Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тяпкой в душу (список заголовков)
04:19 

Следуй за белым кроликом (с).
Решила я сводить родителей в ресторан.
И это внезапно оказалось страшшшным делом, потому что я и в ресторан никогда никого не водила, и не разбираюсь в них совершенно, и - мало ли - не понравится.
Когда ночью накануне стало совсем не понятно, что делать (теряешься в этом море, не имея чёткой концепции), я решила о-пределиться. Определилась в пользу индийских ресторанов (а из них уже просто выбирать). И понеслось)
... Едешь, и внутри всё трясётся. А ты не даёшь ему, утверждая каждый следующий шаг. Ругая себя за то, что плохо дома посмотрел карту (хотя нормально посмотрел, но кажется же, что непременно заблудитесь!), - и отвечая тут же: "Это твоя ответственность. Твоя задача - сделать так, чтобы вы пришли, куда нужно. Чтобы родители даже не заподозрили, что ты совершенно в себе не уверен, что ты вот_прям_щас преодолеваешь кучу страхов. Балансируй".
Доходите до гостиницы. А на гостиницу тебя уже не хватает, потому что решил подключить маму к происходящему (ну, вроде как, общее мероприятие), не заметив, что действуешь из страха)

В индийском ресторане атмосферно.
Звучит индийская музыка, тихо бродят индийцы, очень спокойно вокруг и думательно.
Можно о чём-то говорить - и всей кожей ощущать "Шантарам".
Можно пить масалу - и представлять разное.

Масала - своеобразный напиток.
"О, кардамон!" - фиксируешь ты, отпивая глоток.
И молоко, и ряд других специй.
А в сумме магия.
Неторопливость, ненавязчивость, тишина.

Очень вкусный у них рис.
Мелкий и изящный.
И-де-аль-ный, - сказала бы я.
Вкусные тонкие (но при этом огромные!) лепёшки, аристократичный мятный соус, запечённые чечевичные котлеты - ровно такие, какими ты их себе представлял.
Не думала я, что чечевицу кто-то запекает - а вот.

Родителей в овощном салате поразила сырая морковь.
И то, что овощи крупно порезаны.
(В хорошем смысле поразило))
А меня в целом заинтересовала атмосфера какой-то отрешённости от земного.
И то, что индийцы умеют просто и со вкусом.
Без излишеств и банальностей.

... Когда мы вышли, запылало солнце)
Было здорово идти, никуда не торопясь, греться :), разговаривать, а потом разъехаться в разные стороны)
День ведь ещё только начинался)

***
С Хельтой в тот день мы поехали смотреть сов.
Хозяева вынесли их на улицу - можно было вдоволь наблюдать и даже влезть в перчатку, на которой гордо сидела Ёлка.
Никогда не держала сову, а это занятно)
Т.е., если честно, ты не очень понимаешь, что происходит))
На тебе восседает некое существо, с лёгкостью вертит головой на 270 градусов, шипит чуть мягче, чем кошка.
Красивая, рослая, с огромными яркими глазами и длинными когтями.
Но мне, скорее, нравится наблюдать))

Вторая сова была очень маленькая и невероятной нежной окраски.
А третий и вовсе сыч)
Картинно отворачивавшийся от тех, кто ему не нравится, и не желавший разговаривать с маленькой боязливой совой)

... Мы потом много гуляли и разговаривали.
Я как-то совсем разучилась в людей и плохо складывала слова в предложения, а предложения в текст.
Но очень была рада видеть и слышать Хельту)
*Я сидела на лавочке - дочитывала главу из Ефремова. Думала, быстро дочитаю - а она длинная оказалась) И вот остаётся страница до конца, события, мягко говоря, мрачные, и понятно, что к концу главы всех действующих в ней землян убьют... Но тут оказывается, что Хельта приехала)) И что убьют, да - но не прямо сейчас) И так это правильно)*
На вертолёты, взмывшие в небо у Красной площади, было здорово наткнуться)
И подышать весенней-весенней Москвой.
А потом доехать до дома, забрать вещи и отправиться в Питер.
Выйдя, конечно, за несколько станций до вокзала, чтобы немного побыть наедине со столицей.
*Это уже почти традиция. Половина первого ночи, ты идёшь по каким-то безлюдным улицам и беседуешь с Москвой о любви) В меру эмоционально, в меру продуктивно. Выбирая маршрут, которым никогда раньше не, в меру опасаясь опоздать поэтому (дойти-то дойдёшь; вопрос в том, когда: рассчитываешь-то всё впритык, конечно). Но так я люблю эти наши ночные беседы!*
... Питер встречает солнцем.

@темы: тяпкой в душу, мухомор - гриб несъедобный, впрочем... (!), мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, человеки!..

01:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Я который день подряд не могу написать, чем обернулась для меня Москва на этот раз, но всё-таки попробую.

Я вижу следствие.
На физическом уровне оно про то, что у меня пытается образоваться бронхит (но мои бдительные студенты стоят на страже; не спрашивайте, как им это удаётся :))
На психическом - про высокий уровень уязвимости. Когда ты почему-то пытаешься быть открытым полностью (не столько с кем-то, сколько с собой), и тебя шарахает то тут, то там.
... Когда самое важное, самое сокровенное вышибают у тебя из-под ног с криком: "Оно давно пустышка! Ты давно в это не веришь! И сама в этом виновата: нечего было на месте стоять. Нужно было двигаться и тут тоже!"
А ты стоишь, собираешь всё осторожно и отвечаешь: "Да, виновата. Да, надо было. Но как тогда, так и теперь, я не знаю, куда двигаться. Я придумаю. Но я верю. Что бы ты про себя ни считала..."

Не знаю, почему.
Это как-то связано с домом.
Хотя в этот раз там всё было внешне невероятно мирно.
Мне даже стало казаться, что что-то налаживается, и было так странно, открыв учебник по латыни, обнаружить когда-то записанную мне Машей инструкцию про то, как начать общаться с папой)))
... Вот только в топку такие налаживания.
Понятно, что никто не со зла, что родители просто хотят, чтобы я вернулась, и готовы даже для этого начать себя вести в меру адекватно.
(И ты ведь веришь... Тебе так хочется, чтобы тут всё было хорошо!..)
Но по существу всё то же.
Папе нравится пытаться манипулировать чужой волей, а мама не признаёт во мне меня. Ей даже в голову не приходит, что я имею право на собственые решения. Я для неё ребёнок лет двух от роду...

Я понимаю, что в этом, прежде всего, моя вина.
Что, будь я сильным человеком, я бы не боялась спугнуть иллюзию хорошести.
Я бы крепко стояла на собственных ногах и шла бы туда, где страшнее и труднее.
... У меня пока не получается.
Я ведусь - как на подобные иллюзии, так и на добрые, счастливые сны.
Но если про сон я знаю, что он сон, то в иллюзии я живу какое-то время.
И потом за это расплачиваюсь.
Но мы ещё поборемся)

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

22:36 

Болезненное.

Следуй за белым кроликом (с).
- Ты чего болеешь?
- Личные границы выстроить пытаюсь.
... Как-то так ответила бы я, если бы меня спросили.

Тут основная беда в неосознанности.
Когда человек нападает на твою крепость сознательно, тебе очень трудно и больно, но вы оба так или иначе видите, в чём проблема.
И вам обоим, таким образом, есть что решать.
(Нельзя пойти на врага со шпагой, не взяв шпагу. Можно сколь угодно упорно называть такого врага другом (да что уж - быть ему другом), но отрицать то, что шпага всё-таки наличествует, не выйдет).

Когда же человек буквально на каждом шагу переступает через твои границы и не ведает о том, это испытание не для слабонервных.
Ибо ты не рад, мягко говоря, а человеку даже в голову не придёт, что его поведение тому причиной.
(Он ведёт себя о-б-ы-ч-н-о; что может быть плохого в обычных действиях?)).

... Беда в том, что в отдельных случаях ты можешь на это указать.
Прямо-таки заявить об этом спокойно и без лишних эмоций.
Но обычно это ничего не решает)

В лучшем случае, если человек в принципе задумывается о собственных границах, он больше не будет делать с тобой так-то.
Грубо говоря, если решением системы уравнений для него является отрезок от 0 до 555, он вычеркнет оттуда, допустим, 2.
И получится, что решением этой самой системы отныне для него является такая штука: [0; 2) v (2; 555].
Прекрасно)
А то, что в идеале хорошо бы пересмотреть систему как таковую, никого не колышет.

В худшем случае, человек просто на тебя обидится.
У него нет соответствующего опыта, он - в норме - не может тебя услышать.
... И непонятно, что в такой ситуации делать.
Человек не виноват, он хочет как лучше - а тебе становится хуже, и хуже, и хуже...

... Вышагнуть из этого.
Найти в себе силы быть сильной и мужественной.
Не огрызаться, не негодовать про себя - но расправить плечи, утверждая, начать вновь видеть глубже, и отвечать добром на попытки добра.
Тогда и границы твои станут заметнее для всех, как это ни парадоксально.
И ты сам - тише и спокойнее.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

03:10 

Следуй за белым кроликом (с).
Над чем бы ты внутри себя ни работал, так или иначе сталкиваешься с двумя стадиями: когда узлы на сознании (некорректно, но пусть пока так) из закостеневших (т.к. появились неосознанно) и потому не всегда видимых становятся чуть более податливыми и когда ты выдираешь их с корнем и жуткой болью, чтобы - уже осознанно - засеять поле молодыми побегами.

Может оказаться тяжёлым.

@темы: тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

01:05 

Следуй за белым кроликом (с).
Опыт принятия появился в моей жизни много лет назад.
Тогда я совершенно не знала, что делать (но понимала, что делать что-то нужно), и сердцем выбрала принять решение другого человека.
Это не было просто.
Было и больно, и страшно (самое страшное, что, как мне казалось на тот момент, могло в моей жизни случиться), но для меня очевидным было то, что я люблю этого человека (что это в разы важнее моей личной боли).
И по пути из университета, а потом в университет я мучительно думала о том, как же мне суметь принять искренно и целиком.
Как же показать человеку, который сказал, что мы больше не будем общаться, что я не стану меньше любить его за это решение, что "да, хорошо, это твоё решение, и я его уважаю".

... Мы всегда общались больше взглядами, чем словами.
Этак выходило и честнее, и глубже.
Вот и тогда хватило одного взгляда.
Мне поверили.

Сейчас я смотрю на принятие несколько иначе.
Я всё ещё считаю очень важным принимать без_условно.
Но теперь принять для меня возможно, только не поступившись своими принципами.
Только оставшись личностью.

Это на порядок труднее.
Ведь описанное выше принятие основывается на полном удалении личного элемента, который ещё, однако, не сформирован. Поэтому оно становится предельно личным.
Ты не умеешь в личное, ты желаешь его преодолеть (закрываешь глаза на свою боль, представляешь себя на месте другого и думаешь, как же сделать так, чтобы ему стало легче, ты действуешь целиком и полностью из любви, искренне считая, что в оной важен только другой), но, по сути, само принятое тобой решение становится апофеозом личного. И именно поэтому тебе вдруг начинают всерьёз доверять (вдруг появилось кому).

Так вот, когда личное - уже важная часть тебя, когда ты не готов давать переступать через собственные границы, когда у тебя есть определённые принципы, мнения, чувства, в конце концов, принятие заключается (для меня) в том, чтобы уравновесить личное и надличностное.
Чтобы не отказаться от себя ради другого человека; чтобы не послать его на три буквы, потому что какого лешего; но чтобы поработать над собой, в первую очередь (ибо там, где появляется леший, что-то не проработано; там, где не появляется, обычно тоже)), и в ходе этой работы в какой-то момент понять, что ты (как личность) готов принять без_условно (почему ты готов и как это вообще).

Что сейчас это для тебя не просто принять как данность поведение / решение / мысли того или иного человека.
Не просто признать, что другой тоже имеет право на свою личность (хотя и это уже не просто, ведь привычка судить по себе самим весьма въедлива, и отлавливать подобного рода суждения - почти себя переписывать).
Не просто сначала преодолеть своё эго искренне и всерьёз (эго, но не Я), принять Я другого, а потом принять личность в конкретном её проявлении лично.
Но без страха смотреть в глаза будущему.
Понимая, что мог бы сделать что-то вовне (например, показать тем, для кого это важно, что их любишь), а выбираешь делать внутри.
Оставаясь предельно честным, прежде всего, с самим собой.
... Это очень больно временами (в тебе видят равнодушие, ты сам себя считаешь хуже, чем просто равнодушным), безысходно даже как-то :), но пока принятие видится мне в таком свете.
И ему ещё учиться и учиться.

@темы: тяпкой в душу, лирика, кружок по плетению мыслей, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

01:58 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда вспоминаешь то, о чём забыл, становишься сильным-сильным.
Потому что "то, о чём" в основе всего происходящего, мыслимого; оно то единственное, что остаётся с тобой, когда рушатся все крепости.

Есть ведь, например, конкретные смыслы, более и менее глобальные ответы на вопрос "зачем я живу?".овятс
Кажется, что по ним должно бы выстраиваться твоё существо; что на них можно опереться, когда выбил из-под себя все опоры.
Но нет)
Они всё-таки привходящи до определённой степени (поэтому ты раз в сколько-то месяцев пишешь их себе заново), а главное, они становятся вялыми или вовсе безжизненными, стоит тебе отвлечься и перестать эту самую жизнь в них вдыхать.
Они постоянно воскресают, конечно (ты ли их воскрешаешь, жизнь ли вмешивается); они крепкие, надёжные стены, которые пока (?), однако, не фундамент.

Т.е. видите ли, в чём ещё разница.
Ты постоянно во всём сомневаешься: в себе ли, в своих ли чувствах, в правомерности ли своих осуждений, оценок, в (а)моральности своих поступков; если ты придерживаешься определённых взглядов на жизнь, ты сомневаешься в самих этих взглядах, в возможности тебе их придерживаться (ты ведь бестолковый и глупый и далее по тексту), в своей способности воспринимать информацию и т.д. и т.п.; когда завариваешь чай, или спешишь на работу, или идёшь в музей, или читаешь интересную статью - ты всё-таки не вполне уверен в том, что вышеозначенное нужно делать сейчас и так, как ты это делаешь.
(И вообще - тебе очень нужно, чтобы хотя бы один человек во Вселенной думал плюс-минус так, как ты; потому что иначе станет совсем жутко; хоть в сумасшедший дом отправляйся).

Так вот... рассудок в состоянии посмотреть на одну и ту же ситуацию (мысль, чувство) с противоположных ракурсов и вынести вердикт.
В принципе, не так даже важно, каким он будет.
Ибо суждение произведено; все пути влево, вправо, по касательной, наверх через нижний люк заведомо отсечены.
У тебя есть мнение по тому или иному вопросу, хорошо, если своё (чаще неосозннано - или даже осознанно - чужое).
Как только ты начинаешь делать что-то "не так" или - лучше - не знать, каким же образом соединить то, что хочешь совершить, со своим мнением (с одной стороны посмотришь - и деально увязывается, с другой - ересь), - ты во стольких смертных грехах себя обвиняешь разом, что становится невесело, мягко говоря.
И тебе либо признавать, что мнение не имеет ничего общего со знанием (но знания-то у тебя тоже нет; и непонятно, как добраться хотя бы до отблеска), что оно ошибочно по своей природе, либо запирать себя обратно в клетку (впрочем, словно бы ты и так не в ней).

... В "то, о чём" ты не сомневаешься.
Для тебя неважно чужое мнение по этому вопросу; тебя не волнует отсутствие внятных аргументов; ты рад бы углубить своё восприятие - но тебе много и того, что есть.
Потому что, как только ты вспоминаешь о нём заново (не рассудочным путём, не зная, о чём конкретно хочешь вспомнить, - в этом, наверное, всё отличие), у тебя отрастают крылья.
"То, о чём" не может быть смыслом само по себе; но оно то, что связывает все твои разрозненные смыслы воедино; то, чему доверяешь самое важное и сокровенное, - и это трепещущее важное начинает играть новыми красками; то, что и тебя прощает - хотя ты его об этом и не просил.
... Что воскрешает любую веру, даже если та в воскрешении не нуждается.

Ты смутно представляешь, что; ты вспомнил, как.
Станет в разы тяжелее.
Но ты более не сомневаешься в том, что справишься.
... Ибо есть что-то, что намного больше тебя самого.
И ты несёшь ответственность - за себя, в первую очередь - в том числе и перед собой самим.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, "разговоры ни о чем и о главном"

02:31 

Следуй за белым кроликом (с).
Приехал папа, а вместе с ним необходимость поступать по ситуации, а не как ты там для себя придумал.
Потому что папа предпочитает решать сам.
(А если нет, он страшно обидится).
Но одновременно он очень любит перевешивать всё на других.
И в итоге, нужно, с одной стороны, не давать себя задавливать (а обе эти установки пытаются тебя обезволить), а с другой, почувствовать, в чём же именно в этот конкретный раз состоит решение (оно далеко не всегда про "пойдём в кино"; зачастую оно имеет, так скажем, душевный характер), принять его по возможности и решить самой остальное.
Т.е. моя задача - указать, что мы идём в этот конкретный музей или в этот конкретный книжный, а папина - ощущать, что где-то нужно отдохнуть от тяжёлого фильма, где-то - потратить на меня деньги, где-то - решить найти конкретную книгу и т.д. и т.п. Про себя, естественно.
И забавно, когда ты, например, мучительно выбирая меж двух вариантов в своей голове, останавливаешься на книжном, а тебе вдруг озвучивают про потребность в оный зайти.

А вообще поначалу, конечно, всё очень плохо.
Т.е. папу внезапно устраивает моя шпаклевка (а она даже меня нет, хотя я никогда прежде не шпаклевала), но дурное настроение компенсировать сложно.
И ты сидишь и не знаешь, что тебе делать в этой ситуации.
Весь негатив не концентрируется исключительно на тебе только потому, что, к счастью, есть кот.
*А кот - это такой универсальный переключитель всего, ибо папа любит котов, а коты - папу*.

И в итоге удаётся что-то сбалансировать, но теперь у папы сильно болит спина.
Т.е. спина не следствие (он ещё в среду её ушиб), однако меня вводят в недоумение вопросы в духе "почему мы так долго идём?! ты что, прогуляться решила?" от человека, который очень_медленно_идёт, потому мы так долго и; и команды в духе "разуй меня".

И я понимаю, что ничего не понимаю в физической боли.
Что, конечно, я просто не сталкивалась с таким никогда.
Что все мои представления о боли физической ограничиваются лёгкой-лёгкой формой.
Что, может, я сама бы по потолку бегала, например, крича о том, как мне плохо.
... Но я всё ещё смотрю на болезни с иной колокольни.
И всё ещё на претензии в духе "в гора одной ходить нельзя; сломаешь ногу - и что тогда?", готова отвечать "а ты не ломай. а если уже да, доползёшь, если сильно захочешь".
Ибо, сколько бы человек вокруг тебя ни было, справляешься ты сам.
И рассчитываешь только_на_себя - тоже.
И - по возможности - не показываешь, насколько тебе трудно (по крайней мере, не фиксируешь на этом внимание).

Но то я)
И для меня понять, что другие понимают под сильной болью (когда невозможно без анаболиков, мазей, антибиотиков и прочего), задача из разряда едва ли выполнимых.
Равно как: сделать что-то вменяемое, когда тебе жалуются на боль.
Ибо.
*Это, наверное, бессердечно. Но если бы я умела болезнь забирать, я бы не стала, пока бы не уверилась с достоверностью: она не вернётся*.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу, человеки!..

23:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Не первый месяц передо мной остро стоит вопрос о том, что же такое мышление.
Собственно, остроты в него добавилось в тот момент, когда - после трехмесячных игр с подсознанием - я понла, что больше так не могу не хочу.
Из моей жизни стало уходить содержание, я чуть не начала путать сон с явью, а главное, вокруг разверзся такой мрак, что мама не горюй.

Как-то раз (года полтора назад) я ездила в Новгород на 2 дня.
Моё психологическое состояние оставляло желать лучших времён; я умудрилась заблудиться в лесу (выблудилась, конечно, до заката, но боялась, что в этих бездонных полях этим тихим вечером именно_меня поджидает маньяк; недаром же я нашла тогда в глухом безлюдном поле нож)) - да и в принципе мне было (и есть) тяжело находиться в Новгороде.
Но всю поездку я размышляла над тем, чем отличается мужество от смелости.
И эта мыслительная деятельность была едва ли не главным событием.
(Хотя я и по Новгороду очень интересно побродила (скорректировала своё восприятие оного), погуляла по полям-по лесам, почитала Рерих и ирландские легенды, попила вкусный кофе, пожила в чудесном хостеле с котом и т.д. и т.п.).
По крайней мере, она очевидно удерживала меня на плаву.
И когда вдруг на подъезде в Питер я определила для себя, чем одно понятие отличается от другого, наступил почти_катарсис)
*Ты и не думал, что так может быть. А оно вдруг, да так красиво, да так светло!*

В общем, когда всё стало совсем плохо, я решила разобраться, с чем дело-то иметь хочу)
*Не так просто взять и захотеть начать мыслить, когда увяз в пучине, про которую не сразу понимаешь, что она пучина*.
И началось веселье))
Ибо мышление нестатично.
А значит, и на то, чтобы понять, что оно такое, не одна жизнь уйдёт.

Т.е. давайте честно.
Какое-никакое представление о мышлении есть у всякого мыслящего существа (поскольку оно мыслит).
Помимо него существует "общепринятая точка зрения" по этому вопросу.
Если до определённой степени её принимать, и вопроса как такового не возникает.
"И так же понятно, что оно такое!.."
А что непонятно, то от лукавого, от гиперсложных процессов в мозгу, от непознаваемости мира и т.д. и т.п.

И в общем-то, всё было, в целом, мирно (ну, сейчас почитаю, что пишут умные люди на этот счёт, а потом постепенно и сама начну мыслить), покуда я не напоролась на выражение "наблюдение мышления" у Штайнера и вдруг совсем_не поняла.
Т.е. я обнаружила, что представить себе не могу, что автор имеет в виду, тогда как это одна из основных категорий. (А параллельно был Гегель, тоже решивший порассуждать про мышление; и который только подтвердил грустный факт: мои представления о мышлении имеют, мягко говоря, очень мало общего с истинным положением вещей).
*А если ты про мышление ничего не понимаешь, что и как ты собираешься познавать?..*

С тех пор прошло полтора месяца; вопросов накопилось в геометрической прогрессии; но покуда жива надежда на то, что что-то можно понять, что-то можно понять.
Вот только... самым важным для меня останется стремление понять, каким образом мышление связано с любовью.
Потому что оно, конечно, связано.
Как связано и с молитвой - в её истинном смысле.
Но покуда я в привычной системе координат, между тем, другим и третьим я вижу пропасти.
(Потому что ни того, ни другого, ни третьего я, на самом деле, не вижу.
Но моё "не вижу" оценивается наивным сознанием как "разумеется, понимание есть; притом местами глубокое".
И из этих для общества_очевидностей не так просто бывает выплыть и признаться себе в том, что ничего ты не знаешь).
И кажется, что не проложить там мостов.
А значит, нужно каким-то образом сменить точку отсчёта.
Сложность в том, что из своей системы координат её не сменишь.

@темы: тяпкой в душу, кружок по плетению мыслей, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так

00:42 

Следуй за белым кроликом (с).
Когда (полу)сознательно выбиваешь из-под себя одну внешнюю опору за другой, хочется иногда спросить себя: за что?
За что ты снова и снова выкидываешь меня в открытое море, зная, что я не умею плавать?
За что ты не позволяешь мне быть слабой (а когда я да, ты отворачиваешься, и это страшнее самых грубых слов)?
За что строишь стену между мной и людьми, зная, насколько я ценю человеческое общение и дружбу?
За что ты снова и снова показываешь мне, насколько я ничтожна, насколько ничего не умею, ничего не могу?..

... Я знаю ответы на все эти вопросы.
Но их нужно задавать себе время от времени, чтобы помнить.
Чтобы болело насквозь.
Чтобы у тебя самого не создавалось иллюзий на тему того, что тебе всё равно.

Если тебе всё равно, тебе некуда двигаться.
Ты можешь замереть, упиваться радостью настоящего момента (если, конечно, понимаешь, что такое настоящий момент)), думать, что наконец-то нащупал душевную гармонию)
Тогда как нащупал без-различие.
Тебе без-различно, ешь ты кусок малинового пирога или только что чудом не упал в пропасть.

... Когда задаёшь себе эти вопросы, окунаешь себя в чан с раскалённой болью.
В первую секунду, собственно, ничего, кроме неё, и не видишь.
А потом встаёшь, кланяешься с благодарностью и тихо отходишь в сторону.
Что бы ни происходило, в твоих силах крепко стоять на ногах.
И смотреть вперёд решительно и с радостью.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

00:06 

Следуй за белым кроликом (с).
"У меня такая же сова!" - кричит Хэтта на пороге комнаты Кэти.
Очень адекватная Хэтта :), но сова и правда та же, что странным образом досталась мне на Новый год.

У Кэти надрывно (хотя, возможно, я проецирую), но уютно.
И много дерева кругом в разных видах)
И очень крепкий мате из особой ёмкости (настолько, что ты едва его узнаёшь).
И закатище за окном - волшебный-волшебный!..
И просто радостно наконец увидеть человека.
Совестно, но радостно)

А потом мы развиртуализируемся с Ярк.
Ярк прекрасная)
У меня болит голова, и вообще лимит слов на этот день, кажется, близится к концу, но как не вдохновиться рассказом про казахстанские горы) *Горы, горы всюду, как с этим жить*.
И человеком, который знает, к чему стремится)
И просто светлый-светлый и с колокольчиками на рюкзаке)

***
... В солнечные дни в Питере (и в Петергофе) пахнет весной.
Птиц пока не слышно, люди увлечённо гуляют по Неве - но так оно отчётливо временами.

А в ремонт я теперь стараюсь не погружаться с головой.
*Если никому ничего не должен, себе не должен в первую очередь*.
И это срабатывает)
Я бы, наверное, делала всё быстрее, если бы погружалась, но зато теперь я занимаюсь не им одним.
И встаю не в 4-5, а в 12.
И радуюсь)

Сегодня днём радовалась тому, что шпаклевка из новой упаковки (той же марки и характеристик) оказалась иной по весу) Правда радовалась))
Т.е. ты замешиваешь всё в тех же пропорциях, что и обычно, а обретаешь очень жидкий раствор))
Не знаю, с чего это так, но придётся взвешивать смесь из этого мешка и писать пропорции заново)))
*Штукатурка в этом плане была более постоянной)*

... А если серьёзно, очень здорово, когда стены почти везде белые.
И когда дырки в потолке ты замазал)
Спросив себя однажды, что тебе мешает исправить то, что не нравится, если стремянка есть, шпаклевка (даже уже_готовая) тоже?..
И когда приделал выключатель на место, задав себе тот же самый вопрос)
Прямо-таки хочется возвращаться домой)

@темы: в зеркале моих восприятий, кусочки счастья, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу, человеки!..

02:09 

Следуй за белым кроликом (с).
Приходишь к Кэти и понимаешь - ты разламываешься от своей боли, трещишь по швам буквально.
И, вроде, что в этом хорошего.
... А потом понимаешь, что к этому шёл.
Через мрак и бездны, через слёзы_на_несколько_часов_подряд и ужас, раны, безысходность, с которыми попросту не знаешь, что и в какую сторону делать.
Через умение абстрагироваться от этого всего и не равнодушие, нет, но что-то очень близкое к оному.
Когда всё стараешься видеть в добром свете и не испытывать сильных негативных эмоций (а значит, и сильных позитивных тоже; ибо зачем они вообще нужны).
Когда спокоен и радостен, что бы ни происходило вовне (а происходит зачастую жесть), - но как-то слишком спокоен.
Этакая иллюзия мира, в котором очень здорово спать и видеть сны.

Ты не знаешь, где баланс между этими двумя крайностями.
Ты не хочешь окунаться ни в одну, ни в другую.
(Ты даже в подсознание углубляешься, дабы найти то, что потерял).
... На какой-то из дорог ты вдруг обнаруживаешь ответ на свои вопросы.
Не тот, что увидел и принял к сведению, но тот, что проглотил и переварил.
С удивлением обнаруживаешь, что лежишь на своей верхней полке в поезде и как будто плачешь; что отвечаешь на вопросы Хельты (вроде бы, безобидные вполне) - но после каждого минут по 15 усилием воли не даёшь себе удариться в истерику; что тебе и в себе самой сейчас не нравится, что, конечно, перманентно очень больно внутри, но.
Но ты сам это - до определённой степени - выбираешь.
Не на тебя накатывает, но ты полуосознанно вызываешь волну (от которой, конечно, можешь теперь уже абстрагироваться, но зачем тогда вызывать?))

Когда-то ты понятия не имел, что с этой волной делать, и просто погибал внутри.
Когда-то ты старательно обходил волны стороной.
Когда-то не обращал на них внимания (находясь внутри потока), потому что помнил о солнце в небе.
Когда-то ты сами волны ни во что не ставил.
... А теперь ты идёшь навстречу и говоришь, что не будешь пить обезболивающие.
И тихо страдать в уголочке не будешь.
Но просто отвяжешь яхту и поплывёшь.
Вглядываясь в стихию как в отражение себя самого.
Как в зеркало, показывающее, в каком месте в душе (и над чем) следует усиленно поработать.

Ты не станешь бегать от боли, потому что она лучший сигнал для тебя (там, где её нет, наступает спячка, до определённого времени притворяющаяся раем на земле).
Не противник, но вернейший союзник.
И ты встречаешь её с мыслью о том, что благодаря ей станешь лучше - особенно если сумеешь принять её до конца, а приняв, поработаешь над собой (так недостаточно преодолеть страх и вступить на бревно; самое трудное, уже преодолев ужас, обнаружить, что теперь нужно по нему пройти).
Вот только не как у Фабра.
Не ставя боль на пьедестал (осознанно ли, нет ли), но отделяя себя от неё, в то же время осознавая боль собственной частью.
Этакое кажущееся несводимым в целое, однако, целое.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

01:49 

Самокопание.

Следуй за белым кроликом (с).
Не всегда получается сразу понять, в чём проблема.
Иногда на осознание каких-то вещей уходят месяцы.
Но если тебя перманентно что-то беспокоит, если ты пытаешься подступиться к источнику с разных сторон, в каой-то момент что-то получается.
И становится тяжелее, но и легче.

Ноябрь-декабрь в отдельно взятой моей берлоге оказались тяжёлыми.
Я работала и делала ремонт, не выделяя себе выходных.
Мне казалось, что так тяжело, потому что я ленивая; что всё менее подъёмная усталость - это нормально и т.д. и т.п.
И может быть, оно так бы и было бы, если бы не одно "но": я стала терять собственные границы.
С начала года я вела бесплатные неофициальные пары в университете, соглашалась ездить к ученикам в Петергоф и занималась с ними в 2 раза дольше, чем мы договаривались (потому что я считаю себя дурным преподавателем), возила соседям из Петергофа молоко, из "Лент" и "Ашанов" кое-какие продукты (всё это безвозмездно, естественно), отдавала Алине некоторые вещи (и, вроде, не насовсем - но требовать их с неё обратно мне было неловко) - и т.д. и т.п.

Бабушка Ксюши и Лёши говорила мне, что так нельзя (хотя я ей, конечно, не рассказывала про "так" ), в декабре у меня появились очень недвусмысленные проблемы со здоровьем, да я и сама, в общем, видела, что колесо начинает крутиться с бешеной скоростью (и чем меньше у меня оставалось сил, тем большему количеству людей вдруг оказывалось что-то от меня надо) - но я не понимала, что с этим можно сделать.
И я принималась себя ругать и ещё больше внимания уделять стенам комнаты.

... Это очень странно, когда никто не желает тебе зла (напротив, все стараются помочь, закармливая - 2 раза в неделю! - конфетами, которые ты не можешь есть, потому что уже который год первое, что делаешь, приходя в магазин, - изучаешь состав продукта, и, соответственно, мало что из сладостей готов купить; кормя супами и овощами - супы и овощи ты есть можешь, но из-за них тебе неловко отказываться возить Лене из Петергофа молоко (а это 2,5 литра к рюкзаку в 3-5 кг) и т.д. и т.п.), а оно и выходит.
Ибо Алинино "тебе всё равно это всё не нужно (отдай это мне)" - про вещи в моей комнате, без труда умещающиеся в шкаф, идеально описывает ситуацию.
Я могу без многого обойтись, я мало чем пользуюсь из того, что у меня есть, и мне, конечно, не жалко что-то отдать Алине (хотя у неё комната завалена вещами, скажем прямо) - но оказывается (когда Алина что-то забирает, а потом не отдаёт; а потом всё повторяется снова, и снова, и снова), что с каждой таким образом присвоенной вещью я не начинаю свободнее дышать (как бывает, когда в ходе уборки избавляешься от чего-то ненужного: отдаёшь ли кому-то, сжигаешь ли), но напротив, мне становится делать это труднее.
Словно бы меня потихоньку разбирают на части (хотя, вроде, никто не разбирает; зачем оно мне, правда?))

Так и со всем прочим.
Мне не объяснить другому человеку, что его образ мыслей и действий мне чужд.
Что мне попросту вредно жить в режиме "услуга за услугу", потому что это противоречит моим установкам на корню.
Что мне, конечно, не жалко пустить Лену в свою морозилку и стиральную машину; но это сказывается на мне таким образом, что та же Лена, которая поначалу меня уважала (ибо я две недели непрерывно отмывала те места в квартире, которые считала нужным отмыть; и, собственно, отмыла), к ноябрю уже говорит про меня, что со мной всё понятно; что я такой же маленький ребёнок, как и Алина.

... Новый год в Питере я начинаю с того, что перекраиваю своё нечеловеческое расписание.
С того, что отказываюсь (правда, не прямым текстом) заниматься с возникшим откуда-то давним учеником, - потому что нет у меня стольких сил в запасе.
С того, что прошу Лену освободить мою морозилку (и она, конечно, освобождает не целиком - куда ей деть эти килограммы мяса - но, по крайней мере, на мои продукты там места теперь хватает).
С того, что сегодня делаю и вовсе невозможное)

Собираюсь убегать к ученице - а Лена настойчиво предлагает мне свежесваренный овощной суп.
И он очень вкусно пахнет (а я ела только бутерброды, ученица в Петергофе, вернусь я ближе к ночи и т.п.), и прямо я бы с удовольствием его поела.
Но в ответ на Ленино "ты сейчас поешь и скажешь, съедобный ли он))", я отвечаю, что мне некогда - и на кухне, и уже в дверях.
И мне действительно некогда (я как всегда выбегаю впритык), и вечером мне от того же супа пока не отвертеться, но речь о другом.
О том, что мне, кажется, начинает удаваться возвращать себе себя.
Очерчивать собственные границы (которые в моём случае не про "об этом я могу говорить, а об этом нет", но про утверждение, про действие по собственной инициативе, про свой выбор, своё решение).
Пусть пока и делая такие маленькие-маленькие шаги.
Это важно.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу

01:45 

Следуй за белым кроликом (с).
В Кирове есть пампушки с творогом!) Без чеснока :), но сюрная штука!)
И ржаные лепёшки, кажется; например, с картошкой. Очень похожи на калитки, но вкуснее не они.
И Юля много разного готовит, открывая мне глаза на удон (он очень вкусный, оказывается! и там прямо-таки целое поле для экспериментов!)) и на печенье-орешки.
Орешки я с детства терпеть не могу (тот единственный раз я была в гостях, мне было не то 5, не то 6; я честно не любила, мягко говоря, варёную сгущёнку; но орешки весь день готовили для нас, отказываться было неприлично).
Но когда видишь, как кропотливо они готовятся (форма на 3,5 штуки; а орешков получается ого-го!), как мерно на протяжении полутора часов кипят в кастрюле банки со сгущёнкой, как мило слепляются между половинки, проникаешься :) И уплетаешь за обе щеки))

***
В третий день в ночь мы с Юлей идём в лес.
Луна почти полная, время от времени город поливает снегопадом; мы пробираемся через гаражи, поля сугробы, Юля пробует развести костёр.
На сколько-то минут он даже разгорается.
И это такое волшебство!..
... Когда он вдруг начинает затухать, Юля спрашивает меня, что делать.
А я не знаю, что делать)
В том смысле, что алгоритма по разведению костров, на мой взгляд, нет.
Но каждый раз ты про это узнаёшь сам и заново.
И пытаешься придумать свою собственную стратегию - зачастую, конечно, нерабочую.

Вряд ли бы я сама сейчас сумела развести костёр.
Но я не то что сама не развожу - я Юле не помогаю (а Юля вообще в первый раз этим занимается); только содействую кое в чём.
И это, наверное, выглядит цинично.
Но для меня в последнее время важно давать окружающим звучать самостоятельно.
Не вмешиваясь (особенно опосредованно) в их действия, мысли, решения, точки зрения, слова, эмоции.
Может быть, когда-нибудь я этому научусь.

***
Утром в день моего отъезда мы отправляемся гулять по Кирову.
Доезжаем на троллейбусе до Театральной площади - а там Изумрудный город изо льда!
И лабиринт, и верёвки, по которым надо забираться на ледяную горку)
С горкой возможно сладить - но только не когда за плечами рюкзак с нетбуком)
И, наверное, не с первого раза, не с третьего, может, и не с десятого.
И предварительно придумав стратегию)

Для меня вообще, кажется, труднее с неё слезть, нежели на неё забраться))
Ибо вдруг ты понимаешь, что под ногами лёд.
И совершенно непонятно, как в такой ситуации надлежит вести себя ногам)

... А потом мы бродим по городу и натыкаемся у стройки на бесхозный самовар)
И привязанный щенок у какого-то магазина старается нас обнять и - традиционно! - стащить с меня варежку)
И Юля обнаруживает тропинку, ведущую вникуда)
И мы изумляемся количеству уток в местном парке (их очень-очень много! особенно на дорожках!).


И добираемся до Котокафе.
И это совершенно невероятно!..
Очень сложно уложить в голове себя, котов разных пород, гуляющих по уютному пространству, то, что иногда они позволяют себя гладить и с собой играть, то, что там действительно_хорошо.
И Юлиной сестре очень идёт там работать)
Видишь её в этом месте - и вспоминаешь "Шоколад" Харрис.
Сказочное ощущение.

... Киров провожает солнцем и мягкостью.
А Питер встречает заиндевевшими деревьями)
Хорошо!)

@темы: человеки!.., тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, записки на манжетах, в зеркале моих восприятий

17:06 

Следуй за белым кроликом (с).
"Зима перед тобой выпендривается!" - говорит Юля.
Не знаю-не знаю :), но за 3 дня в Кирове я увидела её в разных обличьях. И мне понравилось)

То -20 при ясном-ясном небе и сияющем солнце.
И организм не понимает: не то ему мёрзнуть (это первые -20, которые я застала этой зимой)), не то улыбаться, обнаруживая себя под мягкими лучами.
10 минут - и некомфортно ощущает себя лицо.
20 - отдельные части тела.
30 - и ты забываешь про мороз вовсе.
Стоит вступить в лес - и это становится неважным даже на физическом уровне.
Т.е. ты не готов замораживать себя сознательно (идти через сугробы там, где их можно обойти, и т.п.)), но в остальном, холод отступает.
И так и не возвращается вплоть до конца прогулки.

То вдруг резкое потепление и снегопад.
И так мягко и волшебно, что практически невозможно не согласиться на Юлино предложение пойти в поля)
И лежать в снегу, смотреть в небо, чувствовать, как о твоё лицо скребутся снежинки)
И падать в сугробы - лицом и спиной.

Лицом страшновато - зато так здорово, когда падаешь честно)
Кажется, каждый лицевой мускул в этом снегу))
Спиной, вроде, и не страшно, а вроде, условно_получается только в первый и в последний раз.
Ибо некоторые части тела очень стремятся застраховать тебя от падения и взять удар со спины на себя))
*А значит, неосознанный страх где-то присутствует в законсервированном виде)*
Ну да как бы ни было.
Замечательные в Кирове сугробы!..
Мягкие и глубокие :)

То вдруг совсем-совсем тепло; временами снег, временами солнце.
И гулять, гулять, гулять...))
Выгуливать валенки и тёплые штаны)

... Вообще сюрно всё очень в эту поездку.
Наверное, это связано с ремонтом с тем, что я сейчас пытаюсь выстраивать себя и, мягко говоря, плохо взаимодействую с окружающим(и).
Наверное, где-то поэтому же львиную долю времени мы с Юлей писали редактировали мою ВКР)
То есть это последнее, чем я собиралась заниматься в Кирове, но))

В первый день мы вычитывали текст 8 часов подряд.
Смеялись, много смеялись (это важно :)), что-то искали в интернете и в Юлиной курсовой.
И в какой-то момент оно начало сдвигаться с мёртвой точки.
Т.е. было нечто застывшее, спящее, словно горы в тумане.
Мы шлифовали его, шлифовали, не обращая внимания на то, что задуманное осуществить невозможно; на то, что и внутри у меня точно так же что-то закостенело; на то, что я видеть не хочу этот диплом.
Иногда казалось, что голова сейчас взорвётся (напряжение временами было колоссальным); иногда приходилось удерживать себя от желания вырезать очередной дурно сформулированный абзац (собственно, частью для того, чтобы не вырезать так половину главы, и нужен был смех; он сокращал удельный вес пафоса, не давал мне ненавидеть себя и тем самым парализовывать мыслительную деятельность, и т.п.).

... Как вдруг оно зашевелилилось. Замерцало робко-робко.
И блок, не дававший мне даже подумать о том, чтобы открыть сей файл, перестал быть - не моим блоком в принципе, нет, но блоком, над которым мне - подсознательно! - невозможно работать.
И это радостно)
*Это как, если всё плохо-плохо со спиной, настолько, что даже перестаёшь это замечать в к то, чтоакой-то момент (ну, фиксируешь разве что), и ты вдруг решаешь эту самую спину размять. И она не гнётся, конечно, никуда (ощущается, будто внутри у тебя старое-старое бревно), сосредотачивается в какой-то мёртвой точке и ни на что не реагирует. А ты не сдаёшься, продолжаешь что-то делать потихоньку - и вдруг замечаешь молодой побег. Т.е. спина всё ещё коряга корягой, но ветер перемен уже дует. От него так свежо и хорошо)*

Мы потом ещё не раз обращались к моей работе; находили то, что нельзя найти; шли не-туда, весело поворачивали обратно (Юля уже готова была выучить персидский алфавит :)); не унывали, по возможности, - но что-то радикально поменялось в тот_самый_первый_день волна пошла.
И мы уже не в силах это изменить)

Юля творит чудеса!..

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так, человеки!..

00:53 

Следуй за белым кроликом (с).
Лена ест рыбу, а я - что-то своё.
Ко мне подходит кошка Гоша и начинает клянчить еду.
Раз, второй, третий.
Я понимаю, что Гошу рыба интересует сейчас, и обращаюсь к ней:
- Гоша, у меня рыбы нет, рыба там, - и киваю в сторону Лены.
В тот же миг Гоша поворачивается, доходит до Лены и начинает клянчить у неё))
(В мою сторону уже больше и не смотрит))
Люблю котов)

***
Ко мне сегодня настолько навязчиво пытаются пристать черти всякие (ладно, ты идёшь - и человек несколько раз намеревается не дать тебе пройти; но когда ты сидишь, пьёшь кофе, и мужчина начинает очень грубо провоцировать; т.е. я не буду здесь рассказывать, как именно, но я с таким прежде не сталкивалась, и хорошо; а всё, что ты можешь придумать в этой ситуации, - не реагировать на его весьма жестокие и ладно бы в твой только адрес направленные провокации и не давать ему тебя разрушить, пару раз тихо сказав ему, что разговаривать с ним не будешь; это как бы уже на грани), что я по пути домой решаю покопаться в своей душе.
И откапываю много всего интересного, в частности, обнаруживаю, как и почему возник один из моих страхов (про его существование я, конечно, до сегодняшнего дня не знала)).
Это прямо-таки красиво)

Самокопание.

@темы: тяпкой в душу, распорядок жизни в коммуналке, в зеркале моих восприятий, а - так

01:26 

Следуй за белым кроликом (с).
1.45 на морозе - и ты в Эрмитаже.
(Сегодня день бесплатного посещения, поэтому как-то так).
Холод всё ещё действует на меня отрезвляюще.
Мышление не активизируется, конечно, - зато куча лишнего хлама выметается из головы, и ты заходишь в музей способным на более ли менее ли глубокое восприятие.

Действовать надо быстро (времени мало) - и я совершенно безапелляционно направляюсь в голландские залы.
Любовь к Голландии у меня с Парижа.
Мы с мамой попали в Лувр также в день бесплатного прохода.
Всюду ходили толпы.
Спасаясь от них, мы свернули в непопулярные залы.
Там, в полумраке, под бледно-зелёным светом, сосредотачивалась голландская живопись.
Не было ни-ко-го - и я вдруг увидела, насколько оно хорошо при таком освещении.
Насколько разговорчиво)

... Но давайте сначала о неприятном.
Или - на худой конец - странном.
В Эрмитаже (а преимущественно в голландских залах) сейчас выставляется творчество Яна Фабра.
Я видела его работы, когда в прошлый раз была тут и искала творения итальянских мастеров (а вместо этого влюбилась в Мурильо).
Но в тот раз я натыкалась только на картины, выполненные шариковой ручкой, на чучела животных и на произведения из панцирей жуков.
Это, в целом, было терпимо, хотя и непонятно (сегодня вот люди увлечённо фотографировали чучела сов, и впечатления от этого я лучше не буду передавать словами).
Сегодня уровень сложности повысился)
В поле моего зрения попали рисунки, выполненные кровью художника, и инсталляция "Я позволяю себе истекать" (16+).
Я была очень рада тому, что нахожусь недалеко от (непосредственно в) голландских залов 16 века.
Ибо воздействие творений сих столь разрушительно, что хорошо иметь под рукой противоядие.
... Едва выносимо (при условии, что стараешься не смотреть в эту сторону).

И вот где-то там же - Голландия, 16 век.
Картины, у большинства из которых замираешь и стоишь долго-долго.
Ибо в них воплощён дух.
Но если от итальянских произведений околорелигиозной тематики веет спокойствием, чистотой, верой, красотой (т.е., скорее, неким чувством), то от голландских этого периода - мыслью.
Будь то "Святой Бавон" Синт Янса или "Голгофа" брауншвейгского монограммиста.
Т.е. ты подходишь к полотну - и начинаешь читать.
И оно развёртывается, развёртывается, развёртывается...

Одним из самых важных для меня произведений сегодня оказывается "Пейзаж с легендой о святом Христофоре" Мондейна.
Сначала эта картина отталкивает (не люблю я, когда с деревьев свисают отрубленные головы), но потом ты проникаешься её многогранностью, глубиной - и исчезает желание куда бы то ни было уходить.
Какая-то чертовщина на всех планах, кроме главного.
Но она здесь не с тем, чтобы что-то разрушить.
Недаром Мондейн - ученик Босха.

Очень много трогательных перекличек)
Эха, эха много.
Например, сегодня я прилипаю к "Кающемуся святому Иерониму" Хенессена, одновременно вспоминая о том, что картину про него недели две назад видела в Пушкинском.
Или бреду сквозь какой-то бездуховный 17 век и останавливаюсь у "Пейзажа с Товией и ангелом" Блумарта (в прошлый раз я долго стояла у "Прощания Товии с ангелом")
Или думаю, куда свернуть, и чуть не врезаюсь в Мурильо) И столько радости, столько света...))

... Почему, собственно, бездуховный (точнее, что я под этим подразумеваю).
Вот идёшь ты сквозь век 16; где ни остановишься - что-то почувствуешь.
Не потому что все художники такие гениальные - потому что, кажется, это (обозначим это словом духовность) витает в воздухе. Живописцы не придумывают ничего (что касается религиозных сцен, например), они именно что так видят.
Добредаешь до 17-го - и словно весь смысл вырезали.
Словно люди просто_рисуют, вместо того чтобы воплощать.
Не потому что не понимают, что что-то рисуют, - но потому что теперь приходится искать.
Словно бы новая форма нужна, как минимум.

И кто-то её упорно ищет и как будто находит.
Например, Рембрандт.
Его картины от произведений 16-го века разделяет пропасть.
Но они качественно новый шажок на пути искусства.
В них, помимо мысли, присутствует индивидуальность (понятно, что она в и в 16 веке присутствует; но всё-таки на религиозных произведениях того времени мне видится печать отстранённости).
И это создаёт мощь.

"Прощание Давида с Ионафаном", "Снятие с креста", "Возвращение блудного сына" - ты к ним просто прикован.
Для тебя они про поиск формы (про этакую творческую лабораторию) и одновременно про беспрекословное "света больше, чем тьмы". Выраженное не только в технике - в ощущениях от полотен.
И про сопутствующее содержание, конечно.

... Вообще удивительно, как оно приоткрывается, когда вот так медленно проходишь.
Сколько снятий с креста ты видел, сколько Голгоф - но каждое (почти :)) новое видение ведёт к новым, совершенно нежданным осознаниям.
И ты выбираешься из Эрмитажа потрясённым.
Тебе нужно переварить эту мистерию!..
А тут француз с коронным: "Здесь (в Питере), наверное, почти не бывает солнца".
- Да где ж не бывает? - думаешь ты, идя по набережной Невы к дому. - Вон полыхает как всё!
... Ярко-жёлтое зарево прорывается из-под затянутого облаками неба.
Идеальная иллюстрация того, что видел сегодня в музее.
Очень люблю Эрмитаж.

@темы: в зеркале моих восприятий, кусочки счастья, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

01:32 

Самокопание.

Следуй за белым кроликом (с).
Два дня подряд езжу в Петергоф - а там снег!
И тишина, и горно-закатное небо.
И можно брести через лес и любоваться зимой.
Садиться в электричку - и стараться думать.

Волей-неволей приходится воскрешать разговор с Москвой.
Суровый разговор, но такой живой, настоящий.
Помню, я шла и говорила ей: "Слушай, это всё очень круто и правильно. Но мне нужно время. Я не могу разом взять и всё поменять".
Но после разговора с Женей я понимаю, что времени у меня нет.

... С вирусом в Саратове мы беседовали о том, что я ни во что себя не ставлю.
Что я радуюсь тому, что делаю, считаю это важным и в меру осмысленным, пока нахожусь наедине с собой / с миром.
Но стоит мне столкнуться с другим человеком, как я априори начинаю полагать, что его деятельность (личность) заслуживает большего внимания и что ради неё можно пренебречь своей.
... С Москвой мы смотрели на одну ситуацию с разных ракурсов и в итоге пришли к тому, что я продолжаю искать опору вне себя. Обнаружили мы это в той области, где я меньше всего ожидала подобное обнаружить; и я до сих пор не понимаю, в какой конкретно момент туда прокрались слабость и эгоизм (как ожидание чьего бы то ни было одобрения).
... Женя говорит про само_стоятельность в аспекте заботы о себе.
И мне приходится вспоминать хрестоматийное; про то, что в самолёте в ходе инструктажа по технике безопасности говорят: в случае чс маску сначала нужно надеть на себя и только потом на ребёнка.

Пару месяцев назад бабушка моих учеников сокрушалась: "Настенька, нельзя же так себя раздавать направо и налево" [формулировка наверняка была другая, но смысл такой].
Я не понимала, откуда она знает)
К тому моменту мне уже нечего было раздавать, но я продолжала этим заниматься на силе воли (ведь чтобы что-то раздать, достаточно просто это создать).
*Мне казалось, что я слишком себя жалею и слишком ленюсь, что продолжать учиться терпеть нужно тем активнее, чем невыносимее становится*.
И у меня забирали заодно и "нечего"; и я всё меньше понимала, где заканчиваюсь я и начинается мир.

... Мы нынче ходили с Питером и складывали детальки мозаики воедино.
Это оказалось не трудно.
Пришлось признать: менять что-то в этом сумбуре нужно срочно.
И коль скоро мы с Москвой докопались до того, какую установку хорошо бы заменить на какую, начать уместнее с этого.
Будем стараться, значит)

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

22:19 

Следуй за белым кроликом (с).
Из бездействия рождается бездействие, из действия - действие, но только там, где ты принимаешь решение покинуть замкнутый круг, может родиться что-то новое.
Трудность в том, что круг этот нельзя покинуть раз и навсегда.
Каждый раз ты выходишь за его пределы заново.
Разница лишь в опыте за плечами и в том, что одним и тем же способом круг покинуть не удастся.

Когда-то я считала, что лень может возникать только там, где нет сильной боли.
Там, где не за что / не за кого бороться, не во что верить.
Сейчас я связываю это понятие с отстутствием огня.
С тем, что, например, его нужно разводить снова и снова, а ты устал гореть - потому что не гореть не можешь)
Но всё-таки всякий раз пытаешься взять паузу и, конечно, натыкаешься на те же грабли.

Загвоздка в том, что, пытаясь отдохнуть от горения хоть какое-то время, ты устаёшь ещё больше.
Ты не понимаешь ни куда попал, ни зачем, и в конце концов обнаруживаешь себя у стен Петропавловки, бодро шагающим по льду.
- Слушай, а ничего, что ты идёшь по склону ледяной горки, одно неверное движение - и скатишься в Неву? Нева, конечно, подо льдом, но... это будет неприятно? - спрашиваешь себя тревожно.
- А ты не делай неверных движений, - бурчишь в ответ.
Не делай, так не делай.
Через пару минут почти нос к носу сталкиваешься с группой из двух парней и девушки.
До тебя доносится обрывок разговора.
- Эх, я бы сейчас от горячего чая не отказалась...
- От горячего чая тебя отделяет лёд, по которому прежде нужно как-то пройти.

Мозг изумлён (он был уверен, что прочие люди тут просто летают или - по крайней мере - не обращают внимание на то, что довольно скользко), ноги тормозят, как вдруг земля под ними начинает смещаться (и опасность соскользнуть в Неву оказывается предельно реальной). Образуется куча зажимов, в глазах появляется страх и желание повернуть обратно. Кажется, что ни шагу вперёд не сделать без того, чтобы тут же не упасть.
- Гкхм, интересный эфффект, - рассуждаешь ты. - А вот когда ты про это не думала, ты не то что падать никуда не собиралась - не поскальзывалась даже. Сейчас, знаешь ли, не думать поздно))) А значит, единственный достойный выход - начать утверждать. В буквальном смысле, делая каждый шаг.
И правда.
Когда утверждаешь снова и снова вместо *в ужасе оглядываешься и повсюду видишь голый лёд, передвигаешь ногу робко-осторожно и неминуемо падаешь*, искренне не понимаешь, в чём, собственно, была проблема.
Ведь утверждаешь ты, а не тобой. (Не "тебе приходится идти по льду, и ты не знаешь, что будет дальше", но "ты выбираешь ступать твёрдо" ).
И это колоссальная разница (в самоощущении, прежде всего).

... У проруби у Петропавловки изо льда вылеплен крест.
И он не пугает.
Так ли, иначе ли, а всё правильно.

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий, а - так

04:44 

Следуй за белым кроликом (с).
На самом деле, нет такой благодарности, какую испытываешь к Москве, хватающей тебя за руку во время прогулки до вокзала и показывающей, что именно ты делаешь не так.
Какая из твоих установок и где перевёрнута с ног на голову.
Каким образом эта её перевернутость влияет на характер твоих мыслей, чувств, поведения.

... Мы подступались к этому вопросу неделю.
Периодически меня шарахало так, что я спускалась в метро и обнаруживала, что там мужчину достают из-под поезда.
Мёртвого, разумеется.
Или - после недолгого разговора с одним человеком - я два часа бродила по спортмастеру (вспомнив вдруг, что мне не только кроссовки, но и одежду нужно купить); только после двух часов приотпускало.
Но чаще всё же мой позитивный настрой оказывался сильнее.
Так что даже, когда на следующий день после скалодрома я обнаружила, что не могу спокойно идти (это удивительно: мышцы в грудной полости и на спине болят так сильно, что очень тяжело (= больно) дышать при ходьбе), я говорила себе, что это хорошо, что это значит, что хоть что-то я там делала, и продолжала брести через снегопад.
В тот день он был славный.
Окунаешь ногу в свежевыпавший снег - и какое-то невероятное ощущение нежности и лёгкости...


Как бы там ни было, в день отъезда перед концертом мне удалось ухватить проблему за хвост.
Я честно разбирала отличительные особенности данного конкретного хвоста и не менее честно себя ругала.
Благо, было за что.
... Ничто не предвещало того, что вслед за хвостом мне покажут всего кота.

Видеть всего кота - очень важно.
Потому что вот у тебя хвост, на хвосте колтуны (плохо ты следил за хвостом ибо).
И ты себе говоришь: впредь не доводи до колтунов!
Как будто ты специально до них доводишь)
Как будто запрет на доведение до них оградит от лишая, который появится, конечно, пока ты усиленно занимаешься колтунами.

И колтуны, и лишай - следствие.
Чтобы обнаружить причину (и понять, как работать над ней), нужно видеть всю кошку.
... И её к тебе привели (хотя ты о ней не просил) - не за что, а просто так.
И мало того что привели: диагноз поставили и лекарство выписали.
И нужно ещё много работать, но так радостно, когда представляешь и как, и над чем!..
Очень люблю Москву.

@темы: тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

03:56 

Следуй за белым кроликом (с).
Дома считают, что я опускаюсь и в скором времени стану бомжом.
Говорят при этом, в общем, то же, что и одна моя подруга (не настолько категорично разве что): про социальный статус, про официальную хорошо оплачиваемую работу, про 20 лет стажа для получения пенсии, про то, что мне целесообразно переехать в Москву...
- Мы приводим аргументы, а ты чего не приводишь? - спрашивают меня. - У тебя, значит, их просто нет.
... А я не знаю, как объяснить людям тот факт, что я смотрю на мир по-другому.
И что это не какое-то абстрактное смотрю (ну, мало ли кто как смотрит, в самом деле), это живу соответственно этим взглядам.

Маша вот откровенно называет тех, кто не работает на благо общества, паразитами.
Меня она к этой категории не причисляет, но, строго говоря, я в ней.
И мне очень совестно, с одной стороны (вроде как, большинство работает не покладая рук, а я лентяй матёрый), но с другой, я считаю, что правильнее так.
И я буду делать так, что бы кто про меня ни думал.
Вот только... как объяснить это родителям?

@темы: тяпкой в душу, под знаком вопроса, в зеркале моих восприятий

Упражнения в прекрасном.

главная