Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Наверное, одно из самых важных пониманий в околомонастырской жизни состоит в том, что никто тут тебе не враг.
Когда регулярно причащаешься, ходишь на службы, в меру сил своих помогаешь убираться в храме, ряд вещей стараешься делать постоянно, изменения внутри тебя стремительны и болезненны. Дело не столько в том, что ты к чему-то привык - чем больше ты стараешься что-то в себе исправить, тем сильнее поток из слёз; тех, которые про то, что тебе стыдно и невыносимо смотреть на происходящее. Ведь то, что грехи различаются между собой по степени, по масштабу, - величайшая из иллюзий. Для тебя они располагаются так, как располагаются, потому что более насущное заслоняет аки скалой более давнее. Кажется, стронешь этот камень - и всё будет хорошо.
Но не будет) Именно потому что за ним множество других камней, и камни эти не становятся водой, но заполняют собой всю душу; и ты можешь убрать любой из них только тогда, когда осознаешь всем собой, насколько он... ни в чем не уступает тому булыжнику. Пусть тот был для тебя больше - этот зато ближе к корню, и вреда от него столько же (тем больше, чем меньше ты понимаешь, сколько же от него вреда).

В этой ситуации действительно важно осознавать, что никто не враг.
Покуда ты этого не понимаешь, любая оплошность (коих полно, когда ты работаешь в монастыре) воспринимается подчеркнуто болезненно.
Почва уходит из-под ног, всё из рук валится, просто потому что ты в который раз сделал всё не так.
Осознание того, что ты всегда делаешь всё не так, спасает до первого "серьёзного" промаха - и тогда...

... Мне всё чаще приходится сталкиваться на грани сна и яви с сущностями, не желающими мне добра.
С теми же, что не дают мне свободно перемещаться по улицам, только ещё более ожесточёнными.
Обычно столкновение происходит следующим образом: ты внезапно просыпаешься от какого-то сна, как вдруг в самый момент пробуждения (когда ты ещё не то чтобы проснулся) случается какая-нибудь неприятность. Смех ли женский сатанинского характера слышишь, душить ли тебя начинают, распаляют ли. Не всегда понятно, проснешься ли наутро или уже нет: как-то раз у меня так горло вдруг занемело, ни слова произнести было невозможно; хорошо, молитвы можно и про себя читать...
Где бы я сейчас была, если бы не знала достоверно, что меня защищают?..
Если бы не чувствовала этой непререкаемой поддержки, существующей, в общем-то, между всеми, но особенно явственно исходящей из монастыря?

В какой-то момент мне было нужно срочно уехать в Москву. Там мне есть куда пойти, там даже гулять можно (!) по центру - такая мощь исходит от многочисленных тамошних монастырей и церквей. И, однако, где бы ты ни находился, что бы ни делал, тебе поют из Иоанновского, тебя зовут. Почему? Да кто знает...
Вроде, уезжаешь-то на три дня, вроде, мягко говоря, есть тебе чем заняться, а не то чтобы скучаешь - ощущаешь, что ждут. Не тем ожиданием, что привязывает, но тем, что крылья даёт. Почему так? Кажется, от тебя одни неприятности во все стороны, кажется, греха в тебе сверх меры, и именно в этот монастырь он изливается особо мощным потоком - а зовут, поют, радуются, когда приходишь, руку протягивают. Как это может быть?.. И как это живительно и важно.

@темы: в зеркале моих восприятий, воспоминательное, тяпкой в душу