Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
В Калининград очень здорово возвращаться из Светлогорска.
Наконец, можешь выдохнуть, наконец, видишь, что тебе улыбаются, - ясно, по-доброму, просто так.
Лишь на следующий день понимаешь, почему.
Откуда у этого места столько чуткости, света, сострадания.


... Как города, Калининграда ведь нет. Как и Петергоф, его когда-то сравняли с землёй.
Разница в том, что Петергоф сравняли не полностью (ибо памятник культуры). И в том, что Петергоф как был русским, так им и остался.
Кёнигсберг же (как доброжелательный Пионерский, как волшебный Зеленоградск, как болезненно гордый Светлогорск) оказался завоёван. И в этих новых обстоятельствах вынужден работать над своей болью.
Жутковатая судьба.

Тяжело ходить по острову Канта ровно по этой причине.
Когда-то центр города, теперь это просто... остров, сохранились на котором лишь стены собора.
В этот собор и заходишь на органный концерт.
Именно на нем удается прочувствовать в полной для тебя мере боль.


Справа собор и, соответственно, остров Канта.
Концерт миролюбиво начинается с Баха, а вот продолжается романтиками.
Сначала просто грустными, потом грустными из-за неспособности противостоять судьбе.
Где-то в этот момент звучит танец из балета "Щелкунчик" (и ты, с одной стороны, вспоминаешь, как в детстве играл в этом балете, на сцене даже выступал, как костюм шили из подручных материалов :), а с другой, передёргивает от диссонанса; положенный на орган, весёлый танец звучит издевательски; не передышкой, но нагнетением оказывается он), а потом слушателя добивают чьей-то сонатой. Добивают, потому что а) втаптывают в землю б) показывают бездну как она есть; и в общем-то, уже неважно, что там с лирическим героем - с этой жестью невозможно взаимодействовать по определению. А у них ангелы крутятся на органе...

Но при всём при том Калининград очень светлый.
Я его называю городом, который умеет верить.
Городом, который светится на солнце и не сдаётся несмотря ни на что.
Он не строит иллюзий, как это делает Светлогорск, он не меняет своё лицо, как Зеленоградск, он просто принимает текущее положение вещей.
И уже из этого текущего положения стремится созидать что-то хорошее, всё-таки оставаясь собой.


В Калининграде есть т.н. Рыбная деревня.
Это комплекс из современных построек, стилизованных под древность.
В них ничего нет, но что-то есть.
И это что-то натягивается как струна, когда, повинуясь сиюминутному порыву, поднимаешься в местное кафе.
А там французская музыка, французская же кухня и вид на город - не тот, но тот же.
Волей-неволей поражаешься его мужеством.


... В этот день будет ещё много всего.
И английский парк, на который набредаешь случайно, по которому здорово бродить не по дорожкам и пить чай на берегу пруда.
И многочисленные укрепления-части крепостных стен, очень по духу напоминающие Кронштадт.
И здание филармонии, поражающее своим сказочным величием.
И тихий-тихий смех улиц.
И набережная с настоящими кораблями, на которой встречаешь закат.
И бежать наугад через дворы, чтобы успеть на электричку (в этот день мы спонтанно переезжаем в Зеленоградск).
И бродить в темноте у Северного вокзала, ностальгически вспоминая о том, как тут жил, и мимолётно слушая Город золотой в исполнении уличного музыканта.
И разлитая кругом красота.
Но что совсем никак не забыть - Калининград, тихо, по-доброму улыбающийся.
Всем твоим мыслям, мрачным и светлым, добрым и тяжёлым.
И его непоколебимую веру.

В Калининграде повсюду лисы)





@темы: сказка в дверь стучится, музыкальная шкатулка, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий