Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Для меня очень страшно причинять боль другим.
Особенно если при этом не прав ты сам.
Да, я могу догадываться, зачем оно так происходит, что я тем самым опосредованно говорю и утверждаю и к чему оно, в конечном счёте, приводит.
Но это филиал внутреннего ада.
Это прыжок в: "я не могу ничего знать, но я буду; и покамест я буду знать, я отрину всякие сомнения в том, что это невозможно; и из этой не_сомненности я стану кричать другим: "смотрите, я знаю!" - и причиню им боль своим криком; они не скажут о ней - но спустя какое-то время я увижу (благодаря их же деликатности), в чём я не прав; я пойму, что заблуждался, что моё "знание" было глубоким невежеством; но боль уже причинена, невежество уже проело глубокую дыру, и..."
...и ужас в том, что по-другому, кажется, не бывает.
Если ты желаешь иметь дело с живой этикой, от безоблачного неба на внутреннем горизонте впору отказаться.

Мы поехали с ребятами на Котлин, и я принялась укреплять стену.
Потому что во мне сталкивались два потока: поток про осознание собственного несовершенства, чувство вины, стыд и поток про твердость, про "я не могу позволить себе быть слабой", потому что "я и только я несу отвественность за собственные поступки" и потому что "я не вправе выливать на других то, что чувствую" - и второй перманентно оказывался сильнее первого и укреплял, укреплял, укреплял...
Укрепление способствует усилению чувства вины.
Но второй поток непреклонен.

... Вовне ты стараешься хотя бы чуть-чуть думать о других быть вежливым.
Но каждое твоё слово, движение настолько не о том, что... тебя каким-то образом из этого всего вытаскивают (не раз и навсегда, но настолько, чтобы стало возможным в меру адекватно воспринимать происходящее).
Хотя тебе казалось, что это невозможно, что ты уже n раз исчерпал все лимиты.
Но это всё мои личные тёмные стороны, давайте-ка о другом.


И Котлин, и Риф совершенно прекрасные)
Т.е. я даже не подозревала, что настолько.
И вышка, на которой мы провожали закат и встречали рассвет.
На ней чувствуешь себя капитаном корабля.
Куда ни оглянешься - всюду море, и судна медленно бредут через залив к горизонту.
И ветер играет на всём этом просторе.

Страшно лезть вертикально вверх.
Внезапно ответственно.
Спину притягивает земля, в руках, кажется, вот-вот закончатся силы, и ты упадёшь вниз во мрак, так и не пробившись наверх, к свету...
Но это иллюзия.
И когда понимаешь, в чём конкретно она заключается, страшно перестаёт быть.


Только не на спусках)
Это жутко, на самом деле.
Я старалась обходить эту тему, когда описывала, как "прыгала" по мокрым камням на Финском, но, видимо, зря.
... Жутко осознавать, что ничего не изменилось.
Ты как был бревном на мокрых камнях, так им и остался (и вынужден учить себя "с нуля"; радоваться каждой секунде, в которую удалось сберечь ритм и не зажиматься).
Ты как не умел спускаться с горок, так и не умеешь.
И ладно бы дело было в наборе умений (мало ли кто чего не умеет, правда?), но в случае с камнями и горками это вопрос сознания. Или к сознанию.
*Да чем ты занимаешься в жизни?..*

Море бьётся о стены форта, и им можно дышать.
Кажется, ходил бы вдоль бесконечно.
Или бегал бы по дышащей траве, качался бы на качелях.
Это удивительно!)
Ка-че-ли! Самые-самые настоящие, летящие в самое сердце заката...


... Ночью под землёй жутковато.
Мёртвый форт слишком мёртвый, он буквально рассыпается в прах.
По пути можно встретить гробы, почти_открытые почти_бездонные люки, в которые лучше бы не проваливаться (там, внизу, жуткая жижа), созвездия из трупов пауков, старые таблички про "берегите тепло", немножко торжественные надписи про "идёт четвёртый месяц войны, но сейчас всё ещё безнадёжнее, чем вначале" (цитата неточная); современные следы во всю стену про "не ходите туда, там смерть", "бегите", "поздно..." (и это не то, что совсем не пугает в два часа ночи :) при свете трёх фонариков).
Но безнадёжнее, когда выключен весь свет, над вами, на высоте метров 4-х, может, огромный купол с щелью, в которое видно небо; но до него не добраться ни-ког-да; а там, за стеной, в которую вы практически замурованы, совершенным диссонансом (а точнее, в тон безнадёжности) поёт соловей. И, вроде бы, его песня должна радовать. Но только не когда обречён провести в этом пространстве вечность.

... Там много ходов и выходов. Вы периодически выбираетесь подышать вольным воздухом поглядеть на огромную обкусанную луну. Кругом зелено, птички поют (тут уже органично), шумит море, в волосы забирается ветер...
Почти пытка спускаться обратно.
Кажется, всё твоё существо протестует против этого.
Там, наверху, жизнь, полная красок, а там, внизу, кандалы и смерть.
И бескрайние галереи.
И много-много света и новой жизни, которые привносят туда ребята.

Я не буду писать о том, как они это делают.
Частью потому что это слишком личные вещи, частью потому что процесс творения не тот процесс, про который я готова говорить (не умею я в слова совершенно).
Но - бережность, хрустальность, чуткость и одновременно утверждение, мощь - про те два с лишним часа, что мы провели под землёй.


... И из всей этой чумы вдруг выбраться на свет.
К пляжу, морю, маякам, кораблям, бликам на воде.
Этой ночью это место очень напоминает Геленджик - хотя, в целом, Финский совсем не Чёрное море.
Здорово вот так сидеть на песке и смотреть вдаль.

Не могу не сказать про то, как прекрасен рассвет.
Про то, как солнце ещё не вышло, а уже отражается кое-где.
Про непередаваемо волшебную солнечную дорожку.
Про проснувшихся чаек, смешно охотящихся за мошкарой.
Про то, как меняется характер мыслей и чувств.
Это всякий раз поражает, как в первый.
Это надежда, которая внезапно, почему-то, кем-то тебе дана.

... Возвращаетесь уже в полусне.
Очень сложно поверить, что столько всего было пережито за эту ночь.
Настолько оно глубокое, яркое, живое.
Настолько невообразимое, искреннее, настоящее.
И... тихое в то же время.

Но чтобы уметь быть тихим, нужно уметь быть громким.
А чтобы уметь доверять, "уметь" предавать.
И всё это не "раз и навсегда", а в каждое мгновение.

Иногда кажется, что оно безнадёжно.
Что ты годами стоишь на одном и том же месте, и ничего в тебе не появляется хорошего; ни на шаг ты не приближаешься ни к любви, ни к добру.
В каком-то смысле, так оно и есть.
И самое, наверное, сложное в этой ситуации, признавая (где признание - то активное действие, то пассивный процесс) всё это (переживая факт собственного несовершенства) снова и снова, обнаруживая, что очередная вершина, к которой ты так стремился, оказалась дном бездны, падая и поднимаясь, снова падая, снова поднимаясь... не терять веры. Но одновременно не бояться её потерять.
А иначе... а каком знании может идти речь?
О каком присутствии духа?


@темы: человеки!.., тяпкой в душу, сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий