Записи с темой: чужими словами (список заголовков)
15:37 

Следуй за белым кроликом (с).
"Зашел странствующий монах в церковь помолиться. Глядит – а вместо священника проповедует бес, одетый в одежды священника. Встал монах в сторонку и стал внимательно следить за речью беса, чтобы поймать его на слове, где он скажет неправду. Но бес все говорил точно, как в Священной Книге, ничего не изменяя. И так было до конца проповеди. Проповедь кончилась. Люди разошлись. Тогда монах подошел к бесу и сказал:
– Я узнал тебя: ты – бес!
– Точно так, – отвечал тот.
– Я хотел поймать тебя на слове, но ты все говорил правильно! – сказал монах.
– Я старался, – ответил польщенный бес.
– Так в чем же твой секрет? – спросил изумленный монах.
– Я говорил без любви в сердце, и знаю, что эти люди по моим словам поступать не будут. А этого для меня уже достаточно, – объяснил нечистый" (с).

@темы: чужими словами

15:27 

Следуй за белым кроликом (с).
"Но кто не во­счув­ству­ет и то­го, что греш­ник – гор­ше са­мих бе­сов, яко их раб и по­слуш­ник, и со­жи­тель их, во тьму без­дны сой­ти к ним дол­жен­ству­ю­щий? Во­ис­ти­ну вся­кий, кто во власти бе­сов, гор­ше и зло­счаст­нее их са­мих. С ни­ми низ­ри­ну­лась ты, ду­ша ока­ян­ная, в без­дну! А по­се­му, бу­дучи жерт­вой тле­ния, ада и без­дны, поч­то пре­льща­ешь­ся умом сво­им и почита­ешь се­бя пра­вед­ной, бу­дучи гре­хов­на, сквер­на и по злым де­лам сво­им бе­со­по­доб­на?.. Увы те­бе, пес нечи­стый и все­сквер­ный, во огнь и тьму кро­меш­ную осуж­ден­ный! Го­ре прельще­нию и за­блуж­де­нию тво­е­му, о зло­бесне!" (с)

@темы: чужими словами

01:59 

Следуй за белым кроликом (с).
"Прежде, когда богослужение было для народа более понятным, люди русские стояли в храме часами. Один дьякон, араб, из Антиохийской церкви, в XVII веке был в Москве на службе, которую совершал патриарх Никон, и видел, как русские молятся. Он пишет: мы в три часа дня в храм вошли и только в десятом вышли; и холодно, и сыро, и пол чугунный, а весь народ стоит и молится, и царь вместе с ним; а потом еще патриарх на целый час проповедь закатил. Мы уже, говорит, все падали, а русские стоят. Отчего? Потому что каждое слово богослужения доходило до ума, и люди молились не ногами, а умом" (с).

"Но когда человек попытается исполнить заповеди Божии, он увидит, что у него ничего не получается. Потому что невозможно ни одну заповедь исполнить самому человеку. Если бы это было возможно, тогда Господь бы и не посылал на Церковь Духа Своего Святаго, это было бы не нужно. Вот тебе заповедь, напрягись, собери свою волю, сосредоточься и исполняй. Многие из нас мучаются на молитве и пытаются сосредоточиться: ты сосредоточиваешься, а ум твой рассредоточивается, и так можешь хоть до утра стоять, это дело абсолютно бесполезное. Потому что, когда человек сам хочет исполнить заповедь, это невозможно, для этого нужна духовная сила, которую подает Бог. <...>
Мы-то привыкли к самости, привыкли все делать, полагаясь на себя, о Боге мы даже на молитве вспоминаем нечасто, у нас просто такая самостоятельная задача стоит – прочитать. И мы как-то забываем, что стоим перед Богом, что мы молимся Ему, что Он рядом, – поэтому, естественно, ничего и не получается. А если бы мы обратились к Нему, если бы мы почувствовали, что Он рядом стоит, и если бы мы всю веру свою направили на это, тогда был бы хоть малый, но обязательно результат. Господь обязательно откликнулся бы на подлинное обращение нашего сердца к Нему. И так с каждой заповедью. А то, говорит, у меня не получается заповедь исполнить. Но у тебя и никогда ничего не получится, потому что ты все сам, все «я»" (с).

"В духовной жизни так не бывает. Каждый из нас знает, что нет на свете ничего труднее молитвы. Поэтому святые отцы говорили: «Молиться – это кровь проливать». И действительно, лучше всю посуду перемыть и дважды в квартире ремонт сделать, чем вечернее правило читать. Недаром мы всегда молитву откладываем на потом, потому что это каторжный труд. Лучше я сейчас вот это, вот это сделаю, чтобы у меня было оправдание: дескать, вот, Господи, видишь, я совсем без сил, Ты уж меня прости, я уж прочту как-нибудь.
Совесть наша обличает, конечно же, что это никакая не молитва, но все-таки перед Богом постояли – и то слава Богу. Но лучше бы, конечно, не так. Лучше бы, конечно, чтобы это стало главным делом нашей жизни" (с).

@темы: чужими словами

22:35 

Следуй за белым кроликом (с).
"Самому себя человеку легко укорять, но он с трудом принимает упрёки от других. Сам про себя он может говорить: «Я жалкий, самый грешный, самый худший из всех человек», но при этом от других не может принять ни одного замечания. Когда человек сам спотыкается и падает, пусть ему будет больно, но он не сильно расстраивается. Или если его ударит кто-нибудь из тех, кто его любит, опять же скажет: «Ладно, ничего страшного». Но если его чуть оцарапает или толкнёт человек, который ему несимпатичен, вот тогда да! Он станет вопить, делать вид, будто ему больно, что он не может встать!

Когда я жил на Синае, там был мирянин по имени Стратис. Если ты ему кричал: «Господин Стратис», он отвечал: «Какой господин? Грешный, грешный Стратис зови». Все говорили: «Какой смиренный человек!» Однажды он проспал утром и не встал вовремя на службу. Кто-то пошёл его будить. «Стратис, ты всё спишь? Уже Шестопсалмие прочитали. Ты что, не пойдёшь на службу?» Он как стал кричать: «Да у меня благочестия больше, чем у тебя, и ты будешь мне говорить, чтобы я шёл в церковь?» Кричал как сумасшедший... Даже схватил ключ от двери – такой большой, как от амбарного замка, – и замахнулся на человека, потому что задели его самолюбие. Люди, которые слышали, как он кричал, потеряли дар речи, ведь все считали его очень смиренным и брали с него пример. Опозорился Стратис. Видишь, что делается? Сам себя называл грешным, но едва задели его самолюбие, просто озверел!

Другой человек в Эпире подправил церковь. Сам он говорил, что ничего особого не сделал, так подмазал кое-где. Но когда я ему сказал: «Ладно, «подмазал». Кое-что всё-таки сделал», вот он разозлился! «Можно подумать, ты бы сделал лучше, – стал говорить. – Я знаю, что значить строить, не какой-то там плотник, как ты. Мой отец сам брал подряды!»

Самому себя легко смирять, но это не значит, что у человека есть настоящее смирение" (с).

@темы: чужими словами

01:54 

Следуй за белым кроликом (с).
Иоанновский монастырь для меня больше, чем дом.
Я давно уже не знаю, какими словами про него говорить и говорить ли в принципе.
Здесь (внизу страницы) небольшой фильм про его основателя, праведного Иоанна Кронштадтского.
И, вроде, связь, на первый взгляд, не очевидна, но от первого до последнего слова, за редкими инородными вкраплениями, то самое важное, что мне не выразить, тут живёт.
azbyka.ru/otechnik/Ioann_Kronshtadtskij/

@темы: чужими словами

12:03 

Следуй за белым кроликом (с).
"Что такое православная мистика, каковы ее свойства? Можно ли назвать мистику особым духовным даром или «религиозной гениальностью»?

Слово “мистика” имеет широкий спектр; это познание духовного мира в непосредственном общении с ним через духовные интуиции; это вхождение в иную сферу бытия; это путь от соприкосновения с высшей Реалией к единству с Ней. Начало мистики – смирение и чувство величия тайны, перед которой в безмолвии предстоит душа. Но безмолвие мистика это не бессловесность, – а состояние души, когда исчезают противоречия и рвутся психические комплексы. Это выход из рабства в свободу, из смерти – в жизнь, из темницы – на свет. Мистичной может быть молитва и, я бы сказал, что всякая внимательная молитва, с которой соединено сердце, уже мистична. Православный мистик – тот, кто любит Христа больше всего на свете и стремится к постоянному богообщению, как сказано в Псалтири: “Ищу лица Твоего, Господи”.

Мистика – свидетельство о будущей жизни и славе святых. Духовный мир не имеет аналогов с материальным миром. Поэтому, когда мистик хочет описать свое состояние, то он не находит адекватных выражений; чтобы он не сказал – сердце шепчет: это, не то. Человеческое слово представляется ему чем-то грубым, жестким, окаменевшим. Он пробует передать свою мысль через символы и ассоциативные образы, – это единственно, что возможно; но это далеко от действительности, как солнечный свет в небе, от изображенного красками на полотне. Лучшее выражение мистической встречи с Христом, по нашему мнению, содержат гимны Симеона Нового Богослова, которого можно также назвать “новым боговидцем”. Тот свет божественной феофании, которыми были озарены апостолы на Фаворе, который сиял на лице Моисея, сходившего с Синая, – отблеском отразился в книге божественных гимнов преподобного Симеона. Но, если можно так сказать, это была тень света. Другие мистики боялись поведать свое состояние слову, как мы боимся доверить тайну лжецу. Мы родились в тюрьме, даже не подозревая, что за ее стенами есть другой мир. Мы заняты только тем, что хотим благоустроить свою темницу. Мистик тот, кто увидел свет, проникший в подземелье – этот луч, идущий от Бога к сердцу человека; и он тоскует об этом свете, он живет надеждой, что увидит его вновь.

То, что я сказал далеко от переживания мистики. Если бы я больше понимал, что такое мистика, то наверно молчал бы о ней. Но так как мистика подверглась искажениям и гонениям, то мне приходится говорить своим немощным языком.

Православная мистика – это Фиваида и Нитрийская пустыня, это творения Макария Великого и Григория Синаита, напоенные благоуханием благодати; это подземные келии Печерского монастыря, стены которых источают духовное миро; это Лавра преподобного Саввы, похожее на жерло вулкана; это горы Гареджи, озаренные багряным отблеском заката; это безмолвие Афона; это «Святая святых» Иерусалимского храма, где Пресвятая Дева наедине молилась Богу. Мистика – это биение сердца того, кто творит Иисусову молитву.

В душе человека заложено стремление к прекрасному, – это как бы воспоминание о потерянном Эдеме, когда мир был юн и наши праотцы безгрешны, когда небо и земля не были разлучены друг с другом. Человек ищет красоту вокруг себя – в стране смерти и тления, но видит только исчезающие тени в этом мире рождений и смерти; в мире перемен, где все, к чему прикасается своим перстом время, превращается в прах. Мистик тот, кто очами сердца видит метафизическую, невидимую красоту духовного мира" (с).
читать дальше

@темы: чужими словами

01:06 

Следуй за белым кроликом (с).
"Никто и ничто сегодня не находится на своем надлежащем месте. Люди не признают более никакого подлинно духовного авторитета на собственно духовном уровне и никакой законной власти на уровне временном и "светском". Профаническое считает себя вправе оценивать Сакральное, вплоть до того, что позволяет оспаривать его качество или даже отрицать его вовсе. Низшее судит о высшем, невежество оценивает мудрость, заблуждение господствует над истиной, человеческое вытесняет божественное, земля ставит себя выше неба, индивидуальное устанавливает меру вещей и претендует на диктовку Вселенной ее законов, целиком и полностью выведенных из относительного и преходящего рассудка. "Горе вам, слепые поводыри!" - гласит Евангелие. И в самом деле, сегодня повсюду мы видим лишь слепых поводырей, ведущих за собой слепое стадо. И совершенно очевидно, что, если эта процессия не будет вовремя остановлена, и те и другие с неизбежностью свалятся в пропасть, где они все вместе безвозвратно погибнут" (с).

Генон говорит жестко; современная реальность, на мой взгляд, заслуживает ещё более резкой оценки.
И всё-таки кое-что мы пока в состоянии этому противопоставить.
... По будним дням в монастыре подчас бывает очень мало народу. Настолько мало, что свечей не хватает. Одни догорают - а новые зажечь некому.
И, однако, служба идёт.
И люди стоят, и молятся, и происходящее настолько глубоко и одновременно тихо, что кажется неважным, 200 человек в храме или 20.

"ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них".
Я стараюсь лишний раз не говорить о том, что происходит во время богослужений, потому что в приведенной цитате всё уже выражено.
Это "всё" намного больше того, что сама я в состоянии воспринять и - тем паче - сформулировать.
Это "всё" не требует объяснений - потому что тот, кто с ним сталкивался, и так понимает, о чём идёт речь; а кто не сталкивался, не поймёт, пока не столкнётся душой.
Кощунственно облекать его в рассудочные формы; неминуемо включается рассудок - высунув язык, бежит индивидуальное. Вдруг появляются какие-то рамки, оценки...
А их ведь нет и не может быть в этой сфере. Так тесны, так эфемерны они для неё!..

Мне не грустно, когда из 20 человек прихожан - 5.
Мне радостно оттого, что есть эти 5.
И оттого, что, даже не будь 5-ти, происходящее не утратит своей реальности.

В середине 20 века блаженная Матрона утешала свою подругу, говоря, что церкви во множестве взрываются, и иконы сжигаются, потому что грядут времена, когда некому будет служить во всех этих многочисленных московских церквях.
Пришли ли эти времена или только ожидаются?
Подозреваю, что второе.
Но как бы там ни было, благостно ощущать, что есть пока защитники в нашей земле.
Как бы их ни попирали, сколько бы негативных волн ни лилось в их адрес (в т.ч. и от нас, прихожан) - они продолжают своё тихое, безвестное служение.
Изо дня в день, ничего ни от кого не ожидая, ничего ни от кого не требуя.

Есть точка зрения, в соответствии с которой то, что наиболее уничижается в глазах общества, то, что для всех повод исключительно для критики, истинно.
Потому что силы, которые вызывают подобное отношение, не выносят соседства с истиной и стремятся - коль скоро им не удаётся её уничтожить - хотя бы затоптать.
У меня недостаточно опыта для того, чтобы осмеливаться соглашаться или же не соглашаться с таким утверждением.
Однако земле Русской всё ещё есть, чем ответить Генону.
И мало что меня радует так, как этот факт.

@темы: чужими словами, в зеркале моих восприятий

16:36 

Следуй за белым кроликом (с).
"Моление длилось три дни. Я получил возможность понять и оценить благочестие собравшихся. Однако я не видел никаких оснований для того, чтобы переменить мою веру - мою религию. Я не мог поверить, что могу попасть в рай и спастись, только став христианином. Когда я откровенно сказал об этом некоторым добрым христианам, они были поражены. Однако ничего нельзя было поделать.
Мои затруденения были гораздо серьёзнее. Поверить в то, что Иисус - олицетворенный Сын Бога и что только тот, кто верит в него, получит в награду вечную жизнь, было выше моих сил. Если Бог мог иметь сыновей, то тогда все мы его сыновья. Если Иисус подобен Богу или является самим Богом, тогда все люди подобны Богу и могут быть самим Богом. Мой разум не был подготовлен к тому, чтобы поверить, что Иисус своей смертью и кровью искупил грехи мира. Метафорически в этом могла быть какая-то истина.
Согласно христианству, только человеческие существа имеют душу, а у всех остальных существ, для которых смерть означает полное исчезновение, её нет. Я не разделял эту точку зрения. Я мог принять Иисуса как мученика, как воплощение жертвенности, как божественного учителя, а не как самого совершенного человека, когда-либо рождавшегося на земле, однако моя душа не могла принять того, что в этом была какая-нибудь таинственная или сверхъестественная добродетель. Набожная жизнь христианина не дала бы мне ничего такого, чего не могла бы дать жизнь человека другого вероисповедания. Я видел в жизни всех людей именно ту самую реформацию, о которой наслышался среди христиан. С точки зрения философии, в христианских принципах нет ничего необычайного. Пожалуй, даже в смысле жертвенности индусы значительно превосходят христиан. Я не мог воспринимать христианство как совершенную религию или как величайшую из религий. <...>
Но если я не мог принять христианство как совершенную или величайшую религию, то и индуизм не был для меня в то время такой религией. Недостатки индуизма были совершенно очевидны. Если неприкасаемость освящалась индуизмом, то это могло быть лишь его нравственно испорченной частью или наростом. Я не в состоянии был понять raison d'être множественности сект и каст. В чем состоит смысл утверждения, что Веды представляют собой вдохновленное слово Бога? Если Веды вдохновлены Богом, то почему нельзя сказать также о Библии и Коране?" (с, М. Ганди "Моя жизнь" ).

С этими вопросами неизбежно сталкиваешься на пути - рискну предположить - в любую религию. Притом путь начинается только после того, как ты эту самую религию принимаешь.
В какой-то момент у тебя появляются ответы, которые суть твой личный опыт. Но проблема в том, что ответы эти не ограничиваются областью одной конкретной религии.
Значит ли это, что вера твоя некрепка? Безусловно. Значит ли это, что ты не прав?.. И как будто бы снова да.
... Когда ты абстрактно знаешь, что все религии суть одно, это полбеды. Достаточно принести в жертву эту мысль, чтобы получить возможность пройти путем, которым ведет к опытному знанию сего факта.
Когда знаешь не абстрактно, приносишь в жертву уже не мысль, но душу. Признать, что ты не прав, когда всё внутри противится этому признанию, как бы добровольно сузить своё сознание, чтобы стяжать веру, - болезненный и страшный процесс.
Однако... к чему тебе такой опыт, если основания внутри тебя нет?

Кажется, только имея непоколебимый стержень внутри, можно претендовать на то, чтобы идти куда-то дальше.
В противном случае, число твоих падений превысит все мыслимые меры. Что принесёт такое познание?..
Стержень же суть вера. Та самая, что горы передвигает, а не просто красиво говорит.
К вере же путь бережно прокладывает религия.
Можно ли её обойти? Нужно ли?

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетнию мыслей, под знаком вопроса, чужими словами

01:14 

Следуй за белым кроликом (с).
Про внешний аспект христианской исповеди.

"Труднее всего обратить к Богу человека, который сознает, что он праведник, что все у него хорошо, что он всегда поступает правильно, никаких грехов у него нет. Такое сознание есть глубочайшее заблуждение, потому что человек полностью удовлетворен той степенью духовного развития, которая в данный момент у него есть. Он не видит перед собой Бога, у него нет никакого стремления Его обрести, он полностью самодостаточен. И это означает духовную смерть, потому что из этого нет развития. Духовное развитие возможно только тогда, когда человек постоянно кается в грехе, то есть постоянно видит, чтó ему в себе самом нужно исправить, и, как бы снимая слой за слоем, исправляет свою жизнь: исправил одно – сразу вырастает другое. Вернее, не вырастает, оно было всегда, просто этого не было видно, поскольку один грех заслоняет тысячу других. Поэтому если человек покается в грехе (а покаяться не значит его назвать, покаяться – значит его исправить), если он исправит этот грех, один булыжник своротит – за ним оказывается тысяча более мелких. Когда он вынимает эту тысячу, за ней оказывается десять тысяч других. Поэтому чем ближе человек к Богу, тем больше он кается; чем ближе он к вечной жизни, тем больше в нем слезы покаяния. А если у нас нет этих слез, если мы не чувствуем себя падшими, если мы довольны собой, то значит, мы от Бога ушли очень далеко" (с).

@темы: чужими словами

16:05 

Следуй за белым кроликом (с).
Поразившая меня притча.

Дорога к морю.

@темы: чужими словами, прекрасное

12:45 

Следуй за белым кроликом (с).
"Чжуан-цзы сказал ему: "Ваши вопросы, почтенный, совершенно не касались существа дела. У вас не было необходимости спрашивать о местопребывании Дао, ибо Дао не отделено от вещей.
Дао неслышимо, а если мы что-то слышим, значит, это не Дао, Дао незримо, а если мы что-то видим, значит, это не Дао. О Дао нельзя ничего сказать, а если о нем что-то говорят, значит, это не Дао. Кто постиг Бесформенное, которое даёт формы формам, тот знает, что Дао нельзя дать имя.
Отвечать на вопрос о Дао - значит, не знать Дао. А спрашивающий о Дао никогда не слышал о нем. О Дао нечего спрашивать, а спросишь о нём - не получишь ответа. Вопрошать о недоступном вопрошанию - значит, спрашивать впустую. Отвечать там, где не может быть ответа, - значит, потерять внутреннее. Тот, кто утратил внутреннее и спрашивает впустую, вокруг себя не видит Вселенной, а внутри себя не замечает Великое Начало. Поэтому он никогда не поднимется выше гор Кунь-Лунь и не сможет странствовать в Великой Пустоте"" (с).

@темы: чужими словами

00:40 

Следуй за белым кроликом (с).
Р. Киплинг был для меня долгое время автором сказки "Кошка, которая гуляет сама по себе".
Конечно, в сборнике находились и другие произведения; а много позже мы в школе читали и разбирали "Маугли"; но всё-таки, если Киплинг, то кошка.
В университете я узнала, что Киплинг писал и стихи.
Мы тогда зачитывались стихотворением "If", сравнивали между собой совершенно не сравнимые переводы, радовались)
Я не помню, какое стихотворение тогда меня тронуло больше, чем "If", - да, в сущности, это и не важно.

Весь этот пост про то, что сейчас меня поразила "Последняя песнь честного Томаса".
Она для меня с головы до хвоста про любимого персонажа из "Властелина колец" (правда, раскрывается он тут с иной стороны); однако как будто не в этом дело.
Вся баллада - простота, глубина и... душевное тепло?
Последнему, кажется, неоткуда тут взяться, но.
Балладу можно почитать, например, тут: www.knizhnyj-larek.ru/news/redyard-kipling-posl..., а If - здесь; только актуальнее и многограннее оно зачем-то становится (но именно в переводе М. Лозинского).

@темы: чужими словами, книжный червь, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

00:52 

Следуй за белым кроликом (с).
«Лучше собственный путь - дхарма - если даже он немногого стоит, чем чужой, даже совершенный. Чужой путь полон опасностей: спасение приходит идущему своей дорогой» (с).
Слова остаются словами, если в них не вглядываться.
Ведь поверхностно (уровней этой самой поверхностности, которая, как правило, представляется глубиной, не счесть) всё понятно - так и о чём говорить?
Но это как с картинами Кандинского.

Мне часто нравится то, как он сочетает цвета, но дальше приходится прорываться.
Притом... а никогда не понять, прорвёшься ли, потому как неясно, чем его расшифровывать.
Это как с картинами Рериха в Смоленском художественном музее.

Перед тобой "Гнездо преблагое" и "Помин о 4-х королях".
Ты смотришь, смотришь на них с надеждой, но весь твой опыт чтения горных полотен художника оказывается неприложим к этим работам.
Ты увязаешь в символике, значения которой попросту не знаешь :)
Можно пытаться его интуитивно увидеть - но на это уйдёт не один день.

С другой стороны, становится ничуть не проще, когда приезжаешь домой и начинаешь читать описания этих картин.
Потому что эти описания где-то отдельно.
Они никак с ними (у тебя) не соотносятся, покуда ты не нашёл ключа.
Нельзя просто взять и объяснить смысл символа.
Ибо он не значение, он живой; а жизнь постигается только жизнью..

Так вот.. цветами Кандинского можно искренне восхищаться.
А дальше только садиться на лавочку и пытаться читать, чувствуя себя при этом довольно странно.
Но поразительное дело: когда вот так с полчаса неотрывно смотришь на какую-то деревушку, вдруг обнаруживаешь многоплановость. Многоплановость эта необычного свойства.
Ты можешь видеть это, это и это, смотреть так-то и так-то, - всё будет про то, но всё - не про то.
Ведь если ощипывать лист за листом кочан капусты, рано или поздно наткнешься на сердцевину.
Но скажет ли эта сердцевина тебе что-то про капусту, будет ли она ей в таком воплощении?..
... Стоит ли раскладывать целое на части, чтобы его увидеть? Можно ли увидеть целое, не прозревая того, из чего оно составлено? Абсурдна сама постановка вопроса как будто, ведь целое по определению не содержит в себе частей и, соответственно, не может быть из них восстановлено. Но оно и не пустая оболочка.

Композиции Кандинского раскладываются на множество весьма опосредованно связанных между собой планов ещё охотнее, про пейзажи я лучше не буду ничего говорить (для меня они не пейзажи, принципиально; не то слово).
Но если просто проходить мимо, всё это просто полотна Кандинского.
Так же как "Подсолнухи" Гогена - просто подсолнухи.
Но какие же это "просто подсолнухи"?..

... Если уж пост всё равно получился не о том, о чём собирался быть, скажу ещё пару слов про фильм "С любовью, Винсент". Мы ходили на него с месяц назад с мамой. Я, конечно, не хотела идти и согласилась не только потому, что мне было интересно посмотреть на то, как воплотили безумный (на мой взгляд)) план.
Даже представлять не хочу, сколько художники всё это рисовали))
Получилось красиво (в целом, даже очень красиво) и в меру.
Мама считает, что драматично, но я для себя драмы-драмы в фильме не нахожу: она ненавязчива и размывается формой (собственно, тем, как этот фильм сделан) и отношением к содержанию.
Слишком там дело не в формальном содержании :)

Для меня этот фильм, конечно, не про Ван Гога (я по-другому воспринимаю его творчество в целом).
И я бы не употребляла применительно к нему слово "нравится".
Но он, скорее, светлый)
И, кажется, создатели что-то нащупали.
Что-то тонкое, почти эфемерное, едва ли эксплицируемое.
Что-то, что я бы обозначила словом бытие (но, может, это совсем не подходящее слово).
Вот только поняли ли сами, что?..

@темы: чужими словами, фильмография, кружок по плетению мыслей, коробка с красками, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

02:50 

Следуй за белым кроликом (с).
"Но какова же истинная радость? Я возвращаюсь из Перуджи и глубокой ночью прихожу сюда, и зима слякотная и до того холодная, что на рубашке намерзают сосульки и бьют по голеням, и ранят так, что выступает кровь. И весь в грязи и во льду, замерзший, я подхожу к дверям, и, после того как я долго стучал и кричал, подходит брат и спрашивает: „Кто там?” Я отвечаю: „Брат Франциск”. А он отвечает: „Иди прочь, уже поздний час; не войдешь”. И когда я продолжаю настаивать, отвечает: „Иди прочь, ты простак и неграмотен, не подходишь нам; нас так много и мы такие важные персоны, что мы не нуждаемся в тебе”. А я все стою под дверью и говорю: „Из любви к Богу приютите меня этой ночью”. А он ответит: „Не буду. Поди в обитель к крестоносцам и там попроси”. Говорю тебе, что если сохраню терпение и не разгневаюсь, вот в этом и есть истинная радость, и истинная добродетель и спасение души" ((с); св. Франциск Ассизский).

@темы: чужими словами

04:15 

А. Солженицын, "В круге первом".

Следуй за белым кроликом (с).
Такой жести я не читала давно.
Жесть - не в смысле тяжело читать; в смысле непонятно, как дальше с этим жить.
Ибо вот приезжаешь в Москву, например, а перед глазами та Москва.
И как-то неловко, с одной стороны, жгуче больно - с другой, виновато - с третьей.

Солженицын не просто машину изображает в действии - жуткую, беспощадную, которую узнаешь по одной черточке (хотя ну что ты, одно какое-то заявление за жизнь подал; что ты можешь знать?..) - он перековеркивает заученные с детства представления. Он говорит: тебе рассказывали, что жилось не очень, но на самом деле, жилось на несколько непереносимостей хуже. И, ну, лучше бы вообще не рассказывали.

Почему так вышло? Как?.. Что за жуткая сила оскаливалась весь 20-й век?
Кажется, будто людей досрочно поместили в посмертие, и вот началось.
Но это ведь жизнь, а не посмертие!

... Зато мораль жива.
Зато есть место личному подвигу.
Зато, даже в ответ на самую-самую жесть, можно не сдаваться, но атаковать.
И это так важно, так значимо.

Ведь зла, в общем-то, мало кто хочет.
Тем ценнее каждое маленькое осмысленное действие, каждый всплеск неравнодушия.
Тебя ставят в заведомо ложные рамки, тем, кто ставит, очевидно, какой ответ ты дашь (ведь ты будешь думать о собственной шкуре, как учит, например, биология), от тебя ждут этого ответа (ведь тебе же лучше, выгоднее; да не просто лучше и выгоднее - всё прочее про почти неминуемую смерть) - а ты выбираешь выбирать; и ратуешь за свою чистую душу. И уже твой единственный порыв - это много, это то, с чем система не может сосуществовать; а когда таких порывов не один? Когда разные люди, руководствуясь разными принципами выбирают сделать такой выбор?..
Они поплатятся за него; тем страшнее, чем выбор честнее и серьёзнее.
Но не их ли мыслями, не их ли поступками ситуация в стране, казавшаяся безвыходной, вдруг меняется?

Очень пронзительно и по-живому.
Когда невозможно остаться честным, но возможно им стать.
Когда ни одного ответа, но сплошные вопросы.

Цитаты.

@темы: чужими словами, книжный червь, в зеркале моих восприятий

00:40 

Платон, "Парменид".

Следуй за белым кроликом (с).
Смешанные чувства я испытываю после прочтения этого диалога.
Когда я пыталась его прочитать полтора года назад, мне казалось, что я сродни Сизифу, настолько неподъёмной представлялась мне эта глыба.
В других диалогах Платона всё-таки больше морали, и потому они понимаются легче.
"Парменид" же - не больше не меньше - о едином (которое у Платона - если рассматривать чисто логически - почему-то постоянно является не_единым, но при этом единое).
Если ты не приучен думать в таких категориях, если все эти слова тебе ни о чём не говорят, этот диалог хорошо если не слёзы вызывает.
Но времена меняются)

Как-то раз июньской ночью, когда мне негде было ночевать в Москве и я просто бродила по ней до открытия метро, я зашла в книжный, который раньше что-то для меня значил.
Он бы и сейчас значил - но, к моему неприятному удивлению, на месте одного сетевого магазина я той ночью нашла другой сетевой (а вот эту вторую сеть я не люблю).
Если в прошлом книжном можно было посидеть на диванчике (почему я сюда и зашла, проведя на ногах почти весь день), в этом такой возможности нет, ну и книг тут, собственно, почти нет.
Развернуться и выйти я не могла, частью потому что моим ногам действительно нужно было передохнуть, частью потому что там, за окном, шёл дождь, под которым мне не хотелось лишнее время мокнуть.
И я принялась ползать от стеллажа к стеллажу, в общем-то и не надеясь что-то тут найти.
Тогда мой взгляд упал на "Великих посвящённых" Э. Шюре.

Я ничего не знала ни об этой книге, ни о её авторе.
Просто раскрыла, начала читать - и поняла, что она мне очень нужна.
И правда.
Тогда, летом, она, конечно, оказалась ни к селу ни к городу, но после похода и "В поисках вымышленного царства" Л. Гумилёва - тем самым, невероятно важным, которое давно ищешь.

Это я всё к тому, что Э. Шюре, как недавно мне рассказали ребята, из антропософских кругов.
Книжка же, по сути, энциклопедия для начинающих обзор по истории духовной мысли, но - в силу специфики предмета и автора - сделанный далеко не только на словесном уровне.
... Помещённый в такое обрамление диалог "Платона" перестаёт казаться чем-то неподъёмным, нечитаемым и даже абсурдным.
Напротив, ты восторгаешься тем, насколько упорен автор в поисках подходящей формы для своей мысли.
Пусть это только фрагмент, но как филигранно обработанный!)

Хотя всё равно, конечно, требуется нетривиальное мысленное усилие, чтобы распознавать, понимать и удерживать данный текст.
Плюс слишком очевидно, что, если тебе ясен хотя бы 1%, это уже хорошо (но вряд ли он тебе ясен).
Но невероятно здорово, когда есть куда встраивать!
Ты словно задачу по математике, материализованную перед твоим взором, решаешь.
(А теперь повернём в эту сторону; а теперь посмотрим с этого угла - и т.п.).
Красиво)

читать дальше

@темы: чужими словами, книжный червь, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

01:37 

Поток сознания.

Следуй за белым кроликом (с).
Моя реальность сейчас похожа на бьющего хвостом кита ската.
С одной - внешней - стороны, она составляется из мириады дел, которые я не успеваю делать, но которых нужно успевать в два раза больше. Дело тут не в количестве, естественно, - в качестве.
Покуда я живу в "якобы_своём" темпе, я топчусь на одном месте.
Мне кажется, что я делаю максимум того, что могу, но сама же знаю, что это неправда.
Мне нужно вновь научиться думать постоянно, прочувствовать, насколько важно не сбиваться с этой колеи, ощутить, что подо мной - тончайшее острие, а потому ошибаться крайне нежелательно (где 'ошибаться' - терять контроль над собственным сознанием).
Иными словами, мне нужен нерв, который - в моём случае - реагирует на ситуации в духе "я никогда этого не делала, но нужно решиться на что-то как можно быстрей (дабы, например, вернуться к своей стопке из дел)", даже если это что-то - покупка на алиэкспресс или юбей.

С другой - внутренней - стороны, я понимаю, что искать (там, где я ищу), в общем-то, нечего.
То, что я ищу там, вовне, скрыто под полупрозрачной оболочкой внутри меня самой.
Иногда я её приоткрываю, но обычно просто боюсь последствий и довольно скоро захлопываю дверь.
Потому что, когда дверь приоткрыта, я полдня хожу с Гошей по городу и довольно эмоционально говорю про мораль, моральные поступки и реальность, которую я замкнула на себе самой (реальность, о которой я, в сущности, ничего не знаю, но масштабы этого незнания столь велики, что я ощущаю ужас).
Или бреду с грустной Наташей по центру и, не зная, что отвечать на вопрос про "что происходит в моей жизни" (с какой-то стороны, ведь ничего), интуитивно начинаю оформлять в слова самое честное (что-то, что действительно меня волнует, просто я стараюсь об этом лишний раз не думать). Я, в общем-то, даже подробностей никаких не выдаю (одна ситуация - одно короткое предложение) - но уже на втором сообщении о чьей-то смерти Наташа просит меня прекратить это делать.
(А я ведь даже не заикалась про Беслан, который сейчас горячая точка внутри меня самой).
Или представляю, что говорю с кем-нибудь, кто может меня понять, и еду на природу разбираться. Плоды подобного рода разговоров очень для меня важны, но несколько дней после меня потряхивает, потому что:

Нет никаких гарантий.
Нет хоженых (тобою же самим!) троп, по которым можно радостно бежать в темноте, не боясь оступиться.
Нет вечных и неизменных постулатов, правил, классификаций, однажды и навсегда принятых решений; мёртвых (раз и навсегда определённых) ценностей и добродетелей; представлений о мире, в конце концов.
Каждый_раз ты либо находишь новое решение (т.е. идёшь на риск, потому что понятия не имеешь ни где искать, ни что), тем самым расширяя собственную систему координат, либо думаешь: "Я, пожалуй, посплю".
И сладко спишь, благо, для этого созданы все условия: можно книжку почитать, можно фильм посмотреть, можно пойти погулять, можно к ученику отправиться и т.д. и т.п.
Я не имею в виду, что вышеозначенные действия всегда про сон; для меня они про него, покуда они не предельны. Даже когда что-то активизирует (т.е. ты несколько часов после думаешь об этом) работу мышления, я сплю, пока а) не оказываюсь лично затронутой чем-то или б) не оказываюсь максимально незатронутой чем-то, кроме, собственно, мысли; что, в общем-то, одно и то же.

На генеральную уборку, которую я обычно провожу рьяно, которая неизменно меня радует, у меня на днях уходят почти сутки. Меня словно бы приклеивают к земле; я с трудом заставляю себя тщательно пересмотреть старые блокноты и тетради. "Точно ли мне это нужно?" - уже к середине у меня не хватает сил на то, чтобы ставить перед собой этот вопрос. И я выбираю пересмотреть - пусть поверхностно - всё и вся, реорганизовать пространство, чтобы хоть чуть-чуть подсобрать собственное сознание.

Пока вещи прячутся по углам, я понимаю, что точно так же прячусь от себя самой.
Я боюсь пересматривать то, к чему привыкла, не хочу принимать никаких (радикальных) решений; мне нормально там, где я сейчас нахожусь, но тень из романа Х. Мураками отмечает очень верные штуки:
"Помнишь мои слова о том, что это Город-урод? Что в нем всё неправильное, ненастоящее - и в этом он совершенен? Так вот. Ты сейчас говоришь о совершенстве. А я тебе расскажу об уродстве и фальши. Слушай меня хорошенько. Во-первых - и это жизненно важно, - на свете не бывает полного совершенства. Как не бывает и вечного двигателя. Ты ведь знаешь, что энтропия постоянно возрастает. Куда же, по-твоему, Город сбрасывает лишний хаос? Конечно, ты прав: все в этом Городе - ну, может, за исключением Стража - живут без споров, обид, страстей. Им всего хватает, они живут очень мирной, размеренной жизнью, в которой ничего не происходит. А почему? Не потому ли, что в них самих чего-то не хватает? [...] Но именно поэтому Город и совершенен. Потому что они отказались от собственной сути. Именно с потерей себя их жизнь растянулась до бесконечности. Никто не стареет и не умирает. Хочешь жить вечно? Нет ничего проще. Оторвись от своей тени, как от пуповины, и подожди, пока в ней иссякнет жизнь. Нет тени - нет и проблемы. А разгонять пену Города и правда можно без конца. [...] Главная проблема - что в тебе настоящее, а что нет. Ты говоришь, в этом Городе нет ни споров, ни обид, ни страстей? Замечательно! Дай мне бог здоровья - и я зааплодирую вот этими руками. Но подумай сам: если нет споров, обид и страстей - значит, нет и обратного. Радости, блаженства, любви. Ведь именно потому, что существуют отчаяние, разочарование и печаль, на свет появляется Радость. Куда ни пойди, нигде не встретишь восторга без отчаяния. Вот это и есть Настоящее..." (с).

Важно что-то делать.
Важно идти туда, куда идти не хочется (если в основе этого не хочется лежит страх).
Важно вытаскивать себя из сети определенностей и "понятно".
И, может быть, на очередном рубеже, преодолев очередной пустой страх, сделав (в меру) осознанный выбор там, где альтернатива - не выбирать ничего и продолжать спать спокойно, утешая себя тем, что, с рассудочной точки зрения, это даже более правильное решение (но кажется, софисты давно показали: убедить себя можно в чём угодно, особенно если подсознательно хочется себя в этом убедить), удастся сдвинуться хоть на шажочек. И вновь приблизиться к тем ценностям, которые тихо тлеют внутри.

... Говорят, чтобы сделать мир лучше, нужно: 1. 2. 3. 4. etc.
А если я не хочу делать его лучше?
Если я не считаю, что к нему применимы подобные категории?
Если, на мой взгляд, он больше, чем совершенен?

Если всё, что я могу, - это разговаривать с другими людьми?
Но при этом я и этого не могу.
Ибо для серьёзных разговоров нужна мудрость, коей я не обладаю. А также твёрдость, воля, решительность, любовь.
Число же несерьёзных я стараюсь свести к минимуму.
Значит ли это, что я бегу от той самой настоящей_Жизни?
Что я становлюсь злым человеком, который не помогает другим почти никогда?
Что мне всё равно?
Значит ли это, что я совсем не умею верить?..

И всё-таки я не сдамся.

@темы: чужими словами, тяпкой в душу, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

14:41 

М. Фрай, "Слишком много кошмаров", "Вся правда о нас".

Следуй за белым кроликом (с).
Я не любитель Фрая, но эти две книги попались мне очень вовремя.
Как в старые добрые времена: нужна инструкция - вычленяешь из произведения близкие тебе сейчас цитаты.
Произведение от этого любимее не становится, но ты очень ему благодарен.

Почему не люблю?..
Да потому что не верю.
И более того, не хочу верить.
Я искренне восхищаюсь тем, насколько точно здесь прорисованы - да те же законы Мироздания.
Я симпатизирую сэру Максу, потому что мне близки его переживания, мысли, чувства и что там ещё.
Я радуюсь тому, что добро неизменно побеждает; тому, насколько чистые и искренние здесь взаимоотношения между персонажами. Движению, в конце концов (в т.ч. авторскому).
Но сам мир для меня конструкт.
Милый, непритязательный, в чём-то даже красивый...
Нечестный такой. Сновидческий.

В мире А мы не справились, зато в мире Б обретём, наконец, то, чего были лишены.
Крутыми способами обретём, ни разу не схалтурим; легко не будет, не страшно - тоже.
Всё так :)
Но это как глава "Dulce domum" в "Ветре в Ивах".
Разница в том, что Мол нашёл в себе силы вернуться.
А сэр Макс - пока (?) нет.
Но, может, ещё вернётся.
Пахнет этим.

... Но в остальном, очень здорово, конечно.
Пока я придираюсь к бездне между мирами А и Б, мир Б становится ощутимо человечнее. И мудрее. Трогательнее и ближе.
Радостно за этим наблюдать.

Очень много цитат.

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, чужими словами

15:08 

Следуй за белым кроликом (с).
"Чем больше личная сила, тем больше ответственности, в том числе за собственное настроение, такая вот простая формула" (с).
Не один год я убеждена в том, что единственное, что я могу сделать для другого, - быть в хорошем настроении.
Если мне самой очень плохо, но я вижу (или знаю), что кто-то не теряет присутствия духа несмотря ни на что, искренне рад меня видеть и т.п., мне становится легче.
Если же мне начинают сочувствовать, пытаться что-то объяснять с серьёзным выражением лица, мрачнеть, потому что я мрачная, - мне становится в разы хуже.

Возможно, не у всех так.
Мне самой периодически неловко оттого, что кому-то очень плохо, а я хожу и улыбаюсь.
Я начинаю думать тогда, что я махровый эгоист.
Вместо того чтобы ходить и помогать (пусть я и знаю наверняка, что помощь обычно оказывается антипомощью), я осмеливаюсь жить и радоваться!

Но проблема в том, что я действительно убеждена в том, в чём убеждена.
Мне есть о чём / о ком / за кого попереживать.
Просто, при прочих равных, именно из этих эмоций я выкристаллизовываю радость.
Вот и выходит, что открываю свой походный блокнот, например, и глазам собственным не верю.
Это же дневник заядлого оптимиста!
В отличие от записей в дайри про то же самое, там нет ни одной грустной / унывающей ноты.
Не потому что было легко, но ровно потому что трудно.
Так трудно, что смотреть на себя саму со стороны иначе как с улыбкой, даже в голову не приходило.

И та я, на которую смотрели, велась.
Выкидывала из головы мысли про "уехать! скорее уехать!", строила новые планы и просыпалась с улыбкой на лице.
... Так можно смотреть не только на себя. И не только на людей.
Может быть, когда-нибудь я научусь.
А пока радуюсь)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу, чужими словами

03:49 

Следуй за белым кроликом (с).
От Ярк прилетел ко мне флешмоб про хорошие новости.
Пожалуй, что тоже: очень вовремя)
Правила у него: "неделю постить по пять хороших новостей каждый день, осаливать по три ПЧ".
Осаливаю тех, кому он по той или иной причине сейчас актуален.

Первый день.

Второй день.

Третий день.

Четвертый день.

Пятый день.

1. Сегодня на меня не нападал демон генеральной уборки, тем не менее несколько часов подряд я пылесосила в комнате и в прихожей. И это счастье! Это ж и дышать легче, и думать, и просто радуешься тому, что пространство на толику прочистилось. А ковры! Всё ведь ради них затевалось. В них, конечно, ещё много пыли и грязи, но всё-таки значительно меньше, чем было. Можно стелить их обратно)
2. А потом я помыла то, до чего дотянулась. И это ещё большее счастье, потому что, кажется, помыть этак ещё раз 10 - и в этом пространстве можно будет жить)) мытьё про свежесть, про новое дыхание и настоящесть.
3. Настя мне сегодня читала свой фанфик, и я удивилась. Потому что он написан... взрослым литературным языком. И то, что написано, - красиво. Славно!
4. А ещё Настя сегодня долго и упорно рассказывала мне про аниме "Хвост феи". Сначала я не очень внимательно слушала, потому что мне есть о чём подумать и без этого аниме. Но потом что-то перещёлкнуло, и я вдруг увидела, что она говорит серьёзно. В том плане, что принято разделять разговоры как минимум на беседы и болтовню. Так вот Настя не болтает. Она рассказывает с таким чувством, что в воздухе едва не начинают летать драконы. Ты отчётливо представляешь, о чём она говорит и почему это имеет смысл (и не только для неё).
5. Ни в Ленте, ни в Перекрестке не было немытой моркови, а гречневую лапшу с овощами и грибами я всё-таки намеревалась приготовить. Поэтому вместо привычных лука и моркови я взяла свёклу и помидор и потушила их вместе с шиитаке и зелёной фасолью в соевом соусе.
Я думала, получится несъедобное нечто (мало того что свёкла; ещё и помидор!). Но оказалось, что это вполне себе хорошо)) Т.е. я бы не постеснялась кого-нибудь таким накормить :)
Лучше, кажется, правда, обходиться без фасоли (по крайней мере, без замороженной ашановской, потому что она несъедобная); но в остальном - всё на месте.
Особенно интересно проявляют себя помидоры: они по вкусу начинают напоминать пасту, но сохраняют целостность формы и отлично сочетаются со всеми прочими ингридиентами (я опасалась, что не будут).

запись создана: 04.06.2017 в 01:05

@темы: человеки!.., распорядок жизни в коммуналке, мухомор - гриб несъедобный, впрочем... (!), кружок по плетению мыслей, чужими словами, книжный червь, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

Упражнения в прекрасном.

главная