Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
"Моление длилось три дни. Я получил возможность понять и оценить благочестие собравшихся. Однако я не видел никаких оснований для того, чтобы переменить мою веру - мою религию. Я не мог поверить, что могу попасть в рай и спастись, только став христианином. Когда я откровенно сказал об этом некоторым добрым христианам, они были поражены. Однако ничего нельзя было поделать.
Мои затруденения были гораздо серьёзнее. Поверить в то, что Иисус - олицетворенный Сын Бога и что только тот, кто верит в него, получит в награду вечную жизнь, было выше моих сил. Если Бог мог иметь сыновей, то тогда все мы его сыновья. Если Иисус подобен Богу или является самим Богом, тогда все люди подобны Богу и могут быть самим Богом. Мой разум не был подготовлен к тому, чтобы поверить, что Иисус своей смертью и кровью искупил грехи мира. Метафорически в этом могла быть какая-то истина.
Согласно христианству, только человеческие существа имеют душу, а у всех остальных существ, для которых смерть означает полное исчезновение, её нет. Я не разделял эту точку зрения. Я мог принять Иисуса как мученика, как воплощение жертвенности, как божественного учителя, а не как самого совершенного человека, когда-либо рождавшегося на земле, однако моя душа не могла принять того, что в этом была какая-нибудь таинственная или сверхъестественная добродетель. Набожная жизнь христианина не дала бы мне ничего такого, чего не могла бы дать жизнь человека другого вероисповедания. Я видел в жизни всех людей именно ту самую реформацию, о которой наслышался среди христиан. С точки зрения философии, в христианских принципах нет ничего необычайного. Пожалуй, даже в смысле жертвенности индусы значительно превосходят христиан. Я не мог воспринимать христианство как совершенную религию или как величайшую из религий. <...>
Но если я не мог принять христианство как совершенную или величайшую религию, то и индуизм не был для меня в то время такой религией. Недостатки индуизма были совершенно очевидны. Если неприкасаемость освящалась индуизмом, то это могло быть лишь его нравственно испорченной частью или наростом. Я не в состоянии был понять raison d'être множественности сект и каст. В чем состоит смысл утверждения, что Веды представляют собой вдохновленное слово Бога? Если Веды вдохновлены Богом, то почему нельзя сказать также о Библии и Коране?" (с, М. Ганди "Моя жизнь" ).

С этими вопросами неизбежно сталкиваешься на пути - рискну предположить - в любую религию. Притом путь начинается только после того, как ты эту самую религию принимаешь.
В какой-то момент у тебя появляются ответы, которые суть твой личный опыт. Но проблема в том, что ответы эти не ограничиваются областью одной конкретной религии.
Значит ли это, что вера твоя некрепка? Безусловно. Значит ли это, что ты не прав?.. И как будто бы снова да.
... Когда ты абстрактно знаешь, что все религии суть одно, это полбеды. Достаточно принести в жертву эту мысль, чтобы получить возможность пройти путем, которым ведет к опытному знанию сего факта.
Когда знаешь не абстрактно, приносишь в жертву уже не мысль, но душу. Признать, что ты не прав, когда всё внутри противится этому признанию, как бы добровольно сузить своё сознание, чтобы стяжать веру, - болезненный и страшный процесс.
Однако... к чему тебе такой опыт, если основания внутри тебя нет?

Кажется, только имея непоколебимый стержень внутри, можно претендовать на то, чтобы идти куда-то дальше.
В противном случае, число твоих падений превысит все мыслимые меры. Что принесёт такое познание?..
Стержень же суть вера. Та самая, что горы передвигает, а не просто красиво говорит.
К вере же путь бережно прокладывает религия.
Можно ли её обойти? Нужно ли?

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетнию мыслей, под знаком вопроса, чужими словами