Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
На Куршскую косу срываешься несмотря ни на какие не.
Потому что не существует никаких дождей ("4 недели подряд, непрерывно!" ), ранних подъёмов, сложностей с транспортом, представлений о том, что надо встретить Виолу, когда в наличии жесткое внутреннее устремление.
Надо - и всё тут.

Это и смешно, и страшно.
Смешно, потому что Мироздание словно аккомпанирует твоей наглости и включает солнце; потому что самые твои серьёзные ва-банки не просто себя оправдывают - оказываются действительно разумными (не поступи ты так, не рискни, вышло бы глупо).
Страшно - потому что более морского моря я не видела. Даже в шторм на косе в Таллине.


... Много-много километров автобус проезжает по узкой косе, прежде чем ты высаживаешься на дюне Эфа.
Большая часть людей разъезжается по редким деревням; участки между населёнными пунктами всё длинее и глуше; в твою грудь словно вплетается, прорастает лес. Он всюду: справа, слева, сзади, спереди. Непременно с болотами и лисами, конечно, с ветром.
Там, где я выхожу, глушь чуть менее глухая.
Но стоит соскочить с дюн на песчаный берег и начать идти вперёд без оглядки, море даёт о себе знать.
И штормит-то слегка, и откровенно грозовых туч по небу не бродит (хотя после Кавказа трудно не быть настороже)) - а ты окружён стихией.
Ты словно в безвременьи с его выжженными степями и бесконечными льдами; и это безвременье очень чутко отзывается на изменения в твоём настроении, в плетении твоих мыслей.


Жутко идти вперёд, откровенно жутко.
Частью потому что вперёд не назад, а значит, ты всё дальше и дальше врезаешься в морской простор; частью потому что с одной стороны море, с другой не всегда легко доступные дюны (а там, где по дюнам можно вскарабкаться, не всегда реально перейти через лес - и т.п.), частью потому что, раз оглянувшись, чуть ли не раскаиваешься в этом своём поступке: пока ты шёл в туман и морось, сзади всё затянуло беспросветным мраком; кто ты на его фоне?..

Но я очень люблю Балтийское море.
И очень верю в то, что всё не случайно; в то, что не убить оно меня хочет, а подсказать (тем более что исполняет давнюю мечту перед всем этим ужасом: дарит камешек с дыркой! никогда раньше их не встречала в "живой природе", а тут прямо целые залежи)).
Начинаю думать, докапываться до глубинного и в какой-то момент обнаруживаю, что туч на небе нет - словно и не было; а иду я теперь навстречу свету.
... Всё это ещё многократно поменяется. И свет окажется приманкой, и тучи тихо пробегут мимо, слегка задев, и уже_собирающийся мрак чудом рассеется, и радуги, радуги начнут выползать из разных мест, но такого страха я больше не испытаю. Такой страх нормален в горах. И в открытом море. Кто ж виноват, что коса на какое-то время им становится.


С морем вместе мы кое-что распутали.
Докопались до довольно странных вещей, покричали в голос, понаделали глупостей (в качестве иллюстрации к тому, до чего докопались; кто откажет Балтийскому в мудрости?).
Вспомнили про безвременье, попребывали в нем, попреследовали странные следы на песке (лиса и человека; такие же бесконечные, в ниоткуда уходящие, из ниоткуда возникающие вновь, как и безвременье).
Тем страннее было приехать в Зеленоградск и обнаружить совсем другое Балтийское)
Я не скажу "укрощённое" - скорее, гармонично взаимодействующее с городским пространством.

... Там волны напрыгивали на берег, временами делая сальто и обрывая струны.
(Таким волнением и не пахло на косе!)
Рыбаки же спокойно удили рыбу, люди с фиолетовыми фонариками собирали водоросли (?), местные жители прогуливались по светлой набережной, в небе тихо пылала огромная полная луна.
Волшебный Зеленоградск оставался волшебным Зеленоградском, жёсткое северное Балтийское - жёстким северным Балтийским.
А ты ощущал себя где-то между.
На корабле, который пришёл из шторма в тихую гавань.

Да, там где-то буйствует стихия.
Но конкретно тут судну ничто не угрожает.
И можно, наконец, выдохнуть и попить чай.


... А Зеленоградск и правда удивительный)
В него влюбляешься незаметно и моментально.
Как будто пускаешь в плаванье по его рекам и свой бумажный кораблик.

В этой влюблённости никакой драмы, просто свет.
Ведь перед тобой настоящий волшебник!..
Не из тех, кто будет хвалиться своими умениями, а из тех, кто неуклонно, с улыбкой творит.
Самые обычные вещи - но это и отличает истинное волшебство: умение делать самые обычные вещи внешне самым нетривиальным образом.


@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, в объективе, в зеркале моих восприятий