02:18 

Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Странные сны иногда бывают.

Нынче, например, я была на околодиалектологической практике в Ленобласти с 3-мя неизвестными мне людьми.
Мы жили у какой-то бабушки по парам.
И вот оставалось нам провести там один вечер и ночь, как вдруг мы узнали, что нас попытаются зарезать (на нашей двери так и вообще не было щеколды, другая пара спала с бабушкой, но окна в домике не то чтобы крепкие и т.п.). Кому-то в этой деревеньке мы не то помешали, не то ещё что - ну и вот.
А дальше мы принялись спорить.

Кто-то говорил, что смерть не случится не раньше, не позже, поэтому бояться (и тем паче убегать куда-то) не имеет смысла. Более того, побег в данных обстоятельствах - признак трусости. И надо, мол, ждать до конца: они придут, а мы выстоим. А далее произойдёт то, что должно произойти.
И вот... с этой логикой мне довольно тяжело спорить, потому что она моя (в прошлом). И мне, грубо говоря, нечего ей противопоставить (потому что так и есть, конечно; если смотреть на мир соответствующим образом).
Но мне не понравилась эта идея во сне.
Я долго думала и сформулировала им наконец:

- Я уеду сейчас на последней электричке. Можете называть это трусостью, если вам так нравится. Но я делаю это не потому что не верю в предопределённость смерти (мне кажется, вы знаете, что я знаю, что она предопределена). Но потому что не хочу провоцировать - ни людей, ни высшие силы.
Т.е. вы так прекрасно рассуждаете про то, что выстоите; про то, что, если судьба, значит, судьба, а если нет, то нет. А я представляю себе ночь, спящих нас и нескольких сильных мужиков, которые врываются в комнату с целью нас зарезать.
И я понимаю, что, чем больше я про это знаю, тем больше не могу понять, как это вообще.
И я вижу себя не сильной и смелой, но напуганной внутри и яростно пытающейся спасти собственную (а может, и не только собственную, но кто знает) жизнь вовне.
И эта ярость - что бы вы там красивое ни говорили - инстинкт самосохранения.

Да, конечно, я не могу утверждать, что будет именно так (я всей душой хотела бы верить в обратное).
Может быть, вы окажетесь правы, и мы сметём нападающих собственным спокойствием (хотя в глубине души же почему-то верим, что это просто страшная сказка, что никто к нам ночью не придёт, потому что, ну, не случится же с нами такое; это было бы слишком ужасно, в это даже не поверить никак; а раз верим так, то боимся); они вдруг что-нибудь поймут важное и уберут ножи.
Но я не могу гарантировать того, что справлюсь.
А коль скоро я не могу этого гарантировать, коль скоро я не могу в полной мере отвечать за себя при таком стечении обстоятельств, коль скоро я в принципе не хочу, чтобы обстоятельства так складывались (ну, не враг же я себе, в самом деле; и этим людям тоже не враг; а получается, что, зная о том, что кто-то замыслил, я не делаю вообще ничего и остаюсь той самой красной тряпкой для быка) я предпочитаю предотвратить это безумие и уехать.
В том, чтобы принять сейчас такое решение, моя ответственность.

Меня, конечно, не поняли и осудили (крыса, которая бежит с тонущего корабля, ты просто не умеешь верить, вот это всё), но один всё-таки уехал со мной.
Не знаю, что там было дальше.
Не то чтобы хочу знать.

@темы: сонная лощина, в зеркале моих восприятий

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Упражнения в прекрасном.

главная