Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
И ещё шаг в сторону.
В последнее время моё психологическое состояние крайне нестабильно, потому что я довольно остро переживаю свою неправильность.
Не в смысле "что-то со мной не так", но в смысле "я опять сказала, подумала, почувствовала, сделала что-то не то".

Когда я одна, я, в целом, обычно могу нащупать баланс.
Т.е. да, мне категорически не нравится то, что я делаю, но часто я могу объяснить и зачем, и почему пытаюсь что-то делать.
Тем самым, градус эмоционального напряжения удаётся понизить, и в общем, всё это оказывается не самоуничижением, но пониманием того, в какую сторону над собой целесообразна работать.

Когда я не одна, начинается веселье)
Потому что любое взаимодействие (в т.ч. и на мой взгляд) - это своего рода обмен сущностями.
И если я ловлю осуждение, или недовольство собой, или ещё что-нибудь такого порядка, я начинаю не любить себя на порядок сильнее.
Казалось бы, причём тут себя.
Притом, что ты снова не справился с собой (и, соответственно, транслировал что-то не то).
И вот теперь снова. И снова.

Всякий раз ты опаздываешь.
Видишь уже результат действия ли, слова ли, мысли (и они, конечно, тебя не радуют; и ты начинаешь бояться делать что бы то ни было, но бездействие - тоже действие)).
И никак не можешь повернуть колесо в обратную сторону.
Никак не можешь перегнать то самое время :)
Ибо перегонять его - занятие в корне своём бессмыленное.

Контрпример, дабы пояснить.
Мы пришли с папой в Пушкинский, его разозлил мой иномирный взгляд (так мне показалось, по крайней мере), и он спросил, не на 3-м ли я месяце.
Я ответила, что нет, он сказал что-то ещё в этом духе, и мы пошли на выставку.
... Мне не всё равно. Когда я слышу такого рода вещи от людей, которых я люблю, у меня внутри кое-что рушится.
Я не показываю этого никак, потому что а) да, они правы; я действительно не худенькая девочка б) я вижу, что это говорит не мой папа и, в общем-то, понимаю, чего хочет добиться тот, кто инициирует его это произнести в) если я на один маленький миг позволю этому вторгнуться, побродить по руинам моей башни, я перестану отвечать за себя; я и обидеться могу, и начать думать злое, и дать сдачи, и просто сосредоточиться сугубо на своих переживаниях, вместо того чтобы воспринимать выставку.
Я выбираю выстоять в этой волне, испытать весь спектр не очень весёлых эмоций и ни на секунду не перестать быть верной своей любви.

Это контрпример, потому что, чтобы так мочь, нужно мочь.
Когда по тем или иным причинам не можешь (ну... в случае с папой, там никаких эмоций никакого другого человека нет; это просто высказывание, цель которого - причинить боль; твоя задача - эту самую боль прожить внутри себя, а затем отпустить, ни в коем случае не перенеся попутно на другого; когда же у другого болит, очень трудно не поддаться соблазну испытать боль; одно дело - мысленно поддерживать человека, и совсем другое - заболеть самому (обычно это называют словом сочувствие); проблема в том, что толку от сочувствия нет никакого, ведь теперь тебе нужно прежде разобраться со своей болью, иначе взаимодействие будет состоять во взаимном причинении боли), начинается тот самый порочный круг, который рано или поздно доходит до ступени самоуничижения.
С неё взаимодействовать с людьми уже определённо нельзя (это то самоей сосредоточение на себе, которое есть зло почти в чистом виде).
И нужны, например, угли.

О хорошем напишу завтра.
Если доеду до Питера защищусь :)
Шучу. Нет тут такой логической связки.
Доброго вам дня)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу