01:09 

Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Единый аккорд, звучащий то тише, то громче; не затухающий - разгорающийся; сжигающий в своем пламени всё то, что было дискретно; не с тем, чтобы уничтожить, - но чтобы юный феникс родился из пепла, и казавшееся необратимым заиграло новыми красками. Таким я вижу Хельтино пребывание в Питере.
А теперь линейными вспышками.

Дождливым пятничным утром я стояла у плиты - помешивала кашу, как вдруг почувствовала, что мой друг не может попасть ко мне домой. Мне казалось неправильным звонить (ведь важно бывает справиться самому или, по крайней мере, позвонить самому), но не менее неправильным - этого не делать (я догадывалась, что Хельта и так уже часа три гуляет под дождём; и абсурдно стоять, варить кашу и ни во что не вмешиваться).
Дав отзвучать происходящему, я выбрала то, что в этой ситуации ощущалось человечным, позвонила и провела.

Я не многое могу дать тем людям, которых люблю.
Иногда мне кажется, что лишь накормить, напоить, спать уложить; как в сказках.
Впрочем, "лишь" тут лишнее; для меня это всё очень важно.

Подремав, мы отправились гулять с Лешим.
Леший - чудесный человек, чуть ли не пол-Европы прошедший на фрегате.
Когда он рассказывает о своих морских прогулках - в Питере пасмурно, и ветер застревает в волосах, и пахнет сиренью и морем, - мир начинает представляться добрым и сказочным)
Ты и помыслить себе не мог - а вот вытворяют же люди немыслимое!
И глаза у них блестят, и мечты в груди живут. Плещутся, словно золотые рыбки.

С подачи Лешего забредаем на филфак - бродить по филфаковскому дворику, смотрим на самую маленькую конную скульптуру, заглядываем в окна мастерской Академии художеств.
Правда, для меня это как побывать в музее)
Словно бы со мной пытаются поделиться жемчужинами, забывая о том, что жизнь таится не в них.
Точнее, и в них тоже.
*Если огрублять, для меня и важнее, и честнее увидеть старые качели, которые кто-то очень любил в детстве и, может, любит сейчас; нежели фасад красивого дворца*.
Но он молодец.

Перехватываю у Лешего инициативу и завожу нас в Щелкунчик.
Я не знаю, правильно это или нет.
Я вынуждена настаивать, потому что иначе Леший меня не слышит, т.е. рисковать многим.
Но как бы там ни было, я доверяю Щелкунчику больше, чем себе самой.
Он для меня такой же дом в Питере, как Петергоф в Петергофе.
Очень чуткий, светлый, гостеприимный.
И мы переключаем атмосферу; прежде всего, внутри меня самой.

Квартирник проходит в фотостудии в здании завода.
Женщина на проходной делает объёмные оригами и не только их) Её приятно слушать (точнее, вы_слушивать), потому что она этого не ждёт, хотя, видимо, сильно в этом нуждается.
В самой студии не скажу, что уютно, но камерно, и можно всё переставлять (пока Саша не видит)).
И даже есть чай :)

А концерт получается необыкновенным.
Слишком ярко живым.
И довольно странное чувство возникает: вот, вроде, ты зритель; сидишь себе на стульчике, наблюдаешь, рисуешь; а словно на сцене стоишь. Ну т.е. не на сцене, конечно, но и не вне её.
... Вдруг ясно осознаёшь, почему то, что делают Хельта и Лев Колбачев, - круто.
Раньше тебе оно могло нравиться, даже сильно нравиться; многие Хельтины тексты ты будто проживал.
Но именно что тексты; на концерте дело было не вполне в них)

Это была история, которая создавалась на твоих глазах.
Не из кусочков былых историй - из живого.
Ты не знал, куда деваться от боли :), от космичности, от любви.
Ты как будто понимал, о чём они разговаривают.
Но захотел бы - не смог бы ничего сказать в ответ, потому что это те самые вопросы которые нельзя задавать, на которые у тебя нет ответа, однако на которые особенно важно бывает его иметь.

Очень хочется спрятаться от неимения ответа в иллюзию оного)
Сделать вид, что ну как же, ответ есть, и он очевиден))
Потому что... жестоко, в общем-то, жить, ощущая, что его нет, ведь с какой-то точки зрения, всё без него лишено смысла, и зная, что как бы ты ни стремился его получить, ты его не получишь)
Как не получаешь всё то, что обретаешь из прихоти.
Но c'est la vie.

Серьёзность, драматизм, натянутые струны - и вместе с тем порыв духа, стремление, которое не угасить, дорога.
Точнее, путь, в который пора бы собираться (теоретически ты и так постоянно в нём пребываешь, но практически стыдно быть пешкой на шахматном поле).
Хельта заплетает мне косу, составленную из кос, и я ухожу, доведя всю компанию до набережной Фонтанки.
Я не умею уходить вовремя (да и просто - уходить), для меня это всегда непросто психологически.
Но этой ночью для меня принципиально важно попытаться развязать узлы в собственной голове.
Я делаю выбор и отправляюсь на Васильевский.

@темы: воспоминательное, тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в зеркале моих восприятий

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Упражнения в прекрасном.

главная