Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Я не думала, что попаду сегодня в Зимний дворец, потому что и вышла поздно, и день бесплатного посещения, и лето на дворе. Но очереди оказалось на полчаса, и я радостно провела в музее свои 4.
Вышла у меня полноценная обзорная экскурсия.
Обычно, когда я в Зимнем, я знаю, чего хочу; сегодня тоже, в общем, знала - изучить пространство.
... Я впервые полноценно побывала на 3-м этаже. Из галереи Петра I открывается чудесный вид на крышу; из одного окна видишь затесавшуюся между скульптур богов чью-то голову, из другого - жутковатого льва.
А из зала про Иран открывается великолепнейшая панорама с видом на Неву и Петропавловку.
Там окно от пола до потолка практически, шириной в ползала, и очень-очень красиво.

Одним из самых ярких впечатлений моих сегодня было переживание необъятности этого музея.
Но не музейной - духовной.
Т.е. да, с одной стороны, поражаешься обилию временных выставок (они все про огромные фонды, пожалуй, даже сверхогромные), великолепию интерьеров (кажется, я не могу ничего поставить даже близко), масштабам.
А с другой, дело не в том, сколько тут потенциально экспонатов и золота.
Дело в том, что сам музей дышит и живёт; он как бы... вне времени и пространства.
Куда бы ты ни зашёл, при желании найдёшь достаточно глубокое содержание, которое - в зависимости от того, куда поведёт тебя дорога сегодня - окажется вписанным в тот или иной контекст (за счёт чего только расширится).

Иконы в византийских залах, у нескольких из которых стоишь и читаешь молитву.
(Это очень редкое явление, на мой взгляд. Т.е. я всегда считала, что иконам в художественных музеях не место. Потому что музеи слишком музеи, и иконы в них становятся, скорее, экспонатами. Но в Эрмитаже ты словно попадаешь в храм. Народу почти нет, тишина и приглушённый, но всё-таки достаточно яркий свет. И вообще никакого противоречия не ощущается).
Мебель из корней дерева в залах про Восток (там словно Толкин оживает), магические блюда в иранских, миниатюры на слоновой кости в рамках индийской экспозиции, тибетские мандалы, невероятно прекрасные работы Андо Хиросиго.
Т.е., возможно, у меня предубеждение против московского музея Востока. Он огромный, там чудесные работы Рерихов.... Но несмотря то, что выставляемое там роскошно, оно не рассказывает историй. Оно словно обросло паутиной и молчит. Ты приходишь посмотреть на то, что когда-то обладало содержанием, имело немалое религиозное и культовое значение. Но сейчас оно накидано друг на друга, всё пытается перекричать всё, и в итоге как ему донести хоть слово?.. Самый что ни на есть музей.

В Эрмитаже по-другому)
Ты стоишь возле "Вида бухты Сибаура" А. Хиросиго и не можешь отойти от неё минут 20.
Не потому что так уж тебе нравится это полотно (сложно воспринимать европейскую живопись, но японскую в чём-то ещё сложнее) - но потому что ты можешь стоять тут и слушать (видеть / читать).
И так почти у каждого экспоната.
Удивительно)

Очень радует библиотека Николая II. Сдержанная, но при этом разумная, с небольшой галереей.
Изумляют Золотая гостиная и будуар Марии Александровны (вот уж где правда роскошь и блеск).
Восхищает садик-сквозная галерея на уровне 2-го этажа.
В нём статуи фонтан, что-то цветёт, и, кажется, хорошо-хорошо.

Но хотя есть своя прелесть в такого рода обзорных экскурсиях, меня неодолимо тянет к Рембрандту.
Я думаю, что дойду до него минут за 5-10, но забываю, что нахожусь в Эрмитаже)
Потому, конечно, плутаю (и даже почти отчаиваюсь), но беру себя в руки и добредаю.
... Не хватает уже сил на глубокие переживания, но всё-таки расцветают иными красками и "Концерт" Брюггена, и "Детство Христа" Хонткорста, и "Портрет учёного", "Прощание Давида с Ионафаном", "Возвращение блудного сына" Рембрандта.
Если совсем-совсем обобщать, для меня важно выделить три момента.

Первый про то, что в этой внешне мрачной голландской живописи, подчастую изображающей быт простого народа, библейские реалии словно бы перенесены в мирную жизнь. Смотришь на виноградника или гусляра, а видишь сияние духа.

Второй про то, что Рембрандт суров. Про то, что, даже если проживаешь совсем поверхностно, перед душой открывается целый огромный мир. И в этом мире немало горестей, оставляющих глубокие морщины на лицах. (Слишком, слишком ни о чём трактовки, которые предлагают экскурсоводы (большинство).
Они словно рассказывают про цепочку, в которой за А следует В, а за В - С.
А при чём тут все эти буквы, когда вот ты стоишь в уголке, а тебя трясёт?
Зачем мне в деталях знать историю блудного сына, покуда я не увидела доступных мне мыслей-эмоций?
Мне даже и не в деталях не очень нужно поначалу, но кругом почему-то рассказывают - по-русски, по-французски, по-китайски, по-английски).

Но третий про то, что за этой суровостью скрыты мудрость и свет.
Это можно проследить на ряде полотен, но сегодня случилось, пожалуй, особенно говорящее нечто.
Я стояла у "Прощания..."; это довольно мрачная работа про грозу, горы, собственно, прощание.
Погода сегодня менялась в течение дня, тучи то закрывали солнце, то наоборот.
В зале про Византию хлопали занавески, и как-то всё это прекрасно стыковалось с иконами.
В голландском же зале солнце иногда приобнимало гардины с внешней стороны - и довольно на поверхностный взгляд мрачная картина оказывалась светлой-светлой; а потом отпускало их - и можно было увидеть мрак, сгустившийся ниже уровня гор. И понятно же, что, вроде, погодные условия создают разные прочтения)
Но держа в голове то, что ты видел, ты ярче переживаешь и ужас, таящийся в грозовых тучах, и всё-таки свет, который льётся с левой стороны неба. И так оно наполненно становится.

... После Эрмитажа меня выбросило в другое отношение к иномирью на лекции открытого философского.
Там внезапно сгустился мрак, какая-то непроходимая безнадёжность окутывала зал.
Но несмотря на то что порой звучали правильные вещи, сердцем я задержалась в том дневном калейдоскопе из веков.
И, думаю, оно к лучшему.

@темы: в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу