Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Не так давно мы ходили с Женей на концерт в Мариинку.
День был солнечный, весенний, светлый, мы вспоминали структуру сонатной формы, и даже въедливый вирус с его повышениями-понижениями температуры не то чтобы сильно мог нам с утра помешать)

Из трёх композиторов, чьи произведения звучали на концерте, я честно знала одного (и то, как выяснилось, не знала совсем: совершенно иные представления были у меня о Бетховене, пока Женя не скинула мне одну из симфоний).
Фамилии же Элгар и Малер не говорили мне ровным счётом ни о чём.

... Бывают такие события, в которых на месте всё.
Настолько они целостные, многогранные, глубокие.
Этот концерт получился... выдающимся.
Он открывался ни за что_не сдающимся Бетховином, в котором сказочность вперемежку с героизмом, неувядающее стремление, горение, мощь.
Продолжился невесёлым Элгаром)
Исполнялся его концерт для виолончели, и мне очень хотелось, чтобы что-нибудь произошло, круг, в который виолончель себя замкнула, разомкнулся бы, и она бы перестала страдать. И что-то стало происходить. Виолончель вышла на битву - раз, второй, третий... Но, однако же, снова и снова ей не хватало чего-то. И она опять начинала грустить наедине с самой собой, искать чего-то внутри этой замкнутости (хотя там, вовне, уже были созданы, казалось, все условия для движения). И на том концерт и закончился...

А во втором отделении исполнялась 4-я симфония Малера.
И поначалу она совсем для меня распадалась, совершенно (очень трудная для восприятия штука).
Но даже при условии этих бесконечных распадов ты (неминуемо, как кажется) ощущал себя в космосе.
Т.е. вот я говорила Жене и повторю ещё раз здесь: ещё когда дома я начинала слушать это произведение, оно мне очень напомнило 1-ю симфонию Чайковского (которую я честно не люблю за то, что она "Зимние грёзы" - и вот не больше) - но в лучших её проявлениях.
Т.е., если 1-я симфония для меня про дорогу (и, собственно, про эти самые грёзы в пути), то 4-я - про путь духа (и, наверное, души). Как просто_дорога она не читается никак)) И это прекрасно.

Это невероятнейший полёт мысли, непредсказуемость (кажется, все обычные ходы Малер делает необычными), красота и колокольчики (колокольчики могут меня примирить почти с чем угодно)) если, конечно, это не первая симфония Чайковского)))
Взлёты и падения, но - по контрасту с Элгаром - подчёркнуто оптимистический настрой.
Тут нет героизма Бетховена - но здесь его и не может быть.
Это непрекращающийся ни на мгновение поиск, который приводит в рай.
И вот в этот момент перестаёшь понимать, почему читателей обычно не устраивает рай в изображении Данте.
Я, скорей всего, трактую сейчас крайне вольно, но для меня финал у Малера едва ли не живая иллюстрация картин Данте. Это очень (непередаваемо прямо-таки) красиво и светло, это невероятной глубины и отточенности чувства, это... событие (участие в котором принимают все слушатели).

Знаете, я всегда хотела услышать голос как полноценный музыкальный инструмент.
И ни разу мне это в полной мере не удавалось (почему-то априори голосовые партии выделяются на фоне прочих, они главные, в центре внимания и т.пю).
В финале симфонии Малера этот самый голос прозвучал.
Он... сделал невероятное (т.е. по логике, должен бы был быть самым главным), превратил волшебство в Волшебство - и при этом оказался тем самым инструментом, просто_частью оркестра. Наравне со скрипками, арфами, флейтами, виолончелями и пр.
Так это здорово!..

А ещё у первой скрипки было две скрипки, и это чудесно)
Никогда раньше такого не видела)

И вот ты выходишь - и всё не можешь осознать.
Ни как можно было написать такое мощное, космичное произведение, ни как просто взять и исполнить, не сфальшивив ни в чём.
Чтобы получилось последнее, нужен и ясный взгляд дирижёра, и слаженность и глубина чувств (и понимания, наверное) в оркестре.
Иначе как залу летать.
... Так вот им в этот день удалось.

@темы: музыкальная шкатулка, кусочки счастья, воспоминательное, в зеркале моих восприятий