Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Приезжаем в Комарово и сворачиваем на экотропу - а почему бы и нет)
Она славная там.
Каскадные озёра со сказочного цвета водой. Вода в них зеленовато-голубая, но визуально ещё и вязкая.
Всё вместе оживляет пространство; ты просыпаешься в нём, не успев приложить усилий.
И изумлённо смотришь на полые зелёные стебли, которые и тут и там, всё больше гроздями, нежели поодиночке.


А потом - совершенно внезапно, как бывает, когда просто перелистнул страницу - скорее, бор сменяется самым настоящим ельником. Глухим, тёмным, сплетённым из мириад запахов.
Молоденькие ёлочки вытягиваются из корней поваленных собратьев, куда ни направишь взгляд - всюду ёлки, огромные, высокие, заслоняющие солнечный свет; и покрывало из апатичного мха.
Мама говорит, что считается, будто ёлки забирают энергию. Не люблю всех этих наклеек, но какая же торжественно-зловещая красота!..

Мне нравится, как в этом пространстве формы перетекают одна в другую. Но, может, оно и чудится)

Внезапно ельник сменяется ненадолго елово-сосновым бором.
Это разительная перемена, по ощущениям.
Визуально перед тобой теперь бесконечные угловатые узоры из веток, но сквозь эти узоры на тропу попадает солнечный свет, и это прекрасно)

Но прекраснее, когда сворачиваешь с тропы, чтобы побродить по остаткам снега на широченной просеке.
Кажется, что радикально ничего от этого не поменяется, но стоит вступить на белоснежную полянку, как оказываешься буквально ослеплен.
Свет, от которого хочется закрыть глаза :), но ты, конечно, наоборот открываешь.
Впереди ёлки-сосны начинают перемежаться берёзками. Неужели же и правда бывает так светло?)

Вернувшись на тропу, оказываешься среди огромного числа муравейников.
На сопроводительных табличках пишут про республики муравьёв (про то, что муравейники не обособленны, но связаны друг с другом) - и вот уж истинно так :)
Огромные, конусообразные, примостившиеся то меж двух деревьев, то просто в тени огромных ёлок, они... производят впечатление)
Ты не то чтобы оказываешься в ином измерении - но в ином царстве, в гостях, и оно завораживает.


... И вот не люблю я все эти таблички - на тропах ли, в музеях ли - но для моих родителей они одно из средств познания реальности. Я люблю наблюдать за тем, как это происходит, и становиться соучастником что ли.
95% информации там пустая, ничего не добавляющая (а скорее, наоборот) шелуха.
Но если среди оставшихся 5-ти ты найдёшь ключ, что-то начнёт происходить и в тебе, и вокруг.
И это доброе такое волшебство)

Т.е., понимаете, там раньше было море.
Никаких глухих ельников и муравьёв, никаких в меру крутых горок и озёр - морское дно.
Тропа проходит по дну этого моря (из которого когда-то образовалоась Балтийское); и если это хоть на сколько-то пережить, и внутри тебя кое-что расширяется.

Тропа приводит к Финскому - и мы начинаем путь к Репино.
По пути мы преодолеваем множество ручьёв (через них приходится перепрыгивать, и это то, чего совсем не ожидаешь), бредём то по пляжу, то меж камней, один раз даже переходим брод по бревну (и не хочется, конечно, но в голове всплывают образы брёвен из Ярлу, по которым, конечно, с огромным рюкзаком, и местное бревно начинает резко казаться мирным, ровным, устойчивым и толстым-толстым)).
Маме это всё, конечно, скучно, потому что "кругом всё одно и то же, впечатления не меняются", а я не очень понимаю такую позицию, поэтому вставляю пару копеек про сомнительную ценность внешних впечатлений, навязанных нам кем-то /чем-то извне, и про то, что неплохо бы стараться самому образовыать впечатления внутри.

Смотрите, как светится, несмотря ни на что)

... И тогда станет ясно, что вокруг всё непрерывно меняется (да Финский же, ну; и питерское небо).
Что в этот пасмурный (но не дождливый, к счастью) день над заливом выстраивается панорама того, что будет дальше.
Там видишь то, чего не видишь в городе.
Там солнце на полгоризонта, а на среднюю половину - затянутое плотной пеленой небо.
И поначалу эти три части взаимодействуют между собой неактивно, как вдруг средняя начинает наступать.
Местами в ней как будто образуется дождь (он и до нас добиарется, и целых минуты две капает), но "как будто" довольно скоро перерастает в нехилые такие воронки, которые уже, очевидно, польют основательно, если их вдруг не остановят те белые несокрушимые облачка, на которые я очень надеюсь.

Да меняется же ж! По настроению так точно)

Для упрощения восприятия мы с мамой... играем.
У нас есть воронка-дочка, которая стремительно несётся в сторону Питера, не обладая при этом достаточной мощью.
Есть воронка-разъярённая мамаша, которая несётся вослед и уже представляет из себя нечто зловещее, нечто, что в состоянии оказать сопротивление солнечной стороне.
И есть воронка-папаша, которая никуда не несётся, но мудро накапливает силы на своём горизонте.
Кажется, если она их накопит, над Питером прольётся неслабый дождь.

Скорее, вихри, чем воронки, конечно.

И дочка, и мамаша пролетают над Кронштадтом (и кажется, поливают оный дождём, но, впрочем, может, и нет) и почти растворяются в питерском небе.
Храбрые белые облачка не пропускают их дальше; от зловещей ворончатости остаются ошмётки, которые местами проливаются двухминутным дождём.
А папаша... видимо, не успевает до заката?
(У меня есть дурацкая с_алтайская гипотеза про то, что на закате все процессы замедляются; т.е могла быть жуткая гроза, но стоит начаться золотому часу - и нет никакой грозы, словно и не бывало; но я люблю фантазировать, да)) По крайней мере, дождей над центром Питера не проливается, а в понедельник нас встречает и вовсе яркий, солнечный день)

Здорово бродить под аккомпанемент моря)

@темы: мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, в объективе, в зеркале моих восприятий