• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тяпкой в душу (список заголовков)
02:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Всё чаще мне в жизни приходится выбирать из двух (трёх, четырёх) зол.
Когда плохо и так, и так; когда, что бы ты ни выбрал, в кратковременной перспективе фактически гарантирован ад.
Когда не выбирал бы ничего, господи, - но в отсутствии выбора заключается зло (которое хуже любого ада).

... И можно, действительно можно выбрать неправильно.
Но стоит понимать: в самом факте сделанного неправильно выбора не содержится никакого приговора.
Выбрать неправильно - нормально. Понять, что ошибся, и выбрать снова, но уже правильно - тоже.
А вот идти на поводу у собственных страхов и не выбирать - чудовищно.
Пусть в кратковременной перспективе это, как правило, и самый радужный (приятный, комфортный) вариант.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

10:32 

Осторожнее.

Следуй за белым кроликом (с).
Чаще всего на Кавказе в мой адрес говорили: "смелая".
Мне не хотелось ни спорить с людьми, ни выяснять, что же они имеют в виду, но это, пожалуй, тот самый пункт, который способен довести меня до отчаяния.
Дело не в том, что я сама себя таковой не считаю (и не в том, что мне стыдно за то, что я трус).
Дело в том, что мне очень сложно продолжать что бы то ни было делать, после того как я начинаю вдумываться в это во всё.

... Ведь ничего не меняется.
Что бы ты ни вытворял, как бы над собой ни работал, всё остаётся тем, чем было.
Да, есть некая шкала твоей собственной относительности.
"Я относительно себя годовой давности", - и поехали дальше.
Но беда в том, что всё оно не имеет ровным счётом никакого значения.
Это как с историей: если мы максимально приближаем к себе некое историческое событие, то волей-неволей обращаем внимание на ряд граней. Но стоит нам - хотя бы чуть-чуть - его от мысленного взора отдалить, как все проступавшие и казавшиеся немаловажными грани стираются. И становится понятно, что дело-то вообще не в них.

Ну, или с другого угла: нельзя стать хорошим человеком.
Чем лучше ты становишься, тем хуже ты становишься.
А в сущности, не становишься вовсе.
И так есть, знаешь ты об этом или нет.

Единственное, что я могу противопоставить всему этому аду, - переходящую в знание веру.
Но чем дольше я живу, тем больше сомневаюсь в своей способности верить, быть верной, любить.
Каждый день оно рассыпается у меня на глазах, и я давно уже не нахожу сил собрать его обратно.
Всё, что я в состоянии делать, - следить за тем, чтобы оно не исчезло вовсе.
Выходит, я просто махровый эгоист, думающий только о своём благополучии?..

Помню, в день рождения я вернулась из 10-ти часовой радиалки и позволила себе одну слабость.
Дело в том, что газ я экономила, а разводить костер после заката солнца считала занятием неблагодарным (особенно если учесть, что жила я выше зоны леса), поэтому предпочитала после длительных радиалок не ужинать (в конце концов, завтрак и перекус - это не так уж и мало).
А тут... захотелось мне вермишели очень (ну, в качестве исключения).
И я не просто себе вермишель на горелке сварила - чай заодно вскипятила (кажется, можно на пальцах сосчитать, сколько раз за этот поход я пила свой собственный чай)! И это было так радостно, с одной стороны.
Но с другой, мне всякий раз болезненно непонятно, что же мы празднуем.
Устраиваем день имени себя - того самого, что увяз во тьме.
Это нормально?..

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

14:17 

Следуй за белым кроликом (с).
В горах разное происходит.
Но что бы ни, тебя не допустят дальше того предела, за которым ты не можешь уже ничего.
Иногда уроки эти очень травматичны, однако стараться их избежать - затея не то чтобы пустая, но сомнительно ценная.

Я очень боюсь гроз.
Грозы - это то явление, которое преследовало меня от Тюнгура до Новосибирска, но, скорее, как угодившего в мышеловку мышонка.
Я ничего не могла сделать со своим страхом, кроме как, чуть-чуть его проработать.
Но Кавказ всё расставил по своим местам.

... Мы стояли на Семицветном двумя палатками.
Во второй была семья из 4-х человек: Локки папа, мама и две маленькие девочки.
Гроза началась в середине ночи и продолжалась часа 4.
Кажется, что обычно она сосредотачивается над вершинами и перевалами, но в этот раз не обошло и наш полуостровок.
Небо вечером было ясное-ясное, а тут вдруг так.

В грозу страшно то, что внешне ничего поменять ты не можешь.
Над тобой грохочет стихия - и если молнии суждено в тебя попасть, так и будет.
... В таких ситуациях молишься за других.
За тех, кому сейчас ещё более жутко.
За тех, кто, может, без палатки бредёт куда-то, или вот за детей по соседству.
(Хотя будем честны: в палатке такое огромное количество вещей - отличная приманка для разряда, что даже смешно, пожалуй, и большое внутреннее усилие требуется для того, чтобы не выскочить из неё в страхе).
Но кругом ночь, и горы содрогаются от грохота, и ты вместе с ними.

... Несколько дней спустя я спускалась с вершины горы.
Мысль о спуске возникла у меня сразу, когда я увидела прямо над собой дождевую тучку.
Пару минут назад она была белым облачком, и хотя алтайский опыт подсказывал мне, что из такого грозы не прольётся, хотя гроза-гроза была далеко (насколько ты можешь судить, наблюдая её формирование с вершинки), по какому-то наитию я стала спускаться вниз.
Тучка, разумеется, последовала за мной (немножко досадно наблюдать светлое голубое небо над вершинкой, на которой только что был, но что поделать).
Под редкие дождевые капли я добралась до перевала, спустилась где-то на 2/3 и вдруг повернула направо - снова по какому-то наитию.
Вправо уходила неуверенная тропка, позволяющая добраться до Семицветного без сильного сброса высоты (траверсом).
Я никогда по ней не шла, но вот свернула.

Где-то через пять минут без объявления войны на меня начал выливаться ливень из той самой маленькой тучки.
Склон загрохотал, посыпались молнии.
Я как раз брела по курумнику (а по той тропе курумник и заросли рододендрона, и больше нет ничего), нашла камень, который чуть выступал над другими, образуя своего рода карниз, укрылась дождевиком, который даже надеть не успела, и принялась ждать.
... В какой-то момент небо полностью затянуло (две грозы как бы соединились).
Стало очень холодно, меня начал хлестать град - а молнии всё ещё пылали над головой.

В такие моменты понимаешь, что, в общем, всё равно, находишься ты на вершине, тут на склоне или в палатке.
Это не рассудочное понимание - это то, к чему приходишь, когда снова ничего не можешь поменять.
Кажется-то, что, добеги ты до стоянки, всё было бы хорошо.
Только это иллюзия)
Слишком неприкрыто туча следовала конкретно за тобой.

... С тех пор я не то чтобы не боюсь гроз - но они перестали быть для меня каким-то непереходимым страхом, чем-то, с чем я совершенно не умею взаимодествовать.
Я предпочитаю с ними не сталкиваться, но когда сталкиваюсь (а Кавказ это регулярно обеспечивает, словно по заказу)), моя Вселенная не рушится. Я остаюсь той же, кем была, и могу не только сидеть и бояться.
И это... невероятное что-то.

***
Но рассказывать изначально я собиралась не про себя.
Вспоминая начало поста, приведу два зеркальных (для меня) случая.
Они важные.

1. Как-то раз я спускалась с вершины горы за перевалом Аюлю.
Я, скорее, спешила, потому что до Семицветного далеко, и хотелось бы быть там до темноты, но спуск прошел сильно быстрее, чем я рассчитывала, и я задержалась в своем любимом предвершинье.
И вот смотрю я в сторону перевала, а там идет группа.
Далековато, видно не очень хорошо - ну да что мне там рассматривать.

А через перевал проходит огромный снежник.
Сначала он просто идет под довольно крутым уклоном, а потом вдруг обрывается почти под прямым углом.
Те, кто проходят через перевал, обычно обрезают его по верхней половине под определенным углом.
Но тут какой-то человек (тогда мне показалось, что лет 17-ти) начинает двигаться по нему параллельно склону.
И по началу он делает это нормально - но на вертикальном обрыве что-то определённо идёт не так, и мужчина теряет равновесие.
Я не вижу со своей высоты, чем заканчивается эта история, но для меня она выглядит очень плохо, потому что там и скорость развивается нехилая, и огромные камни на выходе со снежника, и что-то определённо пошло не по плану.

Я думала, что исход этой ситуации летальный.
Но догнав эту группу любителей на полпути к Семицветному и побыв у них проводником (прямо-таки яркая моя функция в этом походе)), я выяснила, что пошло не по плану всё у их очень крутого руководителя лет 50-ти (из тех, кто может всё и кто плевать хотел на всякие 'невозможно';).
Он не соскользнул, он планировал проехать под углом 90 градусов, чтобы быстрее забрать рюкзаки своей семьи, однако палки, которыми он собирался тормозить, оказались для этого неподходящими, и мужчина потерял равновесие.
Он говорил мне, что много ругался матом - там, на камнях, под снежником, что этот день - день его второго рождения, но обошлось даже без царапин.
*А если бы на его месте был кто-то другой, было бы почти с гарантией худо*.

2. Но бывает и по-другому.
Мне нужно было попасть на горку за перевалом Караджаш, но я очень смутно представляла себе, где он находится (и где, соответственно, проходит тропа).
Увидев молодую пару (и подумав, что они, конечно, туда), я дождалась их, чтобы эту самую дорогу узнать.
Но оказалось, что они сами идут по навигатору, и мне снова пришлось работать проводником :), потому что уносило их откровенно не туда (моё смутно было, оказывается, не так уж и).
И вот идём мы с ними по тропе, а девушке откровенно не нравится происходящее.
Она очень неуверенно чувствует себя на курумнике, не хочет никуда идти с рюкзаком (она этого не высказывает, но видно же), немножко ругается - ну да оно в целом и понятно: её парень рвётся на какие-то сложные маршруты, однако, совершенно не представляя себе, что там да как (у него есть навигатор, и он ему верит).

И вот перед нами возникает снежник.
Несложный, почти не под наклоном, но Аня кричит, что мы будем обходить его по камням.
Ок, не вопрос.
Её парень лезет на курумник, как вдруг Аня, которая всё ещё неуверенно чувствует себя в такого рода пространствах, передумывает.
*Мне кажется, передумывать в пользу страха более простых (да даже и сложных) вариантов - это то, чего категорически нельзя делать в горах. Ты можешь сомневаться, принимая то или иное решение, но если ты его уже принял, стоит ему следовать*.
И отправляется вдоль по кромке снежника.
Ок, не вопрос, я иду за ней.

Но не проходит она и 5-ти меров, как случается беда: снежник ведь укрывает камни, и потому категорически не стоит ходить по его краю (как зимой в горах не стоит ходить рядом с деревьями: там вокруг глубокие ямы), Аня же боится и идёт по самой кромке.
Ну и распарывает себе ногу (чуть ли не с веной вместе) до кости.
- У тебя есть что-то, чем можно перевязать? - спрашивают они меня.
А у меня аптечка состоит из пластырей и зелёнки, да и те у Софийских в палатке.
В итоге у них находится эластичный бинт, и я аккуратно советую им возвращаться на Софийские (а не идти сейчас на перевал даже налегке, как хочет молодой человек) и поспрашивать про аптечки стоящих там людей.
От своих знакомых я впоследствии узнаю, что рану они Ане заклеили ("но лучше было бы зашить!" - говорят), сообщили об этой паре в МЧС и отправили вниз, спускаться.

Чувствую вину и за то, что ничем не помогла (могла бы вот второй рюкзак донести, например [в итоге-то парень нёс оба], а не не сходить с запланированного маршрута), и за то, что вдруг это из-за меня (они предлагали их обогнать, но я малодушно этого не сделала), но, в частности, и таким образом горы не пускают.

Предельно параллельные ситуации для меня, хотя и предельно различные: очень разные по силе духа люди в них оказались.

@темы: воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так, тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза

14:41 

Следуй за белым кроликом (с).
Это был очень странный (в хорошем смысле этого слова) поход.
Не раз и не два мне хотелось бросить всё и уехать - потому что психологическое напряжение, потому что стараешься идти туда, куда идти трудно и страшно, потому что не знаешь, что будет завтра. Самая простая радиалка может оказаться чем-то, что перевернёт твоё сознание, а самая на вид трудная - оазисом в пустыне.
... Как бы ни было страшно - двигайся, как бы ни был беспросветен тупик, в который погрузилось сознание, - вспоминай про духовную основу бытия и понимай тем самым, где включил не тот поворотник. И сердцем, и умом; одновременно.

"Зачем ты ездишь в горы? - спросил у меня один прекрасный пятигорский житель. - Чтобы рисовать, чтобы получать вдохновение, чтобы делать красивые фотографии?"
Я задумалась тогда и записала в походном блокноте ответ.
Довольно длинный и путаный)
Сейчас я бы сформулировала так: я езжу в горы, чтобы соответствовать самой себе и одновременно формировать эту себя, воспитывать, если угодно (одно ведь неотделимо от другого, правда?), с одной стороны.
С другой стороны, чтобы взаимодействовать с этим пространством, осознавать его по мере сил.
С третьей, я просто очень люблю горы) Мне легче дышится на просторе и высоте. Меняется взгляд, характер мыслей, возникает изумление.
Мне пока сложно находиться на высоте более 3000 метров (мне очень хочется там быть, но грубость моего существа - по ощущениям - этого не позволяет, поэтому час-два оказываются пределом), но 2600-3000 - этакий идеальный вариант.
Надеюсь, эта планка сдвигаема)

А ещё в горах отличные люди.
Трогательные порой очень, заботливые.
Не всегда ты готов принимать то, что они тебе предлагают (потому что в половине случаев принять что-то - проявить слабость, сбежать от себя, не соответствовать себе, пойти более лёгким путём и т.п.), но от этого взаимодействие с ними не становится менее ценным.
"Ты смотрела фильм "Дикая"? Ты очень похожа на его героиню", - утверждают, не сговариваясь.
Не смотрела и вряд ли буду, но славные же такие!)


@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

12:10 

Следуй за белым кроликом (с).
Я вернулась, пока в Москву.
Путешествие получилось отличным!
Но прежде чем рассказывать про него подробнее, опишу один случай из самого начала похода, который многое во мне перевернул.

***
"Это почерк дьявола, а не Бога;
Это дьявол под маской Бога
Отнимает надежду там, где надежда есть" (с).

Был жаркий, солнечный день. Я три часа поднималась на перевал, а поднявшись, резко повернула направо.
Я не понимала, почему это делаю; я даже не успела решить это сделать - настолько мне казалось само собой разумеющимся отправиться на эту скалу без глотка воды в термосе. Ну да ладно.

В какой-то момент я психологически не смогла карабкаться дальше.
С небольшой палочкой этого делать уже не получалось (куда бы я её ни затыкала, она цеплялась за скалы и делала тем самым вылазку смертельно опасной), потому что подъём стал вертикальным, а без неё... мне нужно было видеть, что хотя бы кто-то без снаряжения так делает, ибо были у меня недобрые подозрения по поводу адекватности происходящего.
... Я не смогла доказать себе, что подниматься дальше разумно, очень себя ругала за это малодушие, но принялась спускаться.
А там скалы, и обрывы, и приличная высота.
И я забыла, где поднималась.

Бросаешь вперёд палку, чтобы не мешала, сползаешь по скалам, и снова, и снова, как вдруг утыкаешься в крутой склон из травы и сыпучки.
Ты понимаешь, что это твой шанс, что наконец-то ты добралась до места, с которого спуститься реально (скалы-то обычно приводят к обрывам) - но крутизна серьёзная, и ты решаешь поискать что-то менее пугающее (зная, что ни к чему хорошему бегство от страхов тебя не приведёт).
Несколько раз скалы приводят к обрывам.
Ты уже, в общем-то, согласна на траву и сыпучку, как вдруг замечаешь снежник.
Впадаешь в состояние близкое к эйфории (почему вдруг? зачем?.. ну не по скользкому крутому снежнику же ты станешь спускаться!): тебе не просто кажется, ты уверена, что там скрывается спасение; добираешься туда.

Рядом со снежником сыпучка, сотканная из крупных камней (неприятная штука, потому что от них не ожидаешь, что они поедут, а они ровно это и делают).
Тебе всё равно (психологически ты уже внизу); цепляясь за снег рукой и палкой, ты потихонечку пускаешься вниз.
До первого поворота.
За которым, конечно, пропасть.
Ну, формально-то нет: снежник, рядом с ним вдруг бездонная широкая трещина, а по другую её сторону гладкая скала.

О том, что испытываешь в этот момент, хорошо бы молчать.
Потому что ужас - про тишину.
Про отсутствие слов, про "я уже себя не сберёг"и связанное с этим отчаяние.
Где-то над головой палит солнце, на перевале напротив гуляют туристы, а у тебя нет ни воды, ни душевных сил, ни, в общем-то, физических.
Ты поверил в чудо, а оно оказалось ложью, приманкой, и теперь поменять что-то в ситуации можешь только ты сам.

Пропустив через себя это всё, не зная, как вернуть хотя бы надежду (теперь обратно подниматься по сыпучке вдоль снежника, а на чём?..), по какому-то наитию кричишь шёпотом: "Ни за что не сдамся!" - и стираются границы.
Уходят все "опасно", "страшно", остаётся воля и "может случиться всё что угодно, но руки я не опущу".
Уже неважно, где и как подниматься, где и как спускаться: ты и только ты несёшь ответственность за происходящее с тобой самим.

Добираешься до травяного склона, спускаешься - где-то на корточках, где-то по-человечьи, в каком-то полушоковом состоянии залазишь на предвершинье горки напротив.
Она вся сложена из камней, но по ней точно лазить адекватно.
И с неё видно, куда ты пыталась залезть.
Неутешительное зрелище)

Спрашивать бы себя: "Настя, зачем ты полезла на скалы?"
Но внутри та самая тишина, смешанная с чувством вины за то, что не переборола страх и не добралась до вершины.
Тишины, правда, в разы больше, ибо.

***
... Никогда раньше не сталкивалась с подобного рода рисками один на один.
Мне всегда казалось, что "береги себя" - значит, оберегай себя от оных, лучше оправданный риск сочти за неоправданный, нежели наоборот.
Но "береги себя" не про зло, а подобная трактовка про оное.
Ведь так выходит ода страху и комфорту, а Себя отношения к оным не имеет.

Представляется, что бережёшь себя ты не тогда, когда не идёшь туда, где страшно, но когда не позволяешь себе малодушия.
Не в действиях - прежде всего, в чувствах и мыслях.
И рисковать ведь можно сломя голову, но чем это лучше, нежели не рисковать?..
*А куколке беречь себя не от чего: она и так в коконе*.

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетению мыслей, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

21:59 

Следуй за белым кроликом (с).
Магическим образом рюкзак почти со всеми вещами весит всего 19,1.
Я до сих пор не понимаю, как оно так вышло (и как в него всё тихо-спокойно влезло; это чудо-чудо!), но всё-таки буду уменьшать количество еды (хотелось бы, чтобы он весил не больше 19 без хитрых "почти" )).

Соседка не устаёт повторять, что боится за меня, но мне уже всё равно, но у меня тяжело на сердце в связи с другими штуками, поэтому... даже не знаю)
Я бы, пожалуй, только в который раз повторила одну немаловажную вещь: когда вы за кого-то боитесь, этому кому-то становится хуже - физически ли, психологически ли.
И это нормально, правда.
Но если вы не хотите такого эффекта, возможно, имеет смысл взять себя в руки и не бояться?..)

В Архыз я поеду через Москву, Астрахань и Элисту - так (в чём-то, пожалуй, нелепо) оно в этот раз сложилось.
Непосредственно поход для меня начнётся 23 или 24 июля.
Т.е. до - примерно - 20 августа в дайри я не появлюсь (и на время похода буду не доступна по телефону).
Не теряйте)

Чудесного вам лета, мои хорошие)
Пусть оно будет ярким и наполненным важными для вас событиями.
Пусть получается радоваться несмотря ни на что.
Пусть приоткрываются новые грани пути, рождаются вдохновение и отвага.
Пусть то, что вы давно стремились сделать, но никак не решались, окажется осуществимо в эти дни.
Что-то оно непременно сдвинет)
Удачи! :sunny:

С любовью,
Хэтта

@темы: тяпкой в душу, вам письмо, в зеркале моих восприятий, а - так

03:45 

Следуй за белым кроликом (с).
Почини молнию на рюкзаке, натри сыр, постирай юбку.
Который день я не лежу с бессмысленным (отчаянным, а скорее, два в одном) видом только потому, что поднимаю себя за шкирку, говорю, что делать и как.
Долгое время мне казалось, что это из-за страха.
Из-за того, что самое страшное в каждом новом дне для меня сейчас его начало.
Какие бы кошмары мне ни снились, просыпаться всё равно хуже.
Поэтому безусловно лучше (кажется моей мало адекватной душе) хотя бы не давать пробуждаться сознанию.
... Но это иллюзия.

Лирическое отступление.
Так сложилось, что два раза в неделю в течение этого учебного года я преподавала в Петергофе студентам.
Обычно распорядок моего дня был примерно следующим: в 11.30 я встаю, в 12 выхожу из дома, с 13.40 до 17 у меня пары, потом я или еду или бегу к ученикам; в зависимости от дня недели, дома я или ближе к 22, или ближе к 23 (а то и в районе 00, если мне приспичит заехать в Ашан). И вот в этот час я начинаю себе готовить завтрако-обедо-ужин.
Да, меня могли угостить студенты шоколадкой; да, я сама могла угостить себя кефиром или сладостью из университетского автомата (и ещё пару часов грызть себя за то, что так много трачу на себя ем), но с учетом обилия передвижений и характера моей работы, это, пожалуй, что объективно не так много.
Обычно ближе к 00 я принималась за ремонт.
Это ещё часов на 4-5-6 при хорошем раскладе, а при плохом недосып давал о себе знать, я ложилась на диван и говорила: "Я очень устала. Я правда больше не могу".

Бывало, я себе верила (и день выходил насмарку, потому что ничего, кроме сна, я при таком раскладе не могла).
Но бывало, хватала себя за шкирку, заваривала крепкий чёрный чай и отправлялась колдовать над стенами.
Всякий раз это оказывалось идеальным решением, потому что с ремонтом на той стадии останавливаться было нельзя, а усталость обычно проходила в процессе работы (хотя во время усталости мне правда казалось, что больше я не могу; с едой не казалось, для сравнения).

... С тех пор я не очень-то себе верю.
Да, страшно, да, страх ровно такое воздействие и оказывает.
Но и с ремонтом было страшно большую часть времени, во-первых)
А во-вторых, не примешивается ли к этому всему лень (которую я могу политкорректно обозначить в данном контексте 'отсутствием представления о количестве собственных ресурсов' )?
Почерк уж больно похожий)
Доброй вам ночи)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

01:05 

Следуй за белым кроликом (с).
3 года Петергоф учил меня принимать решения сердцем.
И вот сегодня, обнаружив, что мне очень не хватает бересты, я решила навестить своего друга.
Из дома это решение выглядело, по меньшей мере, безумным.
(В Питере, конечно, не так много деревьев, но неужели из-за этого за день до отъезда нужно отправляться в Петергоф?)
Пока я шла на Чёрную речку забирать газ, город щедро предложил мне набрать бересты во "2-й берёзовую аллею".
И тогда я призналась ему, что не в бересте дело.
Что, если я не обнаружу берёз в Петергофе, я, конечно же, вернусь на эту замечательную аллею.
Но в Петергоф сегодня я в любом случае попаду.

... Петергоф встречает дождём, мокрой травой по колено и берёзами-берёзами-берёзами.
"Зачем ты тут в дырявых кедах и длинной юбке?" - спрашивает тихо.
"Я как-то не подумала".
"О чём? Ты ведь знала, куда и зачем едешь".
"Знала, но не подумала. Если ты считаешь, что эти внешние обстоятельства меня остановят, ты ошибаешься".
И вот в кедах хлюпает вода, ты пробираешься через очередные заросли; от дерева к дереву, от дерева к дереву; город хмыкает за спиной и протягивает чудеса: одну подходящую берёзу, потом вторую.
"Ну всё, спасибо, больше мне не надо".
Убираешь бересту, намереваешься найти какую-нибудь человеческую дорожку и начать гулять.
"Будет ещё третья", - шепчет.
... И правда. Показывается вдруг. Кое-что с неё собираешь, чтобы не обидеть, а потом говоришь:
"Всё, спасибо, хватит. Я не люблю брать больше, чем мне нужно".
Перепрыгиваешь через ручей и вскоре оказываешься на цивильной дорожке.

Небо затягивает, дождь переходит в ливень, покуда мой любимый город вытаскивает из меня слёзы.
Сквозь них кажется, что всё довольно-таки безнадёжно сегодня, что мы так и отпустим меня в состоянии с трудом сдерживаемой истерики.
Но я слишком люблю Петергоф)
Поэтому в какой-то момент просто нахожу выход.
Начинаю рассказывать ему про свои внутренние цели-задачи, про то, как Питер нынче довёл меня до двери с надписью: "Верь".
И так меня всё это занимает, так мне нравится не чувствовать себя слабой в присутствии пространства, которое и без этих всех слов видит меня насквозь и знает, что, случайно взглянув на небо, я... изумляюсь: не просто дождь прошёл, оно ясным стало! Хотя минут 5 назад было беспросветно затянуто)
Т.е. понятно, что в Питере так бывает регулярно :), но Петергоф не знает слова случайность.
Посветлело на душе - посветлело вокруг.
Где ничто не причина и не следствие.

Очень мне не хватало этих наших разговоров.
Прогулок в любую погоду и в любое время суток, слёз и радости, переживания красоты, мыслей.
Я знаю, что тут я всегда дома (хотя каждый раз открываю это заново, конечно), - но так здорово вырваться из кокона мелочности и потери ориентиров и просто побеседовать!..
"Чая у меня сегодня нет, но есть конфеты и вода. Давай вместе?"
... Я не знаю, почему этот город так добр ко мне.
Но я уезжаю с ощущением, что вдруг всё стало правильно.
Я вспомнила то, что давно пыталась.
И что бы дальше ни произошло, я постараюсь эти воспоминания не утерять.
Ибо именно они задают точку сборки.

@темы: в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, тяпкой в душу

02:00 

Следуй за белым кроликом (с).
Путешествия для меня всегда были, в частности, способом вернуться к себе самой.

Помню свой восторг, когда я в первый раз перехитрила "систему".
Это было летом 2009-го.
Мне тогда было очень нужно одной попасть в Псков.
Но одну бы меня туда никто не пустил (родители чрезмерно беспокоились о моей безопасности), поэтому я уговорила свою школьную подругу поехать со мной.
Машу в моей семье хорошо знали, у неё тоже была репутация тихой и скромной; кроме того, у Маши мама, которая умеет приводить моих родителей в адекватное состояние, поэтому нам-таки разрешили отправиться в путешествие.
В 1-й день я пошла на компромисс и честно обходила с Машей все точки, указанные в её путеводителе (их там было порядка 50-ти, но кого это пугало), а следующие 4 мы делали то, что было интересно мне.
Потому что, если я куда-то еду, я точно знаю, чего хочу (даже если самой мне кажется, что не знаю), и пытаться вклиниться между мной и моим стремлением - чревато.

Цели-задачи у разных людей редко бывают одинаковыми, поэтому я предпочитаю ездить одна.
Или с людьми, с которыми можно договориться (которые не будут пытаться на меня давить, но и не потрепят давления с моей стороны).
В крайнем случае, с теми, кто уступает.
(С ними во всех отношениях путешествовать хорошо, кроме одного - мне небезосновательно кажется, что я погружаю в ещё более глубокий сон их волю).
Не со сборной группой, не с теми, кто меня подавляет.

Цели-задачи простые.
Мне всегда интересней слушать, нежели говорить самой.
Но роль пассивного наблюдателя мне не близка (потому что я хочу понимать, а не фиксировать в памяти).
Поэтому я стараюсь наблюдать активно, вести ни к чему не обязывающий, как правило, бессловесный диалог.
Не знаю, удаётся ли мне это (интересно, что это)), но вот как-то так.

... В последнее время я пытаюсь себя-из-путешествий обнаруживать в себе-вне-путешествий.
Это довольно страшно, т.к. маски, прежде всего, влияют на тех, кто их носит.
Кажется, сними ты их - и все от тебя отвернутся.
Потому что... ну, неудобно так, по крайней мере; опять же, не в последнюю очередь тебе самому.
Потому что без них ты грубый и неотёсанный (в них, впрочем, тоже, но там не так заметно).
Потому что непонятно, чего от тебя ожидать (т.е. кому-то точно понятно, но однозначно было понятнее).

Что делать с этим страхом, в общем, большой вопрос.
Он ведь не на пустом месте возникает: ты не с чужих слов знаешь, что координатора, который перестаёт координировать, принято отбрасывать за ненадобностью.
И убедить себя забыть о том, как это бывает, в общем, довольно непросто.
Но с другой стороны, такова природа страха как такового.
Чтобы его преодолеть, нужно рискнуть его преодолеть, осознавая, на какие грабли в процессе можешь напороться.
А значит, будем бороться.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

00:41 

Нытьё.

Следуй за белым кроликом (с).
В позапрошлом году я чуть не силой усадила свою соседку перед ноутбуком с открытой картой Алтая и стала объяснять ей, куда я собираюсь. Мне было жутко, и нужно было хоть кому-нибудь хоть что-нибудь рассказать.
В прошлом году из-за того же самого страха я не смогла собрать рюкзак. У меня было много времени - но я не могла заставить себя начать укладывать вещи. Они лежали на 2-х кроватях и сильно пугали меня. В итоге мой рюкзак мы собирали вдвоём с Олей в Красногорске. Еле успели тогда, а внутренне трястись я перестала на следующий день в поезде, после того как в финале совершенно безнадёжного стихотворения про смерть у меня вдруг восторжествовала жизнь.
Этот год мало отличается от предыдущих :) Я должна бы быть взрослой и смелой, но наедине с собой не умею. Наползает всякого из внутри - слёзы вырываются потоками, которые довольно сложно бывает остановить.
- Нет, бабушка, там туристический район, там безопасно, - произношу я спокойно и радостно, покуда хочется
провалиться под землю.
Я вынуждена успокаивать других людей, казаться им твердой и самоуверенной, тогда как, на самом деле, меня окутывает страх, смешанный с ненавистью к себе.

"Я не вернусь, да?" - этот вопрос мне хочется задавать каким-нибудь высшим силам перед каждым походом.
Я всегда подспудно уверена в ответе "да", поэтому, наверное, и не спрашиваю.
... Как же, как же здорово ездить туда, где с тобой точно ничего плохого не случится!)
По другим ли городам, с организованными ли группами.
Да, они могут рассказывать всякую жесть про прохождение категорийного перевала по колено в ледяной воде, но всё-таки у них есть гарантия! И она тем выше, чем больше участников в походе.
А твоя гарантия в твоих руках.
Ты либо преодолеваешь свои страхи в каждый момент времени и несёшь ответственность за себя самого, либо нет.
А можешь ли ты их преодолеть?
Достаточно ли в чёрством тебе для этого любви?..
На углях ведь уже не справился.

... Не будем об этом.
Моему нытью только волю дай :)
Доброй вам ночи)

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

03:37 

Следуй за белым кроликом (с).
Иногда хочется впасть в отчаяние от скачков во времени.
От переживания одномоментности происходящего "сейчас" и 2 (2,5-3) года назад.
От проживания не своей жизни.

Ты играешь ту же партию. Порой тебе кажется (да что там, ты, можно сказать, уверен), что ты дошёл до некоего временного узла, до той точки, в которой можно что-то изменить и тем самым поменять последствия в "сейчас".
И вот ты делаешь это, совершаешь другой выбор, но все книги остаются на тех же полках.

К такого рода "непроисшествиям" ты, в общем-то, привык.
Пошёл по другой дороге - пришёл в тот же тупик; стандартная ситуация.
Но ты-то где во всём этом?..
Это какое-то воспоминание о тебе, но никак не ты сам.

... Этот год часто переводится назад на два-два с половиной-три.
Порой это вызвано некими внешними причинами, порой мне сложно объяснить, почему так происходит.
Но мне кажется иногда, будто меня-как-субъекта нет.
Будто где-то там в "прошлом" я умерла, а то, что случается вовне и внутри сейчас, - своего рода запись.
Которую я смотрю, в которой якобы что-то могу поменять, но по факту, все мои действия пустые.
Они ни-че-го-не-зна-чат.
(Выберешь ты яблоко или апельсин - всё равно сок дадут грушевый, ибо выбор твой иллюзорен, а данность про грушевый сок уже занесена в протокол).

И знаете, а я не знаю.
Я не понимаю ни что такое жизнь, ни что такое смерть.
И понятия не имею, что нужно сделать, для того чтобы приблизиться к осознанию этого.

Ибо моя жизнь - это не набор социальных ролей, мыслей, чувств; также это не набор, например, событий или пустот между этими событиями.
Это, скорее, крошечная точка, помещённая в бесконечность; я могу раскрашивать эту точку разными красивыми и не очень красками (думая, что раздвигаю её границы), а могу оставить прозябать.
И то и другое, в общем-то, будет правильным (в том случае, если зло как метафизический персонаж почему-то отрицается; если не отрицается - тоже будет, но с оговорками).
Ибо, по сути, деяние и не-деяние - две стороны одной медали.
И на каких основаниях одну сторону мы предпочитаем другой, в общем-то, не всегда понятно.
Равно как не ясно, что мы принимаем за действие.
Поход в магазин - это действие?
А чувство стыда?
А то, что ошибочно принято принимать за мысли?..

Но если всё то, что я вижу перед собой, - иллюзия, этакая сказка на ночь для малышей, в чём же состоит - по крайней мере, земная - жизнь?
В опыте? В поступках? В событиях?
А что есть то, другое и третье?
Если я пойду на курсы подготовки кулинаров и получу по итогам их прохождения сертификат, обрету ли я одновременно с оным какой-то опыт?.. И если да, точно ли он будет про способность выпекать самостоятельно 20 разных пирогов? А если нет, виновата ли в этом кулинарная школа?..

... Иногда мне кажется, что всё хорошо.
Что тот добрый сон, который я себе придумала, реален.
Но потом я не могу в это поверить.
И на вопрос, например, ребёнка, обещавшего зайти, зашедшего и заставшего тебя практически на пороге одетым:
- Ты что, подумала, что я не приду? - отвечаешь:
- Да.
И в этом "да" больше правды, чем в чём бы то ни было (ведь "они никогда не возвращаются" шепчешь себе, пока одеваешься).
И это горько.

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетению мыслей, тяпкой в душу

19:03 

Следуй за белым кроликом (с).
Я стала с трудом выносить свою стену, поэтому, наконец, покрасила её остатками шпаклевки)
В моей комнате теперь почти можно жить :)
Дело за дверью, потолком, немножко окном, полом и батареей, но не летнее это дело.

Вообще очень радостно, когда можно, наконец, перевести вещи из режима "осторожно, переезд" в режим "пока мы тут поживём, располагайтесь".
Неправильно, когда книги лежат в чемоданах, открытки сложены в ящиках, а гитара стоит в коридоре - от пыли подальше.
Ещё бы ноутбук перевезти от Даши и как-нибудь починить, но это, видимо, тоже ближе к осени.
Надеюсь, всё-таки его не станут вскрывать дрелью в моё отсутствие (я не верю, что дрель - единственное средство извлечения шурупов со стёртой резьбой), ибо дрелью по ноутбуку для меня равносильно шприцом с клеем под обои, а может, даже и жёстче, а впрочем.
Впрочем, ему, кажется, уже ничего не повредит.
Мне пока может.

Осторожнее.

@темы: тяпкой в душу, распорядок жизни в коммуналке, в зеркале моих восприятий, а - так

23:01 

Околосемейное.

Следуй за белым кроликом (с).
Есть такой момент: когда в моей жизни случается что-нибудь хорошее, я практически всегда внутри себя уверена в том, что это мне помогли добрые люди; что я как я, в общем-то, имею к этому всему весьма опосредованное
отношение.
Когда в моей жизни случается что-то, что я обозначаю словом негативное, я точно так же уверена в том, что это исключительно моя вина. Это не значит, что я виновата за других; это значит, что я их ни в чём не виню (не пытаюсь поделить вину между нами) и что сама я малонад собой работаю.

В Твин Пиксе в одной из серий сказали удивительно правильную вещь (недословная цитата): "В мире есть великое
зло. Кому-то доводится с ним столкнуться. Столкнувшийся с оным вправе определять, как он себя поведёт. Но страх съедает силы, приоткрывает злу дверь и делает человека более уязвимым".
... Про страх очень правда.

- Почему именно Кавказ? - спрашивает Женя.
На этот вопрос можно ответить по-разному (и всё, в общем-то, будет правдой).
Но один из возможных ответов: "Потому что на Алтай меня бы отпустили спокойно".
Потому что на Алтай я бы сама себя отпустила спокойно.

Когда я в позапрошлом году уехала на Алтай автостопом, я не сказала родителям ни куда я еду, ни каким образом.
Я побоялась это сказать; и просто сбежала.
Они тогда поняли, где я (у моего папы отличная интуиция), но решили, что я с друзьями, да и... связаться со мной можно было тогда большую часть времени.
Уже весной я призналась тогда маме в Щелкунчике (ну а где как не там, вроде бы; это место знает про меня не меньше, чем Петергоф; там написаны почти все мои сказки и стихи; мысленно выплакана половина слёз; когда я еду туда, где очень (для меня) страшно, я обязательно захожу в Щелкунчик накануне или непосредственно перед; он молчит - но мне становится спокойнее) в том, что ездила одна. Это было жутко, и маму я успокаивала ещё не один час, но было принципиально важно об этом сообщить.
Летом же в разгар скандала накануне следующего моего алтайского похода (я тогда решила, что прятаться и сбегать нечестно; и сказала, что еду в поход на Алтай одна, и связи со мной не будет долго), когда я почти потеряла веру в то, что поступаю правильно, моё весеннее признание позволило мне уехать "легально": мама рассказала папе, что
одна в горы я уже ездила (то, что я одна не смогу, было его главным аргументом), и он уступил.

... Понятно, что дома никто не хотел, чтобы я туда ехала, что ещё год после меня периодически обвиняли в том, что мои похождения крайне негативно сказываются на здоровье моих родных.

Но в плане Алтая самое страшное было позади; я ожидала, что меня не погладят по головке перед следующим походом, но такой жути уже не будет.
То ли дело Кавказ, которого я сама очень боюсь, потому что ничего про него пока не знаю.

И вот удивительное дело: что-то поменялось, когда я меньше всего этого ждала.
Совершенно внезапно мой главный оппонент спросил меня, когда мы возвращались домой в ночи в конце июня, про мои планы на это лето. И я скрепя сердце ответила, что собираюсь в горный поход.
- Ну ладно, - ответил папа спокойно (как будто я сказала, что собралась на недельку к друзьям в соседний город). - Лучше бы не одна, конечно.
"Что происходит?.." - подумала я тогда про себя, но предпочла не уточнять.

И вот я сказала про Кавказ.
Мама, конечно, испугалась, а папа... отнёсся к этому как к чему-то само собой разумеющемуся.
Мне показалось даже, что он, в отличие от меня, в состоянии успокоить маму.
Не знаю, почему добрые люди так добры ко мне, это прямо-таки что-то немыслимое...
Тем паче, что я совсем, кажется, ничего не делаю хорошего.
Только деградирую и деградирую...


... В последнее время почти каждую ночь папа мне снится.
В основном, это довольно жуткие сны, в них довольно много участников, но папа в той или иной роли обычно присутствует.
Это довольно странное явление вкупе с тем, что пару месяцев назад он сообщил мне мимолетом, что решил перечитать Блаватскую.
(Папа уверен в том, что я имею к ней какое-то отношение, поэтому и, хотя я сама её не читала, конечно).
Не знаю, какого рода воздействие оказывает Блаватская; всё это довольно загадочно (и весьма неоднозначно; ибо очень сильное воздействие исходит из дома; и я трачу кучу сил на то, чтобы не поддаться оному, но вернуться в себя); так что я думаю, может, и мне её почитать?.. Вдруг в чём-то да разберусь.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

04:32 

В себе.

Следуй за белым кроликом (с).
Самое страшное в одиночных походах то, что ты выключен из восприятия
реальности на величину глубины своих страхов (зачастую пропорциональную
величине природного пространства).
Когда ты боишься чего бы то ни было, ты замкнут в своем мирке, и стены его видятся тебе непроницаемыми.
Ты
тотально один в такие моменты, ты как бы... сам это постулируешь,
смотришь в себя, а не из себя, и потому всё кругом для тебя преграда.

Это не лечится. В том смысле, что, чем меньшего ты боишься, тем большего ты боишься.
Есть,
вроде бы, 2 варианта: делать вид, что тебе не страшно (но это обман
других и самого себя) - не в смысле притворяться, но уметь в
самообладание, внутреннюю гармонию и некий свой нравственных правил,
которые так удобно соблюдать!, :) и не ходить туда, куда страшно.
Оба они словно движение по вытянутой орбите по отношению к собственному Я и истине.
Этакая весьма удобная позиция про "ничего не знаю, меня не троньте".
Но если стараешься эти варианты не выбирать, меньшее обращается большим.
А иначе причём тут движение?..

В рамках оффа у нас недавно была лекция про желания; то ли слишком сложная, то ли слишком простая)
По-моему,
вполне очевидная штука: если я чего-то боюсь, я туда не хочу ни на
уровне довольно грубых, неотесанных чувств (их принято называть
инстинктами, вроде), ни на уровне рассудка.
Но если собственную жизнь я начну выстраивать вокруг потакания желаниям, я приду, например, к герани на окошке.
(Хм. Ничего не имею против герани, кстати :))

Поэтому... просто идёшь и всё.
Мимо
всех этих: "Ну давай хотя бы к организованному походу присоединимся?
Там до 10 человек (т.е. достаточно мало), отличный маршрут, которым сама
ты ни за что не пройдёшь, дикие места, продуманность, ответственность,
которая громоздится не только на тебе?"
... Извини, нет.
Рада бы с тобой согласиться, правда.
Но ты пытаешься ускользнуть из этого поля, нащупать опору, на которую можно навалиться и...

Трудно быть трусом.
Но ещё труднее отвечать (за себя).
Отвечай.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

03:30 

В себе.

Следуй за белым кроликом (с).
В конце концов, всё всё равно замыкается на вере.
Она не даёт ответа на вопрос "зачем?", т.к. нельзя верить ради достижения чего-то, будь то игрушечная лошадка или рай после смерти.
Не потому что такого рода цели бездуховные (вовсе нет), но потому что не идёт о них речи. Не может идти.
Какая лошадка, когда ты заперт в тёмной пещере, тебя беспрестанно атакуют демоны, а в руке у тебя только кирка?..
Даже очень красивая лошадка вскоре расколется в твоем воображении на мелкие куски, просто потому что невыносимо.
Невыносимо думать о себе самом в ситуации на грани.

Можно ли, однако, думать о других?
Это вопрос, на который я ищу ответ уже почти год, но не нахожу оного.
Мне очень хочется сказать: "Да! Конечно! Всенепременно!" - но у меня больше не выходит так говорить.
Я очень стараюсь идти против течения в этом вопросе, однако меня ежедневно сносит, и мне всё труднее наперекор утверждать, что оно-таки правильно.
Я не готова помогать ни обездоленным, ни голодным детям в Африке по идеологическим соображениям - так почему же я делаю исключения для остальных? Неужели мне хочется, чтобы они падали духом, а не воспаряли?
... В том-то и дело, что не хочется.

Где-то в этой точке вера и любовь в моем мире сталкиваются лбами.
Вера жаждет, чтобы у меня забрали всё.
Она стремится перерезать все опоры, отпустить человека, который не умеет плавать, в открытый океан.
Любовь не соглашается.
Она готова отдать всё, кроме памяти.
Потому что память отличает человека от любого другого живого существа.
И там, где она есть, существует и почва для любви.

"Помолчите", - прошу я их обеих, потому что мне уже нечего им ответить.
Для меня вера не существует без любви так же, как любовь без веры.
Но если таков путь мой, забирайте.
Я очень постараюсь не плакать.
Искренняя улыбка - это то немногое, чем я могу поблагодарить на прощанье.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

02:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Я довольно давно не считаю, что кто-то может быть рад или не рад меня видеть.
Частью потому, что никто ничего мне не должен, частью потому, что я сама не вижу в себе ничего интересного.
Я могу выслушать, могу что-то сказать, могу поехать с кем-нибудь куда-нибудь - но в моей системе координат это как приготовить поесть или спать уложить; всякий это может, но во всяком есть что-то кроме (что-то, чем он может поделиться, чем может порадовать, согреть), а во мне, на первый взгляд, одни дыры.
Эту штуку внутри себя я называю кризисом доверия (или эгоизмом в высшем его проявлении).
И только-только начинаю догадываться, как можно было бы из оного выйти.

Мне очень странно бывает, когда вдруг как будто оказывается по-другому.
Иногда мне представляется, что это по ошибке, что это иллюзия, от которой я вскоре очнусь, - и далее по тексту.
Иногда мне ничего не представляется (не успевает). Я иду и доверяю. Поначалу в ответ, а потом и просто так.

Приезжает Хельта - и время принимается течь в каком-то ином направлении)
Оказывается, что идти через мост по бордюру - довольно специфично, потому что ветер норовит сдуть прямо на трассу, и нужно включать координацию почти на полную мощность.
Или что во дворце творчества юных помпезно, но красиво (и хороший туалет))
Или что продавцы в магазинах моют персики просто так (хотя, если бы не, ты бы купил у них воду; очень радостно, когда случается подобное).
Или что можно приехать в Петергоф чуть больше, чем на час, а ощутить, будто на полдня, по крайней мере.
В этом месте я сделаю ремарку про Петергоф.

Обычно я называю этот город городом дорог (или даже дорогой как таковой).
При этом добавляя, что более чуткого пространства я не знаю.
Однако же из песни слов не выкинешь.
И стоит понимать, что то, что сейчас Старый Петергоф (та половина, которая ближе к заливу, точно, но вполне вероятно, что и вторая; формально они разделены ж/д), - т.е. сравнительно небольшой участок, усыпанный советскими новостройками, - выросло на руинах ВОВ.
Как пишут, Старый Петергоф был величественнее Нового, однако от него осталось ни-че-го.
В сочетании с той самой невероятной чуткостью.
... Так бывает.

Петергоф высылает нам автобус, и мы оказываемся в Автово в момент, когда поезда в центр уже не едут.
Мне хочется подсократить наш путь, но я только примерно знаю, как, поэтому мы сначала оказываемся в усыпанном предприятиями районе (с гордым таким ветряком, отмеряющим шаги ветра), а потом - совершенно неожиданно для меня - врезаемся в ж/д. Меня по ряду причин мучит совесть, но не поворачивать же :)
... На ж/д ночью славно. Где-то скользят рабочие, где-то пробегают поезда, но чаще ты оказываешься наедине с мирно спящими составами. Что по-своему атмосферно и красиво.
Мы неминуемо приближаемся к Балтийскому вокзалу (с которого ночью непонятно, как выходить, потому что он закрыт же ж), как вдруг нам навстречу попадаются железнодорожники (судя по их внешнему виду, начальники оных). Они подсказывают нам, в какую сторону можно пойти, дабы выбраться из этого тупика. И мы выбираемся.
И это настолько невообразимо (для меня в тот момент) и радостно, что попробуй словами передай :)
(Т.е. я ведь очень боюсь замкнутых пространств, особенно растянутых в пространстве. И в какой-то момент теряю в них надежду на то, что в принципе когда-нибудь выберусь. А тут вдруг раз - и очередная дорога в никуда выводит в живой_город!! Это прямо счастье))

По пути забираемся почти на крышу какого-то заброшенного здания.
С неё, с одной стороны, открывается отличный вид на окрестности, а с другой, ещё сильнее ощущается эта заброшенность, ветхость, мертвенность всего вокруг.
Здорово!)

Стыдно за свои страхи очень.
Легко ощущать себя рыбой в воде в городе; но стоит выпасть из привычной среды в неизвестность, в ничего_не_гарантировано, как все неверия и малодушия как на ладони.
Жуткая картина.
Не менее жуткая, чем заброшки уже в городской черте днем ли, ночью ли.
Я не умею чувствовать блокаду, однако больные это места очень.

Я могу продолжить рассказывать про внешнее, но не буду, потому что не в нем дело.
И не в том, какие чувства я испытывала в той или иной связи.
Приезжала Хельта - и это было важно и радостно.
А прочее пусть побудет за скобками. Покамест.

Про петербургские рассветы.

@темы: в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза, сказка в дверь стучится, тяпкой в душу

02:24 

Следуй за белым кроликом (с).
3 года я проработала на кафедре немецкого языка - и вот трудовая снова у меня на руках.
Это, скорее, грустно, чем радостно - но, как и в случае с защитой, это своего рода завершенная глава, в которой нужно найти смелость поставить точку.

Да, обидно, наверное, в каком-то смысле.
По крайней мере, несколько дней назад Оля говорила мне, что это ненормально, когда про своё увольнение узнаешь от сотрудницы отдела кадров.
Я удивлялась (я была уверена в том, что это нормально), мне становилось хуже, и хуже, и хуже, потому что я привыкла прожевывать боль внутри себя.
А тут, вроде как, приходилось вытаскивать её наружу при другом человеке, но не плакать, а улыбаться.

... Важно просто понимать, что так функционирует система.
Когда-то ты работал на неё, потом был в жёсткой оппозиции, а последние года полтора-два - в параллельном измерении.
Ты учил студентов немецкому, а радовался, когда удавалось что-то сказать о любви.
Ты был с кем-то строг, с кем-то мягок, но ничто не воодушевляло тебя так, как честность; которую они сами в себе нащупывали; с которой стучались, потому что не боялись тебе доверять.
Ты не позиционировал себя как человека, который в какой-то области знает чуть больше; да что уж - ты не стремился никого ничему научить (разве только провести, если была в том потребность); но вы все просто шли рядом, и у вас одинаково ярко загорались глаза, когда что-то вдруг получалось.

А ещё ты тихо обходил десятой дорогой все заседания кафедры, курсы повышения квалификации, выяснения отношений.
Но последние всё-таки существовали (пусть и в параллельной реальности) и наступили тебе на хвост, пока ты раздумывал, в какую сторону теперь прыгать.
... Рано или поздно это должно было случиться.
Ибо ничто так не разрушает систему как отсутствие оной в параллельной реальности.
Но какой же системе это полюбится)

"Carpe diem" - то, о чём я забыла рассказать своим студентам.
Я очень надеюсь, что они теперь сами с этим разберутся и будут и впредь стремиться становиться хорошими людьми, что тот корабль, который мы мы с ними совместно вели, не потонет ни в разочарованиях, ни в беспечности, ни в равнодушии, ни в страхах, но будет гордо идти через самые опасные бури.
Пусть на него приземлится отважный капитан!..
А я полечу дальше.
Посмотрим, куда выведет меня мой путь.
Но как бы там ни было, я продолжаю его с благодарностью и улыбкой.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

16:16 

Следуй за белым кроликом (с).
И ещё шаг в сторону.
В последнее время моё психологическое состояние крайне нестабильно, потому что я довольно остро переживаю свою неправильность.
Не в смысле "что-то со мной не так", но в смысле "я опять сказала, подумала, почувствовала, сделала что-то не то".

Когда я одна, я, в целом, обычно могу нащупать баланс.
Т.е. да, мне категорически не нравится то, что я делаю, но часто я могу объяснить и зачем, и почему пытаюсь что-то делать.
Тем самым, градус эмоционального напряжения удаётся понизить, и в общем, всё это оказывается не самоуничижением, но пониманием того, в какую сторону над собой целесообразна работать.

Когда я не одна, начинается веселье)
Потому что любое взаимодействие (в т.ч. и на мой взгляд) - это своего рода обмен сущностями.
И если я ловлю осуждение, или недовольство собой, или ещё что-нибудь такого порядка, я начинаю не любить себя на порядок сильнее.
Казалось бы, причём тут себя.
Притом, что ты снова не справился с собой (и, соответственно, транслировал что-то не то).
И вот теперь снова. И снова.

Всякий раз ты опаздываешь.
Видишь уже результат действия ли, слова ли, мысли (и они, конечно, тебя не радуют; и ты начинаешь бояться делать что бы то ни было, но бездействие - тоже действие)).
И никак не можешь повернуть колесо в обратную сторону.
Никак не можешь перегнать то самое время :)
Ибо перегонять его - занятие в корне своём бессмыленное.

Контрпример, дабы пояснить.
Мы пришли с папой в Пушкинский, его разозлил мой иномирный взгляд (так мне показалось, по крайней мере), и он спросил, не на 3-м ли я месяце.
Я ответила, что нет, он сказал что-то ещё в этом духе, и мы пошли на выставку.
... Мне не всё равно. Когда я слышу такого рода вещи от людей, которых я люблю, у меня внутри кое-что рушится.
Я не показываю этого никак, потому что а) да, они правы; я действительно не худенькая девочка б) я вижу, что это говорит не мой папа и, в общем-то, понимаю, чего хочет добиться тот, кто инициирует его это произнести в) если я на один маленький миг позволю этому вторгнуться, побродить по руинам моей башни, я перестану отвечать за себя; я и обидеться могу, и начать думать злое, и дать сдачи, и просто сосредоточиться сугубо на своих переживаниях, вместо того чтобы воспринимать выставку.
Я выбираю выстоять в этой волне, испытать весь спектр не очень весёлых эмоций и ни на секунду не перестать быть верной своей любви.

Это контрпример, потому что, чтобы так мочь, нужно мочь.
Когда по тем или иным причинам не можешь (ну... в случае с папой, там никаких эмоций никакого другого человека нет; это просто высказывание, цель которого - причинить боль; твоя задача - эту самую боль прожить внутри себя, а затем отпустить, ни в коем случае не перенеся попутно на другого; когда же у другого болит, очень трудно не поддаться соблазну испытать боль; одно дело - мысленно поддерживать человека, и совсем другое - заболеть самому (обычно это называют словом сочувствие); проблема в том, что толку от сочувствия нет никакого, ведь теперь тебе нужно прежде разобраться со своей болью, иначе взаимодействие будет состоять во взаимном причинении боли), начинается тот самый порочный круг, который рано или поздно доходит до ступени самоуничижения.
С неё взаимодействовать с людьми уже определённо нельзя (это то самоей сосредоточение на себе, которое есть зло почти в чистом виде).
И нужны, например, угли.

О хорошем напишу завтра.
Если доеду до Питера защищусь :)
Шучу. Нет тут такой логической связки.
Доброго вам дня)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

02:59 

Следуй за белым кроликом (с).
В Эрмитаже мне очень не хватает итальянской живописи.
Т.е. она там представлена, конечно, но как-то (с моей точки зрения) грустно.
Этакое белое пятно.
И оно сегодня внезапно совершенно заполнилось у меня картинами с выставки "Венеция Ренессанса" в Пушкинском.

Выставка прекрасная.
Мало того, что она визуально очень красивая, - она невероятно живая.
Т.е. практически каждая картина там говорит; не просто когда её спрашивают, но в принципе.
Так что в какой-то момент ты чётко ощущаешь себя в храме; очень хочется упасть на колени (потому что такой силы эмоции) - вместо этого про себя читаешь "Отче наш".

Дело не в религиозных сюжетах, хотя они, безусловно, играют немаловажную роль во всём этом.
Дело в мощи, которая исходит от этих полотен.
В том, что стоишь напротив "Саломеи" Тициана, а внутри всё прочищается.
Ты любишь, чувствуешь, что любишь и что никогда не переставал, - и становится легче.
И глубже, и увереннее.

На первый взгляд, странно, что это происходит именно там.
Саломея с головой Иоанна Крестителя в исполнении Тициана, конечно, очень напоминает Мадонну.
Мягкие цвета, нежные линии, композиция.
Но при этом... скорее, ощущаешь любовь Иоанна Крестителя к ней.
Ничего не требующую, всепрощающую, словно бы отражающуюся в облаке за окном.
Т.е. я, кстати, не могу сказать, что сама Саломея непричастна любви.
Но в её любви меньше мудрости.

... И вот я говорю Саломея - любовь, любовь - Саломея.
Но именно это и хочу сказать)
В картине Тициана не содержится осуждения.
Она очень надличностная и всепрощающая.
Она... успокаивает (как успокаивает мама ребёнка, разбуженного кошмаром).
Как успокаивают другие полотна Тициана, представленные на выставке.

"Портрет Алессандро Фарнезе" - воплощенные добродетель, тишина, милосердие.
На тебя смотрит человек, умеющий читать души. Но он не пугается прочитанного, а приветливо улыбается. И цветок внутри распускается от этой улыбки.
"Святой Иоанн Милостивый" - воплощенная мудрость. Та, что про благоговение и трогательность. Та, что про тихий восторг и трепет.
И очень, очень много света.

Больше только попытался показать Тинторетто на картине "Крещение Христа" (она словно сшита из нематериального света).
Тинторетто экспрессивен))
Его полотна яркие (особенно в чувственном плане) и какие-то... глобальные что ли. С претензией на глобальность)
Но это не всегда вызывает диссонанс)

"Крещение Христа", например, невероятно светлое)
Торжественное что ли - но и хочется торжествовать и петь гимны.
Пожалуй, хочется громкости.
"Христос и грешница" очень милое (в хорошем смысле) полотно)
Оно про танец, непосредственность, прямоту и свет, являющийся маяком.
Нимбы над головами апостолов сияют, словно созвездия в вечернем небе.
Тем притягательнее фигура грешницы.
Она естественная очень а этом празднике.
И я бы сказала, что экспрессия Тинторетто достигает своего пика на картине "Пирам и Фисба" - но здесь она, скорее, очень на своём месте.
Здесь она про круг кармы, вихрь которой, кажется, вот-вот тебя снесёт.
Про античную трагедию, рок, страсть, разрыв границ и соединение оных. Про мужество.
И про меч - который непререкаемо стоит между возлюбенными.
А вот... слишком экспрессивно (на мой взгляд) полотно "Снятие с креста".
Взгляда на зелёное лицо девы Марии, кажется, вполне достаточно, чтобы вспомнить про то, что есть скорбь.
Но тут каждая фигура состоит из неё.
И этот аккорд совершенно непереносим (хотя, наверное, прекрасен).

Но ближе всех на этой выставке мне Веронезе.
В нём нет ни яркости Тинторетто, ни мудрости Тициана.
Но он пишет высокие (тонкие) чувства, переживание которых не ввергает в бездну, но и не успокаивает.

На самом деле, всё дело (точнее, половина его) в "Кающемся Иерониме".
Я очень люблю этот образ; и в Эрмитаже знаю по крайней мере 2 полотна с оным, которые неизменно меня притягивают.
Но у Веронезе другой Иероним)
Точнее, глубина его покаяния такова, что только и остается, что падать на колени.
Очень мощный образ; и много-много благодарности от тебя этому святому.

"Воскресение Христа" в хорошем смысле смешное))
Я никогда не видела такой интерпретации этого явления, а между тем, она очень мне близка.
ИХ словно бы лучится смехом.
И столько радости это приносит в мир)
А "Сусанна и старцы" просто красивая)
Я совершенно ничего не знаю про этот сюжет и могу только догадываться о том, что же художник изобразил.
Меня пугают мои догадки, они представляются мне глупыми; мне хочется услышать что-нибудь на этот счёт.
Где-то в этот момент папа убеждает меня послушать хотя бы одно описание по аудиогиду.
Аудиогид дельный, транслирующий классическую музыку - но я не переношу экскурсий как жанр; на художественных выставках они вырывают меня из контекста совершенно.
Коли уж так оно вышло, я нажимаю оставшийся в памяти номер "Сусанны и старцев".
И внезапно оказываюсь права.
Оно, в общем, так и есть, как мне представлялось.
Это радостно)

Иномирные выставки - с общем, не редкость.
Но конкретна эта прекрасна тем, что утверждает жизнь, а вместе с ней и путь духовный.
Ты выходишь совсем не тем человеком, что зашёл, и очень_не хочешь_выходить.
Потому что каждый новый взгляд - это новый взгляд, неожиданное осознание, тихая радость.
Потому что читать эти картины, кажется, можно бесконечно.
Потому что важно говорить про такие вещи (а чтобы про них говорить, нужно говорить с ними, в храме твоей души); важно брать и летать.
... И если бы была у меня такая возможность, я бы пришла на эту выставку снова.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, кусочки счастья, тяпкой в душу

20:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда случайно загораются волосы, ничего страшного не происходит.
Появляется неприятный запах (вот, кстати, не знаю в связи с чем) - а в остальном, у тебя есть полсекунды (может, и больше; просто чем дольше ты осознаешь, тем больше волос сгорит, с высокой долей вероятности) на осознание того, что горишь ты, и принятие необходимых мер.
Т.е. ты просто протягиваешь руку и тушишь всё это дело.

И, вроде бы, ничего дурного нет в том, чтобы не бегать в панике, не зная, что предпринять, но волей-неволей возникает вопрос о том, почему ты такой бесчувственный.
Почему совесть в тебе атрофирована настолько глобально.
Почему тебе пожизненно всё равно.
И что бы сделать такого, чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону.

@темы: а - так, тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

Упражнения в прекрасном.

главная