Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чужими словами (список заголовков)
03:49 

Следуй за белым кроликом (с).
От Ярк прилетел ко мне флешмоб про хорошие новости.
Пожалуй, что тоже: очень вовремя)
Правила у него: "неделю постить по пять хороших новостей каждый день, осаливать по три ПЧ".
Осаливаю тех, кому он по той или иной причине сейчас актуален.

Первый день.

Второй день.

Третий день.

Четвертый день.

Пятый день.

1. Сегодня на меня не нападал демон генеральной уборки, тем не менее несколько часов подряд я пылесосила в комнате и в прихожей. И это счастье! Это ж и дышать легче, и думать, и просто радуешься тому, что пространство на толику прочистилось. А ковры! Всё ведь ради них затевалось. В них, конечно, ещё много пыли и грязи, но всё-таки значительно меньше, чем было. Можно стелить их обратно)
2. А потом я помыла то, до чего дотянулась. И это ещё большее счастье, потому что, кажется, помыть этак ещё раз 10 - и в этом пространстве можно будет жить)) мытьё про свежесть, про новое дыхание и настоящесть.
3. Настя мне сегодня читала свой фанфик, и я удивилась. Потому что он написан... взрослым литературным языком. И то, что написано, - красиво. Славно!
4. А ещё Настя сегодня долго и упорно рассказывала мне про аниме "Хвост феи". Сначала я не очень внимательно слушала, потому что мне есть о чём подумать и без этого аниме. Но потом что-то перещёлкнуло, и я вдруг увидела, что она говорит серьёзно. В том плане, что принято разделять разговоры как минимум на беседы и болтовню. Так вот Настя не болтает. Она рассказывает с таким чувством, что в воздухе едва не начинают летать драконы. Ты отчётливо представляешь, о чём она говорит и почему это имеет смысл (и не только для неё).
5. Ни в Ленте, ни в Перекрестке не было немытой моркови, а гречневую лапшу с овощами и грибами я всё-таки намеревалась приготовить. Поэтому вместо привычных лука и моркови я взяла свёклу и помидор и потушила их вместе с шиитаке и зелёной фасолью в соевом соусе.
Я думала, получится несъедобное нечто (мало того что свёкла; ещё и помидор!). Но оказалось, что это вполне себе хорошо)) Т.е. я бы не постеснялась кого-нибудь таким накормить :)
Лучше, кажется, правда, обходиться без фасоли (по крайней мере, без замороженной ашановской, потому что она несъедобная); но в остальном - всё на месте.
Особенно интересно проявляют себя помидоры: они по вкусу начинают напоминать пасту, но сохраняют целостность формы и отлично сочетаются со всеми прочими ингридиентами (я опасалась, что не будут).

запись создана: 04.06.2017 в 01:05

@темы: человеки!.., распорядок жизни в коммуналке, мухомор - гриб несъедобный, впрочем... (!), кружок по плетению мыслей, чужими словами, книжный червь, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

04:20 

А. де Сент-Экзюпери, "Маленький принц".

Следуй за белым кроликом (с).
Я честно не люблю эту историю.
Мне не нравится мир, который в ней показан, точнее, я просто в него не верю (и не хотела бы верить).
Меня категорически не устраивает целый ряд мыслей.
Но как бы там ни было, история необыкновенная)
В ней просто показаны сложные вещи, просто и честно, так, как - кажется - никто не делал, и это прекрасно.

На самом деле, тут как с Театром дождей)
Я готова терпеть (почти) всё, кроме печальной меланхолии / безнадёжности / никуда не ведущей грусти.
Они замурованы в "Маленького принца" как в старинный замок, и выхода из этих пут отчаяния автор не показывает никакого.
Просто так оно есть в этой истории, и почему-то считается само собой разумеющимся)

Отдельно мне очень не нравится всё, что сказано про привязанности.
Потому что это какой-то гимн оным)
И опять же - закрепощение в мирке, из которого никакой лазейки.
Да, про это, пожалуй, важно говорить, т.к. в мире слишком много безразличия.
Но что же теперь, всех со всеми свяжем?..
А к остальным (т.к. всех всё-таки не получится) будем относиться как к тем тысячам роз, которые не как моя роза?..
И - хуже - будем нести ответственность за других?))
"Не ты за себя в ответе, но я за тебя!"
Что ж за жуть мы получим таким образом?..

Но мне нравится, что происходит в конце.
Как они бредут по пустыне и находят родник.
И как самолет удаётся починить.
Это прямо-таки по-настоящему)
Какой-то тот самый правильный ракурс.

А вот со змеей эпизод не люблю. С детства.
Зло как оно есть.
К чему оно может привести?..
Но сама по себе идея интересная, наверное.

Живой текст, но намного-намного больше я люблю "взрослые" повести Экзюпери.
К ним у меня не возникает вопросов.
Они по-другому и о другом.
Но про них не сегодня)

Цитаты.

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, чужими словами

01:51 

Следуй за белым кроликом (с).
Могу, конечно, но не могу не процитировать.
"Мы каждый раз снова обретали этот мир, как бретонские моряки обретают свою деревушку с почтовой открытки и свою слишком верную невесту, почти не постаревшую за время их отсутствия. Та же картинка из детской книжки. И когда мы находили всё на прежнем месте, в таком слепом повиновении судьбе, нам почему-то становилось страшно. Справившись о друге, Бернес слышал:
- Ну что сказать? Он всё такой же. Дела его идут помаленьку. Сам понимаешь... Жизнь...
Все были в плену у самих себя, послушные им самим неведомой узде; не то что он - беглец, бездомный мальчишка, волшебник" (с).

@темы: чужими словами

02:34 

Джон Р.Р. Толкин, "Властелин колец".

Следуй за белым кроликом (с).
Не помню, как вышло так, что я не читала эту книгу раньше.
Как бы там ни было, я рада, что добралась до неё именно сейчас.
Очень, очень рада.

Меня сложно зацепить текстом.
Сюжет как таковой мне не интересен, характеры - тем более.
В книге я ищу того же, что в симфонии: модель Мироздания.
Если я там не нахожу стремления постичь (или хотя бы описать) законы Вселенной, я не очень понимаю, зачем мне читать дальше.

"Властелин колец" меня зацепил.
Его очень трудно было не читать взахлёб - хотелось поскорее посмотреть на то, как автор видит то или иное явление.
И, как и в случае с Экзюпери, узнать те переживания, которые неоднократно испытывал в реальности.
*Вот идут хоббиты пешком к Раздолу - и ни словечка лишнего в описаниях нет. Поразительно!*

Но это частности.
Восхищало-то, что оно ровно так и есть)
В этом произведении очень точно показаны не только основные действующие во Вселенной силы (наличие и Мордора, и Изенгарда прямо-таки греет душу)), но и те законы (и природные, и не только), по котором в оной течёт жизнь.
Пожалуй, самым значимым для меня моментом стала глава про Тома Бомбадила.
Такого, чтобы спустя 1000 страниц встретить в тексте его имя и начать думать его стихами, со мной раньше не случалось.
Но вот, оказывается, и так бывает)

... Мысль о том, что нужные люди окажутся в нужное время в нужном месте, если не устрашатся / если их мягко направить, тем самым приложив недостающее усилие, очень филигранно проходит через весь текст.
Не фатум и не отрицание оного - судьба, которой может до определённой степени управлять цельная личность.
Баланс, который можно чувствовать или не чувствовать.
Чтобы иметь право на него воздействовать, нужны сила стремления, искренность порывов, мужество.

Идея верности и бескорыстного служения силам добра.
Красоты, если угодно.
Здесь нет места личному (потому что индивидуализм на службе у зла); здесь просто 9 добровольцев-хранителей идут в такую жесть, которую и помыслить сложно (одна метель в горах там чего стоит).
Не чтобы мир спасти :), чтобы максимально хорошо сделать то, что они могут сделать.
И если максимально хорошо предполагает смерть, они пойдут на неё без раздумий и сомнений (в этом смысле особенно изумляет эпизод, в котором Арагорн собирает войско, чтобы идти к Мордору; неоднократно подчеркивается при этом, что направляются они туда, дабы умереть).
И в этом "без раздумий и сомнений", в этом живом порыве, как кажется, ключ.
Т.е. это же не значит не подумав (очень порой трудно Арагорну и Гэндальфу даётся выбор того или иного решения). Это именно что помыслив - где мысль не абстрактная логическая схема, но интуиция (в основе которой в т.ч. и глубокое чувство).

... А иначе не пойдёшь, например, по тропе мёртвых.
Ведь даже самые сильные и храбрые воины считают это безумием.
Если они отправятся туда, считая так, они не вернутся.
И не возьмёшь Горлума в провожатые.
И не будешь несколько дней бежать по следам орков.
(Рассудок в этом смысле предельно предсказуем и труслив; но себя он покажет как самого смелого и рассудительного на планете).

И никто не знает ни как сложится, ни сложится ли.
Да, кто-то может предвидеть будущее.
Но если кто-то недостаточно мощен, он видит лишь то, что ему показывают (одну какую-то грань, которую далее трактует по-своему, ибо включается рассудок).
Если же в ком-то силы много, он понимает, что это лишь одна из вероятностей.
Что само по себе оно так не произойдёт: нужно чтобы в каждой "пешке" достало самоотверженности честно, бесстрашно делать своё дело.
И твёрдости, непоколебимости, уверенности - в них самих.

Вот и выходит, что любви оказывается качественно больше, чем страха.
Разной любви, хотя чаще духовной.
В этом смысле угнетают последние страницы произведения.
С точки зрения любви духовной, всё там хорошо.
Фродо, Гэндальф, Бильбо уходят туда, где им будет лучше.
Понятно, что все они одно; что они не перестанут любить друг друга и т.п.
Но с точки зрения любви душевной, это какой-то ад.
Они-то ушли, а Сэм остался.
И вот ему - как быть?
Он ведь душой привязан к господину Фродо.
И никакая семья ему его не заменит.

В этом месте мне стало очень тяжело писать, поэтому я, пожалуй, пойду поклею обои)
Оставлю вам цитаты - правда, они весьма специфичные на этот раз.
(Тот случай, когда, если и цитировать, то всю книгу).
... Очень космичный текст.
Добавлю только, что он мощно срезонировал мне сейчас; подсказал, как перераспределить ресурс; напомнил про крылья и много про что ещё.
Дал возможность поклеить обои.
И просто хорошо так встряхнул.
Как же тут всё (на мой взгляд) правильно!.. (Ну, кроме роли женщин))
P.s. Rак не полюбить всей душой эльфов.
Цитаты.

@темы: чужими словами, кусочки счастья, книжный червь, в зеркале моих восприятий

16:04 

Следуй за белым кроликом (с).
Зачёты прошли - лучше, чем я ожидала, хуже, чем могли бы пройти.

Я всё никак не привыкну к тому, что слушать 30 человек на протяжении 6 с лишним часов (после того, как полночи снились сны про фашистов, обстреливавших Петербург ядрами, зачем-то катившимися по земле; они катились очень медленно, их вполне можно было перепрыгнуть, но это не делало их менее зловещими и опасными) - тяжело.
Не просто слушать, но задавать вопросы, придумывать дополнительные задания, проверять контрольные тех, кто не написал оные в течение семестра, и т.п.)
Тяжело (потому что это непрерывный процесс, ты постоянно чем-то занят и, наверное, незримо подгоняешь студентов, потому что в 17.30 нужно уйти, чтобы успеть на работу), но не выматывающе.
И дело не в том, что это не 10,5 часов и 50 студентов, когда ты еле-еле доплетаешься до автомата, покупаешь сникерс, приходишь домой и только и можешь, что повалиться спать.
Но в том, что никто не создаёт проблем.
Неважно, отвечает человек за 2 минуты или сидит в аудитории 3-6 часов.
Как-то оно... по-взрослому выходит.

Периодически мы смеёмся, потому что невозможно не)
Периодически возникают диалоги в духе:
- О! Точно! Колобок же! Идеально!
- Алексей, это вы 10 минут думали, какую сказку вам пересказать?))
- Да. Хм. А чем она закончилась?
- Ну, лиса его съела.
- Всё-таки съела?.. А кто ещё там был?
- Волк.
- Медведь.
- Заяц.
- Даже заяц пытался? Ага, а лиса, значит, съела, потому что хитрая.
/Минут через 10/.
- Я написал пересказ, но не знаю, как по-немецки передать суть. По-немецки лиса мужского рода, т.е., получается, скорее, лис. Но лис не стал бы хитрить! На это только лиса способна!

А Кирилл приносит на зачёт карту Новосибирска (потому что собирается рассказывать тему "Город" ).
Меня сложно удивить, но это так трогательно..)
Буквально в четверг Кирилл рассказывал на про то, как провёл майские дома в Новосибе.
Угощал конфетами "Новосибирские", говорил про важные для него места в городе, про то, где хорошо гулять.
Пока же ребята обсуждали темы своих дипломных работ, я рассказала Кириллу о том, что день провела в Новосибе этим летом.

И вот зачёт, передо мной лежит огромная карта, и Кирилл меня по ней ведёт.
А я достаточно хорошо знаю этот маршрут)
Я по нему и ходила, и ездила неоднократно, +/- разными путями.
Каждый шаг для меня тут живой)
Я... очень хорошо помню, что и как было)
И так здорово видеть это на бумажной карте.

- А куда попадёшь, если перейдёшь через этот мост? - спрашиваю я у Кирилла по-немецки про мост, который пересекала не раз и не два и который оказался конечной точкой немецкой прогулки.
- Ну... ко мне домой)
- Т.е. вы прямо рядом с пляжем живёте?
- Не совсем рядом. Ещё пройти нужно. Но там, за мостом, да.

Удивительные у меня студенты)

После зачёта бегу к Насте, а она под предлогом плохого самочувствия рисует меня такой, какой видит.
Поясняя, что может смотреть, как обычные люди, но в голове у неё всё по-другому.
И это так мило, конечно)


@темы: чужими словами, человеки!.., мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

04:37 

Борхес, "Сад расходящихся тропок".

Следуй за белым кроликом (с).
"Он озирает мир мышления, как любитель антикварную лавку, и его литературные комнаты меблированы с таким же изысканным вкусом, но и с такой же пестротой, как дом этого дилетанта" (с).
Я бы не сказала сейчас про Борхеса лучше.

То есть я ведь любила его очень когда-то.
Мне как будто нравилось то, что он делает, мне казалось таким необычным и глубоким то, что он думает.
Но сейчас я беру в руки книгу - и она рассыпается на кучу осколков.
Пус-то-та; за каждым словом, за каждым причудливым вывертом.

Это всё, должно быть, очень субъективно.
Наверняка же сказывается на моём отношении к текстам этого автора моя общая нелюбовь к интеллектуализму и постмодернизму.
Но я про/перечитала цикл "Сад расходящихся тропок", кое-что из более раннего и некоторые поздние стихи и могу сказать вот что.

В прозаических текстах я нашла оболочку - красивую, продуманную, претендующую на глубокое содержание, однако не имеющую никакой связи с оным.
Это как кто-нибудь прошёл бы мимо прекрасной бабочки и рассказал бы, к какому классу она относится, какое строение имеет, а потом - для пущего эффекта - пришпилил бы её к себе на грудь.
Очень много знаний, информации (нетривиальной, малодоступной) - и при этом ни крупицы чувства.
Возможно, потому и возникает эта жутковатая игра со всем, что свято и не свято.
А как его почувствовать, чем?..

... И вот я открываю стихи, потому что они из книги "Хвала тьме".
Мне непонятно название, и хочется прояснить для себя, что автор за ним утаивает.
И в этих стихах я вдруг обнаруживаю душу.
Чувство, словно бы не вполне оформленное; простую такую мысль.
Никаких умничаний, игр, плясок.
Поиск, который, правда, по признанию автора, едва ли не завершён.

Борхес тоже говорит про непознаваемость мира; но у него ещё мрачнее, чем у Канта, выходит; в отдельных произведениях он как будто стремится к смерти; а в отдельных - не очень понятно, к чему.
К познанию собственного я через откровение, предположила бы я.
Тьма у него оказывается неким экзистенциальным началом.
Тем, что остаётся, когда отброшена вся мишура.
... Радостно, что он пришёл к этому.
Хотя, по ощущениям, он и себя пытается разгадать так, как разгадывает загадки его герой Исидро Пароди.
Впрочем, с собой-то так всё равно не выйдет)

Принято восхищаться "Вавилонской библиотекой", "Садом расходящихся тропок", а я вижу в них игру ради игры. Притом в последнем случае весьма жестокую.
А в стихах (очень наивных для меня местами, зато искренних) вдруг жизнь, проступание себя.
И для меня это на порядок ценнее.
Но я, возможно, просто не доросла.

"Старость (как её именуют другие)
это, наверно, лучшее время жизни.
Зверь уже умер или почти что умер.
Человек и душа остались.
Я живу среди призраков - ярких или туманных,
но никак не во мраке. <...>
Мир мне всегда казался слишком подробным. <...>
Моя полутьма болезненна и неспешна,
скользит по отлогому спуску
и похожа на вечность.
Лица друзей размыты,
женщины - те же, какими были когда-то,
а кафе, вероятно, свосем другие,
и на страницах книг - ни единой буквы.
Кого-то, должно быть, пугают такие вещи,
а для меня это нежность и возвращенье.
Из всех поколений дошедших доныне текстов
я в силах прочесть немного:
только то, что читаю на память,
читая и преображая.
С Юга и Запада, Севера и Востока
дороги сбегаются, препровождая меня
к моему сокровенному центру. <...>
Теперь их можно забыть. Я иду к моему
средоточью,
к окончательной формуле,
к зеркалу и ключу.
Скоро узнаю, кто я".

@темы: книжный червь, в зеркале моих восприятий, чужими словами

01:36 

Гёте, "Фауст".

Следуй за белым кроликом (с).
К этому тексту я отношусь неоднозначно.
Вначале он приводил меня в восторг: я подчёркивала хорошо если не каждый абзац, будучи поражена глубиной мысли, силой образов, смелостью.
Но впоследствии я перестала понимать "Фауста" в принципе.
Он стал слишком сложным для меня; ниточки перестали сходиться.

Ну т.е. как.
К "Фаусту", в отличие от "Мастера и Маргариты" у меня нет вопросов про то, какие силы тут изображены (может быть, зря, кстати, их нет).
Вот есть Мефистофель - и он однозначно Сатана (Ариман).
Правда, в самом-самом начале этого по нему как будто не скажешь.
Совершенно ведь не ясно, что он делает среди архангелов и почему как будто подчиняется богу.
И что это за спор такой вдруг странный у них про доктора Фауста.
И чего ради Мефистофель становится едва ли не слугой главного героя.

Но далее его сущность развёртывается стремительно, и вот вопросов уже и нет.
Зло ради зла.
Никогда не мелочное, потому что ужасное.
Потому что, что бы Мефистофель ни делал исключительно по своей инициативе, он стремится либо уничтожить, либо поработить, т.к. ненавидит человека.

"Я отрицаю всё - и в этом суть моя.
Затем, что лишь на то, чтоб с громом провалиться,
Годна вся эта дрянь, что на земле живёт.
Не лучше ль было б им уж вовсе не родиться!
Короче, всё, что злом ваш брат зовёт, -
Стремленье разрушать, дела и мысли злые,
Вот это всё - моя стихия".

Чего он только ни может, какими толпами ни управляет, какой волей ни обладает, сколько людей ни сбивает с пути - а всё-таки, вопреки всем договорам, не получает души доктора Фауста.
Почему?
... И вот тут для меня становится слишком сложно.
Я не знаю, почему.

Да, Фауст не становится злым человеком (хотя где начинается его мораль, вопрос для меня пока риторический).
Тем более он не становится мелочным.
До последней минуты своей жизни он стремится, и стремления его, мягко говоря, мощны.

Не много не мало он летает; в каком-то смысле, меняет прошлое; пребывает на границе миров, в которых не чувствует себя чужим и беспомощным; подчиняет себе стихию.
Применять к нему земные мерки бесполезно.
Нет смысла, например, говорить, что он поступил безнравственно по отношению к Гретхен.
Он вообще никак по отношению к ней не поступал (за исключением, наверное, того эпизода, когда он попытался вызволить её из темницы).
Но как это всё уместить в голове и в сердце?..

... По сути, определяющим в поэме является наличие стремления в его чистоте и силе.
Не воли, не желания - но неустанного поиска истины на Земле и за её пределами.
Т.е. Фаустом ведь не владеют ни страсти, ни вожделения)
И при этом мы постоянно видим, как он с головой погружается в них.
... Противоречия тут нет, потому что задача героя всё-таки - познание (он хочет всё испытать, чтобы взгляд стал более многогранным и - что ли - объективным).
Он потому и вне морали, в каком-то смысле.
И потому и не оказывается связанным никакими договорами.

"Не радостей я жду, - прошу тебя понять!
Я брошусь в вихрь мучительной отрады,
Влюблённой злобы, сладостной досады;
Мой дух, от жажды знанья исцелён,
Откроется всем горестям отныне:
Что человечеству дано в его судьбине,
Всё испытать, изведать должен он!
Я обниму в своём духовном взоре
Всю высоту его, всю глубину;
Всё счастье человечества, всё горе -
Всё соберу я в грудь свою одну,
До широты его свой кругозор раздвину
И с ним в конце концов я разобьюсь и сгину!"

И это то, что не понять Мефистофелю.
Для него-то как раз всё определено что ли.
У него есть представления о том, что хорошо, что плохо.
А у Фауста их нет.
Потому что у истины (до которой Мефистофелю как будто нет дела) их нет.
... Вот и получается, что "часть вечной силы я, всегда желавшей зла, творившей лишь благое".

Выходит, что дело не в этической стороне вопроса, но в силе стремления.
В том, чтобы сохранить верность ему в пику мелочности, удобствам, ужасам, радостям.
Если, конечно, речь заходит о свободе, вытекающей из познания.
О свободе как предмете этого самого познания.
... Прекрасный текст. Этакое живое знание.
И про него не скажешь же, что о зле. Хотя казалось бы.

Много цитат.

@темы: чужими словами, книжный червь, в зеркале моих восприятий

22:35 

Следуй за белым кроликом (с).
Очень правильные вещи пишет Кэти.
05.04.2017 в 13:04
Пишет сирокко и вереск:

Я еще раз, простите.

Меня на самом деле до глубины души поразило то, что я видела позавчера у Технологического и дальше, по всему городу. Сосредоточенные, притихшие и вежливые люди. Никакой паники. Несвойственная для моего города простота обращения и доверия к незнакомцу. Очень много достоинства и как будто само собой разумеющейся взаимопомощи.

Я, в общем, на работе, но ведь неплохо представляю маршруты наземки в этом районе, так что задерживаюсь у потерявшихся людей, что-то советую, обсуждаем самые логичные варианты с другими оказавшимися рядом прохожими. Даю деньги на проезд каким-то растерянным бабушкам - Полтавченко пока не объявил проезд на городском транспорте бесплатным (не видела упоминаний об этом, но некоторые маршруточники сделают то же самое просто по доброй воле).
Потом будет еще много - службы такси, люди, которые будут возить тех, кому по пути и не очень, заправки, которые бесплатно будут давать волонтерам бензин, ЗСД, который откроет шлагбаумы, кафе и просто люди, которые будут пускать к себе застрявших в чужом районе греться и пить чай.
Даже те, кого мы чаще классифицируем, как мудаков, поведут себя неожиданно достойно.

Вскоре я понимаю, что сама вряд ли теперь доберусь сейчас отсюда что до редакции, что до дома, и звоню Аланкуну, который смеется - "Да, у нас тут уже лагерь беженцев, подгребай".
На моем дорогом маяке Корд и Малява, Ольга с братом, мирно спит Соня.
Корд освобождает мне компьютер, я сажусь писать текст и думаю, что это лучшее место, где я могла бы сейчас оказаться. Мы шутим дурацкие шутки, Малява приносит и готовит еду, ребята играют в настолку.

Вечером город будет пустой и гулкий, я зарываюсь в наушники и иду через центр пешком. До утра у меня еще будет работать профессиональная отрешенность (слабая, но уж какая есть), которая слегка смягчает боль. Хотя на сердце, каждый раз как в первый, наваливается та же темнота.

В полной мере боль, горечь и благодарность к людям, которые были людьми, приходят на следующий день. Мимо приспущенных флагов я иду по моему городу, в сердце которого дыра, из которой торчат перекореженные обрывки дверей вагона метро. Темная горечь скатывается туда воронкой.

На работе день истеричных шуток и обостренной бережности. " - Можно написать..." " - Нет, это будет некрасиво". Много кофе.

Меня накрывает уже вечером во вторник, когда я прихожу домой, ложусь на кресло и понимаю, что вообще не готова шевелиться. Бачер перетаскивает меня на кровать, я долго-долго молча лежу у него на плече, потом просто рядом.
Потом засыпаю прямо в одежде и сплю, не просыпаясь, 11 часов.

Утром в окна светит солнце.


Артем вчера вспомнил отличного Быкова, пусть он будет здесь тоже


В Москве взрывают наземный транспорт - такси, троллейбусы, все подряд.
В метро ОМОН проверяет паспорт у всех, кто черен и бородат,
И это длится седьмые сутки. В глазах у мэра стоит тоска.
При виде каждой забытой сумки водитель требует взрывника.
О том, кто принял вину за взрывы, не знают точно, но много врут.
Непостижимы его мотивы, непредсказуем его маршрут,
Как гнев Господень. И потому-то Москву колотит такая дрожь.
Уже давно бы взыграла смута, но против промысла не попрешь.

И чуть затлеет рассветный отблеск на синих окнах к шести утра,
Юнец, нарочно ушедший в отпуск, встает с постели. Ему пора.
Не обинуясь и не колеблясь, но свято веря в свою судьбу,
Он резво прыгает в тот троллейбус, который движется на Трубу
И дальше кружится по бульварам ("Россия" - Пушкин - Арбат - пруды) -
Зане юнец обладает даром спасать попутчиков от беды.
Плевать, что вера его наивна. Неважно, как там его зовут.
Он любит счастливо и взаимно, и потому его не взорвут.
Его не тронет волна возмездий, хоть выбор жертвы необъясним.
Он это знает и ездит, ездит, храня любого, кто рядом с ним.

И вот он едет.

Он едет мимо пятнистых скверов, где визг играющих малышей
Ласкает уши пенсионеров и греет благостных алкашей,
Он едет мимо лотков, киосков, собак, собачников, стариков,
Смешно целующихся подростков, смешно серьезных выпускников,
Он едет мимо родных идиллий, где цел дворовый жилой уют,
Вдоль тех бульваров, где мы бродили, не допуская, что нас убьют,
И как бы там ни трудился Хронос, дробя асфальт и грызя гранит,
Глядишь, еще и теперь не тронут: чужая молодость охранит.

...Едва рассвет окровавит стекла и город высветится опять,
Во двор выходит старик, не столько уставший жить, как уставший ждать.
Боец-изменник, солдат-предатель, навлекший некогда гнев Творца,
Он ждет прощения, но Создатель не шлет за ним своего гонца.
За ним не явится никакая из караулящих нас смертей.
Он суше выветренного камня и древней рукописи желтей.
Он смотрит тупо и безучастно на вечно длящуюся игру,
Но то, что мучит его всечасно, впервые будет служить добру.

И вот он едет.

Он едет мимо крикливых торгов и нищих драк за бесплатный суп,
Он едет мимо больниц и моргов, гниющих свалок, торчащих труб,
Вдоль улиц, прячущих хищный норов в угоду юному лопуху,
Он едет мимо сплошных заборов с колючей проволокой вверху,
Он едет мимо голодных сборищ, берущих всякого в оборот,
Где каждый выкрик равно позорящ для тех, кто слушает и орет,
Где, притворяясь чернорабочим, вниманья требует наглый смерд,
Он едет мимо всего того, чем согласно брезгуют жизнь и смерть:
Как ангел ада, он едет адом - аид, спускающийся в Аид, -
Храня от гибели всех, кто рядом (хоть каждый верит, что сам хранит).

Вот так и я, примостившись между юнцом и старцем, в июне, в шесть,
Таю отчаянную надежду на то, что все это так и есть:
Пока я им сочиняю роли, не рухнет небо, не ахнет взрыв,
И мир, послушный творящей воле, не канет в бездну, пока я жив.
Ни грохот взрыва, ни вой сирены не грянут разом, Москву глуша,
Покуда я бормочу катрены о двух личинах твоих, душа.

И вот я еду.


URL записи

@темы: чужими словами

01:08 

Следуй за белым кроликом (с).
Сегодня Питер освещает солнце.
Это очень хорошо, потому что приходится жить, потоянно пересобирая себя.
Ты не встречал в городе паники ни вчера, ни сегодня - но кто-то (многие, что уж) продолжает накручивать, и тебя снова и снова макает в эту воронку, и ты снова и снова усилием воли остаёшься стоять на двух ногах.
Ты не можешь вложить в людей своё понимание смерти; ты не можешь поделиться собственным опытом пребывания на грани; ты не можешь объяснить, что каждая - даже мимолётная - мысль ощутимо меняет мир, и хорошо бы уметь контролировать (осознавать, по меньшей мере) то, что думаешь и чувствуешь.

Всё, что ты можешь, - стараться не давать плыть себе самому.
Продолжать жить свою обычную жизнь.
Во многом поэтому и приходишь сегодня на лекцию по философии, хотя изначально туда не собирался.
И с удивлением обнаруживаешь на ней нескольких человек с семинара по Спинозе.
Они не ходили на философию нарратива, но, видимо, мысль витает в воздухе.
И это так трогательно)

... И мы снова разрушаем эту сухую заданность.
Снова казавшееся изначально безнадёжным и несдвигаемым (то, чему ты не хотел давать ни единого шанса, а потом всё-таки вспомнил о личной ответственности и решил рискнуть) куда-то перемещается.
И от этого радостно)

"Бог - ничто, но ничто это более реальное, чем что-либо".
"Нирвана [которая, по Толстому, есть небытие] гораздо интереснее, чем жизнь".
Человеку, как и Богу, присуща отрицательная безусловность (которая, по Вл.Соловьёву, есть свобода).
Всё предопределено, но у человека нет заданной сущности; он может выбирать, кем ему быть, и нести ответственность непосредственно за этот выбор.
... Лекция получилась на стыке литературоведения и русской религиозной философии.
Ну да оно и к лучшему)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу, чужими словами

16:47 

И. Ефремов, "Час быка".

Следуй за белым кроликом (с).
С этой книгой у меня всё очень неоднозначно.
С одной стороны, она крутая. Кажется, что автор залез в твою голову, вытащил оттуда основные мысли, жизненную позицию и прочее, добавил нное количество нетривиальных идей - и вот получился текст.
Думается поначалу даже, что И. Ефремов из посвящённых, - настолько правильно, чётко и по делу он говорит.
(Т.е. я правда раньше не встречала художественных произведений, в которых мышление настолько бы просто_и_понятно ставилось во главу угла; в которых бы постулировалось: формирование мышления неотделимо от духовного роста, сначала духовно-душевная гигиена, потом всё остальное; в которых бы неприкрыто рассказывалось о прогулках по канату меж двух бездн).

Но коль скоро сам автор на каждом шагу использует термин "диалектическое единство", было бы странно не сказать о другой стороне. Которая уже не настолько светла и прекрасна.
... Я иду по корпусу Бенуа - рассматриваю картины Айвазовского. Но все те 2,5 часа, что я там, я борюсь с какой-то внутренней жестью. Жесть пытается возмущаться тем, что у людей вокруг отсутствует элементарное понятие о культуре; что все толкаются, непрерывно фотографируются с полотнами, загораживают обзор, даже не задумываясь о том, что его загораживают, и т.п. Оно всё правда имеет место. Об этом непрерывно бурчат смотрители и некоторые посетители. Но тут ведь как)

Когда недавно один мой знакомый скинул мне ядовитую статью, в которой чуть ли не матом обсуждалось, насколько в России всё плохо (в плане грязи на улице и прочих околосоциальных штук), я взяла себя в руки и мирно спросила: зачем? Зачем ты скидываешь мне статью, в которой проиллюстрирован твой взгляд? Я ведь отлично знаю твой взгляд, равно как и ты представляешь, что мой ему диаметрально противоположен. В статье нет ни крупицы нового. Так какой же смысл во всей этой комедии? Что ты хочешь мне тем самым сказать?..
(Человек почему-то не ожидал такого поворота разговора и не смог мне вразумительно ответить на вопрос).

Я это к чему)
За грязью на улицах далеко ходить не надо.
Но ты можешь либо фокусироваться на ней и быть бедным-несчастным-всеми обиженным, не радоваться тому, что видишь перед собой (представляете, это же ты каждый раз, выходя на улицу, впадаешь в депрессию! кажется, что при таком раскладе лучше и не выходить))), мечтать о лучшей жизни в Европе, либо же, например, отыскивать красоту. Как бы серо и слякотно ни было за окном, выходить туда и учиться видеть. Это работа, поначалу трудно выполнимая, но она полностью меняет твой взгляд.

Возвращаясь к выставке.
Когда обнаруживаешь в себе желание кого-то осудить / покритиковать (коего не было в Москве на той же самой выставке, хотя, подозреваю, что людей там было на порядок больше), ощущаешь, что попал в западню.
Критическое отношение смыкается вокруг тебя плотным кольцом, и ты все свои силы тратишь на то, чтобы удерживать себя, чтобы не поддаваться.
Потому, когда выходишь из музея, решаешь: во что бы то ни стало надо дочитать "Час быка".
Эту книгу вредно читать медленно; последствия, например, такие.

Т.е. Достоевского в этом смысле тоже вредно читать медленно.
Тебя зашвыривает в такие бездны, что мама не горюй.
Но у него нет оценки всего этого; это своего рода данность.
А у Ефремова это однозначно положительный момент, который для тебя - так же однозначно - негативный.
И, если копать глубже, то вот почему.

Ефремов во главу всего ставит мысль и человека.
И всё.
Он прямым текстом отрицает наличие в Мироздании высшего начала (считая человеческой глупостью оное там находить).
И ладно бы только прямым.

Прямым - это всё-таки вопрос к терминологии.
Не нравится идея Бога - хорошо, пусть будет мысль.
Но здесь, на первый взгляд, по крайней мере, скепсис.
Здесь популярная идея о том, что в истории мысли человеческой налицо некое развитие)
Что в философии как в физике: Платон и Декарт лишь ступени на пути к истинному знанию; то, что они говорили, - давно пройденный этап)))
... Очень поверхностно это всё. И высокомерно.

Хотя, ещё раз повторю, книга крутая (именно это слово, да), мудрая.
И если не читать медленно и вдумчиво, проглатывается)
На одном дыхании прямо-таки)
И до слёз.
Тебе очень часто неблизко поведение персонажей (очень у них странные представления об ответственности, как будто мысль расходится с делом; хотя стоит отметить, что автор в курсе, и зачастую, скорее, ставит вопрос), и вообще ты не веришь в такой финал, но они такие яркие и красивые)
Столько в них самоотверженности и мужества, честности и доброты...)

Очень, конечно, вовремя "Час быка" посмотрел на меня из шкафа)
Предельно актуально это всё для меня сейчас.
Но чтобы хоть что-то в этом понять, нужно перечитать)
Много цитат.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, книжный червь, чужими словами

03:15 

Следуй за белым кроликом (с).
В Москве ещё я совершенно внезапно для себя стоклнулась с одним из трудов Декарта.
Я решила взять первую книгу, которая мне попадётся в комнате, даже не с тем, чтобы её читать, - а выпал 1-й том "Сочинений" Декарта. И вот мама давно легла спать, а я сижу на кухне и взахлёб читаю "Рассуждение о методе, чтобы верно направлять свой разум и отыскивать истину в науках".
... Конкретно тогда чтение конкретно этого сочинения оказалось крайне уместным.
Настолько, что я привезла книжку с собой в Питер, и вот перечитала только что.

Я и в первый раз ощущала его мощь.
Но сейчас это нечто прекраснейшее.
Ибо простым языком говорится о материях, которые тебе на данный момент, мягко говоря, недоступны.
При этом... ты думал кое о чём из описанного и потому представляешь (точнее, не представляешь), какой силой мысли надо обладать, чтобы всё это самостоятельно разложить по полочкам (и это при том, что до Декарта никто в таком ключе в принципе не мыслил).
Да даже если бы не думал.
Читаешь всё-таки взахлёб и становится откровенно стыдно за себя самого.

Сейчас эта работа для меня ещё актуальнее, нежели месяц назад.
(Тут тоже про мышление, но с другого ракурса, который покамест ближе мне).
Пусть будет много цитат.

Цитаты.

@темы: чужими словами, книжный червь, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

02:43 

Следуй за белым кроликом (с).
"Это-то движение и называется опытом - движение, в котором непосредственное, не прошедшее через опыт, т.е. абстрактное, - относится ли оно к чувственному бытию или лишь к мысленному простому, - отчуждает себя, а затем из этого отчуждения возвращается в себя, тем самым только теперь проявляется в своей действительности и истине, составляя также достояние сознания" (с).
... Через Гегеля прорываешься как через терновник.
Штайнер на вид проще, но каждую главу перечитываешь в среднем раза по три, и то понимаешь далеко не всё, что хотел бы понять.
Эти авторы похожи очень по сути в своих представлениях о мышлении как таковом.
Сложность в том, что их проживать надо.
Гегеля - потому что слишком абстрактный, Штайнера - потому что иначе зачем?
Иначе текст останется голым текстом, и ты якобы поймёшь его чисто теоретически, но ни на шаг не приблизишься к содержанию.
(Чисто теоретически я могу разобраться в устройстве собственного пианино, вот только зачем? Если я всё равно настраивать его пока не собираюсь?)
Но ты попробуй проживи.

... Когда становится совсем грустно, я еду в Коломенское и пытаюсь рассуждать с ним о том, что же такое мышление.
У нас мало времени, мы не успеваем распутать этот клубок.
Зато успеваем задаться ещё нным количеством вопросов.

Может ли наблюдение быть активным?
Может ли мышление быть пассивным?
Как отграничить сосредоточенное наблюдение от мышления?
Если мы утверждаем, что объект мысли никоим образом не влияет на мыслящего, т.к. мыслящий принимает решение его мыслить, как мы собираемся его познавать? Можно возразить, что мы сначала понаблюдаем, но с объектом мысли должна бы быть какая-то связь всё равно (иначе получится голое рассуждение); а если связь есть, как исключить влияние?
Или же творим эту связь мы сами? И коль скоро так, влияем сами? Или не влияем?
Или не должно быть никакой связи, но тогда как?..
Если мышление - процесс связывания понятий между собой, оно может быть сознательным и несознательным? Но как в таком случае несознательное мышление соотносится с сосредоточенным наблюдением?
Если мысли навязаны мне извне (кто-то ненавидит весь мир, потому что час назад ему в автобусе наступили на ногу; кто-то прочитал текст, его зацепила какая-то идея, и он думает: "О, какая замечательная мысль!" ), моё мышление, по крайней мере, обусловлено. Но может ли мышление быть несвободным? А мысль свободной? Или же мышление, сотканное из мыслей-реакций, - чужое мышление (равно как и эмоции), а своё только то, которое активно?
*Продолжать в вопросы можно долго :) В ответы намного хуже получается*.

Доброй вам ночи)

@темы: чужими словами, под знаком вопроса, кружок по плетению мыслей, в зеркале моих восприятий

02:17 

Следуй за белым кроликом (с).
Одно из самых сильных впечатлений сегодняшнего дня - спускаешься к набережной в темноте, а посреди широкой, покрытой не всегда надёжным (но может, мне просто так представляется издали) льдом Волги - человеческая фигура. Человек не стоит на месте (постоянно перемещается в разные стороны), но всякий раз, кроме крайнего (когда он выбирается на твёрдую землю), возвращается в одну точку (к своему рюкзаку).
Где-то там, далеко, ведёт диалог с Мирозданием про иное.
Это и волнительно, и красиво.

Саратов сейчас - один большой каток :) Но каток радостный, новогодний.
Улицы украшены в меру, дети не боятся мороза и катаются на качелях и каруселях, в центре открыли пешеходную зону - и это про волшебство.
Тут, в целом, очень доброжелательно и по-доброму.
Стоит тебе о чём-то подумать, оно появляется ровно в том виде, в каком ты его себе представлял.
Но верно и обратное: не будешь думать - не будет происходить.

***
Так получилось, что в этот свой приезд я гуляю по Саратову под руку с вирусом.
Прогулки выдаются специфичные - но в мою задачу не входит "срочно выздороветь"; мне важно попребывать в этом состоянии, чтобы лучше понять его.
Местами это очень любопытно, а местами - больно.
Ибо вирус - это не что-то, что мне противопоставлено, но что-то, что ухватилось за ту часть меня, что я в себе не принимаю (которую я сама же себе противопоставила), и кричит: "Вот, смотри! Ты её не любишь! И меня не любишь! А попробуй нас теперь раздели!"
... А ты стоишь и обосновываешь, что любишь обоих.
Но покуда не увидишь их ясно и чётко (так, как они сами себя видят), покуда не услышишь, о чём на самом деле они кричат (это трудно очень, потому что та часть тебя, например, кричит слезами, а в тебе чувство вины и ужаса от того, что ты наделал, но нужно не испытывать его во всей красе, а слушать внимательно), покуда не примешь их вот_ровно_такими, они не поверят.

***
И Гегеля сюда же.
"Смерть, если мы так назовём упомянутую недействительность, есть самое ужасное, и для того чтобы удержать мёртвое, требуется величайшая сила. Бессильная красота ненавидит рассудок, потому что он от неё требует того, к чему она не способна. Но не та жизнь, которая страшится смерти и только бережёт себя от разрушения, а та, которая претерпевает её и в ней сохраняется, есть жизнь духа. Он достигает своей истины, только обретая себя самого в абсолютной разорванности" (с).
"Дух есть эта сила не в качестве того положительного, которое отвращает взоры от негативного, подобно тому как мы, называя что-нибудь ничтожным или ложным, тут же кончаем с ним, отворачиваемся и переходим к чему-нибудь другому; но он является этой силой только тогда, когда он смотрит в лицо негативному, пребывает в нём. Это пребывание и есть та волшебная сила, которая обращает негативное в бытие" (с).

@темы: чужими словами, тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза, записки на манжетах, в зеркале моих восприятий

03:32 

Следуй за белым кроликом (с).
Пытаюсь читать "Феноменологию духа" - и чувствую себя весьма специфично :) Но часто и восторженно.
Прекраснейшая она.
Много цитат.

@темы: книжный червь, чужими словами

01:52 

Следуй за белым кроликом (с).
Вчера, когда я по дороге в Ашан читала "Войну и мир", я поймала себя сначала на восхищении, а потом на не дающем покоя вопросе.
Как получилось так, что русская армия не день и не два (а счёт прямо-таки на месяцы) шла по морозу в -18, не имея толком ни тёплой одежды, ни сапог, ни даже в достатке провианта, ночевала - основной своей массой - прямо в снегу и не унывала.
Т.е. да, Толстой пишет: "Напротив, никогда, в самых лучших материальных условиях, войско не представляло более веселого, оживленного зрелища. Это происходило оттого, что каждый день выбрасывалось из войска всё то, что начинало унывать или слабеть. Всё, что было физически и нравственно слабого, давно уже осталось назади: оставался один цвет войска - по силе духа и тела" (с).
Но мне - как индивидуальности - это ничего не объясняет.
Потому что я не могу себе представить.

Мне в палатке при нуле градусов и наличии тёплых вещей не очень комфортно.
И я могу ходить сколько-то дней подряд по морозу - но мне важно знать, что вечером мне будет где укрыться от него (а главное, от ветра).
Каким бы славным ни был костер, я едва ли ночь под его боком сумею переночевать.
И не только я.
Так как же описанное оказалось возможным?..

... Уверившись в том, что общество безнадежно обмельчало, я вспомнила Алтай.
Тот самый переход через мост в состоянии "у меня в глубоком минусе как физические, так и моральные силы", протянутые палки, вспыхнувшее внутри негодование (и на себя, и на тех, кто помог), волшебным образом восстановившее психологический ресурс, небольшой привал, на котором у меня закончился сухой паёк и я пыталась понять, что делать дальше при таком раскладе (на чём идти, если ни физических сил, ни еды нет).
И тогда меня обогнала группа из 4-х человек, с которой мы накануне вместе проходили перевал.
Я плюнула на все свои "не могу" и догнала их.
Дорожка была узкая, выматывающая (бесконечные спуски-подъёмы по корням), я никуда не торопилась, поэтому просто минут 20 шла вместе с ними.
Стоило мне приблизиться, как я почуствовала ритм группы.
Прошлогодний опыт с курумником подсказал мне: если где-то слышишь ритм, следуй ему.
Поэтому на те 20 минут, что я шла с группой, я включилась в их ритм - и то, что казалось непреодолимым, невозможным, то, на что не хватало никакого ресурса, растворилось в ладонях.
Место хаоса занял логос, стоило мне включиться.
Силы восстановились.

... Секрет в том, что у любой группы (от 2-х человек) может быть ритм.
Ритм возникает тогда, когда индивидуальное (обычно стараниями руководителя группы) растворяется в надиндивидуальном.
Когда все заняты одним общим делом и не думают о собственных благах.
Т.е. кому-то может быть тяжело, страшно, кто-то хочет остановиться и перекусить - но это либо говорится самому себе (и затем прожёвывается и выплёвывается), либо (если совсем припекло) - всем.
И тогда уже все (по факту, конечно, руководитель) решают, что делать в сложившейся ситуации.

Так вот там, где один человек сталкивается с трудностями лоб в лоб (и весь груз ложится на его плечи), группа выставляет защитный барьер в виде духа группы, тем более мощного, чем более гармоничен и слажен ритм.
Поэтому то, что один преодолевает с трудом, группа из 5-ти человек может и не заметить - сила удара на каждого в 5 раз меньшая (либо ударит не по всем, например).

... Это всё не про то, что не так уж трудно тем солдатам было.
Было трудно. И подозреваю, что непредставимо для меня.
Это про то, что дух 100-тысячного войска, связанного одной задачей, обладает определенной мощью.
И мощь эта делает многое невозможное возможным.
Картинка сложилась!

@темы: чужими словами, кружок по плетению мыслей, книжный червь, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

00:01 

Следуй за белым кроликом (с).
"Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнью. И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную преграду, которая без любви стоит между жизнью и смертью" (с).
Не знаю, сказал ли кто-то пронзительнее про то, зачем мы, собственно, все тут.
Описал ли кто-то смерть глубже.
Или вот любовь.

... Идёшь через морозный Питер, и в голове начинает играть музыка.
Та, что из ниоткуда.
Та, что смягчает поток возникающих в процессе чтения "Войны и мира" осознаний.
Та, что сама осознание, в каком-то смысле.

Мощь княжны Марьи, отрешённость князя Андрея, любовь Наташи, чуткость Николеньки, соединенные воедино в грохочущем "неустойчивом" аккорде, разрешаются для тебя в тихую мелодию, составленную из 2-х-3-х тактов.
Она не скорбь, она смирение, прикрывающее шок.
В которое укутан зародыш, призванный напомнить: "Жизнь продолжается".

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, чужими словами

02:43 

Следуй за белым кроликом (с).
Всё ещё перечитываю потихоньку "Войну и мир" и не перестаю восхищаться.
Сказать гениально не сказать ничего.
Вот сцена казни, например.
Нарисована глазами Пьера, выхвачены отдельные детали - а пронзительно очень и всеобъемлюще.
Показана одна картина, казалось бы, а хватаешься за неё - и обнаруживаешь себя перед панорамой.
И мысль, сила и концентрация оной поражают.

И вот - испытываешь не то чтобы отчаяние, но тяжело - как вдруг появляется Платон Каратаев.
"Эх, милый человек ты, - возразил Платон. - От сумы да от тюрьмы никогда
не отказывайся. <...> - И Платон Каратаев рассказал длинную
историю о том, как он поехал в чужую рощу за лесом и попался сторожу,
как его секли, судили и отдали в солдаты. - Что ж, соколик, - говорил он
изменяющимся от улыбки голосом, - думали горе, ан радость! Брату бы
идти, кабы не мой грех. А у брата меньшого сам-пят ребят, - а у меня,
гляди, одна солдатка осталась" (с).
И эта доброта, какая она есть.
Это то, про что Раиса Павловна говорит и живёт.
Я не раз писала тут про неё, но напишу ещё.

Раиса Павловна - учитель истории на пенсии из села Верх-Уймон (Республика Алтай), которая многие годы записывала рассказы, пословицы, поговорки уймонских староверов, выпустила несколько книг про них и самолично организовала музей.
В этом музее она работает с утра до вечера, с единственным перерывом на обед (а иногда и без оного). Работа её - речь.
К ней непрерывным потоком приходят всевозможные посетители, которым она рассказывает про быт, нравы и моральные устои уймонских староверов.

Но вот... представьте, вы работаете ежедневно с 9 до 6, рассказывая примерно одно и то же каждые час-полтора на протяжении нескольких лет.
Сумеете ли вы удержать то чувство, с которым шли это делать?..
... Раиса Павловна удерживает.
На её экскурсиях люди плачут.
И нет, не из-за драм, но потому что трогает.
Но потому что человек с чувством, сердечно рассказывает о... доброте других людей.
Не приукрашивая ничего, предельно просто, естественно.
Но выходит так, что, что бы человек ни вытворял, как бы жизнь его ни кидала, у него всегда остается шанс на то, чтобы выбрать свет.
И его поддержат его земляки.
Просто потому что они так живут, так выбирают; потому что в этом их мудрость.

После такой часовой экскурсии неизменно выходишь с огромным куском света в груди.
С желанием становиться лучше, со стремлением крепче верить в то, во что веришь.
Поэтому, когда через год, находясь в Тюнгуре после похода, ловишь себя на сильном-сильном внезапном чувстве: "Хочу в Верх-Уймон к Раисе Павловне", - в общем-то, не очень и удивляешься)
Ибо это важно - слышать и видеть человека, который совершенно бескорыстно поёт о доброте других людей (к оным себя не причисляя).
*Раиса Павловна родилась в Верх-Уймоне и не выезжала из него (по крайней мере, надолго), но сама она не старовер*.
А при этом... столько в ней самой этой обыкновенной_доброты.
Столько силы духа, непоколебимости и мужества.
Столько служения, верности тому, о чём она говорит (ведь одно дело - восхищаться чьими-то жизненными устоями и совсем другое - во всём их соблюдать).
Что лишний раз становится понятно: религий много, вера едина.
И она проявляет себя, в частности, в умении делать "простые" вещи просто.

Настя, три недели проработавшая волонтёром на выставке Рериха в Верх-Уймоне, рассказывала мне, что, как ни пройдёшь мимо огорода Раисы Павловны, он в идеальном порядке (хотя огромный).
Притом, что муж Раисы Павловны умер много лет назад, живёт она в доме одна, работает 7 дней в неделю с 9 до 6 (стоя!), успевает к староверам в гости сходить и порой у себя кого-то принять (и, кажется, корову подоить, но вот тут я не уверена).
Очень приветливая, внимательная женщина, которая ни словом, ни мускулом не жалуется на то, что ей тяжело.
Кажется, ей такое и в голову не может прийти.
Хотя - это всё огромный труд же.

... А когда про неё вспоминаешь, первым делом перед глазами всплывает картинка: Раиса Павловна едет с работы на велосипеде (так быстрее).
Замечает тебя, здоровается, улыбается, участливо спрашивает, что да как...)
Не проезжает просто_мимо (хотя видела тебя только накануне на эскурсии да год назад).
И так с каждым встречным.
Удивительный, светлый человек!

@темы: чужими словами, человеки!.., прекрасное, книжный червь, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

23:37 

Следуй за белым кроликом (с).
Толстого, вроде бы, проще читать, чем Достоевского (по крайней мере, у него не кроется бездны за почти каждым абзацем))), но при этом не менее напряжённо.
То, что у ФМ подробно расписано, здесь скрыто за отдельными словами-штрихами.
И если видеть глубже, в т.ч. и всё это непрописанное проезжает по тебе катком.
Но т.к. задачи у текста другие, свалиться в бездну, перечитывая, например, "Войну и мир", едва ли выйдет.
"Шире, ещё шире смотри", - словно бы говорит из-за строк автор.
Смотришь.
Мощно.

Про сущность доброты и разумное начало.
"- Не будем больше говорить, мой друг, - сказал Пьер.
Так странно вдруг для Наташи показался этот его кроткий, нежный, задушевный голос.
- Не будем говорить, мой друг, я всё скажу ему; но об одном прошу вас - считайте меня свои другом, и ежели вам нужна помощь, совет, просто нужно будет излить свою душу кому-нибудь - не теперь, а когда у вас ясно будет в душе, - вспомните обо мне <...>.
- Не говорите со мной так: я не стою этого! - вскрикнула Наташа и хотела уйти из комнаты, но Пьер удержал её за руку. Он знал, что ему нужно что-то ещё сказать ей. Но когда он сказал это, он удивился сам своим словам.
- Перестаньте, перестаньте, вся жизнь впереди для вас, - сказал он ей.
- Для меня? Нет! Для меня всё пропало, - сказала она со стыдом и самоунижением.
- Всё пропало? - повторил он. - Ежели бы я был не я, а красивейший, умнейший и лучший человек в мире и был бы свободен, я бы сию минуту на коленях просил руки и любви вашей.
Наташа в первый раз после многих дней заплакала слезами благодарности и умиления и, взглянув на Пьера, вышла из комнаты" (с).

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, чужими словами

01:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Из того, что начинает казать себя болотом, по-прежнему сравнительно легко выбираться.
Делай чуть больше, чем можешь, - и всё получится.
3 часа ночи, ты отмываешь въевшиеся в холодильник пятна? - Отлично.
Неловко говорить ребёнку, что сейчас он останется один, а ты уйдёшь по своим делам и вернёшься поздно; собственно, сказать и уйти? - Замечательно.
Снова и снова утверждать там, где всё постоянно норовит затянуться паутиной? - Великолепно.

"Сила - это давление, умноженное на площадь" (с), - вдруг очень радует определение из лекций Фейнмана.
"Главная обязанность истинного масона, как я сказал вам, состоит в совершенствовании самого себя. Но часто мы думаем, что, удалив от себя все трудности нашей жизни, мы скорее достигнем этой цели; напротив, государь мой, сказал он мне, только в среде светских волнений можем мы достигнуть трёх главных целей: 1) самопознания, ибо человек может познавать себя только через сравнение, 2) совершенствования, только борьбой достигается оно, и 3) достигнуть главной добродетели - любви к смерти. Только превратности жизни могут показать нам тщету её и могут содействовать нашей врождённой любви к смерти или возрождению к новой жизни" (с), - словно вторит Толстой.

Сил не может хватать или не хватать.
Их нет до того момента, пока ты не начнёшь что-то делать.
Чем больше силы ты можешь в себе замесить, тем мощнее сила противодействия (трения).
Противодействие последней неотделимо от крови и боли.
Небольно не бывает.
Но когда видишь в боли не личного врага, а, скорее, друга, жить веселее)
... Должно быть, субъективно.

@темы: чужими словами, тяпкой в душу, кружок по плетению мыслей, в зеркале моих восприятий

01:54 

Эго-пост.

Следуй за белым кроликом (с).
Когда я теряю понимание того, что правильно, а что нет; когда начинает казаться, что всё, что я делаю, бессмысленно (если не хуже); когда внутренняя жёсткость начинает протягивать лапки к другим, ни в чём неповинным людям, я вспоминаю о чистоте.
Это происходит не рассудочным путём.
Где-то внутри прорастает тень образа, который я видела раз в жизни, но который оставил гигантский след в душе.
Его сложно описать.
Ты просто точно_знаешь, что ближе к чистоте, что от неё дальше на основании - если грубо - сопоставления, но не рассудочного, а чувственного что ли.
Поступок (мысль, чувство) может быть безупречен, но не чист. И наоборот.

... Может быть, я не умею думать о людях.
Может быть, я не умею глубоко чувствовать.
Но я стараюсь видеть в другом человеке эту самую чистоту.
Неважно, рядом со мной сейчас этот человек или за три девять земель.
Неважно, соответствует ли его нынешнее поведение этой чистоте хоть на йоту, или нет.

Когда у меня хватает сил на то, чтобы видеть чистоту в другом, я перестаю сомневаться.
Потому что это априори важно.
Потому что в том, что знаешь нерассудочно, сомневаться странно.

***
У М. Хайдеггера есть статья "Учение Платона об истине". Она небольшая, но я разбирала её, кажется, месяц. Потому что даже при том условии, что кое-что читал у Платона (и кое-что знаешь, соответственно, про его мировидение), понять, о чём говорится в статье, трудно.
... Статья оказала на меня огромное влияние.
И сейчас, когда я её потихоньку перечитываю, меня накрывает совокупно тем же стыдом и желанием мыслить и познавать.
Ибо сидеть в пещере в оковах (даже при том условии, что можешь крутить головой) стыдно (на мой взгляд), господа.
А я, например, ровно там и нахожусь.
Лени через край ибо.

"Почему, однако, привыкание в каждой из областей должно быть постепенным и медленным? Потому что перемена касается бытия человека и происходит в основе его существа. Это значит: определяющая установка, долженствующая возникнуть благодаря перемене, подлежит развёртыванию из уже заложенной в человеческом существе отнесённости в устойчивое поведение. Такое переучивание и приучение человеческого существа к то или иной отведенной ему области - суть того, что Платон зовёт пайдейя" (с).
"Пайдейя означает обращение всего человека в смысле приучающего перенесения его из круга ближайших вещей, с которыми он сталкивается, в другую область, где является сущее само по себе. Это перенесение возможно лишь благодаря тому, что всё прежде открытое человеку и тот способ, каким оно было ему известно, делаются другими. То, что является человеку так или иначе непотаённым, и род этой непотаённости должны перемениться" (с).

@темы: в зеркале моих восприятий, чужими словами, тяпкой в душу, книжный червь

Упражнения в прекрасном.

главная