Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
"В монастыре труднее, - говорит мне Даша. - В том, что там происходит, нет логики, линейности".
Знаю, что труднее. Но вопрос в другом.
Наблюдая за тем, что происходит в моей жизни, я лишаюсь малейшего представления о том, а что дальше.

Помню, когда у меня только стало получаться меньше спать, есть, больше делать, я накинулась на книги.
Разного содержания: эзотерического ли, художественного ли, православного ли.
Я проглатывала их - но в то же время они оставляли во мне живой след.
Никогда прежде я так не читала.

Сейчас я почти не могу читать что бы то ни было, кроме житий святых, изречений Отцов церкви и Евангелия.
Не потому что кто-то мне запрещает это делать - оно просто больше не встраивается.
Паззл перестаёт складываться; потому что твоё внутреннее обличает тебя во лжи.
"Ты и так это знаешь; в этом произведении нет ничего, что не заключалось бы в Евангелии [это не метафора]; у тебя так много времени в жизни?.. В Евангелии полный невежда, а всё норовишь где-нибудь отдохнуть".

Или так.
Недавно почти даром меня отправили на "Красную Жизель" Эйфмана.
Я давно хотела попасть на какой-нибудь его балет; и вот, волею Провидения, сидишь в середине на 2-м ряду партера, место перед тобой свободно. Не чудо ли?)
В антракте меня находит Алина и спрашивает: "Ну как?"
И я понимаю, что у меня есть два ответа на этот вопрос.
Первый - тот, который нужно озвучить. Он касается условно_объективной стороны дела.
Чарующая пластика, безграничные возможности, нередко и красота; всё то, что я обычно обозначаю словом "интересно".
В эту же лохань попадает и моё субъективное неприятие эстетики костюма балета; непонимание модерна как явления (меня ломает о нагромождение несочетающейся - на мой субъективный взгляд - музыки; т.е. тематически она связана здорово, безусловно, но Agnus Dei ли, Чайковский ли слишком высоки для того, чтобы так их умалять; из всего многообразия смысла этих композиций выбирается конкретный, отвечающий замыслу автора; зачем?.. ведь т.о. создаётся впечатление, что иных они не содержат); изумление тому, что весь этот балет - пляска страстей, даже, пожалуй, славословие оным (но они ведь просты, если не сказать банальны, а произведение откровенно претендует на сложность).
В целом, с этой точки зрения, оно ближе к хорошо.
Действительно огромная работа, действительно нестандартный взгляд; необычное преломление балета классического и просто ощущение чего-то чарующего, улыбка даже внутри, когда смотришь на происходящее со 2-го ряда.

Второй ответ про другое.
И, в сущности, для меня важен только он.
Если эксплицировать, получится примерно следующее: когда-то у меня была мечта попасть на какой-нибудь балет Эйфмана; и вот я попала на него. Но было слишком поздно. Зачем?.. Мне не нужна эта информация не потому что я нахожу её не ценной, но потому что она уже содержится во мне.
К чему рассматривать листья, когда осязаешь корень?.. Разве же они не в нём?

Это труднее, чем может показаться.
Тебе всегда есть чем заняться; именно поэтому ты не можешь заниматься всем остальным.
Но всё остальное - то, к чему ты приучен с детства.

Приучен же ты не к конкретным занятиям, но к бездумному коллекционированию.
И если правильно себе задать вопрос про "зачем?", неминуемо дойдёшь до "чтобы было".
Если не наслаждения, то информация, если не информация, то что-то, что возвышает душу ли, разум ли отдельными вкраплениями-наплывами.
Всё это ты коллекционируешь, чтобы когда-нибудь потом собрать из этого нагромождения паззл.
Но... он уже собран; и ты на этом уровне его видишь.
Так зачем врать самому себе?..
Чтобы упорствовать в собственном малодушии и трусости?

И жутко, и больно наблюдать за тем, как сжигаются привычные опоры.
Ты так больше не можешь - кто это примет?..
Тебе нужно срастись с тем, что никто, принять этот факт как новую данность, даже если найдутся люди, которые не отвернутся от тебя.
Не отвернутся не из чувства долга, не из привязанности - из высоты собственной добродетели, из чистоты собственного сердца.

Жуткое зрелище ты из себя представляешь; места себе не находишь больше ни в чём; но, больной гордостью, сам от себя отвернуться не можешь.
Апостол Петр из большой любви противоречил Богу, из пламенной любви душу хотел за него положить.
Потому и отрекся трижды, сам не ведая, как...
В тебе же и малейшей частицы нет любви ни к Богу, ни к ближнему; гордость зато непомерная.
В чём сыщешь оправдание своё?..

В монастыре труднее, но там, по крайней мере, не удивишь никого ни образом жизни своей, ни тем паче оныя целью.
Там нет той суеты, что перманентно пытается наложить на тебя свои путы.
Там не нужно бороться с представлениями о тебе других.

Именно поэтому не туда проложен путь твой.
Именно поэтому все помышления про "уйти в монастырь" отсекаешь как на корню гордые, самовольные.
Но куда ведёт тебя воля не твоя, того не ведаешь.
Идёшь пока, скоро поползёшь, а там...
... Да, право, к чему думать про "там", про день грядущий, покуда сегодняшний не престал, покуда солнце в зените?
Работы много, работай её; про себя ветхого забудь, себя не жалея.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так