Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Вот мы и дочитали "Этику" Спинозы.
5-я часть оказалась светлее, чем предыдущие две, однако всё ж таки из пещеры не вывела (и оставила после прочтения немало вопросов).
Напротив: впечатление замкнутого круга стало ярче.
Точнее, даже так: внутри круга выход из пещеры просматривается, но круг при этом остаётся кругом.
Прекрасным, совершенным, однако в самом себе замкнутом.
"Если точно таким же образом мы всегда будем иметь перед собой начало нашей истинной пользы и блага, вытекающего из взаимной дружбы и общего единения, и, кроме того, будем помнить, что правильный образ жизни дает высшее душевное удовлетворение и что люди, как и все остальное, действуют по естественной необходимости, то обида или ненависть, обыкновенно возникающая благодаря ей, будет занимать в нашем воображении самую малую часть и её легко будет победить" (с). Для меня замкнутость начинается где-то здесь. Потому что это утверждение, приложенное к жизни, конечно, работает. Но внимание вновь и вновь направляется на субъект познания, а не, например, на познание как таковое. Последнее не исключается, но начинается и завершается в субъекте (потому что акценты расставлены таким образом): "... стараться познавать добродетели и их причины и наполнять свой дух радостью, возникающей из истинного их познания, всего же менее обращать внимание на людские проки, унижать людей и забавляться ложным призраком свободы" (с).
"Однако в Боге необходимо существует идея, выражающая сущность того или другого человеческого тела под формой вечности" (с). Непонятно, что, по мнению Б. Спинозы, представляет собой душа (и - как следствие - как она соотносится с телом и с духом). Меняется ли она; вся ли целиком, если да; для чего существует физический мир, если нет. И как без зла всё же?)
И просто хорошо сформулировано) "И если бы в людях не жили эти надежда и страх, если бы, наоборот, они верили, что души погибают вместе с телом и что для несчастных, сокрушенных бременем уважения к общему благу, нет другой жизни, они стали бы жить по своему нраву и предпочли действовать во всемпод влиянием страсти и повиноваться скорее счастью, чем самим себе" (с).
"Но всё прекрасное так же трудно, как и редко" (с).

Почему так происходит?
Возможно, потому что такая задача. Потому что в центре внимания не описание мироустройства как такового (равно как не описание процесса познания и не системного представление аффектов), но одного из его модусов. Который мне видится как любовь.

Почему именно любовь - вопрос сложный.
"Это же очевидно", - отвечаю я на него, но что это за ответ, в самом деле.
"Любовь есть удовольствие, сопровождаемое идеей внешней причины". "Удовольствие есть переход человека от меньшего совершенства к большему" (с, Спиноза).
*В этом месте очень хочется написать, что сама "Этика" - по крайней мере, плод любви. Что, по крайней мере, это-то несомненно и следует из процитированного выше?.. Однако не стоит))*

... Данный текст не сухой трактат по геометрии.
Он же не философский трактат - в строгом смысле этого слова (т.к. философский трактат, на мой субъективный взгляд, так или иначе закручивается вокруг поиска истины).
При этом ни одну часть из него нельзя 'выбросить'.
Да что уж: пересказать его нельзя (формально можно; в 5-10 предложениях, кажется, вполне получится; но любой пересказ будет в той или иной мере изложением фактической информации, а не тем духовным опытом, который есть сам процесс прочтения данного произведения).
Почему?

Потому что тебя как читателя болтает как шлюпку в шторм.
То рассказывается об очень высоких, едва ли воспринимаемых тобой материях.
(Ты сидишь много часов, пытаешься прорубиться сквозь эти заросли - и запутываешься ещё сильнее (мало что мало с чем стыкуется как в первой, так и во второй главе).
Чем больше ты понимаешь, тем ярче осознаешь, насколько мало ты понимаешь).
То тебя сбрасывают в пучину, в которой одна теорема мрачнее другой. Периодически обещая выход, но тем страшнее окунаться ещё глубже.
То вдруг говорят: смотри, хэппи-энд. Хотя, если честно, не хэппи и не энд, но давай лучше о Боге вспомним.

... Я сейчас делаю вид, будто "Этику" можно прочитать как художественное произведение. Нет, конечно. Я хочу сказать только, что любовь не возникает из довольства и потухших взглядов. Что она битва, не имеющая ни начала, ни конца. Она процесс, состоящий и в максимальном усложнении, и в нырянии в бездны без конца и края, и в выплывании из этих бездн. И можно добиваться всё более и более ясного видения (более адекватного познания), можно идти к мужеству, великодушию, блаженству - это вычистит любовь, сделает её острее - однако искра никуда не денется (равно как сложности, бездны и бури), и пламя будет становиться всё ровнее и мощнее, а шлюпка - твёрже и непоколебимее. И, может быть, когда-нибудь станет прекрасной.

Мне казалось, этот текст об этом, также и потому, что, куда бы он ни погружал, он всё-таки честен и светел.
Он швыряет тебя всерьёз, а при этом всегда остаётся рядом. Как этакий маяк.
И потому что любовь - это не то, о чём можно рассуждать напрямую. (Попробовать можно, но она, скорей всего, ускользнет, как только начнешь пробовать).

... Я знаю, что это всё ничего не доказывает, что это весьма неумелая попытка ухватить и выразить то, что ухватить и выразить сложно, что ни о какой строгости мысли тут речи не идёт.
Буду думать.
Возможно, в процессе размышлений я обнаружу, что сильно заблуждаюсь насчет этого текста, что приписываю ему что-то, что он априори в себе не содержит. Как знать.
Но покамест я этого не обнаружила, я продолжаю утверждать, что "Этика" Спинозы про любовь.

Доброй вам ночи) Точнее, уже даже утра)

@темы: в зеркале моих восприятий, книжный червь, кружок по плетению мыслей, чужими словами