Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тяпкой в душу (список заголовков)
23:11 

В себе.

Следуй за белым кроликом (с).
Оказывается, нужно уехать в лес, чтобы понять, что всё, что происходит с тобой последние 3-4 недели, очень, очень ненормально нормально.
Этот поход кое-что (на самом деле, подозрительно многое) поменял внутри.
Но когда я сталкиваюсь с "кое-что" в различных его проявлениях, мою реакцию можно описать следующим образом: "Это что вообще?.. К лешему его, к лешему. Я буду действовать / реагировать / воспринимать / думать по-старому".

Проблема в том, что "по-старому" не выходит.
Я честно закутываюсь в любимую шкурку, воссоздаю "стандарт" (обычные свои реакции, например) - а выть хочется от этого всего.
И ладно бы только выть.

Когда мы с Пашей говорим о морали, мы имеем в виду в т.ч. и шаблонность, т.е что мораль, которую мы в самих себе взращиваем, находится за пределами сферы стандартов.
Тем не менее лично в моей голове этих самых "стандартов" достаточно много, и они нередко образуют связки с чем-то иным (как правило, со страхами).
Получается так: ты чего-то боишься (зачастую подсознательно) и устанавливаешь себе моральный ограничитель-стандарт (именно что шаблонный) [чтобы в критической ситуации всегда точно знать, что делать], не прозревая, однако, связи между ним и собственным страхом.
Что-то меняется внутри, страхи из ряда сфер испаряются, словно их и не было, а ты ходишь и не веришь (потому что ничего же для этого не делал непосредственно).
Тесно соприкоснувшись с той или иной сферой, ты признаешь: ок, страха нет.
Но нет страха - нет и ограничителей, а как следствие, даже намёка на представления о том, что лично для тебя морально, а что нет.
И вот это уже проблема.
Ведь ты не ожидаешь. Ты думал, ограничители про твою собственную мораль. Но они шаблонны)
А не_шаблоны откуда вот так вдруг взять?..

... Есть большой соблазн впасть в депрессию и сказать: я ничего о себе не знаю.
Все мои представления - лишь представления, очень далёкие от реального положения вещей и готовые вот так запросто взять и разлететься при первом удобном случае.
Так, может, меня вообще нет (как личности)?
Может, я просто ходячий шаблон или вот агент из Матрицы?..

Но я же понимаю, что такого рода нытьё бессмысленно по своей сути.
Потому что, если всё действительно так, в моих силах хотя бы попытаться что-то изменить.
Если всё не совсем так, непонятно, откуда у меня столько свободного времени находится. Может, пора его чем-то занять?..

... Страшно, когда морали нет от слова совсем, когда неясно, на каких основаниях её выстраивать.
Страшнее - делать вид, что ничего не изменилось, и не понимать, куда при этом уплывает реальность.
Но жутко - решиться признать, что изменилось.
Жутко не потому что окружающие не поймут (если они не поймут, разве же они окружающие?.. кого они окружают?..), но потому что есть большой риск стать злым человеком.
Этаким подлецом, неспособным на добрые поступки.

Ведь, если признаешь, станет не по чему определять, что хорошо, что плохо.
Решать в каждом отдельно взятом случае будешь только ты сам.
А ты сам... не самого лестного мнения о себе самом.

К лешему отговорки. Надо рисковать.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, под знаком вопроса

03:18 

Следуй за белым кроликом (с).
Можно ли предать кого-то, кроме самого себя?.. Если речь идёт о т.н. межличностном доверии.
Когда один доверяет тебе и Мирозданию в целом, а ты просто этого не слышишь: слишком тихий звук, зачастую ещё и на другой волне.
И продолжаешь делать то, что тебе нравится, затаптывая того, кто тебе доверяет.
Ты его предаёшь тем самым?
Да ну, он ведь не обижается, не осуждает, ни в чём тебя не винит (а вот себя - да).
... Кого мы предаём, когда эго в нас оказывается больше, чем чуткости и мудрости?
Того себя, который через n чего-нибудь посмотрит на своё тогдашнее поведение и ужаснётся?
Того себя, кем мы не стали, выбрав такой путь?
Того себя, который пока так и не понял, что натворил?

Раскаяние жутко.
Особенно то, что подсказано кем-то со стороны.
Но всё-таки в момент, когда мы осознаём свои ошибки, конца света не наступает.
Не потому что мы бы его не хотели (мало ли что там творится у нас в душе) - потому что стремление изжить весь этот мрак, подняться над ним и тогдашним собой, искупить собственные ошибки на порядок сильнее желания завязнуть в чувстве вины. Ибо, если мы в нём по-прежнему тонем, мы так ничего и не поняли? Мы не заметили, что в чувстве вины проявляет себя наше эго, а значит, мы вновь и вновь наступаем на те же грабли? Жертвуя чуткостью в пользу того, за кого почему-то принимаем себя.

... Мы все меряем других собственными представлениями, зачастую даже не отдавая себя в том отчёта.
То, что хорошо для нас, априори хорошо для другого; а то, что плохо, - плохо.
На каких-то уровнях мы в силах отсечь эти заблуждения, на каких-то - уже нет.
А ведь ни неведение, ни невежество не освобождают от ответственности.
И получается, что, делая хорошо себе и априори полагая, что оно так же и для другого, мы в большинстве случаев делаем другому плохо.
(По сути, мы тем самым навязываем ему себя. Но он-то не мы!)
... Всё дело в том, что "априори полагая" - лишний член пропорции.
Если мы хотим думать не только о себе, нам впору учиться понимать, т.е. искренне смотреть на собеседника (и только на собеседника, не на себя в тот же самый момент! и не для себя!) так, будто мы ничего о нём не знаем. Но осознавая при этом, что перед нами не робот, а живой человек.
Робота можно сломать или перепрограммировать; живому человеку можно нанести глубокую рану и не заметить этого. Последнее воистину жутко.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, под знаком вопроса, тяпкой в душу

15:08 

Следуй за белым кроликом (с).
"Чем больше личная сила, тем больше ответственности, в том числе за собственное настроение, такая вот простая формула" (с).
Не один год я убеждена в том, что единственное, что я могу сделать для другого, - быть в хорошем настроении.
Если мне самой очень плохо, но я вижу (или знаю), что кто-то не теряет присутствия духа несмотря ни на что, искренне рад меня видеть и т.п., мне становится легче.
Если же мне начинают сочувствовать, пытаться что-то объяснять с серьёзным выражением лица, мрачнеть, потому что я мрачная, - мне становится в разы хуже.

Возможно, не у всех так.
Мне самой периодически неловко оттого, что кому-то очень плохо, а я хожу и улыбаюсь.
Я начинаю думать тогда, что я махровый эгоист.
Вместо того чтобы ходить и помогать (пусть я и знаю наверняка, что помощь обычно оказывается антипомощью), я осмеливаюсь жить и радоваться!

Но проблема в том, что я действительно убеждена в том, в чём убеждена.
Мне есть о чём / о ком / за кого попереживать.
Просто, при прочих равных, именно из этих эмоций я выкристаллизовываю радость.
Вот и выходит, что открываю свой походный блокнот, например, и глазам собственным не верю.
Это же дневник заядлого оптимиста!
В отличие от записей в дайри про то же самое, там нет ни одной грустной / унывающей ноты.
Не потому что было легко, но ровно потому что трудно.
Так трудно, что смотреть на себя саму со стороны иначе как с улыбкой, даже в голову не приходило.

И та я, на которую смотрели, велась.
Выкидывала из головы мысли про "уехать! скорее уехать!", строила новые планы и просыпалась с улыбкой на лице.
... Так можно смотреть не только на себя. И не только на людей.
Может быть, когда-нибудь я научусь.
А пока радуюсь)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу, чужими словами

05:25 

Следуй за белым кроликом (с).
В Москве я довольно-таки тяжело (по своим меркам) болела.
Впервые, например, увидела у себя (на себе?) зелёное лицо.
Или вот звонила маме утром с вопросом, нет ли у нас случайно дома того-то (я никогда так не делаю: не хочу, чтобы родители знали о моих болезнях, потому что они сильно преувеличивают их значимость; к тому, что я не пью лекарств по определению, дома привыкли, но к моим способам лечить себя саму - нет, поэтому приходится выносить из комнаты мисочки с чесноком, если вдруг вирусная, и т.п.) - потому что дойти до аптеки за углом представлялось слишком большой и неразумной тратой сил.
... С этой штукой я не могла ничего сделать несколько дней.
Поэтому старалась ночевать не дома (там стабильно становилось хуже), радостно ставя своих друзей перед фактом о том, что свободное спальное место в их квартире сегодня моё.
Или разговаривала с людьми, не меняясь в лице, делая вид, что приступов внутренней боли не существует.

Меня тогда вылечило Коломенское.
Я пришла туда, села на травку - и вдруг поняла, что во мне это всё вызывает.
Ну, или не только во мне, в данном случае.
... На радостях приехала домой и выпила мощные таблетки (если уже понял, в чём проблема, не так важно, что ты предпримешь дальше; хорошо бы, конечно, разобраться с ней на ментальном уровне, но для этого совершенно не обязательно терпеть симптомы: в ряде случаев они замедляют процесс мышления так же качественно, как в другом ряде запускают), следующие же несколько дней посвятила разрешению внутренних противоречий.

Подобная ситуация была закономерным следствием долгого похода.
Этакая защитная реакция на слишком резкое изменение обстоятельств вовне.
Нынче необходимость в ней как будто отпала, вследствие чего начинают происходить странные вещи.
Словно бы перед тобой находится кнопка, под которой написано: "Можно не нажимать".
Но как не нажать на что-то, на что можно нажать?..)
Т.е. вообще-то ответ "легко", и ты не нажимаешь, если основной поток ресурса в данный момент направлен на созидание чего-то лично для тебя значимого.
Но стоит прозвенеть звонку на перемену, обстоятельства меняются, ты вызываешь кнопку из подсознания, опускаешь на неё палец и перестаёшь знать наверняка, что случится в следующую минуту.

Т.к. моральную ответственность за поступки, совершённые в состоянии "импровизация", никто не отменял, это всё отличный тренажёр по осознанности.
Но вот в чём сложность.
Паша на днях спрашивал, как формируется личная мораль, - потребность в наличии которой возрастает после того, как ты всем своим существом осознал, что общественная - фикция.
Давно мне не задавали вопросов, попадающих в сердцевину.

... У меня была эта самая внутренняя мораль, но сейчас мне приходится выстраивать её заново, на иных основаниях.
Я понятия не имею, как это делать.
Ошибаюсь (порой весьма грубо) чаще, чем на каждом шагу.
Однако отсутствие морали утягивает глубже, чем аморальность.
Ведь когда ты делаешь что-то, со своей точки зрения, аморальное, ты по крайней мере это осознаёшь (и, скорей всего, даже мучаешься угрызениями совести).
Когда же ты понятия не имеешь, где проходит граница, ты становишься злым Купером утрачиваешь способность различать.
А в этом и состоит партия зла.
В неразличении.
... 6-я симфония Чайковского расскажет лучше.

@темы: воспоминательное, а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

04:01 

Путешествие по Кавказу. Вокруг Софийских озёр. 15.08-16.08.

Следуй за белым кроликом (с).
И тогда к нам пришли облака.
Они опустились низко-низко и с самого утра танцевали то тут, то там, то укрываю Софию полностью, то слегка приподнимая вуаль.


Я как раз собиралась на перевал Иркиз.
Сам по себе он не очень меня интересовал, но мне хотелось прогуляться - тогда только влево - побыть на полувершинках.
Прогулка полностью удалась))
Когда облака поднимались чуть выше, я с изумлением рассматривала ущелье и расщелины; нашла два альтернативных подъёма на Софийские, чабрец и тропу через Айматлы.
Когда они опускались, я сидела в своё удовольствие и пребывала в этом состоянии неизвестности, смешанной с покоем и подозрительностью, в которое погружаешься в облаках ли, в тумане ли.
- Как же здорово, что сегодня такая погода! - радовалась я. - Видимости почти никакой, зато иное настроение, которое в этот поход мне ещё не удавалось поймать. И это "сиди сколько хочешь, грозы всё равно не будет, ты ведь в облаках".
Последнее, кстати, не сработало)))


Я уже спускалась, когда начало грохотать)
Облака ведь были на разном уровне (не над хребтом, над озёрами в целом).
И над теми, что повыше, в какой-то момент начали гулять разряды.
Некоторые, правда, выползали из "над" в "под" ))
"Потрясающе, - подумала я, пробираясь по хребту. - Ничто не гарантия".

Грозы как таковой над Софийскими долгое время не было.
Моросил дождь, то усиливаясь, то почти прекращаясь.
Я лежала в палатке и думала, как же устала от всего этого, особенно от гроз.
Мечтала поскорее уже отсюда уехать)
... А потом вспомнила, что на Семицветном было всё то же самое (в плане настроения, не погоды), и меня озарило.
Я вдруг поняла, что такая погода для меня сейчас не наказание, но подарок!
Ведь наконец я могу просто спокойно полежать и подумать!


И я и правда лежала и думала о кое-каких масонских символах.
И это было сильным, светлым душевным переживанием, вследствие которого на меня свалился целый ряд осознаний, и в очередной раз поменялся мой взгляд (т.е. то, что было осязаемыми границами, перестало ими быть).
В частности, когда я только пришла на Софийские, я была уверена в том, что здесь некуда ходить.
Всюду скалы; как ты на них заберёшься?
На Кёль-Баши я отправилась, потому что мне про неё рассказывали.
Я понятия не имела, где это; и, наверное, если бы знала, куда в итоге приду, рассмеялась.
После же этих нескольких часов в палатке я вновь стала смотреть на пространство как на иллюзию.
Для меня перестало быть важным, ходят здесь или не ходят, можно сюда или нельзя, реально ли это, в конце концов; я просто шла, куда хотела, как в первый раз понимая, что вне троп жизнь тоже существует.


Но всё это было на следующий день, а пока мне пришлось сделать весьма... спорный, с моральной точки зрения, выбор.
В этот день на Софийских было довольно безлюдно (потому что, думаю, низкая облачность утром к затяжному дождю днём, что, в целом, многим понятно). Т.е. спускавшиеся отправились на спуск с утра пораньше, а желающих подниматься почти не было (спуститься с Софийских можно быстро; а вот подняться сюда неналегке через Иркиз - часов за 6; и понятно же, что крутой подъём через перевал Иркиз становится на порядок сложнее, если поднимаешься в дождь). И я, в общем-то, никого не ждала, потому что к тому моменту, который я описываю, ливень шёл уже с полчаса, если не дольше [а просто дождь, соответственно, на порядок дольше], и громыхало, как вдруг я услышала, что пришла детская группа.
Я ни в коей мере не альтруист, но могу, например, несколько дней думать, к кому же пристроить газовый баллончик, который мне не нужен, наконец, взять его с собой к погранцам и отдать по пути приветливой молодёжи (для меня действительно важно и думать, и делать подобные штуки предельно серьёзно). Однако я не выношу глупость как таковую. Ни в себе, ни в других. И если чувствую её запах, никакие аргументы в духе "со всеми бывает", "это чрезвычайная ситуация", "помочь сейчас - сделать хорошее дело!", "ну ты ведь сама совершаешь глупости на каждом шагу!" не работают. Потому что для меня ничего криминального в самом факте совершения глупости нет, однако будь добр отвечать за её последствия самостоятельно.


... Я не иду им помогать.
Я понимаю, что там дети, которые, вроде бы, не виноваты, но сама ситуация меня, прямо скажем, вымораживает.
Почему они не остановились раньше? Откуда и зачем они пришли в такую погоду?..
40 с лишним (!) человек, большая часть которых - дети; сами насквозь мокрые, всё содержимое рюкзаков - аналогично; большого тента у них нет, палатки ставят почему-то три человека (понятно, почему: замёрзли; но взрослых всё-таки существенно больше трёх!); время к вечеру, дождь идёт с 12-ти. Да что происходит?..

На следующий день разговариваю с одним из их инструкторов.
Он сам из Теберды, в этих местах впервые за много-много лет.
Вроде, и человек хороший, но... ничего же не продумали! Совсем.
Поднимались через Иркиз, искали место, где можно рядом разместить 20 с лишним палаток...
*В радиалке на Кратерное попали под грозу; при спуске через Айматлы - в очень, очень страшную грозу. Такой вот трёхдневный поход у детей получился*.


Зато были у них 2 мальчика-близнеца в группе, Федя и Петя, лет 12-ти.
Крапивинские такие, неунывающие!..
Кажется, всю группу на своём оптимизме держали)
Так восхищались обилием звёзд в ночи, что я выглянула посмотреть, а там небо усыпано ими буквально!
Невероятная красота!..

А ещё я музыку в этот день услышала. Не ту, с Семицветного (её в последний раз я слышала на Ледниковой ферме), - как будто мужской хор. Красивая)
И сварила какао. Это было хорошо-хорошо!..
И посмотрела невероятно пронзительный закат! К тому времени дождь уже закончился, и вот небо сначала стало морским-морским, а потом по нему словно лебеди полетели!..
И расхотела уходить.
И зажгла свечу в ночи, но честно призналась пространству: побыла бы тут ещё денёк, да не знаю, выдержу ли: слишком уж много людей.
И, словно услышанная кем-то, впервые крепко и сладко спала)
Пришлось оставаться))

***
Наутро любовалась прекраснейшим рассветом. (Солнце восходит как раз напротив, очень удобно за ним и за небом наблюдать с холма). А потом принялась доделывать недоделанное.
Сначала отправилась лазать по скале, что справа от Иркиза. Пришлось сталкиваться со страхами (висишь над пропастью, всё, как я люблю)), идти туда, куда очень не хочется :) и т.п.
Далеко пролезть всё равно технически не получилось, но было хорошо)

И уже на перевале я познакомилась с чудесным парнем.
Сам он из Москвы, но очень любит природные пространства. Много сплавляется, не меньше ходит по горам.
Бывал и на Кавказе, и на Алтае, и в Тянь-Шане. И даже в Подмосковье знает довольно дикие места!
Постоянно куда-то выбирается)) .
Мы с ним случайно встретились потом на рассвете и долго-долго говорили про разное. Очень интересный и атмосферный выдался разговор!..


После я отправилась штурмовать склон, находившийся аккурат за моей палаткой.
Мне хотелось подняться на него, чтобы посмотреть, как с такой высоты выглядит любимая горка (та, по которой я с утра лазила). Я там даже нашла следы тропы!..)) *Ну да туда совсем не сложно подняться, сыпучка не такая сыпучая, как на Кара-Джаше*.
И вот сидишь ты, смотришь с высоты на озёра, думая: как хорошо, что ты недалеко от лагеря, ведь опять собирается гроза! И закрадывается к тебе тогда в голову мысль пойти направо.
- Зачем, Настя? - спрашиваешь себя. - Ты никак решила пробраться на Кара-Джаш по верху?..
- Ну что ты, - отвечаешь. - Кара-Джаш всё равно выше. А мне просто интересно походить разными дорогами, посмотреть на разные места с разных ракурсов. Ну что тут поделаешь)

Спугнув какую-то интересную птицу (из тех, что почти не летают), пробираюсь дальше и дальше по каменистому гребню. Палатка немилосердно удаляется, гроза продолжает собираться, зато радости в глазах через край!..
Потому что иное измерение.
Потому что дело не в том, где сейчас идёшь, но в том, что почему-то вдруг можно и так (и ещё сотней других способов). Удивительно!


Спускаюсь я однако, почти у Кара-Джаша :facepalm:.
Там очень, очень красиво! (С такой высоты).
Провожу группу из 3-х человек к месту, с которого видно Верхнюю Запятую, а сама возвращаюсь в палатку - пережидать недолгий дождь.
Приятно сварить себе в какао и просто вот так в тишине передохнуть (дети-то ушли за Кара-Джаш как раз).
... А потом иду в сторону Верхней Запятой. Очень мне хочется почему-то туда вернуться!
По пути попадаю в очаровательное облако (даже видимость существенно снижается!), любуюсь тем, как множество его товарищей гуляют над Айматлы (сказочно это всё по настроению! совсем иные интонации, не то что накануне!), долго разговариваю с инструктором)
С ним хорошо говорить, но даже несмотря на это (или наоборот: именно поэтому) я бы не помогла ему накануне.
*Но, возможно, это история про то, что я циник, лентяй и подлец. Мне-то вот постоянно кто-то чем-то помогал в этом походе...*

Добираюсь до Верхней Запятой.
Там тихо, загадочно, мистично, можно сидеть на склоне или перед ущельем и о чем-нибудь размышлять)
Чтобы не спускаться-подниматься, осваиваю траверс по местным склонам.
Очень удобная штука))


Где-то над Айматлы усаживаюсь на камень и сижу долго-долго. Облака всё ещё бродят туда-сюда, спокойствие обволакивает душу, а в голове начинает звучать новая музыка: 2 тона, 2 голоса, женский и мужской.
Возвращаюсь в лагерь, а там только у верхнего из Верхних Софийских 38 (!) палаток стоит (инструктор посчитал сходил и мне рассказал). Сказать, что находиться там невыносимо, ничего не сказать.
Но пока я, наскоро приготовив ужин, убредаю смотреть закат)
Облака этим вечером многочисленные, разные-разные. И столько умиротворения от них!..
(А людей почему-то по верхам ходит совсем мало; словно и не стоит 38 палаток с одной стороны и 23 с другой...)
Очень насыщенный и невероятно правильный день!

... Не спится мне, конечно, правда, этой ночью.
Голова начинает болеть, стоит мне спуститься к озеру, и я перенаправляю боль в спину.
Но людей-то вокруг от этого меньше не становится)
Зато это повод гулять ночью и смотреть на молодой месяц!) Он очаровательный)
А потом без труда вставать на рассвете)
Но это уже другая история)

Много фотографий.

@темы: человеки!.., тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:52 

Путешествие по Кавказу. Нижн. Запятая ->Верхн. Запятая ->Софийские озёра, 11.08-12.08

Следуй за белым кроликом (с).
Есть такой момент. Когда я выбираю из двух и более путей самый простой, потому что он проще, он непременно оказывается самым сложным. Ибо простое только тогда становится для тебя простым, когда ты на полном серьёзен не боишься сложного. В горах это правило работает на все 100%, но, но, но.

Такой вид открывается, когда выходишь из палатки на Ледниковой ферме.
На Софийские озера попасть можно тремя разными путями.
Самый быстрый путь через перевал Иркиз. Но "там под конец есть очень крутой участок. Нужно цепляться всеми 4-мя конечностями. Тебе туда не надо", - убеждает Наташа.
Убедить меня в чём-то не так сложно, поэтому вариант подниматься через первое ущелье я для себя даже не рассматриваю (и вот зря).
Второй и третий путь рассчитаны на два дня (если идёшь с тяжёлым рюкзаком).
Через второе ущелье мимо озера Айматлы (Нижнее Софийское) либо через третье мимо озера Нижняя Запятая со стоянками на соответствующих озёрах.

Почему-то считается, что тропа, проходящая через Запятую, самая длинная, но при этом самая простая.
Про протяженность всё верно, а вот про уровень сложности я бы поспорила)
Я поднималась там, чтобы ещё раз встретиться со своим соседом, который отправился туда рано утром собирать траву.
Что тут скажешь)
Вечно моя сентиментальность заводит меня в какую-то жесть))

Очень мне хотелось посмотреть на Софию с этой дороги. И вот я шла от неё, поворачивалась и представляла, что иду к ней. Невероятная всё-таки гора!
Начинается всё, в общем, неплохо.
Я, наконец, сама готовлю себе завтрак - что очень приятно делать, когда вокруг столько дров.
Обнаруживаю два малоприятных бревна, по которым нужно пройти (но, по сравнению с алтайскими, все отличные)), улыбаюсь одиноко пасущемуся ослику, Софии и солнцу и иду, иду, иду...))
Всё мне кажется, что я что-нибудь не так сделаю, не найду третье ущелье и гладкое бревно через Софию, но нет, нахожу) А на другой стороне меня, как водится, ждёт проводник.
(Стоит там мужчина, показывает, в какую сторону идти, чтобы попасть на тропу, а когда я едва не прохожу мимо оной, с неё сходят мужчина, женщина и собака, и тут уж ничего не добавишь))

Совершенно волшебно идти через лес!..
Там можно найти малину, ручейки и тень)
А вот стоит подняться выше - где-то пока в отдалении начинает грохотать.
С этого момента гроза становится лейтмотивом моего похода.

Хвост Нижней Запятой.
На подходе к озеру сталкиваемся с Виктором.
- О, молодец! - говорит.
- Далеко до озера?
- Нет. За теми берёзами спуск начинается. Это к Нижней Запятой. А завтра ты на Софийские будешь подниматься с Верхней. (Эта фраза очень поможет мне на следующий день. А пока для меня открытие, что Запятых две)).
- Гроза собирается?
- Да, тебя встречать будет.

Непосредственно перед спуском какая-то женщина рассказывает мне, что основная тропа проходит по болоту, поэтому она предпочитает идти по курумнику по другой тропе.
В этом мы с ней схожи) Потому под громогласные раскаты я траверсом прохожу полдолины, радуясь изредка попадающейся чернике.
Тропу довольно быстро теряю, ну да зачем она?..

Нижняя Запятая. По этой фотографии даже видно, почему её так назвали)
Когда я спускаюсь к Нижней Запятой, мне в очередной раз помогают поставить палатку))
- Да я справлюсь.
- Это понятно. Но сейчас как ливанёт!
Стоит мне убрать в палатку вещи - начинается.
4 часа длится гроза прицельно над Нижней Запятой.
Сказать, что это психологически напрягает, не сказать ничего.
Дело не в "ударит-не ударит".
Дело в том, что грозу иначе как зло я не воспринимаю.
И вот оно давит, скручивает, электризует...
*Зато после того как гроза 4 часа громыхает над тобой, а час перед этим не над тобой, связка "грохочет гром, в небе чёрные тучи" - "сейчас тут начнётся гроза!" пропадает из головы. И ты получаешь уникальную способность определять, где гроза сейчас, через сколько будет здесь, если будет, и в какую сторону пойдёт дальше :facepalm:*.

... Выползаешь потом из присыпанной градом палатки на шатающихся ногах.
Костер развести не можешь, как ни пытаешься, - ну хоть мусор сжигаешь.
И поражаешься тому, насколько странное это место.
Здесь повсюду вода (по сути палатки стоят на окраине болота).
На островок, на котором ещё растут берёзки, перейти можно только вброд.
Назад тоже - либо вброд, либо по склону по курумнику.
Вперёд - вверх меж двух водопадов.
Это не плохо, это частью гнетуще, частью мистично.


Утром встаю рано и выслушиваю от соседей (мужчина лет 35 с, видимо, отцом, пятигорские) совет:
- Ты бы выходила как можно раньше. Тут уже пятый день до обеда светит солнце, а часа в 2 - в 3 как по расписанию начинается гроза.
(Это очень странно слышать, потому что на Ледниковой ферме не только гроз - дождей не было уже 10 дней).
Заставлять меня уйти с этого специфичного места не надо, выхожу.
Отправляюсь туда, где в последний раз видела тропу.
... Кричат мне, разворачивают.
- У тебя палки нет никакой?
- Только эта [дорогой мой рододендрон; он для снежников, мостиков и поверхностной страховки, опираться на него бессмысленно: сломается].
- Это не дело. Там очень крутой подъём. Мало ли что.
[Слушать, как трое (подходит одиночка) взрослых мужчин, накануне спустившихся, всерьёз говорят про очень крутой подъём, не то чтобы очень весело. Это может означать только то, что подъём простым не будет].
В итоге самый взрослый из них отдаёт мне свою треккинговую палку.
И мне, вроде, и неловко, а в итоге эта палка не раз меня впоследствии выручает.

Т.е. тут ведь как: сначала подъём как подъём, ну, крутоватый, с кем не бывает.
Так что ты поднимаешься себе по тропе и искренне не понимаешь, с чего тут столько паники развели.
До того момента пока тропа не упирается в скалы.
Здесь даже нехорошие слова вспоминаешь, потому что, ну, жесть.

Верхняя Запятая.
... Если бы ты шел налегке, этот внезапно образовавшийся скальный участок был бы просто не очень приятным.
Потому что не очень приятно спиной смотреть в пропасть (пока руки и ноги перемещаются по камням).
Когда же ты с весом, оно, мягко говоря, очень неприятно.
Потому что 15-16-ти килограммовый рюкзак норовит стянуть тебя вниз.
(А спиной-то ты по-прежнему смотришь в пропасть).
... Я не знаю, каким усилием воли мне удается не дать себе сдаться (я каждый раз этого не знаю, будем честны).
Помню, что ужаса внутри оказывается достаточно много для того, чтобы чаша весов заколебалась.
Но всё-таки я иду вверх.
Первые скалы остаются позади.
*После я вспоминаю этот эпизод и понимаю, что тропа шла выше (там, где хотя бы можно было прижаться к слону), просто я не рискнула на неё забираться. Там, где она проходила, я не смогла, а в другом месте меня остановил уступ, укрытый рододендроном. Вроде, кажется, ну что такого. А ставишь ногу и понимаешь, что не знаешь наверняка, земля там где-то под ней или пустота. Скорей всего, земля, но у рододендрона длинные ветвистые ветви, потому есть и другая вероятность*.

Когда я дохожу до вторых :), я уже искренне не понимаю, почему тропа идёт там, где она идёт.
Ведь на этом склоне не сплошь скальные участки, ведь откровенно можно обойти!
... Что я и делаю, оставив рюкзак и отправившись на разведку.
Не хочется лишний раз карабкаться спиной вниз.

Верхняя Запятая.
Обходим с рюкзаком по безопасным скалам и травке.
Даже, кажется, срезаем прилично.
Иногда очень смутно понимаю логику горных троп(

А дальше начинается веселье)))
Я-то думаю, что Верхняя Запятая за виднеющимся впереди перевалом.
По какому-то наитию присаживаюсь на камень попить воды, поворачиваю голову и с удивлением обнаруживаю, что тропа уходит куда-то вбок.
Это не то чтобы очень радует :), но ладно.
Дохожу до кажущейся высшей точки, но вместо озера обнаруживаю снежник.
Тропа идёт вдоль него вверх по крупному курумнику))

После забегов на Аюлю курумником испугать меня довольно сложно)
Напротив, я люблю по ним подниматься-спускаться, потому что таким образом экономлю силы.
Но когда, проходя по довольно узкому ущелью, я не то дважды, не то трижды за очередной "высшей точкой" обнаруживаю очередной снежник, хочется уже рассмеяться.
(А гроза между тем начинает собираться: расписание же)).

Кажется, первый из тех снежников.
... Когда я-таки добредаю до Верхней Запятой, я в очередной раз оказываюсь перед нелёгким выбором.
Стоять здесь откровенно не хочется (тоже очень мистическое место, и вдвойне такое, когда ты там один), до грозы, очевидно, часа полтора (при очень хорошем раскладе, два), сколько до Софийских - да непонятно. Кто-то говорил про километр, но хорошо бы уточнить этот вопрос, а не у кого.
Частью потому что предпочитаю идти, если есть такая возможность, частью из-за того, что Виктор сказал мне накануне, я начинаю движение по периметру озера. Заглянув в 2 отвесных ущелья, которые, очевидно, ведут не на Софийские, я поднимаю голову и обнаруживаю трёх спускающихся человек.
(Невероятная светлая девушка среди них!)
Спрашиваю, далеко ли до Софийских.
Отвечают, что нет.
Объясняю, что мне нужно понимать, дойду ли я за час, ибо гроза идёт.
- Дойдёте, - улыбается мне девушка.
И у меня исчезают сомнения.
Ну и что что опять подъём)
Я справлюсь.

Очень люблю окрестности Верхней Запятой. Но ночевать там всё равно не тянет) Первое из двух ущелий.
Перед последним подъёмом натыкаюсь на группу.
Её инструктор настоятельно рекомендует мне поторопиться (громыхает всё ближе и ближе).
"Да где бы силы на это взять..." - вздыхаю про себя и вдруг обнаруживаю, что умею бегать с рюкзаком вверх при отсутствии сил. Гроза всё-таки - отличный мотиватор.

Палатку ставлю уже в лёгкий дождь.
Наконец-то никто не помогает))
Гроза оказывается суровой, но короткой (у Софийских в этом смысле хорошо: оттягивают они грозы, в отличие от Нижней Запятой; и дышится у них очень легко, хотя людей толпы).
... И восходит солнце.
Верхняя Запятая.

И ещё 5!

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

22:03 

Следуй за белым кроликом (с).
В половине случаев мои свидания с Петергофом без слёз не обходятся))
Сговорились сегодня с Финским и смотрят невинными глазами.
- И зачем? - спрашиваю.
- Есть вопрос - есть ответ, - отвечают.
- Так-то оно так. Но этот вопрос я тебе, Петергоф, не задавала!
Ну да, о чём это я, в самом деле)
Удивляюсь, что пространство, знающее меня лучше меня самой, в курсе того, какие вопросы меня сейчас мучат =))

В этой связи захожу в самое петергофское из петергофских общественных мест.
- Давно вы не заходили! - встречает меня владелец.
- Да, я знаю. [Наверное, с год. Но никогда не сомневалась в том, что меня там помнят].
... В Петергофе всё-таки невероятно правильные штуки случаются.

Из обрывков разговора:
"Пока все мечтали стать космонавтами, первооткрывателями и учителями, я мечтала стать гардеробщицей. И, чувствую, гештальт не закрыт. Эта работа казалась мне во всех отношениях идеальной. В первую очередь потому, что самый часто посещаемый мной гардероб находился в поликлинике. Я не любила поликлинику и болеть, но детский сад я ненавидела. Поэтому весь день принимать куртки и пальто и раздавать номерки было моей мечтой. И не болеешь, и сад не посещаешь".

- А музыкалку ты любила как место, в котором можно было не вспоминать про садик?
- Отчасти. Понимаешь, я не то чтобы любила музыкалку. За те 12 лет, что я там провела, я так ни с кем и не подружилась (и даже приятельницей никому не стала). Был момент, когда я стала общаться с новенькой девочкой, которая очень мне понравилась. И где-то, наверное, с месяц мы как будто были друг другу не совсем чужие. Даже, знаешь, сидели вместе в автобусе, что вез наш хор на концерт в Дом Музыки. Но потом Алину как-то все разом полюбили, у неё появилась своя интересная компания, и со мной она больше не общалась.
В садике в плане общения было так же, но там ещё наличествовал элемент принуждения. В нас запихивали еду, которую мы недоедали, заставляли спать в тихий час (а как ты там уснёшь, если совсем не хочешь?), ну и просто - весь день ты находился в довольно тесном пространстве в окружении людей, которых не хотел видеть.
Музыкалка, конечно, казалась островком свободы.
- А когда садик закончился?
- Когда садик закончился, началась школа))) По сравнению с садиком, она казалась мне раем, правда, но всё равно. Ну, и дома проблемы обострились серьёзно.
- Т.е. музыкалка всё ещё оставалась тем чудо-островком?
- Да. Но был и ещё один аспект. Я ведь училась в хоровой школе. Хор у нас был три раза в неделю обычно и пять-семь - в преддверии какого-нибудь важного концерта или конкурса. По будням репетиции по партиям, по субботам - общие. Многим не нравилось ходить по субботам на хор, во-первых, потому что по субботам, во-вторых, потому что репетиции длились от трёх часов и дольше. А я жила ожиданием этих дней)
- Почему?
- Потому что... в основном мы пели духовную музыку. Для нас, например, было чем-то в порядке вещей приехать в какой-нибудь польский католический собор и всю службу развлекать прихожан своим пением) У нас и нецерковный репертуар, конечно, был, но он интересовал меня в меньшей степени, потому что не понимала я его, по большей части.
- А церковный понимала?))
- Когда мы репетировали что-нибудь духовное, особенно если только концертным составом, я начинала видеть странные штуки. Не вспомню сейчас, что они из себя представляли. Они были очень красивые, красочные, но видела я их не глазами (глаза всё-таки смотрели на дирижёра)) - не знаю чем. Ощущение от них было невероятно светлое. Все проблемы разом переставали существовать. Ты буквально оказывался вырванным из повседневной реальности и парил где-то. Внутри было тихо и радостно. И колокольчики звенели.
- Гкхм.
- Скажешь, придумывала? Может быть. Но у нас и правда неплохой хор был (и есть). Два года подряд побеждает в европейских хоровых играх в номинации духовная музыка. Не думаю, что это случайность.

Такие дела.

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

02:42 

Следуй за белым кроликом (с).
Взяла себя в руки - написала письмо студентам.
Старалась сделать его не трагичным, а напутственным; не знаю, что получилось в итоге.

Так или иначе, 3 года преподавания немецкого языка в вузе принесли мне очень разноплановый и важный опыт.
Я и не думала никогда, что такое возможно)
Были, конечно, неприятные моменты - но неизменная радость от того, что едешь туда и сейчас, думаю, говорит о многом. И искупает многое.

Однако в детстве я очень любила книгу про Мери Поппинс.
Переслушивала, и переслушивала, и переслушивала кассету про неё, даже фильм не раз смотрела.
И не могу не отметить: ветер меняется.
И отныне нам с бюрократией не по пути.

Понятия не имею, как собираюсь из всего этого выкручиваться: репетитор из меня так себе, да и не люблю я это занятие. Точнее: люблю его на порядок меньше, нежели преподавать русским студентам в вузе.
Но, может, стоит начать преподавать математику. Это хоть интереснее.
Ну да посмотрим.

Как бы там ни было, начинается новая страница.
Её, как водится, открываешь не без внутреннего трепета, да оно и хорошо)
В конце концов, вспоминая наш диалог с пограничниками:
- А если звери какие дикие? Волки, медведи?
- Я справлюсь.
Справлюсь, ага)
Доброй вам ночи!)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

22:40 

Следуй за белым кроликом (с).
Так вышло, что ещё целый день после похода я провела в Пятигорске.
Помню это резкое, неуютное чувство: "Зачем я тут? Что я здесь делаю?"
(И это притом, что Пятигорск я полюбила, как только в него попала).
Нереальность происходящего, острое ощущение неуместности себя.

В горах я всегда знала, чем буду заниматься в тот или иной день.
И всегда всё было для меня важно.
Каждая мелочь, каждое душевное движение.
А тут... ты же ничего не делаешь!
Не в смысле 'на самом деле ничего', а в смысле 'тут всё просто, предсказуемо, с комфортом'.
Потому что нет никаких рисков.
Каждый твой шаг безопасен, а если вдруг что-то идёт не так, существует куча инстанций, готовых броситься на помощь.
Вон даже ложку в рот кладут в кафе всевозможных.
А... причём тут ты?

Получается, что те движения духа, которые составляли твою жизнь в горах, ничем в городе не компенсируются.
Ты везде не то чтобы зритель, но... этакий никто?
Да, взаимодействие с пространством - важная штука, но она может красиво дополнять, а не составлять.
И выходит, что случаи типа нашей истории со шкафом, как бы это крамольно ни звучало, желанны.
Потому что, когда случается что-то подобное, ты сначала переживаешь крушение собственного мира, а потом сам же его воссоздаёшь (то, что ты физически вкручиваешь-вбиваешь, - только внешняя форма).
Это требует немалого душевного напряжения, но зато ты определённо_жив.

Так и что же?
Уходить в медицину катастроф?
Или поверить в то, что в сфере духа ты сумеешь добраться до чего-то подобного?
... А тебя уже называют человеком, который не развивается.
А уж в глазах общества ты и вовсе никто.
Зачем же ты?..
И как примирить непримиримое?

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, под знаком вопроса, тяпкой в душу

14:52 

Путешествие по Кавказу. Перевал Темир-Кулак, 05.08.

Следуй за белым кроликом (с).
На следующий день я пошла в радиалку в сторону перевала Аюлю.
Последние батарейки в фотоаппарате сели накануне, когда я пыталась сфотографировать горку, на которую поднималась (что характерно: все мои батарейки, кроме, разве первых двух, садились, когда я наводила на неё объектив; причём, если у меня были с собой запасные, они тоже садились и начинали исправно работать, например, вечером или на следующий день), но я даже особо не расстроилась по этому поводу: во-первых, фотоаппарат крадёт восприятия, во-вторых, у меня столько фотографий с тропы на Аюлю, а конкретно в этот день я планировала тихо-мирно побродить по окрестностям.
Но когда я планирую тихие-мирные радиалки, разумеется, получается наоборот)))

Начиналось всё, в общем-то, как я и планировала.
Солнечное утро, бредёшь в своём темпе, останавливаешься, где хочется, изумлённо наблюдаешь любимую и вчерашнюю горки с полдороги (я почему-то думала, что их не будет видно, а они такие красивые!), слушаешь птиц. Изумляешься тому, насколько же эти места светлые! Очень благостная атмосфера царит на тропе.
Доходишь до плато перед перевалом Аюлю, вдруг поворачиваешь - и радостно бегаешь по местным холмикам.
На них очень ютно, и открывается чудесный вид (очень я люблю, когда вот так меняется ракурс; совсем по-другому начинаешь видеть знакомые места!))
А главное, осознаёшь внезапно, что ты не ограничен отдельно взятыми тропами; просто ходишь везде и радуешься))

Идилличная картина перестаёт быть идилличной, когда я решаю забраться на перевал Темир-Кулак.
(Собственно, с горы Темир-Кулак, примыкающей к одноименному перевалу, спускались люди, которые чего-то испугались, заметив меня на соседней вершине; ну а я ела себя за то, что не перешла по хребту на эту гору).
В самом подъёме ничего сложного нет.
Тропа проходит то по траве, то по курумнику, при этом не будучи особо крутой.
Но начинают собираться нешуточные тучи))
И к моменту, когда я поднимаюсь на перевал, они уже выглядят грозов и сопровождаются нехилым ветром.

Я вижу, что, скорей всего, как минимум полчаса ещё есть.
И что при очень большом желании можно успеть забраться на вершину.
Но желания такого не возникает.
Его и при отсутствии грозы не было (бывают пространства, в которые откровенно не тянет); когда же над хребтом сгущаются чёрные тучи, становится совсем не по себе: обе грозы, которые я видела из-за перевала Дукка, концентрировались над этой вершиной. Она словно бы притягивала их к себе (так же как соседняя с ней вершина и Семицветное грозы оттягивали). И не было у меня никаких оснований полагать, что в этот день что-то радикально изменится.

Чуть-чуть побыв на перевале Темир-Кулак (он тоже несколько меня пугает, но не так), я решаю поскорее спуститься :) и оказываюсь над перевалом Аюлю. Оттуда выходит группа в сторону Семицветного, а я медлю.
Уже громыхает где-то в отдалении, ветер усиливается, солнце прячется, а я, во-первых, хотела побыть какое-то время в этих краях (над Аюлю) - ради этого радиалка и затевалась, и было бы странно отступать в последний момент; а во-вторых, действительно непонятно, что делать :)
До Семицветного с этой точки 2 часа при очень хорошем раскладе. Гроза идёт в том направлении (не совсем в том, точнее, но сколько раз я видела, как небо моментально затягивается!..). По пути то открытые пространства, то высоченный курумник - и вот что?
Бежать от грозы (но у меня никогда этого не получалось, т.е., скорей всего, придётся искать укрытие по дороге + я не люблю от чего-то бежать) или пережидать в найденном заблаговременно укрытии, не имея понятия, насколько это всё затянется?

... И я решаю переждать. Нахожу какую-то уютную пещерку, из которой открывается идеальный обзор (всё как я хотела), устраиваюсь там поудобнее, любуюсь голубым небом на горизонте и манящими снежными вершинами. Ветра здесь нет, гроза за спиной - отлично!
Провожу тут, наверное, с час, изумляясь тому, что над Аюлю так ничего и не проливается (я-то надеялаль, что прольётся, остатки ветер прогонит, и я спокойно побреду в сторону Семицветного); как вдруг замечаю, что горизонт начинает сереть)))

А вот тут становится совсем не понятно.
У меня в запасе не так много времени (в 8-то уже темно); по курсу моего движения гроза (ну опять же: не совсем по курсу, но тучи коварны), и сзади тоже надвигается гроза! Небо затянуто намного более угрожающе и неприятно, нежели час назад (тогда можно было пройти по кромке туч, сейчас - только под ними; и хотя ясно, что очаг не тут, это прямо совсем не радует), ветер заливается, а я хоть и в пещерке, но над перевалом: отсюда бы уходить в преддверии второй грозы, но как же не хочется.
В общем, надо снова срочно что-то решать, а выбор не очевиден, ибо из двух зол.
... И в этот момент мне снова помогают.
Я снова слышу музыку с Семицветного (а чуть позже вижу, как над ним клочок неба начинает сиять, словно бы подсказывая: сюда! сюда!), и уже, в общем-то, принятое решение выходить начинает казаться не таким уж и сумасбродным.

Тут уже не просто по камням бегаешь легко. По снежнику (в крутой его части) летаешь как на крыльях.
Потому что впереди громыхает, сзади громыхает, а тебе бы до палатки дойти.

У плато замечаю две палатки с мужчинами, очень напоминающими внешне альпинистов.
Решаю узнать, совпадут ли наши мнения, или они посоветуют переждать.
Такого милого ответа я не ожидаю)))
"У Семицветного чего бояться? Оно в низине, да и над ним вон расходится. С перевалов надо уходить. Над перевалом сейчас громыхает".
[Так-то оно так, но до Семицветного полтора часа ходу, а сзади что-то идёт. Ну да ладно].
... Ещё милее то, что в нескольких метрах от их палатки по склону пробираются 4 тура. И мужчины бегут их фотографировать))

Меж двух гроз идти не очень приятно.
Периодически теряешь тропу (это не страшно в том плане, что знаешь, куда идти, но по тропе сквозь курумник чуть проще и быстрее), не имеешь передышек (они и особо не нужны на спуске, но хочется больше свободы)), всячески стараясь как можно дольше продержаться в пространстве между грозой 1 и грозой 2, не сильно радуешься грохоту прямо над тобой (понятно, что периферия, не очаги, но молнии всё равно сверкают).

Успеваю спуститься до грозы. Да она до Семицветного особо и не доходит (а вот до склона, по которому я спускалась, да). Другое дело, что в половину седьмого грохотание ещё слышно - т.е., реши я пережидать, пришлось бы, видимо, пережидать с ночевкой или идти под очагом второй грозы.
Всё к лучшему)

... Ночью совершаю очень спорный с моральной точки зрения поступок.
Та группа, которую я видела у Аюлю, устраивает лагерь рядом с моей палаткой.
По темноте несколько человек набиваются в палатку по соседству, кипятят чаи, играют в какую-то игру - кажется, про угадай персонажа, которого тебе написали на бумажке, и непрерывно громко смеются (я бы подобрала другое слово, но не люблю его использовать применительно к людям).
А я очень не люблю, когда так делают) Особенно в горах. Хуже только когда напиваются.
Ну т.е. хотите веселиться - веселитесь, но как-нибудь так, чтобы не мешать соседям спать.
Дохожу до этой палатки, прошу вести себя потише.
Это срабатывает, но чувствуешь себя этаким взрослым из Маленького принца.
Не знаю, что делать в таких ситуациях(
Молчать, по ощущениям, тем более не годится.

Чтобы не заканчивать на такой ноте)
Вечером в палатке фотоаппарат вдруг заработал))
Надолго его не хватило, но обнаружить такой поворот событий было радостно)

@темы: в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

00:10 

Следуй за белым кроликом (с).
Иногда мне очень хочется забыть о том, что я не пью.
Просто опустить уже руки и очутиться в этаком блаженном неведении.
Но нельзя.

Собирали мы тут с папой шкаф.
Нормально, в общем-то, собирали, но и не без греха.
Папе всё не нравились мои походные вещи (а когда папе что-то не нравится, это "весело" ), а мне не нравилось то, как он об этом говорит, поэтому они оставались лежать там, где лежали, но пришла мама и то ли повышенных тонов испугалась, то ли что, но начала их перекладывать на этажерку.
В итоге получилось так, что этажерка упала на дно нижней части шкафа (шкаф двухчастный) - и хорошо, что не на кого-то, ну и, собственно, дна у шкафа больше нет.

Всё это очень непросто, честно говоря.
Потому что ты испытываешь определённый спектр эмоций, но вынужден оставаться в сознании, не давая делать окружающим отчаянные и заведомо ни к чему доброму не ведущие штуки, подсказывая, что можно предпринять в подобной ситуации, почти не срываясь.
*А хочется как минимум разрыдаться*.

Каким-то чудом мне удаётся повернуть ситуацию в мирное русло.
Под шумок дособрать верхнюю половину, убедить в том, что всё решаемо и даже не слишком сложно, придумать, собственно, каким образом решаемо, но господи, до чего же это всё больно. До чего же это всё бурно клокочет внутри. До чего страшно, когда у других болит, а ты ничем не можешь помочь (но кажется, только приносишь дополнительную боль одним своим молчаливым присутствием), хотя можешь.
C'est la vie.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

14:51 

Путешествие по Кавказу. Семицветное, 28.07-30.07.

Следуй за белым кроликом (с).
Трудно мотивировать себя весь день никуда (особенно далеко, а лучше и в принципе) не ходить, но в моём случае такие дни-"передышки" едва ли не важнее собственно походных.
В такие дни сознание не знает, куда себя деть, и ему волей-неволей приходится расставлять по полочкам полученный опыт.
И что-то начинает сдвигаться не только в голове, и прежде закрытые двери оказываются распахнутыми.


... Но поначалу не хочешь этого понимать (ясный, солнечный день, а ты заперт на крошечном полуостровке), поэтому радостно сжигаешь собственные ноги.
Это дети так поступают :)
Заперли меня? Ок. Тогда весь день прохожу под солнцем в шортах!
*А солнце в этих краях коварно тем, что сжигает оно моментально, но про "результат" узнаешь много позже. Знай ты о нем заранее - поступал бы благоразумнее*.
Ну да как бы ни было.

В остальном - чудесно найти ключ :facepalm:, постирать вещи, немного помыть себя (в этот день я спонтанно мою голову; у меня от ужина остаётся немного горячей воды в котелке, и я, смешивая её с родниковой в какой-то грустной пропорции - на самом-то деле, воды той на донышке, - выливаю на себя не вполне ледяную массу; но как же прекрасно ощущение чистоты!..), спокойно приготовить на костре завтра и ужин (ветер в этих краях чудесно поддерживает пламя, а на сбор дров - всякий раз удивлялась этому на Семицветном как в первый - уходит 5-7 минут, и, однако же, товарищей по готовке на костре я не наблюдала), обнаружить, что всерьёз болят руки после сеанса скалолазания накануне ("значит, не показалось, значит и правда лазал", - про всё это).
А люди приходят и уходят, что по-своему забавно.
А ты вечером отправляешься на противоположный берег. Там тишина, красота, мощь. И уютно-уютно спят огромные глыбы.


Уже по темноте приходит семья: мама, папа и две девочки. Встают рядом.
И ты так благодарен им за это!
Ибо ровно в эту ночь над Семицветным пройдёт гроза.
И ничем никто никому не поможет, но так радостно осознавать, что ты не единственный человек во всей округе.

К утру гроза проходит, оставляя после себя дождь и ветер, но мне отступать некуда - нужно добраться до погранцов и сообщить им, что решила задержаться (вряд ли они следят за всеми этими сроками, но). Очень не хочется спускаться (а потом подниматься обратно), особенно по такой погоде (крайне бессмысленное действие в моих глазах), но вздохнув и в один из просветов собрав себя в кучу, выступаешь в поход. Твердо и уже не сомневаясь.
По пути встречаю светлую молодежь, стремящуюся попасть на Аюлю, наконец, пристраивая баллон тем, кому он, вроде, действительно нужен, - а мне за это дают две конфеты! Одна из которых - подсолнечная халва! (И если и бывают в жизни праздники, то они ощущаются примерно так))
А затем семью из Пятигорска. Мама, папа, два сына, идут в радиалку на Семицветное.
Рассказываю им, что бегу к погранцам; а они предлагают мне написать записку и передать с ними, фотографируют меня даже для верности. И это такое чудо!.. Я о таком даже и не мечтала!!


Невероятные люди какие-то.
Идём с ними на Семицветное, разговариваем, попадаем под ливень, и их папа находит пещерку в камнях, в которую мы все умещаемся.
... Уже потом, попав под грозу на склоне в одиночку, я вспомню именно этот день и спрячусь под камень.
Эти люди (с фамилией Красногорские)) предлагали мне помощь в Пятигорске, ежели что.
Приехав в Пятигорск, я не стала просить их о ней, но мысленно благодарила за то, что помощь была оказана там, где была нужна.

Впускаю младшего в свою палатку переодеться.
Сама предлагаю такой вариант - и очень удивляюсь, когда его принимают.
Ты что-то предлагаешь, а оно вдруг не растворяется в пустоте.
И это прямо-таки почти до слёз.

Дожди так и не прекращаются до вечера. Ночью становится очень холодно, но в какой-то момент я просыпаюсь оттого, что тепло.
Выглядываю из палатки - а мы, наконец, под облаком))


***
Наутро холодно выползать из палатки: такой ветрище стоит!
Локки (потому что видишь его, говоришь с ним - и, ну, сомнений не возникает в номинации) с семьёй уходят: младшая девочка заболела.
И это грустно, особенно по такой погоде, но что поделаешь.

Часов в 11 мимо меня проходят радиальщики, держащие курс на Аюлю.
Два парня, делающие фотографии для рекламы своих будущих туров.
Разговариваем с ними немного, они предлагают мне просыпаться и отправляться куда-нибудь.
Вроде, безобидное такое предложение, вроде, понятны мне все эти аргументы про 'ветреная погода не повод никуда не ходить' - но моё внутреннее возмущение становится той новой точкой отсчёта, вокруг которой я принимаюсь себя собирать.
Потому что да, всё так; но почему мне становится стыдно от их слов, почему я настолько не уважаю собственный выбор?..
(А он есть; мне нужна безоблачная погода и свежие силы, дабы попасть туда, куда я хочу, наличие обеих составляющих принципиально; да, в сущности, и это неважно; мне предлагают годный сценарий, но он чужой; мой, может, и посредственный - но всё-таки он имеет право на существование, ведт он про Я, чудой про не_Я).
... И тогда я начинаю вычленять собственные 'хочу' (они зачастую имеют весьма опосредованное отношение к сфере эмоций; важна именно осознанность хотения) из потока.
И пусть у меня пока получается плохо - это какой-то иной разрез бытия.

Семицветное.
В этот день я подлечиваю обгоревшие колени (обычно мне плевать на то, что происходит с моим телом, но в этот день кажется важным уделить и ему внимание, потому что и оно его хочет; поэтому, совершенно не зная, что делать в этой ситуации, я что-то делаю руками - и становится прямо в разы лучше; удивительно!..), чиню спальник (на нем были непорядки с молнией, но опять же меня осеняет - и спальник, которому уже 20 лет или больше, становится почти как новенький), что-то зашиваю, что-то отмываю. Обнаруживаю, что каминные спички творят чудеса (ветрище задувает обычные в два счета, а эти отлично себя проявляют)).
А ещё... начинаю слышать музыку (ну т.е. начинаю ещё накануне, наверное, когда принимаюсь ночью играть в свою любимую игру про 'вслушайся в [водопад]', но она становится яснее и яснее). Ненавязчивые, но перманентные "ре-ми-ре-си".
В этот день записываю в блокноте, что так, верно, звучит, тишина.
Но не тишина это) И не озеро. А что - очень большой вопрос.


... Очень красивая панорама открывается с гребня горки напротив.
Но если вечером (к вечеру прямо-таки распогодилось!!) пройти вдоль озера на противоположный его конец, встретишься не только с красотой - с чудесами!
Там очень много цветов, долинок с камнями, озеро прекрасное внизу, но главное, там можно наблюдать за тем, как рождаются облака!
Прямо у тебя над головой, тихо, ненавязчиво.
Нарезают круги по и против часовой стрелки, образуют вертикальные и горизонтальные воронки, смешиваются в угоду новых форм, попросту растворяются..)
*И всё это в золотой час и на закате!*
Если бы что-то понимать в перемещениях воздушных потоков, столько бы, кажется, понял и узнал!..

Люди, которых я случайно за собой привела (в горах много любопытства; если кто-то куда-то пошел, наверняка там что-то стоящее внимание)), не видят этого всего и быстро возвращаются обратно на озеро. А я сижу и понимаю, что такие мгновения ценнее дня, проведённого в незапланированной радиалке под аккомпанемент ветров.
Там ты активен больше с физической стороны, а здесь столько новых осознаний!.. Волшебство!)

@темы: тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, человеки!.., в зеркале моих восприятий

02:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Всё чаще мне в жизни приходится выбирать из двух (трёх, четырёх) зол.
Когда плохо и так, и так; когда, что бы ты ни выбрал, в кратковременной перспективе фактически гарантирован ад.
Когда не выбирал бы ничего, господи, - но в отсутствии выбора заключается зло (которое хуже любого ада).

... И можно, действительно можно выбрать неправильно.
Но стоит понимать: в самом факте сделанного неправильно выбора не содержится никакого приговора.
Выбрать неправильно - нормально. Понять, что ошибся, и выбрать снова, но уже правильно - тоже.
А вот идти на поводу у собственных страхов и не выбирать - чудовищно.
Пусть в кратковременной перспективе это, как правило, и самый радужный (приятный, комфортный) вариант.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

10:32 

Осторожнее.

Следуй за белым кроликом (с).
Чаще всего на Кавказе в мой адрес говорили: "смелая".
Мне не хотелось ни спорить с людьми, ни выяснять, что же они имеют в виду, но это, пожалуй, тот самый пункт, который способен довести меня до отчаяния.
Дело не в том, что я сама себя таковой не считаю (и не в том, что мне стыдно за то, что я трус).
Дело в том, что мне очень сложно продолжать что бы то ни было делать, после того как я начинаю вдумываться в это во всё.

... Ведь ничего не меняется.
Что бы ты ни вытворял, как бы над собой ни работал, всё остаётся тем, чем было.
Да, есть некая шкала твоей собственной относительности.
"Я относительно себя годовой давности", - и поехали дальше.
Но беда в том, что всё оно не имеет ровным счётом никакого значения.
Это как с историей: если мы максимально приближаем к себе некое историческое событие, то волей-неволей обращаем внимание на ряд граней. Но стоит нам - хотя бы чуть-чуть - его от мысленного взора отдалить, как все проступавшие и казавшиеся немаловажными грани стираются. И становится понятно, что дело-то вообще не в них.

Ну, или с другого угла: нельзя стать хорошим человеком.
Чем лучше ты становишься, тем хуже ты становишься.
А в сущности, не становишься вовсе.
И так есть, знаешь ты об этом или нет.

Единственное, что я могу противопоставить всему этому аду, - переходящую в знание веру.
Но чем дольше я живу, тем больше сомневаюсь в своей способности верить, быть верной, любить.
Каждый день оно рассыпается у меня на глазах, и я давно уже не нахожу сил собрать его обратно.
Всё, что я в состоянии делать, - следить за тем, чтобы оно не исчезло вовсе.
Выходит, я просто махровый эгоист, думающий только о своём благополучии?..

Помню, в день рождения я вернулась из 10-ти часовой радиалки и позволила себе одну слабость.
Дело в том, что газ я экономила, а разводить костер после заката солнца считала занятием неблагодарным (особенно если учесть, что жила я выше зоны леса), поэтому предпочитала после длительных радиалок не ужинать (в конце концов, завтрак и перекус - это не так уж и мало).
А тут... захотелось мне вермишели очень (ну, в качестве исключения).
И я не просто себе вермишель на горелке сварила - чай заодно вскипятила (кажется, можно на пальцах сосчитать, сколько раз за этот поход я пила свой собственный чай)! И это было так радостно, с одной стороны.
Но с другой, мне всякий раз болезненно непонятно, что же мы празднуем.
Устраиваем день имени себя - того самого, что увяз во тьме.
Это нормально?..

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

14:17 

Следуй за белым кроликом (с).
В горах разное происходит.
Но что бы ни, тебя не допустят дальше того предела, за которым ты не можешь уже ничего.
Иногда уроки эти очень травматичны, однако стараться их избежать - затея не то чтобы пустая, но сомнительно ценная.

Я очень боюсь гроз.
Грозы - это то явление, которое преследовало меня от Тюнгура до Новосибирска, но, скорее, как угодившего в мышеловку мышонка.
Я ничего не могла сделать со своим страхом, кроме как, чуть-чуть его проработать.
Но Кавказ всё расставил по своим местам.

... Мы стояли на Семицветном двумя палатками.
Во второй была семья из 4-х человек: Локки папа, мама и две маленькие девочки.
Гроза началась в середине ночи и продолжалась часа 4.
Кажется, что обычно она сосредотачивается над вершинами и перевалами, но в этот раз не обошло и наш полуостровок.
Небо вечером было ясное-ясное, а тут вдруг так.

В грозу страшно то, что внешне ничего поменять ты не можешь.
Над тобой грохочет стихия - и если молнии суждено в тебя попасть, так и будет.
... В таких ситуациях молишься за других.
За тех, кому сейчас ещё более жутко.
За тех, кто, может, без палатки бредёт куда-то, или вот за детей по соседству.
(Хотя будем честны: в палатке такое огромное количество вещей - отличная приманка для разряда, что даже смешно, пожалуй, и большое внутреннее усилие требуется для того, чтобы не выскочить из неё в страхе).
Но кругом ночь, и горы содрогаются от грохота, и ты вместе с ними.

... Несколько дней спустя я спускалась с вершины горы.
Мысль о спуске возникла у меня сразу, когда я увидела прямо над собой дождевую тучку.
Пару минут назад она была белым облачком, и хотя алтайский опыт подсказывал мне, что из такого грозы не прольётся, хотя гроза-гроза была далеко (насколько ты можешь судить, наблюдая её формирование с вершинки), по какому-то наитию я стала спускаться вниз.
Тучка, разумеется, последовала за мной (немножко досадно наблюдать светлое голубое небо над вершинкой, на которой только что был, но что поделать).
Под редкие дождевые капли я добралась до перевала, спустилась где-то на 2/3 и вдруг повернула направо - снова по какому-то наитию.
Вправо уходила неуверенная тропка, позволяющая добраться до Семицветного без сильного сброса высоты (траверсом).
Я никогда по ней не шла, но вот свернула.

Где-то через пять минут без объявления войны на меня начал выливаться ливень из той самой маленькой тучки.
Склон загрохотал, посыпались молнии.
Я как раз брела по курумнику (а по той тропе курумник и заросли рододендрона, и больше нет ничего), нашла камень, который чуть выступал над другими, образуя своего рода карниз, укрылась дождевиком, который даже надеть не успела, и принялась ждать.
... В какой-то момент небо полностью затянуло (две грозы как бы соединились).
Стало очень холодно, меня начал хлестать град - а молнии всё ещё пылали над головой.

В такие моменты понимаешь, что, в общем, всё равно, находишься ты на вершине, тут на склоне или в палатке.
Это не рассудочное понимание - это то, к чему приходишь, когда снова ничего не можешь поменять.
Кажется-то, что, добеги ты до стоянки, всё было бы хорошо.
Только это иллюзия)
Слишком неприкрыто туча следовала конкретно за тобой.

... С тех пор я не то чтобы не боюсь гроз - но они перестали быть для меня каким-то непереходимым страхом, чем-то, с чем я совершенно не умею взаимодествовать.
Я предпочитаю с ними не сталкиваться, но когда сталкиваюсь (а Кавказ это регулярно обеспечивает, словно по заказу)), моя Вселенная не рушится. Я остаюсь той же, кем была, и могу не только сидеть и бояться.
И это... невероятное что-то.

***
Но рассказывать изначально я собиралась не про себя.
Вспоминая начало поста, приведу два зеркальных (для меня) случая.
Они важные.

1. Как-то раз я спускалась с вершины горы за перевалом Аюлю.
Я, скорее, спешила, потому что до Семицветного далеко, и хотелось бы быть там до темноты, но спуск прошел сильно быстрее, чем я рассчитывала, и я задержалась в своем любимом предвершинье.
И вот смотрю я в сторону перевала, а там идет группа.
Далековато, видно не очень хорошо - ну да что мне там рассматривать.

А через перевал проходит огромный снежник.
Сначала он просто идет под довольно крутым уклоном, а потом вдруг обрывается почти под прямым углом.
Те, кто проходят через перевал, обычно обрезают его по верхней половине под определенным углом.
Но тут какой-то человек (тогда мне показалось, что лет 17-ти) начинает двигаться по нему параллельно склону.
И по началу он делает это нормально - но на вертикальном обрыве что-то определённо идёт не так, и мужчина теряет равновесие.
Я не вижу со своей высоты, чем заканчивается эта история, но для меня она выглядит очень плохо, потому что там и скорость развивается нехилая, и огромные камни на выходе со снежника, и что-то определённо пошло не по плану.

Я думала, что исход этой ситуации летальный.
Но догнав эту группу любителей на полпути к Семицветному и побыв у них проводником (прямо-таки яркая моя функция в этом походе)), я выяснила, что пошло не по плану всё у их очень крутого руководителя лет 50-ти (из тех, кто может всё и кто плевать хотел на всякие 'невозможно';).
Он не соскользнул, он планировал проехать под углом 90 градусов, чтобы быстрее забрать рюкзаки своей семьи, однако палки, которыми он собирался тормозить, оказались для этого неподходящими, и мужчина потерял равновесие.
Он говорил мне, что много ругался матом - там, на камнях, под снежником, что этот день - день его второго рождения, но обошлось даже без царапин.
*А если бы на его месте был кто-то другой, было бы почти с гарантией худо*.

2. Но бывает и по-другому.
Мне нужно было попасть на горку за перевалом Караджаш, но я очень смутно представляла себе, где он находится (и где, соответственно, проходит тропа).
Увидев молодую пару (и подумав, что они, конечно, туда), я дождалась их, чтобы эту самую дорогу узнать.
Но оказалось, что они сами идут по навигатору, и мне снова пришлось работать проводником :), потому что уносило их откровенно не туда (моё смутно было, оказывается, не так уж и).
И вот идём мы с ними по тропе, а девушке откровенно не нравится происходящее.
Она очень неуверенно чувствует себя на курумнике, не хочет никуда идти с рюкзаком (она этого не высказывает, но видно же), немножко ругается - ну да оно в целом и понятно: её парень рвётся на какие-то сложные маршруты, однако, совершенно не представляя себе, что там да как (у него есть навигатор, и он ему верит).

И вот перед нами возникает снежник.
Несложный, почти не под наклоном, но Аня кричит, что мы будем обходить его по камням.
Ок, не вопрос.
Её парень лезет на курумник, как вдруг Аня, которая всё ещё неуверенно чувствует себя в такого рода пространствах, передумывает.
*Мне кажется, передумывать в пользу страха более простых (да даже и сложных) вариантов - это то, чего категорически нельзя делать в горах. Ты можешь сомневаться, принимая то или иное решение, но если ты его уже принял, стоит ему следовать*.
И отправляется вдоль по кромке снежника.
Ок, не вопрос, я иду за ней.

Но не проходит она и 5-ти меров, как случается беда: снежник ведь укрывает камни, и потому категорически не стоит ходить по его краю (как зимой в горах не стоит ходить рядом с деревьями: там вокруг глубокие ямы), Аня же боится и идёт по самой кромке.
Ну и распарывает себе ногу (чуть ли не с веной вместе) до кости.
- У тебя есть что-то, чем можно перевязать? - спрашивают они меня.
А у меня аптечка состоит из пластырей и зелёнки, да и те у Софийских в палатке.
В итоге у них находится эластичный бинт, и я аккуратно советую им возвращаться на Софийские (а не идти сейчас на перевал даже налегке, как хочет молодой человек) и поспрашивать про аптечки стоящих там людей.
От своих знакомых я впоследствии узнаю, что рану они Ане заклеили ("но лучше было бы зашить!" - говорят), сообщили об этой паре в МЧС и отправили вниз, спускаться.

Чувствую вину и за то, что ничем не помогла (могла бы вот второй рюкзак донести, например [в итоге-то парень нёс оба], а не не сходить с запланированного маршрута), и за то, что вдруг это из-за меня (они предлагали их обогнать, но я малодушно этого не сделала), но, в частности, и таким образом горы не пускают.

Предельно параллельные ситуации для меня, хотя и предельно различные: очень разные по силе духа люди в них оказались.

@темы: воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так, тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза

14:41 

Следуй за белым кроликом (с).
Это был очень странный (в хорошем смысле этого слова) поход.
Не раз и не два мне хотелось бросить всё и уехать - потому что психологическое напряжение, потому что стараешься идти туда, куда идти трудно и страшно, потому что не знаешь, что будет завтра. Самая простая радиалка может оказаться чем-то, что перевернёт твоё сознание, а самая на вид трудная - оазисом в пустыне.
... Как бы ни было страшно - двигайся, как бы ни был беспросветен тупик, в который погрузилось сознание, - вспоминай про духовную основу бытия и понимай тем самым, где включил не тот поворотник. И сердцем, и умом; одновременно.

"Зачем ты ездишь в горы? - спросил у меня один прекрасный пятигорский житель. - Чтобы рисовать, чтобы получать вдохновение, чтобы делать красивые фотографии?"
Я задумалась тогда и записала в походном блокноте ответ.
Довольно длинный и путаный)
Сейчас я бы сформулировала так: я езжу в горы, чтобы соответствовать самой себе и одновременно формировать эту себя, воспитывать, если угодно (одно ведь неотделимо от другого, правда?), с одной стороны.
С другой стороны, чтобы взаимодействовать с этим пространством, осознавать его по мере сил.
С третьей, я просто очень люблю горы) Мне легче дышится на просторе и высоте. Меняется взгляд, характер мыслей, возникает изумление.
Мне пока сложно находиться на высоте более 3000 метров (мне очень хочется там быть, но грубость моего существа - по ощущениям - этого не позволяет, поэтому час-два оказываются пределом), но 2600-3000 - этакий идеальный вариант.
Надеюсь, эта планка сдвигаема)

А ещё в горах отличные люди.
Трогательные порой очень, заботливые.
Не всегда ты готов принимать то, что они тебе предлагают (потому что в половине случаев принять что-то - проявить слабость, сбежать от себя, не соответствовать себе, пойти более лёгким путём и т.п.), но от этого взаимодействие с ними не становится менее ценным.
"Ты смотрела фильм "Дикая"? Ты очень похожа на его героиню", - утверждают, не сговариваясь.
Не смотрела и вряд ли буду, но славные же такие!)


@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

12:10 

Следуй за белым кроликом (с).
Я вернулась, пока в Москву.
Путешествие получилось отличным!
Но прежде чем рассказывать про него подробнее, опишу один случай из самого начала похода, который многое во мне перевернул.

***
"Это почерк дьявола, а не Бога;
Это дьявол под маской Бога
Отнимает надежду там, где надежда есть" (с).

Был жаркий, солнечный день. Я три часа поднималась на перевал, а поднявшись, резко повернула направо.
Я не понимала, почему это делаю; я даже не успела решить это сделать - настолько мне казалось само собой разумеющимся отправиться на эту скалу без глотка воды в термосе. Ну да ладно.

В какой-то момент я психологически не смогла карабкаться дальше.
С небольшой палочкой этого делать уже не получалось (куда бы я её ни затыкала, она цеплялась за скалы и делала тем самым вылазку смертельно опасной), потому что подъём стал вертикальным, а без неё... мне нужно было видеть, что хотя бы кто-то без снаряжения так делает, ибо были у меня недобрые подозрения по поводу адекватности происходящего.
... Я не смогла доказать себе, что подниматься дальше разумно, очень себя ругала за это малодушие, но принялась спускаться.
А там скалы, и обрывы, и приличная высота.
И я забыла, где поднималась.

Бросаешь вперёд палку, чтобы не мешала, сползаешь по скалам, и снова, и снова, как вдруг утыкаешься в крутой склон из травы и сыпучки.
Ты понимаешь, что это твой шанс, что наконец-то ты добралась до места, с которого спуститься реально (скалы-то обычно приводят к обрывам) - но крутизна серьёзная, и ты решаешь поискать что-то менее пугающее (зная, что ни к чему хорошему бегство от страхов тебя не приведёт).
Несколько раз скалы приводят к обрывам.
Ты уже, в общем-то, согласна на траву и сыпучку, как вдруг замечаешь снежник.
Впадаешь в состояние близкое к эйфории (почему вдруг? зачем?.. ну не по скользкому крутому снежнику же ты станешь спускаться!): тебе не просто кажется, ты уверена, что там скрывается спасение; добираешься туда.

Рядом со снежником сыпучка, сотканная из крупных камней (неприятная штука, потому что от них не ожидаешь, что они поедут, а они ровно это и делают).
Тебе всё равно (психологически ты уже внизу); цепляясь за снег рукой и палкой, ты потихонечку пускаешься вниз.
До первого поворота.
За которым, конечно, пропасть.
Ну, формально-то нет: снежник, рядом с ним вдруг бездонная широкая трещина, а по другую её сторону гладкая скала.

О том, что испытываешь в этот момент, хорошо бы молчать.
Потому что ужас - про тишину.
Про отсутствие слов, про "я уже себя не сберёг"и связанное с этим отчаяние.
Где-то над головой палит солнце, на перевале напротив гуляют туристы, а у тебя нет ни воды, ни душевных сил, ни, в общем-то, физических.
Ты поверил в чудо, а оно оказалось ложью, приманкой, и теперь поменять что-то в ситуации можешь только ты сам.

Пропустив через себя это всё, не зная, как вернуть хотя бы надежду (теперь обратно подниматься по сыпучке вдоль снежника, а на чём?..), по какому-то наитию кричишь шёпотом: "Ни за что не сдамся!" - и стираются границы.
Уходят все "опасно", "страшно", остаётся воля и "может случиться всё что угодно, но руки я не опущу".
Уже неважно, где и как подниматься, где и как спускаться: ты и только ты несёшь ответственность за происходящее с тобой самим.

Добираешься до травяного склона, спускаешься - где-то на корточках, где-то по-человечьи, в каком-то полушоковом состоянии залазишь на предвершинье горки напротив.
Она вся сложена из камней, но по ней точно лазить адекватно.
И с неё видно, куда ты пыталась залезть.
Неутешительное зрелище)

Спрашивать бы себя: "Настя, зачем ты полезла на скалы?"
Но внутри та самая тишина, смешанная с чувством вины за то, что не переборола страх и не добралась до вершины.
Тишины, правда, в разы больше, ибо.

***
... Никогда раньше не сталкивалась с подобного рода рисками один на один.
Мне всегда казалось, что "береги себя" - значит, оберегай себя от оных, лучше оправданный риск сочти за неоправданный, нежели наоборот.
Но "береги себя" не про зло, а подобная трактовка про оное.
Ведь так выходит ода страху и комфорту, а Себя отношения к оным не имеет.

Представляется, что бережёшь себя ты не тогда, когда не идёшь туда, где страшно, но когда не позволяешь себе малодушия.
Не в действиях - прежде всего, в чувствах и мыслях.
И рисковать ведь можно сломя голову, но чем это лучше, нежели не рисковать?..
*А куколке беречь себя не от чего: она и так в коконе*.

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетению мыслей, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

21:59 

Следуй за белым кроликом (с).
Магическим образом рюкзак почти со всеми вещами весит всего 19,1.
Я до сих пор не понимаю, как оно так вышло (и как в него всё тихо-спокойно влезло; это чудо-чудо!), но всё-таки буду уменьшать количество еды (хотелось бы, чтобы он весил не больше 19 без хитрых "почти" )).

Соседка не устаёт повторять, что боится за меня, но мне уже всё равно, но у меня тяжело на сердце в связи с другими штуками, поэтому... даже не знаю)
Я бы, пожалуй, только в который раз повторила одну немаловажную вещь: когда вы за кого-то боитесь, этому кому-то становится хуже - физически ли, психологически ли.
И это нормально, правда.
Но если вы не хотите такого эффекта, возможно, имеет смысл взять себя в руки и не бояться?..)

В Архыз я поеду через Москву, Астрахань и Элисту - так (в чём-то, пожалуй, нелепо) оно в этот раз сложилось.
Непосредственно поход для меня начнётся 23 или 24 июля.
Т.е. до - примерно - 20 августа в дайри я не появлюсь (и на время похода буду не доступна по телефону).
Не теряйте)

Чудесного вам лета, мои хорошие)
Пусть оно будет ярким и наполненным важными для вас событиями.
Пусть получается радоваться несмотря ни на что.
Пусть приоткрываются новые грани пути, рождаются вдохновение и отвага.
Пусть то, что вы давно стремились сделать, но никак не решались, окажется осуществимо в эти дни.
Что-то оно непременно сдвинет)
Удачи! :sunny:

С любовью,
Хэтта

@темы: тяпкой в душу, вам письмо, в зеркале моих восприятий, а - так

03:45 

Следуй за белым кроликом (с).
Почини молнию на рюкзаке, натри сыр, постирай юбку.
Который день я не лежу с бессмысленным (отчаянным, а скорее, два в одном) видом только потому, что поднимаю себя за шкирку, говорю, что делать и как.
Долгое время мне казалось, что это из-за страха.
Из-за того, что самое страшное в каждом новом дне для меня сейчас его начало.
Какие бы кошмары мне ни снились, просыпаться всё равно хуже.
Поэтому безусловно лучше (кажется моей мало адекватной душе) хотя бы не давать пробуждаться сознанию.
... Но это иллюзия.

Лирическое отступление.
Так сложилось, что два раза в неделю в течение этого учебного года я преподавала в Петергофе студентам.
Обычно распорядок моего дня был примерно следующим: в 11.30 я встаю, в 12 выхожу из дома, с 13.40 до 17 у меня пары, потом я или еду или бегу к ученикам; в зависимости от дня недели, дома я или ближе к 22, или ближе к 23 (а то и в районе 00, если мне приспичит заехать в Ашан). И вот в этот час я начинаю себе готовить завтрако-обедо-ужин.
Да, меня могли угостить студенты шоколадкой; да, я сама могла угостить себя кефиром или сладостью из университетского автомата (и ещё пару часов грызть себя за то, что так много трачу на себя ем), но с учетом обилия передвижений и характера моей работы, это, пожалуй, что объективно не так много.
Обычно ближе к 00 я принималась за ремонт.
Это ещё часов на 4-5-6 при хорошем раскладе, а при плохом недосып давал о себе знать, я ложилась на диван и говорила: "Я очень устала. Я правда больше не могу".

Бывало, я себе верила (и день выходил насмарку, потому что ничего, кроме сна, я при таком раскладе не могла).
Но бывало, хватала себя за шкирку, заваривала крепкий чёрный чай и отправлялась колдовать над стенами.
Всякий раз это оказывалось идеальным решением, потому что с ремонтом на той стадии останавливаться было нельзя, а усталость обычно проходила в процессе работы (хотя во время усталости мне правда казалось, что больше я не могу; с едой не казалось, для сравнения).

... С тех пор я не очень-то себе верю.
Да, страшно, да, страх ровно такое воздействие и оказывает.
Но и с ремонтом было страшно большую часть времени, во-первых)
А во-вторых, не примешивается ли к этому всему лень (которую я могу политкорректно обозначить в данном контексте 'отсутствием представления о количестве собственных ресурсов' )?
Почерк уж больно похожий)
Доброй вам ночи)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

01:05 

Следуй за белым кроликом (с).
3 года Петергоф учил меня принимать решения сердцем.
И вот сегодня, обнаружив, что мне очень не хватает бересты, я решила навестить своего друга.
Из дома это решение выглядело, по меньшей мере, безумным.
(В Питере, конечно, не так много деревьев, но неужели из-за этого за день до отъезда нужно отправляться в Петергоф?)
Пока я шла на Чёрную речку забирать газ, город щедро предложил мне набрать бересты во "2-й берёзовую аллею".
И тогда я призналась ему, что не в бересте дело.
Что, если я не обнаружу берёз в Петергофе, я, конечно же, вернусь на эту замечательную аллею.
Но в Петергоф сегодня я в любом случае попаду.

... Петергоф встречает дождём, мокрой травой по колено и берёзами-берёзами-берёзами.
"Зачем ты тут в дырявых кедах и длинной юбке?" - спрашивает тихо.
"Я как-то не подумала".
"О чём? Ты ведь знала, куда и зачем едешь".
"Знала, но не подумала. Если ты считаешь, что эти внешние обстоятельства меня остановят, ты ошибаешься".
И вот в кедах хлюпает вода, ты пробираешься через очередные заросли; от дерева к дереву, от дерева к дереву; город хмыкает за спиной и протягивает чудеса: одну подходящую берёзу, потом вторую.
"Ну всё, спасибо, больше мне не надо".
Убираешь бересту, намереваешься найти какую-нибудь человеческую дорожку и начать гулять.
"Будет ещё третья", - шепчет.
... И правда. Показывается вдруг. Кое-что с неё собираешь, чтобы не обидеть, а потом говоришь:
"Всё, спасибо, хватит. Я не люблю брать больше, чем мне нужно".
Перепрыгиваешь через ручей и вскоре оказываешься на цивильной дорожке.

Небо затягивает, дождь переходит в ливень, покуда мой любимый город вытаскивает из меня слёзы.
Сквозь них кажется, что всё довольно-таки безнадёжно сегодня, что мы так и отпустим меня в состоянии с трудом сдерживаемой истерики.
Но я слишком люблю Петергоф)
Поэтому в какой-то момент просто нахожу выход.
Начинаю рассказывать ему про свои внутренние цели-задачи, про то, как Питер нынче довёл меня до двери с надписью: "Верь".
И так меня всё это занимает, так мне нравится не чувствовать себя слабой в присутствии пространства, которое и без этих всех слов видит меня насквозь и знает, что, случайно взглянув на небо, я... изумляюсь: не просто дождь прошёл, оно ясным стало! Хотя минут 5 назад было беспросветно затянуто)
Т.е. понятно, что в Питере так бывает регулярно :), но Петергоф не знает слова случайность.
Посветлело на душе - посветлело вокруг.
Где ничто не причина и не следствие.

Очень мне не хватало этих наших разговоров.
Прогулок в любую погоду и в любое время суток, слёз и радости, переживания красоты, мыслей.
Я знаю, что тут я всегда дома (хотя каждый раз открываю это заново, конечно), - но так здорово вырваться из кокона мелочности и потери ориентиров и просто побеседовать!..
"Чая у меня сегодня нет, но есть конфеты и вода. Давай вместе?"
... Я не знаю, почему этот город так добр ко мне.
Но я уезжаю с ощущением, что вдруг всё стало правильно.
Я вспомнила то, что давно пыталась.
И что бы дальше ни произошло, я постараюсь эти воспоминания не утерять.
Ибо именно они задают точку сборки.

@темы: в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, тяпкой в душу

Упражнения в прекрасном.

главная