Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Вот так вот перечитываешь про смерть эзотерическое, ложишься подремать (точнее, просто отдохнуть чуть-чуть), засыпаешь и видишь сон.
В этом сне меня казнили, т.е. собирались казнить.
За убийство.
Не знаю, совершала ли я его - во сне я этого не отрицаю, но там изменённая реальность и свои обстоятельства.
Знаю, что до этого мне и моим друзьям отрубали головы по политическим причинам, прямо во сне знаю и совсем не боюсь умирать.

... Ситуация осложняется тем, что казнь происходит у меня дома. Дома молодой мужчина кавказской национальности должен отрубить мне голову огромным мечом. Я в деталях знаю, что чувствуешь, когда тебе отрубают голову, и понимаю, что просто нужно преодолеть страх перед тем, что что-то коснется твоей шеи, и твоё тело перестанет существовать, однако же медлю. Мне кажется, что я забыла что-то важное, и это важное нужно непременно сделать.
Палач "добрый", палач ждёт. Родители мучаются. Они ничего не знают про то, что смерти бояться не нужно. Они просто видят, что меня сейчас лишат жизни, и это страшно. А ещё они не сомневаются в том, что я кого-то убила, и не могут примириться ни с тем, ни с другим.
Мне 16 лет, моя кошка жива, мама приносит на место казни пирожок с яблоком - а ты не можешь объяснить всю нелепость ситуации. Тебе сейчас отрубят голову, а тут пирожок с яблоком. Горячий.

... В последний момент я выбираюсь из высей, в которых смерти нет, предстаю перед палачом и требую отложить казнь.
Очень-очень смутно я начинаю вспоминать о том, что забыла сделать.
Палач не то чтобы очень рад (меч зарезервирован за ним на утро), но даже не пытается со мной спорить. Он не может меня убить без моего согласия.
Я вспоминаю, что надо поблагодарить место, в котором я жила, поговорить с родителями... Нужно как-то объяснить им, что жизнь продолжается. Что должны быть вещи, которые им будет интересно делать, что вот сейчас умрёт моё тело, но...
... Но в этом месте начинается жесть. Потому что сейчас умрёт их ребёнок, и хотя они верят в то, что он убийца (и папа, например, не может мне этого простить; для него это величайшая мерзость), легче от этого никому не становится.

Я, однако, пытаюсь хоть что-то сказать и вновь ухожу в комнату. В ней мой палач, на этот раз с пистолетом, который он медленно-медленно заряжает. Я не спрашиваю у него, откуда это оружие, я в курсе, что он наёмный убийца, - и, в сущности, какая разница, чем меня убить?..
Мне вдруг становится очень страшно: пистолетом меня не убивали, и я подозреваю, что такая смерть - жесть.
Палач говорит, что разницы никакой, разве что есть вероятность, что начнёшь задыхаться. Я ему очень надоела, ага)
Я не согласна на пистолет, но меч, очевидно, уже не достать. В комнату время от времени заходят родители - сказать что-то, я привыкла к этому с прошлого раза, тогда тот пирожок был за полсекунды до, просто после казнь я отложила.

... Я очень не согласна на пистолет (это не казнь, это убийство какое-то), и вдруг озарением - я почему-то подумала, что друзья-знакомые всё поймут, когда узнают, но и для них ведь факт смерти может что-то значить... Нужно хотя бы написать в дайри.
(Тебя правда словно срывает с небес на землю. Ты правда не можешь со своей стороны понять, как можно бояться физической смерти. *Хотеть ты её не хочешь, но бояться зачем?* И тогда ты начинаешь пытаться встать на другие точки зрения. И тогда становится жутко).
Палач раздражён, конечно, но в этом месте действуют мои правила.
Я просыпаюсь.
Следующим шагом было отменить казнь. И, думается мне, я её отменила. Не знаю уж как.

@темы: сонная лощина