Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Такой жести я не читала давно.
Жесть - не в смысле тяжело читать; в смысле непонятно, как дальше с этим жить.
Ибо вот приезжаешь в Москву, например, а перед глазами та Москва.
И как-то неловко, с одной стороны, жгуче больно - с другой, виновато - с третьей.

Солженицын не просто машину изображает в действии - жуткую, беспощадную, которую узнаешь по одной черточке (хотя ну что ты, одно какое-то заявление за жизнь подал; что ты можешь знать?..) - он перековеркивает заученные с детства представления. Он говорит: тебе рассказывали, что жилось не очень, но на самом деле, жилось на несколько непереносимостей хуже. И, ну, лучше бы вообще не рассказывали.

Почему так вышло? Как?.. Что за жуткая сила оскаливалась весь 20-й век?
Кажется, будто людей досрочно поместили в посмертие, и вот началось.
Но это ведь жизнь, а не посмертие!

... Зато мораль жива.
Зато есть место личному подвигу.
Зато, даже в ответ на самую-самую жесть, можно не сдаваться, но атаковать.
И это так важно, так значимо.

Ведь зла, в общем-то, мало кто хочет.
Тем ценнее каждое маленькое осмысленное действие, каждый всплеск неравнодушия.
Тебя ставят в заведомо ложные рамки, тем, кто ставит, очевидно, какой ответ ты дашь (ведь ты будешь думать о собственной шкуре, как учит, например, биология), от тебя ждут этого ответа (ведь тебе же лучше, выгоднее; да не просто лучше и выгоднее - всё прочее про почти неминуемую смерть) - а ты выбираешь выбирать; и ратуешь за свою чистую душу. И уже твой единственный порыв - это много, это то, с чем система не может сосуществовать; а когда таких порывов не один? Когда разные люди, руководствуясь разными принципами выбирают сделать такой выбор?..
Они поплатятся за него; тем страшнее, чем выбор честнее и серьёзнее.
Но не их ли мыслями, не их ли поступками ситуация в стране, казавшаяся безвыходной, вдруг меняется?

Очень пронзительно и по-живому.
Когда невозможно остаться честным, но возможно им стать.
Когда ни одного ответа, но сплошные вопросы.

Цитаты.

@темы: чужими словами, книжный червь, в зеркале моих восприятий