Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Обезображенный корабль почти обезображенный труп.
Кажется, будто его долго били огромной кувалдой, а потом доламывали щипцами.
... Ты не знаешь, что в ночь с 30 июля на 31 июля кто-то поджёг теплоход Короленко (хотя кто знает: может, никто и не поджигал).
Просто проходишь мимо и чувствуешь, что было насилие.
Смотришь на то, что осталось, и у тебя нет слов.

Этот теплоход трижды становился мне домом.
Я не могу сказать, что любила его, - но он умудрился стать частью моей души.
Из окон его кают был виден Выборгский замок, волны стукались о борт днем и ночью, а само ощущение с потолка свалившейся на тебя сказки - ночевать на самом настоящем теплоходе в одноместной каюте с раковиной! - я, кажется, не забуду никогда.

В последний раз я ночевала на Короленко в прошлом ноябре.
Тогда ясно чувствовалось, что скоро у этой сказки конец, вряд ли весёлый, и я написала свою.
Дело в том, что из той ноябрьской поездки я привезла с собой открытку с теплоходом Короленко (который там, кажется, либо совсем, либо почти не видно, но места узнаются) в тумане. Эта открытка была одной из немногих особенно дорогих мне в жизни вещей (я зачем-то очень сильно чувствовала её; ну и просто люблю туманы). Поэтому, когда Хельта приехала в Питер читать стихи, я подарила открытку ей.
Но т.к. странно дарить пустые открытки, в электричке по пути из Петергофа в Питер я написала сказку про изображенные на открытке условно_теплоход и туман.

Я быстро-быстро что-то строчила на коленке все 45 минут дороги.
Мне было важно то, что я пишу, потому что я и правда переживала тогда за Короленко.
Я успела дописать к тому моменту, как электричка прибыла на Балтийскую.
Так появилась сказка про туман, детей, кошку и грустный теплоход, которому-таки удалось вырваться из искусственного плена (много лет реальный Короленко никуда не ходил, просто потому что когда-то разводной мост города Выборга после ремонта перестал таковым являться).

У этой сказки не могло быть черновика - поэтому, кроме меня, её знает только Хельта.
Но сказка существует, и финал у неё добрый.
И мне очень жаль, что в "реальной" истории он какой-то совсем другой.

... По иронии судьбы, теплоход Короленко перестал быть теплоходом в мой день рождения.
По всё той же самой иронии, в этот день я стала свидетелем самого настоящего чуда: человек, поскользнувшийся на снежнике и на огромной скорости влетевший в курумник, остался жив.
Выводов не будет, однако пусть тут останется чья-то фотография ещё целого корабля.


@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мир на сетчатке глаза