Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Завтра мне выезжать в Калининград, а, как обычно бывает в таких ситуациях, ни на что нет сил.
Это, в общем, обычное опасение чего-то нового, помноженное на нервную обстановку на дайри и на полнейшее непонимание того, как быть внутри себя дальше.

Я могу думать всё что угодно, но всё-таки - достаточно для себя сильно - люблю людей.
Из-за этого мне довольно трудно бывает в одиночных походах: ведь ни с кем ничем не поделиться!
Поэтому там я чуть ли не каждый день знакомлюсь с новыми лицами (хотя в норме не люблю это делать).
С ними особо ничем не поделишься, потому что, как правило, бывает так: вечером пришли - утром ушли, либо прошли вместе 100 метров - разошлись, да и взгляды на мир сильно разнятся.
Но сам факт того, что ты говоришь что-то - обычно какую-то фигню, но и это имеет значение - не в пространство, а какому-то другому человеку, определяющ.
Без этой возможности не то чтобы сойдёшь с ума, но как-то слишком.

В последнее время мне везёт наталкиваться на стены.
Я, в общем-то, понимаю, что у всех своя жизнь и свои какие-то представления о ней.
Кто-то где-то себя защищает, кто-то где-то - свой тихий уютный быт.
Да и сама я горазда указывать другим на свои границы.
Но есть что-то жуткое в том, чтобы вот так подходить к домику, стучаться, не получать ответа (в лучшем случае), улыбаться - идти к следующему. И ещё к одному, и ещё.

В этой ситуации правы все, кроме меня, да, но боли это всё же не отменяет.
Кажется, будто люди отъединяются, чтобы получить право на т.н. счастье.
Но когда и где кто видел крепкий, красивый дом, построенный на расколотом фундаменте?..

Прекрасно, звучит как претензия.
А я просто пытаюсь осмыслить - с этой стороны в том числе.
Сейчас попробую пояснить на примере.
Если совсем убрать эмоциональную составляющую: когда я пришла в Архыз (достаточно крупное село на Кавказе), то обнаружила, что до автобуса 2 часа. Я терпеть не могу сидеть на остановке и ждать чего-то (не потому что мне так тяжело посидеть - это-то как раз нет, - но потому что я тем самым теряю время: я, например, не была в Архызе и вообще с похода; мне ив магазин хочется сходить, и к реке спуститься, и до леса добраться, и
просто по селу пройти). Но не с рюкзаком же огромным гулять.
Выяснив в кассе, что они его к себе не поставят (потому что могут уйти, и я тогда пропущу свой автобус), я вытащила из рюкзака деньги и паспорт и ушла бродить.
Пару раз я возвращалась (то что-то купленное оставить, то термос взять - воды набрать), в остальном совершенно спокойно гуляла, не думая о том, что может приключится что-то, что потенциально меня расстроит. Ну оно и не приключилось, конечно.
... Я и в большом городе так оставляю, конечно) Только не большой рюкзак, а маленький, с деньгами, карточками и документами. Но всё-таки не везде и не всегда.
Потому что посмотришь вокруг - а все ото всех обособлены. И мало ли что творится в этих замкнутых мирках)

На Кавказе в этом смысле почеловечнее)
Не тронут чужого.
Потому что оно сразу станет как бы частью природы, с которой многие местные слиты.

P.s. Москвичи, если есть у вас желание и возможность пустить меня переночевать одну ночь в начале (не самом) ноября, напишите мне об этом, пожалуйста, в личку.
Я хорошо умею бронировать хостелы, спать на вокзалах, гулять всю ночь, используя особые риторические приёмы,
убеждать своих знакомых в том, что мне нужно пораздражать их своим присутствием, ну и просто сбегать от проблем, уезжая за тридевять земель на ночных автобусах, однако всё вышеозначенное мне сейчас не подходит.
Обычно, когда что-то привычное меня так категорически_не устраивает, я обнаруживаю себя, например, в новогоднюю ночь на службе в храме.
За эксцентрикой в моём случае дело не станет, но прежде мне бы хотелось спросить лично у вас.
По ряду причин задать этот вопрос здесь для меня сейчас важно.

@темы: в зеркале моих восприятий, вам письмо, воспоминательное, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу