Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Любви внутри себя не имеешь, а пытаешься говорить о ней.
И всё-таки... вспомним картину Рембрандта "Возвращение блудного сына".
Что в ней особенного, почему не можешь оторваться от неё, приходя в Эрмитаж? И не приходя, отчего с умилением воспоминаешь?
Рембрандт в своих работах словно бы пытается перевести Евангелие на человеческий язык, будто сделать его более близким и понятным нам, живущим в иную эпоху.
Парадокс заключается в том, что у него не выходит :)
Точнее, художник, вроде, и переводит, а вроде, углубляет понимание, расширяет взгляд. И, тем самым, его перевод не расходится с текстом.

Мы думаем: истинная любовь живёт там, где ушёл человек неизвестно куда, неизвестно насколько, может, на день, может, на год, может, на 15 лет, может, на всю жизнь, а ты всё-таки хранишь для него лампадку. И когда (если) вдруг он возвращается, то видит, что лампадка горит, что ему тут по-прежнему рады.
Но видите ли... блудный сын имеет на себе страшный грех, и в семье его знают об этом. И брат не прощает ему в тот самый единственный_момент, когда он возвращается. Что же: брат не рад ему? Рад, конечно, рад; но его сердце запятнано осуждением ли, гордостью ли, мало ли чем ещё. А что отец?.. А вот у него хватает чистоты, хватает любви, чтобы в тот самый единственный_момент, который не повторится, который нельзя создать искусственно, принять сына, который вернулся к нему. Сына, не ожидающего от него принятия; сына, которому попросту больше некуда идти. Представляете ли вы хоть отдаленно высоту смирения этого человека? Понимаете ли, что, чтобы в тот самый момент отставить всё личное и поступить так, нужно и жить соответственно?.. И первое для этого условие - ясно осознавать в каждую минуту, что ты сам этот блудный сын, а скорее, и того горше...

Но сделаем ещё один шаг. Посмотрим на себя внимательно и осознаем, что такой истории - в буквальном её прочтении - с нами не случится. Не потому что она почему-то невозможна в мире - очень даже возможна - но потому что мы заведомо не справимся; к чему и попускать искушение?.. Помните, как на Тайной Вечери Иисус Христос умывает ноги своим ученикам? Кто из нас способен на такую любовь?.. Для кого мыслимо хотя бы в ноги упасть человеку, которого любишь, не в мысли одной - на деле?..
Нет в нас такого смирения, такой любви.

И, однако, с притчей о блудном сыне мы сталкиваемся каждый день не по одному разу, но для чего-то не замечаем этого.
Всякое наше взаимодействие с человеком - даже в кассе в супермаркете - это возвращение блудного сына к своему отцу.
Сколько на нас прегрешений, сколько мы творим зла во всякую минуту и потом со стыдом исповедуем его перед священником, если, конечно, вспомним хоть малую часть (да что мы там вспомним с нашей привычкой его творить?..)? Кем нам приходить к другому человеку, как не блудным сыном?.. Но гордости, гордости внутри так много, что всякий раз возносимся... Как будто не стерпим обличения, как будто самим себя нам не в чем обличить.
И в то же время - кем нам приходить к другому человеку, как не отцом? Осуждая себя, мы думаем о себе; о другом кто подумает?.. А ему каково, а в его душе что творится?.. Его кто примет?

Получается, что во взгляде нашем одновременно страх, раскаяние и тепло, приятие. И всё это в один момент. Потом уже оно может чередоваться, как ему угодно, становиться чем-то иным, но в самый миг встречи мы получаем в дар возможность соделаться героями Евангельской притчи; да не одним каким - а двумя; чтобы возвысить нашу любовь, возвысить наше смирение. Принимаем ли мы этот дар хоть изредка, замечаем ли его краем глаза?.. Нет. В лучшем случае, думаем о том, как нам самим стыдно; или же о том, как мы рады другому. Обычно же впадаем в один из самых страшных христианским грехов, именуемый 'свободное обращение'.
Почему так выходит?.. Почему мы хотим добра, а творим злое?
А давайте вспомним про старшего сына. Мы не знаем, что творилось у него на душе, но предположим, что он подсознательно осудил одною мыслью (т.е. даже не подумал об этом явно). Значит ли это, что он назвал брата, например, расточителем? Нет. Это слишком явное осуждение, его мы как будто и сами в себе в состоянии заметить. Он же мог просто составить мнение, увидел человека и подумал что-то нейтральное, прежде чем обратился к нему сердцем.
Мы бы, наверное, даже за грех это не сочли. Сколько в нас этих суждений!.. В посте этом, например, - страшно представить... "Не имеем ли мы на них право?" - было бы, впрочем, непременным нашим аргументом.
Вот только любовь не живёт по закону права, она не торгуется ни с кем.
И если мы хотим научиться ей хоть в малой степени, стоит и начинать с малого?
Коли в малом нерадив, не придёт к тебе большее. Не вместится попросту...

@темы: кружок по плетению мыслей, в зеркале моих восприятий, а - так