02:17 

Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Вести паблик, по ощущениям, как преподавать.
Не кому-то что-то, но делая резкий крен то в одну, то в другую сторону.
Постоянно рискуя, меняя курс, не зная, что будет завтра, но что завтра - будет.
И непременно с отсылками к сегодня.

- Ты уже второй раз за последние два дня радикальнейшим образом переписываешь историю, которая уже начала было формироваться, - бурчит внутри. - Каким образом ты намерена выплывать из всего этого?
- Этот вопрос я задаю себе перед каждой парой))) Порой мне кажется, что не выплыть совсем_никак. Что нужно бросить всю эту затею и стать обычным, правильным преподавателем (у которого всё всегда по плану, знающие ряд "обязательных" вещей студенты и т.д. и т.п.). Но знаешь, то чувство, которое прорастает внутри, когда ты вместе со своим судном и командой вдруг выплываешь из очередной пучины, - бесценно. И я не готова променять его на покой.

Года полтора назад этот текст появился тут.
Теперь он висит в паблике, но вспомнить его здесь для меня сейчас не менее важно.

Где-то над центром Земли, а может, чуть левее или правее, вспыхивает солнце. Оно направляет свой самый яркий луч на одинокого пловца, вздумавшего переплыть мир. Вроде, и силы его уже на исходе, вроде, и вера шатается, словно балансируя на невидимом канате, но он плывет, плывет, плывет... И не думает останавливаться.

- Паш, ты уроки сделал? - громко спрашивает мама у подростка лет 13 через весь двор. Соседки - слева Клава и справа Люба - не без любопытства прикладывают уши к сетке: что-то ответит шалопай? А шалопай сидит, прислонившись к стене сарая, и записывает истории.
- Так сделал или нет? - Мама склоняется над подростком, отложив на "драгоценные три минуты" поливку огорода.
Подросток сначала не реагирует, а потом непонимающе встряхивает лохматой головой: "Что?"
- Уроки, спрашиваю, готовы? - Мама смотрит пристально, глаза в глаза, и сын нехотя признаётся:
- Нет. Сейчас. Сейчас всё сделаю, мам.
Женщина властно бросает:
- Немедленно. Одна нога здесь, другая - там.
И Паша, прихрамывая, устремляется в свою комнату.

"Чему равен катет АС, если гипотенуза - 10 см", - пятый раз проговаривает ребёнок. Голова болит сильно, обезболивающих в доме не водится.
Мимо проходит мама с кувшином молока:
- Решил что ли?
Паша смотрит утомленно и только качает головой.
- Ну, что с тобой поделаешь? А всё эти твои истории! Занимался бы делом - всё бы решалось хорошо.
И мама, кропотливо выводя буквы, записывает решение геометрической задачки.
- Спасибо, - грустно вздыхает Паша.
- Спать что ли пойдёшь?
Паша пытается считать: усталость? разочарование? тоска? Что кроется за этой интонацией? Но честно отвечает:
- Мам, понимаешь, там человек, он плывёт и...
- Человек? Плывёт? Ну и пусть плывёт. А я пока булочек напеку.
И дверь в комнату мягко, но захлопывается.
Через пять минут Паша засыпает прямо на столе.

- На три счёта рассчитайсь! - грозно выкрикивает физрук. Паша опять попадает к заветным "третьим", улыбается: сегодня играют в волейбол только "первые" и "вторые".
Перед глазами возникает страшная акулья пасть. Сколько у неё зубов-то, мама дорогая!.. Не заглотать бы ей отважного пловца. Но тот проплывает мимо, не обратив на чудище никакого внимания.
Акула будто обижается, взмахивает плавниками и уплывает далеко-далеко...
- Если на счёт три...
- Паша, Паша! - Миша-ботаник в огромных круглых очках трясёт товарища за худое плечо. - Поднимайся, а то физрук...
На счет "два" парень медленно вскидывает голову и тихо-тихо вытягивается вверх.

- Эй, Акимов! Ты с нами? - звонко спрашивает Ася, набирающая команду для игры в казаки-разбойники. Паша глядит куда-то мимо неё и тихо качает головой.
- Что, опять пираты атакуют судно? - спрашивает девчонка насмешливо.
Паша смотрит на неё долго, внимательно, а потом отворачивается и уходит. Ася на секунду задумывается, вздыхает и продолжает набор.

- Да как же он! - Паша ударяет по столу с такой силой, что чашки на несколько секунд застывают над блюдцами. Мама тихо обнимает сзади:
- Сыночек, что с тобой?
Утомленный взгляд, частое дыхание.
- Я не понимаю, не понимаю! Там, где он плывет, - суша. Там страны, они вон даже в атласе указаны. А он всё равно!
- Ну, не кипятись, милый! Плывет и плывет. Мешает он разве тебе?
Паша почти плачет:
- Нет, ты не понимаешь! Он плывёт! По-настоящему, брасом. Но это невозможно! Не_мо_жет_так_быть!
- Ммм... Спать пойдём?
Голос у мамы спокойный, мягкий.
- Пойдём.
И парень с трудом, но засыпает.

На следующий день Паша отбивает у разгорячившихся одноклассников маленького мальчика. Тот одет довольно странно для осени: легкая туника перекинута через левое плечо, на ногах - поистрепавшиеся сандалии.
Над таким можно посмеяться, но как-то не хочется, и Акимов спрашивает насуплено:
- Ты откуда такой?
Ребёнок смотрит удивлённо:
- Я не помню.
Паша вскидывает правую бровь:
- Как так не помнишь? У тебя ведь есть мама?
Мальчик утомленно вздыхает:
- Наверное, есть.
Волны хлещут в глаза, над головой, призывно крича, мечутся чайки. Где-то он сейчас проплывает?..
Вдруг что-то случается, и на пловца устремляется волна высотой метров в 10. У Паши перехватывает дыхание, он вот-вот закричит.
Кто-то мягко трясёт его за плечо: "Не бойся, с ним ничего не случится. Переплывёт он мир, вот увидишь. Что ему твои волны? Он ведь знает, зачем..."
Волна и правда не пугает одинокого пловца. Сначала накрывает его с головой, а потом отпускает. Путь продолжается.
Паша трясёт головой:
- Откуда ты узнал про того пловца?
Мальчишка виновато улыбается:
- Подглядел просто.
- Как это? - глаза у Акимова расширяются, он настойчиво ждёт ответа.
- Неважно. Какая разница... Он справится, понимаешь? А вот я...
Мальчик мысленно высушивает подскочившие было к глазам слёзы и облегчённо улыбается.
- А что ты?
Паша задумчиво хмурится.
- Не знаю. Я, видишь, какой. Любой мальчишка меня повалить может. Ну, и устал я очень. Я как-то... не верю, что смогу, что ли.
Паша тихо спрашивает:
- Сможешь что?
- Обойти весь мир одними ногами.
Акимов недоверчиво косится на собеседника:
- И по воде ногами? И через все-все горы? И в Антарктиду?
- Да, да, - нетерпеливо отмахивается мальчик.
- Но там же.... - Паша замирает на полуслове.
- Там же, там же. Вот и я так в последнее время: "А там же". И кто мне сказал, что это поможет? Зачем я?..
Слёзы коварными струйками всё-таки потекли из глаз. Паренёк вздохнул, провёл рукавом по лицу и через силу улыбнулся:
- А знаешь, так здорово идти по океану! Когда под тобой стаи беспокойных разноцветных рыб врезаются в другие стаи. А потом наступает ночь, и ты словно бы по звёздам шагаешь.
- И что, совсем не страшно? - Паша смотрит пристально, заинтересованно. Паренек глядит чуть недоуменно:
- Страшно? Не знаю... Наверное, должно быть, но... Но ты же не для себя идёшь, понимаешь? Какой тут уже страх...
Паша дышит глубоко, размеренно и еле слышно выдыхает:
- Но там же вода!.. А ты - ногами.
Мальчик вдруг как-то обречённо усмехается:
- А если это единственное, что ты можешь сделать для другого? Если иных вариантов нет?
Паша нервно сглатывает:
- Что ж, и до космоса дойдёшь?
Мальчик отвечает твёрдо, звонко:
- Дойду. Если будет нужно.
Тихо-тихо Паша поправляет:
- Но... ты ведь не знаешь, зачем?
- Знаю.
- Но ты ведь не уверен, что это поможет?
Вместо ответа мальчишка начинает танцевать. Лихорадочно, ярко, насквозь. Он танцует так минуты две-три, а, остановившись, бросает:
- Не уверен. Но верю. Понимаешь, в чём разница?
Паша грустно качает головой.
- В том, что я устал считать, сколько раз ничего не вышло. И разучился сомневаться. Зачем это? Про главное я не забываю, а остальное... Я верю и поэтому не сижу на месте. Знаешь, сколько я всего обошел? А скольких людей встретил? Ну, вот как бы мы с тобой познакомились, если бы меня останавливало то, что по воде ходить нельзя?..
Паша проговорил сочувственно:
- Тебе, наверное, очень грустно и одиноко?..
Мальчик рассмеялся - легко, задорно.
- Нет, с чего ты взял? Да даже если я и захочу потосковать, где я возьму на это время? Я очень спешу!
Глаза паренька сияли словно маленькие звездочки. Казалось, что он сидит в кроватке, и его баюкает радуга. А он вырывается - этакий пострелёнок! - и бежит танцевать под дождем.
- Да нет, я просто...
Мальчишка расхохотался:
- А просто - не надо. Ладно, прости, мне идти пора.
Паша вздыхает:
- Проводить?
- Нет. Но запомни: этот твой пловец доберётся туда, куда ему нужно. Он очень сильный и верный. И ему правда неважно, суша под ним или вода.
Так что не вздумай в нём сомневаться. И не бойся, слышишь?
И мальчик исчезает – в, как нарочно, подвернувшемся вдруг лесу.

Паша долго стоит, в задумчивости глядя вдаль. Он мало что понимает в необычном ребенке, но искренне им восхищается.
Домой он возвращается поздно. Заходит через заднюю дверь в комнату, зажигает свечу и записывает историю про пловца, который однажды решил переплыть мир и... справился с поставленной задачей.
Какая разница, как, если у него было веское зачем?

@темы: картинки у меня в голове, воспоминательное, в зеркале моих восприятий

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Упражнения в прекрасном.

главная