.
Потому и согласилась я на заброску на Ледниковую ферму на внедорожнике.
Что-то не моё, неправильное было в таком образе действий (ты как будто кого-то обманываешь, крадёшь у себя пакет с дорожными трудностями и радостью от внезапной встречи с горой Софией или вот с прекраснейшим Псышем). Я даже пояс от рюкзака потерять умудрилась. С одной стороны.
Но с другой, это было прекрасно просто.
Утром ещё я бродила вокруг Семицветного, а ранним-ранним вечером обнаружила себя на Ледниковой ферме (т.е. избежала шокового состояния выхода из гор, обнаружения себя среди толп туристов на Таулу и т.п.).
О таком и не мечтаешь)
Там тогда много народу стояло, я отправилась искать укромное место, внезапно для себя нашла...

... И пришёл ко мне альпинист тут же (он сам сегодня пришёл).
Помог поставить палатку, рассказал про то, что первый день на новом месте самый трудный, из чего сделал вывод о том, что нам нужно вместе приготовить ужин.
И хотя я всё ещё не понимала, что происходит (при самом оптимистичном своём раскладе я не могла сегодня оказаться здесь), я решила: была-не была. Дам и ему поговорить показать своё течение вволю))
И, как уже писала как-то, не пожалела.
Ибо он заставлял меня делать то (заставить меня нельзя притом; но он мудрый человек и понимал, как сформулировать так, чтобы я посчитала это целесообразным), что ещё никто в этот поход не пытался: иметь своё мнение при взаимодействии с другим человеком и оставаться при нем (зная, что у другого человека своё, но он твоё безоговорочно уважает).
Честно говоря, это бесценно.

@темы: человеки!.., сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

22:40 

Следуй за белым кроликом (с).
Так вышло, что ещё целый день после похода я провела в Пятигорске.
Помню это резкое, неуютное чувство: "Зачем я тут? Что я здесь делаю?"
(И это притом, что Пятигорск я полюбила, как только в него попала).
Нереальность происходящего, острое ощущение неуместности себя.

В горах я всегда знала, чем буду заниматься в тот или иной день.
И всегда всё было для меня важно.
Каждая мелочь, каждое душевное движение.
А тут... ты же ничего не делаешь!
Не в смысле 'на самом деле ничего', а в смысле 'тут всё просто, предсказуемо, с комфортом'.
Потому что нет никаких рисков.
Каждый твой шаг безопасен, а если вдруг что-то идёт не так, существует куча инстанций, готовых броситься на помощь.
Вон даже ложку в рот кладут в кафе всевозможных.
А... причём тут ты?

Получается, что те движения духа, которые составляли твою жизнь в горах, ничем в городе не компенсируются.
Ты везде не то чтобы зритель, но... этакий никто?
Да, взаимодействие с пространством - важная штука, но она может красиво дополнять, а не составлять.
И выходит, что случаи типа нашей истории со шкафом, как бы это крамольно ни звучало, желанны.
Потому что, когда случается что-то подобное, ты сначала переживаешь крушение собственного мира, а потом сам же его воссоздаёшь (то, что ты физически вкручиваешь-вбиваешь, - только внешняя форма).
Это требует немалого душевного напряжения, но зато ты определённо_жив.

Так и что же?
Уходить в медицину катастроф?
Или поверить в то, что в сфере духа ты сумеешь добраться до чего-то подобного?
... А тебя уже называют человеком, который не развивается.
А уж в глазах общества ты и вовсе никто.
Зачем же ты?..
И как примирить непримиримое?

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, под знаком вопроса, тяпкой в душу

17:37 

Путешествие по Кавказу. Семицветное, Дукка, 06.08-07.08.

Следуй за белым кроликом (с).
Когда и правда устал (скорее, психологически, чем физически; 20 часов, проведённые в радиалках в сумме за последние 3 дня, - это не так много), весь день занимаешься хозяйственными делами и еле справляешься.
Для сравнения: обычно в "дни отдыха" успеваешь всё переделать к двенадцати - к часу (потом только ужин сварить остаётся), а тут ну никак)
Пока постираешь, пока голову и палатку помоешь, трижды искупаться спустишься, сложишь пилу (это не так просто, хотя вдруг получается с первого раза!), соберёшь дрова, приготовишь на костре завтрак и ужин, отмоешь котлы от копоти - вот и день прошёл, словно по волшебству.

"Вы, значит, всех встречаете и провожаете?" - спрашивает меня случайная туристка у ручья.
"Ага, как-то так", - отвечаю.
А внутри боль начинает собираться. (Ничего весёлого в такой "должности", если честно).
Но я её развеиваю: нечего.

Зато так всякий раз радуешься наличию горячего чая! (Утром перед радиалками не готовишь, вечером тоже не всегда, и хотя вода в этих краях вкусная, тоскуешь, бывает, по чему-то горячему).
И хотя люди и правда приходят и уходят, менее замечательными они от этого не становятся)
Вот, например, разговариваю с женщиной, которая на два дня пришла сюда с маленьким сыном и мамой.
Они попали под вчерашнюю грозу на полпути к Семицветному.
- И как? - спрашиваю. - Не страшно?
- Да ну а что. Мы под деревом встали, переждали. Там, правда, сначала ливень прошёл, а потом град начался. Больно бьётся! Ну ничего.
И продолжает:
- Мне все говорят: чего ты одна ходишь, нужно с компанией или с мужчиной хотя бы каким. Да их пока соберёшь. Да и ныть многие начинают: "С рюкзаками? Нет, мы не пойдём, тяжело". А тут выехали, пошли, куда захотелось, вернулись. Мы уже на всех озёрах под Архызом побывали!
Поразительно мужественные люди.


Или вечером напрашиваюсь на чай к новым соседям))
Ну как напрашиваюсь)
Мне сложно заговорить с кем-то незнакомым, если мне это не нужно, но просто хочется.
И вот я устраиваю себе тренинг: что-то спрашиваю у группы из 3-х парней и девушки, вставшей по соседству.
Прямо даже вопросы какие-то дополнительные задаю, помнится)
Получаю ответ, уже до своей палатки добредаю - а они на чай зовут)) Со свежим (!) сыром, вафлями, в меру интересными разговорами (девушка там руководитель, столько всего излазила, парни тоже путешествуют много, больше, правда, не по горам). А когда становится темно-темно, разводят огромный, яркий костёр. И это настолько атмосферно и уместно, что душа замирает)

Облака в этот день низкие, смешно плывут в разные стороны, а к ночи смыкаются в такую непролазную пелену (из-за которой даже яркой-яркой луны не видно), над которой (или в которой?) начинают резвиться заряды))
Они, скорее, бесцветные, но вспышка за вспышкой, вспышка за вспышкой)
... Утром горы будят, показывают рассвет. Отсюда его совсем почти не видно, но красиво плывёт от склона к слону солнечный свет, и прямо ощущаешь, как всё просыпается! Очень люблю запахи в это время)

А наутро решаю-таки отправиться на Дукку.
Там есть хребет, на котором я не была (и с которого мне очень посмотреть в разные стороны); и хотя на горе Темир-Кулак я тоже не была, стремление есть стремление)
Иду траверсом, любуюсь на камни с белыми и рыжими кристалликами на боках, сижу на перевале вдоволь - пока туда не приходит группа с Семицветного (и начинается прямо целая экскурсия! про Большой Кавказский хребет, Тебердинский заповедник, гору Лопата и прочее; давно со мной такого не случалось, в малых дозах даже весьма интересно)), а потом ухожу на тот самый хребет.
Горка, к которой он относится, удивительная! Очень красивая, самобытная, с рыжей прядью)
И с полувершинки, до которой можно добраться по хребту (дальше уже сложно), открывается чудесный обзор!
В частности, на те две вершины напротив, на которые я поднималась.
И вот сидишь себе тихо-спокойно (фотоаппарат-то, увидев в объектив ту_самую_горку, снова перестал работать))), а перед тобой раскрываются чудеса! Замечаешь, что эти горки (которых про себя всегда называл сёстрами) водят хоровод вместе с ещё двумя, расположенными чуть дальше. И так прекрасен их танец, так светел!..
А собственно, горку, на которой сейчас находишься, баюкают ещё более снежные соседи. Идиллия)


А потом я сидела на своей любимой горке, по традиции думала, наблюдала за птицами (не только орлы там хищные, окаызвается)) и училась не бояться облака. Они очень смешно наползали))
Летит облако, подгоняемое ощутимым ветром, замирает над вершинкой, начинает снижаться (а тебе оно представляется воронкой, пытающейся в себя засосать) - а ты берёшь себя в руки и не боишься (того, что оно сейчас станет дождевым, не улетит туда, куда его гонит ветер, и т.п.).
Тогда облако замирает на мгновение, и начинает движения дальше. И так не раз и не два) *Как бы хорошо понимать, почему так происходит!*
А ещё небо, по которому так даже несколько агрессивно движутся облака, очень похоже на море в шторм. И визуально, и по ощущениям) Ты вбираешь в себя ветер - и мысленно кружишься-кружишься-кружишься...)

Тогда же вдруг вспоминаешь, зачем ты. Не рассудком (это и так знаешь, но не помогает же!), чем-то другим.
Становишься большим-большим от этого осознания и пытаешься вместить в этот последний день на озере тот внезапно нащупанный смысл.
... И горы начинают говорить.
Ты даёшь им имена в соответствии с собственными ощущениями, пытаешься поймать ускользающую суть)
И столько наполненности сразу!.. Столько радости оттого, что, наконец, кажется, отдаёшь втуда.

Стоит приспуститься с вершины - и попадаешь в штиль. Это так сюрно!
Только что захлёстывали волны, а тут солнышко и тишина)
И ты, наконец, спускаешься с Дукки в том темпе, в котором хочешь.
Забредаешь на гребень, на который заходил когда-то, но не до конца, добредаешь до его хвоста - и вдруг попадаешь в долинку! Там так благостно и красиво! А главное, так ты этого не ожидаешь!))

... Дрова по пути на Семицветное сами лезут в руки) А это залог наличия ужина вечером))
Перед закатом иду прощаться со ставшими родными местами - но совсем этого не умею)
В итоге по пути в свою палатку натыкаюсь на соседей (две женщины, мужчина и мальчик).
Они чуднЫе: мужчина зачем-то постоянно изображает из себя шута, а больше они сидят на берегу-медитируют.
А тут на чай зовут)

Оказывается, шута он именно что изображает (видимо, поэтому у меня возникает такой диссонанс), а сам 2 года прожил на Байкале, сплавлялся по сибирским рекам, по образованию астроном и даже на Кавказе с телескопом)) Весьма уместным, ибо в эту самую ночь - частичное лунное затмение.
... У них костер и батончики)), с ними хорошо, в телескоп смотреть на закрытую Землёй луну так вообще отлично. Тем более что очень они внимательны к природе и показывают мне, например, седую (именно так!) от лунного света горку, по хребту которой я бродила (а сами накануне видели тройную радугу).

Однако не могу я с ними взаимодействовать совершенно.
Эта ложь (про шута), вызванная страхом (почему-то мужчина считает, что нужно ото всех прятаться и не высовываться), меня буквально разъедает.
Я теряю ложку, на следующий день не могу собрать рюкзак (в него перестают влазить вещи), а при мысли о том, чтобы поехать с ними (идеальный, казалось бы, для меня вариант; они собираются спускаться в тот же день, что и я, ночевать где-то на полпути - что определённо лучше, чем ночевать у того же Романтика, до Таулу же не факт, что дойти по такой погоде успеешь; потом дойти до Романтика, оттуда уже поехать на своей машине, опционально - подвезти меня до Таулу), мне становится дурно.
Меня словно бы пытаются украсть у себя самой.
Разумеется, не из дурных побуждений, но оборачивается-то оно злом...
*Я ведь проживаю в себе этого самого шута. Т.е., выходит, разделяю с этим человеком его ложь*.


Поэтому я принимаю непростое решение не идти с ними ни при каких обстоятельствах.
Благо, сложнее всего подобного рода решения принимать)
Во что оно выльется - тема другого поста)
А покуда - ночью в палатке зажигаю оставленную мне москвичами свечу.
Не ожидала, что это настолько волшебно!)

@темы: человеки!.., сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

14:52 

Путешествие по Кавказу. Перевал Темир-Кулак, 05.08.

Следуй за белым кроликом (с).
На следующий день я пошла в радиалку в сторону перевала Аюлю.
Последние батарейки в фотоаппарате сели накануне, когда я пыталась сфотографировать горку, на которую поднималась (что характерно: все мои батарейки, кроме, разве первых двух, садились, когда я наводила на неё объектив; причём, если у меня были с собой запасные, они тоже садились и начинали исправно работать, например, вечером или на следующий день), но я даже особо не расстроилась по этому поводу: во-первых, фотоаппарат крадёт восприятия, во-вторых, у меня столько фотографий с тропы на Аюлю, а конкретно в этот день я планировала тихо-мирно побродить по окрестностям.
Но когда я планирую тихие-мирные радиалки, разумеется, получается наоборот)))

Начиналось всё, в общем-то, как я и планировала.
Солнечное утро, бредёшь в своём темпе, останавливаешься, где хочется, изумлённо наблюдаешь любимую и вчерашнюю горки с полдороги (я почему-то думала, что их не будет видно, а они такие красивые!), слушаешь птиц. Изумляешься тому, насколько же эти места светлые! Очень благостная атмосфера царит на тропе.
Доходишь до плато перед перевалом Аюлю, вдруг поворачиваешь - и радостно бегаешь по местным холмикам.
На них очень ютно, и открывается чудесный вид (очень я люблю, когда вот так меняется ракурс; совсем по-другому начинаешь видеть знакомые места!))
А главное, осознаёшь внезапно, что ты не ограничен отдельно взятыми тропами; просто ходишь везде и радуешься))

Идилличная картина перестаёт быть идилличной, когда я решаю забраться на перевал Темир-Кулак.
(Собственно, с горы Темир-Кулак, примыкающей к одноименному перевалу, спускались люди, которые чего-то испугались, заметив меня на соседней вершине; ну а я ела себя за то, что не перешла по хребту на эту гору).
В самом подъёме ничего сложного нет.
Тропа проходит то по траве, то по курумнику, при этом не будучи особо крутой.
Но начинают собираться нешуточные тучи))
И к моменту, когда я поднимаюсь на перевал, они уже выглядят грозов и сопровождаются нехилым ветром.

Я вижу, что, скорей всего, как минимум полчаса ещё есть.
И что при очень большом желании можно успеть забраться на вершину.
Но желания такого не возникает.
Его и при отсутствии грозы не было (бывают пространства, в которые откровенно не тянет); когда же над хребтом сгущаются чёрные тучи, становится совсем не по себе: обе грозы, которые я видела из-за перевала Дукка, концентрировались над этой вершиной. Она словно бы притягивала их к себе (так же как соседняя с ней вершина и Семицветное грозы оттягивали). И не было у меня никаких оснований полагать, что в этот день что-то радикально изменится.

Чуть-чуть побыв на перевале Темир-Кулак (он тоже несколько меня пугает, но не так), я решаю поскорее спуститься :) и оказываюсь над перевалом Аюлю. Оттуда выходит группа в сторону Семицветного, а я медлю.
Уже громыхает где-то в отдалении, ветер усиливается, солнце прячется, а я, во-первых, хотела побыть какое-то время в этих краях (над Аюлю) - ради этого радиалка и затевалась, и было бы странно отступать в последний момент; а во-вторых, действительно непонятно, что делать :)
До Семицветного с этой точки 2 часа при очень хорошем раскладе. Гроза идёт в том направлении (не совсем в том, точнее, но сколько раз я видела, как небо моментально затягивается!..). По пути то открытые пространства, то высоченный курумник - и вот что?
Бежать от грозы (но у меня никогда этого не получалось, т.е., скорей всего, придётся искать укрытие по дороге + я не люблю от чего-то бежать) или пережидать в найденном заблаговременно укрытии, не имея понятия, насколько это всё затянется?

... И я решаю переждать. Нахожу какую-то уютную пещерку, из которой открывается идеальный обзор (всё как я хотела), устраиваюсь там поудобнее, любуюсь голубым небом на горизонте и манящими снежными вершинами. Ветра здесь нет, гроза за спиной - отлично!
Провожу тут, наверное, с час, изумляясь тому, что над Аюлю так ничего и не проливается (я-то надеялаль, что прольётся, остатки ветер прогонит, и я спокойно побреду в сторону Семицветного); как вдруг замечаю, что горизонт начинает сереть)))

А вот тут становится совсем не понятно.
У меня в запасе не так много времени (в 8-то уже темно); по курсу моего движения гроза (ну опять же: не совсем по курсу, но тучи коварны), и сзади тоже надвигается гроза! Небо затянуто намного более угрожающе и неприятно, нежели час назад (тогда можно было пройти по кромке туч, сейчас - только под ними; и хотя ясно, что очаг не тут, это прямо совсем не радует), ветер заливается, а я хоть и в пещерке, но над перевалом: отсюда бы уходить в преддверии второй грозы, но как же не хочется.
В общем, надо снова срочно что-то решать, а выбор не очевиден, ибо из двух зол.
... И в этот момент мне снова помогают.
Я снова слышу музыку с Семицветного (а чуть позже вижу, как над ним клочок неба начинает сиять, словно бы подсказывая: сюда! сюда!), и уже, в общем-то, принятое решение выходить начинает казаться не таким уж и сумасбродным.

Тут уже не просто по камням бегаешь легко. По снежнику (в крутой его части) летаешь как на крыльях.
Потому что впереди громыхает, сзади громыхает, а тебе бы до палатки дойти.

У плато замечаю две палатки с мужчинами, очень напоминающими внешне альпинистов.
Решаю узнать, совпадут ли наши мнения, или они посоветуют переждать.
Такого милого ответа я не ожидаю)))
"У Семицветного чего бояться? Оно в низине, да и над ним вон расходится. С перевалов надо уходить. Над перевалом сейчас громыхает".
[Так-то оно так, но до Семицветного полтора часа ходу, а сзади что-то идёт. Ну да ладно].
... Ещё милее то, что в нескольких метрах от их палатки по склону пробираются 4 тура. И мужчины бегут их фотографировать))

Меж двух гроз идти не очень приятно.
Периодически теряешь тропу (это не страшно в том плане, что знаешь, куда идти, но по тропе сквозь курумник чуть проще и быстрее), не имеешь передышек (они и особо не нужны на спуске, но хочется больше свободы)), всячески стараясь как можно дольше продержаться в пространстве между грозой 1 и грозой 2, не сильно радуешься грохоту прямо над тобой (понятно, что периферия, не очаги, но молнии всё равно сверкают).

Успеваю спуститься до грозы. Да она до Семицветного особо и не доходит (а вот до склона, по которому я спускалась, да). Другое дело, что в половину седьмого грохотание ещё слышно - т.е., реши я пережидать, пришлось бы, видимо, пережидать с ночевкой или идти под очагом второй грозы.
Всё к лучшему)

... Ночью совершаю очень спорный с моральной точки зрения поступок.
Та группа, которую я видела у Аюлю, устраивает лагерь рядом с моей палаткой.
По темноте несколько человек набиваются в палатку по соседству, кипятят чаи, играют в какую-то игру - кажется, про угадай персонажа, которого тебе написали на бумажке, и непрерывно громко смеются (я бы подобрала другое слово, но не люблю его использовать применительно к людям).
А я очень не люблю, когда так делают) Особенно в горах. Хуже только когда напиваются.
Ну т.е. хотите веселиться - веселитесь, но как-нибудь так, чтобы не мешать соседям спать.
Дохожу до этой палатки, прошу вести себя потише.
Это срабатывает, но чувствуешь себя этаким взрослым из Маленького принца.
Не знаю, что делать в таких ситуациях(
Молчать, по ощущениям, тем более не годится.

Чтобы не заканчивать на такой ноте)
Вечером в палатке фотоаппарат вдруг заработал))
Надолго его не хватило, но обнаружить такой поворот событий было радостно)

@темы: в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

17:08 

Путешествие по Кавказу. Горка за перевалом Дукка, 03.08-04.08.

Следуй за белым кроликом (с).
В тот день моей задачей было забраться на горку, расположенную за моей любимой; я назвала её впоследствии "горка-социофоб".
Но тогда мне было не до придумывания имён: я не акцентирую на этом внимания в своих постах, но, когда ты ни разу не видел на вершинах горок, на которые собираешься забираться, людей, тебе, мягко говоря, не по себе.
Потому что, как бы ни был сложен тот или иной перевал, по нему ходят, и это знание придаёт тебе уверенности (защищает тебя от навязчивых мыслей), когда же оного знания нет, ты сталкиваешься с самим собой.

Та самая горка.
На Кавказе в этом смысле проще, чем на Алтае.
Если не ходить туда, куда забираться несколько.. мягко говоря, опрометчиво, следы людей там, скорее всего будут. Наткнешься или на ненавязчивую тропку, или на обозначение вершинки - да мало ли на что.
... На эту горку я решила пойти траверсом (потому что можно было бы по хребту с моей любимой, но это забираться сначала на неё, потом терять высоту, а траверсом идёшь примерно на одном уровне). Там, в общем, был довольно приятный склон, усыпанный то травой, то рододендроном, то курумником (а вот оный был крутоват!), но самое приятное и довольно быстро обнаруженное - следы тропы!


"Кто-то думает, как я [что имеет смысл попробовать траверс]!" - столько радости от этого осознания.
Вкупе с обычной земной радостью: траверс неудобен тем, что рано или поздно ты утыкаешься в заросли рододендрона. Он, конечно, не столь неприятен, как алтайские кусты с колючками, но и не столь легко преодолим (особенно на склоне)), как кажется. Тропка же позволяет не тратить силы, показывая, где и как лучше обойти, где - пройти насквозь, и это прямо-таки прекрасно.


Вершинка оказывается выше, чем кажется, но путь к ней не так уж и крутой, как представлялось с перевала.
Идёшь, еле дышишь (почему-то не тяжело в этом смысле мне подниматься только по камням; вплоть до того, что я не помню, как забиралась на Семицветное с рюкзаком после 7-ми часового перехода [там камни-камни-камни]), а в небе начинает твориться не пойми что.
Только что изнывал от жары на пути к перевалу (это самый выматывающий на подъёме перевал из тех, с которыми я сталкивалась; потому что тропа там идёт кругами, и это очень грустно, даже если срезаешь и идёшь не по ней), а над Семицветным и вовсе наблюдал безоблачное небо, как вдруг побежали облака и задул ветер.
И хотя облака поначалу были мирно-белой окраски (правда, они на моих глазах превратились сначала в дождевые, а потом в грозовые тучи; произошло это очень быстро!), чутьё не всегда просто обмануть.


Последние метры я почти добегала (насколько я в принципе могу бежать в гору).
Стало очевидно, что собирается дождь.
И хотя собирался он территориально примерно над Романтиком, не нравилось мне это всё :)

Чисто визуально дождик, а реально почему-то гроза.
... С этой вершины открывается чудесный обзор (он тем чудеснее, что не ожидаешь его совершенно).
Но провожу я там совсем не много времени: где-то пока не тут громыхает и сверкают молнии, кажется, что время ещё есть, но надо мной зависает одиночная тучка (визуально не грозовая) и периодически осыпает меня каплями.

Я начинаю быстро спускаться.
На подъёме мне казалось, что спуск затянется (крутовато несмотря ни на что), но меня выручают овцы)))
Между этой горкой и моей любимой пасётся огромное стадо овец и коз с прибившимися к ним турами.
Огромное - это голов 200-300 (и кажется, я преуменьшаю). Я замечаю их и перестаю бояться чего бы то ни было :) Теперь я точно знаю, куда (на кого) мне идти и чуть ли не сбегаю (благо, гроза нервирует)).

На них правда очень удобно идти))
Но с перевала я спускаюсь ещё быстрее))) *Прямо даже не ожидая обнаружить в себе таких способностей)*
Там неприятная тропа, сложенная из сыпучки (на которой на спуске гарантированно скользишь) и идущая кольцами. А хочется-то оказаться как можно ниже как можно скорее (по курсу моего движения небо начинает затягивать)) а над горкой, с которой я спустилась, приятно-голубые участки)).
Бежишь напрямую, подскальзываешься, что характерно, только на тех участках, на которых напрямую - это по тропе (при спуске очень помогает функция "не думать"; глазам и голове может быть страшно, но когда перестаёшь давать им волю, становится хорошо!).


Про то, что было дальше, я уже рассказывала.
Внезапно решив и на Семицветное вернуться траверсом, я сворачиваю и попадаю под грозу.
Страшно, холодно, много осознаний.
Совершенно непонятно, как небо за считанные минуты оказалось затянуто полностью. Ни клочка надежды :)
... И вот ты сидишь, запертый на этом участке курумника, не имеющий понятия, как долго тебе ещё тут находиться (а самая большая проблема уже даже не молнии, а холод: дождевик-то ты надеть не успел, только прикрылся им), как вдруг Семицветное начинает звать. Точнее, ты слышишь его музыку (раньше ты её слышал, только находясь непосредственно там), поворачиваешь голову - и над ним расходится пелена. Над ним начинает скользить солнце!..

Не бывает чудес, говорите?)
Я в получасе ходьбы от озера, поэтому просвет добирается до меня за считанные минуты.
Недолго думая, я отправляюсь на поиски тропы, нахожу её и принимаюсь двигаться в сторону Семицветного.
Дождя почти нет (а может, и вовсе нет), но проверять, насколько долгой окажется эта передышка, мне совсем не хочется.
... Перед ручьём, отделяющим Семицветное от всего остального мира, натыкаюсь на палатку, которой здесь не стояло.
Оказывается, это мой знакомый москвич, теперь уже с семьёй.
Человек сам предварительно весь маршрут прошёл, чтобы сюрпризов не возникло, привёл жену и сына - а тут дождь с градом, и все вещи насквозь мокрые... Так бывает.


Где-то там будет ещё громыхать, но не над Семицветным.
Это место, над которым почти не бывает гроз.
Они словно бы обходят его стороной.
И чувствуешь себя невероятно надёжно)

А ещё кто-то забрал еду, которую я оставляла в пакете. Это радостно!..
Равно как вскипятить себе на горелке чая и выпить его с мёдом)
Или в ночи удивляться визуальной выпуклости созвездий.


***
Но мне очень не нравится, когда меня откуда-нибудь выгоняют.
И с одной стороны, понимаешь, что, наверное, ещё не дорос, но с другой - обидно почти до слёз.
Поэтому на следующий день я отправляюсь туда же.

Пытаюсь перенастроиться, контролировать характер своих мыслей и чувств и в итоге случайно оказываюсь на своей любимой горке (т.е. я собиралась подняться, как спускалась накануне: и не траверсом, и без штурма вершин). Т.к. в случайности я не очень верю, рассказываю горке о своих намерениях; она их не осуждает (хотя и не одобряет), но даёт мне ровно час на вершине, в который обещает меня защищать.
*Это звучит довольно странно, должно быть, но таким образом я воспринимаю то, что со мной происходит. Не знаю, что имеет место "в реальности", но у меня оно работает*.


На горку поднимаюсь не как накануне - без суеты и страха.
Правда, в какой-то момент обнаруживаю себя на скалах (со мной, очевидно, бывает)) - но в скалах страшны не скалы, как известно.
... Пытаюсь объяснить ей, зачем пришла, много рассказываю про картины Рериха, ещё больше молчу.
Что-то грозовое витает в воздухе, но, как мы и договаривались, ровно час никто и ничто меня не трогает.
Я любуюсь горами и облаками, наблюдаю за формированием гроз.

Не знаю, задержалась ли бы я на подольше, когда бы не моё обещание и не надвигающаяся гроза.
Но в этот раз никто меня не прогонял.
И я ушла, когда ушла - тихо, спокойно.
По традиции наткнувшись на стадо овец))) *Это при спуске. А при подъёме подъёме по традиции натыкаешься на орлов. Сложно перестать ими восхищаться!*
Смешные они такие :)

В горах порой очень хочется стать овцой/козой/туром и бродить себе, где вздумается :)
Я успела спуститься до грозы - а её не случилось.
Точнее, где-то она была и грозилась пролиться над Семицветным, но с Оленьего спустилась группа инструкторов (у них был зачётный поход 2-й категории сложности) и оную развеяла.
Не знаю, как им это удалось, но было, как было.

Я же воспользовалась тем, что вернулась днём, искупалась (после подъёма под палящим солнцем - бесценно!), приготовила себе ужин (ветер такое пламя раздувает, что только котлы снимать успевай))), поговорила с инструкторами (всё им моя палаткая покоя не давала, и нравилось им, что на костре готовлю) - очень много в них спокойствия и уверенности; вечером долго сидела у озера и думала.


Так оно странно в этот поход!.. Всё время застаёшь себя за изменением характера видения.
Помнишь: ещё недавно тут была непереходимая граница или - по крайней мере - проблема. Но прошло несколько дней (и хорошо, если не часов), и она стёрлась. И тебе не то чтобы легко - ты словно в другом измерении себя самого. В этом измерении горы не горы. Т.е. они горы, конечно, но это важно лишь постольку, поскольку ты любишь такой образ жизни. Как во сне про океан, который снился мне пару лет назад.
К океану там вели чуть ли не вертикальные подъёмы-спуски, а ты шёл по ним как по горизонтальной поверхности, осознавая, что всё это иллюзия. Равно как и волны, накрывающие с головой. Т.е. да, по тебе стекает вода, но по сути это всё мало чем отличается от 'выпил кружку чая'.
Как бы научиться различать?..

И ещё 14!

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, кружок по плетению мыслей, в объективе, в зеркале моих восприятий

20:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Такое странное для города чувство, когда мозг говорит: "Это невозможно!" - и ты не собираешься с ним спорить, потому что он прав. Но и не делать чего-то, просто потому что оно представляется невозможным, в твоей картине мира возмутительно. В итоге делаешь и будто бредёшь по цепочке: невозможное->возможное, невозможное->возможное, невозможное->возможное... Очень правильно (очень по-горному) ощущая себя в процессе.

Хотя собирать огромный стол и комод в одиночку и вручную - то ещё занятие))
Стол весит более 60 кг, и, конечно, эту цифру составляют в т.ч. 2 тумбочки и ящик, но столешница внушительная.
На инструкции недаром нарисованы два жизнерадостных человека, которые её на эти тумбочки устанавливают.
Но, оказывается, в одиночку тоже можно))

Не то чтобы ты стремился ставить рекорды и делать вещи, которые разумно делать вдвоём, в одиночку.
Но то некогда ждать возвращения папы с работы, то он спит - ты включаешь мышление и понимаешь, почему ножка комода постоянно отскакивает, и т.п.
*Хотя на отвертку у меня уже, кажется, развилась аллергия :)*

Много деталей, при чтении схем и переносе их на "реальную действительность" требуется немало внимания и терпения. Там что-то недозавинтил - приходится приподнимать столешницу и держать её на голове, покуда руки стараются дозакрутить уже из положения снизу вверх, здесь не обратил должного внимания на значок (потому что не понял, для чего он) - ножка комода отказывается цепляться за стенку, а вот лишние усилия затрачиваются тут, тут и тут, и это ты ещё сосредоточенно серьёзен)
Но инструкции по сборке мебели на порядок проще схем оригами))

... Люблю вот так сосредоточенно созидать много часов подряд.
С одной стороны, это выматывает, но с другой, ты ощущаешь происходящее всем собой, искренне погружаешься в него и даже почти улавливаешь, как оно всё устроено (хотя, чтобы уловить вполне, стоит что-нибудь собрать по собственным чертежам :smirk:), творя не одну только физическую реальность.

Под конец закрываю глаза на очередное за этот день "не собиралась", "не успею" и т.п. и перетаскиваю вещи и огромные, нескончаемые стопки книг в новое пространство.
Потому что никто не обязан этим заниматься, кроме меня, потому что родители считают, что ничего никуда не влезет (а вдруг у них и правда нет?), - а я рассовываю все книги по ящикам и полкам и вытираю пот.
Может быть, мне стоило потратить этот день на поиск дна для шкафа.
Или встретиться с людьми, которые хотели меня видеть.
Но то, что выкристаллизовалось в итоге за час до моего отъезда в Питер, мне нравится.
Я думаю, оно не то чтобы подарило надежду - но ситуация со шкафом перестала зиять гнойной раной не только в моей голове.
И это радостно-радостно.

... А в Питер здорово возвращаться.
Всякий раз не могу этого не отмечать, когда поезд мчится уже по Ленобласти.
Я люблю Москву, но, как писала уже когда-то в связи с Архызом, она для меня из тех мест, которые любишь, потому что этого хочешь. Сначала усилие, потом любовь.
Питер же любишь безусловно. Хочешь ты того или нет. И скучать по нему всякий раз начинаешь за несколько дней до отъезда. Из Питера))

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза

00:10 

Следуй за белым кроликом (с).
Иногда мне очень хочется забыть о том, что я не пью.
Просто опустить уже руки и очутиться в этаком блаженном неведении.
Но нельзя.

Собирали мы тут с папой шкаф.
Нормально, в общем-то, собирали, но и не без греха.
Папе всё не нравились мои походные вещи (а когда папе что-то не нравится, это "весело" ), а мне не нравилось то, как он об этом говорит, поэтому они оставались лежать там, где лежали, но пришла мама и то ли повышенных тонов испугалась, то ли что, но начала их перекладывать на этажерку.
В итоге получилось так, что этажерка упала на дно нижней части шкафа (шкаф двухчастный) - и хорошо, что не на кого-то, ну и, собственно, дна у шкафа больше нет.

Всё это очень непросто, честно говоря.
Потому что ты испытываешь определённый спектр эмоций, но вынужден оставаться в сознании, не давая делать окружающим отчаянные и заведомо ни к чему доброму не ведущие штуки, подсказывая, что можно предпринять в подобной ситуации, почти не срываясь.
*А хочется как минимум разрыдаться*.

Каким-то чудом мне удаётся повернуть ситуацию в мирное русло.
Под шумок дособрать верхнюю половину, убедить в том, что всё решаемо и даже не слишком сложно, придумать, собственно, каким образом решаемо, но господи, до чего же это всё больно. До чего же это всё бурно клокочет внутри. До чего страшно, когда у других болит, а ты ничем не можешь помочь (но кажется, только приносишь дополнительную боль одним своим молчаливым присутствием), хотя можешь.
C'est la vie.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

18:43 

Путешествие по Кавказу. Перевал Дукка, 01.08-02.08.

Следуй за белым кроликом (с).
Утро выдалось таким, каким в моем понимании хорошо бы быть идеальным горным утрам)
Когда никуда не спешишь, вволю сидишь над освещённым солнцем озером на камне, думаешь про хороших людей.
Очень правильные чувства рождаются в это время. Внутри появляется что-то хрупкое и одновременно твердое.

Семицветное.
Вчерашние знакомые в восторге от этих мест, фотографируют, медитируют, бродят и занимают моих новых соседей их Москвы))
3 палатки, 6 мужчин (очень, очень похожие на героев "О чём говорят мужчины" и угощающие кофе с молоком!), которые, раскрыв рот, смотрят, на то, как туляки и москвичи плавают по Семицветному (вода в нем +4).
Некоторые даже решаются присоединиться.

Семицветное же.
Перед выходом захожу попрощаться с этой группой.
А они не пускают :), фотографируют, расспрашивают и снабжают двумя огромными пакетами с едой.
И это бесценно, если честно, потому что, благодаря этому их подарку, я перестаю нуждаться в чем бы то ни было.
У меня теперь есть не еда и не перекусы, но то, что можно обозначить как "к чаю".
Один сладкий хлебец на завтрак, одна ложка меда на ужин - и жизнь резко становится прекрасной. Правда-правда!

Но эти люди, которые не боятся ничего, опасаются медведей.
Они видели одного у Софийских, очень за меня переживают и скидывают мне также потому отпугиватель.
Я не пользуюсь такими штуками ни при каких обстоятельствах, более того, в этот поход мне ещё не доводилось задумываться о том, что я боюсь встретиться тут где-нибудь с хищниками (алтайский опыт ибо) - вот благодаря новым знакомым пришлось))
Прекрасное чувство, когда поднимаешься на перевал Дукка (на который никто не поднимался, кроме домашних животных) и прямо... боишься встречи с медведем.
Даже по одному гребню не доходишь до конца, потому что, если бы тут был медведь, он непременно выбрал бы ту пещерку)
(Анекдот в том, что, когда несколько дней спустя я гуляла по хребту этой горки, именно этот гребень сверху я окрестила медвежьим (визуально очень похож)).
Прекрасно, в общем))
Пришлось прорабатывать свои-не свои страхи на подъёме, и к перевалу встречи с медведем я уже не боялась.

И снова Семицветное, если приглядеться))
Вообще задумывалось, что это будет разведывательная радиалка, что до перевала и обратно, и поначалу всё так и шло (там ведь совершенно другие картины открываются. очень интересные!). Но как-то так всё время случается в моей жизни, что, если я вижу горку, на вершину которой можно забраться, и у меня, в целом, есть время, почти гарантированно на этой самой вершине я оказываюсь :))
Так и тут - брела себе с холмика на холмик, отбивалась от слепней - и очутилась на вершине невысокой, но с тех пор любимой горы (хорошо на перевале, но действительно на месте ощущаешь себя там; там ты не чужой, а на перевале зритель).
"Гора-мысль" - окрестила я её позже, потому что чего только мы с ней ни передумали!..
И вовсе не потому, что я хотела о чем-нибудь поразмышлять.

Гора-мысль.
Да, и ещё.
По пути на перевал Дукка встречаешь огромное количество орлов!
Они парят кругом так величественно и гордо, перекликаются друг с другом.
Так бы и наблюдал)
А по пути с оного штурмуешь заросли рододендрона: а нечего концентрацию терять (тогда, глядишь, и тропы терять не будешь)).

За перевалом.
На следующий день я опять никуда не иду (у меня график, коли уж наедине с собой добровольно оставаться я не желаю))
Но раз уж оно так, решаюсь решиться поплавать в озере.
Не то чтобы мне не приходила эта мысль в голову раньше, но я пыталась зайти в воду там, где мелко, и ноги начинало немилосердно сводить :)
Теперь же я нашла камушек, из-за которого удобно начинать плыть, и рискнула.
Три гребка в одну сторону, три в другую.

В первый раз не чувствуешь ничего (чувствуешь холод, когда заходишь и выходишь, ну и всё), во второй словно изнутри обдаёт холодом, в третий всё отлично поначалу (видимо, потому что ныряешь с головой), а потом тело долго не может понять, холодно ему или тепло. Этакая морозная свежесть :)
Но всё-таки каждый раз заходишь со страхом. А нужно бы осознанно.


Мне снова оставляют еду :), и я занимаюсь тем, что отсекаю лишнее.
Это когда смотришь на продукт и строго спрашиваешь себя, нужен ли он тебе (и если да, то зачем и когда), про тебя ли он.
В итоге достаю пакет, складываю в него разное, пришиваю бумажку про "берите, если нужно" и выношу на видное место - в надежде, что заберут.
Дышать становится на порядок легче!

А ещё в этот день я впервые за поход жарю)
Люблю это занятие, а тут отличный повод: москвичи оставили соевое мясо, какие-то крутые индийские специи, льняное (судя по вкусу, но, может, и нет) масло и свежую (!) луковицу.
При всей моей нелюбви к соевому мясу, получается (по походным меркам) отлично!

Убираюсь, слушаю птиц, читаю, думаю, любуюсь укрытыми моренами горами при свете луны (она очень яркая в эти дни, словно факел!) и звезд (совсем другие цвета получаются!).
Последний день без гроз как-никак)
Рододендрон цветёт.

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

00:53 

Путешествие по Кавказу. В сторону Аюлю, 31.07.

Следуй за белым кроликом (с).
Что бы я ни говорила, тяжело никуда далеко не ходить три дня подряд, поэтому на четвертый день радостно (не вполне то слово, потому что к радости в таких случаях примешиваются опасения) устремляешься к намеченной горке.
Путь до Аюлю уже довольно хорошо знаком, поэтому помимо привычного сбора мусора я занимаюсь расстановкой туров на тропе.
Они составляют аж три тропы там, где лучше бы показывали одну, и их совершенно не видно на спуске, там, где немаловажно не пропустить поворот.
Добавляю несколько :)
Когда делаешь что-то, подъём проходит почти незаметно :)
И вот выбираешься к верхнему озеру, сидишь-улыбаешься колокольчикам, как вдруг замечаешь мужчину с рюкзаком.
Москвич, проходящий маршрут самостоятельно, прежде чем вести сюда свою семью.
Мы ещё с ним встретимся, а пока он слишком откровенно не хочет разговаривать его присутствие мотивирует меня на уверенное прохождение снежника.
Ещё не хватало, чтобы он почуял мой страх :)
Горка, на которую я направляюсь, расположена сразу за перевалом Аюлю и представляет собой сложенные из курумника ступени. По ним очень удобно идти до предвершинья, потом же нужно лезть по тропе (радостно вдруг её обнаружить, хотя, честно говоря, по ней перемещаться сложнее, чем не по ней)).
Жутковатое занятие местами, прежде всего, потому что ты один, а кругом камни, камни, камни.
... Непоколебимости мне придают ребята, забирающиеся на соседнюю вершину. Я почему-то не сомневаюсь в том, что прежде они были на этой, потом прошли по гребню, а теперь направляются туда. Но нет))) Они, видимо, с перевала, и так они пугаются, когда замечают меня на вершине соседней горы)) Не знаю, кстати, почему.
"Настя, я не хочу тебя там видеть", - говорю я себе пару раз; на подступах к хребту и собственно на хребте, когда принимаю решение добраться по нему до высшей точки.
"А я-то как не хочу себя там видеть!" - отвечаю себе же и радостно продолжаю движение.
Самые мои интересные и важные путешествия начинаются с этих мыслей.
Ибо да, тебе страшно, некомфортно, неуютно (и вообще: где это видано - лезть туда?..).
Но ты идёшь, потому что как же иначе?
Иначе страхи так и останутся страхами, а мир будет иметь для тебя непереходимые границы.
Движение несовместимо с зоной комфорта.
Вот и тут.
Решаешься прогуляться до вершины и ни секунды не жалеешь об этом.
Во-первых, потому что переживание вершины - особое, ни с чем не сравнимое переживание.
Во-вторых, оттуда невероятный обзор!
А в-третьих, потому что нивелируются все твои опасения.
Спускаться, например, потом совсем не страшно, но не потому что это спуск - потому что ощущать себя в таких пространствах начинаешь по-иному.
*Ты, правда, потом не сразу готов поверить в то, что добрался же до самого верха. (Нужно же пообвинять себя в том, что не смог, что посчитал нецелесообразным идти по хребту до вершины, на которой была группа, прежде всего, с физической точки зрения). Но это уже совсем другая история)*
Собственно, спускаясь с этой горки, я наблюдала картину падения человека со снежника.
Мне было очень светло и радостно, несмотря на чувство вины, а тут... так вот.
Но я верила этим местам (собственно, предвершинье этой горки - едва ли не самое моё любимое место на Кавказе; очень там хорошо себя ощущаешь).
И, наверное, даже не очень удивилась, когда узнала, что всё обошлось благополучно)
На курумнике я догнала эту группу.
Она оказалась сборной из двух: 5 человек из Тульской области и четверо москвичей.
Поначалу я просто разговаривала с фотографом (он отставал, его-то я и догнала)), потом - с руководителем, который вдруг подарил мне чабрец.
Было так странно)
- А тут куда лучше идти? Тут туры повсюду расставлены, - спрашивает он у меня.
- Да тут неважно, тут просто вниз, до того камня.
- Хочется-то чтобы менее замороченно.
- Да понятно... Но конкретно в данном месте менее замороченно можно только по волшебству.
Как по волшебству мы находим тот самый наименее замороченный путь.
- Теперь вниз, наверное. Вон там турик стоит, - говорит московская часть группы.
- Ой нет, тут как раз принципиально повернуть и обойти снежник поверху, - делюсь с руководителем-туляком.
- У нас проводник есть. Идём, куда он скажет, - обрезает мой собеседник все возможные споры.
Приходится вести :) По турикам, которые сама же утром и расставляла))
А потом показывать место, в котором разумно поставить палатки.
И говорить, всё говорить о чём-то с хорошими людьми)
Отличное завершение 10-ти часовой радиалки))

@темы: человеки!.., сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

14:51 

Путешествие по Кавказу. Семицветное, 28.07-30.07.

Следуй за белым кроликом (с).
Трудно мотивировать себя весь день никуда (особенно далеко, а лучше и в принципе) не ходить, но в моём случае такие дни-"передышки" едва ли не важнее собственно походных.
В такие дни сознание не знает, куда себя деть, и ему волей-неволей приходится расставлять по полочкам полученный опыт.
И что-то начинает сдвигаться не только в голове, и прежде закрытые двери оказываются распахнутыми.


... Но поначалу не хочешь этого понимать (ясный, солнечный день, а ты заперт на крошечном полуостровке), поэтому радостно сжигаешь собственные ноги.
Это дети так поступают :)
Заперли меня? Ок. Тогда весь день прохожу под солнцем в шортах!
*А солнце в этих краях коварно тем, что сжигает оно моментально, но про "результат" узнаешь много позже. Знай ты о нем заранее - поступал бы благоразумнее*.
Ну да как бы ни было.

В остальном - чудесно найти ключ :facepalm:, постирать вещи, немного помыть себя (в этот день я спонтанно мою голову; у меня от ужина остаётся немного горячей воды в котелке, и я, смешивая её с родниковой в какой-то грустной пропорции - на самом-то деле, воды той на донышке, - выливаю на себя не вполне ледяную массу; но как же прекрасно ощущение чистоты!..), спокойно приготовить на костре завтра и ужин (ветер в этих краях чудесно поддерживает пламя, а на сбор дров - всякий раз удивлялась этому на Семицветном как в первый - уходит 5-7 минут, и, однако же, товарищей по готовке на костре я не наблюдала), обнаружить, что всерьёз болят руки после сеанса скалолазания накануне ("значит, не показалось, значит и правда лазал", - про всё это).
А люди приходят и уходят, что по-своему забавно.
А ты вечером отправляешься на противоположный берег. Там тишина, красота, мощь. И уютно-уютно спят огромные глыбы.


Уже по темноте приходит семья: мама, папа и две девочки. Встают рядом.
И ты так благодарен им за это!
Ибо ровно в эту ночь над Семицветным пройдёт гроза.
И ничем никто никому не поможет, но так радостно осознавать, что ты не единственный человек во всей округе.

К утру гроза проходит, оставляя после себя дождь и ветер, но мне отступать некуда - нужно добраться до погранцов и сообщить им, что решила задержаться (вряд ли они следят за всеми этими сроками, но). Очень не хочется спускаться (а потом подниматься обратно), особенно по такой погоде (крайне бессмысленное действие в моих глазах), но вздохнув и в один из просветов собрав себя в кучу, выступаешь в поход. Твердо и уже не сомневаясь.
По пути встречаю светлую молодежь, стремящуюся попасть на Аюлю, наконец, пристраивая баллон тем, кому он, вроде, действительно нужен, - а мне за это дают две конфеты! Одна из которых - подсолнечная халва! (И если и бывают в жизни праздники, то они ощущаются примерно так))
А затем семью из Пятигорска. Мама, папа, два сына, идут в радиалку на Семицветное.
Рассказываю им, что бегу к погранцам; а они предлагают мне написать записку и передать с ними, фотографируют меня даже для верности. И это такое чудо!.. Я о таком даже и не мечтала!!


Невероятные люди какие-то.
Идём с ними на Семицветное, разговариваем, попадаем под ливень, и их папа находит пещерку в камнях, в которую мы все умещаемся.
... Уже потом, попав под грозу на склоне в одиночку, я вспомню именно этот день и спрячусь под камень.
Эти люди (с фамилией Красногорские)) предлагали мне помощь в Пятигорске, ежели что.
Приехав в Пятигорск, я не стала просить их о ней, но мысленно благодарила за то, что помощь была оказана там, где была нужна.

Впускаю младшего в свою палатку переодеться.
Сама предлагаю такой вариант - и очень удивляюсь, когда его принимают.
Ты что-то предлагаешь, а оно вдруг не растворяется в пустоте.
И это прямо-таки почти до слёз.

Дожди так и не прекращаются до вечера. Ночью становится очень холодно, но в какой-то момент я просыпаюсь оттого, что тепло.
Выглядываю из палатки - а мы, наконец, под облаком))


***
Наутро холодно выползать из палатки: такой ветрище стоит!
Локки (потому что видишь его, говоришь с ним - и, ну, сомнений не возникает в номинации) с семьёй уходят: младшая девочка заболела.
И это грустно, особенно по такой погоде, но что поделаешь.

Часов в 11 мимо меня проходят радиальщики, держащие курс на Аюлю.
Два парня, делающие фотографии для рекламы своих будущих туров.
Разговариваем с ними немного, они предлагают мне просыпаться и отправляться куда-нибудь.
Вроде, безобидное такое предложение, вроде, понятны мне все эти аргументы про 'ветреная погода не повод никуда не ходить' - но моё внутреннее возмущение становится той новой точкой отсчёта, вокруг которой я принимаюсь себя собирать.
Потому что да, всё так; но почему мне становится стыдно от их слов, почему я настолько не уважаю собственный выбор?..
(А он есть; мне нужна безоблачная погода и свежие силы, дабы попасть туда, куда я хочу, наличие обеих составляющих принципиально; да, в сущности, и это неважно; мне предлагают годный сценарий, но он чужой; мой, может, и посредственный - но всё-таки он имеет право на существование, ведт он про Я, чудой про не_Я).
... И тогда я начинаю вычленять собственные 'хочу' (они зачастую имеют весьма опосредованное отношение к сфере эмоций; важна именно осознанность хотения) из потока.
И пусть у меня пока получается плохо - это какой-то иной разрез бытия.

Семицветное.
В этот день я подлечиваю обгоревшие колени (обычно мне плевать на то, что происходит с моим телом, но в этот день кажется важным уделить и ему внимание, потому что и оно его хочет; поэтому, совершенно не зная, что делать в этой ситуации, я что-то делаю руками - и становится прямо в разы лучше; удивительно!..), чиню спальник (на нем были непорядки с молнией, но опять же меня осеняет - и спальник, которому уже 20 лет или больше, становится почти как новенький), что-то зашиваю, что-то отмываю. Обнаруживаю, что каминные спички творят чудеса (ветрище задувает обычные в два счета, а эти отлично себя проявляют)).
А ещё... начинаю слышать музыку (ну т.е. начинаю ещё накануне, наверное, когда принимаюсь ночью играть в свою любимую игру про 'вслушайся в [водопад]', но она становится яснее и яснее). Ненавязчивые, но перманентные "ре-ми-ре-си".
В этот день записываю в блокноте, что так, верно, звучит, тишина.
Но не тишина это) И не озеро. А что - очень большой вопрос.


... Очень красивая панорама открывается с гребня горки напротив.
Но если вечером (к вечеру прямо-таки распогодилось!!) пройти вдоль озера на противоположный его конец, встретишься не только с красотой - с чудесами!
Там очень много цветов, долинок с камнями, озеро прекрасное внизу, но главное, там можно наблюдать за тем, как рождаются облака!
Прямо у тебя над головой, тихо, ненавязчиво.
Нарезают круги по и против часовой стрелки, образуют вертикальные и горизонтальные воронки, смешиваются в угоду новых форм, попросту растворяются..)
*И всё это в золотой час и на закате!*
Если бы что-то понимать в перемещениях воздушных потоков, столько бы, кажется, понял и узнал!..

Люди, которых я случайно за собой привела (в горах много любопытства; если кто-то куда-то пошел, наверняка там что-то стоящее внимание)), не видят этого всего и быстро возвращаются обратно на озеро. А я сижу и понимаю, что такие мгновения ценнее дня, проведённого в незапланированной радиалке под аккомпанемент ветров.
Там ты активен больше с физической стороны, а здесь столько новых осознаний!.. Волшебство!)

@темы: тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, человеки!.., в зеркале моих восприятий

02:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Всё чаще мне в жизни приходится выбирать из двух (трёх, четырёх) зол.
Когда плохо и так, и так; когда, что бы ты ни выбрал, в кратковременной перспективе фактически гарантирован ад.
Когда не выбирал бы ничего, господи, - но в отсутствии выбора заключается зло (которое хуже любого ада).

... И можно, действительно можно выбрать неправильно.
Но стоит понимать: в самом факте сделанного неправильно выбора не содержится никакого приговора.
Выбрать неправильно - нормально. Понять, что ошибся, и выбрать снова, но уже правильно - тоже.
А вот идти на поводу у собственных страхов и не выбирать - чудовищно.
Пусть в кратковременной перспективе это, как правило, и самый радужный (приятный, комфортный) вариант.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

11:17 

Путешествие по Кавказу. 27.07, горки у Аюлю.

Следуй за белым кроликом (с).
На следующий день я, конечно, собиралась на Аюлю; даже палочку себе выпилила из корня, заготовленного добрыми людьми в качестве дров (когда кругом один рододендрон, сделать себе посох - почти проблема).
Но группа, угощавшая меня чаем в первый, оставила мне рано-рано утром нерезьбовой газовый баллон, и мне нужно было его куда-то пристроить (под мою плитку подходят только резьбовые). И вот, проходя мимо 4-х ребят, подсказавших мне дорогу накануне, я спросила, не нужен ли он им. Оказалось, что им тоже такие не подходят, зато они пригласили меня на чай)) *Не покормил меня в этом походе только ленивый))*


Они славные. Катались на пенках по снежникам, забрались на перевал Олений ("еле забрались, еле слезли, а оказалось, что там пройти никуда дальше нельзя! зато какая там долина! самая красивая!" ), угощали меня всякими сладостями (что очень актуально, потому что я в этом году даже сахар не взяла: тяжёлый). Двое с Алтайского края, двое с Питера.
На чае и разговорах подниматься намного легче, чем на холодной воде. Я и полезла.

На полпути меня догнали два велосипедиста: разведывали маршрут.
Там как раз начинался затяжной курумник, поэтому догнали, но не обогнали :)
Но чтобы люди утром выехали из Архыза с намерением сделать круг по выскокогорью и к вечеру вернуться в Краснодар... это правда сильно)


Снежник я с грехом пополам перешла))
Но делала это настолько осторожно и медленно, что велосипедисты испугались и всерьёз советовали мне обойти сверху по камням (что в переводе на русский означало пролезть по снегу вверх; сейчас я не очень понимаю, в чём была моя проблема с самого начала [зачем нужно было так медленно идти], но тогда перспектива лезть два метра по насту вверх не нравилась мне больше, чем 20 вбок).


На Аюлю мы разошлись: велосипедисты отправились вниз, а я вверх.
Историю про свои скальные приключения я уже рассказывала, потому добавлю кое-что про горку напротив, на предвершинье которой после всех этих приключений забралась.

... Добредаешь до какого-то камня, садишься и всем собой чувствуешь, что ты наконец-то на своем месте.
Когда ты там, ты видишь по-другому, чувствуешь по-другому, мыслишь-по-другому, всё обретает словно бы новый смысл.
Ты готов провести тут парочку вечностей (помимо всего прочего, там очень красиво) - но и возвращаться когда-то надо.
Облезаешь снежник высоко-высоко по камням (суммы затраченных усилий оно определённо не стоит)), случайно спускаешься верхней тропой (день скалолазания прямо-таки), приходишь на Семицветное, а там никого. Только твоя палатка. Ну и ладно :)

И ещё 16!

@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

00:34 

Следуй за белым кроликом (с).
Снилось мне в первую ночь на Семицветном, что дорогой друг вдруг предложил мне поехать в Донецк. К нам стали присоединяться другие люди, но в итоге я опоздала на поезд и просто прошла в Донецк (как через занавес) как в другое пространство. Оказалась аккурат в районе, в котором жили бабушка с дедушкой. А там - жесть. Вроде, и не стреляют, но очень много разрушенных домов, бездомных кошек-собак. По улицам ходят бандиты. Какие-то из них поймали меня, когда я уже подходила к нашему дому (он уцелел), и утащили в подвал. Очень грустная картина. Набраться уже смелости и съездить.


***
Ну а к теме войны - тема смерти.
Два с половиной дня на Ледниковой ферме я простояла с альпинистом Виктором (лет 60-ти). Изначально он пришёл помогать ставить мне палатку :) и под предлогом того, что 1-й день самый трудный, уговорил приготовить ужин из его продуктов.
Я даже переодеться еле успела тогда, настолько это всё было внезапно и стремительно.
Мы тогда сварили отличный молочный суп и какао; в следующие дни тоже питались вместе.
Особенно мне запомнился салат из свежих (!) овощей и масла с частной маслобойни (оно совсем не похоже на то, что я обычно покупаю в магазинах).
Очень вкусно вышло))

Этот альпинист не слышал вводных слов (ему нужны были чёткие ответы на поставленные вопросы; отличное лекарство от стеснения, кстати)), его интересовало сугубо моё мнение; мы помногу разговаривали. Двумя основными темами наших разговоров были литература (филологи столько не читают и не запоминают, сколько он) и альпинизм. Последний в основном в аспекте человеческой гибели.
... Виктор перестал заниматься альпинизмом, потому что ему надоело узнавать про смерти своих наставников и товарищей.
Счёт шёл на сотни - а он помнит всех по именам-фамилиям и не только.
У тех унесло палатку, и они замёрзли; у того перетёрло камнем верёвку в связке, он повис на скалах, провисел, сколько мог; кто-то сорвался, кого-то (многих) убило молнией, кого-то погребла под собой лавина.
Особенно часто упоминалась гора Ушба: очень, очень много жизней она забрала.

И вот ты сидишь рядом с человеком, для которого жизнь смешалась со смертью, и не знаешь, о чём говорить.
Они уходят и не возвращаются, а он остаётся.
И, видно, тогда мир его начинает обрастать книгами.
И вот мы сидим при свете костра - а кругом толпятся Бальзак и Стендаль, Волошин и Гумилёв, Диккенс, Моэм, Бунин, Толстой.
Они тут не иллюстрация; рассказ Виктора про автора ли, про его произведения ли настолько живой, что почти до слёз.
А ещё он цитирует наизусть, и это совершенно прекрасно.

Ночью перед моим уходом Виктор идёт показывать мне звёзды (по образованию он физик-астроном).
Утром мы прощаемся быстро и неумело: каждый знает, что для другого происходившее было чем-то очень важным, но что он ни за что в этом не признается, дабы не связывать, с одной стороны, и не предавать самого себя (не выказывать собственную слабость), с другой.
... Но к смерти, к смерти привыкнуть невозможно.

@темы: в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, сонная лощина, человеки!..

12:35 

Путешествие по Кавказу. 26.07, дорога к Аюлю.

Следуй за белым кроликом (с).
На следующий день у меня болела спина (и вообще всё, по ощущениям)), и я не планировала никуда далеко ходить - просто побродить по окрестностям. Но разве же это возможно, разве же усидишь))
Тропа на Аюлю начинается от Семицветного озера. Три часа почти непрерывного подъёма сначала по травянистым склонам мимо других озёр и снежников, потом по валунам и курумнику. Невероятной красоты луга, усыпанные цветами, всё больше и больше приоткрывающиеся панорамы гор.

Семицветное облачным вечером.
Я собиралась просто бродить по окрестностям, поэтому забиралась на каждый холмик (Семицветное, в частности, совершенно прекрасное озеро, на него здорово смотреть отовсюду; с одной стороны, оно отражает небо и окружающий ландшафт (и, соответственно оным, меняет цвет в течение дня), с другой стороны, есть в нем что-то помимо), слушала птиц, следила за тропой - ну и благополучно потеряла оную на камнях.
В этом нет ничего страшного, ты просто ползёшь по каким-то огромным глыбам и мечтаешь встретить хоть один турик, как вдруг замечаешь людей.
Отправляешься в направлении оных и натыкаешься на 4-х других отдыхающих на камушке.


*Часто поражаюсь тому, насколько же вовремя (не раньше, не позже) в горах встречаешь человека. Не раньше, чем начинаешь впадать в отчаяние от собственной глупости (ну вот как можно потерять тропу))*
Они частью с Алтая, идут на Семицветное и помогают мне обнаружить тропу.
Она как раз уходит в курумник.

Среди камней мне всегда морально не просто.
Они словно бы отсекают живое, замораживают его.
Но в то же время подъёмы-спуски по камням в горах - мой любимый жанр.
Ты не устаёшь почти совершенно, словно эти глыбы забирают не только жизнь, но и усталость)
... Я не дохожу до Аюлю.
Перед самым перевалом нужно преодолеть длинный крутоватый снежник.
Палок у меня на тот момент нет, а без оных на середине становится слишком скользко: там снег превращается в наст, и, чтобы удержаться и не улететь в озеро, нужно каждым шагом его пробивать.
А тут ещё и время к вечеру.
Грустно, конечно.
Тем более что вредная группа, которую я догнала, прошла.
(Шутить можно по-разному. Но выпады в духе: "Вы заблудились? Хотите с нами пойти? Только понесёте самое тяжёлое!" - очень меня в горах раздражают. Почти на физическом уровне).

Тот самый снежник)
Идёшь, слёзы капают из глаз (очень тяжело переживаются собственные "не могу"; словно предательство самой себя; словно ты обманываешь кого-то в угоду собственным страхам), тучки тут же принимаются собираться (меня это всегда умиляет; возвращаешься в адекватное состояние - расходятся же ж)), как вдруг натыкаешься на стадо туров. Они беззаботно пасутся на лужайке и почему-то совсем тебя не видят. Но вот охрана замечает чужака, бьёт тревогу (словно такой громкий свист) - туры срываются с места и ускакивают далеко-далеко. Милые такие)


А там уж и до Семицветного недалеко (и всё по цветущим лугам!).
Это озеро прекрасно тем, что на него хочется возвращаться.
Пока не буду объяснять, почему так происходит, но это невероятно здорово, что уж)


И ещё 13!

@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится

10:32 

Осторожнее.

Следуй за белым кроликом (с).
Чаще всего на Кавказе в мой адрес говорили: "смелая".
Мне не хотелось ни спорить с людьми, ни выяснять, что же они имеют в виду, но это, пожалуй, тот самый пункт, который способен довести меня до отчаяния.
Дело не в том, что я сама себя таковой не считаю (и не в том, что мне стыдно за то, что я трус).
Дело в том, что мне очень сложно продолжать что бы то ни было делать, после того как я начинаю вдумываться в это во всё.

... Ведь ничего не меняется.
Что бы ты ни вытворял, как бы над собой ни работал, всё остаётся тем, чем было.
Да, есть некая шкала твоей собственной относительности.
"Я относительно себя годовой давности", - и поехали дальше.
Но беда в том, что всё оно не имеет ровным счётом никакого значения.
Это как с историей: если мы максимально приближаем к себе некое историческое событие, то волей-неволей обращаем внимание на ряд граней. Но стоит нам - хотя бы чуть-чуть - его от мысленного взора отдалить, как все проступавшие и казавшиеся немаловажными грани стираются. И становится понятно, что дело-то вообще не в них.

Ну, или с другого угла: нельзя стать хорошим человеком.
Чем лучше ты становишься, тем хуже ты становишься.
А в сущности, не становишься вовсе.
И так есть, знаешь ты об этом или нет.

Единственное, что я могу противопоставить всему этому аду, - переходящую в знание веру.
Но чем дольше я живу, тем больше сомневаюсь в своей способности верить, быть верной, любить.
Каждый день оно рассыпается у меня на глазах, и я давно уже не нахожу сил собрать его обратно.
Всё, что я в состоянии делать, - следить за тем, чтобы оно не исчезло вовсе.
Выходит, я просто махровый эгоист, думающий только о своём благополучии?..

Помню, в день рождения я вернулась из 10-ти часовой радиалки и позволила себе одну слабость.
Дело в том, что газ я экономила, а разводить костер после заката солнца считала занятием неблагодарным (особенно если учесть, что жила я выше зоны леса), поэтому предпочитала после длительных радиалок не ужинать (в конце концов, завтрак и перекус - это не так уж и мало).
А тут... захотелось мне вермишели очень (ну, в качестве исключения).
И я не просто себе вермишель на горелке сварила - чай заодно вскипятила (кажется, можно на пальцах сосчитать, сколько раз за этот поход я пила свой собственный чай)! И это было так радостно, с одной стороны.
Но с другой, мне всякий раз болезненно непонятно, что же мы празднуем.
Устраиваем день имени себя - того самого, что увяз во тьме.
Это нормально?..

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

18:29 

Путешествие по Кавказу. Ставрополь-Романтик-Семицветное.

Следуй за белым кроликом (с).
Автобус в Ставрополь был ночной, но шел часа 4, поэтому я честно дремала на автовокзале.
Интересное место автовокзал!
Он словно цельный организм, в котором ничего не происходит случайно и просто так.
*Часу на 4-м это становится настолько наглядно, что даже страшновато))*

В Ставрополе ничего не напоминает про горы.
Но стоит выехать из него, как начинается серпантин и уютные горные поселки. И так сразу здорово!


Вообще я собиралась выходить в Архызе, но во мне оказалось слишком много малодушия для этого.
Тут ведь как.
Есть места, в которые приезжаешь - и с первой секунды нет вопросов.
(Это даже не про нравится / не нравится, это про "я полюбила, прежде чем решила полюбить" ).
А есть все прочие.
Их зачастую любишь сильнее, но всё-таки прежде от тебя требуется некое усилие.

Архыз оказался из вторых.
И дождь там начинался.
И водитель почему-то был уверен в том, что я до конца.
Вот я и поехала.


... Мы остановились у мегасовременного комплекса.
Там многозвездочные отели и рестораны.
И горнолыжный подъёмник неподалеку.
Милые девушки рассказали, что единственная известная им поблизости турбаза находится на другом берегу реки. Я накинула рюкзак и поспешила к ней.

А там не то чтобы турбаза))
Там, скорее, детский лагерь.
И вот ты приходишь такой наглый к тамошним взрослым, спрашиваешь, где тут можно палатку поставить.
- Где?
- Ну вон там, например.
- Можешь поставить рядом с теми досками, - выносят мне вердикт. - А ты как готовишь?
- На костре.
- У нас на костре нельзя: палатки могут загореться.
- Гкхм.
- Но мы к тебе постучим, когда у нас ужин будет. Отдыхай.


Взрослые сообщили мне, что на Семицветное меня ни за что не пустят, что мне нужно продумать маршрут и отметиться в мчс.
На вопрос о том, почему меня не пустят, они давали такие диковинные ответы, что я решила прогуляться в ту сторону.
Был теплый солнечный вечер, по дороге сновали машины, лошади и коровы, шумел Архыз.
Когда через час с небольшим я увидела будочку погранцов, я хотела было повернуть обратно (меняво многом ими и стращали), но природная наглость взяла верх.
- Скажите, а на Семицветное можно пройти?
- Да, паспорт есть?
- Есть. А с палаткой?
- А почему нет? Вон же стоят.
- Отлично, спасибо.
*Никогда не понимала, почему люди настолько активно пытаются убедить в том, чего точно не знают. Вроде бы, так и скажи: не уверен. Но нет же ж))*

Меня очень вкусно накормили, но если вы представляете себе, что такое детский лагерь (с огромным музыкальным центром и дискотеками), вы едва ли согласитесь ночевать на Старом Романтике (пусть и бесплатно, и вот даже кормят).
Руководительница оного считала, что мне нечего делать в горах (слишком я скромная для них).
Когда я вышла сказать ей "до свидания", она спросила, отметилась ли я в мчс.
- Нет. Я никогда так не делаю.
- Ты поступаешь неправильно! - заявила она мне.
Меня сложно вывести из себя. Но тут я не сдержалась:
- Да почему??
Она не ответила.


*Они очень славные там. Вот даже ночевать пустили, маршрут предлагали помочь составить и т.п. Но тебя словно пропускают через инкубатор. Есть действия правильные, а есть - нет. Неважно, кто это придумал. Но ты должен поступать так, так и так. Не приемлю од собственным страхам*.
Я не пришла завтракать, потому что на тот момент мне было неудобно брать еду у других людей (чувство вины - наше всё)).
Но когда я уходила, мне дали бутерброд, три кусочка сыра и напоили чаем (дали бы и кашу, но уже выбросили).
Никогда не думала, что на этом можно пройти с рюкзаком 7 часов, но, оказывается, да))

Погода в тот день была смутно понятной.
Туда-сюда бродили тучи, где-то гремело.
Погранцы подарили мне карамельки, после того как на такой частый вопрос:
- Ну как же ты одна? А если медведь? - я ответила:
- Я справлюсь.
А дальше начались чудеса.

У развилки я встретила девушку-радиальщицу Лину (в половину третьего; это нереально, учитывая местные расстояния).
Она тоже направлялась на Семицветное, но никогда не ходила в горах одна, поэтому предложила идти вместе.
Эта идея показалась мне довольно странной (я 2,5 часа иду с рюкзаком, а она только вышла налегке), но не я её предложила))
Лина показала мне чабрец, дала попользоваться своей палкой; мы вместе пережидали ливень и осколки грозы под какой-то одиночной берёзой.
А потом мы друг друга потеряли))
У меня стали заканчиваться силы, я отстала и, видимо, пошла другим ответвлением тропы.
Мне было очень совестно за себя (надо же ж превозмогать; и вдруг Лина пойдёт меня искать; я кричала ей, конечно, но в принципе делаю это тихо), но тем не менее.


У мимопроходящей группы, инструктор которой вдруг меня перекрестил, я узнала, что Лина идёт где-то впереди.
Камушек с шеи как будто спал.
Перед непосредственным подъёмом на озеро мы встретились как два состава, вышедшие из пунктов А и В.
Я отдала палку)
*Если бы не Лина, я бы за этот день не дошла до Семицветного. Просто не смогла бы физически. Но когда идёшь с кем-то, очень не хочется подводить*.

Стоявшая на озере группа прибежала помочь мне поставить палатку.
А потом поила чаем и угощала сладостями в ночи.
Одна женщина приглашала в гости под Краснодар хоть на всё лето))
Не знаю, почему так.
Я ничего для них не сделала.
Светлые такие люди)


И ещё 3.

@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

Упражнения в прекрасном.

главная