• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рифмой из-под рёбер (список заголовков)
02:44 

Так...

Следуй за белым кроликом (с).
***
Когда пробивает заветный двенадцатый час
И юная золушка в пышном заснеженном платье
Добегает до двери,
Тогда отчего-то в сердцах многих, многих из нас
Поселяется то самое недоверье-сомненье.
Недоверье-сомненье – страшный мифический зверь
С голубыми глазами, носом-лампочкой, колотыми ушами,
Нитевидным хвостом, парой лап на боку
И, как все вы, конечно же знали,
С глыбистыми клыками.
Это самое нечто вселяется в наше я,
Кокофонит оркестр из звуков, что сердце играло,
Перемешивает дежды, надежды, слова,
Звуки, мысли – налево, направо.
Цепко, быстро и тонко, ослабив струну,
Пробегает сиянием по вашей клавиатуре,
И вот уже слово – туту, туту -
Бежит вдогонку заимствованной фигуре.
Жадное слово, злое слово, нехорошее слово,
Слово, в котором крепко сочлись
Тёмные стороны
Яда из болеголова.
Больно от слова.
И, всем законам природы вопреки,
На следующий день вы просыпаетесь живы-здоровы,
Натягиваете рубашку, брюки, трете виски,
К бою готовы – но снова. Снова?
Хоть от этого слова уже далеки,
Продолжаете… Так рождается ссора.

@темы: тяпкой в душу, рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове

01:04 

Следуй за белым кроликом (с).
О потерявшем тепло.

Ему казалось: счастье ещё будет.
Вернется время и протянет нить,
Которую с Евразии до моря
Никто не в силах будет разрубить.

Которая забьется пульсом жадным,
Которая, раз выпрыгнув в окно,
Почувствует взаимное пожатье,
И тут уж… быть им вместе суждено.

Да так, что на века. Да так, что,
Собравши внуков на предновогодний бал,
Пустится в пляс, и ни одна собака
Ему в сердцах не выгавкает: Рраау!

...А вышло так, что у него отсохли руки.
Да в раз, чтоб не надеялся и не мечтал,
Чтоб, подходя ко столь родным плечам,
Отшатывался и, крича, молчал…

Ему ж теперь лишь только двадцать! -
Вдруг кто-то тихо промычал.

@темы: тяпкой в душу, рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове

15:29 

Следуй за белым кроликом (с).
Люди как облачка: тихие, мягкие, круглые
Стремятся к свету и к другим облачкам, к свершениям.
Им кажется, жизнь - это
Цепочка друг за другом идущих событий,
Не знающих завершения.
Сегодня один, завтра другой, послезавтра третий,
Бегу оседлать пухлого представителя карусельных созвездий.
Скорей, пока место не заняли:
Мало мест в пухлом актовом зале.
А я не умею. Я маленькая шестерёнка
С заранее заданными функциями и характером.
Сижу глубоко-глубоко на дереве,
А вокруг меня проплывают те самые облачка во главе с Мастером.
Раз, второй, третий, много.
Наверное, я не права и нарушаю спиралевидность течения мирового времени.
Впрочем, какое мне до этого дело?
И я думаю, в этом - заданность перманентного одиночества,
Ибо кому интересно постоянно иметь перед глазами нечто, качественно не меняющееся?
Нечто, засевшее на своем дереве и не желающее растить крылышки,
На которых - туда, вверх, к счастью?
Или просто не могущее - какая разница?
Проскользайте, убегайте,
Не задерживайте отправления поезда!
Кондуктор, проводите эту девочку,
Она потеряла хвостик, но обязательно найдёт его...
На следующей станции.
Жизнь не есть бесконечное самосовершенствование,
Жизнь не есть бесконечное стремление,
Когда можно, взяв в зубы лапку,
Из веток следить за порядком смены смешных измерений.


@темы: тяпкой в душу, рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове

21:02 

Следуй за белым кроликом (с).
Питерское.
Не бойся, я с тобой
В пустых вагонах, мчащих на Вокзальный,
В толпе перрона, предлагающей такси,
В пустынных улочках, где жил когда-то странный
Весёлый малый, сбившийся с пути.
В окошке бакалейной лавки, где дрожащими руками
Протягиваешь 10.25 за хлеб,
На сморщенных ступеньках, где по жизни странный
Чуть спёртый аромат прожитых лет.
На вешалке у входа, где легко и одиноко
Ложится курточка, косыночка, берет...
В том грязном зеркале, где о боги так высоко,
Поднимешь? - Подниму. Не думала ж, что нет.
На тёплом кресле за твоей смешной тарелкой,
Где жёлтенький косматенький щенок
Бежит за бабочкой.
За чашкой чая, бережно согретой
измятыми ладонями.
За письменным столом, где писем вовсе нет...
На бледно-голубом диване с перьевой подушкой
Прожжённой горькими слезами из ребячьих век.
В твоих мультяшных снах... Где с каргой-старушкой
Беседует красавец рыцарь, то бишь я, отважный человек!
В любое время ночи, дня и безвечерья
С тобою в мыслях, в чувствах.. словом, наяву,
Ты просто помни, продираясь чрез сомненья:
Что не уйду я в этой жизни, не уйду...

@музыка: Astor Piazzolla – Libertango (Nuevo tango)

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

23:28 

Глупости.

Следуй за белым кроликом (с).
О том, как умер Питер Пэн.
Выцветший круг от пролитого молока на электроплитке.
Фантик от Сникерса, вдруг завалившийся за трубу.
На батарее слой пыли, за батареей
Паук поймал Цокотуху
И празднует вечный свой День варенья на сером лугу.

10 часов, передвигая с утра отёкшие ноги,
Ввалится в комнату, не причесав оперенья.
Что по тв? Снова Путин?
А где же дети? Где свет и будущее,

Где - радость пенья,

Где просто вера в то, что когда-нибудь

На этом свете снова всё будет лучше? Где...?

 

- Знаешь, когда-то она мечтала стать поэтессой.
БрАла слова, собирала их в предложенья
И отдавала на публику. Много хлама такого
Было тогда. Она не исключенье, не прижилась,
Просто больно, просто а зачем тогда надо
Что-то пытаться, будоража смех однокурсниц?
Может, когда-то давно права была мама,
Что отправляла сквозь палку в круг этих устриц
Считать проценты?
Пять лет удушья, перемежающегося стихами,
Гибель мечты и совсем по-женское нафиг!
Служба в компании, где вечно работать,
Где две недели отпуск и уже мужское:
Катик, замени завтра, а? Ну обстоятельства,
Ну, никак не попишешь,
Буду по гроб благодарен.
Сидишь и слышишь,
Как странные рыбы вместо коллег
Шевелят плавниками, обсуждают моду,
Новые сплетни, какие с радио, какие
На работу внёс интернет...

 

Знаешь, когда-то она любила Алису,
Этот волшебный и такой беспроблемный мир,
С его королевами, гусеницами, микстурами,
Могущими уменьшить и увеличить,
Смотря каков наплыв твоих слёз и сил.
Мудрого шляпника, кролика, чай на террасе
Хитроумный оскал кота породы чешир.
Партии в шахматы, чувства как на Пегасе,
И то, как задумчиво-мерно перетекает вода из обычных картонных дыр.
Она мечтала, что однажды весенним утром,
Когда за окошком будет день воссиять,
Проснётся её наречённая крошка,
Потянется сладко, усадится на кровать
И громко попросит, заискивающе-не веря:
Мам, почитай про Алису, вон тот синий том,
Я так люблю...

 

Знаешь, уходят звенья..

Ей скоро 40, она не верит,
Она - одна. Без ребятёнка, без мужа,
Под влиянием обстоятельств
И без друзей.
Без одного друга,
Кто бы направил, кто бы крикнул ей:
Эй! Что ты делаешь? Повороти лыжи!
И зачеркни этот замкнуто замкнутый круг!
Ты молода, ты могла бы,
Ты классно пишешь...
Но, Пит, увы, теперь совсем никогда
Не прорастут здесь плоды подсолнечника..
- Ну, неужели нельзя что-то сделать,
Как-то вдруг сразу и быстро тихую жизнь изменить,
Принца на белом коне, меньше истерик
И такое простое желание жить?
Ты ведь всё можешь, ты ведь ангел-хранитель!
- Твой, не её. - Это важно?
- Думаешь, нет? Мы с юных лет
Конвоируем жизнь человека,
Ищем пути, сним, избегаем огромных бед,
Но есть одно правило,
Грузное, золотое, на голубых письменах из исстари лет:
Помочь мы в любой ситуации можем,
Сделать осознанный выбор - нет.
Кэтрин решила, что будет всё так, не иначе,
Мы согласились: далёко на небесах
Был совет, и как-то постановилось...
- Питер, что же ты делаешь? Нет!!
Лёгкое дома стекло на осколки разбилось,
Кэтрин взбежала, но у дуба порядочных лет
Лежало тело ребёнка, с рукой окровавленной в клочья,
Вокруг же струился мерцающий солнечный свет.
И дама одумалась...

 

Да, выбираем, решаем, всё наше дело,
Но через дымку бессмысленно прожитых лет,
Может, и нас изучают. И наше право,
Вдруг озарившись, не довести до истошного: Нееет!


@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

13:10 

Диктофонное (посему - знаки препинания).

Следуй за белым кроликом (с).
Разрыв аорты. Док, держите шланг, я зашиваю. Выживет - не выживет. Наверно, нет..

Мне говорили.., сердце.. перелопатилось.
Пережи[ва]ла.. Друзья, что не пришли.
Что потеряла веру, что видишь правду...

Она считала, что вокруг неё всегда будет кружок из тех, кто.. сердцу дорог, кто.. радует, волнуется за неё, кто.. помогает.. в случае опасности. Кто понимает..

Она.. мечтала о такой большой семье, которая перерастёт с годами, но не в коммуну, а что там у Чернышевского, где и?.. Сон Веры Павловны? Не знаю.., не буду врать, но годы шли, она - одна...

Она.. не хотела кого-то звать, кому-то говорить, всё её слабенькое тело было гордым. А зачем напоминать? О том, что есть, тому, кто безразличен. А безразличен всем. Дождавших нет. И смысл во всём этом?

И довела себя до приступа. Такая.. несколько наивная мечта.

Между тем, в палате.. ожидает её не мать с отцом, не родная сестра, а та, одна из тех, кому не дорог, кто.. позабыл среди потока лет и. Сидит и плачет. И просто верит.., что долог на свете человечий век и...

Тук-тук, тук-тук, тук-тук...


@темы: рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове, тяпкой в душу

23:35 

Банальщина. Дубль не-помню-какой.

Следуй за белым кроликом (с).
Смыслы, реальности, смыслы...

Живу в лесу отшельником забытым,
А где-то на границе томных вод
Рыдает девушка. И может, быстро-быстро
Сжимает в маникюре переплёт.
Я думал, я смогу и чайкой сизокрылой
Взлечу однажды под небесный свод
Назло всем горестям. В объятиях любимой
И самой девственной. Мы построим плот
И улетим. Подальше от безделья,
От резких взглядов и дневных забот.
Я думал, я смогу почувствовать, как остро и внезапно
Тяжёлый камень вдруг пером становится
В руке. Как скоро вся работа спорится,
Как каждая секунда обретает смысл и повторяет:
Ты, ты нужен мне! Не уходи, возьми мешок из шёлка
И бережно навеки сбереги.
Да так, чтоб ни одна иголка
С твоей не спрыгнула руки.
Я думал, что смогу нащупать счастье
И уже не отпустить.
Кричать во всю Ивановскую «здрасьте»,
Кружиться на норд-весте, рьяно плыть,
Захлёбываясь волнами. А вечером, под пледом и в ненастье
Дочурку азбуке учить.
Я думал, что достигну наслажденья
Чего-то совершившегося, что,
Наперекор всем злопыхательствам, сомненьям,
В один из дней наш скорбный уголок
Вдруг разразится эврикой,
Сам Ньютон о которой б не мечтал.
Я стану важным, пыхалкой, серьёзным,
С красивой тростью и большим зонтом,
Все клерки города с почтительностью строгой
Увьются вслед за мной хвостом
И предводителю представят.
А тот, грозный, вдруг смягчится
И поклонится.
Я думал, много что я думал,
Юность лет оправдываема.
Но не судите строго, я давно одумался
И вычислил, чего же стою и к чему стремлюсь.
И что решило мирозданье на этот счёт.
Теперь я здесь, вдали от суеты, от мелочных забот,
В уединенье нашёл цену гармонии, задумчивости,
Тихим мыслям, музыке, себе...
Я знаю смысл жизни, и я счастлив.
- Но как же Элис?
Элис? Элис плачет, думается мне,
Как и всегда, наперекор судьбе...


@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

18:26 

Следуй за белым кроликом (с).
Предупреждение: в очень высокой степени слАбо.

Одиночка - это почти приговор.
Идёшь по улице, а вокруг крики:
У меня нет друзей! У меня нет родных! А у меня врагов!
Боже мой, какие счастливые всё-таки дети!
Нам бы ваши проблемы часов в 7 утра каждодневно -
Как жизнь бы стала прекрасна! Разом и навсегда!
Размешали бы сахар в стакане с чаем и мигом бы всё поправили
Общими-то усилиями. Раз-два-раз-два.
Летают качели в тёмном дворе из стороны в сторону,
Скоро лето, а хочется плакать. Уа, уа!
Эй, Джим, ну дашь, что ли сегодня лапу?
Хоть на несчастье, но мне?
Неа, не дашь? Ну и ладно, привычно
И как-то в порядке школьных вещей.
Трудно рассчитывать на сочувствие там,
Где его выдают строго дозированно душам компании -
А что, им нужней...
Парадокс заключается в том, что мы, одиночки,
Не умеем - совсем одни. Мы иначе сойдем с ума,
Погрузимся в истерику и - реви-не реви -
Спрыгнем с крыши учебного заведения,
Благо, Там едва ли предусмотрена тюрьма
За самоубийство.
Мы не можем одни, но и с кем-то мы тоже не можем,
Нет в нас чувства товарищества, чувств любви и стыда,
Мы как-то искренне стараемся соответствовать,
Но не выходит. У нас есть одна черта,
Или не черта, наверное, лучше особенность.
Нас всегда двое. Один под, другой антипод.
Они вечно друг с другом спорят. Порой даже и водят хоровод,
Но третий им, как правило, не нужен...
Им вместе и так никогда не бывает скучно..
Одиночка - это диагноз, одиночка - это такой подвид,
С которым мирным путем никто никогда не может ужиться,
Хотя многие пытаются. И это нормально, это даже, сказать, естественно,
Что чуть-чуть попытаются, а в конце - извини, но... расходимся.
Или - не находим общий язык и будем молчать,
Ты же ведь этого хочешь, правда же?
А одиночка, он... не покажет виду, как правило,
Просто - молча согласится и начнёт пытаться затянуть
Новую зарубку на сердце, а сердце уже разрывается
И всё меньше и меньше - с каждым разом - доверяет людям.

@темы: рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове, тяпкой в душу

02:36 

Так...

Следуй за белым кроликом (с).
Я не мыслитель, не филолог, не поэт,
Не инженер, не физик, не подрядчик,
Я только серый нудный человек,
Который ростом хорошо не мальчик-с-пальчик.

Непризнанной нигде, талантливой ни в чём
Брожу по свету с чувственной лампадкой
И жду, ведь часто раньше убеждалась в том,
Что там, где загорится, будет сладко.

Ещё на пальцах ощущение того,
Как было мягко, томно, чутко, нежно,
Как госпожа гармония легко
Вливалась в складки за мою одежду.

Как становилось полновесно глубоко,
Как появлялись крылья за плечами,
Как раскрывались губы широко
И что-то типа "эврика!" кричали.

Куда оно ушло? Вернётся ль вновь?
Мне пушкинские строки отвечали:
Коль раз в тебе сорнячно проросла любовь,
Ждать, что пробьётся снова... ну, едва ли.

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

00:03 

Ради одной строчки... Что печально.

Следуй за белым кроликом (с).
Он бежал по залитой лужей дорожке,
Где воды - по колено, а грязи на целый пуд,
Он бежал, а с боков по траве обходили люди
Аккуратным гуськом, не дай бог только упадут.
Мама с сыном и скрипкой из музыкалки,
Не хотят извалять страдиварьевский инструмент,
Баба Клава к подруге из соседнего дома,
Алексей Константиныч - на званый обед.
Тётя Лиза на смену, заботливо бережёт платье,
Кошка Сашка к Маркизу - авось, наконец, снизойдет..
Аккуратно, шажочек в шажок друг за другом ступают,
Раздражённо боясь брызг из-под его сапог.
Он бежал, не чувствуя столь повышенного вниманья,
Сумасшедший взгляд, чуть приоткрытый рот,
Сжатые кулаки. Накануне
Друг забыл про его День рождения, сегодня
Жена не сказала, где была добрые тридцать минут.
Мало ль поводов для подобного настроенья?
Доведут... Ох, как только его не доведут -
Изобретательно, зло, жестоко,
Вестимо, целый год ждут,
Думают: как бы, что бы, с кем бы,
Не человек, а натуральный Дед Пихто.
Вдруг навстречу из-под зацветшей ветки сирени
донеслось:
«Привет, а ты кто?»
Нежный голос, тихий, заботливый,
Обволакивает, как весенний дождь,
Как руки мамы, когда тихим зимним вечером, бывало,
После школы домой придёшь,
Поставишь рюкзак и смотришь,
Думаешь, как бы про драку сказать,
Про тройку по алгебре,
Про девочку Машу,
Про татьянамихайловское: «Опять?!»...
Думаешь, а она вдруг всё знает,
Подойдёт, обнимет, и станет тепло-тепло,
И уютно, спокойно и...
А девчонка всё стоит и ждёт.
Такая маленькая, тоненькая и живая,
С большими губками и синим бантом...
«Тебя обидели? Пойдём проучим?»
То слово, это, нет, всё не то, не то,
Так слишком сложно, иначе - не так поймёт...
Насупит бровки, дядю Стёпу позовёт
И мало ли кого ещё...
«Ну?» Решайся, слабак.
Не резон стоять в такой странной позе
И ждать ответа свыше. Он не придёт.
- А шла бы ты домой, Лена,
Нечего стоять на морозе,
Когда у окна мама ждёт.
Про меня же тебе интересно...
У меня - хорошие дела,
Так, перенервничал.
Бывает, случается.
Ты только не беспокойся,
Я сейчас пойду, выпью тёплого молока
И спатеньки. В объятья к Морфею.
И больше не повторится, обещею.
«Клянёшься?» Клянусь.
Задумалась, какое-то время стоит молчаливо, теребит крошечный красный нос.
«Ну, давай, дядя Юра. Если что - вернусь».
Возвращайся. Так и разошлись. Тихо. По разные стороны добра и зла.
И пошёл действительный Юра
В красный дом за живой водой,
А действительная девочка Лена
Вернётся - не в этой жизни, так в той.

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

23:42 

Осторожно: желчь!

Следуй за белым кроликом (с).
Верблюда лучше не злить. Верблюд может и плюнуть
В особенно надоевших.
Жираф, верно, тоже мог бы,
Когда бы быстрее соображал.
Чувствую себя кем-то средним,
Скрещённой особью на столе Менделя,
Непременно чтоб с длинной шеей и с кипением внутри.
А хорошо ведь... Идёшь по улице, плюешь налево, направо,
И никто тебе не рискует слова сказать.
Да и пусть бы только попробовал -
Тихо сообразишь плевок и... бац!
Новая кофточка стала уже не-новой.
Галстук на конференцию - срочно переодевать.
Вот оно - эстетическое удовлетворение,
Смысл жизни - вы ищете, а он здесь,
В плевке. Всё до банального просто. Расскажи - не поверят,
Впрочем, к чему рассказывать, к чему снисходить
До них, до этих жалких людишек в цветных купальниках?
Смешно ведь... Правда, Мэри? Ну, хватит, листья жевать!
Хорошо бы так, с длинной шеей, наверное.
Видно, каким-то совсем другим кажется мир...
Как-то иначе смотришь, иначе принимаешь,
И, верно, иначе злишься...
А выход у всех один.

@темы: рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове, тяпкой в душу

01:21 

Болезненное.

Следуй за белым кроликом (с).
Когда человек громко кричит в голос,
Не важно, по какому поводу, как и почему,
Он прорывает в себе что-то типа соединительных тканей,
Этакую махрово-слизистую хню, расположенную в области сердца.
Прорывает - и глоток чистого воздуха
Набивается в чуть задетую грудь,
И вот она, браво, циркуляция в лёгких
И ощущение свободы, чистоты, незамутнённости, и вообще всё хорошо. Жуть.
Когда же этот крик не имеет достаточного количества герц,
Когда он консервируется внутри, и снаружи - разве что губы,
Он начинает рвать разные полезности,
Как то: кишечник, почки, лёгкие, сердце, мозг и просто кожу,
Только не снаружи, но изнутри.
Этакая садомазохиция.
И вот на выходе (что мы имеем):
Во внутренностях - куча осколочных ранений,
Все полости заветрил малопроницаемый пар,
Вместо вдохов - хрипы, вместо выдохов - выдошки,
На, конечно же, выживших соединиловках - пиявки,
Помахивающие ойло-чёрным хвостом.
Область внутрь скукожилась до размера выеденного яйца,
Область внешность ссутулилась до положения Плюшкина
Ну, или Горбача (не в обиду последнему будет сказано),
Область я-эмоция просто исчезла с карты полушария, уступив место страху,
Как будто так и было задумано...
И я не знаю, я собственно ничего не знаю,
Я ведь не Бог и даже не сверхчеловек,
Но чудится мне, какова бы ни была причина сего поведения,
Всё одно оно - разрушительно,
Губительно, покорительно,
И пора бы сменить рек на рех.

@темы: рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове, тяпкой в душу

00:28 

Наивняк пошёл.

Следуй за белым кроликом (с).
Дождливое.

Я люблю слушать дождь.
Знаете, тихо, тихо - и вдруг капли по крыше колотой дробью,
Струйки с труб, много соломы с неба,
А вместе - оркестр,
У которого был фурор в Вене,
И вот теперь он тут, выступает,
Лавр, наверное, хочет,
Может, директор Глинку ценил,
А может, сам из русских - кто знает?
Не только ж фигуристы abroad выезжают.
Но люблю я его не столько за гениальное исполненье,
Сколько за то, что он может заполнить тишину,
Которая наваливается на хрупкую тебя дубовым гробом
И не слезает. Чего-то явно ждёт:
То ли на чай ей не хватает, то ли купить чего хочет.
Может, кусочек души?
Говорит: ну, чего тебе миллиметр,
Зато я в обмен яблок корзину снесу
Посреди зимы, или счастливый билет в лотерею вытяну,
Или позову на улицу
И подарю большой воздушный шар ярко-зелёного цвета.
Ну что, хочешь?
В обмен же чуть-чуть пострадаешь -
Только этот вечер, как после любой операции -
А назавтра всё снова пойдёт накосяк.
Будешь улыбаться с друзьями, пить глинтвейн в баре,
Бежать в Московский зоопарк и кричать:
Как же так, куда они дели фламинго?
(Зимой-то. Ясное дело, куда).
Так говорит тишина, а сама обвивает своими белыми лапами,
Которые, мягкие и бескостные, как после падения в квиддич,
Всё крепче и крепче охватывают твою шею,
Так что уже почти невозможно дышать.
(Как будто бы кто-то разучился завязывать галстук
Или просто спутал его с корсетом).
Говорит, но впрочем, замечает, что, конечно же, не настаивает, нет, не подумайте,
Но просто настоятельно просит и т.д. и т.п.
И ты уступаешь, потому что что ещё делать:
Сил не задохнуться совсем уже нет,
Наверное, стоило по утрам в детском саду кушать кашу,
А за ужином треклятый винегрет.
Может, дольше бы тогда продержалась.
Ну а так - отдаешь кусок за бесценок - и на тебе:
Боль во всём теле, ломающая, всё меньше выносимая,
Как жвачка тянущая, но кем-то, должно быть, любимая...
(Кого только ни живет на свете).
И хочется в Африку, в Америку, в другое измерение,
Только бы не давило, прошло.
Только бы - хоть на мгновение -
В чей-нибудь добрый сон что ли унесло.
Лежишь так, зубами в подушку, извиваешься,
А тишина погладит твой амулет, запишет что-то в блокнот,
Помашет ручкой и улетит в окошко, как ни в чём ни бывало,
Подальше от твоих стонов, воплей или на что ты ещё способен.
Я люблю слушать дождь: он, может, учёных за работой усыпляет,
Собачек (а, кстати, и всяких серых котов) прогулки лишает,
Ребёнку кошмары дарит, зато мне оставляет
Мой маленький кусочек души.


@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

00:41 

А я всех доведу. Но делать-то что-то надо. Предупреждение: качество текста<среднего.

Следуй за белым кроликом (с).
А я не хочу страдать.
Мне, может быть, надоело,
Что у меня в груди - плотный мешок страстей
Шебуршится, как черви, купленные для рыбалки.
Мне, может быть, неудобно,
Некомфортно, в конце концов, больно,
И вообще я девушка, господин создатель этого мира.
А лучше организатор. А лучше тот, кто должен оберегать,
Следить за любым движеньем, за ходом мыслей,
Сопровождать в бар и из бара,
Покупать мягкие игрушки в качестве бонуса
И приносить их на балкон - типа от Деда Мороза.
В конце концов - мужчины вы или кто?
Навесили тут своих даров и смеётесь украдкой,
А я расплачивайся.
А я не хочу.
У меня, между прочим, тоже гордость, тоже какие-то свои желания,
Свои планы на эту жизнь.
Я тоже хочу быть счастливой - и не только наружно.
Улыбаться, смеяться, летать на качелях, лезть в кутерьму.
Знаете, как это волшебно, рано-рано утром выползти в лес
И тихо брести, слушая как перепёлки, пеночки, дятлы
Прорезают пока ещё полутьму.
Ощущая аромат летних травок, после дождя в конец запрелого мха,
Рассматривая следы и понимая,
Что там медведь, а там человечья нога.
Поднимая ветку - и одними губами малину,
Чернику, землянику,
Благо, не вороний глаз.
Знаете это, вы?
Если да, то зачем же подсунули лихо?
Может, заберёте тотчас?
Ответа нет.
Может, не знаете?
Может, мне просто вам объяснить?
А... пойдёмте в лес?
Да, прямо сейчас.
Плевать, что снег не растаял,
Что полпервого ночи,
Что до ближайшего леса пешком не дойти...
Ти-ши-на.
Видимо, не услышали.
Или не захотели.
Или просто - по иерархии не подхожу.
Ну и ладно тогда, спокойной ночи.
А то смотрите, рано утром опять разбужу.

@темы: рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове, тяпкой в душу

23:02 

Убейте меня, чтоб я не мучилась.

Следуй за белым кроликом (с).

Звонок в студию.

… А я бы пошла по улице в дождь, без зонта, без бутс,

С открытым ртом, с глазами в слезах, которых не видно,
С кулёчком с книжками, где они мокнут, бедные, где им обидно,
С Тотошкой – или мало ли как там его зовут, держащимся хвостом.

Пошла бы, выбежала, расправив руки, расставив ноги –
Вифлеемская звезда двадцать первого века,
встала бы у всех на дороге и заголосила:
это я, я, я во всём виновата.
Ну же, убейте меня. Неужели у вас всё хорошо.
Неужели жёны ночь напролёт дома,
не отключают электричество, не ставят двоек в классный

журнал?

Это я, я, я, верьте мне, ваша проблема.
Меня не будет – и станет всё разом просто прекрасно.
Золотой век возродится не где-нибудь, а в России.
Будут в газетах писать, в новостях передавать –
а то как же, почти явление миссии.
Но вместо того, чтобы просто вот так гульнуть,
Закричав, заорав, чтобы всем, даже в Белом доме, было

слышно,

Я обречена существовать, правда, особым образом, по-баклажаньи,

В комнате, где душно, душно, где мало
воздуха, мало воздуха.
Где банально нужно дышло.

Прозябать здесь, уткнувшись носом в ноутбук –
Интересно, отчего он у меня ещё не как у Буратино? –
Минуты, часы, дни, недели, месяцы, года.

Вечная самонедевственница. Женский подвид Арлекино.

Ну а что? Мне с детства предрекали, что не один мужик в

своём уме меня не...
А я верю словам. Маленькая и наивная.

Сижу здесь и всё – бес толку.

Не-стоп-машина.

Обрастая тонким слоем жира и толстым – пота.
С ужасом наблюдая за тем, как огромный паук заползает за радио –

Я щёлкаю семечки, заливаю себя дошираком,
Выпеваю простые мелодии и… тио, тио, тио.

@темы: рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове, тяпкой в душу

14:04 

Заполоняю бредом. Ибо надо как-то избавиться.

Следуй за белым кроликом (с).

Я не люблю что-то делать. Зачем? К чему?
Мне нужно слышать: «Идеально! Гениально! В точку!»

А для этого нужно быть гением.
Коим я не являюсь.
Или нужно напрячься, вымыть голову, потренировать голос,
Взять у мамы с работы колбочку,
Смешать ингридиенты. Повторяюсь.
Я уже об этом писала.
Какая разница. Главное – влить талант.
Жидкий, кипучий, с крошечными пузырьками.
Он будет серебриться – ну вот так осторожно, несмело,
Как утренний иней на суровом ветру.
Я возьму столовую ложку, сниму пенку, попробую на вкус.
Фу, гадость, соли не хватает. Добавлю соли. Потом перца.
И всё равно что-то гадкое, что-то не то.
Но промаявшись день, два, неделю, месяц, годы,
Я, может быть, даже получу нужный ингридиент.
Волью его в себя и дай бог стану не эльфом и не чьим-то клоном,
А чуть больше собой.
Будет много поклонников, много восторженных криков,
Только мне уже 70 лет. И не надо ничего этого.

Только бы тёплый плед, и родную руку,

И сказку вслух на ночь, чтобы меньше бессонницы.
А зачем? Зачем были годы до этого?
Ругалась, слала нахер, запиралась где-то на девятом этаже…
И всё впустую. Пусть даже хвалили.
Но я-то знала, даже не в глубине души, на оболочке,
Что не-идеально, не-гениально и вообще фигня.
Кто-то с этим живёт, кого-то это устраивает,
Кто-то к чему-то стремится, ради чего-то живёт.
Ну, а я… завяжу косы бантиком,
Вдохну полной грудью, выдохну громко
И пойду бить на Москва-реке лёд.

@темы: картинки у меня в голове, рифмой из-под рёбер

22:24 

Плётство.

Следуй за белым кроликом (с).
Ну, вот захотелось строчки порифмовать. Я, правда, не умею, но не запрещено ведь? Так? Раз на другое настроения не хватает.

@темы: рифмой из-под рёбер, картинки у меня в голове

Упражнения в прекрасном.

главная