Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
В ночь иду на Васильевский остров.
Издавна это место у меня любимое в городе.
Но одновременно и то, в котором я ни за что не хочу (и, надеюсь, не стану) жить.
Слишком любимое, и от головы до хвоста про боль.

Я прихожу туда разбираться.
Давеча гуляли-разговаривали с Наташей, и ко мне подступила неизбежность))
Наташа из тех людей, кто заживляет раны, когда им про них не рассказываешь.
Они как коты: ступают мягкими лапами, осторожно, бережно, греют...
... И ты вдруг понимаешь, где болит.
И что, если дёрнуть за ниточку, можно добраться до истоков.

Вот мы и дёргаем - в зловещей василеостровской тьме.
Когда пытаться докопаться до сути - чуть ли не единственный способ избежать жути наяву.
И докапываемся - и даже начинается дождь.
Делает вид, что начинается; иначе как мне покажешь, что слышно?..

... Иногда меня спрашивают, как понять, что задал тот самый вопрос.
А я не знаю, что отвечать)
Потому что, когда "задал тот самый", сомнений не возникает.

Вот с болью, например.
Пытаешься нащупать, бродишь вокруг да около, и оно болит, разумеется, но вы с Васькой бдите)
И в какой-то момент кто-то из вас говорит: "Настя, прекращай формулировать. Говори, как оно есть. Озвучивай весь тот бред, что приходит в голову. Ровно так, как он в неё приходит".
И оно приоткрывается.
Вы добираетесь до пережатых струн в душе.
Их становится видно - скозь этот внезапный поток слёз.
И не в чем тут сомневаться.

"Тише, тише, хватит, пойдём я тебя чаем напою", - усаживаешь себя на скамейку, достаёшь термос и задумываешься.
Боль, которая решается не таиться ночью, - тёмная боль.
И непонятно, как с ней работать в светлое время суток.

... А вообще очень много чудес на Ваське в ночи)
И фиолетовое белоночное небо; и из ниоткуда появившаяся Лента (про которую ты искренне не понимаешь, с каких пор она тут; неужели ты настолько давно здесь не был?.. или просто свернул не там, где раньше сворачивал?..), которая почти как Лента на Балтийской (Лента на Балтийской - особое место, в котором ждёшь утра после ночных автостопов / прогулок, чтобы на первой электричке уехать в Петергоф) и которой так же подозрительно доверяешь; и где-то на заливе гнездится Горьковская (т.е. она, наверное, ЗСД, но выглядит в ночи очень похоже и космически), и фуры-поливалки-люди с поднятой рукой-"таксисты"; птицы, весенние запахи, зелень и совершенно волшебный рассвет, в который выходишь прямиком из магазина.
Он горит над заливом ярко-ярко - и столько в нём сказки, столько чуда...)

С этим самым рассветом строй мыслей и чувств радикальнейшим образом меняется.
Ты уже не можешь думать о том, о чём думал ночью.
Любуешься подсвеченными облаками и временно_розовыми окошками башенек, останавливаешься у тихой речушки, по обе стороны от которой кладбища, и слушаешь утреннюю тишину, бредёшь через пробуждающийся (а на самом деле, не то чтобы и спавший) остров с блендером наперевес (не рассчитывал найти подходящий в Ленте, но чудеса случаются)) - вялый, в полусне, обходя вереницы пьяных - и обнаруживаешь, что через Тучков можно пройти!
И дышишь, дышишь, дышишь свежестью этого неописуемо прекрасного утра.

Я теперь не представляю, как в эти часы находиться дома))
Белые ночи завораживают, особенно когда ты так целиком в них.
Буду гулять что ли)
И доразбираться с тем, с чем мы только начали разбираться давеча.
Понять бы ещё только, как.

Изумления эта фотография не передаёт, но кое-что да ухватывает)

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, в объективе