Записи с темой: тяпкой в душу (список заголовков)
23:31 

Следуй за белым кроликом (с).
Что сказать?.. Тяжело от неприятия, оттого что - оформленные и неоформленные в слова - кругом летают мысли осуждающего характера. Семью, детей, ходить в горы, вернуться домой - лишь малая толика тех ожиданий, которые окружающие - вольно ли, невольно ли - на тебя набрасывают.
"То, что ты делаешь, ошибочно", - пытаются сказать мне со всех сторон. - "С тобой что-то не так".

Конечно, не так. Со мной очень многое не так.
Однако... мне представляется, будто мы находимся в магазине и выбираем платье.
Можно взять зелёное, можно - бежевое, можно - красное. Каждый очень хорошо знает, что тебе подходит, и я не скажу, что он не прав, но ты стоишь в сторонке и не понимаешь, из-за чего спор весь этот. Очевидно же, что платье тебе вовсе не нужно...

Не получится выбрать платье, которое тебе не подходит.
Но и не выбрать то, что висит тут для тебя, тоже.
Можно бесконечно останавливать, не соглашаться, спорить, можно пытаться давить на жалость и на совесть, высмеивать, оскорблять. Так много вариантов, оказывается! И, однако... всё это ровным счётом ничего не меняет. Потому что решаешь не ты, не дядя Вася и не случай. И это удивительно и непререкаемо.

В какой-то момент меня спрашивали, что, почему да как.
Пусть тут повисит мой ответ.
На самом деле, нет. Или так: всё уже радикально поменялось (процесс запущен, и его не остановить).
А потому что, на самом деле, неважно, рядом с каким. Раньше я думала, что это принципиально, но сейчас, наблюдая за тем, как каждый день что-то во мне меняется, просто потому что я прихожу туда работать, я перестаю что-либо знать в этой связи) В этом монастыре живёт очень дорогой мне человек, изначально мне радостно помогать (или мешать, не знаю)) ему, а сейчас... не скажу привыкла, но просто тепло отношусь к самому месту (и к людям, имеющим к нему непосредственное отношение). Оно для меня больше, чем дом.
Дети? Нет, не замучили) Слушай, вот честно: не знаю. Это какой-то внутренний процесс, который сложно обернуть в слова. Как будто был у тебя разобранный паззл и вдруг сложился. Может быть, так будет понятнее. Мне, например, очень грустно оттого, что я не могу пока (или вообще) поехать в горы. Во-первых, потому что я люблю природу, особенно тамошнюю; во-вторых, потому что походы для меня - школа жизни. Там постоянно этой самой жизнью рискуешь и за счет этого растешь. Поэтому по возвращении долгое время не можешь понять, что ты тут делаешь, зачем и т.п. (В горах нет ничего случайного; там малейшее действие имеет огромное значение; ну и нет воздушных подушек тоже). Это я к чему) Мне грустно, но околомонастырская жизнь, на данный момент, для меня богаче горной. Тут пока значительно реже чем бы то ни было рискуешь, однако виден корень. Горы - это всё-таки листва) Там всё здорово, но возвращаешься из похода и не знаешь, куда себя деть. (Ты словно бы расщеплён: там как будто настоящий, а здесь потерянный). Тут - корень, потому что ясно видно, куда; и это самое куда распространяется на все сферы. Исчезают белые пятна, вопросы в духе "чем заняться?" и "зачем чем-то заниматься?". Всегда есть чем, и оно важно (не потому что кто-то так говорит, но потому что для тебя это так на каком-то глубинном уровне). Не знаю, объяснила ли, но как-то так)


@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

01:07 

Следуй за белым кроликом (с).
Наверное, тяжело. Местами, пожалуй, что и очень. Но это не имеет никакого значения.
Личной боли нет. Есть то, что ты собираешь внутри своего сердца, и потом оно вырывается из тебя слезами - во время ли службы, в ходе ли домашней молитвы.
Так заповедано: бьют - благодари. Не по принуждению, не из человекоугодия - из сердца, почитающего себя ниже и порочнее всех. Это трудно, в 99% случаев большее, на что ты способен, - промолчать и не держать зла. Потому что не умеешь смиряться, не умеешь любить. Потому что, чтобы так чувствовать, нужно быть чистым.
Но если вдруг хватит тебя на этот 1%, если желание провалиться под землю сильно-сильно сожмёшь в руках и сделаешь шаг, и ещё, и ещё, и ещё, окажется, что... всё было не зря.
И это такой неподобающий тебе дар...

Тут ведь как.
Когда что бы то ни было отпускаешь, самое страшное - что оно отшатывается от тебя как от прокаженного.
Это, в общем, логично и закономерно. Равно как и то, что ты ни слова не можешь сказать в ответ (ведь так привязывают, а не отпускают).
Наверное, самое болезненное в такой ситуации то, что что бы то ни было никогда не вернётся, а всё-таки отворачивается, говоря будто: я никогда не знало тебя.
Оно уходит навсегда с этим "никогда не знало"; ты же ободряюще улыбаешься во след. В твоей улыбке нет обиды или злости, тебе хочется, чтобы всё у него было хорошо, - спустя несколько часов ты плачешь. Плач этот о собственной греховности, плач-покаяние; но его бы не случилось, не будь этого "никогда не знало".

У меня была когда-то сказка про то, что что-то всё-таки возвращается.
Как знать?..
Не раньше, чем "никогда не вернётся"; не раньше, чем отшатнётся от тебя, ясно осознающего, что отшатнуться - это ещё огромный дар. Следующий плюнет, а дальше...
... Не надо бояться, не надо молча улыбаться в ответ. Одна из сердца идущая благодарность, кажется, горы сдвинуть в состоянии. Но до неё порой так трудно дорасти.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

22:04 

Следуй за белым кроликом (с).
Я не знаю, почему происходит то, что происходит. Христианство, каким бы строгим оно ни было, не предполагает непременного ухода в монастырь. Напротив, между двумя сферами - мирской и не_мирской - существует тесная связь; в каком-то смысле, одно невозможно без другого.
Сопротивляться я могу долго, пока это дозволено; но как сопротивляться тому, что я всё меньше хочу сопротивляться?.. Где взять на это силы?

В том ли дело, что в монастыре живёт очень близкий мне человек? Нет. Для меня монашество неотделимо от отшельничества; это принципиальный момент.
В том ли дело, что я в каком-то смысле не могу больше жить в миру? Нет. Порой меня прямо-таки тыкают носом в "могу". Отправляют на двухчасовую прогулку по Петергофу (2 часа всё-таки заметно больше 30-ти минут), например.
В том ли дело, что в монастыре я чувствую себя более защищённой? Нет. В какой-то момент у меня жили не чуждые христианству люди и прямо-таки настойчиво советовали освятить комнату. "Зачем? - спрашивала я. - Пусть летают". (Да какое я имею на это право, пока у меня в коридоре мать грозится убить топором свою дочь и бьёт её об стену головой?.. Это что за любовь-то такая, думающая о собственном благополучии? Наверное, когда-нибудь я пойму, что заблуждаюсь, что больше толку было бы, если бы... Но пока отказываюсь понимать).
В том ли дело, что мне нравится находиться в монастырях? Нет. Мне всё ещё представляется, что в тех монастырях, которые я знаю, слишком мягкий устав (и хотя это именно что "представляется", ничего не могу поделать с этим ощущением).
В том ли дело, что я считаю, будто полезнее жить не_в миру, нежели в миру? Нет. Пока я убеждена в обратном.
Не найти мне рационального объяснения сего факта: нет его.

Подсознательно я всё ещё надеюсь на то, что оно пройдёт. Как волна схлынет.
"Живут же как-то другие люди", - говорю я себе.
Может, и пройдёт. Может, и схлынет. Но пока я не вижу другого исхода.
Он отдален, маячит где-то на горизонте, выжидает...
Возможно, его просто нужно прожить со всей неотвратимостью и выяснить, что он (душевное проживание его) только одна из ступеней.
Но, возможно, его придется принять во всей его реальности, целиком.
(С учетом того, что в последнее время происходит в моей жизни, это не такая уж масштабная жертва))

Я не хочу думать об этом, да и не нужно.
Как будет, так и будет.
Пока мне просто показалось важным зафиксировать свои переживания.
Может быть, у кого-нибудь нашлись бы слова?..

@темы: тяпкой в душу, под знаком вопроса, в зеркале моих восприятий

14:20 

Следуй за белым кроликом (с).
Наверное, одно из самых важных пониманий в околомонастырской жизни состоит в том, что никто тут тебе не враг.
Когда регулярно причащаешься, ходишь на службы, в меру сил своих помогаешь убираться в храме, ряд вещей стараешься делать постоянно, изменения внутри тебя стремительны и болезненны. Дело не столько в том, что ты к чему-то привык - чем больше ты стараешься что-то в себе исправить, тем сильнее поток из слёз; тех, которые про то, что тебе стыдно и невыносимо смотреть на происходящее. Ведь то, что грехи различаются между собой по степени, по масштабу, - величайшая из иллюзий. Для тебя они располагаются так, как располагаются, потому что более насущное заслоняет аки скалой более давнее. Кажется, стронешь этот камень - и всё будет хорошо.
Но не будет) Именно потому что за ним множество других камней, и камни эти не становятся водой, но заполняют собой всю душу; и ты можешь убрать любой из них только тогда, когда осознаешь всем собой, насколько он... ни в чем не уступает тому булыжнику. Пусть тот был для тебя больше - этот зато ближе к корню, и вреда от него столько же (тем больше, чем меньше ты понимаешь, сколько же от него вреда).

В этой ситуации действительно важно осознавать, что никто не враг.
Покуда ты этого не понимаешь, любая оплошность (коих полно, когда ты работаешь в монастыре) воспринимается подчеркнуто болезненно.
Почва уходит из-под ног, всё из рук валится, просто потому что ты в который раз сделал всё не так.
Осознание того, что ты всегда делаешь всё не так, спасает до первого "серьёзного" промаха - и тогда...

... Мне всё чаще приходится сталкиваться на грани сна и яви с сущностями, не желающими мне добра.
С теми же, что не дают мне свободно перемещаться по улицам, только ещё более ожесточёнными.
Обычно столкновение происходит следующим образом: ты внезапно просыпаешься от какого-то сна, как вдруг в самый момент пробуждения (когда ты ещё не то чтобы проснулся) случается какая-нибудь неприятность. Смех ли женский сатанинского характера слышишь, душить ли тебя начинают, распаляют ли. Не всегда понятно, проснешься ли наутро или уже нет: как-то раз у меня так горло вдруг занемело, ни слова произнести было невозможно; хорошо, молитвы можно и про себя читать...
Где бы я сейчас была, если бы не знала достоверно, что меня защищают?..
Если бы не чувствовала этой непререкаемой поддержки, существующей, в общем-то, между всеми, но особенно явственно исходящей из монастыря?

В какой-то момент мне было нужно срочно уехать в Москву. Там мне есть куда пойти, там даже гулять можно (!) по центру - такая мощь исходит от многочисленных тамошних монастырей и церквей. И, однако, где бы ты ни находился, что бы ни делал, тебе поют из Иоанновского, тебя зовут. Почему? Да кто знает...
Вроде, уезжаешь-то на три дня, вроде, мягко говоря, есть тебе чем заняться, а не то чтобы скучаешь - ощущаешь, что ждут. Не тем ожиданием, что привязывает, но тем, что крылья даёт. Почему так? Кажется, от тебя одни неприятности во все стороны, кажется, греха в тебе сверх меры, и именно в этот монастырь он изливается особо мощным потоком - а зовут, поют, радуются, когда приходишь, руку протягивают. Как это может быть?.. И как это живительно и важно.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

13:47 

Следуй за белым кроликом (с).
"В монастыре труднее, - говорит мне Даша. - В том, что там происходит, нет логики, линейности".
Знаю, что труднее. Но вопрос в другом.
Наблюдая за тем, что происходит в моей жизни, я лишаюсь малейшего представления о том, а что дальше.

Помню, когда у меня только стало получаться меньше спать, есть, больше делать, я накинулась на книги.
Разного содержания: эзотерического ли, художественного ли, православного ли.
Я проглатывала их - но в то же время они оставляли во мне живой след.
Никогда прежде я так не читала.

Сейчас я почти не могу читать что бы то ни было, кроме житий святых, изречений Отцов церкви и Евангелия.
Не потому что кто-то мне запрещает это делать - оно просто больше не встраивается.
Паззл перестаёт складываться; потому что твоё внутреннее обличает тебя во лжи.
"Ты и так это знаешь; в этом произведении нет ничего, что не заключалось бы в Евангелии [это не метафора]; у тебя так много времени в жизни?.. В Евангелии полный невежда, а всё норовишь где-нибудь отдохнуть".

Или так.
Недавно почти даром меня отправили на "Красную Жизель" Эйфмана.
Я давно хотела попасть на какой-нибудь его балет; и вот, волею Провидения, сидишь в середине на 2-м ряду партера, место перед тобой свободно. Не чудо ли?)
В антракте меня находит Алина и спрашивает: "Ну как?"
И я понимаю, что у меня есть два ответа на этот вопрос.
Первый - тот, который нужно озвучить. Он касается условно_объективной стороны дела.
Чарующая пластика, безграничные возможности, нередко и красота; всё то, что я обычно обозначаю словом "интересно".
В эту же лохань попадает и моё субъективное неприятие эстетики костюма балета; непонимание модерна как явления (меня ломает о нагромождение несочетающейся - на мой субъективный взгляд - музыки; т.е. тематически она связана здорово, безусловно, но Agnus Dei ли, Чайковский ли слишком высоки для того, чтобы так их умалять; из всего многообразия смысла этих композиций выбирается конкретный, отвечающий замыслу автора; зачем?.. ведь т.о. создаётся впечатление, что иных они не содержат); изумление тому, что весь этот балет - пляска страстей, даже, пожалуй, славословие оным (но они ведь просты, если не сказать банальны, а произведение откровенно претендует на сложность).
В целом, с этой точки зрения, оно ближе к хорошо.
Действительно огромная работа, действительно нестандартный взгляд; необычное преломление балета классического и просто ощущение чего-то чарующего, улыбка даже внутри, когда смотришь на происходящее со 2-го ряда.

Второй ответ про другое.
И, в сущности, для меня важен только он.
Если эксплицировать, получится примерно следующее: когда-то у меня была мечта попасть на какой-нибудь балет Эйфмана; и вот я попала на него. Но было слишком поздно. Зачем?.. Мне не нужна эта информация не потому что я нахожу её не ценной, но потому что она уже содержится во мне.
К чему рассматривать листья, когда осязаешь корень?.. Разве же они не в нём?

Это труднее, чем может показаться.
Тебе всегда есть чем заняться; именно поэтому ты не можешь заниматься всем остальным.
Но всё остальное - то, к чему ты приучен с детства.

Приучен же ты не к конкретным занятиям, но к бездумному коллекционированию.
И если правильно себе задать вопрос про "зачем?", неминуемо дойдёшь до "чтобы было".
Если не наслаждения, то информация, если не информация, то что-то, что возвышает душу ли, разум ли отдельными вкраплениями-наплывами.
Всё это ты коллекционируешь, чтобы когда-нибудь потом собрать из этого нагромождения паззл.
Но... он уже собран; и ты на этом уровне его видишь.
Так зачем врать самому себе?..
Чтобы упорствовать в собственном малодушии и трусости?

И жутко, и больно наблюдать за тем, как сжигаются привычные опоры.
Ты так больше не можешь - кто это примет?..
Тебе нужно срастись с тем, что никто, принять этот факт как новую данность, даже если найдутся люди, которые не отвернутся от тебя.
Не отвернутся не из чувства долга, не из привязанности - из высоты собственной добродетели, из чистоты собственного сердца.

Жуткое зрелище ты из себя представляешь; места себе не находишь больше ни в чём; но, больной гордостью, сам от себя отвернуться не можешь.
Апостол Петр из большой любви противоречил Богу, из пламенной любви душу хотел за него положить.
Потому и отрекся трижды, сам не ведая, как...
В тебе же и малейшей частицы нет любви ни к Богу, ни к ближнему; гордость зато непомерная.
В чём сыщешь оправдание своё?..

В монастыре труднее, но там, по крайней мере, не удивишь никого ни образом жизни своей, ни тем паче оныя целью.
Там нет той суеты, что перманентно пытается наложить на тебя свои путы.
Там не нужно бороться с представлениями о тебе других.

Именно поэтому не туда проложен путь твой.
Именно поэтому все помышления про "уйти в монастырь" отсекаешь как на корню гордые, самовольные.
Но куда ведёт тебя воля не твоя, того не ведаешь.
Идёшь пока, скоро поползёшь, а там...
... Да, право, к чему думать про "там", про день грядущий, покуда сегодняшний не престал, покуда солнце в зените?
Работы много, работай её; про себя ветхого забудь, себя не жалея.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

03:53 

Следуй за белым кроликом (с).
Всё начиналось с того, что я больше не могла так жить.
Реальность оказывалась то слишком пустой, то слишком реальной; внутри, кажется, уже не было ничего, кроме боли.
Тогда, мрачным питерским декабрём читая Беннета, я наткнулась на практику повторения определенного рода текстов. Варианта было три, но мне на тот момент подходила только Нагорная проповедь. Совершенно не зная, зачем я это делаю (придумывая фантастические предлоги в духе "Ну, хоть с памятью, может, лучше станет" ), я начала биться над тем, чтобы выучить её наизусть. Это было непросто, но, как я писала однажды, это занятие перевернуло мою жизнь.
Я и представить себе не могла, что текст может быть настолько многогранным и глубоким; что всякий раз, повторяя его, ты как бы начинаешь заново; что неминуемо внутренне меняешься в процессе повторения.
И тем более я не ожидала, что мне станет стыдно. На тебя изливаются потоки света, а ты стоишь и пока ещё очень смутно осознаёшь, насколько ты груб и неотёсан.
Это ощущение не приходит во время чтения Евангелия ли в целом (точнее, приходит отчасти; но мне для этого нужно читать одну главу с несколькими разными комментариями, т.е. опять же остановиться), Нагорной ли проповеди в частности. Но когда ты учишь текст, который не учится; когда пытаешься "охватить сознанием" хотя бы две строчки, чтобы связать их с предыдущими и, тем самым, запомнить, тогда волей-неволей вчитываешься в них "с корнем", так глубоко, насколько пока можешь - а оно свет тебе приносит. Оно не судит - но ты сам себя осуждаешь... И начинаешь пытаться стать лучше.

Много-много позже Нагорная проповедь уступила в моей жизни место Иисусовой молитве.
Первая ни к чему не обязывала (условно говоря), вторая уже да.
Может быть, потому что ко второй я пришла в период жесткого отчаяния.
Такого отчаяния, когда уже не выбирают, не говорят: "Мне не подходит то-то и то-то..."; но начинают делать хоть что-нибудь со всем тем рвением, которое тратилось прежде на негативные эмоции.
... Как ты можешь повернуть вспять, если хотя бы раз видел, насколько всё плохо?..
Что ты можешь делать, как прежде, понимая, что как прежде для тебя больше не существует?
Не потому что ты хотел бы, чтобы что-то поменялось (это, скорее, интонация Нагорной проповеди); не потому что "не существует" - значит, "нет" (формально ты можешь как прежде; вновь тебя никто ни к чему не обязывает), но потому что ты смотришь под другим углом, нежели до этого. Потому что ты не можешь позволять себе познавать что бы то ни было, зная, что ты вредишь своим познанием не только себе; зная, что то, что ты почитал за истинное, в твоём случае, однако же, пропитано злом.

Стремление научиться распознавать зло, но прежде вырвать его из себя с корнем, обуславливает то, что ты всё больше и больше погружаешься в сферу, в которую не планировал погружаться.
Погружение это болезненное по ряду причин; более того, ты не знаешь, в каком месте (и каким) вынырнешь на поверхность и вынырнешь ли в принципе.
Но пути назад нет, именно потому что позади для тебя ничего нет.
При всём своём желании ты больше не можешь видеть так, как видел прежде; ты не можешь просто взять и забыть.

Впереди неизвестность. Не тебе определять, какой ей быть.
Впереди много работы, которую за работу не привык считать (и вряд ли будешь).
Однако, пока идётся, покуда видишь, куда и зачем тебе идти; пока даже в горах не жил полнее, нужно двигаться дальше.
И даже без покуда: суть ведь не в них, равно и не в тебе как в индивидуальности.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

20:33 

Следуй за белым кроликом (с).
Был у меня друг, с которым мы много вместе всего прочитали, в том числе "Таэ эккейр!" Э. Раткевич.
Был - а потом мы перестали общаться; так случилось.
Я не хотела этого, но научиться уважать чужие решения - это всё, что я тогда могла и могу (?).

Мне, вроде бы, незачем перечитывать Раткевич.
Она описывает ту сферу, от которой я хотела бы держаться максимально далеко. Трогательно описывает, по-своему тонко.
Но сколько скорлупок ты на себя ни надень, в конце она всё-таки произнесёт вслух то, что ты так тщательно скрываешь.
Ответ на то самое: "А зачем?".
Ответ, который ты и так знаешь, но который ни за что бы не произнёс вслух, даже (?) если вслух - это просто себе самому.
И никуда тебе не улизнуть от этой честности.

– Понял теперь? – осведомился Лерметт. – Нет? Арьен, лэн найри-и-тале! – И почему только Лерметт произнес нетерпеливое повеление «подумай хорошенько» именно по-эльфийски? – То, что ты сейчас делаешь – ведь это тоже я!
Эннеари вскинул голову. Обрывок веревки выпал из задрожавших рук.
– Это тоже я, понимаешь? – настойчиво повторил Лерметт. – Ведь ты же от меня этому научился, верно?
Арьен надломленно кивнул.
– Всякий раз, когда тебе понадобится завязать посольский узел – это я рядом с тобой, даже если меня и нет, даже если я умер, все равно это я! И когда ноги себе ломать станешь – в том или ином смысле – когда примешь на себя боль, чтобы выбраться из ловушки, это тоже я! – Лерметт говорил с лихорадочной убежденностью, быстро и горячо. – И когда надумаешь себе смастерить, как собирался, воротник с припасом и пояс с секретом – это тоже я! И когда смиришь себя прежде, чем гневаться – тоже!
Эннеари пока еще не понимал… не совсем понимал – но лицо его осветилось жадной надеждой.
– Арьен, таэ эккейр – да как я могу умереть, пока ты жив, придурок! Куда я от тебя денусь, скажи на милость? Все, чему ты от меня научился, о чем спорил со мной, все, что мы друг другу сказали и еще скажем – ведь это я с тобой, пойми же. Уйти? Ха! Как бы не так. Мы не уходим от вас навеки – мы остаемся с вами навсегда.
Эннеари открыл было рот, но так и не смог ничего сказать. Губы его дрожали.
– Когда я умру, я просто останусь с тобой навсегда, только и всего, – тихо промолвил Лерметт. – И уже никуда не уйду. Ты всегда сможешь поговорить со мной – и тебе больше не придется меня искать или ждать. Я ведь буду рядом. А что ты моего ответа не услышишь – так всегда ли меня слышно теперь, пока я жив? Хотя… а кто сказал, что не услышишь? Я буду с тобой и в тебе, навсегда, насовсем… ты только прислушайся к самому себе повнимательней – разве я тебе не отвечу? (с)

@темы: воспоминательное, книжный червь, тяпкой в душу

00:02 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда стараешься полюбить природу, совершаешь усилие. На него уходят не день-два, не месяц - много больше.
Нужно не просто изменить свой взгляд на окружающее, не просто многое перенастроить в себе самом, но и получить ответную реакцию (как подтверждение того, что любил ты всё-таки не себя).
Поначалу эта реакция касается каких-то "мелочей", но чем дальше, тем более целостной она становится.
И как бы незаметно для себя самого, ты облекаешь эту реакцию в антропоморфный облик.
Ты не просто какое-то место любишь, но место как живое существо, как кого-то, кто постоянно тебе помогает, кто с тобой взаимодействует неустанно, искренне полагая, что так оно и должно быть (ведь вот она духовная основа, которую ты так ревностно утверждаешь).

Искажение состоит в том, что, когда ты ведёшь себя подобным образом, то оказываешься язычником.
На словах ты утверждаешь, что в основе всего лежит нечто трансцендентное, Единое, Бог.
На деле же поддаешься обаянию той или иной сущности и делаешь её своим кумиром.
В одном месте сущность одна, в другом - другая, притом, как правило, природа у этих сущностей демоническая.
Иными словами, оказываясь на природе, ты переносишь центр своего существа вовне и незамедлительно в этом самом "вовне" растворяешься.

Неважно, каким словом ты это обозначишь.
Разумеется, тебе так не кажется, ведь взаимодействие плодотворно, ты не всегда себя теряешь и т.п.
Важно, что тот самый трансцендетный первопринцип находится внутри твоего существа (при этом он не разделен между мириадой существ, он един).
И пока ты не любишь его больше, чем что бы то ни было другое, пока ты выбегаешь наружу по первому зову (который, по неведению, обозначаешь обычно словом порыв), пока считаешь воодушевление явлением позитивным, ты поклоняешься демонам.

В этом отношении неважно, идет ли речь о море, вкусном пирожном, человеке, книге, мысли.
Если твой первый, зачастую неосознаваемый, помысел направлен от, а не в (но опять же: не внутрь своего эгоистичного "я", но в сердце как источник света, а не тепла), значит, ни о каком единобожии речи быть не может.

Так что же, отказаться от внешнего мира?..
Как это ни больно, да.
По крайней мере, пока не научишься направлять внимание внутрь себя самого.
Пока не откроешь там ту дверь, за которой таится божественное.
Это почти невыполнимая задача, но только справившись с ней, можно попробовать вернуться к тому, что тебе было дорого. Осознавая, что дорогим оно больше не будет никогда (ведь дорогой тебе представлялась иллюзия, с одной стороны; а с другой, чувства, какими ты к ним привык, а вместе с ними и мысли, придется отбросить), но что, может быть, конец станет началом?..

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

22:20 

Следуй за белым кроликом (с).
Страшно открывать глаза.
Есть, например, у тебя убеждение, ты живёшь с ним много лет, но в один прекрасный день оказывается, что оно не просто иллюзорно - ты делаешь вид, что имеешь его, чтобы скрыть свой собственный страх.
Конечно, ты понятия не имеешь об этом страхе, ты же и правда искренне считаешь, что так считаешь; но если при мысли о чём-то у тебя вдруг куда-то проваливается сердце, значит, ты случайно попал в корень проблемы.

Мне страшно признавать, что я имею определенное отношение к православию как религии; что не менее, чем в Коломенское, я стремлюсь в Москве в Сретенский монастырь; что давно уже я посещаю богослужения не просто как сторонний наблюдатель.
Страшно, потому что осудят, не примут, станут шутить про "православие головного мозга".
Страшно, потому что я не могу ничего обещать.

Пустота - её тоже боишься.
А вдруг ты так и не сумеешь её ничем заполнить?
Вдруг ты откажешься от всего, что тебе дорого, и останешься жить с тем, что этого больше нет?
Пусть даже ты не будешь эмоционально переживать потерю - сосуществовать с пустотой специфично.
Конца и края ей нет.

Много нюансов.
Строгости ещё больше.
Выплывем.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

13:57 

Следуй за белым кроликом (с).
Каждый раз, приходя к стоматологу лечить свои 6 кариесов, я спрашиваю себя: "Ну что, куда ещё хуже?"
Всякий раз находится, куда.
Мне страшно от этой непререкаемой уверенности, от этого "ты думаешь, некуда, но мы покажем!"

Бесполезно убеждать себя не плакать, рассказывать, что удалить нерв - это просто...
Это не просто.
Это драма внутри тебя самого.
От неё не укрыться, её не оправдать.
Она живёт "здесь и сейчас".

А нужно, чтобы не жила.
Нужно находить в себе силы идти к врачу снова и снова.
Зная, что "всякий раз находится, куда" и что этот закон непреложный...
По крайней мере, до тех пор, пока ты всякий раз надеешься на то, что будет по-другому.
(Пока надеешься, ни за что не будет).

... Но как бы там ни было, не стоит связываться с Лидокаином.
У меня нет рационального объяснения того, почему это так.
То, что он не выветривается за 8 часов прогулки на следующий день у Финского, кажется, меньшая из бед.
Без большей тут не обходится - по крайней мере, если ты слишком здешний.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

13:56 

Следуй за белым кроликом (с).
Боль в том, что ты вынужден выбирать путь, который тебе не нравится.
В этом выборе нет даже иллюзии свободы, потому что... отсутствуют другие варианты?
Не потому что их реально нет - потому что выбрать их для тебя сейчас аморально.
Есть вещи, которые лучше бы не видеть; если жизнь для тебя складывается таким образом, что ты их видишь, нет у тебя никаких вариантов.

Боль в том, что с немалой долей вероятности ты ошибаешься.
А т.к. при подобного рода выборах пути назад не предусмотрено, последствия в лучшем случае окажутся болезненными.
(Они, в общем-то, и давно уже такие).
Но с нной стороны, выбираешь ты что угодно, только не путь.
И если откинуть в сторону все мимопроходящие иллюзии, окажется, что вопрос в корне своём про честность с самим собой, с другими, с окружающим.
С этой иллюзией понимания как будто всё же полегче.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

01:24 

Следуй за белым кроликом (с).
"Но не можем же мы изменить своё подсознание!"
... Если бы кто-то спрашивал, можем или не можем.

Думая о том, как избавиться от помыслов, ты по-мышляешь.
С подсознанием (на уровне инстинктов и страстей) так же, только сложнее.
Совершенно бессмысленно видеть, насколько всё плохо, и причитать на тему того, что ничего не изменишь.
Возможно ли, невозможно - пойди и сделай.
Порассуждаешь постфактум.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

03:24 

Следуй за белым кроликом (с).
"Правильность" означает, в первую очередь, то, что ты делаешь, что тебе говорят, никак внутри себя это "говорят" не оценивая. Это не значит, что тебе непременно не нравится то, что ты делаешь, - это значит, что ты категорически не умеешь увлекаться самостоятельно.

В 10-м классе я прочитала всего Достоевского, за исключением некоторых рассказов, некоторых очерков из "Дневника писателя", черновиков и писем.
Мне нравилось то, что он пишет; биографию Гроссмана я могла пересказывать больше часа и искренне негодовать на то, что слишком, слишком многое упускаю из-за недостатка времени; впоследствии я какое-то время занималась творчеством Достоевского в университете, радостно перелистывая на лекциях тома с письмами и черновиками.
И однако же... не посещай я тогда в шюфе десятиклассницей семинар по Достоевскому, я бы не стала его читать.
Там нам каждую неделю задавали новое произведение; периодически задание было весьма не просто выполнить, потому что в школе "Война и мир", а здесь "Подросток", в школе "Воскресение", на семинаре - "Братья Карамазовы"; но я была слишком правильной девочкой и откуда-то доставала недостающие часы :)

Я всё ещё не знаю, как преодолевается эта установка.
Почему настолько важно делать что бы то ни было не "в стол".
Как увлечься чем-то настолько, чтобы забыть обо всём остальном ради этого "чего-то"? И - шире - ради самого процесса?
Как осознать, что это "чего-то" и тем паче сам процесс имеют ценность не только для тебя лично?..

Это первый момент.
Второй про то, что очень ведь стыдно бывает за то, что так мало делаешь.
Ведь одно сплошное невежество там внутри! Ничего, совсем-то ничего не знаешь!..
Так наверстывал бы чрез пот и кровь!
... Я ещё раз хочу напомнить о том, что так оно не работает.
Всё, что просто заполняет пустующие ячейки, выветривается оттуда довольно скоро.
Неважно, насколько хорошо ты обосновываешь заполнение той или иной из пустот: покуда тебе в принципе нужно что-то обосновывать, ты стоишь на месте.

Любой материал, с которым ты имеешь дело, живой.
Покуда ты относишься к нему потребительски, ты и взаимодействуешь с продуктом потребления (который перестаёт существовать почти сразу после употребления).
Если ты вкладываешь тот или иной смысл во взаимодействие, ты взаимодействуешь с собой.
Если ты ничего от себя не вкладываешь, кроме благожелательного отношения, но и не относишься к материалу потребительски, тогда ты узнаешь что-то не о себе.
Чтобы последнее осуществилось, необходимо чистое сердце.
У тебя же в сердце слишком много зла, зачастую неосознанного и неконтролируемого.
Покуда оно так, ты опять же стоишь на месте.
... Ещё какие-то вопросы?

@темы: тяпкой в душу, под знаком вопроса, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

01:14 

Следуй за белым кроликом (с).
03:24 

Следуй за белым кроликом (с).
- Откуда в тебе берётся маленькая девочка, беззаветно верящая в то, что всё будет хорошо? Почему, вновь и вновь сталкиваясь с тем, что чудес не бывает, ты говоришь: "Нет, бывают"? Как тебе удаётся, наглотавшись всякого тяжёлого, улыбаться тому, что для тебя дорого, наверняка зная, что... надежды нет?
- Может быть, ты просто не до конца понимаешь?.. Ты смотришь на маленькую девочку - ты видишь её. Находишь её едва ли не в каждом душевном движении. Попробуешь посмотреть по-другому?.. Не на маленькую девочку, но на человека, сделавшего шаг, отрезавший все пути к отступлению, направленный, однако, в неизвестность.
- Прошлого нет, будущего тоже?
- Прошлое есть, но в прошлом. Будущее нужно создавать, но нечем: методами прошлого пользоваться бесполезно, а в другие ты не умеешь. "Пойди туда не знаю куда, принеси то не знаю что..."
- По сути, в настоящем у тебя ничего нет?
- Да. Кроме множества дверей, ведущих не туда, куда, как ты считаешь, тебе нужно попасть.
- Ты боишься такого положения вещей, пытаешься жить иллюзиями - чем-то из прошлого - но ими не живётся... Откуда надежда?
- Надеешься, веришь, любишь не для себя. И не для кого-то другого. "А что если я врежу другим людям тем, что пытаюсь думать о них? Разве же это любовь?" - спрашивала я Москву пару месяцев назад. "Ты не можешь знать, вредишь ты кому-то или нет, - отвечала она мне. - Но если для тебя это так важно, не думай лично_о_них. Думать так и правда эгоистично, связывает, непонятно, насколько не для себя, и т.д. и т.п. Любовь же вне поля личного".
... Тогда мы решили, что мне такой вариант не подходит, и даже придумали альтернативный. Но не всегда нас спрашивают о том, чего мы хотим.
Откуда берётся надежда?.. Из принципиальной невозможности оной. Для меня её нет. Потому она и может проявиться.

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так, тяпкой в душу

21:31 

Следуй за белым кроликом (с).
Мне всегда очень страшно слышать от людей, которых я люблю, суждения вида "ты поступаешь неправильно".
Частью потому что, скорей всего, я и сама в курсе; частью потому что из многих неправильно, в конце концов, складывается правильно (да и не всегда всё-таки то, что (не)правильно для кого-то, (не)правильно для меня); частью потому что это ограничение моей свободы.
В моей голове с давних пор существует связка: "ты поступаешь неправильно => ты не подходишь мне как человек".
Но "ты можешь научиться поступать правильно" => "ты будешь подходить мне как человек" (последнее никогда не работает, потому что, пока ты учишься поступать "правильно" в случае А, ты уже поступаешь "неправильно" в случае Б).
Это малоприятная связка, потому что, если следуешь ей, перестаёшь быть собой.
А даже если вдруг не перестаёшь.
О какой свободе может идти речь там, где нет и иллюзии выбора?..

... Часто мы очень зависимы от оценок других людей.
И в общем-то, не так важно, какой характер они носят.
Там, где оценка позитивная, нередко рождается привязанность; там, где оценка негативная, - в лучшем случае, боль.
При этом неважно, эксплицировано ли оценочное суждение: оно - уже на уровне мысли - имеет яркий вкус, который сложно с чем-то перепутать.

Так что же? Не оценивать вовсе?..
В моём идеальном мире - да.
Ведь даже если нивелировать моральный аспект: утверждая, будто что-то хорошо / плохо, мы как будто претендуем на объективность?
В центр этой объективности мы ставим своё "всезнающее" я. Но с какой стати?..
Чем мы лучше (или хуже) любого другого человека, живущего на Земле?

Это не значит, что не имеет смысла противопоставлять себя всему и вся.
Обдумывать, как всё и вся себя являет, осознавать, почему что-то представляется близким, а что-то не вызывает симпатии.
Если этого не делать, размоются границы между тобой и Мирозданием; ты растворишься в нём, но зачем?..

Однако отношение не синоним оценки.
Там, где синоним, есть только ты сам - а если есть только ты сам, с кем или с чем ты вступаешь в отношение?
Там, где не синоним, ты признаёшь наличие другого.
И его ты, в первую очередь, уважаешь как носителя божестенного начала.
Но если "в первую очередь" звучит так, откуда взяться оценке?

Но... достаточно легко сказать) Сложнее выйти из этого поля.
Например, этот пост - одна сплошная оценка :)
И я, вроде бы, могу его не писать - но уже так думаю, а значит, оцениваю.
Более того, в большинстве случаев я осознаю, что оценка присутствует, постфактум.
Поэтому выкорчевывать оценку одновременно с появлением мысли, вроде бы, не самый лучший вариант.
Остаётся стараться видеть то, что, несомненно, находится вне оценочного поля, в первую очередь.
Испытывать соответствующие чувства и постфактум обнаруживать, что оценивать больше немыслимо.
Ведь, строго говоря, всё оно.

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетению мыслей, тяпкой в душу

01:19 

Следуй за белым кроликом (с).
По сути, почти все мои нынешние взаимодействия с людьми про:
- Привет. Такая версия меня тебе подходит? Если почему-то нет, можешь уйти; мне будет больно, но я не обижусь.
Мне самой не очень подходит: я не понимаю, как с ней сосуществовать.

Эта версия всё может, но почти ничего не хочет.
Чтобы что-то сбылось, ей нужно просто захотеть.
Но чтобы просто захотеть, ей необходимо вырваться из круга повседневности.
Она же предпочитает ходить проторенными дорожками - потому что хотеть не хочет.

Почти любое желание (стремление) сталкивает её с болью и тьмой.
Но главное - с давно просроченной необходимостью кардинально менять всё.
... Когда меняешь много, но не кардинально, внутри образуется пустота.
В ней даже ветры не воют - в ней просто ни-че-го нет.
Ведь чтобы что-то было, нужно его туда поместить?
А если помещать нечего?
А если, чтобы "нечего" превратилось в "что-то", нужно пойти на кардинальные перемены, коих боишься больше всего, ведь непонятно, что там, за горизонтом?..
Или вдруг с ничто внутри не так уж и глупо жить?

Есть и другой момент: для исполнения почти любого желания (стремления) нужно искать новые пути.
Неважно, сколько раз ты в прошлом делал что-то: больше это так не работает; если тебе кажется, что путь, который ты "придумал", когда-то был тобой воплощён, тебе не кажется, и значит, идти им бессмысленно.
... Остаётся делать шаг вперёд и тормозить, делать шаг вперёд и тормозить, делать шаг вперёд и тормозить.
Это не полезно, потому что ведёт к усугублению страха.
Но чтобы взять и полететь, нужны... бесстрашие? сила воли? непоколебимость?
Их не продают в аптеках даже на вес, а значит... нужно отыскать их в себе самом?
Ибо пока ты будешь по шажочку спускаться с горы, гроза устанет ждать и накинется на тебя прямо на склоне.
Не самая радужная встреча.

@темы: под знаком вопроса, тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

02:12 

Следуй за белым кроликом (с).
- Вы когда-нибудь совершали постыдные поступки?
- Что в вашем понимании "постыдные поступки"?
- Поступки, за которые стыдно (с, полиграф).
... В последнее время мне почти каждый день бывает стыдно. За то, что я (не) говорю, чувствую, думаю, делаю.
Виола вот спрашивает:
- Как ты можешь быть такой равнодушной и гиперчувствительной одновременно?
Не знаю. Мне кажется, я не то и, тем более, не другое.
Я не могу чувствовать всё одновременно, поэтому стараюсь в меру сознательно решать, что я чувствую в данный момент. Но т.к. "в меру сознательно" получается редко, выбравшись из очередной ловушки, устроенной моим бессознательным и чувствами, я на полном серьёзе забываю о том, что мне есть, что чувствовать, помимо.
Однако признаться себе в том, что я ничего не чувствую, я не могу, поэтому по умолчанию считаю, будто чувствую то, что чувствовать "должна".
Где-то в этот момент и рождается автоматизм.

Автоматизм опасен тем, что, как и любое не-сущее, незаметен.
Он проникает в твоё существо и становится чем-то само собой разумеющимся, тем, о чём ты и не спросишь: "А почему так?" А почему Земля круглая?
А почему творог, в составе которого написано, что он на закваске бактериального происхождения, такой же по вкусу, как творог, в составе которого указано, что он на закваске животного происхождения?
А почему этот человек мне друг?

Сколько таких "а почему?" мы перестаём задавать себе, потому что якобы знаем на них ответ?..
Словно бы этот ответ может быть чем-то статичным, мёртвым.
Словно бы не самая большая ложь - жить в безумном мире и при этом утверждать, что он не безумный.
... Впоследствии мы и рады бы спохватиться, да вот только чем?
Как увидеть ставшее невидимым?
Как добровольно выйти из зоны комфорта - физического, чувственного, ментального?
Как признаться себе и другим в том, что, кажется, совсем ничего не умеешь? Что ещё чуть-чуть - и ложку заново придётся учиться держать?..
Как - в мире, в котором, куда ни оглянись, все что-то знают, могут, умеют? Притом лучше всех остальных?

... За это и стыдно.
В себе пустоты не разглядел - а всё куда-то стремился, на что-то надеялся, во что-то верил...
- Совершали ли вы постыдные поступки?
Я бы и рада сказать, что вся моя жизнь - один большой постыдный поступок. Но она не он.
Чтобы поступать, нужно быть человеком. Но в автоматизме человеческого-то и нет.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

22:44 

Следуй за белым кроликом (с).
14:41 

Следуй за белым кроликом (с).

Упражнения в прекрасном.

главная